Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛАЗАРЬ
Т. 39, С. 689-693 опубликовано: 23 марта 2020г.


ЛАЗАРЬ

(† 14.04.1682, Пустозерский острог (ныне не существует, в Заполярном р-не Ненецкого АО)), активный деятель раннего старообрядчества, писатель, лишенный сана свящ. из г. Романова (ныне в составе г. Тутаева Ярославской обл.). Род. 17 июля, в день памяти перенесения мощей прп. Лазаря Галисийского, в честь этого святого получил имя. Во иерея был рукоположен митр. Ростовским и Ярославским Варлаамом II (1619-1652) в 20-х гг. XVII в. (не позднее 1633, поскольку Л. упом. о благословении, данном ему патриархом Филаретом († 1633)). Испытав тяготы Смутного времени и став священником в период духовного подъема после Смуты, Л. примкнул к движению боголюбцев. После начала богослужебной реформы в 1653 г. (см. в ст. Никон (Минов), патриарх Московский и всея Руси), к-рую Л. не принял, он нек-рое время скрывался в Саввином Сторожевском в честь Рождества Пресв. Богородицы монастыре у архим. Никанора (1653-1660), буд. руководителя Соловецкого восстания. Л. был арестован, 14 июля 1661 г. отправлен в ссылку в Тобольск, его сопровождали жена Домна и иподиакон Федор Трофимов.

В Сибири он не прекращал проповедь «старой веры» и снискал себе много сторонников, о чем писал бывший в то время в Тобольске Ю. Г. Крижанич. Власти решили разрушить новый центр староверия. 2 нояб. 1665 г. в Москву были доставлены 10 сибир. ссыльных, в их числе Л., игум. Адриан, священники Дементий, Полиевкт, иподиакон Ф. Трофимов и др. В дек. 1665 г. состоялся царский указ об ужесточении условий ссылки Л.: вместе с семьей его «за неистовое прекословие» перевели в Пустозерский острог (МДИР. 1875. Т. 1. С. 435). 14 апр. 1666 г. пустозерский воевода В. Диково получил царский указ о присылке в острог из Сибири попов Л. и Дементия и иподиакона Федора Трофимова; заключенных было велено «беречь накрепко, чтоб они никуды не ушли, а бумаги и чернил им не давать и никаких смутных речей у них не слушать» (Там же. С. 434). Однако уже 14 мая 1666 г. вышло новое царское решение о немедленной присылке Л. в Москву («сковав, прислать к Москве тотчас с приставом» - Там же. С. 432-433). Однако этот указ был исполнен с большим запозданием. Только 23 июня 1666 г. (в публикации челобитной пустозерского воеводы Диково от 20 июля 1666 ошибочно указывается 23 июля; ср. подлинник: ГИМ. Син. грам. № 1139) Л. доставили в Ижемскую слободку, еще ок. месяца он пробыл в Окладниковой слободе на Мезени, в Пустозерский острог доставлен 2 авг. 1666 г. и только 31 авг. отправлен в Москву (МДИР. 1875. Т. 1. С. 438-440). По всей вероятности, он был скован еще по дороге в Пустозерский острог, поскольку к 17 июля 1666 г. Л. относит чудесное явление ему св. прор. Илии и избавление от оков: «Июля в 17-й день был в печали велице, яко и в день рождения моего ослабы не имею, и от печали и хлеба не ядох... И явися мне святый пророк Илия Фезвитянин, и рече ми: «Лазаре, аз есмь с тобою, не бойся!»... Аз же обретохся радости исполнен; железа же обретох с себя спадша... И потом привезен бых к Москве» (Там же. 1878. Т. 4. С. 264).

В Москве, скорее всего в нояб.-дек. 1665 г., Л. подал царю «Росписи» (изд.: МДИР. 1878. Т. 4. С. 179-223), содержавшие изложение его взглядов на нововведения и ставшие основанием для привлечения Л. к церковному суду (о своих сочинениях Л. сказал: «Поданы великому государю писма за моею рукою и моей руки» - Там же. 1876. Т. 2. С. 23). Четыре (фактически 3) сочинения представляют единый комплекс и объединены в один свиток, сохранившийся в материалах Большого Московского Собора 1666-1667 гг., в описи он назван «Сочинения попа Лазаря» (ГИМ. Син. грам. № 1140). На Соборе этот комплекс фигурировал как «Свиток» Л. В сравнительно небольших по объему «Росписях» содержится краткий разбор нововведений и отличий новопечатных книг от старопечатных; отдельная записка посвящена разбору примеров «безчинного употребления креста Христова» (содержание этой записки вызвано не богослужебной реформой, а характерным для движения боголюбцев стремлением к оцерковлению быта). По всей видимости, Л. собирал этот материал ранее, но, находясь в сибир. ссылке, он не имел возможности изложить волновавшие его проблемы столь же подробно и основательно, как это сделал суздальский свящ. Никита Добрынин в челобитной о новоисправленных книгах. Л. конспективно перечислил основные расхождения между старой богослужебной традицией и нововведениями (из основных здесь названы: служба на 5, а не на 7 просфорах, троеперстие, форма архиерейского благословения, допущение двусоставного креста и трегубой аллилуии); из сочинений Л. можно заметить, что его занимали вопросы нарушения «церковного благолепия»: он пишет об изменении в церквах престолов и амвонов, о введении печатного антиминса и «еллинского пения», об изменении службы на освящение церкви, осуждает новую форму архиерейского посоха (со змеями), клобука («клобук рогатый») и митры («шапка рогатая без опушки»), а также «звонцы многия», что «сделаны у сака и у мантей». «Росписи» не имеют традиц. оформления челобитной; анализ их позволяет предположить, что это были вполне законченные самостоятельные (не пересекающиеся по содержанию) части, которые могли быть оформлены, если бы автор имел возможность над ними работать дальше, и как челобитная, и как публицистическое сочинение.

«Свиток» с сочинениями Л. состоит из 3 частей: «Росписи вкратце нововводным церковным раздором, ихже собра Никон патриарх со Арсением чернцем от разных вер» (сочинение № 1 по публикации Н. И. Субботина - МДИР. 1878. Т. 4. С. 179-206), сочинения без названия (заглавие Субботина: «Записка о безчинном употреблении креста Христова, писанная для царя Алексея Михайловича» - Там же. С. 220-223) и «Росписи вкратце, в чем новыя книги со старыми несогласны и не сходятся» с внутренним подзаголовком «О несогласии самих с собою новых книг, и о неправых в них догматех, и хулных словах» (текст написан на одном столбце, Субботин неоправданно разбил его на 2 сочинения - Там же. С. 206-207, 207-220). Первая и третья части «Свитка» писаны одним почерком - крупным, плотным, несколько вытянутым полууставом. Учитывая, что одна из «Росписей» (3-я ч. «Свитка») представляет собой черновой список (отсылки к источникам вписаны в оставшееся на полях место, кое-где текст дописан над строкой) и что 1-я часть «Свитка» имеет «говорящую», очевидно авторскую, скрепу по сставам («Во святых Твоих заповедех стояти, от востока / Тебе, Христе, к западу не отступати. / Евангелие ото Ивана, зачало тритцеть пятое. / Рече Господь ко пришедшим к Нему июдеом: / На суд Аз в мир сей приидох, / да невидящи видят, / а видящии слепи будут. / Глаголаша ему архиереи: / Еда и мы слепи есмы? / Отвеща Исус и рече им: / Аще слепи бысте были, / не бысте имели греха, / ныне же глаголете, яко видим, /и грех ваш в вас пребывает»), можно предположить, что эти «Росписи» написаны Л.

Сщмч. протопоп Аввакум, Павел еп. Коломенский, диакон Феодор, прмч. инок Епифаний и сщмч. Лазарь. Икона. Гуслицы. Кон. XIX в.
Сщмч. протопоп Аввакум, Павел еп. Коломенский, диакон Феодор, прмч. инок Епифаний и сщмч. Лазарь. Икона. Гуслицы. Кон. XIX в.

Сщмч. протопоп Аввакум, Павел еп. Коломенский, диакон Феодор, прмч. инок Епифаний и сщмч. Лазарь. Икона. Гуслицы. Кон. XIX в.
При всей сравнительной (по отношению к более поздним старообрядческим полемическим сочинениям) краткости «Свитка» Л. он оказался одним из 2 наиболее обширных и основательных сочинений, попавших в распоряжение властей в связи с подготовкой Собора 1666 г. и потребовавших от них критического разбора. Первоначально рассмотрение челобитной Никиты Добрынина и «Свитка» Л. было поручено Паисию Лигариду, но он успел разобрать только 1-е сочинение, результат оказался неудовлетворительным, и по решению Собора 7 мая 1666 г. эта работа была передана Симеону Полоцкому, к-рый начал ее 18 мая и окончил 13 июля 1666 г. Труд Симеона под названием «Жезл правления» увидел свет в следующем году, не ранее 10 февр. и не позднее 10 июля (Зёрнова А. С. Книги кирилловской печати, изданные в Москве в XVI-XVII вв.: Свод. кат. М., 1958. № 316). Разбор «Свитка» Л. составляет 2-ю гл. книги и содержит 70 «возобличений». Возможно, что то внимание, к-рое Собор 7 мая 1666 г. уделил сочинению Л., инициировало царский указ от 14 мая 1666 г. о доставке автора в Москву. Дело романовского священника рассматривалось на 9-м заседании Собора, на к-ром заочно разбирался его «Свиток». В соборном деянии нет ни одного указания на то, что Л. присутствовал на заседании (в случае с др. старообрядцами приводились их реплики или давалась характеристика поведения). В деянии записано: «На сей его свиток... и на его прежде бывша единомысленника попа Никиты... обличения сооружи освященный Собор новую книгу, в нейже вся подробну их клеветы и обличения возобличаются» (МДИР. 1876. Т. 2. С. 111). Далее идет ссылка на 2-ю гл. «Жезла правления», что заставляет предположить позднейшую интерполяцию (окончательно текст деяния оформился после 17 июля 1667, поскольку в него вошло сообщение о казни Л. в этот день).

В Москву Л. был доставлен не ранее десятых чисел нояб. 1666 г. (судя по хронологическим выкладкам, содержащимся в его Челобитной 1668 г., и по тому факту, что отправленная в день его отсылки отписка пустозерского воеводы имеет помету о получении ее в столице 8 нояб. 1666 - МДИР. 1875. Т. 1. С. 438) и помещен на Патриаршем дворе в кандалах и на цепи. Попытки увещать Л. успеха не имели. Этот факт нашел отражение и в позднейшей редакции 9-го соборного деяния: «Многими поученми добрии пастырие на путь истинный наставляху и вред его душевный врачеваху, давшее ему многих месяцей поприще ко устраблению... но нимало успеша» (Там же. 1878. Т. 4. С. 112). Вместе с тем тяжелые испытания привели Л. к мысли обратиться к царю с челобитной, чтобы тот ему «велел жить в молчании, а книг бы отеческих не отымал»; однако новое явление прор. Илии (23 марта 1667, до этого Л. провел в заточении 19 недель) вернуло Л. душевную твердость: он получил повеление «стояти в законех отеческих несумненно и обличати изменяющих закон».

17 июля 1667 г. Л. вместе с протопопом Аввакумом Петровым предстал перед Собором с участием 2 вост. патриархов в Крестовой патриаршей палате. Основанием для привлечения Л. к духовному суду в соборном деянии указаны его «ложные прелестные писания и изустно злословные укоризны» (Там же. 1876. Т. 2. С. 28). И Аввакум и Л. остались верны своим убеждениям: «...в покаяние приити не восхотеша, и еще святейших патриарх и весь освященный Собор похулиша, и неправославными нарекоша» (Там же. С. 29). Описание этого заседания, правда без упоминания Л., вошло в Житие протопопа Аввакума. Оба защитника старых обрядов были лишены священства и преданы анафеме. В этот же день перед Собором предстали инок Епифаний и диак. Феодор Иванов. 5 авг. 1667 г. Л. еще раз был допрошен 3 архимандритами: владимирского в честь Рождества Пресв. Богородицы монастыря Филаретом, Варлаамиева Хутынского в честь Преображения Господня монастыря Иосифом и ярославского в честь Преображения Господня монастыря Сергием. Поскольку и эти увещания не дали результата, Л. был передан гражданскому суду. 26 авг. 1667 г. состоялся царский указ о гражданской казни и ссылке Аввакума, Л. и их единомышленников. 27 авг. 1667 г. Л. и Епифаний были подвергнуты казни урезания языка (быстрое возвращение четкости речи Л. связывал с новым чудесным явлением ему прор. Илии); после чего Л. вместе с Аввакумом, Никифором и иноком Епифанием был сослан в Пустозерский острог. Сюда узников доставили 12 дек. 1667 г. (20 апр. 1668 к ним присоединился Феодор Иванов); началось 15-летнее заточение в земляной тюрьме, испытание голодом и холодом, новые казни.

В первые годы ссылки Л. продолжил писательские труды в защиту «старой веры». Им были составлены 2 челобитные («сказки») - царю Алексею Михайловичу и патриарху Иоасафу II. 20 февр. 1668 г. он объявил за собой «великое духовное и тайное царское дело», но пустозерский воевода И. С. Неелов отказался послать сочинения Л. в Москву без предварительного прочтения. 7 авг. 1669 г. Л. подал челобитную с жалобой на действия Неелова. Этот документ был получен в Москве 14 окт., 25 нояб. по нему состоялось решение: пустозерскому воеводе было разрешено взять у Л. «сказки» и отправить их в Москву. Посланные в февр. 1670 г. автографы сочинений Л. были получены в Москве 1 апр. 1670 г., 15 апр. царь Алексей Михайлович, заслушав из них выписки, распорядился передать «сказки», видимо для разбора, архим. Чудова в честь Чуда арх. Михаила в Хонех мон-ря Иоакиму (Савёлову; впосл. патриарх). Активность пустозерских узников, и не в последнюю очередь Л., подтолкнула власти к ужесточению их содержания. 14 апр. 1670 г. по царскому указу состоялась новая публичная казнь: Л., Феодору и Епифанию вторично вырезали языки и отсекли пальцы правых рук.

Со вступлением на престол 30 янв. 1676 г. царя Феодора Алексеевича наметилось нек-рое послабление в отношении пустозерских узников: в сент. 1676 г. их было решено перевести «под начал» в Кожеезерский (Кожеозерский) в честь Богоявления и в Спасо-Каменный в честь Преображения Господня мон-ри, однако 24 февр. 1677 г. решение было отменено. 6 янв. 1681 г. старообрядцы разбрасывали в Кремле «свитки богохульные» и мазали дегтем царские гробницы в Архангельском соборе; вдохновителем этих действий власти сочли Аввакума. В марте 1682 г. в Пустозерске начался сыск по поводу распространения Аввакумом из земляной тюрьмы писаний, направленных против царя и высшего духовенства, а 14 апр. 1682 г., в Страстную пятницу, пустозерские узники, в т. ч. Л., были сожжены.

Письменное наследие Л.

Письменное наследие Л. делится на 2 части. Составленные в нач. 1666 г. «Росписи» сохранились в единственном экземпляре в делах Собора (изложение их содержания вошло также в соборные документы), они стали известны только после публикации Субботина. Две Челобитные («сказки»), написанные в Пустозерске в 1668 г., получили более широкое распространение: они были скопированы еще в Пустозерске и ходили в старообрядческой среде в списках. Ранние сочинения, возможно, не были завершены. Челобитные 1668 г. являются законченными произведениями, они содержат более развернутую аргументацию в защиту основных позиций старообрядчества и вместе с тем более совершенны в литературном отношении. Челобитная, адресованная царю Алексею Михайловичу, включает 30 глав, Челобитная патриарху Иоасафу - 15. В доказательство своей правоты Л. приводил не только свидетельства Свящ. Писания, но и примеры из церковной истории, в т. ч. отечественной. Каждая Челобитная имеет самостоятельный замысел. Сочинения Л. отличают сочетание последовательности, ясности изложения с эмоциональностью и публицистичностью.

Основная мысль Челобитной Алексею Михайловичу - показать необходимость сохранения последнего правосл. царства и защиты царем правосл. веры. В этой Челобитной автор в происшедшем расколе винил прежде всего церковные власти - патриарха Никона, изменившего «святой чин» в отсутствие царя, бывшего «на брани», и «учеников Никоновых», «лжею своею» подвигших царя на гнев против старообрядцев (МДИР. 1878. Т. 4. С. 240-241). 7-я гл. Челобитной («Роспись вкратце, что изменили, опричь книг, преданная святыми отцы во святую Церковь») содержит 12 позиций, характеризующих «изменение отеческаго предания благолепоты» (это еще раз подчеркивает, что первые учители старообрядчества, в т. ч. Л., не сводили реформу патриарха Никона только к книжной справе, а рассматривали весь строй богослужения). В доказательство правоты старообрядцев Л. просил царя дать им очную ставку с противниками и выразил готовность взойти на огонь «во извещение истинны». Автор Челобитной призывал царя хранить древнее благочестие, благодаря которому «может Великая Русия новый Рим именоватися». Л. указывал, что только на истинном православии зиждется царская власть, в противном случае Русь уподобится 2 предыдущим Римам. Подобно др. старообрядческим писателям, Л. противопоставлял божественную мудрость «внешней» учености, упрекал правителя за то, что он «внешними плетухами мудрых философов» хочет «власть свою мирну управити». Л. подчеркивал широкое распространение старообрядческого движения: «Есть в Великой Руси и сто тысящ готовых умрети за законы отеческия» - и ставил своих последователей в один ряд с прежними «страдальцами», к-рые «озлобление, и беды, и заточения подъяша правости ради душевныя и закона»; по мысли Л., к этим праведным «страдальцам» принадлежал и дед адресата патриарх Филарет (Там же. С. 250-262).

В Челобитной патриарху Иоасафу Л. обличал «неправду» церковных властей, изменивших предание св. отцов, что автор рассматривал как «последнее знамение настатия антихристова». Суд новообрядческих архиереев Л. считал незаконным и рассматривал его в ряду апокалиптических предсказаний. По мнению Л., преследования старообрядцев соединили их с «прежними святыми мучениками». Вместе с тем Л. еще видел возможность исправления духовных дел: после осуждения на Соборе патриарха Никона Л. предлагал «и следовы ног его загладити, дабы с праваго пути малоумная наша братья и протчие христианское множество на нечестивыя оны следы не совращались». Тогда будет восстановлено единство Русской Церкви (Там же. С. 271-284).

Л. не остался в стороне от богословских споров, возникших между протопопом Аввакумом и диак. Феодором. Он занимал собственную позицию: поддерживая гл. обр. Аввакума, он в то же время признавал и правоту его оппонента по вопросу о сошествии Христа во ад. Эсхатологические взгляды Л. отличались умеренностью и сводились к тому, что антихрист еще только «хочет быти».

Почитание Л. старообрядцами

Как мученик за веру Л. пользовался большим почитанием в старообрядческой среде. Уже в нач. XVIII в. сложилась практика молитвенного обращения к пустозерским узникам: 1-й уставщик Выголексинского общежительства Петр Прокопьев, явившись после смерти В. Угарковой, поведал ей о том, что «без задержания» прошел воздушные мытарства благодаря заступничеству «новых страдальцев, и мученик, и исповедник» протопопа Аввакума, священноиерея Л., диак. Феодора и инока Епифания, к-рых он «в животе своем, в пустыни живучи, по вся дни... поминал панахидами, и канонами, и молением и всегда их призывал в молитвах себе на помощь» (Филиппов И. История Выговской старообрядческой пустыни. СПб., 1862. С. 161).

Повествование о Л. вошло в «Виноград российский» старообрядческого автора 1-й пол. XVIII в. Семена Денисова (см. в ст. Денисовы). Фактологическая канва 6-й гл. основывается на биографических сведениях, содержащихся в обеих Челобитных Л. 1668 г. (рукоположение от митр. Варлаама, явление прор. Илии 17 июля 1666), в «Сказании об Аввакуме, Лазаре и Епифании» диак. Феодора (описание явления прор. Илии Л. и чудесного исцеления Епифания после 1-й казни в 1667) и в Житии протопопа Аввакума (исцеление Л. после пустозерской казни 1670 г.). Допущенные Семеном Денисовым неточности в изложении биографии Л. объясняются недостатком источников. В частности, в «Винограде российском» рассказывается о том, что Л. якобы был приведен на одно из соборных заседаний с участием патриархов (после чего до окончательного суда прошло 7 месяцев, т. е. речь идет о сер. дек. 1666), перед ними защищал свои взгляды и в доказательство своей правоты был готов взойти на огонь (подобно предложенному прор. Илией испытанию жрецов Ваала). По всей видимости, в этом фрагменте следует видеть лит. обработку гл. «Об очной ставке» из Челобитной царю Алексею Михайловичу 1668 г. Возможно, в соответствующей главе «Винограда российского» нашли отражение нек-рые подробности пустозерского заключения Л. и его 2-й казни (напр., о сильном кровотечении при вторичном урезании языка), поскольку из др. источников известно, что жители Выговской пуст. неоднократно бывали в Пустозерском остроге в кон. XVII - нач. XVIII в. и собирали там рассказы о «мучениках за старую веру». В этой связи обращает на себя внимание вошедшее в сочинение Семена Денисова упоминание о том, что Л. в первые годы заключения в Пустозерске (до 2-й казни) «свободною рукою» писал «послания во грады к правоверным», убеждая их «во отечестем правоверии крепце стояти» (возможно, речь идет о несохранившихся посланиях Л.).

Изображения Л. известны в составе изображений пустозерских узников. В одном из лицевых списков «Истории о отцах и страдальцах соловецких», созданных на рубеже XIX и XX вв. в мастерской вологодских крестьян-старообрядцев Каликиных, имеется условное изображение Л. на миниатюре «Сожжение протопопа Аввакума, дьякона Федора, Лазаря и Епифания» (ГИМ. Щук. № 690. Л. 81 об. Опубл.: Неизвестная Россия: К 300-летию Выговской старообр. пуст.: Кат. выст. М., 1994. С. 5). К этому же времени относится редкая икона «Священномученик протопоп Аввакум, священномученик Павел, епископ Коломенский, священномученик диакон Феодор, преподобномученик инок Епифаний и священномученик иерей Лазарь» (опубл.: Древности и духовные святыни старообрядчества: Иконы, книги, облачения, предметы церк. убранства Архиерейской ризницы и Покровского собора при Рогожском кладбище в Москве. М., 2005. С. 166, № 116).

Прославление пустозерских узников российскими епископами Белокриницкой иерархии состоялось 31 мая 1917 г. Тогда же Нижегородский еп. Иннокентий (Усов) составил службы. День памяти «святых священномученик и исповедник протопопа Аввакума, иерея Лазаря, диакона Феодора и инока Епифания, иже в Пустозерске сожженных» - 14 апр.

Библиогр.: Дружинин В. Г. Писания рус. старообрядцев. СПб., 1912. С. 186-188.
Соч.: МДИР. 1878. Т. 4. С. 179-284; Барсков Я. Л. Памятники первых лет рус. старообрядчества. СПб., 1912. С. 53-67; Пустозерская проза: Протопоп Аввакум. Инок Епифаний. Поп Лазарь. Дьякон Федор. М., 1989. С. 205-218.
Ист.: МДИР. 1875. Т. 1. С. 432-440; 1876. Т. 2. С. 15-16, 23-24, 27-30, 110-114; Денисов С. Виноград Российский. М., 1906. Л. 27-31 об.; Семененко-Басин И. В. Прославление святых в старообрядческой Церкви в 1-й четв. XX в. // Старообрядчество в России (XVII-XX вв.) / Отв. ред.: Е. М. Юхименко. М., 2010. Вып. 4. С. 159-182.
Лит.: Смирнов П. С. Внутренние вопросы в расколе в XVII в. СПб., 1898 (по указ.); Веселовский С. Б. Док-ты о постройке Пустозерской тюрьмы, о попе Лазаре, Иване Красулине и Григорье Яковлеве // ЛЗАК за 1913 г. СПб., 1914. Вып. 26. С. 1-28; Pascal P. Avvakum et les debuts du rascol. P., 19632 (по указ.); Малышев В. И. Новые мат-лы о протопопе Аввакуме // ТОДРЛ. 1965. Т. 21. С. 327-345; он же. Мат-лы к «Летописи жизни протопопа Аввакума» // Древнерус. книжность: По мат-лам Пушкинского Дома. Л., 1985. С. 299-322; Кудрявцев И. М. Сборник XVII в. с подписями протопопа Аввакума и других пустозерских узников // Зап. ОР ГБЛ. М., 1972. Вып. 33. С. 148-212; Понырко Н. В. Новые мат-лы о протопопе Аввакуме: (Два «дела» мезенской воеводской канцелярии о сыне Аввакума Афанасии) // ТОДРЛ. 1990. Т. 44. С. 397-402; Панченко А. М. Лазарь // СККДР. 1993. Вып. 3. Ч. 2. С. 214-217; Юхименко Е. М. К проблеме ист. достоверности «Винограда Российского» Семена Денисова // Историография, источниковедение, история России X-XX вв.: Сб. ст. в честь С. Н. Кистерева. М., 2008. С. 475-499; она же. Один из первых старообрядческих учителей свящ. Лазарь: Уточнения к биографии // Уральский сб.: История, культура, религия. Екат., 2009. Вып. 7. Ч. 2. С. 83-96.
Е. М. Юхименко
Ключевые слова:
Старообрядцы Лазарь († 14.04.1682), активный деятель раннего старообрядчества писатель, лишенный сана священник
См.также:
АВВАКУМ Петров (1620 - 1682), протопоп (лишенный сана), крупнейший деятель раннего старообрядчества, расколоучитель
АВРААМИЙ (Афанасий; † 1672), старообрядческий писатель, юродивый, затем инок (расстрижен)
АВРААМИЙ (Венгерский Алексей Иванович; † 1702), инок, один из руководителей раннего урало-сибир. старообрядчества, писатель, владелец б-ки
АЛЕКСАНДР ДИАКОН (ок. 1674/75–1720), старообрядец-поповец, основатель диаконовского согласия