Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛАЗАРЬ
Т. 39, С. 669-675 опубликовано: 21 марта 2020г.


ЛАЗАРЬ

Печать кн. Лазаря. Аверс. 1379–1380 гг.
Печать кн. Лазаря. Аверс. 1379–1380 гг.

Печать кн. Лазаря. Аверс. 1379–1380 гг.
[Серб. Лазар] (ок. 1329 - 15.06.1389), мч. (пам. серб. 15 июня), серб. кн., основатель 2-й (после Неманичей) серб. правящей династии, один из самых чтимых серб. святых. Л. происходил из неродовитой семьи землевладельцев, к-рая возвысилась в правление кор. Стефана Уроша IV Душана (с 1346 царь). О предках Л., исключая отца, ничего не известно, родовое прозвище Хребелянович зафиксировано лишь поздними (не ранее рубежа XVI и XVII вв.) источниками. Встречающиеся в поздних (XVI-XVIII вв.) родословах сербских указания, что Л. был незаконным сыном кор. Стефана Душана «от некой княгини» (Родослов Руварца) или что его отец был женат на дочери кор. Стефана Уроша II Милутина и визант. принцессы Симониды (Троношский родослов XVIII в.; этот династический брак был бездетным), не заслуживают внимания, т. к. отражают стремление безымянных книжников посмертно легитимизировать занятие князем-мучеником серб. престола, на к-рый он не имел прав, не будучи отпрыском предшествующей династии. Отец Л., Прибец, имел невысокий придворный чин логофета (правителя канцелярии), позднее был повышен до «слуги» (или чашника) и «великого слуги». Его земельные владения (вероятно, родовые), размеры и границы к-рых неизвестны, располагались в районе г. Ново-Брдо, их центром был г. Прилепец (не сохр.). Сведения о Л. до 70-х гг. XIV в., когда он стал самостоятельным правителем, крайне скудны, что отчасти объясняется состоянием источников сер.- 3-й четв. XIV в. Он поступил на придворную службу еще во время правления царя Душана, чему способствовало положение отца. Тогда же, судя по возрасту дочерей, Л. женился на Милице (в монашестве Евгения), дальней родственнице (5-юродной сестре) царя Душана, прапраправнучке старшего сына св. Симеона Сербского вел. кн. Вукана. В браке у них было 5 дочерей и 3 сына: Стефан (впосл. деспот; см. ст. Стефан Лазаревич), Вук и Добровой (ум. в детстве). При дворе царей Душана и его наследника Уроша Л. имел невысокий чин «ставильца», близкий к визант. чину стольника: носитель этого чина помимо церемониальных обязанностей мог исполнять и др. поручения правителя. Так, в 1362 г. Л. участвовал в царском посольстве в Дубровник для подтверждения мирного договора, а в 1363 г. выступал свидетелем и исполнителем («милостником») при обмене владениями между кн. Воиславом Войновичем и своим зятем (мужем сестры) чельником Мусой. Возможно, во время службы при дворе Л. совершил паломничество на Св. землю (если признавать это предание достоверным), во всяком случае традиц. дата паломничества (1372) представляется совершенно невероятной в силу ситуации на серб. землях. В 1363 или 1365 г., после того как Вукашин Мрнявчевич получил от Уроша королевский титул и стал его соправителем, Л., по всей видимости, оставил придворную службу: неясно, по своей инициативе или нового короля. Неизвестно, получил ли Л. от царя при отставке какое-то земельное пожалование (в равной мере это неизвестно в отношении его отца), возможно даже, что он лишился наследственных владений в районе Ново-Брдо (Михаљчић. 1984. С. 45). Из дальнейших событий становится ясно, что владения Л. располагались в Моравской Сербии, к северу и северо-востоку от Косова. Вероятно, в это время он принял титул князя (серб. «кнез»), к-рым не обладал от рождения, достаточно скромный в системе сербской властительской иерархии XIV в. (см.: Он же. 2001. С. 88-103). Вновь в источниках Л. появляется не ранее 1371 г., когда кор. Вукашин и его брат серрский деспот Иоанн Углеша погибли в битве с османами на р. Марица. Через неск. месяцев царь Урош скончался, и Сербия осталась без верховного правителя (сын Вукашина Марко, обладая королевским титулом, не мог претендовать на верховенство, не имея войска, погибшего в Марицкой битве). В феодальной войне 1-й пол. 70-х гг. XIV в. Л. принимал участие в составе коалиции, в к-рую входили помимо него и его вассалов (зятя Вука Бранковича и племянников братьев Мусичей) боснийский бан Твртко I Котроманич, Дубровник, и к-рую поддерживала Венгрия (Л. признал себя вассалом кор. Людовика (Лайоша) I). Коалиция была направлена против сильнейшего на тот момент удельного правителя молодого жупана Николы Алтомановича, владения к-рого располагались на западе Сербии и в Приморье (союзниками Николы была Венецианская республика и на первых порах правитель Юж. Зеты и Сев. Албании Гюрг (Джурадж) Балшич). В этой борьбе Л. с союзниками одержал верх: в 1373 г. в битве при Ужице жупан Никола был разбит, попал в плен и ослеплен, его владения разделили победители. В 1379 г. Л. укрепил сев.-вост. границы своего княжества, присоединив к нему владения Растислаличей (так же, как и он, вассалов венг. короны), находившиеся в районе Браничева, и позднее - стратегически важную Мачву (междуречье Дуная, Дравы и Савы). С этого времени Л. является крупнейшим правителем на территории бывш. царства Душана: его владения примерно соответствовали территории совр. Сербии, за исключением Воеводины и Косова. С правления Л. само понятие Сербия начинает ассоциироваться именно с этой территорией. Его столицей был г. Крушевац. Князь проводил очень взвешенную внешнюю политику, признав себя вассалом венг. кор. Лайоша и опираясь на сеть династических браков: его старшая дочь Мара была выдана за Вука Бранковича, правителя Косова и Сев.-Зап. Македонии, Елена - за Георгия I Балшича, Драгана - за Александра, сына болг. (тырновского) царя Иоанна Шишмана, Теодора - за мачванского бана (наместника венг. короля) Николу Горянского - младшего, а Оливера - за осман. султана Баязида I. Л. не претендовал на королевский (и тем более царский) титул, что, вероятно, было обусловлено вассальной зависимостью от венг. короны и союзническими отношениями с Боснией (правитель к-рой бан Твртко венчался в 1377 «двойной» короной Сербии и Боснии). Но он принял 2-е (тронное) имя Стефан, традиционное для династии Неманичей, и называл себя в ряде грамот «самодержавным господином всем Сербам» или «самодержцем всей Сербской земли» (см.: Младеновић. 2003. С. 28, 30, 41, 55), нередко с добавлениями «и Подунавью» (Там же. С. 131, 140, 148, 149, 156, 165, 172, 192), реже - «и Поморию» или «Поморской земли» (Там же. С. 55, 192). В византийском сборнике формуляров посланий 1386 г. безымянный правитель Сербии, под к-рым подразумевается несомненно Л., именуется великим князем (Михаљчић. 1984. С. 100); в собственно серб. (нарративных) памятниках определение «великий князь» появляется обычно уже после его гибели.

Св. кн. Лазарь Сербский и кн. Милица. Роспись ц. Успения Пресв. Богородицы мон-ря Любостыня, Сербия. XIV–XV в.
Св. кн. Лазарь Сербский и кн. Милица. Роспись ц. Успения Пресв. Богородицы мон-ря Любостыня, Сербия. XIV–XV в.

Св. кн. Лазарь Сербский и кн. Милица. Роспись ц. Успения Пресв. Богородицы мон-ря Любостыня, Сербия. XIV–XV в.

Используя доходы от богатых золотых и серебряных рудников в районе Ново-Брдо и Рудника, Л. создал сильную тяжелую кавалерию рыцарского типа (рогатый рыцарский шлем помещен на одном из типов его печатей и монет и вырезан на мраморе на внешней стене препраты (притвора) хиландарского собора, возведенной по его заказу) и, возможно, артиллерию. В качестве суверенного правителя Л. чеканил собственную монету.

Как вполне самостоятельный правитель Л. выступил инициатором примирения Сербской Церкви с К-польским патриархом, т. к. общение между ними было разорвано, после того как кор. Стефан IV Душан был венчан на царство архиеп. Печским Иоанникием II, возведенным в патриаршее достоинство без согласия К-поля. Попытки примирения неоднократно безуспешно предпринимались после смерти Душана. Незадолго до смерти Сербского патриарха Саввы IV, бывшего противником примирения, Л. отправил в К-поль для переговоров посольство святогорских монахов (игумена Русского Пантелеимонова монастыря Исаию и игум. Тисманского мон-ря Никодима), позднее к ним присоединились иеромонахи Матфей и Моисей. Переговоры завершились успешно, их результаты были оглашены в Призрене на Соборе, созванном для избрания нового патриарха. Разрешение продолжительного церковного конфликта еще более повысило авторитет Л., в особенности с учетом того, что резиденция патриарха находилась за пределами державы князя - во владениях Балшичей (Богдановић. 1974).

Св. кн. Лазарь. Роспись ц. Лазарица в Крушеваце. XIV в.
Св. кн. Лазарь. Роспись ц. Лазарица в Крушеваце. XIV в.

Св. кн. Лазарь. Роспись ц. Лазарица в Крушеваце. XIV в.

В княжение Л. на его средства был построен ряд храмов и мон-рей, в т. ч. соборная ц. св. Стефана в столичном г. Крушевац и традиционный для средневек. серб. правителей мон-рь-задужбина Раваница. И собор и мон-рь получили богатые пожалования, подтвержденные специальными княжескими грамотами-«повелями» (Младеновић. 2003. № 4, 19). Покровительством Л. пользовались также мон-ри Горняк (Ждрело) и Войловица (Там же. № 2, 26).

Герб св. кн. Лазаря на внешней стене притвора кафоликона мон-ря Хиландар, Афон
Герб св. кн. Лазаря на внешней стене притвора кафоликона мон-ря Хиландар, Афон

Герб св. кн. Лазаря на внешней стене притвора кафоликона мон-ря Хиландар, Афон

Продолжая традиции династии Неманичей, Л. оказывал покровительство мон-рям Афона (прежде всего Хиландару, Великой Лавре и мон-рю св. Пантелеимона, ставшему «второй ктиторией» серб. правителей на Св. Горе) и обителям за пределами страны (мон-рям Водица и Тисмана в Валахии). Все эти мон-ри получили земельные или денежные пожалования, подтвержденные специальными грамотами (Там же. № 1, 5, 9, 16, 18, 25). В Хиландаре на средства Л. была построена и расписана сохранившаяся препрата. Следуя тем же традициям, Л. требовал от Дубровника выплат за аренду п-ова Пелешац (Стонски-Рат), шедших на финансовую поддержку серб. монастыря св. Архангелов в Иерусалиме (Там же. № 14).

Время правления Л. было эпохой экономического и культурного подъема Моравской Сербии - здесь возникают свои архитектурная и художественная школы. Для моравской школы архитектуры характерны 5-главые крестово-купольные храмы, план к-рых осложнен дополнительными апсидами-певницами с севера и с юга (мон-ри Раваница, Лазарица, собор св. Стефана в Крушеваце и др.). Серб. храмовая живопись времени Л. представляет местный вариант визант. «палеологовского ренессанса», насыщенного психологизмом (Ђурић В. Византиjске фреске у Jугославиjи. Београд, 19752. С. 92, 94-96). Образцами живописи этого стиля, выполненными при жизни Л., являются древнейшие росписи собора его задужбины мон-ря Раваница (ок. 1377), фрески церквей мон-ря Горняк, св. Архангелов в Хиландаре (обе ок. 1380) и Введенского храма в Нова-Павлица (см. Павлица, до 1389).

Первая половина самостоятельного правления Л. (до нач. 80-х гг. XIV в.) была относительно спокойным временем, т. к. тур. султаны уделяли внимание новым территориям, признавшим их вассалитет: удельным княжествам в Македонии и Тырновскому царству. На нек-рое время сложился своеобразный паритет сил. В 1381 г. воеводы Л. разбили тур. отряды на Дубравнице близ Парачина. Предпринятый султаном Мурадом I в 1386 г. поход против Л. не принес результатов. Дело даже не дошло до решительного сражения - по одной версии, султан повернул назад от Плочника на р. Топлица, по другой - оба войска «побежали» от этого места. В 1388 г. крупный тур. отряд потерпел поражение от боснийского войска (Михаљчић. 1984. С. 122-123). В этих условиях Л. стремился наладить союзнические отношения с соседями. Накануне Косовской битвы он (при посредстве своего зятя Николы Горянского) примирился с венг. кор. Сигизмундом Люксембургом. 15 июня (в день св. Вита - серб. «Видов дан») 1389 г. в кровопролитном сражении на Косовом поле с войсками султана Мурада, измотавшем силы обеих сторон, союзное сербско-боснийское войско потерпело тяжелое поражение, а Л. погиб. Существуют 2 версии гибели князя (у его мощей отсечена голова): по одной - он пал в битве, по другой - был казнен по приказу султана Баязида над телом его отца султана Мурада, убитого серб. добровольцем-смертником Милошем Обиличем, проникшим в османский лагерь под видом перебежчика. Тело Л. было выкуплено у победителей вдовой и детьми и погребено в соборной церкви Приштины.

Почитание

Церковное почитание Л. началось практически сразу же после его гибели. В 1390/91 г. мощи князя были открыты в присутствии патриарха и епископов, установлены их нетленность и мироточивость, после чего они были перенесены в Раваницу, где находились до 1690 г. Вероятно, сразу после перенесения мощей в Раваницу патриарх Ефрем провозгласил Л. святым. В 1395 г. в жалованной грамоте Русскому Пантелеимонову мон-рю на Афоне его сын Стефан именует Л. святым (Павловић. 1965. С. 125). Во время Великого переселения сербов на земли Габсбургской монархии мощи Л. были перенесены братией Раваницы в Венгрию, где 4 года находились в Сентендре (вместе с мощами св. семейства Бранковичей из монастыря Крушедол) в специально построенной деревянной церкви на берегу Дуная, затем их перенесли в мон-рь Врдник (Новая Раваница). С началом австро-тур. войны в 1716 г. святыня была перенесена в Футог, но затем возвращена во Врдник. 4 дек. 1826 г. по инициативе митр. Карловацкого Стефана (Стратимировича) мощи были переоблачены и переложены в новую раку из кипариса. В 1848 г. мощи переносили в мон-рь Фенек, но через 3 месяца возвратили во Врдник. Не ранее XVIII в. (точная дата неизв.) части мощей были посланы в монастыри Шишатовац и Раваница. В 1941 г. врдникский архим. Лонгин перенес основную часть мощей в мон-рь Бешеново, т. к. во Врднике был размещен нем. военный объект. Из Бешенова мощи были перевезены хорват. усташами в Загреб, 14 апр. 1942 г. перенесены в Белград и положены в соборной церкви. После окончания войны поднимался вопрос о возвращении мощей Л. в Раваницу, но его решение было отложено. По данным на 1952 г., когда производилось обследование мощей, они отличались редкой сохранностью и по ним можно было составить представление о прижизненном облике Л. (Там же. С. 122-123).

Помимо мощей Л. из связанных с ним реликвий сохранилось его облачение типа кафтана (серб. «халина») из итал. шелковой ткани с вытканными геральдическими львами - редчайший образец средневек. сербской одежды (см.: Мирковић. 1974. С. 293-295; Приватни живот у српским земљама средњег века / Приред.: С. Марjановић-Душанић, Д. Поповић. Београд, 2004. С. 178-179).

«Слово о князе Лазаре». 1-я четв. XV в. (Ath. Pantel. Slav. 22. Fol. 275)
«Слово о князе Лазаре». 1-я четв. XV в. (Ath. Pantel. Slav. 22. Fol. 275)

«Слово о князе Лазаре». 1-я четв. XV в. (Ath. Pantel. Slav. 22. Fol. 275)

В кон. XIV - 1-й четв. XV в. по инициативе и при непосредственном участии сербских высших церковных и светских властей (семьи князя) был создан корпус богослужебных и четьих текстов (самый большой в истории почитания средневек. сербских святых), связанных с прославлением Л. как святого. В него входят: 1) стихиры и тропарь Л., написанные в Раванице, очевидно, сразу после перенесения мощей (Србљак. 1970. Књ. 2. С. 129-142; О Србљаку. С. 302); 2) служба с 2 канонами (1-й с текстовым акростихом: «Лазара похвалити, Боже мои, разум даруй ми»), написанная, вероятно, в Раванице в нач. XV в. (Србљак. 1970. Књ. 2. С. 143-198; Трифуновић. 1970. С. 303-306); 3) анонимное Проложное Житие со стихом, сопровождающее большинство списков службы (Житиjе св. кн. Лазара. 1989); 4) Похвальное слово, написанное патриархом Печским Даниилом III в 90-х гг. XIV в.; 5) анонимное Житие; 6) анонимное Слово «и отчасти житие воспоминание» (Tachiaos. 1981. С. 60-66); 7) Похвала, вышитая вдовой деспота Углеши мон. Евфимией на покрове на раку Л. (Jефимиjа. 1983); 8) анонимное «Житие и начальство» в составе т. н. Печской летописи; 9) анонимное Похвальное слово; 10) надпись на мраморном столбе на Косовом поле, составленная, возможно, сыном Л., Стефаном; 11) похвальное «Слово о св. кн. Лазаре» Антония Рафаила Эпактита (Трифуновић. 1976). С прославлением Л. тесно связано также Пространное Житие его сына Стефана (с 1402 деспот), содержащее рассказ о Л. и битве на Косовом поле. Две редакции памятника (по всей вероятности, авторские) были созданы в 30-х гг. XV в. известным книжником болг. происхождения Константином Костенечским. Во всех повествовательных произведениях, посвященных Л. (подробную характеристику их см.: Трифуновић. 1968; Кашанин. 1975. С. 276-366; Богдановић. 1980; Михаљчић. 1984. С. 136-148, 241, 243-246), прежде всего в «Слове...» Антония Рафаила Эпактита, очень силен риторический элемент. Главная задача этих текстов состоит не в жизнеописании героя, а в прославлении правителя, полководца и мученика (и при этом духовного победителя), поэтому содержащиеся в них исторические сведения достаточно скудны. Ситуация дополнительно осложнялась тем обстоятельством, что в средневек. серб. лит-ре не было примеров правителя-мученика (создание Григорием Цамблаком Жития короля-мученика Стефана Дечанского совпадает по времени с созданием Житий Л. и похвал ему). Позднее корпус текстов, связанных с церковным почитанием Л., практически не расширялся. Лишь в эпоху Великого переселения сербов (между 1692 и 1694), вероятно, мон. Киприан Рачанин составил стихиру Л. (Србљак. 1970. Књ. 3. С. 397-401; О Србљаку. С. 355-356). Служба Л. включена во все издания «Сербляка» (Рымник, 1761; Венеция (по ошибке указана Москва), 1765; Белград, 1861).

После смерти деспота Стефана (1427) уровень почитания Л. в Сербии, судя по косвенным признакам (отсутствие фресковых изображений и икон до кон. XVI в.), заметно снижается. С кон. XVII в.- эпохи австро-тур. войн и массового переселения сербов на территорию Габсбургской империи наблюдается устойчивое почитание Л.

Портрет св. кн. Лазаря Сербского из ктиторской композиции в ц. мон-ря Раваница. Прорись О. Тасича
Портрет св. кн. Лазаря Сербского из ктиторской композиции в ц. мон-ря Раваница. Прорись О. Тасича

Портрет св. кн. Лазаря Сербского из ктиторской композиции в ц. мон-ря Раваница. Прорись О. Тасича

Начиная с XVIII в. ему посвящено значительное число (не менее полутора десятков) церквей в Сербии, Боснии и на территории бывш. австр. «военной границы» в хорват. Славонии (Павловић. 1965. С. 122).

Помимо церковного культа Л. среди сербов получило широчайшее распространение его народное почитание, связанное с фольклорной традицией, посвященной битве на Косовом поле. Оно возникает весьма рано и зафиксировано уже в XV в. в «Записках» Константина Михайловича из Островицы (см.: Записки янычара / Ред.: А. И. Рогов. М., 1978), но по-настоящему широкое распространение приобретает с рубежа XVII и XVIII вв., после массового переселения сербов в 1690 г. в австр. владения. Л. является героем (при этом главным, наряду с Милошем Обиличем) мн. песен Косовского цикла (Голенищев-Кутузов. 1978), отдельным сюжетом для песен стала его отсеченная голова (Павловић. 1965. С. 123). На основе фольклорной в XVIII в. формируется новая лит. традиция («Притча о Косовском бое», Троношский родослов), в которой у прославленного героя-мученика значительно повышается статус: он оказывается в прямом родстве с Неманичами и Палеологами, ему устойчиво приписывается царский титул.

Св. кн. Лазарь Сербский. Роспись ц. св. Апостолов в Печской Патриархии. XVII в.
Св. кн. Лазарь Сербский. Роспись ц. св. Апостолов в Печской Патриархии. XVII в.

Св. кн. Лазарь Сербский. Роспись ц. св. Апостолов в Печской Патриархии. XVII в.

На Руси о гибели Л. в битве на Косовом поле стало известно не позднее сер. 90-х гг. XIV в. благодаря «Хождению митрополита Пимена в Царьград», написанному Игнатием Смольнянином. Митрополит и его свита на подходе к К-полю узнали, что султан «Амарат пошел ратью на серьбскаго князя Лазаря. И бысть весть - убиша на соиме обоих - и Амората и Лазаря» (Прокофьев Н. И. Хождение Игнатия Смольнянина // Лит-ра Др. Руси: Сб. тр. МГПИ. М., 1978. Вып. 2. С. 128).

Св. кн. Лазарь. «Стематография» Христофора Жефаровича. Вена. 1741 г.
Св. кн. Лазарь. «Стематография» Христофора Жефаровича. Вена. 1741 г.

Св. кн. Лазарь. «Стематография» Христофора Жефаровича. Вена. 1741 г.

Жития (даже проложные), Похвальные слова Л. и службы ему не получили известности на Руси, отсутствуют и отдельные песнопения (тропари и кондаки) в месяцесловах Уставов церковных, Псалтирях с восследованием и Часословах. В справочной лит-ре есть указания на рус. списки службы Л. (Смирнов. 1936. С. 186), но это требует дополнительного исследования. Создание агиографическо-гомилетическо-гимнографического лит. цикла, посвященного Л., пришлось на период второго южнославян. влияния, а не предшествовало ему. При этом Пантелеимонов мон-рь, являвшийся «второй ктиторией» (после Хиландара) династии Лазаревичей, в то время был «русским» только по названию (населен сербами) и не играл никакой роли в русско-южнослав. церковных и культурных связях. Возможно, что в Московской Руси Л. получил известность как святой с кон. XV в., когда к великокняжескому двору стали приходить посольства афонских мон-рей св. Пантелеимона и Хиландара, ктитором к-рых он являлся. Достаточно подробные сведения о жизни Л. и его трагической гибели содержало Житие его сына деспота Стефана, к-рое стало известно в Москве не позднее 10-х гг. XVI в. (старший список: РГБ. Вол. № 655). Памятник получил распространение в рус. лит-ре: известны не менее 7 его списков XVI в. (Куев, Петков. 1986. С. 320-324, 326-327), не позднее 20-х гг. XVI в. возникла сокращенная редакция текста (старший список - РГБ. Троиц. № 686. Л. 171-215), включающая все сведения о Л., содержащиеся в пространной. Это не привело к заметному литургическому почитанию Л. на Руси, но его трагическая гибель прочно вошла в рус. средневек. историографию. Известия о Л. и Косовской битве из Жития деспота Стефана были включены иером. Досифеем (Топорковым (Вощечниковым)) в составленный им между 1515 и 1522 гг. Русский Хронограф (ПСРЛ. Т. 22. Ч. 1. С. 395-396, 411, 417-418). Они перешли во все позднейшие редакции Хронографа (Западнорусскую, 1599, 1601 и 1617 гг.). К рубежу XVI и XVII вв. Хронограф Западнорусской редакции попал (вероятно, через Афон) в Сербию (см.: Куев, Петков. 1986. С. 353-358), позднее там к нему прибавилась редакция 1617 г. (Штављанин-Ђорђевић Љ. Хронограф из Свете горе: О раду непознатог Светогорца // АрхПр. 1998. Бр. 20. С. 93-115). Между 1526 и 1531 гг. большая часть хронографических статей (в т. ч. статьи, посвященные Л.) была включена в Никоновскую летопись (ПСРЛ. Т. 10. С. 48; Т. 11. С. 148-149), в тексте «Хождения митрополита Пимена...» в составе того же свода краткое упоминание Косовской битвы (см. выше) было заменено пространным рассказом из Жития деспота Стефана. В конце царствования Иоанна IV Васильевича Никоновская летопись (включая все ее серб. статьи) была положена в основу Лицевого летописного свода. Возникновение почитания Л. как святого в Московской Руси (для западнорус. территорий в составе Польско-Литовского гос-ва подобные факты неизв.) относится, вероятно, хотя и в скромных масштабах (на канонизационных Соборах 1547 и 1549 гг. его кандидатура не упом.), ко времени правления Иоанна Грозного и продиктовано сочетанием 2 обстоятельств: наличием у царя серб. предков по матери (бабка Иоанна Васильевича происходила из серб. аристократического рода Якшичей) и, что более важно в свете внешней политики царя, значением Л. как мученика за веру, павшего в битве с мусульманами. Дополнительную роль играло покровительство царя афонским обителям, для 2 из к-рых (Хиландара и Пантелеимонова монастыря) Иоанн Грозный выступал как преемник и наследник Л. (монастырь Раваница, где находились мощи Л., в XVI в. не обращался в Москву за милостыней; 1-е известие о приезде братии этой обители на Русь относится к 1693). Следствием этих причин было появление изображения Л. (наряду со святыми Саввой и Симеоном Сербскими и визант. имп. Михаилом VIII Палеологом) в стенописях царского Архангельского собора в Московском Кремле (1564/65, переписаны в 1652-1656; см.: Петковић. 2007. С. 131-139).

Память Л. засвидетельствована в русских рукописных святцах на рубеже 1-й и 2-й четв. XVII в. (Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 2. Стб. 181). К святцам примыкают в этом смысле текстовые (толковые) иконописные подлинники XVII-XVIII вв. (Петковић. 2007. С. 177), к-рые содержат описание иконографии Л. При этом рус. иконы с изображением Л., современные подлинникам, если и существуют, то не введены в научный оборот. История празднования памяти Л. в восточнославянских печатных месяцесловах и святцах остается неизученной. О Л. (в числе др. южнославянских святых) упоминает в «Палинодии», написанной в 1617-1620 гг., Захария (Копыстенский) (Zaxarija Kopysten'skj's Palinodija / Introd. O. Pritsak, B. Struminsky. Camb., 1987. P. 399).

Иконография

Св. кн. Лазарь и мч. Георгий Новый Кратовский. Икона. 1667 г. Иконописец иером. Даниил (ризница мон-ря Хиландар, Афон)
Св. кн. Лазарь и мч. Георгий Новый Кратовский. Икона. 1667 г. Иконописец иером. Даниил (ризница мон-ря Хиландар, Афон)

Св. кн. Лазарь и мч. Георгий Новый Кратовский. Икона. 1667 г. Иконописец иером. Даниил (ризница мон-ря Хиландар, Афон)
Иконография Л. в посл. четв. XIV-XVIII в. представлена достаточно ограниченным числом изображений, заметно вариативных по характеру (Милошевић. 1970; Петковић. 2007. С. 116-139, 177-181). Хронологически она может быть разделена на прижизненную и раннюю и позднюю посмертную. Прижизненные изображения Л. разделяются на живописные и чеканные (на печатях и монетах). Из первых (ктиторских) изображений Л. сохранились (хотя и с повреждениями и исправлениями) лишь фресковые портреты в мон-рях Велуче (1373-1377; атрибуция вызывает полемику) и Раваница (1382-1385); ктиторские композиции в соборной ц. св. Стефана в Крушеваце и в нартексе собора Хиландарского мон-ря утрачены. В Раванице Л. изображен как средовек с достаточно короткой окладистой бородой, несколько раздвоенной на конце. Он облачен в дивитисион, украшенный кругами с двуглавыми орлами, на голове открытый венец без препендулий, расширяющийся кверху (первоначально он был выше). Изображения на монетах и печатях достаточно абстрактны, лишены черт портретного сходства - это гл. обр. символы правителя, стоящего или сидящего на троне, увенчанного короной и держащего скипетр (Марjановић-Душанић. 1994. С. 88, 110). Посмертные изображения Л. частично напоминают ктиторский портрет в Раванице. В соборе монастыря Любостиня (1402-1406) Л. изображен более молодым человеком, чем в Раванице, с вытянутым бледным лицом с бородой, отчетливо раздвоенной на конце, в облачении и венце, близкими к предыдущим. Затем изображения Л. (как иконные, так и фресковые) не встречаются до восстановления Печской Патриархии (1557) и даже позднее. Очевидно, в это время хранителями иконографии князя-мученика были его афонские монастыри-«ктитории» Хиландар и, возможно, Пантелеимонов. Изображение Л., созданное после мн. лет, когда оно не воспроизводилось, находится в стенописях мон-ря Ораховица (1596) рядом с композицией «Лоза Неманина». На ряде икон и фресок XVII в. Л. написан с длинной, раздвоенной на конце бородой, его облик отчетливо напоминает св. короля-мученика Стефана Дечанского,- таковы стенописи в ц. св. Апостолов в Печской Патриархии (1633-1634), в Благовещенском Овчарско-Кабларском мон-ре (1635) и мон-ре Ежевица (1635-1636), а также на иконах Деисус с избранными серб. святыми и архидиак. Стефаном 1675-1676 гг. работы мастера Радула (Белград, Национальный музей) и на образах из Музея Старой церкви в Сараеве (1675-1676) и из афонского мон-ря св. Павла 2-й пол. XVII в. При этом существуют изображения, относительно близкие к прижизненному,- в росписях Никольской ц. в Хиландаре (1667) и на близкой по времени иконе из хиландарской ризницы, где Л. написан вместе с Георгием Новым Кратовским. После Великого переселения сербов на территорию Габсбургской империи в 1-й трети XVIII в. появляются (под явным влиянием более ранней иконографии св. Иоанна Предтечи и вмч. Георгия Победоносца) изображения Л. в виде св. ставрофора, держащего в руке свою усекновенную главу, увенчанную короной (Петковић. 2007. С. 116-130). Этот иконографический извод представлен также ростовым изображением в цельногравированной «Стематографии» Христофора Жефаровича (Вена, 1741; фототип. переизд.: Нови Сад, 1961, 1971; София, 1987). Тот же мотив присутствует и на гравюрах, иллюстрирующих 2 первых (1761 и 1765) издания «Сербляка», и на драгоценных предметах церковной утвари (Михаљчић. 1984. С. 228-229). В изображении Л. на отдельной листовой гравюре работы Жефаровича 1746 г. и перегравировке с нее Захарии Орфелина 1773 г. заметно отчетливое влияние европейского парадного портрета XVIII в. (Там же. С. 229-231). Существуют и живописные копии XVIII в. с этих гравюр (Павловић. 1965. С. 124). В церковных росписях XVIII в. встречается и изображение Косовской битвы, напр. в трапезной мон-ря Врдник (1776, мастер Амвросий (Янкович)).

Гибель св. кн. Лазаря Сербского в Косовской битве. Миниатюра из Лицевого летописного свода (2-й Остермановский том. БАН. 31.7.30-2. Л. 280)
Гибель св. кн. Лазаря Сербского в Косовской битве. Миниатюра из Лицевого летописного свода (2-й Остермановский том. БАН. 31.7.30-2. Л. 280)

Гибель св. кн. Лазаря Сербского в Косовской битве. Миниатюра из Лицевого летописного свода (2-й Остермановский том. БАН. 31.7.30-2. Л. 280)

На Руси серб. иконография Л. (по крайней мере один из ее вариантов) стала известна не позднее сер. XVI в.: в 1550 г. хиландарское посольство поднесло в дар царю Иоанну IV икону Л. (Петковић. 2007. С. 179); образ не сохранился либо не введен в научный оборот (можно полагать, что он был довольно близок по иконографии к хиландарской иконе XVII в. с изображением Л. и Георгия Кратовского). В 1693 г. икону Л. поднесли Петру I монахи Раваницы (ее судьба также неизв.). Но рус. иконописцы, по всей видимости, не следовали сербским образцам. На фреске Архангельского собора Л. изображен как князь-средовек, в плаще, с оплечьем и в княжеской шапке с опушкой, с нимбом. Толковые иконописные подлинники (в лицевых - изображение не встречается) под 15 июня варьируют описание внешности святого (обязательно показано княжеское облачение и шапка). Чаще всего Л. «сед, брада Никонова», но встречается и вариант «брада Власиева, власы кудрявы, темен» (Там же. С. 177). На миниатюрах Лицевого летописного свода, посвященных Косовской битве (2-й Остермановский том: БАН. 31.7.30-2. Л. 276-280), он изображен без нимба, средовеком в доспехах, на голове - 5-лучевой венец. Последняя деталь нуждается в изучении, поскольку в иллюстрируемом тексте Л. именуется не царем и не королем, а вел. князем. В конце правления Феодора Иоанновича или Бориса Годунова (датировка рукописи нуждается в уточнении) в Москве был создан лицевой Хронограф (Т. 1: РГБ. Егор. № 202; Т. 2: ГИМ. Барс. № 1695), работа над иллюстрациями к-рого не была завершена скорее всего из-за смерти заказчика (из запланированных ок. 4 тыс. миниатюр, не повторявших иконографию Лицевого летописного свода, выполнено 1269), но благодаря киноварным надписаниям сюжетов в местах, оставленных для иллюстраций, можно судить, что тему Л. и Косовской битвы предполагалось осветить здесь не менее подробно, чем в Лицевом летописном своде.

Ист.: Jагић В. Константин Философ и његов Живот Стефана Лазаревића, деспота српског // ГСУД. 1875. Књ. 42. С. 257-259, 260-262; Стоjановић. Записи. Књ. 1. № 152, 157, 162, 163, 171, 172, 174, 175; Књ. 3. № 4945-4947; он же. Стари српски родослови и летописи. Београд; Сремски Карловци, 1927 (по указ.); Србљак: Службе, канони, акатисти. Београд, 1970. Књ. 2. С. 129-199; Књ. 3. С. 397-401; Михаљчић Р. Прилог српском дипломатару: Повеље и писма цара Уроша и кн. Воислава упућене Дубровнику // ПКJИФ. 1973. Бр. 3/4. С. 226-234; он же. Закон у старим српским исправама: Правни прописи, преводи, уводни текстови и обjашњења. Београд, 2006. С. 94-97. (Извори српског права; 13); Трифуновић Ђ. Слово о св. кн. Лазару Андониjа Рафаила // Зб. историjе књижевности. Београд, 1976. Бр. 10. С. 147-149; он же. Наjстариjи српски записи о косовском боjу. Горни Милановац, 1985; он же. Синаксарно житиjе кн. Лазара // Источник. Београд, 2002. Књ. 10. Бр. 37/38. С. 160-165; Tachiaos A.-E. N. The Slavonic Manuscripts of Saint Panteleimon Monastery (Rossikon) on Mount Athos. Thessal.; Los Ang., 1981. P. 60-66; Jефимиjа, мон. Књижевни радови / Приред.: Ђ. Трифуновић. Крушевац, 1983; Куев К., Петков Г. Събрани съчинения на Константин Костенечки: Изследване и текст. София, 1986. С. 320-324, 326-327, 372-373, 375-376, 482-483, 485-486; Житиjе св. кн. Лазара / Приред.: Ђ. Трифуновић. Београд, 1989; Трифуновић Ђ., Шпадиjер И. Служба св. кн. Лазару // Свети кн. Лазар: Споменица о шестоj стогодишњици косовског боjа, 1389-1989. Београд, 1989. С. 193-221; Младеновић А. Повеље кн. Лазара. Београд, 2003.
Лит.: Иларион (Руварац), архим. О кн. Лазару. Нови Сад, 1887; Смирнов С. Н. Сербские святые в рус. рукописях // Юбил. сб. Рус. археол. об-ва в Королевстве Югославии. Белград, 1936. С. 161-264; Радоjичић Ђ. С. Избор патр. Данила III и канонизациjа кн. Лазара // ГСНД. 1940. Књ. 21. С. 33-88; Пурковић М. А. Кћери кн. Лазара. Мелбурн, 1957; Хан В. Прилог познавању иконографиjе кн. Лазара // Рад воjвођанских музеjа. Нови Сад, 1958. Књ. 7. С 63-74; Павловић Л. Култови лица код Срба и Македонаца: (Ист.-етногр. расправа). Смедерево, 1965. С. 116-126; Вуловић Б. Раваница: Њено место и њена улога у сакралноj архитектури Поморавља. Београд, 1966. С. 10-38, 84-89, 122-125; Трифуновић Ђ. Српски средњевековни списи о кн. Лазару и косовском боjу. Крушевац, 1968; он же. Белешке о делима у Србљаку // О Србљаку. Београд, 1970. С. 300-306; он же. Смрт и лепота у српским средњовековним списима о кн. Лазару и косовском боjу // Манастир Раваница: Споменица о шестоj стогодишњици. Београд, 1981. С. 135-142; он же. О почецима штовања св. кн. Лазара // Научни састанак слависта у Вукове дане. Београд, 1991. Књ. 19/1. С. 123-131; он же. Стара српска књижевност: Основи. Београд, 20093 (по указ.); Милошевић Д. Срби светитељи у старом српском сликарству // О Србљаку. 1970. С. 205-209; Богдановић Д. Измирење српске и византиjске цркве // Православна мисао. Београд, 1974. Књ. 17. Св. 21. С. 62-74 (То же // О кн. Лазару: Научни скуп у Крушевцу. Београд, 1975. С. 62-74); он же. Историjа старе српске књижевности. Београд, 1980. С. 190-211; Мирковић Л. Иконографске студиjе. Нови Сад, 1974. С. 293-295; Кашанин М. Српска књижевност у средњем веку. Београд, 1975. С. 276-322; Михаљчић Р. Кнез Лазар и обнова српске државе // О кн. Лазару. 1975. С. 1-11; он же. Краj Српског царства. Београд, 1975, 20012 (по указ.); он же. Изворна вредност култних списа о кн. Лазару // Књижевна историjа. Београд, 1979. Књ. 11. Бр. 44. С. 581-591; он же. Лазар Хребељановић: Историjа, култ, предање. Београд, 1984; он же. Владарска титуле обласних господара: Прилог владарскоj идеологиjи у стариjоj српскоj прошлости. Београд, 2001. С. 96-99, 211, 217; Мошин В. Самодржавни Стефан кн. Лазар и традициjа неманићког суверненитета од Марице до Косова // О кн. Лазару. 1975. С. 13-43; Пантић М. Кнез Лазар и косовска битка у староj књижевности Дубровника и Боке Которске // Там же. С. 338-408; Голенищев-Кутузов И. Н. Славянские литературы: Ст. и исслед. М., 1978 (по указ.); Jиречек К. Историjа Срба / Прев.: J. Радонић. Београд, 19782. Књ. 1. С. 321-322, 324-326; Благоjевић М. «Владаниjе» кн. Лазара у Приморjу // ЗбФФУ. 1985. Књ. 15. Бр. 1. С. 97-114; он же. Немањићи и Лазаревићи и српска средњовековна државност. Београд, 2004. С. 277-354; он же. Српска државност у средњем веку. Београд, 2011. С. 282-286, 296-298, 300-323, 343-345; Боj на Косову: Стариjа и новиjа сазнања. Београд, 1992; Марjановић- Душанић С. Владарске инсигниjе и државна симболика у Србиjи од XIII до XV в. Београд, 1994. С. 65-66, 88, 110; Podskalski G. Theologische Literatur des Mittelalters in Bulgarien und Serbien: 865-1459. Münch., 2000 (по указ.); Петковић С. Српски светитељи у сликарству православних народа. Нови Сад, 2007. С. 116-139, 177-181.
А. А. Турилов
Ключевые слова:
Святые Сербской Православной Церкви Мученики Сербской Православной Церкви Иконография мучеников и мучениц Почитание православных святых Лазарь (ок. 1329 - 15.06.1389), мученик (пам. серб. 15 июня), сербский князь, основатель сербской правящей династии, один из самых чтимых сербских святых
См.также:
ГЕОРГИЙ НОВЫЙ КРАТОВСКИЙ (ок. 1497-1515) мч., Болгарский, Сербский, Софийский (пам. 26 мая, пам. болг., македон. 11 февр.), почитаемый в Болгарии, Македонии и Сербии
АРСЕНИЙ I (кон. XII в.- 1266), архиеп. Сербский (1233-1263/64), свт. (пам. 28 окт. в Соборе Афонских преподобных и в Соборе Сербских святителей)
ВАСИЛИЙ ОСТРОЖСКИЙ (Стоян Йованович; 1610-1671), митр. Герцеговинский, свт., чудотворец (пам. 29 апр.)
ВИССАРИОН САРАЙ (в миру Николай; ок. 1714 - после 1744), правосл. миссионер, мч. (пам. в Румынской и Сербской Церквах 21 окт.)
ГЕОРГИЙ (ЮРИЙ) ВСЕВОЛОДОВИЧ (1188-1238), вел. кн. владимирский., мч. (пам. 4 февр., 4 марта, 23 июня - в Соборе Владимирских святых, в Соборе Нижегородских святых и в Соборе Тверских святых)
ЕВГЕНИЙ, КАНДИД, ВАЛЕРИАН И АКИЛА мученики Трапезундские (пам. 21 янв.)
ЕВСТАФИЙ I († 1286), архиеп. Сербский в 1279-1286 гг., свт. (пам. 4 янв., в Соборе Афонских преподобных и в Соборе Сербских святителей))
ЕВСТРАТИЙ, АВКСЕНТИЙ, ЕВГЕНИЙ, МАРДАРИЙ И ОРЕСТ мученики (пам. 13 дек.) Севастийские или Аравракские. Пострадали в нач. IV в.
ИОАНН (Бранкович; 1462 - 1502), серб. деспот на службе венг. короля, св. (пам. 10 дек.)
ИОАНН I († 1529), мч. Казанский (пам. 24 янв., 4 окт.- в Соборе Казанских святых)