Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЗВЕРИН В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 20, С. 8-16 опубликовано: 3 января 2014г.


ЗВЕРИН В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

(Новгородской и Старорусской епархии), в г. Вел. Новгороде. Название обители происходит от микротопонима Зверинец, по одной из версий обозначавшего лес, в к-ром охотились новгородские князья. Время основания неизвестно, исследователи датировали возникновение З. м. периодом с кон. XI в. (В. Л. Янин) до 1-й трети XII в. (Петров. 1999. С. 6). Впервые З. м. упоминается под 1148 г., когда в нем от удара молнии сгорела деревянная Богородицкая ц. (ПСРЛ. Т. 3. С. 28, 124; Т. 4. Ч. 1. С. 587). Под 1192 г. сообщается о поставлении в монастыре в Зверинце игум. Евфросинии (Там же. С. 231). В 1300 г. в З. м. была срублена деревянная Богородицкая ц. (Там же. С. 91). В 1335 г. архиеп. свт. Василием Каликой построена ц. в честь Покрова Пресв. Богородицы (Там же. С. 346-347), к-рая в 1399 г., при архиеп. Иоанне II, была полностью перестроена на собранную новгородцами сумму и освящена архиепископом «с попы и с клиросом святеи Софии» 1 окт. того же года (Там же. С. 389, 394).

1 сент. 1465 г. Новгород поразила эпидемия, вероятно, чумы, позднее именовавшаяся Симеоновским мором (Там же. Т. 16. Стб. 219-221). Об этом известно из текста хранившейся в церкви З. м. и впосл. утраченной «летописной доски», которую С. Н. Азбелев датировал XV в. (он полагал, что этот текст в переработанном виде был включен в Погодинскую летопись - Новгородские летописи XVII в. Новгород, 1960. С. 120), а С. И. Сивак - периодом между 1653 и 1661 гг. Кроме доски на стене храма сохранилось большое граффити - сокращенный вариант текста утраченной доски.

Для погребения умерших в обители была устроена общая скудельница. По преданию, архиеп. Новгородскому св. Ионе во время молитвы был глас, призвавший его идти соборным крестным ходом «на скудельню», где произошло явление образа св. прав. Симеона Богоприимца. Согласно тексту на доске и летописным источникам (Н4Л. С. 127, 132; Н2Л. С. 141 [ПСРЛ. Т. 13. 1965. С. 172]), утром 1 окт. 1466 г. состоялись крестный ход и молебен перед явленным образом, одновременно началось строительство деревянного храма: бревна люди несли из леса на плечах. Обетный храм был срублен «единым днем», свт. Иона отслужил в нем литургию, после чего мор прекратился. В «Летописи Авраамки» изложена др. последовательность событий: 26 сент. 1466 г. свт. Иона отслужил литургию, при этом посвящение престола обыденной церкви, освященной 1 окт., выбиралось необычным образом - по жребию (ПСРЛ. Т. 16. Стб. 219-222). К марту 1467 г. мор угас, 1 окт. того же года на месте деревянного был освящен каменный храм во имя св. Симеона Богоприимца «в славу Богу и святым Его угодником» (ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 498; Т. 16. Стб. 219-222). В 1471 г. в связи с подходом к Новгороду войск вел. кн. Иоанна III Васильевича жители «пожгли» посады, в т. ч. Зверинец, пострадала и новая церковь.

Согласно писцовой книге Леонтия Аксакова и Алексея Малахова 1582-1584 гг., на территории З. м. располагались каменные Покровский и Симеоновский храмы и деревянная теплая Благовещенская ц. (Майков. 1911. С. 78). В результате швед. оккупации Новгорода 1611-1617 гг. З. м. был разорен. В «Росписи новгородских монастырей и церквей» (1615) упомянуты храм Положения ризы, «другой мирский храм соборный, Симеон Богоприимец, оба каменные, да в трапезе храм Николай Чудотворец древяной - все разорены» (Евгений [Болховитинов]. 1808. С. 81). Одна из церквей «развалилась до подошвы». В росписи 1615 г. Благовещенская ц. не упомянута, но в монастырской описи 1682 г. вновь названа в числе др. построек; сообщение о Никольской ц., возможно, ошибочно. После разрушений Смутного времени в З. м. была возобновлена Симеоновская ц. (1654) и был перестроен Покровский храм (1672 (1682?)), к к-рому с зап. стороны пристроен теплый придел Благовещения Пресв. Богородицы.

В 1721 г. оскудевший З. м. был приписан к Сыркову в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери монастырю, куда перевели и монахинь, а игумению - в тихвинский в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы монастырь. В 1727 г. была восстановлена самостоятельность З. м., прежние насельницы вернулись из Сыркова. В 1737 г. в З. м. проживали 4 монахини во главе со строительницей Анной. В 1797 г. в Сырков мон-рь из Зверина была переведена на настоятельство игум. Евпраксия. При учреждении штатов 1764 г. З. м. был причислен ко 2-му классу.

Церковь (1399) и собор (1899-1901) в честь Покрова Пресв. Богородицы. Фотография. 2008 г.
Церковь (1399) и собор (1899-1901) в честь Покрова Пресв. Богородицы. Фотография. 2008 г.

Церковь (1399) и собор (1899-1901) в честь Покрова Пресв. Богородицы. Фотография. 2008 г.
С нач. XIX в. за счет пожертвований на территории З. м. развернулись строительные работы. В 1804 г., при игум. Елисавете (1800-1824), вместо старого Благовещенского придела сооружена новая трапезная, и в ней освящены 2 престола - Благовещения Пресв. Богородицы и свт. Ионы Новгородского, устроенные еп. Евгением (Болховитиновым). При игум. Людмиле (1824-1841) приделы были расширены и «все отделано в новом вкусе» (1827). Между 1841 и 1860 гг., при игум. Агнии, сооружены каменные ограда с 5 башнями, надвратная колокольня с 2 корпусами келий (1846, архит. Р. К. Кржижановский), 2-этажным настоятельским и сестринским; одноэтажный трапезный корпус, над которым в 60-х гг. XIX в. надстроен деревянный этаж. Архитектура корпусов выдержана в формах провинциального классицизма с элементами рус. стиля (напр., колокольня имела шатровое завершение). В 1849 г. обители был пожертвован 2-этажный каменный дом.

Самым продолжительным в истории З. м. было настоятельство игум. Лидии (Байковой; 21 мая 1860 - 5 нояб. 1894), духовником обители до своей кончины был ее отец, иером. Феофан. В 1872-1878 гг. в З. м. подвизалась инокиня Аркадия (в миру Мария, впосл. леушинская игум. Таисия (Солопова)), исполнявшая послушание регента (монастырский хор - один из лучших в Новгородской епархии - поддерживал музыкант-любитель виолончелист С. М. Аренский, отец композитора А. С. Аренского). В З. м. инокиня Аркадия составила акафист св. Симеону Богоприимцу. Это сочинение вошло в богослужебное употребление в 1878 г., опубликовано в 1886 г. и до 1907 г. выдержало 4 издания (Акафист св. прав. Симеону Богоприимцу. М., 19074). К 1864 г. в З. м. проживали 192 насельницы (в т. ч. более 40 монахинь), в 1865 г. рассматривался вопрос об увеличении числа монашеских вакансий. Сестры З. м. направлялись для возглавления др. жен. обителей Новгородской епархии. Они стали первыми начальницами 2 общин: Короцкой во имя свт. Тихона Задонского (1865; мон. Серафима) и Рдейской в честь Успения Пресв. Богородицы (1887; мон. Евсевия).

В кон. XIX - нач. XX в. по инициативе игум. Антонины (Горбуновой) и благословению (28 сент. 1898) Новгородского архиеп. Феогноста (Лебедева) вместо первоначально предполагавшегося расширения Покровского храма на месте его приделов и паперти возводился новый собор. Г. Ф. Шустров, близкий родственник игум. Антонины, с.-петербургский купец, домовладелец, пожертвовал 25 тыс. р., др. благотворители - до 9 тыс. р. Общая стоимость строительства составила более 60 тыс. р. Чин закладки 25 июля 1899 г. возглавил благочинный мон-рей архим. Вениамин в сослужении с новгородскими краеведами прот. Н. Богословским (основатель Новгородского музея) и прот. А. Рождественским (автор описания З. м.). Новый собор алтарной частью примыкал к древнему храму. 30 сент. 1901 г. Новгородский архиеп. Гурий (Охотин) освятил собор в честь Покрова Пресв. Богородицы. В него перенесли центральный иконостас, иконы и утварь из старой Покровской ц., к-рая была переименована в честь Тихвинской иконы Божией Матери. 7 окт. того же года архим. Вениамином был освящен престол во имя свт. Ионы. Игум. Антонина была награждена эмалированным с драгоценными камнями крестом из Кабинета Его Имп. Величества, изготовленным фирмой Фаберже (1902). На территории З. м. также располагались 2-этажный полукаменный дом (1911, не сохр.), хлебопекарня, баня, коровник, трапезная, скотный двор (1913), хозяйственные постройки.

Последней настоятельницей (с 1905) стала бывш. казначея игум. Ангелина (Денисова), дочь новгородского купца. К 1908 г. в З. м. проживали 134 сестры.

Праздники

Примечательно, что в росписи 1615 г. главный монастырский храм именуется не в честь Покрова, а в честь Положения ризы Богоматери. Среди фресок Симеоновской ц.- «Положение пояса (ризы) Богоматери» (такая же чтимая икона, вероятно ставшая прототипом фрески, находилась в иконостасе Покровской ц.), а изображение Покрова в росписях на 1 окт. отсутствует, что может дополнительно свидетельствовать об особом почитании праздника Положения ризы в З. м. и о возможном первоначальном посвящении обители.

В Чиновнике Софийского собора XVII в. указано на совершение крестного хода с иконой «Знамение» 2 июля, на праздник Положения ризы Богоматери во Влахерне, к Покровской ц. З. м. и не отмечена служба на Покров. В первые воскресенья после Петрова и Ильина дней совершались общегородские крестные ходы из Детинца вокруг Софийской стороны, которые останавливались в З. м. Эти древние крестные ходы некоторые исследователи связывают с т. н. Анастасийским миром - всеобщим покаянием новгородцев в 1417 г. Монастырские иконы святых Симеона и Пантелеимона участвовали в установленных позднее крестных ходах 1 авг. В XIX - нач. XX в. обитель особенно посещалась богомольцами в престольный праздник Покрова, когда вспоминался крестный ход свт. Ионы 1 окт. 1466 г. в З. м. из Софии и часто совершалась архиерейская служба, и 3 февр., в память св. Симеона Богоприимца, а также при совершении ему акафиста. С 29 дек. 1886 г. акафист читался еженедельно по понедельникам после поздней литургии. Традиция его чтения возобновилась 16 февр. 2001 г. Торжественно, с отправлением накануне параклиса, отмечались также праздники иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (24 окт.), апостолов Петра и Павла (29 июня), свт. Николая Чудотворца (9 мая и 6 дек.). После возрождения Покровского собора он неоднократно становился центром общеепархиальных торжеств, связанных с пребыванием в городе св. мощей ап. Андрея Первозванного (2003), преподобномучениц вел. кнг. Елисаветы и инокини Варвары (2005), св. кн. Александра Невского (2007).

Имущественное положение

Вотчины З. м. в XV-XVI вв. располагались в 6 погостах 2 пятин Новгородской земли, напр. 3 обжи в Буряжском (Бурегском) погосте Шелонской пятины, отнятые вел. князем в 1501 г. К 1496 г. мон-рь получил 16 обеж земли в Климецком (Климентовском) погосте в Колбегах непосредственно от вел. кн. Иоанна III, что являлось достаточно редким фактом. После падения новгородской самостоятельности обитель владела также 0,7 обжи покосов в Новгороде, 2,5 составили частные владения монастырского причта. Землепользование включало полевую тяглую пашню с использованием паровой системы обработки, подсеки или пашенного леса, а также перелога. Все пахотные земли находились в оброчном пользовании крестьян, в состав оброка входили помимо денег хлеб, овчина, сыр, масло.

На 1535-1540 гг. З. м. имел пожни на р. Кересть и на Романовом ручье. Согласно писцовой книге 1583 г., «обитель Пречистой» владела землями, преимущественно пустошами и пажитями, в Обонежской пятине в мон-рях: Климецком в Колбегах, Никольском в Дреглях, Никольском в Морткиничах, Спасском на Коломне, Покровском на Хубце (всего 90 - 4 обжи). Земли в Климентовском Тесовском погосте, упоминаемые в писцовой книге Водской пятины (ВОИДР. Кн. 6. С. 4), относились к другому Зверину мон-рю - Троицкому, существовавшему до нач. XVIII в. в этом погосте при Ивангородской дороге.

В 1651 г. игум. Елисавета получила из Новгородской приказной палаты выписи на вотчинные владения в 4 погостах Обонежской пятины: Климецком, Никольском Дрегольском, Покровском Хубецком и Никольском Моркиницком, т. о., 7 обеж в Спасском погосте было утрачено. На 1678 г. к З. м. было приписано 53 крестьянских двора, на 1691 г.- 49 дворов. В 20-х гг. XVIII в. мон-рь, будучи приписным, имел 49 дворов, 303 крестьянина, 437 дес. пахотной земли, в 1744 г.- 453 крестьянина, к 1764 г.- 465 крестьян.

После секуляризации 1764 г. монастырю принадлежало 77 дес. 2131 кв. саж. земли. Впосл. владения продолжали уменьшаться в связи с отчуждением участков под парусную фабрику, 4 постройки, уличную сеть. К кон. XVIII в. они составили 31 дес. 1435 кв. саж. В 1802 г. казенная палата в качестве компенсации за утрату еще 14,5 дес. выделила мон-рю 13 дес. 1813 кв. саж. сенокосных пожен и рыбных ловель в Новгородском, Крестецком и Валдайском уездах. В 1830 г. вместо этих владений казна ежегодно стала перечислять обители 700 р. В 1780 г. из гос. казны на возобновление мон-ря было выдано 500 р., в 1809 г. гр. Н. П. Шереметев пожертвовал 2 тыс. р. (ИРИ. Т. 3. С. 153-154).

С сер. XIX в. монастырские угодья постепенно расширялись за счет пожертвований (1844, 1861) и покупки (1845) земли. Ко 2-й пол. XIX в. земельные угодья мон-ря составляли: в 1874 г.- 174 дес., в 1900 г.- 170 дес. (106 дес. лугов и 64 дес. леса). В собственность З. м. с 1844 до 1915 г. были отмежеваны 101 дес. 70 кв. саж. (пожни Лукище и Теребитово), 148 дес. 445 кв. саж. в Котовицкой даче и 49 дес. в Никольской вол. по духовному завещанию купеческой вдовы М. А. Денисовой. Всего земельные владения к 1915 г. составили 307 дес. 1709 кв. саж., из них 8 дес. 694 кв. саж. были под монастырскими постройками, садом, кладбищем и огородами. 94 дес. 646 кв. саж. в дер. Мостищи Новгородского у. относились к приписной Лазаревской ц. Огороды обрабатывались сестрами, покосы сдавались в аренду.

З. м. обладал также значительным капиталом (187 499 400 р.). Его доходы составили в 1867 г. 8851 р., в 1874 г.- 10 351 р. (без окладной суммы - 9946 р., расход в том же году - 9887 р.). В Новгороде мон-рь владел каменной 2-этажной часовней в Никольской слободе (построена ок. 1831, сохр.). На участке, пожертвованном чиновником Михайловым (совр. адрес: Ильина ул., 24), ок. 1840 г. была сооружена обширная усадьба с 3 домами. Квартиры сдавались внаем, и доход от их аренды только в 1858 г. составил 1 тыс. р. (2 каменных дома сохр. и используются под жилье). Деревянный одноэтажный дом по Тихвинской ул. (построен ок. 1860, не сохр.) арендовала купеческая вдова Амосова.

1918-1989 гг.

В 1918 г. в общине было ок. 150 сестер. 3 февр. 1919 г. с «коллективами верующих» Лазаревской и Симеоновской церквей был подписан договор, храмы стали приходскими. В 1920 г. отдел юстиции Новгородского губисполкома указал «на недопустимость дальнейшего оставления монашествующих в столь значительном количестве» в З. м., монастырские постройки занял Бологовский караульный батальон. Попытка сестер организовать в З. м. сельскохозяйственную молочную артель не увенчалась успехом.

В июне 1922 г. Новгородским губ. революционным трибуналом были осуждены за «укрытие церковных ценностей» 79-летняя игум. Ангелина, монахини казначея Вивея (Добрякова), старшая ризничая Евдокия (Степанова), ризничая Агафия (Иванова), келейницы Александра Звернина и Мария Кабанова. 31 марта 1924 г. малый президиум губисполкома утвердил закрытие 3 монастырских церквей с передачей их губмузею (Тихвинская и Симеоновская) и губкомхозу для хозяйственного использования (Лазаревская). Часть территории монастыря заняли 46-й стрелковый полк и военное жилищно-арендное кооперативное товарищество «Красная Звезда». После постановления Новгородского горсовета от 15 авг. 1928 г. Лазаревская ц. была разобрана под предлогом получения материалов для строительства городской электростанции (к 2009 на ее месте - пустырь). Богослужения в Покровском соборе и Никольской ц. прекратились после ходатайства командования 16-й стрелковой дивизии (нач. 1929) о выселении монахинь в связи с ущербом «культурно-просветительной работе среди красноармейского состава» и возможностью его «морального разложения» вслед. совершения религ. обрядов. 1 янв. 1930 г. окружной исполком постановил закрыть Покровскую ц. и передать здание под склад «хлебогрузов» Госхлебфонда. В янв. 1930 г. были сняты и ликвидированы 8 колоколов собора (большой весом 80 пудов), а также конфисковано церковное имущество. Внутреннее убранство первоначально было передано в ведение хозотдела ОГПУ, в т. ч. золоченый иконостас, паникадила, подсвечники, запрестольный крест. Финансовый отдел захватил богослужебные сосуды и 5 окладов с Евангелий. В музей было передано лишь 6 икон XVI-XVII вв.

В годы Великой Отечественной войны монастырским зданиям был причинен значительный ущерб. В Покровской ц. разрушены хоры, имелись многочисленные пробоины на фасадах, в Симеоновской ц. разрушена кровля. После 1945 г. неск. сооружений было разобрано на кирпич. В 1950 г. началось восстановление Покровского собора для размещения в нем обл. базы Главлегсбыта. С целью «нейтрализации его архитектурного образа» были разобраны 4 боковые главы собора и массивные килевидные кокошники, завершавшие прясла фасадов. Архитектурный комплекс нарушило сооружение на монастырской территории новых хозяйственных и служебных корпусов. В 1970 г. вплотную к восточному корпусу мон-ря пристроено большое 3-этажное здание облвоенкомата. В 60-х гг. XX в. начаты научноисследовательские и реставрационные работы в церквах Покрова и св. Симеона. К 2009 г. утрачены все башни и значительная часть ограды, мн. постройки, завершение колокольни.

1989-2009 гг.

5 июня 1989 г. Новгородский обл. Совет народных депутатов принял решение о передаче епархии Покровского собора. Сначала был возвращен старый Покровский храм, 1-я служба в к-ром состоялась 16 июня 1989 г. 5 авг. того же года храм был освящен митр. Новгородским и Ленинградским Алексием (впосл. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II). В мае 1990 г. областная база Ростекстильторга была выведена из нового Покровского собора. Первую службу в нем совершил 30 авг. 1990 г. еп. Новгородский и Старорусский Лев (Церпицкий). В 1996 г. был освящен правый придел собора в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», в 1998 г.- левый придел, в 2001 г. к 100-летию собора восстановлено пятиглавие и освящен главный престол. Единый для 3 приделов иконостас разработан по типу русских иконостасов посл. четв. XVIII - нач. XIX в. Расположение и состав икон соответствуют исторической описи. Росписи в барабане центрального купола реставрированы под рук. А. М. Кравчука, настенные - воссозданы М. Г. Кудреватым (С.-Петербург), в алтарной части - тверскими мастерами В. П. Сидоровым и Е. А. Соколовой.

В старой Покровской ц. установлен новый тябловый 3-ярусный иконостас, резьба выполнена писателем Д. М. Балашовым. Настоятель прихода с 1994 г.- прот. Игорь Беловенцев, в штате еще 2 священника. Оба Покровских храма принадлежат одному приходу, в Симеоновской и Никольской церквах богослужения не совершаются. Симеоновская ц. является филиалом НГОМЗ, в Никольской расположен Дом народного творчества. Для нужд прихода используется переданный 30 марта 1998 г. и реконструированный к 2001 г. по проекту инженера Ф. Ф. Тарасенко бывш. жилой дом по Звериной ул. С 2005 г. приходом выпускается газ. «Покровские врата», действует Гуманитарная школа-студия. В 2008 г. к западу от собора сооружена надкладезная деревянная звонница-часовня в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». К 2009 г. городской и областной военные комиссариаты занимали значительную часть территории мон-ря, включая настоятельский корпус.

Святыни и достопримечательности

Покров Пресв. Богородицы. Икона. XIV в. (НГОМЗ)
Покров Пресв. Богородицы. Икона. XIV в. (НГОМЗ)

Покров Пресв. Богородицы. Икона. XIV в. (НГОМЗ)
Храмовая икона Покрова Пресв. Богородицы представляет собой самое раннее на Новгородской земле изображение этого праздника (ок. 1399, менее вероятно - ок. 1335; с 1927 в Центральных гос. реставрационных мастерских (реставрация П. И. Юкина), с 1930 в НГОМЗ). Этот иконографический тип получил распространение в Вел. Новгороде и Пскове: ангелы простирают покров над Богоматерью Орантой, вверху - поясное изображение благословляющего Спасителя. Внизу в центральной части - царские врата, по сторонам слева - святые Иоанн Креститель и апостолы, справа - блж. Андрей, прп. Епифаний и мученики. В среднем ярусе - изображения 3 святителей и 3 ангелов. Композиция вписана в тройную аркаду, завершенную 5 главами на барабанах. Исследователи отмечают тонкую проработку ликов иконы, близкую к визант. традиции (ср. фрески ц. Рождества Богородицы на кладбище, поздний XIV в.) (Смирнова, Лаурина, Гордиенко. 1982. С. 101).

Рака с мощами прп. Саввы Вишерского (Покровский собор). Фотография. 2008 г.
Рака с мощами прп. Саввы Вишерского (Покровский собор). Фотография. 2008 г.

Рака с мощами прп. Саввы Вишерского (Покровский собор). Фотография. 2008 г.
Святынями З. м. были также: явленная икона св. Симеона Богоприимца с Младенцем Христом, к-рая прославилась избавлением новгородских и псковских жителей от мора в 1467 г. (находилась в приделе свт. Ионы в серебряном позолоченном окладе); храмовые иконы церкви Лазарева мон-ря (прав. Лазаря «в чудесах» и, вероятно, праведных Иоакима и Анны из деревянной церкви); иконы местного ряда «Прор. Илия в пустыне», «Св. Троица», на к-рой «самые Три Лица Св. Троицы» были написаны «в четырех местах» (Макарий (Миролюбов). Археол. описание. 1860. Т. 2. С. 116-117), Божией Матери «О Тебе радуется», храмовая «Положения ризы Богоматери» (высота ок. 2,8 м). Местонахождение этих святынь после закрытия обители неизвестно.

До 1913 г. в З. м. находилась чтимая икона Божией Матери «Знамение» кон. XII - 1-й пол. XIII в., представляющая один из древнейших иконографических вариантов этого типа (ГТГ, музей П. Д. Корина). На обороте поясного образа Богоматери изображена мц. Иулиания, на полях - избранные святые. Из часовни З. м. происходила икона святых Бориса и Глеба нач. XIV в., поступившая в 1914 г. в Новгородское епархиальное древлехранилище (ныне в ГИМ). Вероятно, из З. м. в 1915-1916 гг. в епархиальное древлехранилище была передана икона «Спас на престоле», раскрытая в 1900-х Юкиным (с 1958 в НГОМЗ). По описанию архим. Макария (Миролюбова), в Покровском храме на древнем медном Корсунском паникадиле были изображены Спаситель, Божия Матерь, ап. Петр, архангелы Михаил и Гавриил, «внизу вместо яблока голова львиная держит кольцо, а повыше этой главы центавры с луками в коронах» (Там же. С. 231-232).

28 марта 1995 г. в Покровский собор перенесены мощи прп. Саввы Вишерского, обнаруженные в ходе археологических раскопок на месте уничтоженного в 1979 г. собора Саввина Вишерского мон-ря. Во имя прп. Саввы переосвящен сев. придел собора, в к-ром и находится святыня. Перенесение мощей в Покровский собор мотивировано тем, что память преподобного приходится на Покров Богородицы - престольный праздник З. м., а приход Покровского собора с 1994 г. окормляет жителей пос. Савино Новгородского р-на, где располагался мон-рь (на его месте в 1994 сооружена ц. прп. Саввы Вишерского - 1-й построенный в постсоветский период храм Новгородской епархии). Частицы мощей прп. Саввы хранятся в старой Покровской ц. и в храме пос. Савино.

В Покровском соборе перед клиросом правого придела находится новый мощевик с частицами мощей ап. Фомы, мч. Агапита, диак. Римского, сщмч. Фаддея Тверского, Новгородских святителей Никиты, Иоанна, Григория и Моисея, князей Владимира, Мстислава и Феодора и кнг. Анны, свт. Игнатия, еп. Кавказского, преподобных Серафима Саровского, Максима Грека, Никандра Городноезерского, с сент. 2008 г.- мощевик с частицами мощей старцев Глинской пустыни, переданный в память почившего бывш. насельника пустыни духовника Новгородской епархии архим. Илариона (Приходько).

Архитектура и росписи

Церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы

(1399) по архитектуре характерна для периода расцвета новгородского зодчества кон. XIV в. Одноглавая 4-столпная одноапсидная кубическая церковь из известняковой плиты и кирпича (длина 16,5 м) по плану почти совпадает с расположенной поблизости ц. во имя апостолов Петра и Павла в Кожевниках (1406) и восходит к стилистике ц. во имя вмч. Феодора Стратилата на Ручью (1360-1361), хотя относится к т. н. группе «малых храмов» этого периода наряду с церквами апостолов Петра и Павла в Кожевниках, Рождества Богородицы на Михалице (1379), ап. Иоанна Богослова на Витке (1383-1384). При этом храм более приземистый, чем упомянутые памятники, и имеет 8-скатное покрытие вместо 3-лопастного завершения фасадов. Их декоративное оформление сходно с оформлением храмов данной группы, но в верхней части одного из фасадов вместо окна помещена ниша с фресковой живописью. Фасады разделены лопатками на 3 прясла, имеют достаточно сдержанное декоративное убранство. Карнизы апсиды и барабанов декорированы 2 поясами поребрика и поясом бегунца между ними. Апсида оформлена простой аркадой. После Смуты храм стоял полуразрушенным, в 1672 г., при игум. Евфимии, перестроен, переложены юж. и зап. стены, столпы, верхняя часть, включая арки, своды, барабан, устроена 8-скатная кровля, разобраны хоры (вновь построены в сер. XIX в.). В 1827 г. сделано 4-скатное покрытие, расширены проемы, поднят уровень пола.

К 1973 г. храм был реставрирован (архит. Л. М. Шуляк) в формах XVII в. с раскрытием деталей XIV в., восстановлены 8-скатная кровля, хоры, обнаружены следы росписи нач. XV в. (?).

Церковь во имя св. Симеона Богоприимца

Церковь во имя св. Симеона Богоприимца. 1466 г. Фотография. 2008 г.
Церковь во имя св. Симеона Богоприимца. 1466 г. Фотография. 2008 г.

Церковь во имя св. Симеона Богоприимца. 1466 г. Фотография. 2008 г.
(1466) является миниатюрной (7×7 м) кубической 4-столпной постройкой с сильно выступающей полукруглой в плане апсидой, завершенной 8-скатной кровлей и световой главой. Несмотря на миниатюрность, снаружи храм выглядит монументальным благодаря заметному сужению кверху четверика, а также массивному барабану. Ее особенностью является двухэтажность, что не выражено на фасадах. Они разделены лопатками на 3 прясла, при этом прясла сев. и юж. фасадов уже, чем прясла центрального и восточного. 3-лопастные завершения, обработанные многолопастной декоративной аркой, срезаны при устройстве 8-скатной кровли, их следы лучше сохранились на сев. фасаде. Поля фронтонов между центральными лопатками декорированы рядами бегунца и поребрика. В центральном прясле юж. фасада на уровне щипца сохранилась ниша-киот с живописным изображением св. Симеона с Богомладенцем.

1-й этаж, подцерковье, использовался для вспомогательных и хозяйственных целей. Межэтажное перекрытие устроено в виде сплошного наката бревен. Собственно храм располагался на 2-м этаже, отличаясь камерностью пространства и отсутствием хоров. Зап. столбы круглые, восточные скруглены в помещении собственно церкви в нижней части на высоту человеческого роста (в верхней части и подцерковье - квадратного сечения), что делает пространство храма более целостным и обозримым, близким к пространству 2-столпного зального типа, применявшемуся в монастырских храмах Пскова.

Подобно мн. храмам 50-60-х гг. XV в., когда по инициативе свт. Евфимия II велась активная «реставрационная деятельность», церковь ориентирована на местную архитектурную традицию 2-й пол. XIV в. На ее фасадах имеются такие характерные элементы, как полукруглые бровки над оконными проемами апсиды и барабана, а также полосы бегунца, поребрика и бровки с зубчиками над окнами, соединенные между собой пояском (встречаются только в соседней ц. Петра и Павла в Кожевниках). Близкими по типу являются также такие новгородские памятники, как ц. Двенадцати апостолов на Пропастех (1455), несохранившиеся храмы св. Лазаря в Лазаревом мон-ре (1461, см. ниже) и особенно свт. Николая в Гостинопольском мон-ре (между 1471 и 1475), к-рые, по предположению Вл. В. Седова, могли быть выстроены одной артелью, работавшей при архиерейском доме. Церковь св. Симеона является последним датированным произведением архитектуры независимого Новгородского гос-ва. Она фактически завершила эволюцию самостоятельной новгородской архитектурной школы.

Богоматерь перед киворием. Вмч. Феодор Тирон. Роспись ц. во имя св. Симеона Богоприимца. Между 1467 и 1472 гг. Фотография. 2008 г.
Богоматерь перед киворием. Вмч. Феодор Тирон. Роспись ц. во имя св. Симеона Богоприимца. Между 1467 и 1472 гг. Фотография. 2008 г.

Богоматерь перед киворием. Вмч. Феодор Тирон. Роспись ц. во имя св. Симеона Богоприимца. Между 1467 и 1472 гг. Фотография. 2008 г.
Возможно, после разорения церкви шведами (в 1654?) были переложены свод, купола, алтарная конха, центральные и четверные своды храма, в сев.-зап. углу фрески обгорели. При последующих перестройках появилась крупная луковичная глава, на месте деревянной паперти - обширный 2-этажный объем каменного притвора и ризницы с запада (XIX в., до 1860) без декора. В процессе реставрации в 1964-1967 гг. (архит. Штендер) были раскрыты и восстановлены первоначальные формы окон, портала, декор. Оставлено 8-скатное покрытие XVII в. В 70-х гг. XX в. завершены работы в основном объеме: устроено междуэтажное перекрытие на металлических связях, настлан кирпичный пол и осуществлено приспособление храма для музейного показа.

Памятник сохраняет роспись, которая датируется по ктиторскому изображению свт. Ионы периодом между 1467 и 1472 гг. Она была раскрыта в 1923 г. (экспедиция Главмузея под рук. Юкина), 1944-1948 гг. (Е. М. Брягин, Е. А. Домбровская) и 1971-1976 гг. Живопись XV в. сосуществует с фрагментами XVII, XVIII и XIX вв., поэтому до полного раскрытия древних фресок ряд исследователей указывали на их «ремесленный» характер. Роспись рассчитана на восприятие с близкого расстояния, миниатюрна и близка к иконной. Новгородская традиция получила здесь продолжение, отличное от столичной живописи, представленной, напр., творчеством Дионисия. Отмечалось определенное сходство росписей с росписью ц. прп. Сергия Радонежского на Владычном дворе (между 1459 и 1463) и ц. свт. Николая Чудотворца Гостинопольского мон-ря (ок. 1475 (?) - кон. XV в.; не сохр.).

Росписи верхнего яруса (Пантократор в скуфье купола, XVII в., на склоне свода - архангелы (поновления XVII в.) и херувимы, в барабане: 8 фигур праотцев между окнами в рост (верхний ярус), 12 полуфигур (нижний ярус), евангелисты (в парусах) традиционны. В конхе алтарной апсиды позднее (XIX в.?) изображение Отечества, возможно повторяющее древний оригинал (Колпакова. 1980. С. 299, 303-304); под конхой - ростовые изображения святителей (сохр. 5 фигур с поновлениями XIX в.) из композиции «Поклонение Жертве» («Служба святых отцов»). В основном пространстве храма под подпружными арками и сводами - изображения святых, размещенных в 5 фризах по принципу иконостаса или икон избранных угодников (такой тип икон в Новгороде встречался особенно часто). Часть этих фресок смыкалась с иконами утраченного в советский период иконостаса. Образы святых помещены на подпружных арках (6 медальонов и ростовые фигуры), на сводах подкупольного креста, в люнетах (2 регистра полуфигур), в сев.-зап. и юго-зап. камерах, жертвеннике, диаконнике и т. д. Программа росписи представляет собой уникальный в рус. монументальной живописи этого периода цикл изображений - настенный минологий (аналоги встречаются лишь в более поздних, XVII в., ярославских церквах св. Иоанна Предтечи в Толчкове и прор. Илии; известен гл. обр. в росписях балканских церквей XIII-XVI вв.). В этом минологии, начинающемся изображением св. Симеона Столпника (празд. 1 сент.) на сев. щеке юж. подпружной арки представлено ок. 400 поясных фигур и 33 фигуры в рост. Такая композиция символизирует совместное молитвенное предстояние святых с пребывающими в храме (все живые и умершие увековечены изображениями своих небесных покровителей).

Минологий прерывается 3 парными изображениями: ангелов Господних, записывающих имена входящих в храм (зап. стена, XVII в.), святых Христофора и Сергия Радонежского (сев. стена), свт. Ионы Новгородского с ц. св. Симеона в руках (ктиторское изображение) и прп. Варлаама Хутынского (юж. стена). Святые Христофор и Иона почитались в Вел. Новгороде как ходатаи в избавлении от моровых поветрий, почитание прп. Сергия Радонежского ввел в Вел. Новгороде свт. Иона, неоднократно встречаются парные изображения преподобных Сергия и Варлаама как предстоятелей за Московскую и Новгородскую земли (напр., «Спас Смоленский с припадающими Сергием Радонежским и Варлаамом Хутынским» над воротами Спасской башни Московского Кремля). Данное изображение могло свидетельствовать о возможном примирении с Москвой. Композиционных сцен в росписи нет. Господским и Богородичным праздникам соответствуют полуфигурные изображения Спасителя или Богоматери. Об обетном характере храма напоминает и изображение моления Богородицы в сюжете «Положение ризы» (Богоматерь перед киворием). На вост. стене храма, в юж. рукаве, внизу имеется надпись 1661 г. о моровом поветрии, с к-рым связано обетное построение церкви.

Собор в честь Покрова Пресвятой Богородицы

(1899-1901) выстроен в русском стиле. 5-главый 6-столпный храм представляет собой важную градостроительную доминанту в панораме Софийской стороны с Волхова. Несмотря на специфичность пропорций - растянутый по горизонтали объем, широко расставленное луковичное 5-главие,- храм (высота с крестом 25,5 м, своды 19 м, диаметр средней главы 8,5 м) выглядит монументально, особенно на фоне небольших древних церквей З. м. Угловые и промежуточные лопатки оформлены ширинками, боковые барабаны - двойными аркатурными поясами. Наборные оконные наличники увенчаны 3-частными кокошниками с килевидным навершием. Фасады завершаются раскрепованным, богато декорированным карнизом, над к-рым возвышались килевидные кокошники. Массивный центральный световой барабан имеет 4 окна и 4 ниши. Угловые глухие барабаны установлены на металлических балках, украшены рядом декоративных кокошников, а также широким аркатурно-колончатым поясом. Собор вмещает ок. 1 тыс. молящихся. Сплошной высокий иконостас длиной более 21 м включал 2 придельных иконостаса.

Некрополь

За алтарями церквей З. м. находились древняя скудельница и монастырское кладбище. Близ Покровской ц. ок. 1807 г. была похоронена некая монастырская старица, дожившая до 130 лет. В 1851 г. у входа в церковь был погребен писатель, гос. и общественный деятель, дипломат, член Российской академии, сенатор И. М. Муравьёв-Апостол. При строительстве нового собора его могила оказалась под алтарной частью, мраморная плита была снята, но место захоронения повторно обнаружено игум. Ангелиной (Денисовой), о чем сообщил на заседании Новгородского об-ва любителей древности гр. В. В. Муравьёв-Амурский. Вероятно, с этим связано избрание игум. Ангелины действительным членом об-ва 24 мая 1908 г. В советский период монастырский некрополь, располагавшийся к востоку от храмов, уничтожен, сохранились только кирпичная часовня-усыпальница с шатровым верхом и 2 надгробные плиты. В 2001 г. за алтарем Покровской ц. поставлен гранитный поклонный крест в память похороненных на скудельнице новгородцев (мастер Л. Ф. Степанов, Новгород).

Приписные церкви и подворье

К З. м. были приписаны церкви упраздненных Белого во имя святителя Николая Чудотворца (в 1764) и Лазаревского жен. (возможно, в 1816) мон-рей. Примыкающий с юга к территории З. м. Белый (Николо-Бельский, свт. Николая Белого) мон-рь составляет с ним единый комплекс. В 1135-1136 (или в 1144) гг. неким Ирожнетом (Рожнешем) была построена Никольская ц. (Н1Л. С. 7; Н3Л. С. 214; Т. 43. М., 2004. С. 65; Н3Л. С. 214). Однако в данном случае, вероятно, речь идет об ином храме в том же районе и с тем же посвящением (Штендер. 1991. С. 89-90, 100; Петров. Историческая топография. 1999. С. 6). Собственно Белый мон-рь впервые упоминается в связи с закладкой Новгородским архиеп. Давидом «на своем дворищи» в 1312 г. каменного собора (Н1Л. С. 70) и устройством обители. В 1521 г. игум. Илией Цветным был устроен придел «на сенях» во имя св. прор. Илии. Вероятно, вскоре после введения в обители общежития (1552) была построена каменная трапезная Ильинская ц. (упом. в описи 1583-1584 гг. наряду с Никольской ц., имевшей Петропавловский придел). Земельные владения обители по р. Гзень граничили с угодьями упраздненного в XVII в. Борисоглебского мон-ря. После Смуты, по описи 1615 г., каменные церковь и трапезная были «разорены, келей и ограды нет… старцов и слуг того монастыря нет ни единово человека» (Опись Новгорода. 1984. С. 121). В 1623-1628 гг. монастырь был возобновлен по указу царя Михаила Феодоровича, подтверждены его права на вотчины и угодья, в т. ч. в Кожевниках (1641). 5 февр. 1672 г. деревянные строения сгорели. В 1685-1764 гг. мон-рь приписан к Новгородскому архиерейскому дому, в мон-ре открылась больница. Наряду с Никольской ц. за деревянной оградой находились трапезная каменная Ильинская ц. и надвратная каменная колокольня, к нач. XIX в. они были разобраны. Между 1845 и 1860 гг. Никольская ц. была возобновлена; пристроены новый обширный притвор и сев. придел на месте древних (XVI в.?). В церкви почитались икона свт. Николая - древнейший список образа из Николо-Дворищенского собора и икона апостолов Петра и Павла - древний список т. н. Корсунской иконы апостолов из Софийского собора.

Никольская ц. (1312) - крестово-купольная, 4-столпная, одноглавая, с одной полуциркульной в плане апсидой. Она построена из кирпича, с использованием серого плитняка и ракушечника. Ее особенностями являются пирамидальность архитектурной композиции (стены по мере подъема кверху отклоняются внутрь храма до 40 см от вертикали), а также наличие элементов западноевроп. происхождения. Церковь оказала «огромное влияние на последующее развитие архитектуры своего региона» (Штендер. 1991. С. 89, 99), наряду с Никольским собором в Изборске относится к группе сооружений, предшествовавших расцвету новгородской архитектурной школы в 1360-1400-х гг.

Из росписей сохранились фрагменты: фреска в верхнем окне диаконника и изображение Пантократора в куполе (XVII в.), внутреннее убранство утрачено. Навершия наличников оконных проемов притвора и придела декорированы килевидными кокошниками в рус. стиле К. А. Тона. После 1945 г. использовалась как одно из зданий концлагеря, затем как склад. Реставрация проходила в 1963-1964 гг. и в 1989 г. (архит. Г. М. Штендер).

Располагавшийся к югу от Белой обители Лазарев (Лазаревский) монастырь, по мнению В. Л. Янина, существовал уже в 1095-1096 гг., являясь при свт. Никите Новгородском общегородским центром книгописания. При обители был создан «крупнейший и наиболее ранний из дошедших до нас комплексов древнерусских книг домонгольского времени» (Гиппиус. 2007. С. 36). Сохранилось 11 книг, относящихся к рубежу XI и XII вв., атрибутированных Лазаревскому скрипторию. Хотя в ранних источниках речь идет о ц. во имя св. Лазаря, существование жен. мон-ря в кон. XI в. подтверждается анализом выходной записи в июльской Минее (Тип. 121). Первое летописное упоминание под 1300 г. связано со строительством деревянного храма (Н1Л. С. 91). 13 авг. 1339 г. в церкви произошло чудо истечения слез от иконы Божией Матери, после чего к храму состоялся крестный ход (в наст. время икона утрачена). Обитель св. Лазаря упомянута впервые в летописи в 1367 г. В 1384 г. деревянная церковь сгорела (Н1Л. С. 93). В 1461 г. по благословению свт. Ионы была возведена каменная, освященная 1 нояб. (ПСРЛ. Т. 16. С. 206). Типичный для Новгорода кубический 4-столпный одноглавый одноапсидный храм имел подцерковье, отделенное деревянным настилом. Фасады четверика разделяли на 3 прясла лопатки, стянутые 2-уступчатыми лопастными арками. Стены украшал кирпичный выкладной декор нового типа (бегунец, поребрик, зубцы), но на барабане отсутствовал характерный пояс арочек. В целом фасадный декор отличался сдержанностью. Храм имел подцерковье, отделенное деревянным настилом. Новшеством в решении интерьера стали высокие свободные пилоны квадратного сечения при отсутствии хоров, что придавало храму вертикализм, Л. А. Секретарь отмечает также «зальный характер пространства». Ближайшими аналогами являются церкви Двенадцати апостолов, не имеющая, впрочем, подцерковья, св. Симеона Богоприимца в З. м. и свт. Николая в Гостинополье, сооруженные при участии архиепископского двора. В 1546 г. (1547/48?) храм пострадал от пожара. В XVI в. в обители существовала также деревянная ц. во имя святых Иоакима и Анны, уничтоженная в период швед. оккупации и возобновленная в 1733 г. Во время оккупации Лазаревская ц. была «разорена и пожжена», в 1615 г. в мон-ре проживали «две старицы, три белицы, да дьячок, да пономарь, да бобыль» (Опись 1615 г. 1984. С. 123).

В 1764 г. мон-рь был упразднен, Лазаревская ц. обращена в приходскую и приписана к З. м. В 1848 г. богослужения в ней прекратились. Вскоре после 1851 г. была разобрана ветхая деревянная церковь «святых Иоакима и Анны с полуразвалившейся колокольней». В 1860 г. по прошению новгородского мещанина С. Гусева, к-рому поручила вести дела вдова ген.-майора Е. Мизина, было разрешено за счет последней «возобновить» древний храм, что привело к его полной разборке (сохр. изображение работы А. Н. Мартынова). «С оконечности вала открывается прелестный вид на Софийскую сторону: прямо представляется Зверин женский монастырь со своею белою оградою и башенками и окольные его церкви, уныло смотрящиеся в мутные воды Волхова. Особенно картинно рисовалась недавно еще здесь древняя церковь св. Лазаря, покрытая мхом и плесенью, но увы! Лазаря теперь нет»,- писал в 1862 г. краевед И. К. Куприянов (Прогулка по Новгороду. 1862. С. 126-127). В 1860-1865 гг. на месте старой была построена новая каменная ц. св. Лазаря в рус. стиле (не сохр.). Необычный по архитектуре центрический октагональный храм венчала массивная луковичная глава, каждая фасадная стена завершалась большим килевидным кокошником. Центром по организации археологических исследований НГОМЗ (археолог М. И. Петров) в 1993 г. проводились разведочные работы на территории Лазарева мон-ря, однако остатки древней обители не были обнаружены.

Подворье в С.-Петербурге было устроено на углу Надеждинской и М. Итальянской улиц, пожертвовано монастырю в 1861 г. генеральшей В. М. Буткевич (урожд. Путятиной). В 1862-1863 гг. по проекту с.-петербургского епархиального архит. Г. И. Карпова было сооружено 2-этажное здание подворья в рус. стиле XVII в. На верхнем этаже располагалась небольшая церковь, увенчанная высокой главкой, на нижнем - часовня и кельи. Церковь была освящена 23 марта 1863 г. викарным еп. Ревельским Леонтием (Лебединским) в присутствии вел. кнг. Александры Петровны в честь Успения Пресв. Богородицы, что было связано с пребыванием в храме чтимой иконы Успения, привезенной из Иерусалима в 1852 г. вдовой чиновника К. Булатовой (мон. Анной). Почиталась также Тихвинская икона Божией Матери. 16 сент. 1897 г. еп. Гдовским Назарием (Кирилловым) в присутствии градоначальника ген.-майора Н. В. Клейгельса и благотворителя подворья С. А. Смурова в храме был освящен придел во имя свт. Николая Чудотворца, сооруженный на средства полковника А. А. Костанды. Последним настоятелем был служивший с 1897 г. иерей Николай Николаевич Богословский, сын прот. Н. Г. Богословского (1870-1937, расстрелян). В 1931 г. храм закрыт, после войны разобран. В 1950 г. на участке выстроено школьное здание. Для З. м. Г. П. Елисеевым был также приобретен 2-этажный деревянный дом предположительно в районе Троицкой пл.

Арх.: РГИА. Ф. 796. Оп. 146. Д. 161; Ф. 797. Оп. 30. Д. 41, 44; Ф. 799. Оп. 33. Д. 1065; ГАНО. Ф. 518. Покровский Зверин мон-рь, 1828-1915; Ф. 676. Николаевский Белый мон-рь. 1732 г.; РГИА. Ф. 513. Оп. 102. Д. 4096; Ист. справка. Выписки из арх. и лит. источников. Новгород, 1969 // Арх. отдела гос. охраны культурного наследия Комитета культуры и туризма Новгородской области. № 68; Ист. справка. Выписки из архивных дел ЛОИИ АН СССР, ГАНО, летописей и лит. источников / Сост.: Л. А. Секретарь. Новгород, 1978 // Там же. № 20; Ц. Николы Белого Никольского Белого мон-ря. 1312-1313. Ист. паспорт / Сост.: М. С. Белевич. Новгород, 1979 // Там же. Б. н.; Церковь Симеона Богоприимца в Новгороде. Обмерные чертежи // Там же. № 5902; Архитектурно-техническое описание ц. Симеона Богоприимца // НГОМЗ. ОПИ. Ф. 15. Оп. 1. Д. 292; Мат-лы по музеефикации ц. Симеона Богоприимца // Там же. Д. 293; Альбом Г. М. Штендера // Там же. Д. 294.
Ист.: ПСРЛ. Т. 3: IV Новгородские летописи. СПб., 1841 (в тексте: Н1Л; Н2Л; Н3Л; Н4Л); НПЛ. 1950, 2000р; ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1: Новгородская четвертая летопись. Ч. 1. Вып. 1. Пг., 1915; Вып. 2. Л., 1925; Вып. 3. Л., 1929; Т. 16: Летописный сб., именуемый летописью Авраамки. СПб., 1889. М., 2000р; НовгорЛет.; Писцовая книга Обонежския пятины нагорние половины письма и дозору Ондрея Васильевича Плещеева, да подъячего Семейки Кузмина лета 7091 г. [1583 г.] // ВОИДР. 1850. Кн. 6. Мат-лы. С. 93, 103, 108, 109, 110; Майков В. В. Книга писцовая по Новгороду Великому кон. XVI в. СПб., 1911. С. 53, 62, 67; НПК. 1999. Т. 1. С. 324.
Лит.: [Евгений (Болховитинов), митр.]. Ист. разговоры о древностях Вел. Новгорода. М., 1808. С. 19; Озерецковский Н. Я. Обозрение мест от Санкт-Петербурга до Ст. Руссы и на обратном пути. СПб., 1808. С. 38-39; ИРИ. Ч. 3. С. 473-477; Ч. 4. С. 150-154; Павлов А. М. Ист. описание святыни Новгородской. СПб., 1848. С. 50, 54; Игнатьев Р. Г. Указатель к обозрению святыни, древностей и достопримечательностей г. Новгорода и его окрестностей. Новгород, 1850. С. 12-13, 15; Платон (Шишкин), иером. Паломник, или указатель святыни и древностей г. Новгорода и его окрестностей // Новгородские ГВ. 1851. № 43. Ч. неофиц. С. 203; Милютин В. О недвижимых имуществах духовенства в России // ЧОИДР. 1860. Кн. 3. Отд. 1. С. 151; Макарий (Миролюбов), архим. Археол. описание церк. древностей в Новгороде и его окрестностях. М., 1860. СПб., 2003р. Ч. 1. С. 132-153; Ч. 2. С. 64, 65, 104, 108, 112, 114, 117, 122, 138-143, 231, 277, 298; он же. Древние церк. обряды в Новгороде по указанию письменного архиерейского Чиновника, или устава // ЧОИДР. 1861. Кн. 1. Отд. 3. С. 19-20; он же. Путеводитель по Новгороду с указанием на его церк. древности и святыни. СПб., 1862. С. 16-17; Куприянов И. К. Прогулка по Новгороду и его окрестностям. Новгород, 1862. С. 63-64, 126-127; Толстой М. В. Святыни и древности Новгорода. М., 1862. С. 7, 84-85; Сказание о моровом поветрии, бывшем в Великом Новгороде в 1467 г. и прекратившемся по молитвам св. прав. Симеона Богоприимца. М., 1893; Соколов В. По поводу крестных ходов в Новгороде, совершаемых в июле и авг. // Новгородские ЕВ. 1894. № 16. С. 746, 749; Токмаков И. Ф. Ист.-стат. и археол. описание Отенского-Покровского-Трехсвятительского и Николаевского муж. мон-ря в связи с житием свт. и чудотворца Ионы, архиеп. Новгородского, и сказанием о жизни инока Зиновия. М., 1897. С. 33-34; Освящение придела // Петербургский листок. 1897. № 256. С. 3; Быстров Ф., прот. Слово, произнесенное при закладке нового храма в Новгородском Зверино-Покровском жен. мон-ре. Закладка нового каменного храма в Новгородском Зверино-Покровском жен. мон-ре // Новгородские ЕВ. 1899. № 17. С. 1044-1049, 1051-1053; Рождественский А., прот. Освящение нового храма в Зверином мон-ре // Новгородские ЕВ. 1901. № 21. С. 1264-1268; он же. Новгородский Покровский Зверин жен. мон-рь. Новгород, 1903 (то же: Новгород, 1911); Сб. Новгородского общества любителей древности. Новгород, 1908. Вып. 1. С. 5; Ласковский В. П. Путеводитель по Новгороду. Новгород, 19132. С. 30-32, 144, 146; Гусев П. Л. Три новгородские уничтоженные церкви // ВАИ. 1914. Вып. 22. С. 83-87; Скворцов А. М. Икона св. князей Бориса и Глеба // София. 1914. № 6. С. 25, 31; Мясоедов В. Два погибших памятника Новгородской старины // ЗРАО. 1915. Н. с. Т. 10. С. 108-111; Порфиридов Н. Г. Новые открытия в области памятников древней живописи в Новгороде (1918-1928) // Сб. Новгородского об-ва любителей древностей. Новгород, 1928. Вып. 9. С. 57-66; Дмитриев Ю. Н. Стенные росписи Новгорода, их реставрация и исследование // Практика реставрационных работ. М., 1950. Сб. 1. С. 135-172; Лаурина В. К. Две иконы новгородского Зверина мон-ря: (К вопр. о новгородской иконописи 1-й пол. XIV в.) // Сообщ. ГРМ. Л., 1964. Вып. 8. С. 105-119; Каргер М. К. Новгород Великий. М., 1970. С. 122-127, 130; Смирнова Э. С. Живопись Вел. Новгорода: Сер. XIII - нач. XV в. М., 1976. С. 22-23, 36, 46, 70-72, 110, 111, 179-180, 222-279, 332-334; Герасимов М. Н. Фрески ц. Симеона Богоприимца в Новгородском Зверином мон-ре // ПКНО, 1978. Л., 1979. С. 242-266; Колпакова Г. С. О росписи церкви Симеона Богоприимца в Новгороде // ДРИ. 1980. Вып.: Монументальная живопись XI-XVII вв. С. 297-301; Хорошев А. С. Церковь в социально-политической системе Новгородской феод. республики. М., 1980. С. 208; Смирнова Э. С., Лаурина В. К., Гордиенко Э. А. Живопись Вел. Новгорода, XV в. М., 1982. С. 19, 39, 60, 90-92, 107, 211-212, 259, 265, 269; Янин В. Л. Новгородский скрипторий рубежа XI-XII вв.: Лазарев мон-рь // АЕ за 1981 г. М., 1982. С. 52-63; Ковалева В. М. К вопросу об изменении первоначальной цветовой гаммы нек-рых памятников монументальной живописи XII-XV ст. // Древний Новгород: История. Искусство. Археология: Новые исслед. М., 1983. С. 297-301; Опись Новгорода 1617 г. М., 1984. Ч. 1, 2. С. 121-122, 128-129, 324; Сивак С. И. Неизвестные граффити ц. Симеона Зверина монастыря // ПКНО, 1982. Л., 1984. С. 29-33; Лившиц Л. И. Монументальная живопись Новгорода XIV-XV в. М., 1987. С. 39-41, 395-430, 514, 517-520; Штендер Г. М. Исследования и реставрация церкви Николы Белого в Новгороде // Реставрация и архитектурная археология. М., 1991. С. 89-109; Раппопорт П. А. Древнерус. архитектура. СПб., 1993. С. 135-136, 140; Седов Вл. В. Церковь Лазаря 1461 г. и Новгородская архитектура времени архиеп. Евфимия II и Ионы // Архив архитектуры. IV / Новгородские древности. М., 1993. [Вып. 1]. С. 38-61; Таисия (Солопова), игум. Зап. М., 1994. С. 93-100, 104-107, 109-115; ГТГ: Кат. собр. М., 1995. Т. 1. С. 60-63; Жервэ Н. Н. Покровский Зверин мон-рь // Где Святая София, там и Новгород. СПб., 1997. С. 213-219; Чумовицкая М. Ц. Симеона Богоприимца // Там же. С. 219-223; она же. Обетные храмы Новгорода // София. 2001. № 3. С. 10-12; Соленикова Е. В. Архитектурный декор в композиции фасадов Новгородских храмов 2-й пол. XIV-XV вв. // Новгород и Новгородская земля: История и археология. Новгород, 1997. Вып. 11. С. 196-204; Савинова И. Д. Лихолетье. Новгород, 1998. С. 24, 29, 104; Столярова Л. В. Древнерус. надписи XI-XIV вв. на пергаменных кодексах. М., 1998. С. 201, 283; Бобров А. Г. К вопросу о древнейших скрипториях Вел. Новгорода // Рукописные собр. церк. происхождения в б-ках и музеях России. М., 1999. С. 42-50; он же. Монастырские книжные центры Новгородской республики // КЦДР: Севернорус. мон-ри. СПб., 2001. С. 8-9, 23-29, 35, 36, 94-95, 99-100, 105-106; Памятники истории и культуры Новгородской обл.: Кат. / Сост.: Л. В. Мищенко и др. Вел. Новгород, 1999. С. 65, 67; Петров Д. А. К вопросу о древнейшей топографии и административном статусе части территории Новгорода, расположенной на берегу ручья Гзень // Он же. Проблемы ист. топографии Новгорода М., 1999. С. 4-11. (Архив архитектуры; Х / Новгородские древности; Вып. 4); Архивные фотографии построек на Гзени // Там же. С. 169-174; Петров М. Н. Крест под молотом. Вел. Новгород, 2000. С. 37-38, 123, 162, 168-169; Петрова Л. И., Анкудинов И. Ю., Попов В. А., Силаева Т. В. Топография пригородных мон-рей Новгорода Великого // НИС. СПб., 2000. № 8(18). С. 126, 130-131, 136-137; Лазарев В. Н. Рус. иконопись от истоков до начала XVI в. М., 2000. С. 51, 240, № 34; Покровский собор: 100 лет, 1901-2001. Вел. Новгород, 2001; Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни С.-Петербурга. СПб., 2003. С. 316; Пинкусова Т. В. Земельные владения Зверина Покровского мон-ря. XV-XX вв. // Ежег. НГОМЗ, 2001. Вел. Новгород, 2003; Лившиц Л. И., Сарабьянов В. Д., Царевская Т. Ю. Монументальная живопись Вел. Новгорода, кон. XI - 1-я четв. XII в. СПб., 2004. С. 410, 433, 444-445, 472, 744; Скурлов В., Иванов А. Церковные вещи - подарки из Кабинета Его Величества (1872-1917 гг.). СПб., 2004. С. 45; Рассохина Д. Почитание пресвятых одежд Богородицы в Новгороде: визант. источники и отражение в иконографии // София. 2006. № 4. С. 13-16; Гиппиус А. А. К вопросу о Новгородском Лазаревском скриптории рубежа XI-XII в. // ДРВМ. 2007. № 1(27). С. 36-44; Осиновская Ю. Н. Новгородский Зверин мон-рь в XVIII-XX вв.: Аннот. перечень документов ГИАНО // Новгородский арх. вестн. 2007. № 6. С. 175-200; Секретарь Л. А. Зверин Покровский мон-рь. Николо-Бельский мон-рь. Лазарев мон-рь // Новгород Великий: Энцикл. слов. Вел. Новгород, 2007. С. 304-305, 307, 317, 492, 503-504, 524-525; Ядрышников В. А. Покрова Богородицы [церковь] в Зверине мон-ре // Там же. С. 499.
Свящ. Александр Берташ
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (жен.) Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Россия) Новгородская и Старорусская епархия Русской Православной Церкви (21 ноября 1891 - 1943; 1956 - 7 окт. 1967; с 20 июля 1990) Настенная роспись (Россия) Зверин в честь Покрова Пресвятой Богородицы женский монастырь (Новгородской и Старорусской епархии), в г. Великом Новгороде
См.также:
ВАРЛААМИЕВ ХУТЫНСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Новгородской и Старорусской епархии
ВЛАДИМИРСКИЙ КНЯГИНИН В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Владимирской и Суздальской епархии
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
БЕЛОПЕСОЦКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Московской епархии
БОРОДИНСКИЙ ВО ИМЯ НЕРУКОТВОРНОГО ОБРАЗА СПАСИТЕЛЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Московской епархии
БРУСЕНСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ в г. Коломна (Московской епархии)
БРЯНСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Брянской и Севской епархии
ВАЛДАЙСКИЙ СВЯТООЗЕРСКИЙ В ЧЕСТЬ ИВЕРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Новгородской и Старорусской епархии
ВАРНИЦКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ СЕРГИЕВ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в пос. Варницы, ныне в черте г. Ростова Ярославской обл., подворье Троице-Сергиевой лавры (с 1995)
ВЛАХЕРНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ И НЕРУКОТВОРНОГО ОБРАЗА СПАСИТЕЛЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Московской епархии