Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЕПИСКОП
Т. 18, С. 509-522 опубликовано: 23 марта 2012г.


ЕПИСКОП

[греч. ἐπίσκοπος], высшая из 3 богоустановленных степеней священства в правосл. Церкви, существующая также и в католич. и нехалкидонских Церквах, сохраняющих апостольское преемство (а также в тех протестант. сообществах, к-рые признают епископское служение). Е. является носителем высшей благодати священства. Служение Е. вмещает всю полноту апостольской власти. Е. выступает главным учителем местной Церкви как для мирян, так и для клира (Послание патриархов Восточно-кафолической Церкви о правосл. вере. 10 // Догматические послания правосл. иерархов XVII-XIX вв. о правосл. вере. М., 1900. Серг. П., 1995р. С. 157-163; ср.: Трул 19). По благодати Св. Духа Е. принадлежит право возглавлять совершение таинств Церкви. Только Е. может совершать рукоположения: по словам свт. Епифания Кипрского, «чин епископов преимущественно назначен для рождения отцов, ибо ему принадлежит умножать в Церкви отцов духовных» (Epiph. Adv. haer. 75 (45). 4). Только Е. может освящать миро (в совр. правосл. традиции миро освящается не всяким Е., но главой Поместной, автономной или афтокефальной Церкви) - т. о., вступление в Церковь, происходящее через Крещение и Миропомазание, невозможно без Е., кто бы ни совершал Миропомазание - Е. или священник. Таинство Евхаристии также совершается либо самим Е., либо священником, которого Е. определяет для служения в том или ином храме (ср.: «Только та Евхаристия должна почитаться истинною, которая совершается епископом или тем, кому он сам предоставит это» - Ign. Ep. ad Smyrn. 8; «Веруем, что сие таинство св. Евхаристии совершается не всяким, а одним только благочестивым иереем, получившим священство от благочестивого и законного епископа» - Послание патриархов Восточно-кафолической Церкви о правосл. вере. 17 // Догматические послания. С. 176-182). В правосл. традиции это требование выражается также в запрете совершать Евхаристию без освященного и подписанного Е. антиминса. Е. принадлежит власть надзора и суда над местным клиром. Ему вверено управление церковным имуществом. Без его участия или благословения ничто не может совершаться в местной Церкви (см. также ст. Власть).

Наименование «Е.» в дохристианских традициях

Буквально греч. слово ἐπίσκοπος переводится как «блюститель» или «надзирающий».

В античных памятниках

это слово встречается в разных значениях и контекстах, причем оно не используется по отношению к языческим жрецам (хотя некие ἐπίσκοποι упоминаются в списке служителей при храме Аполлона Родосского - СIG. XII 1. 731, а Плутарх называет великого понтифика (pontifex maximus) в Риме «надзирающим над святыми девами», т. е. весталками - Plut. Vitae. Num. 9; в обоих случаях, однако, слово «епископ» не имеет непосредственных жреческих коннотаций). В V в. до Р. Х. этим словом именовались гос. служащие, заведовавшие сбором денежных средств (Aristoph. Av. 1021-1057), и инспекторы в Афинском морском союзе (СIG. I 10, 11). Чаще всего «епископами» в греко-рим. мире называли разного рода надзирающих: за покоренными территориями (Appian. Hist. rom. XII (Mithridatica). 48), за рабами (PFreib. 8. 11), за строительными работами (Plut. Vitae. Pericl. 13), за торговлей на рынках (Plat. Leg. 8. 849A) и проч. Платон, рассказывая об идеальном управлении гос-вом, упоминает тех, кто должны надзирать за соблюдением законов (νομοφύλακες ἐπίσκοποι - Plat. Leg. 6. 762D; о том, что такие функции осуществлял особый совет в Афинах, см.: Plut. Vitae. Solon. 19). Слово ἐπίσκοπος и близкие к нему по значению формы часто употреблялись по отношению к языческим богам (Pindar. Olymp. 14. 5; Aeschyl. Sept. c. Theb. 271; Cornut. Theol. graec. 16, 20, 22, 27, 30, 32; Plat. Leg. 4. 717D; Plut. Vitae. Camill. 5). Греч. слово было уже в I в. до Р. Х. заимствовано римлянами и часто встречается в лат. транскрипции (Cicero. Ep. ad Attic. 7. 11. 5; CIL. 5. 2. 7914, 7870; Dig. 50. 4. 18. 7).

В Ветхом Завете и литературе эпохи Второго храма

В ВЗ неск. раз упоминаются священники, к-рые называются «надзирателями», или «блюстителями» ( ,  ), при Иерусалимском храме (Иер 20. 1; 29. 26) и начальствуют над др. священниками и левитами (Неем 11. 14-22; 12. 42). Это же наименование встречается и по отношению к егип. и персид. чиновникам (Быт 41. 34; Есф 2. 3). В Суд 9. 28  занимает должность во главе городского управления (ср.: Неем 11. 9), а в 4 Цар 25. 19 и Иер 52. 25 так называются евнухи, стоящие во главе войска. Вероятно, во всех этих случаях речь идет о служениях, схожих с теми, к-рые известны по греко-рим. источникам и существовали в персид. империи (учитывая тесные контакты греков с персами, можно предположить, что они заимствовали нек-рые методы и институты управления у персов). Вероятно, близким по значению к евр.  является арам. выражение   в 1 Езд 7. 14, которое можно перевести как «посланный исполнять обязанности инспектора» (в син. пер.- «чтобы обозреть Иудею и Иерусалим»; ср. греч. перевод семит. слова в 2 Езд 8. 12; подробнее см.: Steiner R. C. The   at Qumran, the   in the Athenian Empire, and the meaning of   in Ezra 7. 14 // JBL. 2001. Vol. 120. N 4. P. 623-646).

Для выявления истоков епископского служения определенное значение имеют кумран. находки, в к-рых упоминается   ( ), т. е. «тот, кто надзирает [за чем-либо]» (1QS 6. 11-12, 19-20). Его основными функциями были: принятие в общину новых членов (4QDa 5 i 14; CD 13. 13; 15. 8, 11, 14), забота о финансах и торговле (1QS 6. 20; CD 13. 16; 14. 13), а также суд (CD 9. 18, 19, 22; 14. 11-12; 4QDa 11. 16; 4Q477). С. Шехтер, обнаруживший Дамасский документ в Каирской генизе, полагал, что   - это аналог рим. цензора, появившийся в иудейском мире только в рим. эпоху (Schechter S., ed. Fragments of Zadokite Work. Camb., 1910. P. XXIII. Not. 41). Его поддержал Р. Чарлз. Однако против выступил Э. Мейер (см.: Thiering. 1981). Вероятно, помимо влияния со стороны гражданских установлений в данном случае на выбор «кумранитами» именно этого названия повлияли пророческие образы Ис 40. 11 и Иез 34. 12. Кроме того, среди набатейских надписей, найденных в святилище Гебель-Монейга (юж. Синай), в списке жрецов также встречается слово   ( ). Согласно наиболее распространенной гипотезе, в данном случае речь идет о служителе, осматривавшем жертвенных животных (ср.: Мишна Тамид 3. 4; Арак. 2. 5; Вавилонский Талмуд. Кетувим. 106а; Иерусалимский Талмуд. Шекалим. 4. 2. 48a).

Филон Александрийский называет словом ἐπίσκοπος прор. Моисея (Philo. Quis rer. div. 30). Наконец, в ВЗ неоднократно говорится о Боге как о «надзирающем» за сердцем человека (напр.: «Бог есть свидетель внутренних чувств его и истинный зритель сердца его» - Прем 1. 6).

Е. в Новом Завете

В НЗ не содержится ни прямого наставления от Господа о необходимости поставления Е., ни рассказа о первом установлении степени Е. апостолами (подобного рассказу об избрании 7 диаконов). Однако Е. как служители Церкви неск. раз прямо упоминаются в Посланиях и Деяниях св. апостолов (Флп 1. 1; Деян 20. 28; 1 Тим 3. 2; Тит 1. 7).

Анализ др. новозаветных текстов показывает, что помимо наименований «епископ» и «старец» (πρεσβύτερος) в апостольские времена были в ходу и другие наименования служителей, исполнявших функции Е. В частности, в 1 Кор 12. 28 при перечислении церковных служений говорится об имеющих дар «управления» (κυβερνήσεις). Упоминаются также некие «начальствующие» или «предстоятели» (формы от глагола προΐστημι в 1 Тим 5. 17; Рим 12. 8; 1 Фес 5. 12). Многократно говорится о «пастырях» (ποιμένες - напр.: Еф 4. 11).

В 1 Петр 2. 25 Сам Христос называется «Блюстителем (букв. Епископом.- Авт.) душ (ἐπίσκοπον τῶν ψυχῶν ὑμῶν)», а в 1 Петр 5. 2 апостол, обращаясь к пресвитерам, наставляет их: «Пасите (ποιμάνατε) Божие стадо, какое у вас, надзирая (ἐπισκοποῦντες) за ним не принужденно», т. е. говорит о тех функциях, к-рые должны исполнять Е. Однако при этом он и себя именует «сопресвитером» (συμπρεσβύτερος).

Возможно, «любящий первенствовать» Диотреф, к-рый не принимал даже апостолов (3 Ин 9-10), также исполнял епископские функции. Однако в Посланиях ап. Иоанна упоминаются только пресвитеры, или старцы (2 Ин 1; 3 Ин 1).

В Послании к Филиппийцам

ап. Павел обращается к святым (т. е. верным) «с епископами и диаконами» (Флп 1. 1). То, что он отличает исполнителей этих служений от остальных членов общины, говорит об их иерархическом положении, хотя они и упоминаются на 2-м месте. Упоминание диаконов наряду с Е. является устойчивым выражением в раннехрист. лит-ре (Clem. Rom. Ep. I ad Cor. 42. 4-5; Didache. 15. 1 и др.; ср.: 1 Тим, где слова о Е. и о диаконах следуют друг за другом). Главной проблемой при интерпретации Флп 1. 1 является то, что слово ἐπίσκοπος употреблено здесь во мн. ч.: как в небольшом полисе могло оказаться неск. Е.? В святоотеческой традиции это объясняется тем, что в ранней Церкви еще не проводилось четкого различия в наименовании служений и Е. могли называться пресвитеры (Ioan. Chrysost. In Philip. 1. 1; в пользу такого толкования говорит и то, что сщмч. Поликарп Смирнский говорит, обращаясь к филиппийцам, о «пресвитерах и диаконах» - Polycarp. Ad Phil. 5. 3; характерно, что во всем Послании он ни разу не упоминает Е.). Некоторые исследователи полагают, что под «епископами и диаконами» имеются в виду не 2 различных служения, а одно, и не иерархические степени, а указания на функции, к-рые могли (временно) исполнять любые члены общины (Hawthorne G. F., Martin R. P. Philippians. Nashville, 2004. (WBC; 43)). Однако возможно и др. толкование, согласно к-рому речь здесь идет о собрании в Филиппах глав неск. «домашних» церквей (возможно, со всей округи).

В кн. Деяний св. апостолов

В Деян 20. 17-35 излагается прощальная беседа, с к-рой ап. Павел обратился к «пресвитерам Церкви», созванным в Милет из Эфеса. В этой беседе апостол называет собравшихся «блюстителями» (ἐπισκόπους), поставленными, чтобы «пасти» Церковь. Мн. исследователи полагают, что слово ἐπισκόπους в данном случае указывает не на степень, а на функции, к-рые выполняют пресвитеры. Др. ученые видят здесь совмещение 2 способов управления Церковью, принятых в разных регионах христ. мира, что, по их мнению, отражает цели автора кн. Деяния продемонстрировать единство различных древнехрист. традиций (обзор теорий см.: Barrett C. K. The Acts of the Apostles: A Shorter Comment. L.; N. Y., 2002. Vol. 2). В Деян 1. 20 приводится также цитата из Пс 108. 8, в к-рой слово ἐπισκοπή (достоинство, епископство) употреблено в отношении апостольского служения.

В Пастырских посланиях

содержатся подробные сведения о Е. В 1 Тим 3 говорится о том, что Е. «должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен, не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив, хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью», а также, что он не должен быть «из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом». Свт. Иоанн Златоуст, разбирая эти стихи, отмечает «умеренность добродетели» (включая дозволение однократного вступления в брак до хиротонии), к-рая требуется от кандидата во епископы, что, по его мнению, было вызвано острой потребностью в Е. в ту эпоху (Ioan. Chrysost. In 1 Tim. 10. 1). К епископскому служению относятся и наставления, к-рые даются Тимофею в др. главах Послания: возложение рук, суд над пресвитерами, забота о вдовах, учительство, управление церковью как своим домом, сохранение предания церковного.

В Послании к Титу апостол также дает наставления, связанные со служением Е. Он говорит о том, что Тит был оставлен на Крите, чтобы «поставлять по всем городам пресвитеров» (Тит 1. 5). Однако перечисляемые далее моральные качества, которыми должны обладать пресвитеры, очень близки к тем, к-рые были перечислены в 1 Тим 3 для Е., а в ст. 6-9 эти пресвитеры прямо именуются Е.: «Если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности. Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец, но страннолюбив, любящий добро, целомудрен, справедлив, благочестив, воздержан, держащийся истинного слова, согласного с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении, и противящихся обличать». Главным отличием от 1 Тим 3 является особый акцент на сохранении Е. истинной веры и обличении им еретиков. Сопоставление этих посланий показывает, что автор не проводит четкого различия между пресвитерами и Е. Вероятной причиной этого является либо нестабильность терминологии для обозначения различных церковных служений, либо то, что в ту эпоху высшую ступень в церковной иерархии все еще занимали апостолы.

Е. в эпоху мужей апостольских

Свт. Иоанн Златоуст, архиеп. К-польский. Икона. Ок. 1523 г. (ЦМиАР)
Свт. Иоанн Златоуст, архиеп. К-польский. Икона. Ок. 1523 г. (ЦМиАР)

Свт. Иоанн Златоуст, архиеп. К-польский. Икона. Ок. 1523 г. (ЦМиАР)
В «Дидахе» наряду с апостолами, пророками и учителями (дидаскалами) упоминаются «епископы и диаконы» (Didache. 15. 1). В отличие от первых 3 служений они являются выборными (об их избрании сказано: χειροτονήσατε - т. е. «[голосуйте,] поднимая руки»). Е. должны быть кроткими, несребролюбивыми, истинными и испытанными и исполнять в общине функции пророков и учителей, вероятно, по той причине, что апостолы, пророки и учители не находились постоянно на одном месте, но перемещались от одной общины к другой. Пророки и учители называются в Дидахе «архиереями» (Didache. 13. 3). Пресвитеры в этом памятнике вовсе не упоминаются.

В 1-м послании сщмч. Климента I, еп. Римского, приводится краткое объяснение происхождения степени Е.: апостолы, «проповедуя по различным странам и городам, первенцев из верующих по духовном испытании поставляли в епископы и диаконы для будущих верующих» (Clem. Rom. Ep. I ad Cor. 42). При этом он говорит, что служения Е. и диаконов были предвозвещены в ВЗ, и приводит парафраз цитаты Ис 60. 17 (по LXX). Далее замечает, что апостолы предвидели споры об «имени епископов» и по этой причине установили правило преемства: с этого времени Е. стали избираться «достоуважаемыми мужами с согласия всей Церкви» (Clem. Rom. Ep. I ad Cor. 44). Кроме того, сщмч. Климент связывает с епископством «принесение Даров», т. е. совершение таинства Евхаристии.

В «Пастыре» Ермы Е. упоминаются вместе с апостолами и учителями (Herm. Pastor. I 5). Говорится, что они принимают странников у себя дома, покровительствуют бедным и вдовицам и если пребудут в этом служении до кончины, то займут место среди ангелов (Ibid. III 27).

Впервые стройная 3-степенная система церковной иерархии описывается в посланиях сщмч. Игнатия Богоносца (напр.: Ign. Ep. ad Magn. 2, 6, 13; Idem. Ep. ad Trall. 2, 3; Idem. Ep. ad Philad. 4, 7). Он говорит о согласии пресвитерства с Е. (Idem. Ep. ad Eph. 4), о силе совместной молитвы Е. с Церковью и о том, что покорность по отношению к Е. есть выражение покорности Богу (Ibid. 5). Сщмч. Игнатий призывает смотреть на Е. «как на Самого Господа» (Ibid. 6; ср.: Idem. Ep. ad Magn. 6) и ничего не делать в Церкви без него (Idem. Ep. ad Magn. 4, 7; Idem. Ep. ad Smyrn. 8). Без Е. нельзя совершать Крещение и «вечерю любви» (т. е. Евхаристию - Idem. Ep. ad Smyrn. 8), а вступающие в брак должны делать это только с ведома Е. (Idem. Ep. ad Polyc. 5). Е. может быть юным по возрасту (Idem. Ep. ad Magn. 3).

Е. в последующей церковной традиции

Во II-III вв. епископское служение окончательно оформляется и за ним закрепляются те учительные, адм. и литургические функции, к-рые составляют его сущность до наст. времени.

В соч. Тертуллиана домонтанистского периода впервые ясно говорится о служении Е. как об иерархической степени (ordo episcoporum - Tertull. De praescript. haer. 32; Idem. Adv. Marcion. 4. 5). Основными функциями Е. он называет управление Церковью, совершение таинств и учительство. Е. председательствуют на Соборах. Однако в поздних сочинениях Тертуллиан начинает противопоставлять Е. духовных лидеров (Rankin D. Tertullian and the Church. Camb.; N.Y., 1995).

В противоположность Тертуллиану большое значение роли Е. в Церкви придавал сщмч. Киприан, еп. Карфагенский. По его словам, «Церковь заключается в епископе, клире и всех, твердо стоящих в вере» (Cypr. Carth. Ep. 27. 1). Единство Церкви обеспечивается единством ее епископата (Ibid. 69. 8; 52. 24), «епископат един, и каждый епископ целостно в нем участвует» (Idem. De unit. Eccl. 4; Idem. Ep. 52. 24). Зримо единство епископата выражается на Соборах (Idem. Ep. 66. 1; 52. 4). При этом в каждой Церкви начальствует один Е. (Ibid. 69. 5): «кто не с епископом, тот не в Церкви» (Ibid. 69. 8). Функции Е. таковы: он надзиратель, предстоятель, пастырь, управляющий, начальник и священник (Ibid. 69. 5; 58. 1). Он сохраняет Церковь от расколов, представляет Христа в общине и приносит истинную Жертву (sacerdos vice Christi - Ibid. 63. 14). Е. обладает властью отлучать от общения.

Хотя нек-рое уподобление церковных служений ветхозаветному священству есть уже в сочинениях сщмч. Климента Римского, прямые параллели начинают проводиться только в кон. II-III в. (напр.: Didasc. Apost. 3. 3. 5; 9). Согласно сир. литургико-каноническому памятнику «Дидаскалии апостолов», основными функциями Е. является толкование Свящ. Писания и изложение истин христианской веры. Е. избирается всем народом по воле Св. Духа. Лучше, если кандидат в Е. не имеет жены и если он не моложе 50 лет.

Окончательное утверждение епископального порядка управления Церковью было связано с утверждением ее епархиального устройства с Е. во главе каждой епархии (впосл. в Церкви распространился также институт помогающих Е., к-рые называются «викарными» - в отличие от «правящих» Е., т. е. возглавляющих епархии,- и не имеют собственных епархий, осуществляя свои литургические, адм. и учительные полномочия лишь по указаниям правящих архиереев; см. ст. Викарий).

С централизацией управления Церковью в III-IV вв. те Е., которые возглавляли митрополии, т. е. главные епархии в округах из неск. епископий, получили титулы митрополитов, а Е. еще более крупных церковных центров - титулы архиепископов, пап, впосл.- патриархов (в позднейшую эпоху присвоение Е. титула архиепископа и митрополита стало использоваться и как одна из церковных наград, не обязательно связанная с особым статусом возглавляемой этим Е. епархии). С III-IV вв. и далее деятельность Е. была подробно регламентирована церковным законодательством (а также в ряде случаев светским - так, напр., визант. законодательство рассматривало епископат как составную часть высшего управленческого аппарата Рим. империи). С этого же времени сохранились описания и молитвы чинов поставлений в Е.

Теории происхождения епископского служения

Научно-критические теории происхождения епископата долгое время развивались в русле протестант. традиции, для которой характерно противопоставление «благодатного служения» (харизмы) и «иерархического чина» в ранней Церкви. При этом епископат рассматривался в значительной степени как установление католич. Церкви. Начиная с кон. XIX в. мн. ученые пытались выявить некую «докатолическую» (vorkatholische; см.: Hilgenfeld A. Die vorkatholische Verfassung der Christengemeinde außer Palästina // ZWTh. 1890. Bd. 33. S. 223-245) стадию развития церковных служений, чтобы тем самым доказать, что епископское управление Церковью не является ни Господним, ни апостольским установлением, а значит, может быть упразднено.

Оживление интереса к истории происхождения епископского служения в кон. XIX в. было вызвано открытием и публикацией «Дидахе», а также др. литургико-канонических памятников ранней Церкви. Широкое обсуждение вызвала работа Э. Хатча (Hatch E. The Organization of the Early Christian Churches. L., 1881), переведенная на нем. язык А. фон Гарнаком. Согласно теории Хатча, наименование и функции Е. были заимствованы из греко-рим. языческого мира, поскольку изначально функцией Е. было только управление имуществом христ. общины. Однако это предположение было отвергнуто, поскольку в 1 Петр 2. 25 Е. называется Христос, а в Послании сщмч. Игнатия Магнезийцам (3. 1) - Сам Бог.

Наибольшим влиянием на протяжении XX в. пользовалась теория нем. юриста Р. Зома (Sohm R. Kirchenrecht. Lpz.; Münch., 1892. 2 Bde.), согласно к-рой изначально харизматические христ. общины, чуждые правового регулирования жизни, постепенно деградировали в легалистские институции. Зом также постулировал двойственность в устроении Церквей уже в апостольскую эпоху: основанные ап. Павлом общины, ведомые харизматиками, по его мнению, противостояли общинам, устроенным по модели синагоги, во главе к-рых стояли «старцы» (пресвитеры). Е., по мнению Зома, изначально отвечал лишь за совершение Евхаристии и управлял имуществом Церкви. Хотя против теории Зома сразу же выступили неск. ученых (напр.: Batiffol P. L'Église naissante et le catholicism. P., 1909), его работы были переведены на мн. языки (в т. ч. на рус. язык; критическую рецензию на работу Зома написал Н. А. Заозёрский - О сущности церковного права // БВ. 1908. Т. 3. № 10. С. 312-338; № 12. С. 565-577; 1910. Т. 1. № 4. С. 597-613; 1911. Т. 1. № 1. С. 63-103) и получили широкое признание. В XX в. теорию Зома подхватили ученые Х. фон Кампенхаузен (Сampenhausen H., von. Kirchliches Amt und geistliche Vollmacht in den ersten drei Jahrhunderten. Tüb., 19632), Э. Кеземанн, К. Кертельге и др. (см. сб.: Das kirchliche Amt im Neuen Testament / Hrsg. K. Kertelge. Darmstadt, 1977).

Нек-рой альтернативой взглядам Зома стала теория Гарнака, к-рый доказывал, что в ранней Церкви действовали одновременно 2 способа управления - харизматически-религ. и административно-экономический. Если представители 1-го типа (апостолы, пророки, учители) были поставлены Самим Богом для всей Церкви, то представители 2-го (епископы и диаконы) избирались местными общинами и служили только нуждам локальной Церкви (Harnack A. Entstehung und Entwickelung der Kirchenverfassung und des Kirchenrechts. Lpz., 1910). Др. важный тезис Гарнака состоит в том, что становление епископата было связано с переходом управления Церквами от странствующих апостолов, пророков и учителей к остающимся на одном месте епископам. Теорию Гарнака разделял, в частности, А. П. Лебедев (Духовенство Древней Вселенской Церкви: От времен апостольских до IX в.: Ист. очерки. М., 1905).

Отказу от жесткого противопоставления иудейских и греко-рим. истоков епископского служения способствовало обнаружение в кумран. текстах упоминаний институций, схожих с христианскими. Хотя некоторые исследователи (напр., И. Иеремиас, Б. Райке; см. также: Thiering. 1981) признавали прямую связь между христ. Е. и их предполагаемыми кумран. прототипами, большинство ученых отказались от их прямого отождествления на том основании, что в этом случае подобное служение в Церкви должно было бы в первую очередь возникнуть в регионе Палестины, где жили ессеи, а не в греч. мире (Fitzmyer J. Jewish Christianity in Acts in the Light of the Qumran Scrolls // Idem. Essays on the Semitic Background of the New Testament. L., 1971. P. 271-303).

В то же время доминирование в библеистике XX в. протестант. ученых привело к закреплению шаблонных представлений об устройстве ранней Церкви. Т. н. ранняя кафоличность рассматривалась исключительно как негативное явление, связанное с ростом институционализации Церкви, а церковные служения выводились преимущественно из синагогального устройства (см., напр.: Данн Дж. Единство и многообразие в НЗ: Пер. с англ. М., 1997).

К протестант. теории склонялись и нек-рые католич., а также правосл. ученые. В частности, прот. Николай Афанасьев в очень большой степени основывался на работах Гарнака и Зома. Признавая, что «епископ онтологически необходим Церкви: его служение не есть продукт исторического развития церковного устройства, но покоится в самых основах Церкви», он вместе с тем отрицал реальность преемственности между апостолами и Е., полагая, что Е. был изначально равен пресвитеру, точнее был просто старейшим пресвитером, который возглавлял евхаристическое собрание (Афанасьев Н. Н., прот. Церковь Духа Святого. П., 1971).

Попытку примирить протестант. и католич. взгляды на епископат предпринял еп. Реймонд Браун, предложивший проводить различие между епископским служением и епископскими функциями в ранней Церкви: по его мнению, отсуствие в к.-л. раннехрист. общине епископского служения не означало отсутствия в ней тех, кто осуществлял функции Е. (Brown R. Episkopê and episkopos: The New Testament Evidence // Theological Studies. Baltimore, 1980. Vol. 41. P. 322-338).

Иную теорию выдвинул Р. А. Кэмпбелл (Campbell R. A. The Elders: Seniority within Earliest Christianity. Edinb., 1994), использовавший в качестве базовой модели для анализа устройства раннехрист. общин модель античного «домохозяйства». Он указывал на то, что христ. пресвитеры, подобно старцам в др. традициях, изначально представляли собой не иерархическую степень, а группу авторитетных лиц, старших по возрасту и давности обращения в христианство. Кэмпбелл, толкуя тексты Деян 14. 23; 20. 17-38; 1 Фес 5. 12; Рим 12. 8; 16. 2; 1 Кор 16. 16; Флп 1. 1, относит их к «старцам». Т. о. епископы и пресвитеры, по его мнению, должны рассматриваться как синонимичные названия одного и того же служения, но при этом 1-е указывает на функции, а 2-е - на статус. По мнению Кэмпбелла, епископское служение возникло первым. Его прототипом был   кумран. общины. В 1-м христ. поколении, когда Церковь еще была малочисленна, наименование «пресвитер», или «старец», в принципе не могло употребляться. Но во 2-м поколении христиан Е. стали неизбежно избираться из старцев, т. е. старейших христиан (ср.: 1 Тим 3. 15). Старцы не «назначались» на служение, но избирались большинством общины на основании их репутации и личных качеств. Преимущественное упоминание в НЗ названий церковных служений во мн. числе говорит о том, что речь идет о руководителях небольших «домашних» Церквей в той или иной области, а не о Е. целого города. Единый епископ стал избираться только в крупных городах, где было неск. общин, во избежание конфликтов между ними и для координации их деятельности. Развитие епископского служения, по мнению Кэмпбелла, происходило в 3 стадии: стадия «домохозяйства», когда еще активно действовали апостолы и не было пресвитеров (старцев) (представлена в 1-м Послании к Фессалоникийцам и 1-м Послании к Коринфянам); стадия крупной «общины», когда Е. стали избираться из числа пресвитеров (представлена в кн. Деяния св. апостолов и в 1-м Послании ап. Петра); «городская» стадия, когда появляются Е. для неск. «домашних» Церквей города (представлена в 1-м Послании к Тимофею и в Послании к Титу).

Т. о. пресвитерское служение вторично по отношению к епископскому, к-рое имеет апостольское происхождение. Поскольку изначально церковные общины основывались и управлялись апостолами, приходившими из крупных центров (Антиохии, Иерусалима и др.) и потом возвращавшимися обратно, для ведения дел в общине во время своего отсутствия они оставляли блюстителей, которые решали текущие вопросы и в т. ч. заведовали денежными средствами общины. Численный рост христиан и умножение количества общин в одной местности, а также распространение ересей и гонения привели к тому, что удаленное управление общинами стало затруднительным. По этой причине апостолы стали передавать всю власть своим представителям, к-рые впосл. стали поставляться на местах, а не назначаться апостолами. В дальнейшем в руки Е. перешли и литургические функции.

А. А. Ткаченко

Статус и канонические полномочия Е.

Согласно правосл. церковному праву, Е. как высший представитель церковной власти в управляемой им епархии обладает рядом адм. (управленческих), богослужебных и пастырских полномочий, осуществляемых им лично или делегируемых иным должностным лицам. Право также регламентирует порядок процедуры избрания (назначения) Е. на должность епархиального архиерея и освобождения его от этой должности; материальное обеспечение Е.; особенности церковно-юридической ответственности Е. Эти элементы правового статуса Е. претерпели длительное историческое развитие.

Управленческие полномочия Е. в канонических правилах и др. памятниках церковного права никогда не перечислялись исчерпывающим образом. Как правило, неопределенно широкие формулировки (Е. должен управлять епархией «с осмотрительностью», «разбирать все дела с рассуждением» (Антиох 9), «неопустительно быть при церковных делах» (Ап 81); клирики «без воли епископа ничего да не совершают» (Ап 39)) сочетаются с указанием на конкретные права и обязанности Е. (Е. выдает клирикам увольнительные грамоты (Трул 17), дает разрешение на создание мон-рей (Трул 49) и проч.). Это свидетельствует о том, что церковная власть Е. на территории его епархии, согласно канонам, практически неограниченна. Ему подчинены все клирики и монашествующие епархии, все приходы и мон-ри (кроме ставропигиальных), благотворительные, образовательные и др. епархиальные учреждения; Е. управляет церковной собственностью, производит судебное разбирательство по делам о церковных правонарушениях и назначает виновным наказания.

При Е. до IV в. существовал коллегиальный орган из священников - пресвитериум (Ign. Ep. ad Eph. 2, 4, 20; Idem. Ep. ad Magn. 2, 13; Idem. Ep. ad Trall. 2, 7, 13; Idem. Ep. ad Philad. 4, 5, 7; Idem. Ep. ad Smyrn. 12; Ioan. Chrysost. De sacerd. III 15) с совещательными функциями. При этом катехизация и вообще поучение народа оставались прерогативой Е.; назначение епитимий и принятие грешников в общение с Церковью тоже осуществлялись Е. (Botte. 1956. P. 5-13). В дальнейшем при Е. практически всегда существовали различные должностные лица (эконом, нотарий, хартофилакс и т. д.) и органы (канцелярия, приказы, епархиальное управление и т. д.) с общей или специальной компетенцией по управлению епархиальными делами. Однако все они были полностью подчинены Е. и не представляли собой самостоятельную «ветвь власти» в епархии.

С IV в. в условиях начавшейся христианизации Римской империи статус Е. принципиально меняется. Помимо сугубо церковной власти Е. приобретает в соответствии с гос. законодательством ряд административных полномочий, касавшихся поддержания городского благоустройства, контроля за местными чиновниками и т. п. (Rebillard, Sotinel. 1998). Е. также получает право осуществлять судопроизводство по гражданским делам в случае, если стороны выразят соответствующее желание; так возникает институт «епископского суда» (episcopalis audientia). Двойная, церковно-светская, компетенция Е. была характерна для всех гос-в, где христианство признавалось гос. религией. Наиболее ярко она проявлялась в эпоху средневековья, когда, с одной стороны, в ведении Е. и подчиненных ему лиц находились судопроизводство по семейным и наследственным делам (в поздней Византии, а затем и в др. странах), управление высшим образованием (в Зап. Европе), контроль в области торговли, мер и весов (напр., в Новгороде) и т. п., а, с др. стороны, Е. часто являлся сеньором (Pennington. 1999. Sp. 231, 234) и как таковой обладал неограниченной светской властью в пределах своих владений.

В Российской империи в XVIII - нач. XX в. единоличная власть Е. была частично ограничена путем создания на епархиальном уровне совещательного органа - духовной консистории. Секретарь консистории, в отличие от ее членов, был мирянином и подчинялся обер-прокурору Святейшего Правительствующего Синода; т. о., обер-прокурор мог осуществлять контроль за деятельностью Е.

Коренным образом правовое положение Е. в России изменилось в результате прихода к власти большевиков. На основании Декрета СНК РСФСР от 23 янв. 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» Е. утратили все полномочия светского характера, а также право на получение материального содержания от гос-ва. С этого момента власть Е. приобретает исключительно внутрицерковный характер, какой она имела в I-III вв. Порядок осуществления этой власти претерпевает некоторые изменения по сравнению с предшествующим периодом. На Поместном Соборе Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. было принято определение «Об епархиальном управлении», предусматривавшее создание вместо консисторий епархиальных советов и епархиальных судов, члены к-рых должны были избираться епархиальным собранием из числа клириков и мирян (влияние этих органов, впрочем, ограничивалось оставлением за Е. права утверждать любые их решения). Реализация норм данного определения, однако, оказалась невозможной ввиду начавшихся гонений на Церковь. В дальнейшем произошло существенное укрепление власти Е.: в соответствии с «Положением об управлении Русской Православной Церкви» 1945 г. (п. 26, 27) он получил возможность осуществлять свои полномочия единолично или при помощи епархиального совета - совещательного органа, полностью подконтрольного Е. Институт епархиальных собраний был восстановлен «Уставом об управлении Русской Православной Церкви» 1988 г. (гл. 7), где содержались также нормы об обязательном создании епархиального совета и частичной выборности его членов. Кроме того, было предусмотрено образование исполнительных органов при Е.: епархиального управления и «иных епархиальных учреждений». Эти нормы в целом сохранились и в «Уставе Русской Православной Церкви», принятом Поместным Собором 2000 г. (разд. 10). Одинаково изложено в обоих уставах и правило о том, что без согласия Е. ни одно решение органов епархиального управления не может быть проведено в жизнь. Важной особенностью действующего Устава является наличие в нем разд. 7 (о церковном суде), согласно к-рому Е. должен осуществлять свою судебную власть при помощи специального органа - епархиального суда. В соответствии с «Положением о церковном суде Русской Православной Церкви» (Московского Патриархата), принятым Архиерейским Собором РПЦ 2008 г., Е. принадлежат полномочия создавать епархиальный суд (ст. 23. 1), утверждать его решения (ст. 47. 1-3), а также самостоятельно принимать решения по делам о совершении церковных правонарушений в случае, если данные дела не требуют исследования (ст. 3. 2).

В наст. время управленческие полномочия Е. в РПЦ регламентируются в основном разд. 10 Устава РПЦ 2000 г. (п. 12, 13, 16-19). Осуществляя правотворческую функцию, Е. издает подзаконные («исполнительно-распорядительные») акты по любым вопросам жизни и деятельности епархии (напр., положения о епархиальных учреждениях). Е. решает вопросы, возникающие при заключении и расторжении церковного брака. Е. также имеет право во внесудебном порядке применять церковные санкции к клирикам и мирянам (вплоть до соответственно временного запрещения в священнослужении и временного отлучения от церковного общения). Основная часть властных полномочий Е. принадлежит к исполнительным (адм.) и контролирующим. В частности, Е. назначает на церковные должности клириков (в т. ч. настоятелей приходов и приходских священников) и сотрудников епархиальных учреждений, утверждает состав приходских собраний и кандидатуры председателей приходских советов и ревизионных комиссий приходов, благословляет монашеские постриги, представляет на утверждение Свящ. Синода ректоров духовных учебных заведений, настоятелей (настоятельниц) и наместников мон-рей епархиального подчинения. Е. созывает епархиальное собрание и епархиальный совет и председательствует на них, обладая правом вето на решения епархиального собрания (с передачей соответствующего вопроса на рассмотрение Свящ. Синода). Он дает благословение на учреждение новых приходов, постройку и ремонт храмов, молитвенных домов и часовен, направляет в Свящ. Синод представления об открытии мон-рей и духовных учебных заведений. Е. утверждает гражданские уставы приходов, мон-рей и др. канонических подразделений, входящих в епархию; созывает приходские собрания и утверждает их протоколы, а также отчеты приходских советов и доклады ревизионных комиссий приходов. Е. действует от имени РПЦ во взаимоотношениях с органами гос. власти по вопросам, касающимся его епархии, в т. ч. ходатайствует о возврате епархии храмов и др. церковного имущества. Он определяет порядок владения, пользования и распоряжения имуществом епархии; непосредственно распоряжается этим имуществом и финансовыми средствами епархии, представляет епархию как юридическое лицо в гражданско-правовых отношениях. Е. осуществляет контроль и надзор за религ., адм. и финансовой деятельностью епархиальных учреждений, мон-рей епархиального подчинения, учебных заведений, приходов и др. подразделений епархии, за деятельностью клириков епархии, за правильным отправлением богослужения и т. д. Он вправе принимать в клир своей епархии духовенство из др. епархий при наличии отпускных грамот, а также отпускать священнослужителей в иные епархии, предоставляя по запросу архиереев их личные дела и отпускные грамоты. В компетенцию Е. входят руководство благотворительной деятельностью епархии, принятие мер по повышению образовательного уровня духовенства, награждение клириков и мирян церковными наградами (или представление ходатайств о награждении Патриарху Московскому и всея Руси) и др. Перечень полномочий Е. остается открытым: помимо всего вышеперечисленного он также «заботится… об удовлетворении прочих церковных нужд» (Устав РПЦ, 2000. X 18я7). Е. обязан ежегодно представлять Патриарху Московскому и всея Руси отчет по установленной форме о религ., адм. и финансово-хозяйственном состоянии епархии и о своей деятельности.

С момента возникновения епископата важнейшим богослужебным полномочием, отличающим Е. от пресвитера, было право совершать рукоположения (в т. ч. рукополагать новых Е.). Др. специфическими полномочиями Е. в богослужебной сфере являются поставление церковнослужителей, освящение св. мира, освящение храмов и антиминсов. Кроме того, привилегией Е. является торжественное («архиерейским чином») совершение богослужений, в к-рых он участвует (см. ст. Архиерейское богослужение). Пастырские полномочия Е. связаны гл. обр. с заботой о хранении христ. веры, христ. нравственности и благочестия в епархии. В частности, Е. вправе обращаться с архипастырскими посланиями к клиру и мирянам своей епархии, осуществлять надзор за состоянием церковной проповеди (Устав РПЦ, 2000. X 15, 18а,ч). В наст. время в условиях отсутствия цензуры в РПЦ сложилась практика офиц. благословения Е. изданий религ. лит-ры.

Основанием для проведения выборов нового Е. является один из юридических фактов, определенных К-польским Собором 861 г.: смерть Е., ранее управлявшего данной епархией; осуждение его к лишению сана за церковные правонарушения; добровольный его отказ от управления епархией; отсутствие его в епархии в течение 6 месяцев без уважительных причин (Двукр. 16). В наст. время к этому перечню относится также перемещение прежнего Е. в др. епархию по решению высшей церковной власти.

Требования, предъявляемые к кандидату в Е.

, были сформулированы еще ап. Павлом (1 Тим 3. 2-7; Тит 1. 7-9). Они сводятся к тому, что кандидат должен обладать безупречным нравственным обликом, достаточными богословскими познаниями, хорошей репутацией (в т. ч. и среди «внешних»), быть единобрачным и не принадлежать к числу недавно крещеных. В ходе исторического развития церковного права эти требования неск. изменились и расширились. Так, был введен возрастной ценз для кандидатов. В первые века христианства он составлял 50 лет (Const. Ap. II 1), при Юстиниане был уменьшен до 35 (Novell. Just. 123. 1), а затем - до 30 лет (Ibid. 137. 2). Последняя норма вошла в Василики (Basilic. III 1. 7). В дальнейшем минимальный возраст, необходимый для избрания в Е., колебался от 30 до 40 лет (см. данные за XIX в.: Никодим [Милаш], еп. Право. С. 361. Примеч. 3). В наст. время, напр., в Элладской Православной Церкви он составляет 30 лет (см.: Θεόδορος, Κοτσώνης. 1964. Στ. 785), в РПЦ - также 30 лет (Устав РПЦ, 2000. X 10). Существенно изменились требования к семейному положению буд. Е. Если еще в IV в. мн. Е. избирались из женатых людей, которые и после рукоположения продолжали вести семейную жизнь и имели детей, то к V в. предпочтение начинает отдаваться безбрачным кандидатам, в т. ч. монахам. Имп. св. Юстиниан I законодательно закрепил обычай безбрачия Е. и установил, что кандидатом в Е. может стать только лицо, не состоящее в браке и не имеющее детей (CJ. I 3. 47(48)); при этом рекомендовалось избирать в Е. монахов (Novell. Just. 6. 1. 7). Трулльский Собор подтвердил обязательность безбрачия Е. (Трул 12), что иногда истолковывали как предписание избирать в архиереи только монашествующих (см., напр.: Иоанн (Соколов). 1863. С. 468-474). Но такое ограничительное толкование ошибочно: Трул 12 регулирует статус лишь тех, кто уже рукоположен в епископский сан, причем обязывает их только к безбрачию, а не к монашеству; поэтому Трул 48 предусматривает обязанность женатого кандидата развестись до рукоположения (Θεόδωρος, Κοτσώνης. 1964. Στ. 784). Правило же о том, что Е. обязательно должен быть монахом, отражает правовой обычай, в частности Русской Церкви (М[арков]. 1904. Стб. 458-459). От этого обычая попытался отойти Поместный Собор 1917-1918 гг., постановивший, что кандидат в Е. может быть как монахом, так и «не обязанным браком» священнослужителем и даже мирянином (ст. 17 Определения «Об епархиальном управлении»). Однако впосл. возможность избрания мирянина в Е. была исключена, а безбрачным священнослужителям перед рукоположением в сан Е. было предписано принимать монашеский постриг (Устав РПЦ, 1988. VII 9; Устав РПЦ, 2000. X 10).

О порядке избрания Е.

Историческое развитие норм о порядке избрания Е. (соответствующие визант. правовые источники см.: Ράλλης, Ποτλής. Σύνταϒμα. I 6-28) характеризуется постепенным устранением мирян и клириков от участия в выборах. Если с догматической т. зр. Церковь никогда не придавала такому участию принципиального значения (Catoire. 1912), то в церковном правосознании оно первоначально считалось необходимым. В I-III вв. выборы Е. производились всей общиной (Didache. 15. 1) при участии Е. соседних епархий, к-рые затем совершали рукоположение избранного кандидата. В IV в. эти обычаи выборов упраздняются (Gryson. 1979). Вселенский I Собор определил, что выборы проводятся всеми Е. соответствующей церковной области (или по крайней мере тремя, если остальные письменно делегировали им свои полномочия), а их результаты утверждаются митрополитом - Е. областного города (I Всел 4, 6). При этом в особом послании Собор отметил, что в выборах, как и прежде, должно участвовать население епархии (Concilii Nicaeni Epistula ad Ecclesiam Alexandrinam et episcopos Egypti, Libyae et Pentapolis // Mansi. T. 2. Col. 912). Однако уже Лаодикийский Собор (ок. 343) запрещает «сборищу народа» (толпе) избирать священнослужителей (Лаодик. 13). Впосл. имп. Юстиниан предусмотрел ограниченное участие населения епархии в выборах: правом предлагать кандидатуры собранию Е. он наделил лишь знатных граждан (primates) и клириков (Novell. Just. 123, 1). В Василики была включена аналогичная норма из Novell. Just. 137, 2.3 (Basilic. III 1. 8), хотя на практике участие визант. мирян и клириков в выборах Е. полностью прекратилось (применительно к XII в. об этом упоминает Феодор IV Вальсамон; см.: Соколов. 1917. С. 248-249). Это тем не менее не означает, что епископат полностью сосредоточил в своих руках избрание новых Е., поскольку и в Византии, и в др. гос-вах средневековья и нового времени, включая Российскую империю, существовал контроль гос. власти за выборами Е. Сущность такого контроля состояла в праве (не обязательно закрепленном законодательно) представителей гос-ва утверждать результаты выборов Е. или даже самостоятельно проводить 2-й этап выборов, избирая одну кандидатуру из неск. предложенных (подобную норму российского законодательства см.: ПСЗ. Т. 6. № 3734). Аналогичные процессы протекали на Западе, где в раннем средневековье в выборы Е. стали вмешиваться варварские короли, а участие простых мирян было сведено к минимуму (хотя далеко не так быстро, как на Востоке; см.: Gryson. 1980). Позднее в католич. Церкви выборы Е. стали проводиться капитулом кафедрального собора епархии (с утверждением их результатов клиром и знатными мирянами) и контролироваться папой или представителями гос. власти (Piolanti. 1954. Col. 1315-1316). В позднем средневековье сделалась обычной практика прямого назначения Е. папой (Avril. 2002. P. 504-505). (О Е. в католич. Церкви см. статьи Епископальная система, Епископские конференции и др.)

Поместным Собором Российской Церкви 1917-1918 гг. было решено возвратить клиру и мирянам епархии право участвовать в выборах Е. (ст. 16 Определения «Об епархиальном управлении»). Однако последующее церковное законодательство этого права не предусматривало. Согласно Положению об управлении РПЦ 1945 г. (п. 24), Е. назначался указом Патриарха Московского и всея Руси (на практике такое назначение производилось после соответствующего решения Свящ. Синода). Устав об управлении РПЦ 1988 г. (VII 6) определял, что Е. избирается Свящ. Синодом под председательством Патриарха, факт избрания оформляется указом Патриарха; такая же норма содержится в Уставе РПЦ 2000 г. (X 7).

На проведение выборов Е. отводится определенное время. Согласно канонам (4 Всел. 25), выборы должны состояться в течение 3 месяцев со дня появления вакантной епископской кафедры. В наст. время в РПЦ этот срок сокращен до 40 дней (Устав РПЦ, 1988. VII 23; Устав РПЦ, 2000. X 23). Лицо, избранное на должность епархиального архиерея, рукополагается в сан Е. и после этого вступает в должность. Рукоположение должно совершаться как минимум двумя или тремя Е. (Ап 1); обычно в нем принимает участие предстоятель соответствующей Поместной Церкви.

По общему правилу Е. занимает свою должность пожизненно. Но в отдельных случаях допускается его отставка - «уход на покой» - по собственному желанию, а также перемещение Е. из одной епархии в другую. Если в древности отказ Е. от управления епархией был неординарным событием и расценивался крайне отрицательно (см., напр.: 3 Всел. Посл.), то впосл. отношение к таким действиям стало более терпимым. Е. разрешалось уйти на покой, напр., по состоянию здоровья, сохраняя свой священный сан (и соответственно право совершать богослужения и проч.); все властные полномочия он при этом утрачивал. В наст. время в РПЦ предусмотрена обязательная подача Е. прошения об уходе на покой по достижении 75-летнего возраста. Прошение подается на имя Патриарха Московского и всея Руси и рассматривается Свящ. Синодом (Устав РПЦ, 2000. X 26); как показывает практика, оно удовлетворяется не всегда. Что касается перемещения Е., то оно является законным только тогда, когда совершается по решению высшей церковной власти (Ап 14). Так, в РПЦ подобное решение принимается Свящ. Синодом, причем лишь в исключительных случаях (Устав РПЦ, 2000. V 26а). Кроме того, Е. отстраняется от управления епархией в результате совершения им церковного правонарушения, если ему будет назначено наказание в виде запрещения в священнослужении или лишения сана.

Материальное обеспечение Е.

Как церковно-должностное лицо и представитель церковной власти, Е. имеет право на материальное вознаграждение за исполнение своих обязанностей. Первоначально доходы Е. состояли из добровольных пожертвований верующих. В визант. эпоху к ним прибавились гос. жалованье (с 315, когда имп. св. Константин I Великий издал указ о содержании духовенства - Euseb. Hist. eccl. X 6), прибыль от использования церковной собственности, а c XI в. - церковные налоги (каноникон и канискион), пошлины за назначение на церковные должности, венчание брака и др. сборы с населения, включая клириков и монашествующих. Эти налоги и сборы сохранились и в поствизант. период (Herman. 1939; Papadakis. 1991. P. 292); на Западе их аналогом была церковная десятина, а также различные денежные и натуральные сборы, взимавшиеся Е. с населения его феодальных владений. В основе материального обеспечения Е. в Др. Руси и в России до XVIII в. также лежали пожертвования, церковные налоги и сборы, пошлины за церковно-юридические действия, доходы от церковной собственности. Полученные средства Е. расходовал как на собственное содержание, так и на епархиальные нужды. В 1764 г. в Российской империи для Е. было введено фиксированное гос. жалованье (ПСЗ. Т. 16. № 12060). После отделения Церкви от гос-ва в 1918 г. материальное обеспечение Е. стало осуществляться исключительно за счет церковных средств. Согласно Уставу РПЦ 2000 г., размер содержания Е. во время управления епархией и архиерейской пенсии, назначаемой ему в случае ухода на покой, определяется Свящ. Синодом (Устав РПЦ, 2000. X 25).

Обязанности Е.

Е. призван надлежащим образом исполнять свои должностные обязанности и соблюдать законодательство РПЦ (ее Устав, постановления Соборов и Свящ. Синода); в случае совершения им правонарушений он несет церковно-юридическую ответственность. Жалобы на Е. принимаются Патриархом Московским и всея Руси, к-рый при наличии в действиях Е. признаков правонарушения передает жалобу в церковный суд по подсудности. Дела по обвинению Е. рассматриваются в 1-й инстанции общецерковным судом (Положение о церк. суде, 2008. Ст. 28.1), во 2-й (и последней) инстанции - Архиерейским Собором РПЦ (Там же. Ст. 31.2, 3). На время рассмотрения его дела в церковном суде Е. может быть отстранен от управления епархией. Т. к. Устав РПЦ не определяет порядок судопроизводства по делам такого рода, то до принятия «Положения о церковном суде Русской Православной Церкви (Московского Патриархата)» Архиерейским Собором 2008 г. применялись канонические нормы, устанавливающие ряд специфических правил о возбуждении дел против Е. и доказывании по таким делам (Ап 74, 75; II Всел 6; Карф 8, 19(28), 128(143)-131(146)). Эти правила сводятся к тому, что обвинять Е. в совершении церковных правонарушений и быть свидетелями обвинения имеют право только те лица, которые принадлежат к Православной Церкви, не были осуждены церковным судом и не находятся под обвинением в церковных правонарушениях, а также не скомпрометировали себя к.-л. аморальными поступками. Кроме того, они содержат требование формальной оценки доказательств, устанавливая, что вина Е. должна быть доказана (ср.: Положение о церк. суде, 2008. Ст. 6.2), как минимум, показаниями 2 или 3 свидетелей. Дело должно рассматриваться судом в присутствии обвиняемого Е., для чего он трижды вызывается в судебное заседание; в случае неявки Е. после 3-го вызова суд вправе рассмотреть его дело заочно. К Е., виновному в церковных правонарушениях, применяются такие наказания, как лишение сана (за уклонение в ересь или раскол и др. наиболее тяжкие преступления) и запрещение в священнослужении.

А. Г. Бондач

Е. на латинском Западе

Коронование Карла Великого папой Львом III. Фреска в Станца дель Инчендио ди Борго, Ватикан. 1514-1517 гг. Худож. Рафаэль
Коронование Карла Великого папой Львом III. Фреска в Станца дель Инчендио ди Борго, Ватикан. 1514-1517 гг. Худож. Рафаэль

Коронование Карла Великого папой Львом III. Фреска в Станца дель Инчендио ди Борго, Ватикан. 1514-1517 гг. Худож. Рафаэль
В зап. части Римской империи, начиная уже с III в., Е. часто являлись патронами по отношению к населению своих диоцезов. Е. могли выступать в качестве свидетелей при заключении браков, торговых сделках, освобождении рабов и т. д. Они заботились о брошенных детях, сиротах и вдовах и имели право свободно посещать заключенных. К защите со стороны Е. могли прибегать обездоленные и нищие. Права и привилегии Е. частично были отражены в позднеантичном имперском законодательстве (напр., CTh. 16. 2). Е. также обладали рядом исключительных привилегий (напр., правом пользования (evectio) имперской почтой (cursus publicus), что позволяло им быстро перемещаться в любой конец Римской империи). В V в. с постепенным ослаблением гос. власти на Западе в руки Е. стали частично передаваться административные функции, связанные не только с управлением Церковью, но и с общественной жизнью. Создание на территории империи варварских королевств превратило Е. в главных защитников (defensores) христиан.

Положение Е. начинает меняться в эпоху Каролингов. Верховные и местные правители активно вмешиваются в процесс избрания Е., что в конечном итоге приводит к появлению инвеституры: символом передачи власти от местного правителя новому Е. становится в эту эпоху вручение посоха (а позже и кольца), поскольку вместе с церковным саном Е. обретал право получать доходы со своего диоцеза. Ввиду того что от Е. и аббатов требовалось также принесение оммажа, то помимо церковной иерархии они фактически включались и в феодальную (в разных странах этот процесс протекал различно: если во франц. землях, особенно на юге, мн. Е. постепенно попали под власть крупных баронов, что приводило к разного рода злоупотреблениям, то в герм. землях инвеститура Е. оставалась в руках королевской власти). В качестве вассалов Е. не только выступали в роли администраторов, но и иногда участвовали в военных действиях на стороне своих феодалов (напр., как полководец прославился Бруно, еп. Туля, к-рый, став впосл. папой Львом IX, лично возглавлял поход против норманнов). Мн. Е. получали от королей титул графа (напр., в 887 - еп. Лангра, в 927 - еп. Туля, в 940 - еп. Реймса (к-рый стал графом не только города, но и всей области), в 946 - еп. Шпайера). Причиной этого было то, что Е., с одной стороны, не мог передать свое владение по наследству, с другой,- становился надежным союзником королевской власти против др. феодалов (впосл. этот расчет не оправдался).

С распространением христианства в сельской местности и общим упадком городской жизни возросла роль приходских священников, которые стали главными совершителями таинств Евхаристии и Покаяния. При этом право совершения таинств Крещения и Конфирмации сохранялось за Е. Когда нормативным стало совершение Крещения в младенческом возрасте, таинство Конфирмации окончательно отделилось от чина Крещения и совершалось уже только Е., часто спустя много лет после Крещения, которое стало делом преимущественно пресвитеров. Такое изменение роли Е. отразилось и на терминологии: если раньше наименование «священник» (sacerdos) относилось исключительно к Е., а в эпоху Каролингов - равно и к Е., и к пресвитерам, то к XI в. так стали называть преимущественно пресвитеров (Gy P. M. Notes on the Early Terminology of Christian Priesthood // The Sacrament of Orders. Collegeville, 1962. P. 98-115). Только с XI в. (Собор 1031 в Лиможе) чтение проповедей начинает вменяться в обязанности приходских священников, тогда как ранее это было прерогативой Е.

Рост папской власти в IX в. послужил причиной возникновения споров о положении Е. в Церкви. Поводом стали участившиеся случаи переводов Е. с одной кафедры на другую, что допускалось древним церковным законодательством только в случае крайней необходимости (utilitas ecclesiae). В частности, Гинкмар, архиеп. Реймсский, выступил против смещения своего племянника Гинкмара с Ланской кафедры и перевода еп. Актарда, бросившего, по мнению Гинкмара, свою паству ввиду политических потрясений, с Нантской кафедры на Турскую (что было одобрено и папой Адрианом II, и имп. Карлом Лысым) (Hinkmar. De quibus apud // PL. 126. Col. 210-230). Его трактат написан в форме письма к некоему епископу, но получил широкое распространение и стал известен в Риме (до этого Гинкмар вел активную переписку с папой). Ответом на выступление Гинкмара явился трактат Анастасия Библиотекаря о перемещении Е. «De episcoporum transmigratione et quod non temere judicentur» (Pozzi I. P. Le manuscrit tomus XVIIIus de la Vallicelliana et le libelle «De episcoporum transmigratione et quod non temere judicentur regule quadraginta quatuor» // Apollinaris. 1958. Vol. 31. P. 313-350). Анастасий, хорошо владевший греческим языком и знавший церковную историю, приводил массу примеров перевода Е. с одной кафедры на другую (в т. ч. из недавней визант. истории). Хотя полемика закончилась тем, что племянник Гинкмара остался на Ланской кафедре, а Актард на Турской, трактат Анастасия стал активно использоваться сторонниками сильной папской власти (уже в X в. папой Формозом; подробнее см.: Sommar M. E. Hincmar of Reims and the Canon Law of Episcopal Translation // The Catholic Hist. Review. 2002. Vol. 88. N 3. P. 429-445).

«Диктат папы» - документ, составленный папой Григорием VII, по всей видимости, в 1075 г., оставшийся на уровне программы действий и не вступивший в законную силу,- свидетельствует о значительных изменениях, происшедших в понимании епископского служения. В частности, в нем говорится, что только Римская Церковь основана Самим Господом, только Римский понтифик по праву может быть назван вселенским, он может низлагать и поставлять Е. без созыва Синода, папский легат на Соборе выше всех Е., папа может менять границы диоцезов, перемещать по необходимости Е. с одной кафедры на др., поставлять клириков в любом диоцезе (Caspar E. Das Register Gregors VII. B., 1955. Bd. 1. S. 201-208).

В результате борьбы за инвеституру и заключения Вормсского конкордата 1122 г. вмешательство светской власти в избрание Е. было ограничено. II Латеранский Собор (1139) передал право избрания Е. капитулу, что впосл. было закреплено в Декрете Грациана (Decretum Gratiani. I 6. De electione). Процедура перевода Е. с одной кафедры на др. была официально утверждена папой Иннокентием III (Register. 1. 50, 51, 117, 326; особенно см.: Quanto personam (Register. 1. 335) // Die Register Innocenz III, 1. Pontifikatsjahr 1198/1199 / Hrsg. O. Hageneder, A. Haidacher. Graz etc., 1964. Bd. 1).

Постепенно епископская коллегиальность была существенно ограничена: к XIII в. количество местных Соборов резко сокращается, а реальные полномочия папы существенно возрастают (Pennington K. Pope and Bishops: The Papal Monarchy in the Twelfth and Thirteenth Cent. Phil., 1984).

Особенности учения о Е. в католическом богословии

В схоластическом богословии с целью согласования нового учения о папском примате с древним преданием Церкви было разработано учение о 2 властях - «власть сана» (potestas ordinis; иначе называется potestas sacramentalis), к-рую Е. получает при посвящении (Thom. Aquin. Sum. th. 3 (Pars Secunda Secundae) q. 39 a. 3 co) и «власть юрисдикции» (potestas jurisdictionis), к-рую Е. получает от папы как викария Христа и преемника князя апостолов Петра. Тем не менее, Тридентский Собор закрепил лишь учение о божественном происхождении церковной иерархии и об апостольском преемстве епископов (6-е и 4-е правила, принятые на 23-й сессии). Ватиканский I Собор в конституции «Pastor aeternus» окончательно провозгласил вселенский примат папы. Однако Ватиканский II Собор скорректировал учение о епископской власти, введя единое понятие «священная власть» (sacra potestas).

Основными документами, в которых отражено учение II Ватиканского Собора о Е., являются 3-я гл. догматической конституции о Церкви «Lumen gentium» и декрет о пастырском служении Е. «Christus Dominus». В частности, в этих документах утверждается божественное установление епископата (LG. 20). Коллегия Е. представляет собой продолжение Собора апостолов (LG. 22). Е. являются наследниками апостолов как пастырей Церкви (LG. 20), а также «наместниками и посланниками» Христа (LG. 27) в вверенной ему местной Церкви, ее зримым началом и основой единства (LG. 23). При этом наместником Христа и зримым главой всей Церкви является папа, к-рый возглавляет коллегию Е. (LG. 18, 22). Каждый Е. помимо посвящения должен пребывать в иерархическом общении с Римским понтификом. Без согласия папы Е. не могут быть допущены к исполнению своего служения (LG. 24). Коллегия Е. в единстве с Римским понтификом обладает всей полнотой власти в Церкви (LG. 22). Коллегия Е. не представляет собой отдельного от папы законодательного органа. Коллегиальность епископата выражается прежде всего на вселенских Соборах. Каждый Е. имеет право принимать участие во вселенских Соборах, но папа может призвать Е. к коллегиальному действию без созыва Собора (Christus Dominus. 4). Новой формой коллегиального действия стали епископские конференции (Christus Dominus. 38).

Е. являются «наставниками в учении, священниками в богопочитании и служителями в управлении» (LG. 20). Епископское посвящение сообщает полноту таинства Священства, а именно святительскую обязанность, обязанность учительства и обязанность управления (LG. 21, 26; ср.: Christus Dominus. 15). Одной из главных обязанностей Е. является проповедь Евангелия (LG. 25; ср.: Christus Dominus. 12-14). Е. - главный домостроитель Таин Божиих, к-рый возглавляет каждое законное совершение Евхаристии (LG. 26; Christus Dominus. 15). Кроме того, только Е. совершает таинство Конфирмации и руководит покаянной дисциплиной. На него также возлагается пастырское попечение о своем диоцезе, включая регулярные пастырские визиты (LG. 27; Christus Dominus. 16-18).

Диоцезальные Е. (episcopus ordinarius loci или dioecesanus) делятся на Е. суффраганов (episcopus suffraganeus), к-рые подчинены архиепископу (митрополиту), возглавляющему церковную провинцию, и на т. н. изъятых Е. (episcopus exemptus), непосредственно подчиненных Папскому престолу. Помимо диоцезальных Е. в католич. Церкви существуют титулярные Е. (episcopus titularis), не имеющие собственной юрисдикции и являющиеся, как правило, коадъюторами (episcopus coadiutor), или помощниками (episcopus auxiliaris), диоцезальных Е.

О Е. в протестант. церквах см. в статьях: Англиканская Церковь, Африканская методистская епископальная сионская церковь, Африканская методистская епископальная церковь, Епископальная система, Протестантская епископальная церковь в США, Протестантская епископальная церковь Ирландии, Христианская методистская епископальная церковь, Шотландская епископальная церковь.

А. А. Ткаченко
Лит.: [Иоанн (Соколов), архим.] О монашестве епископов // ПС. 1863. Ч. 1. С. 442-475; Ч. 2. С. 99-155, 193-342; Соколов И. И. Избрание архиереев в Византии IX-XV вв.: Ист.-прав. очерк // ВВ. 1917. Т. 22 (1915/1916). Вып. 3/4. С. 193-252; Haddan A. W. Bishop // A Dictionary of Christian Antiquities / Ed. W. Smith, S. Cheetham. L., 1875. Vol. 1. P. 208-240; М[арков] Н. [Ф.]. Епископ // ПБЭ. 1904. Т. 5. Стб. 457-460; Catoire A. Intervention des laiques dans l'élection des évêques // EO. 1912. T. 15. P. 412-426; Leclercq H. Évêque // DACL. T. 5. Col. 938-949; Martin V. La choix des évêques dans l'Église latine // RSR. 1924. Vol. 4. P. 221-264; Valton E. Évêques // DTC. Vol. 5. Col. 1656-1725; Herman E. Das bischöfliche Abgabenwesen im Patriarchat von Konstantinopel vom XI. bis zur Mitte des XIX. Jh. // OCP. 1939. Vol. 5. P. 434-513; Beyer H. W., Karrp H. Bischof // RAC. Bd. 2. Sp. 394-407; Piolanti A. e. a. Vescovo // EC. 1954. Vol. 12. Col. 1312-1320; Botte B. «Presbyterium» et «Ordo episcoporum» // Irénikon. 1956. Vol. 29. P. 5-27; Gewiess K. et al. Bischof // LTK. Bd. 2. Sp. 491-506; Beck. Kirche und theol. Literatur. S. 67-74; Strotmann T. L'Évêque dans la tradition orientale // Irénikon. 1961. Vol. 34. P. 147-164; Thils G. Primauté pontificale et prérogatives épiscopales: «Potestas ordinaria» au Concile du Vatican. Louvain, 1961; Telfer W. The Office of a Bishop. L., 1962; Θεόδορος Α., Κοτσώνης Ι. ᾿Επίσκοπος // ΘΗΕ. 1964. Τ. 5. Στ. 782-788; Hermoso de Mendoza J. E. La participación de la comunidad cristiana en la elección de los obispos (siglos I-V). Pamplona, 1977; Scipioni L. I. Vescovo e popolo: L'esercizio dell'autorità nella chiesa primitiva (III sec.). Mil., 1977; Gryson R. Les élections épiscopales en orient au IVe siècle // RHE. 1979. T. 74. P. 301-345; idem. Les élections épiscopales en occident au IVe siècle // RHE. 1980. T. 75. P. 257-283; Thiering B. E. Mebaqqer and Episkopos in the Light of Temple Scroll // JBL. 1981. Vol. 100. N 1. P. 59-74; Neumann J., Gassmann G., Tröger G. Bischof // TRE. Bd. 6. S. 653-697; Eck W. Der Episkopat im spätantiken Afrika: Organisatorische Entwicklung, soziale Herkunft und öffentliche Funktionen // Hist. Zschr. 1983. Bd. 236. S. 265-295; Scheibelreiter G. Der Bischof in merowingischer Zeit. W. etc., 1983; Kanon: Jb. d. Gesellschaft f. d. Recht d. Ostkirchen. Bd. 7: Der Bischof und seine Eparchie. W., 1985; Herrschaft und Kirche: Beitr. z. Entstehung u. Wirkungsweise episkopaler u. monastischer Organisationsformen / Hrsg. F. Prinz. Stuttg., 1988. (Monographien z. Geschichte d. Mittelalters; 33); Osborne K. B. Priesthood: A History of Ordained Ministry in the Roman Catholic Church. N. Y., 1988; Bowers R. J. Episcopal Power of Governance in the Diocesan Church from the 1917 Code of Canon Law to the Present: Diss. Wash., 1990. (Canon Law Stud.; 535); Basilios, archbp. Bishop // CoptE. Vol. 2. P. 393-395; Munier Ch. Autorité épiscopale et sollicitude pastorale IIe-VIe siècles. Aldershot (Hampshire); Brookfield, 1991. (Variorum Coll. Stud. Ser.; 341); Papadakis A. Bishop // ODB. 1991. Vol. 1. P. 291-292; Rebillard É., Sotinel C., éds. L'évêque dans la cité du IVe au Ve siècle: Image et autorité: Actes de la table ronde organisée par l'Istituto patristico Augustinianum et l'École française de Rome. R., 1998; Pennington K. et. al. Bischofsamt // LexMA. 1999. Bd. 2. Sp. 228-238; Kretschmar G. Das bischöfliche Amt: Kirchengeschichtliche und ökumenische Studien zur Frage des kirchlichen Amtes. Gött., 1999; Sabw Kanyang J.-A. Episcopus et Plebs: L'évêque et la communauté ecclésiale dans les conciles Africains (345-525). Bern etc., 2000; Sullivan F. A. From Apostles to Bishops: The Development of the Episcopacy in the Early Church. N. Y., 2001; Avril J. Évêque // Dictionnaire du Moyen Âge / Publ. sous la dir. de C. Gauvard, A. de Libera, M. Zink. P., 2002. P. 503-505; Doyle D. E. The Bishop as Disciplinarian in the Letters of St. Augustin. N. Y., 2002. (Patristic stud.; 4); Sullivan F. A., Wood S. K. Bishop (in the Church) // NCE. 20032. Vol. 2. P. 411-417; Quinn A. J. Bishop, Diocesan (canon law) // Ibid. P. 419-422; Kelty E. J. The Qualities Requested of Episcopal Candidates in the Early Church and in the Middle Ages: The First Fonts for Canon 378 CIC. R., 2007; Norton P. Episcopal Elections 250-600: Hierarchy and Popular Will in Late Antiquity. N. Y., 2007; Orlita K. Il vescovo diocesano e l'esercizio del «munus sanctificandi» nei confronti del proprio clero: Nel magistero d. Chiesa e nella normativa canonica. R., 2008; Remedia R. La visita del vescovo diocesano ad limina apostolorum (can. 399-400): Diss. R., 2008.
А. Г. Бондач

Чин рукоположения во Е.

Поставление в епископы. Клеймо иконы «Свт. Николай Чудотворец, с житием». 2-я пол. XV в. (ВГИАХМЗ)
Поставление в епископы. Клеймо иконы «Свт. Николай Чудотворец, с житием». 2-я пол. XV в. (ВГИАХМЗ)

Поставление в епископы. Клеймо иконы «Свт. Николай Чудотворец, с житием». 2-я пол. XV в. (ВГИАХМЗ)
Хотя о поставлении, или рукоположении, Е. говорится уже в христ. памятниках I в. (ср.: Деян 20. 28; Тит 1. 5, 7; Didache. 15. 1), самые ранние описания чина епископской хиротонии содержатся в источниках III в.- «Апостольском предании» и «Дидаскалии апостолов». Автор «Дидаскалии апостолов» пишет, что Е. избирается всем народом по воле Св. Духа и рукополагается в воскресный день (см. ст. Воскресенье) епископами из соседних епархий в присутствии всех пресвитеров города (гл. 3).

«Апостольское предание» также сообщает об избрании Е. всем народом и о поставлении его в воскресный день (2-я гл.; см.: Richter. 1975-1976; The Apostolic Tradition: A Comment. / By P. F. Bradshaw, M. E. Johnson, L. E. Phillips. Minneapolis (MN), 2002. P. 24-29). Чин начинается с выражения всеобщего согласия, после чего собравшиеся епископы возлагают руки на поставляемого в Е., а пресвитеры стоят возле них. В молчании каждый возносит в своем сердце моление о сошествии Св. Духа на ставленника, и затем один из рукополагающих произносит молитву рукоположения. В молитве (гл. 3; см.: Ibid. P. 30-36) говорится о том, что со времен Авраама Бог поставлял правителей, священников, служителей для Своего святого Храма - эти ветхозаветные прообразы использованы в молитве в качестве основания для прошений о ниспослании Духа, подающего дар управления, переданный через Христа св. апостолам, и о том, чтобы рукополагаемый исполнял свое архиерейское служение без всякого порока, пас вверенное ему стадо, денно и нощно предстоял Богу в своих молитвах, приносил Ему Св. Дары и отпускал людям грехи (т. е. совершал таинства Евхаристии и Покаяния). После своего рукоположения новопоставленный Е. сразу совершает таинство Евхаристии (гл. 4; Ibid. P. 37-49; см. также: Richter. 1975-1976).

Описания епископской хиротонии в более поздних литургико-канонических памятниках основаны на том, которое приведено в «Апостольском предании» (см.: Bârlea. 1969). Чин, содержащийся в «Канонах Ипполита» (между 336 и 340), в целом близок к засвидетельствованному в «Апостольском предании», хотя текст молитвы хиротонии изменен (см.: Bradshaw. 1990. P. 110-111). В «Апостольских постановлениях» (ок. 380) молитва расширена и переработана (Const. Ap. VIII. 5); в описание включено упоминание троекратного вопрошания пресвитеров и народа старшим из рукополагающих епископов о достоинстве ставленника, совершаемое до начала хиротонии (Const. Ap. VIII. 4); здесь впервые описана традиция во время хиротонии держать над головой рукополагаемого во Е. раскрытое Евангелие (причем Евангелие, согласно «Апостольским постановлениям», держат диаконы - Ibid.). По окончании молитвы рукоположения и возглашения священниками «Аминь» «Апостольские постановления» предписывают дать в руки новопоставленного «Жертву» (ср. ст. Залог), но Божественную литургию, в отличие от проч. памятников, новому Е. предписано совершить только на следующий день (см.: Bradshaw. 1990. P. 113-114). В «Завете Господа нашего Иисуса Христа» (V в.) в чин включено формульное объявление о хиротонии, произносимое старшим из рукополагающих архиереев перед молитвой рукоположения; молитва, по сравнению с «Апостольским преданием», существенно расширена; после молитвы прибавлено троекратное возглашение со стороны народа: «Достоин!» (см. ст. Аксиос); вместо предписания о совершении литургии в конце чина говорится о трехдневном посте всего народа в честь совершившегося поставления Е. (Ibid. P. 117-119).

В последующей церковной традиции описанные уже в литургико-канонических памятниках элементы чина хиротонии Е. навсегда остались основными: избрание, возложение рук епископов (а также возложение Евангелия на главу рукополагаемого - этот обычай получил широкое распространение и на Востоке, и на Западе, см.: Ibid. P. 39-44), чтение молитвы (или неск. молитв) хиротонии и совершение Божественной литургии. Отдельные составляющие этой основы в различных литургических традициях могли приобретать ту или иную форму; к ней могли прибавляться дополнительные элементы.

В крупнейших церковных центрах в древности существовали свои собственные молитвы на рукоположение во Е. Так, молитва епископской хиротонии древней традиции Александрийской Церкви (см. ст. Александрийское богослужение) сохранилась в Серапиона Евхологии (сер. IV в.; см.: Johnson. Sarapion. P. 60). В молитве подчеркивается значение апостольского преемства, получаемого рукополагаемым от апостолов через череду епископов, избиравшихся (χειροτονῶν) Богом в каждом поколении, и содержатся прошения о даровании поставляемому благодати Св. Духа, о том, чтобы он оказался достоин пасти стадо Божие и непорочно исполнил вверяемое ему служение (см. подробный анализ молитвы: Ibid. P. 153-160).

Молитва хиротонии Е. доиконоборческого иерусалимского богослужения сохранилась в отдельных греч. рукописях, а также в груз. переводе (см.: Дмитриевский. Описание. Т. 2. С. 348, 696, 901; Brakmann. 2004 [2006]. S. 124). Она начинается со слов о том, что Бог даровал Израилю дар первосвященничества (ἀρχιερατικὴν δωρεάν) через телесных служителей, а «у нас» (т. е. в Церкви) установил духовное архиерейство, и содержит прошения о поставлении кандидата пастырем, верным служителем, хранителем непорочной веры, чтобы его служение принесло различную пользу Церкви. Помимо Иерусалимской Церкви эта молитва в древности использовалась также в груз. традиции, пока не была вытеснена к-польскими (см. ст. Грузинская Православная Церковь, раздел «Богослужение»). Сохранившийся в груз. рукописях нек-польский чин рукоположения во Е., бытовавший в Грузии до XI в., содержит 3 молитвы, 1-я из к-рых (она надписана как молитва на поставление Е. и католикоса, тогда как надписания 2 др. упоминают только Е., но не католикоса) - та же, что в «Завете Господа нашего Иисуса Христа». 2-я известна также в практике Церкви Востока (см. ст. Восточно-сирийский обряд), 3-я - это упомянутая иерусалимская молитва; цикл заключается еще одной краткой молитвой, общей для чинов хиротоний во Е., пресвитера и диакона (см.: Кекелидзе. Литургические груз. памятники. С. 28-30; Brakmann. 2004 [2006]. S. 120).

В к-польской традиции известны 2 молитвы на поставление Е., они используются в правосл. богослужении до наст. времени: Ϫέσποτα Κύριε, ὁ Θεὸς ἡμῶν, ὁ νομοθετήσας ἡμῖν διὰ τοῦ πανευφήμου σου ἀποστόλου Παύλου βαθμῶν κα ταϒμάτων τάξιν̇ (               ) и Κύριε, ὁ Θεὸς ἡμῶν, ὁ διὰ τὸ μὴ δύνασθαι τὴν ἀνθρώπου φύσιν τὴν τῆς Θεότητος ὑπενεϒκεῖν οὐσίαν̇ (          ). Уже в древнейших сохранившихся рукописях к-польского Евхология приведены обе молитвы, однако, вероятно, 2-я из них имеет несколько более позднее происхождение, чем 1-я (см.: Пентковский. 2002. С. 123-127). В 1-й из молитв говорится о том, что Бог установил в Церкви через ап. Павла степени и чины апостолов, пророков и учителей, чтобы они служили «Пречистым... Таинам... во святом... жертвеннике» (т. е. совершали Божественную литургию), и содержатся прошения об «укреплении» рукополагаемого «нашествием и благодатью, и силой Святого... Духа» «через рукоположение... соприсутствующих здесь соепископов» таким же образом, как были укреплены апостолы и пророки, помазаны цари и освящены первосвященники (т. о., несмотря на то, что молитва начинается не с указания на ветхозаветные прообразы, но на новозаветные установления, тема ВЗ в ней все же возникает), и о том, чтобы Бог даровал ставленнику непорочное архиерейство и «представил [его] святым», чтобы тот был достоин просить Бога о спасении народа. 2-я молитва начинается со слов о том, что Бог поставил в Церкви особых «учителей» (т. е. Е.), чтобы они возносили Ему «Жертву и приношение» (т. е. Евхаристию), поскольку человеческая природа не может понести прямое общение с Божественной сущностью, и далее содержит прошения о том, чтобы рукополагаемый стал подражателем Христа, истинного Пастыря, и, послужив вверенным ему пасомым, впосл. непостыдно предстал престолу Божию и воспринял «великую мзду, которую [Господь] уготовал пострадавшим за проповедь Евангелия»; эта молитва имеет нек-рые параллели с той молитвой древних груз. источников, к-рая известна также в практике Церкви Востока.

В целом к-польский чин рукоположения во Е., согласно древнейшим сохранившимся рукописям (напр., Vat. Barber. gr. 336, кон. VIII в.- см. Барберини Евхологий), имел следующий порядок. Он совершался на Божественной литургии после Трисвятого (которое в доиконоборческую эпоху представляло собой первое песнопение литургии) и начинался с того, что патриарх («архиепископ») читал во всеуслышание «хартию» (т. е. документ, свидетельствоваший о хиротонии), начинавшуюся со слов: ῾Η θεία χάρις (  ), возлагая при этом руку на голову рукополагаемого во Е. После прочтения «хартии» народ пел троекратное «Господи, помилуй», а патриарх вместе с прочими епископами возлагал раскрытое Евангелие на голову и шею ставленника и, трижды осенив его главу знаком креста, читал молитву Ϫέσποτα Κύριε, ὁ Θεὸς ἡμῶν, ὁ νομοθετήσας ἡμῖν διὰ τοῦ πανευφήμου σου ἀποστόλου Παύλου βαθμῶν κα ταϒμάτων τάξιν̇, держа, как и др. епископы, руку на Евангелии. По окончании молитвы один из рукополагающих епископов читал мирную ектению с особыми прошениями, а патриарх в это время - молитву Κύριε, ὁ Θεὸς ἡμῶν, ὁ διὰ τὸ μὴ δύνασθαι τὴν ἀνθρώπου φύσιν τὴν τῆς Θεότητος ὑπενεϒκεῖν οὐσίαν̇. По окончании ектении и молитвы с новорукоположенного снималось Евангелие, на нового Е. возлагали омофор (в древней визант. традиции обычным облачением Е. была фелонь, но не саккос и митра, поэтому омофор был единственным отличием облачения Е. от облачения священника), проч. епископы давали ему лобзание, и совершалась литургия, возглавляемая вместе новым Е. и патриархом (см.: Parenti, Velkovska. Eucologio. P. 165-167).

К XIII в. в визант. чине поставления Е. произошли нек-рые изменения: в описание чина была включена рубрика о приведении поставляемого тремя архиереями; формула ᾿Η θεία χάρις̇ (  ) получила прибавление в начале: Ψήφῳ κα δοκιμασίᾳ̇ (   ); после облачения нового Е. в омофор был прибавлен возглас: «Аксиос!» Именно такой порядок чин поставления во Е. имеет в древнейшей сохранившейся рукописи его слав. перевода (см.: Желтов. 2005. С. 155-157). Еще позднее формула Ψήφῳ κα δοκιμασίᾳ... ἡ θεία χάρις̇ (     ) была переосмыслена как тайносовершительная (а не как документ о хиротонии; см.: Пентковский. 2002. С. 127-130), в результате чего стала общепринятой практика возлагать Евангелие на голову рукополагаемого уже до этой формулы; в указания об облачении ставленника было включено упоминание не только об омофоре, но и о др. знаках архиерейского достоинства (саккосе и проч.); новорукоположенный Е. стал не возглавлять литургию в день своего поставления - один (как в ранней Церкви) или вместе со старшим архиереем (как в древних визант. памятниках),- но лишь стоять первым после старшего архиерея, произнося возглас «Мир всем» перед Апостолом (некогда этот возглас был первым возгласом литургии) и рукополагая во время этой литургии, если есть кандидаты, пресвитера и диакона (подробнее об истории чина хиротонии во Е. в визант. и поствизант. традиции см.: Arcudius. 1626; Habert. 1643; Morinus. 1655; Goar. 17302; Дмитриевский. 1904; Неселовский. 1906; Арранц. 2003). Такой порядок чин хиротонии во Е. сохраняет в правосл. Церкви вплоть до наст. времени (с нек-рыми небольшими различиями в практиках различных Поместных Церквей - так, в РПЦ ставленник приводится к хиротонии архиереями, но не обводится вокруг престола с пением тропарей, подобно совершаемому при хиротонии во пресвитера и диакона, а в греч. Церквах - обводится; и проч.).

Кроме собственно чина хиротонии в поздневизант. эпоху большое развитие получили чины, ее предваряющие и связанные с избранием нового Е. и с исповеданием им веры. Согласно совр. изданиям рус. архиерейского Чиновника, избрание нового Е. происходит по синодальному решению и заключается особым чином наречения кандидата во епископы, совершаемым за нек-рое время до хиротонии (в рукописях может описываться и более сложный порядок, включающий 2 различных чина - т. н. малого и великого извещения); исповедание веры представляет собой пространный чин, совершаемый перед литургией в день хиротонии (см.: Чиновник. Т. 2. С. 5-9 (наречение), 9-19 (исповедание веры), 19-27 (хиротония)). В греч. и слав. рукописях и старопечатных изданиях чин исповедания веры поставляемого во Е. отличается большим разнообразием (см.: Raquez. 1988; Живов. 2004). См. статьи Наречение во епископа, Обещание архиерейское.

В греч. рукописях XIV-XVII вв. и слав. рукописях XV-XVII вв. могут выписываться также иные чины, совершаемые после хиротонии во Е. и связанные с представлением новорукоположенного императору или царю (во время к-рого новый Е., как правило, читал молитву о здравии государя; в визант. традиции молитва могла составляться ставленниками заново - подобно тому, как в позднейшую эпоху стало обычным произнесение речи новопоставленным Е.), а также с его восшествием на определенную ему кафедру (в форме шествия на осляти или иных; в совр. рус. Чиновнике подобный чин отсутствует, но в греч. Архиератиконе сохраняется (т. н. «Чин, бываемый при интронизации митрополита (т. е., согласно совр. греч. традиции, правящего архиерея.- Авт.)») (см.: Дмитриевский. 1904; Неселовский. 1906; Николова. 1995). Особенностью рус. традиции сер. XV - сер. XVII в. было повторное совершение чина архиерейской хиротонии при возведении епископов в Московские митрополиты и патриархи (см.: Успенский. 1998), богословски и канонически неоправданное и устраненное после патриаршества Никона.

О чинах рукоположения во Е. в традициях нехалкидонитов см.: Bradshaw. 1990. P. 140-200, 243-247; в лат. традициях - Ibid. P. 215-242; Michels. 1927; Porter. 1967; Santantoni. 1976; McMillan. 2005. P. 14-235; в пореформенной (после II Ватиканского Собора) католич. традиции - McMillan. 2005. P. 240-276.

Лит.: Arcudius P. De concordia Ecclesiae occidentalis et orientalis sacramentorum administratione. P., 1626. P. 407-476; Habert I. ᾿Αρχιερατικόν. P., 1643, 17262. Hertford, 1970r. P. 66-104; Morinus J. Commentarius de Sacris Ecclesiae ordinationibus, secundum antiquos et recentiores, latinos, grecos, syros et babylonios, in tres partes distinctus. P., 1655. Pars 2. P. 64-126; Goar. Ευχολόϒιον. P. 243-261; Дмитриевский А. А. Ставленник. К., 1904. С. 151-299, 341-343; Неселовский
Диак. Михаил Желтов
Ключевые слова:
Церковное и каноническое право. Основные понятия Епископ, высшая из 3 богоустановленных степеней священства в православной Церкви
См.также:
АВАТОН греческий термин, обозначающий свод правил, запрещающих вход определенных категорий лиц за стены монастыря
АВТОКЕФАЛИЯ церковная, автокеф. Церкви - самостоятельные, не зависящие ни от какой иной поместной Церкви, но являющиеся частями Церкви Вселенской
АВТОНОМНАЯ ЦЕРКОВЬ Поместная Церковь, обладающая весьма широкой, но не полной самостоятельностью
АВТОРИТЕТ в вопросах веры, добровольное и безусловное принятие документа или текста по вопросам веры, а также суждения и образа жизни лица, основанное на признании его нравственных достоинств, духовного опыта, святости