Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЕВФИМИЙ
Т. 17, С. 411-414 опубликовано: 15 апреля 2013г.


ЕВФИМИЙ

(1743/44 - 20.07.1792, близ Ярославля), организатор старообрядческого беспоповского согласия странников (бегунов). Ряд источников свидетельствует, что Е. род. в Переславле-Залесском, происходил из духовного звания, возможно был архиерейским певчим, имел семью. Более поздняя история страннического согласия возводит родословие Е. к крестьянам Крайневым из центра согласия - с. Сопелки Ярославской губ. Следственная комиссия гр. Стенбока установила, что Е. происходил из крестьян помещика Мотовилова из Переславского у. Владимирской губ. Е. был крещен, по-видимому, в правосл. Церкви. В 1-й рекрутский набор после 3-й ревизии (проходила в 1764-1765) он попал в солдаты, вскоре дезертировал, появился в Москве ок. 1767 г. и укрылся у московских филипповцев (см. ст. Филипповское согласие), приняв старообрядческое крещение (возможно, с именем Евстафий) и став членом «братства» Ивана Алексеева, к-рый также был родом из Переславля-Залесского. Е. быстро приобрел авторитет в общине как знаток Свящ. Писания, искусный иконописец и каллиграф. В 1776 г. по совету Ивана Алексеева он предпринял поездку в филипповский Топозерский скит в Поморье, где 8 авг. 1777 г. принял постриг с именем Евфимий от настоятеля скита инока Андриана.

Пока Е. находился в Поморье, в Москве в кон. 1776 г. начался конфликт между филипповскими общинами Ивана Алексеева и Алексея Яковлева, обусловленный разной степенью строгости в исполнении общинами дисциплинарных установлений. Весной 1777 г. Алексей Яковлев закончил работу над Стостатейником - сочинением уставного характера, которое должно было способствовать объединению. Текст устава в том же году был одобрен на большом филипповском соборе, но Иван Алексеев его не подписал. Противостояние усиливалось из-за отсутствия в согласии единого мнения о возможности для старообрядцев «записываться в раскол» (при проведении ревизии населения записываться в ревизских книгах «раскольниками» и платить двойную подать) или «укрываться за попами» (через подкуп правосл. священников получать свидетельства о принадлежности к правосл. Церкви). Настоятель Топозерского скита Андриан поддержал Алексея Яковлева, Е. оправдывал Ивана Алексеева. Перед отъездом Е. из скита между ним и Андрианом произошло столкновение, во время к-рого Андриан сорвал с головы своего постриженика камилавку, после чего Е. ее на себя надел, или, как говорили потом его противники, сам «возложил на себя иноческий чин». В кон. янв. 1778 г. Е. отправился к Ивану Алексееву с докладом об этих событиях.

В Москве он не нашел поддержки. Иван Алексеев был недоволен ссорой Е. с Андрианом и, расценив действия Андриана при отъезде Е. расстрижением последнего, повелел именовать Е. мирским именем и запретил ему приниматься за «духовное действо» (совершение крещения и исповеди). В поддержку Е. выступил Алексей Яковлев, и Е. активно включился в противостояние между московскими филипповскими общинами на стороне последнего. Е. подписался под Стостатейником, рассылал письма в защиту этого сочинения, с порицанием Ивана Алексеева. Вскоре Е. разошелся и с Алексеем Яковлевым, не согласившись с ним относительно способа примирения с федосеевцами. Зимой 1779/80 г. Алексей Яковлев начал переговоры с руководителем московской федосеевской общины И. А. Ковылиным. Е. не был противником этого союза, но отрицал возможность идейного компромисса с федосеевцами, к-рые, по мнению Е., должны были безоговорочно признать правоту филипповцев. Эту позицию не разделял Алексей Яковлев, между ним и Е. произошла ссора, после чего Е. начал переговоры с последователями Ивана Алексеева, ничем не закончившиеся. Положение Е. осложнялось тем, что многие как в общине Алексея Яковлева, так и в общине Ивана Алексеева порицали Е. за конфликт с Андрианом, считали Е. «расстриженным» или «самовозложенцем». Большие надежды в отношении определения своего положения и ликвидации конфликтов в согласии Е. возлагал на сентябрьский собор 1780 г. Однако итогом собора стало кратковременное примирение филипповских наставников не на основе устранения нестроений, а в связи с решением «ничесого ни на ком не искати»; вопрос Е. на соборе не рассматривался.

Е. не согласился с таким основанием примирения, считая, что речь идет не о мелких проступках руководителей и членов общин, к-рыми можно пренебречь, но о чистоте веры. Вскоре инок уехал из Москвы в филипповский центр того времени - Юхотскую вол. в Ярославской губ. (совр. Угличский и Большесельский р-ны Ярославской обл.). Оттуда он отправил послание в общину Ивана Алексеева, в к-ром выразил согласие на поездку в Топозерский скит для примирения с Андрианом и постарался убедить адресатов, что он хлопочет не о себе лично, но «о всей православной церкви наше старание происходит». В ответ из Москвы пришло письмо с предписанием Е. «смирением и молчанием себе оградити». В этот период Е. анализировал содержание Стостатейника и документов, составленных по инициативе Алексея Яковлева с целью установления союза между филипповцами и федосеевцами. Эти занятия привели его к выводу, что руководители филипповского согласия отошли от учения поморских отцов (см. Поморское согласие), к которым возводили себя филипповцы, и первых филипповских наставников. 8 авг. 1781 г. Е. объявил о прекращении общения в молитве и в еде со своими единоверцами, считая их отпавшими от истинной веры, принес покаяние затворнику-филипповцу Петру Михайловичу в том, что в свое время подписал Стостатейник. В эти годы Е. продолжал писать видным деятелям филипповского согласия, обвиняя бывш. единоверцев: «первое - в нарушении отеческаго предании, та же в приятии новоженческаго и староженческаго закона (новожены - вступившие в брак члены согласия, старожены - люди, сочетавшиеся браком до присоединения к старообрядчеству.- Авт.), потом и в предъявленных ваших неисправлениих, кая вами узаконися, «ничесого ни на ком не искати»». Е. настаивал на том, что все нестроения следовало обсудить и «упразднить болшим общебрацким от всех стран братии возвания советом» (цит. по: Мальцев. 1996. С. 96-98). Ответом на письма Е. стало объявление его московской общиной Ивана Алексеева раскольником и инспирированное последним преследование Е. со стороны главы ярославских филипповцев инока Феодосия. В 1782 г. Е. составил соч. «Обоснование разделения с филипповцами» (РГБ. Унд. № 510. Л. 2-178, автограф, название дано исследователями), включившее послания инока 1781-1782 гг. различным адресатам и фрагменты из филипповских сочинений. Е. подробно описал происшедшие во время его пребывания в филипповском согласии события и попытался представить внутренние распри как отступление от истинного вероучения.

В ходе противостояния с филипповцами Е. осознал себя единственным борцом за чистоту веры в согласии. В кон. 1781 г. он поставил вопрос о необходимости перекрещивать филипповцев, «приходящих к православной церкви», единственным представителем которой он считал себя, и начал устроение этой «православной церкви». При этом Е. обратился к идеям, к-рые были сформулированы ранними странниками, самоопределившимися в 60-х гг. XVIII в. Основная их мысль заключалась в том, что совершенным христианином человека делает бегство из мира, находящегося под властью антихриста, правление к-рого миром осуществляется через гос. установления (власть императора), поэтому подчинение гос-ву для истинных христиан невозможно. Эта идеология фактически господствовала среди последователей «старой веры» в 1-й пол. XVIII в., пока действовали установления в отношении старообрядцев, введенные Петром I Алексеевичем, в соответствии с к-рыми легализация последних была чрезвычайно затруднена. В 60-х гг. XVIII в. законодательство в отношении последователей «старой веры» смягчилось, что стало причиной появления среди старообрядцев многочисленных сторонников «записи в раскол» (т. е. легализации на условиях правительства), к-рым противостояли «укрывающиеся за попами», а также не согласные ни с теми, ни с другими «беглые» старообрядцы, сохранявшие традиц. бескомпромиссное отношение к государству и правосл. Церкви, к-рая воспринималась старообрядцами как часть гос-ва. В филипповском согласии радикализм по отношению к гос-ву, характерный для начального периода существования согласия, в 60-х гг. XVIII в. существенно уменьшился. Сторонниками «записи в раскол» были братья Алексей и Григорий Яковлевы, создавшие сочинение, в к-ром отстаивали право «записных» старообрядцев считаться христианами.

28 марта 1784 г., незадолго до перекрещивания себя, Е. написал послание неизвестному московскому филипповцу - «Разглагольствие о настоящем в древлецерковном последовании неких з друг другом несогласии. Ов убо от записных отлучися, паствити возмнев лучше укрывающихся за антихристовыми жрецами, в том и вознепщева быти себе права. Другии же обоих сих отлучися, к тому же и крещение от них бояся прияти, чесо ради и посла к нему начертание 7292 (1784) лета, марта 28» (РНБ. Q.I.1229, 1-я четв. XIX в.). В послании автор задал 39 вопросов филипповцам, на к-рые не получил ответа. Содержание сочинения свидетельствует о больших изменениях, происшедших в мировоззрении Е. Причиной разделений среди старообрядцев и их отступления от правоверия инок считает жизнь в «антихристовом мире» и провозглашает побег из него обязательным условием сохранения веры. (В 1781 Е. высказывал противоположные взгляды - о том, что можно содержать правую веру, оставаясь мирским жителем и исполняя гражданские обязанности: «Во всех онех... званиях можно всячески християном быти и правую верую содержати» (цит. по: Мальцев. 1996. С. 106), кроме военной службы. Однако Е. не одобрял и тогда «запись в раскол» и «укрывательство за попами». Анахронизмом является содержащееся в «Разглагольствии...» обличение «записи в раскол», отмененной в 1782-1783.) В «Разглагольствии...» Е. пишет о необходимости перекрещивания филипповцев и вообще всех «мирских» старообрядцев.

Вскоре Е. начал исполнение намеченной программы и 7 окт. 1784 г. «крестил» сам себя «в странство». В сочинениях странников содержатся сведения о том, что это действие Е. совершил по совету некоего старца Иоанна, «странствовавшаго издревле... проживавшего измлада в укрывательстве, и по сему не быв записан ни в которой ревизии» (цит. по: Там же. С. 114). Очевидно, это легендарная личность, придуманная странниками, для того чтобы отвести от себя упреки др. старообрядческих сообществ в новизне согласия, в котором нарушилась преемственность старообрядческого крещения. На следующий день после «самокрещения» Е. крестил 7 единомышленников, 1-м из к-рых считается Павел Васильев, схваченный вскоре в Пошехонском у. и сосланный в Сибирь. После его ареста Е. вместе с единомышленниками ушел в галичские леса, где основал пустынь, просуществовавшую 2 года. Оставив в лесах одного из последователей, Е. вернулся в дер. Малышево близ Ярославля, где он ранее укрывался и где крестил Петра Фёдорова, жившего «в миру». В его доме основатель страннического согласия прожил 3 года и скончался. В «Сказании о происхождении страннического согласия...» указывается, что Е. был погребен «близ Ярославля, вероятно, при селе Малышеве» (Там же. С. 116-117). А. П. Щапов без ссылки на источник сообщает, что Е. умер «в Ярославле, в доме купчихи Пастуховой, а погребен в окрестностях города, в Ямском лесу» (Щапов. 1906. С. 548). После смерти Е. его немногочисленные последователи стали проповедовать учение инока, разъясняя и дополняя его. Новое согласие расширяло свои ряды и превратилось в одно из ведущих в беспоповском направлении старообрядчества.

Учение страннического согласия в сочинениях Е.

Труды Е. оказали решающее воздействие на оформление страннического согласия. Благодаря исследованиям А. И. Мальцева выявлено 7 написанных Е. в разное время оригинальных сочинений, еще 5 произведений входит в «Обоснование разделения с филипповцами», ученый открыл 2 фрагмента сочинения (сочинений?) Е. в странническом трактате сер. ХIХ в. «Описание достоверное о житии и всем произшествии подвига бывшаго старца Евфимия…» (подробный обзор наследия и сохранившихся автографов Е. см.: Мальцев. С. 61-78, 229-232, 234-239). Мальцев опубликовал и проанализировал основные труды Е. Помимо оригинальных произведений и переделок трактатов др. старообрядческих авторов творческое наследие Е. включает составленные и переписанные им сборники выписок из Свящ. Писания и творений отцов Церкви, а также книжные миниатюры - 72 иллюстрации к переписанному им Апокалипсису (ЯИАМЗ. № 15464).

"Титин". Автограф Евфимия (ЯИАМЗ. № 15464. Л. 618)
"Титин". Автограф Евфимия (ЯИАМЗ. № 15464. Л. 618)

"Титин". Автограф Евфимия (ЯИАМЗ. № 15464. Л. 618)

Вероучение согласия странников было сформулировано Е. в сочинениях 2-й пол. 80-х гг., прежде всего в «Цветнике» (название, по мнению Мальцева, дано последователями Е.). 8 глав «Цветника» связаны между собой композиционно, каждая посвящена отдельному вопросу, поэтому в страннических сборниках часто встречаются списки отдельных глав. Известны 4 полных списка «Цветника» (наиболее ранний - РГБ. Унд. № 511. Л. 1-336 об. (кон. ХVIII - нач. ХIХ в.)), 38 списков отдельных глав в составе 17 рукописных сборников. Эсхатологические идеи, составляющие центр учения Е., он подробно изложил в трактате «Книга о случаех последняго времене. Титин потрясает вельми. 666 число» («Титин»). Этот труд, дошедший в автографе Е. (ЯИАМЗ. № 15464. Л. 497-646 об.), является отредактированным и дополненным вариантом текста, созданного поморским автором Иваном Алексеевым ок. 1752 г. Е. оставил без изменения название сочинения, форму диалога между поповцем, задающим вопросы, и отвечающим на них беспоповцем, в основном сохранил композицию и названия глав, неск. сократив их количество и поменяв нек-рые местами. Текст подвергся существенной переработке, был дополнен многочисленными рассуждениями Е., во многом меняющими первоначальный смысл. Дополнения Е. встречаются по всему тексту, но их основная часть сосредоточена в 2 последних главах: «О чудотворениих антихристовых» и «О злополучении времен антихристовых». Над трактатом «Титин» Е. трудился с кон. 80-х гг., закончив работу не позднее июля 1791 г.; помимо указанного списка существует еще 5 списков разного времени. Эсхатологическим вопросам также посвящено послание Е. «единоверным о Христе братиям, како блюстися лжехристов и ложных пророков, имже мнозем проповедающем у себе Христа быти, и како подобает разумевать о царствии антихристове» (НБ Томского гос. ун-та. № В-5538. Л. 11-78, XIX в.). Рассуждения Е. в основных положениях опирались на эсхатологические построения поморцев, хотя в сочинениях Е. 80-х гг. отсутствуют ссылки на выговских первоучителей. В этот период авторитетами для Е. являлись деятели 1-го периода старообрядчества: Коломенский еп. Павел, Аввакум, Федор Иванов, отцы Соловецкого мон-ря (см. ст. Соловецкое восстание 1667-1676 гг.), Корнилий Выговский.

Теоретические построения Е. 2-й пол. 80-х гг. исходят из характерной для раннего периода старообрядчества апологии пустынножительства. Пагубность мирской жизни, по мнению старообрядца, не может быть преодолена ни личным благочестием, ни молитвой. Даже в благочестивой правосл. стране мирянин, чтобы спастись, должен во всем, кроме семейной жизни, подражать монаху. Если в допетровской России у благочестивого человека был выбор: жить, строго соблюдая правила благочестия, в миру или удалиться в пустыню, то в совр. Е. России, которая, по мысли основателя страннического согласия, находилась под властью антихриста, путь спасения один - бегство из мира.

Свое представление об антихристе Е. наиболее подробно изложил в переработке труда Ивана Алексеева «Титин». Е. понимает антихриста «духовно», как «духа лукава», к-рый, входя в души людей, проявляет себя «чувственно», причем в различной степени - в зависимости от власти, к-рой одержимые им люди обладают в мире. Подлинный антихрист - это «лицо царско». «Последним», т. е. наиболее могущественным, антихристом, власть к-рого абсолютна, Е. считал имп. Петра I. Деятельность первого российского императора, рассмотренная в эсхатологической перспективе, находится в центре внимания Е. Данная тема наиболее подробно развита в «Цветнике». Антихрист. сущность действий правителя, по мнению старообрядца, проявилась в первую очередь в запрещении «богоугодного пустынножительства» (по-видимому, имеются в виду меры имп. Петра против монашества: ограничение числа мон-рей и насельников в них, уничтожение небольших обителей, возвращение в мир отшельников-«боголюбцев»), из-за чего его подданные оказались безысходно заключенными в греховном и богоотчужденном мире. Следующим «антихристовым действием» царя была окончательная «порча» этого мира, совершившаяся, по мысли Е., в ходе податной реформы. Е. протестует против утвержденного в ходе реформы разделения населения на разные «чины» (социальные группы) и против установления для разных групп дифференцированной подушной подати, причем привилегированные сословия были освобождены от налогов. Из-за введения подушного обложения, считает Е., начались социальные конфликты, обман и насилие, в чем он видит прямое свидетельство установившейся власти антихриста. Резкую критику старообрядца вызывают также совершенные при имп. Петре межевание и раздача в собственность земли, поскольку, по мнению Е., земля, как творение Божие, не может быть частной собственностью. Основатель страннического согласия предъявляет 1-му российскому императору и традиц. старообрядческое обвинение: в возобновлении «древлеязыческих поганских вер обычаев», под к-рыми понимаются брадобритие, «немецкое платье», употребление табака «и прочая тако поганская деяти». Действием «духа лукава», по мысли Е., обусловлены реформа календаря, вмешательство императора в дела правосл. Церкви - упразднение Патриаршества и учреждение Синода. Антихристово число (666), по расчетам Е. и др. старообрядцев, содержится в имп. титуле.

Приход в Россию «последнего» антихриста, ранее захватившего весь остальной мир, по мнению Е., совершился во время 1-й ревизии населения, начало к-рой старообрядец датирует 1715 г. (фактически началась в 1718). Е. считал, что воцарение антихриста имело место в 1722 г., когда были завершены основные деяния «духа лукава» и были изданы указы: о престолонаследии (5 февр.; этим указом император обязал подданных присягнуть его не названному по имени преемнику) и о запрете старообрядцам распространять свое учение (24 сент.). «Предтечами» антихриста Е. называл патриарха Никона и царя Алексея Михайловича.

Е. подробно рисует историю падения истинной веры в связи с политикой гос-ва даже в старообрядческой среде. Самое значительное в этом смысле событие совершилось после 1722 г., когда старообрядцы начали записывать себя в ревизских книгах «раскольниками», признав себя т. о. отступниками от «истинной церкви». Старообрядцы, не покинувшие мир, по мысли основателя страннического согласия, являются подданными антихриста вслед. записи себя в ревизские книги. Тема «записи в раскол» должна была потерять актуальность в связи с отменой двойного оклада и раскольнической записи, но Е. в «Цветнике» детально обсуждает ее, делая акцент на времени имп. Петра I. В царстве антихриста особое значение для истинных христиан приобретает исполнение «заповеданных дел», к-рые даже важнее веры («нимало пользует вера без дел, но и бесовска наречеся»). Главными из этих дел Е. называет разрыв всех связей с миром, неповиновение императору-антихристу, гражданским властям и правосл. Церкви. В сочинениях Е. практическая реализация этой идеи не разработана, тема получила развитие в более поздних сочинениях странников.

Соч.: «Разглагольствие о настоящем ныне между собою в древлецерковном последовании неких з друг другом несогласии…» // Кельсиев В. И. Сб. правительственных сведений о раскольниках. Лондон, 1862. Вып. 4. С. 252-256 [не полностью]; Соч. инока Евфимия: (Тексты и коммент.) / Сост., подгот. текстов, предисл., коммент., прил.: А. И. Мальцев. Новосиб., 2003.
Лит.: Пятницкий И. К. Секта странников и ее значение в расколе. Серг. П., 1906; Щапов А. П. Земство и раскол // Он же. Соч.: В 3 т. СПб., 1906. Т. 1. С. 451-579; Покровский Н. Н. Путешествие за редкими книгами. М., 19882. С. 144-145 (вкл.); Мальцев А. И. Староверы-странники в XVIII - 1-й пол. XIX в. Новосиб., 1996.
Н. С. Гурьянова, Э. П. Р.
Ключевые слова:
Старообрядцы Беспоповцы, общее название одного из двух основных течений старообрядчества Евфимий (1743/44 - 1792), организатор старообрядческого беспоповского согласия странников (бегунов) Странники, согласие беспоповцев, XVIII-XX вв.
См.также:
АЛЕКСЕЕВ Иван (1709-1776), старообрядец-беспоповец, писатель, иконописец
АНДРЕЕВ (Серебренников) Тимофей (1745-1809), старообрядческий выговский писатель и наставник
АНТОНИЙ (Людиновсков; 1895-1977), игум. старообрядческих скитов часовенного согласия, писатель
АНУФРИЕВ деятель старообрядческого поморского согласия
АРСЕНИЙ (Рябинин Павел Васильевич; 1852-1937), старообряд., монах, возглавлявший странников-статейников
БАРАНИН Петр Петрович (1882-1966), старообрядец-беспоповец, общест. деятель
БОРИСОВ Андрей (1734 - 1791), киновиарх Выголексинского общежительства
ВАКОНЬЯ Иван Ульянович (1883 - 1965), деятель старообрядческого поморского согласия