Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИРИЛЛ
Т. 34, С. 504-508 опубликовано: 2 ноября 2018г.


Содержание

КИРИЛЛ

Кирилл (Богословский-Платонов), архиеп. Подольский и Брацславский. Портрет. Кон. 30–40-х гг. XIX в. Неизвестный художник (ЦАК МДА)
Кирилл (Богословский-Платонов), архиеп. Подольский и Брацславский. Портрет. Кон. 30–40-х гг. XIX в. Неизвестный художник (ЦАК МДА)

Кирилл (Богословский-Платонов), архиеп. Подольский и Брацславский. Портрет. Кон. 30–40-х гг. XIX в. Неизвестный художник (ЦАК МДА)
(Богословский-Платонов Константин Лукьянович; 14.05.1788, с. Воздвиженское Московской губ.- 28.03.1841, С.-Петербург), архиеп. Подольский и Брацлавский. Род. в семье свящ. Лукьяна Яковлевича Воздвиженского († 1806), с 1789 г. служившего в с. Могильцы (Богословское). Начальное образование получил под руководством отца, «человека умного и весьма образованного» (Беляев. 1888. № 6. С. 151). «Будучи мальчиком,- вспоминал впосл. К.,- в святки я рядился монахом. Верно, это было предвестием моей судьбы». В 1797 г. Константин вместе с младшим братом Иваном поступил в Троицкую лаврскую семинарию, получив фамилию Богословский. Проучившись год в низшем грамматическом классе и 2 года в высшем, он год занимался в классе поэзии и 4 года (вместо 2, для большего усовершенствования) в классе риторики, затем перешел в философский класс и в класс богословия. В семинарских ведомостях за 1801 г. о нем сказано: «Остр и успевает довольно». В 1806 г., после кончины отца и брата, К. стал воспитанником митр. Московского Платона (Левшина) с фамилией Богословский-Платонов.

В 1808 г. К. был переведен в СПбДА. Вместе с ним на 1-м курсе (1809-1814) обучались товарищи по Троицкой семинарии буд. архипастыри Моисей (Богданов-Платонов-Антипов), Григорий (Постников) и Павел (Подлипский). Из наставников Троицкой семинарии в 1808 г. в С.-Петербург были вызваны архим. Евграф (Музалевский-Платонов), назначенный ректором академии, иеродиак. Филарет (Дроздов), ставший в февр. 1810 г. бакалавром, а в марте 1812 г. ректором СПбДА. По окончании курса в 1814 г. со степенью магистра К. был оставлен в академии бакалавром церковной истории. 28 авг. 1814 г. принял монашеский постриг. Во время обучения в Троицкой семинарии и в СПбДА К. сблизился с архиеп. Московским свт. Филаретом (Дроздовым), которому «был предан всею душею» (Там же. С. 155). Под руководством святителя проходило служение К.

29 июня 1817 г. К. определен настоятелем Мгарского в честь Преображения Господня муж. мон-ря Полтавской епархии с возведением в сан архимандрита и назначен ректором Полтавской ДС. При нем семинария была преобразована по новому уставу, открыто семинарское правление, введены новые предметы, назначены новые преподаватели и наставники; усилен нравственный надзор за учащимися в соответствии с составленной К. инструкцией. Здание семинарии было перестроено, открыты больница и аптека; введена должность постоянного врача.

По рекомендации свт. Филарета, назначенного 15 марта 1819 г. членом Синода, 7 мая того же года К. был определен ректором и профессором богословия МДА и архимандритом Новоспасского московского в честь Преображения Господня муж. монастыря. К. начал преподавание догматического богословия на рус. языке. Его лекции распространялись в списках не только в семинариях, но и в мон-рях. С. К. Смирнов писал, что «замечательная особенность, характеризующая чтения Кирилла, это теплота чувства, которая проглядывает на многих страницах его богословия, и еще аскетическое направление, которое так было ему свойственно. Мысль о кресте, о внутренних искушениях духа всегда была присуща его душе, и она вторгается и в его лекции». Особое внимание К. уделял нравственно-религ. воспитанию учащихся. По воспоминаниям очевидцев, когда студенты шли из залы в церковь, ректор стоял и считал по четкам проходившие мимо пары учеников и потом сопровождал их вместе с инспектором в храм (Смирнов. 1879. С. 16-17, 273). По распоряжению К. каждый студент МДА должен был вести дневник; с 1823 г. были введены чтения из Минеи-Четьи или из святоотеческих творений во время обеда и ужина.

Архиеп. Филарет (Дроздов), ревизовавший в 1820 г. МДА, дал следующий отзыв о состоянии академии при К.: «В старших из начальствующих и наставников усматривается и зрелость познаний, и сила действования на дух воспитанников. Младшие большею частию оправдывают надежду, восприятую при их избрании. Круг воспитанников представляется постепенно более сосредоточивающимся в стремлении к общей цели - к истинному образованию духа по законам деятельного христианства» (Беляев. 1888. № 6. С. 158). По представлению свт. Филарета К. была вынесена благодарность. Комиссия духовных уч-щ поручила К. вместе с преподавателями МДА, как перед тем в СПбДА, переводить книги ВЗ. За время его ректорства были переведены книги Исход, Левит, Числа, часть Второзакония, Книга Неемии. В 1822 г. за дис. «Толкование на Послание ап. Павла к Евреям», а также за цикл лекций по богословию и проповеди К. был удостоен степени д-ра богословия.

В Новоспасском мон-ре К. ввел ежедневное чтение монашеского правила на вечерне, на котором присутствовал сам, когда находился в обители. При скромном окладе он помогал родственникам. Об отношении К. к монашеству свидетельствует его письмо племяннику, впосл. архиеп. Костромскому Платону (Фивейскому): «До окончания курса я не признаю благовременным вступление в монашество; я желаю, чтобы сие избрание рода жизни было плодом глубокого познания себя самого, твердой решимости на безусловное послушание и крестный путь и неложного уверения в звании на то Божием, а не следствием только юного, неискушенного религиозного чувства. Не пленяйся так рано выгодами уединения. История времен и древних подвижников показывает, что внешняя жизнь юных монахов должна быть открыта; уединение есть достояние уже совершенных» (Там же. № 11. С. 306).

В 1821 г., после избрания свт. Филарета на Московскую кафедру, К. вновь служил под его непосредственным руководством. 26 окт. 1824 г. он был хиротонисан во епископа Дмитровского, викария Московской епархии. Незадолго до этого, 20 окт., Филарет писал: «Богу угодно было дать мне Вас, возлюбленный брат, для ближайшей помощи. Приемлю волю Его с благодарением; примите и Вы с послушанием. Надеюсь единодушия: при нем будем носить немощи друг друга» (Переписка. 1888. С. 416-417).

26 марта 1827 г. К. был назначен епископом Вятским и Слободским. О прощании его с Московской епархией сохранился рассказ кн. С. М. Голицына. «Помню,- вспоминал князь,- приезжаю я к митрополиту, застаю у него и Кирилла. «Знаете ли новость? - сказал митрополит.- Его (указывая на Кирилла) берут от нас». И прежде я заметил, что он грустен, а при этих словах митрополита он навзрыд заплакал. «Ну как не стыдно Вам плакать, преосвященный»,- сказал митрополит. «Это должно быть приятно для Вас,- сказал я,- стало быть, он любил Вас и ему тяжело расставаться»» (Беляев. 1888. № 6. С. 164). В Вятку (ныне г. Киров) К. прибыл 27 июня 1827 г. Первостепенной заботой К. стали духовные учебные заведения. При нем были назначены новый ректор Вятской ДС архим. Иероним (Нестеровский), а также новый инспектор. Семинарии была передана б-ка кафедрального собора. Для размещения преподавателей и учащихся семинарии К. предоставил 2-этажный каменный архиерейский дом, на благоустройство к-рого Синод выделил средства. Помимо духовных уч-щ в Вятке и Яранске К. открыл еще уч-ща в Нолинске и Сарапуле - для обучения детей духовенства из отдаленных уездов.

Стремясь привлечь к православию жителей губернии, среди к-рых было много раскольников и иноверцев, К. совершал объезды епархии в сопровождении большой свиты, что порой приводило к жалобам недоброжелателей. В связи с этим митр. Филарет писал 17 нояб. 1828 г.: «Позвольте Вам сказать мою мысль, что искушения сего не стало бы, если бы не ввели Вы в оное сами себя помыслом великолепия. На что огромная свита? На что пышность? Не свитою и пышностью апостолы просветили мир... митрополит Михаил не ездил ли по епархии с двумя диаконами и одним певчим? Синодское распоряжение позволяет Вам иметь свою свиту более, нежели была у митрополита Михаила, а Вам и того не довольно. Простите моему безумию» (Переписка. 1888. С. 425-426).

В связи с тем что значительную часть населения епархии составляли черемисы, вотяки, зыряне и др., перед К. встали и миссионерские задачи - распространять и утверждать Православие. Однако первые шаги на этом поприще не были успешны. В кон. 1828 г. Синоду донесли, что более 3 тыс. черемисов собирались в лесу для моления по языческому обряду. Митрополиту Московскому было поручено «избрать из московского духовенства способного священника для вразумления сновидцев и для обращения на месте жительства их соплеменников к христианству» (Беляев. 1888. № 10. С. 167). Из Москвы в Вятку был направлен прот. Елоховского Богоявленского собора Александр Покровский, как и К., выпускник 1-го курса СПбДА. За 3 месяца прот. А. Покровский объехал черемисские поселения и доложил об обращении в Православие более 30 тыс. чел. Но когда летом 1830 г. К. вместе с прот. Александром посетил «новообращенных», им представилось неутешительное зрелище. Черемисы заявили о приверженности «старой вере», нежелании посещать церкви и т. д. После этого случая К. поручил дело обращения инородцев приходскому духовенству и епархиальным миссионерам под руководством епархиального начальства, что в дальнейшем послужило примером и для его преемников.

В янв. 1832 г. К. был переведен в г. Каменец-Подольский с возведением в сан архиепископа. Избрание последовало в соответствии с пожеланием имп. Николая I Павловича, «чтобы епархии, возвращаемые от польского края, имели архипастырей, отличающихся просвещением, деятельностию и кротостию» (Там же. С. 168). Желая поддержать К. при вступлении на новое служение, митр. Филарет писал ему 11 февр. 1832 г.: «Если Вам представится размышление, что епархия, вновь Высочайше Вам вверенная, имеет свои затруднения, то подумайте и о том, что поручение сие основано на добром мнении, которое имеет о Вас государь император; ибо епархия сия из числа тех, на кои по обстоятельствам обращено преимущественное Высочайшее внимание, чтобы дать им пастырей благонадежных для усовершения местного духовенства и для поддержания силы и достоинства господствуюшего вероисповедания» (Переписка. 1888. С. 426-427). На пути в Каменец-Подольский К. посетил Москву, где из-за болезни задержался на полтора месяца. 27 мая прибыл в Каменец-Подольский.

После Польского восстания 1830 г. отношения между римско-католич. и правосл. населением Подолии обострились. Подолия вошла в состав Российской империи в 1793 г. Помещики и ксендзы оказывали противодействие правосл. духовенству, усилился прозелитизм среди правосл. населения. Епархиальные дела находились в застое. Предшественник К. архиеп. Ксенофонт (Троепольский) редко совершал богослужения и не проповедовал. Прошения и жалобы оставались без удовлетворения, ставленников не рукополагали. Из-за недостатка священников во мн. приходах не было пастырей, подольское духовенство все менее внимательно относилось к исполнению своих обязанностей; бедные и сироты, число к-рых увеличилось из-за холеры 1830 г., оставались без помощи.

Жалкое состояние епархии потребовало от К. «умения действовать применительно к условиям местной жизни» (Беляев. 1888. № 10. С. 174-175). Современники отмечали его энергию и неутомимую деятельность, а также деликатность при благоустройстве Каменец-Подольской епархии. Митр. Филарет, к к-рому К. обращался за советом, способствовал продвижению его дел в Синоде. Отвечая на жалобы К. в связи с католич. прозелитизмом, свт. Филарет писал в февр. 1834 г., что, «если ксендзы совращают хитростью, пусть священники утверждают православных и приобретают инославных истиною. Истина должна быть сильнее хитрости. Внешнею властию не сделаешь всего для Церкви. Благодарение Богу, государство оказывает покровительство православию; нельзя требовать, чтобы оно отказалось от терпимости, которая, если умеренна, имеет свою справедливость» (Переписка. 1888. С. 432).

В 1832 г. по инициативе К. началось издание «Подольских епархиальных ведомостей». Попечением К. в духовной консистории был введен новый порядок обращения с документами: дела распределены по экспедициям, члены консистории отвечали за определенные дела по нескольким уездам и ежедневно докладывали о них архиерею. Для более эффективной работы консистории было усилено значение духовных правлений, которые по требованию К. ежемесячно предоставляли ему ведомости о числе начатых и решенных дел, а также табели присутствия. В результате нововведений епархиальные дела решались быстро и беспристрастно. По словам подольского биографа К., «зала его во всякое время отверста была для просителей... Ласковый и обходительный со всеми, внимательный, он терпеливо и благосклонно выслушивал каждого просителя». К. представил в Синод предложения об улучшении быта правосл. духовенства Подольской епархии. Он ходатайствовал о правах духовенства перед местным гражданским начальством, защищал его в судебных делах, содействовал примирению помещиков со священниками. Если в Вятской епархии сложилась поговорка: «Кирилл милости творил», то в Подолии о нем говорили: «Кирилл всех мирил» (Беляев. 1888. № 10. С. 190). Уделяя особое внимание образованию, К. предписал благочинным «способнейших и честного поведения диаконов высылать в Каменец и предлагать им учиться богословским наукам с таким правом, что если в продолжение двух лет окажутся успехи, то будут посвящаемы во священники» (Там же. С. 179).

К. ревностно заботился о благоустройстве уездных духовных уч-щ, заменявших рус. учебные заведения, к-рых не было в Подольской епархии, в польских же народных школах преподавание велось на польск. языке. По распоряжению К. основные предметы в семинарии стали преподавать на рус. языке, а не на латыни. Архиепископ часто посещал семинарию, наблюдая за обучением, дважды в неделю беседовал с наставниками. Любил слушать публичные экзамены в семинарии, на которые приглашались почетные лица, в т. ч. губернатор, бискуп и римско-католическое духовенство. Для обучения единообразному совершению церковных служб священников вызывали в архиерейский дом, где проводились торжественные богослужения, сопровождаемые стройным церковным пением и проповедями архиерея. По свидетельству современника, при К. «внешняя сторона богослужения возведена была на возможную степень высоты. Хор исполнял свое дело с таким искусством, что молящимся нельзя было не восхищаться пленительным пением... Даже и те, которые обыкновенно питают нерасположение к Православной Церкви - поляки,- и те находили удовольствие посещать богослужение и слушать поучения преосвященного» (Там же. С. 182-183).

При К. в Подольской епархии участились случаи перехода в Православие католиков и униатов. С 1832 по 1839 г. в Балтском у. было обращено в Православие более 2 тыс. чел. К. принимал участие в подготовке перехода униатов в Православие, к-рое совершилось в февр. 1839 г. Крестились и многие евреи Подольского края. Архиерей выдал им материальное пособие и распорядился, чтобы для наставления в православной вере мужчин направляли в мужские, а женщин - в жен. мон-ри Подолии. Помещики-иноверцы, к-рые поддерживали деятельность К., построили неск. правосл. церквей. Католические костелы и мон-ри, конфискованные после Польского восстания, были обращены в правосл. церкви и снабжены необходимой утварью для совершения богослужений. При архиерейском доме была расширена теплая домовая церковь, устроен новый иконостас.

К. ежегодно совершал обозрение епархии, производил ревизию приходо-расходных книг, проверял познания клириков, посещал дома священников. Для поощрения духовенства К. в отличие от предшественника щедро награждал достойных, при этом награды получали не только богословски образованные иереи, но и те, кто, не отличаясь ученостью, своей пастырской деятельностью содействовали обращению в православие иноверцев. Учитывая особенное внимание императора и Синода к Подольской земле, весной 1836 г. К. представил в Синод записку о плачевном состоянии сельских приходов, в к-рой отмечал, что сельское население, доведенное притеснением помещиков до крайней бедности, не могло заботиться о поддержании порядка в храмах и достойном исполнении своих религ. обязанностей. Предлагаемые в записке меры должны были, по мнению К., содействовать тому, что «народ сделается более способным к благотворным влияниям религии, к правительству утвердится любовь и доверие, духовенство ускорит свое преобразование, благодетельные намерения монарха к улучшению края, к прочному его утверждению достигнут исполнения своего беспрепятственно» (Там же. № 11. С. 286). Принимая во внимание значительные размеры Подольской губ., разнообразие дел, связанных с событиями в крае, а также слабое состояние здоровья архиепископа, Синод признал практически все предложения К. по благоустройству епархии «весьма полезными» и посчитал целесообразным учредить для Каменец-Подольской епархии викариатство. 31 мая 1836 г. ректор Минской ДС архим. Евгений (Добротворский) был рукоположен в викарного епископа Винницкого.

В марте 1837 г. К. был вынужден просить дозволения отправиться на лечение в Одессу и в паломничество к киевским святыням, для чего Синод исходатайствовал ему 3 тыс. р. Состояние здоровья К. вызывало беспокойство митрополита Московского, к-рый прилагал усилия к переводу его ближе к столице. С 7 по 27 июля К. проходил лечение в Одессе, однако оно не пошло на пользу. На обратном пути остановился в Киево-Печерской лавре, где его принял митр. Киевский Филарет (Амфитеатров). В Киеве К. и митрополит встречали имп. Николая I. В этот период К. много времени уделял чтению творений св. отцов, составлению проповедей, пересмотру «Толкования на Послания ап. Павла к Евреям», к-рое предполагалось издать отдельной книгой, работал над объяснением Божественной литургии. «Случалось нередко,- вспоминал один из священнослужителей,- когда вечером оставался один и никого у него не было, посылал за лучшими воспитанниками, жившими в бурсе, заставлял их приносить свои сочинения, разбирал оные, делая свои замечания, указывал писателей, которыми должно руководствоваться, и тут же дарил им книги, способствующие к развитию заданного наставниками предложения, если таковые были в его библиотеке» (Там же. С. 290-291).

В апр. 1840 г. К. был вызван в С.-Петербург для присутствия в Синоде. На медицинском совете, собранном в Каменце-Подольском в связи с крайним обострением болезни К., врачи признали необходимым проведение операции. 14 июля, несмотря на опасность для здоровья, К. выехал из Каменца-Подольского, 14 авг. прибыл в С.-Петербург и в тот же день представился членам Синода, на следующий день, в праздник Успения Пресв. Богородицы, служил литургию. Трижды в неделю он присутствовал на заседаниях Синода, в праздничные и воскресные дни совершал богослужения, занимался епархиальными делами. Синод поручил ему подать замечания на сочинения тех студентов МДА, к-рые являлись кандидатами на получение степени магистра. Из-за болезненного состояния К. обратился за помощью к архим. Никодиму (Казанцеву). Строгие замечания архим. Никодима, лишь слегка исправленные К., в рапорте последнего были представлены Синоду. Критический отзыв К. о преподавании в МДА вызвал недовольство митр. Филарета, к-рый решил лично пересмотреть сочинения.

При жизни К. было опубликовано 3 сборника его проповедей, последний из к-рых вышел в 1840 г. В столице К. продолжал работу над исправлением дис. «Толкование на Послание ап. Павла к Евреям», замечания к к-рой составил митр. Филарет. Еще до приезда К. в С.-Петербург, в мае 1840 г., митрополит Московский сообщал ему: «Может быть, потому, что Послание ко Евреям, если я не ошибаюсь, особенно обилует местами, требующими не кратких изысканий, я не мог при чтении удержаться от некоторых замечаний, которые будут предложены Вашему рассмотрению» (Переписка. 1888. С. 441). Но из-за болезни К. этот труд остался неопубликованным, так же как и его лекции по богословию, прочитанные во время ректорства в МДА и одобренные митр. Филаретом.

В дек. 1840 г., когда в Синоде встал вопрос о напечатании Жития прп. Серафима Саровского, текст рукописи был передан на рассмотрение К. В его отзыве от 6 февр. 1841 г. говорилось: «По внимательном прочтении сей рукописи не нашел я ничего сомнительного к напечатанию оной, по назидательности сказания для любителей жизни монашеской. Каковое издание в свет оного признаю со своей стороны приличным и потому, что духовные наставления о. Серафима, затворника Саровской обители, исполненные глубокой евангельской мудрости, напечатаны уже при жизни подобного подвижника Марка». Мнение К. стало решающим в силу договоренности между митр. Московским и первоприсутствующим в Синоде митр. Новгородским Серафимом (Глаголевским), «что если и преосвященный Подольский, который не читал книги, прочтет ее и не усомнится, то голосов в ее пользу будет достаточно» (Субботин Н. И. Митр. Филарет и архим. Антоний как чтители заветов и памяти прп. Серафима. М., 1904. С. 32-33; Филарет (Дроздов), митр. Письмо от 6 дек. 1840 г. // Он же. Письма к прп. Антонию. 2007. Т. 1. С. 227).

К. был награжден орденами св. Анны 1-й и 2-й степени, св. Владимира 2-й степени и др.

В Неделю Православия в 1841 г. К. последний раз участвовал в богослужении. Имп. Николай I, узнав от гр. Н. А. Протасова о болезни архиерея, повелел выдать 5 тыс. р. ассигнациями «для пособия в лечении больного», пригласил к нему придворного врача Н. Ф. Арендта. Архиепископ скончался в Великую пятницу после чтения канона на исход души; отпевание и погребение состоялись в Светлый понедельник по чину, составленному митр. Филаретом. К. похоронен в ц. свт. Иоанна Златоуста (после реконструкции - Феодоровская ц.) Александро-Невской лавры.

Полное собрание слов и речей издано в 1854 г. племянником К. проф. МДА П. С. Казанским.

Соч.: Собрание нек-рых поучительных слов и речей к вятской пастве. М., 1832; Поучительные слова и речи к подольской пастве: В 2 ч. М., 18372; Поучительные слова на воскресные праздники к подольской пастве. М., 1840; Полное собр. слов и речей: В 3 ч. М., 1854.
Ист.: Филарет (Дроздов), митр. Речь к преосв. еп. Дмитровскому Кириллу, по рукоположении его // Он же. Творения: Слова и речи. Серг. П., 2009. Т. 1. С. 446-448; он же. Письма к прп. Антонию, наместнику ТСЛ: 1831-1867. Серг. П., 2007. Т. 1; он же. Собрание мнений и отзывов. 1885. Т. 1. С. 280; Т. 2. С. 40, 46, 53, 56, 59, 83-84, 171-175, 284-299; 1887. Т. доп. С. 15; Никодим (Казанцев), еп. О Филарете, митр. Московском, моя память. М., 1877; Переписка митр. Филарета с архиеп. Каменец-Подольским Кириллом / Сост.: прот. А. Беляев // ДЧ. 1888. № 12. С. 407-441.
Лит.: Хойнацкий А. Ф., прот. Очерки из истории правосл. Церкви и древнего благочестия на Волыни. Житомир, 1878. С. 219-220; он же. Православие на западе России в своих ближайших представителях, или Патерик Волыно-Почаевский. М., 1888. С. 200; Смирнов С. К. История МДА до ее преобразования: (1814-1870). М., 1879; Беляев А., прот. Архиеп. Каменец-Подольский и Брацлавский Кирилл // ДЧ. 1888. № 6. С. 151-167; № 10. С. 167-196; № 11. С. 283-310; он же. Проф. МДА П. С. Казанский и его переписка с архиеп. Костромским Платоном // БВ. 1910. Т. 1. № 2. С. 274; Мануил. Русские иерархи, 992-1892. Т. 2. С. 192-194.
И. Ю. Смирнова

Иконография

Сохранилось неск. живописных и гравированных изображений К. Так, на поясном «кабинетном» портрете кон. 30-х - 40-х гг. XIX в. (ЦАК МДА) он представлен вполоборота вправо, возле стола с книгами. Одет в черную рясу, на голове - клобук, на груди - панагия, орденские знаки и звезды св. Александра Невского и равноап. кн. Владимира 2-й степени, в левой руке - четки. Очевидно, портрет был написан с более раннего оригинала, запечатлевшего облик иерарха средних лет, с длинными русыми волосами почти без седины. При этом были добавлены награды, имевшиеся у К. после 1838 г. Возможно, образцом послужил портрет (в ряду изображений настоятелей) из московского Новоспасского мон-ря (Снегирев И. М. Новоспасский ставропигиальный мон-рь в Москве. М., 1863. С. 58).

Аналогичный портрет К. (2-я четв. XIX в.), с теми же наградами, хранится в коллекции НКПИКЗ (до 20-х гг. XX в. находился в Киево-Печерской лавре); в левой части полотна изображен пейзаж в оконном проеме. Еще один портрет этого извода имелся в архиерейском доме в Каменце-Подольске (Каменце-Подольском) (Викул П. Ф., свящ. Подольские архипастыри. Каменец-Подольск, 1895. Вкл.). К тому же типу принадлежит гравированное изображение, отпечатанное в 1853 г. в московской мастерской И. Шелковникова (ЦАК МДА): у К. более густые волнистые волосы, иначе нарисована рука с четками, внизу факсимиле автографа: «Кvриллъ Архiепкпъ Подольск». Лист был помещен в изд.: Полное собр. слов и речей Кирилла, архиеп. Каменец-Подольского и Брацлавского. М., 1854. Ч. 1.

Лит.: Духовные светочи России. С. 140-142. Кат. 128-129.
Е. В. Л.
Ключевые слова:
Архиепископы Русской Православной Церкви Иконография (иконы, портретные изображения и фотографии) епископата Русской Православной Церкви Кирилл (Богословский-Платонов Константин Лукьянович; 1788-1841), архиепископ Подольский и Брацлавский
См.также:
ГЕОРГИЙ (Дашков; † 1739), архиеп. бывш. Ростовский и Ярославский
ДИМИТРИЙ (Ковальницкий Михаил Георгиевич; 1839 - 1913), архиеп. Херсонский и Одесский
ДИМИТРИЙ (Муретов Климент Иванович; 1811 - 1883), архиеп. Херсонский и Одесский
ДИМИТРИЙ (Самбикин Дмитрий Иванович; 1839 - 1908), архиеп. Казанский и Свияжский
ЕВГЕНИЙ (Булгарис [Вулгарис] Елевферий; 1716 - 1806), архиеп. Славянский и Херсонский, греч. духовный писатель
ЕВГЕНИЙ (Казанцев Андрей Евфимович; 1778 - 1871), архиеп. Ярославский и Ростовский