Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЗАДОНСКИЙ ТЮНИН (ТЮНИНСКИЙ) БОГОРОДИЦЕ-ТИХОНОВСКИЙ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ «ЖИВОНОСНЫЙ ИСТОЧНИК» ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 19, С. 513-518 опубликовано: 30 октября 2013г.


ЗАДОНСКИЙ ТЮНИН (ТЮНИНСКИЙ) БОГОРОДИЦЕ-ТИХОНОВСКИЙ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ «ЖИВОНОСНЫЙ ИСТОЧНИК» ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

(Липецкой епархии), находится в 5 км севернее г. Задонска Липецкой обл., на левом берегу р. Дон, близ дороги, соединяющей задонский в честь Рождества Пресвятой Богородицы мужской и задонский Тихоновский в честь Преображения Господня женский монастыри. По преданию, землями, на к-рых позже расположился З. м., в разное время до XVIII в. владели Богородицкий мон-рь и семья Тюниных, в связи с чем местность называлась Тюнино. Считается, что на месте будущей монастырской ц. в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» Ф. Тюнин имел пчельник с колодцем, и настоятель задонского Богородицкого монастыря игум. Прохор обращался к царю Михаилу Феодоровичу с челобитной о возврате этой земли (Болховитинов. 1912. Вып. 11. С. 110; Геронтий (Кургановский). 1873. С. 12; Нольде. 1865. С. 2-5). С 70-х гг. XVIII в. Тюнино принадлежало г. Задонску.

1813-1861 гг.

Основание З. м. связано с почитанием еп. Воронежского и Елецкого свт. Тихона Задонского. В период пребывания на покое в Богородицкой обители в 1768-1783 гг. святитель уединялся недалеко от лесного источника. Подвижник, рассказывая о Тюнине своим келейникам, замечал, что это «святое и весьма приятное» место «утешает дух... радостью точно рай земной» (Казанский. 1871. С. 55-56). Вскоре в полутора верстах на север от слободы Тёшевки, на высоком берегу р. Дон, в густом лесу, с оврагом над Тюнинским источником поставили деревянную, а затем каменную часовню (Запись исцелений, совершившихся при гробе угодника Божия свт. Тихона до открытия св. мощей его: Ркп. // ВКМ. № 4338-2. Л. 6 об.). Позднее, в нач. XIX в., сюда были переселены крестьяне пригородной слободы Арканы, или Тёшевки.

Вознесенский собор. 1892–1893 гг. Фотография. 2008 г.
Вознесенский собор. 1892–1893 гг. Фотография. 2008 г.

Вознесенский собор. 1892–1893 гг. Фотография. 2008 г.
По инициативе еп. Воронежского Антония (Соколова) с 1811 г. в день преставления свт. Тихона (13 авг.) после архиерейского богослужения совершался крестный ход к Тюнинскому роднику - «исходищу вод, благословленному трудами и молитвами задонского чудотворца» (Фаддеев. 1911. Вып. 10. С. 16-18). Здесь еп. Антоний беседовал с богомольцами, в числе которых был и помещик А. Ф. Викулин. В ответ на предложение епископа «увенчать это святое место хотя бы маленькой церковью» Викулин пообещал выстроить храм (Никольский. 1911. Вып. 10. С. 179) и пожертвовать для церковного кладбища землю. После возведения над источником каменного храма в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» (др. именование - Богородице-Тихоновский) еп. Антоний по просьбе Викулина благословил (устно) проживать при церкви 2 девицам, а затем еще нескольким. Сестры имели небольшие сады и огороды, жили в соломенных хижинах, занимались прядением и ткачеством сукна и холстов, от продажи к-рых получали доход для содержания общины. Ко времени освящения храма (1813) в общине проживали ок. 30 сестер.

После кончины Викулина († 1823; похоронен с сев. стороны Богородицкого храма) ктитором общины стал его сын, В. А. Викулин, первое время не благоволивший обители. Враждебность по отношению к сестрам проявлялась и со стороны городской власти. В результате осмотра специальной комиссией в 1827 г. Богородице-Тихоновский храм был закрыт из соображений безопасности как ветхий. Сестры для чтения утрени, часов, вечерни и правил были вынуждены собираться в помещении, не предназначенном для совершения церковной службы. Одновременно в нач. 20-х гг. XIX в. городские власти, не считаясь с интересами общины, построили Александро-Невский храм с корпусом богадельни для воинов, получивших ранения в войне 1812 г. Размещение богадельни рядом с общиной стеснило сестер. Однако вскоре Богородице-Тихоновский храм был открыт, во многом благодаря тому, что приходский свящ. Никанор регулярно служил молебны на паперти перед запечатанными дверями и откладывал пожертвования богомольцев на восстановление храма. В 1842 г. сестер общины обвиняли в намерении поджечь Богородицкую ц. Дело разбиралось в суде более 15 лет, насельницы проживали на полулегальном положении. Лишь после подачи апелляционной жалобы в 1859 г., к-рую отвезла в Воронеж одна из сестер, Гражданская палата рассмотрела дело по существу, оставив «бумагу», грозившую общине выселением, без ответа.

В 1859 г. архиеп. Воронежский и Задонский Иосиф (Богословский) при поддержке с.-петербургской купчихи Е. Н. Богачёвой († 1861; похоронена с сев. стороны Богородицкой ц.) ходатайствовал перед Синодом об офиц. открытии при кладбищенской церкви общины «под названием Тихоновской-Богородицкой, по причине имеющегося в народе великого уважения к сему месту, из благоговейного почитания к святителю Тихону, по настроению живущих там черничек к монастырской жизни и в виду имеющегося при церкви причта, достаточно обеспеченного» (Там же. С. 182-184). Архиепископ предлагал приписать общине «в виде подворья, странноприимный дом Матроны Наумовой, с живущими в нем в г. Задонске и для управления общиною и подворьем избрать благонадежных монахинь из Воронежского монастыря» (Там же).

1861-1917 гг.

Указ Святейшего Синода об учреждении Богородице-Тихоновской общины (без права совершения постригов) со странноприимным домом был издан 11 мая 1861 г., одновременно с указом об открытии мощей свт. Тихона Задонского. В общине насчитывалось 20 сестер и 100 чел. на испытании. Первой начальницей общины стала мон. Евсевия († 4 февр. 1863), к-рую вскоре сменила мон. (с 1867 игумения) Поликсения (Кондратьева), духовная дочь архиеп. Воронежского и Задонского свт. Антония (Смирницкого). По благословению архиеп. Воронежского Серафима (Аретинского) и при содействии митр. Новгородского и С.-Петербургского Исидора (Никольского) в янв. 1867 г. она ходатайствовала перед Синодом об обращении общины в мон-рь с богадельней на 12 престарелых женщин «с тем, чтобы доставлять им все нужное к содержанию и иметь за ними от монастыря присмотр и уход» (Там же. С. 184). Указом имп. Александра II от 21 окт. 1867 г. Тихоновская Богородицкая община была «переименована... в нештатный того же наименования монастырь, с устройством при нем богадельни на 12 лиц женского пола, без назначения от казны пособия» (Обзор учреждения в России правил мон-рей. 1869. С. 194). Эта дата считается днем основания З. м.; на храмовой иконе св. блгв. кн. Александра Невского были изображены прп. Иларион Великий и свт. Иларион, еп. Могленский, память к-рых совершается 21 окт.

В дек. 1867 г. по представлению игум. Поликсении архиеп. Воронежский Серафим совершил первый постриг 12 сестер в мантию, а 23 - в рясофор; численность насельниц увеличилась до 100 чел. В 1868 г. в З. м. проживали настоятельница, 20 сестер, 100 послушниц. С июня 1877 г. до окончания русско-тур. войны в 1878 г. 6 инокинь находились на полях сражений в качестве сестер милосердия. Стараниями мон. Поликсении были нормализованы отношения с ктитором Викулиным, к-рый перед кончиной не только способствовал возвращению в распоряжение З. м. корпуса богадельни с Александро-Невским храмом, но и пожертвовал обители каменный дом с пристройками в Задонске. Новая настоятельница мон. (с 1897 игумения) Клавдия (Нарциссова Ксения Ивановна) в 1901 г. была награждена наперсным крестом. К 1891 г. в З. м. проживали 50 монахинь, 62 послушницы, 6 наемных рабочих, 12 призреваемых в богадельне, 10 обучавшихся рукоделию и ремеслам; в 1901 г.- 45 монахинь и 86 послушниц (21 указная, 65 «на испытании»), в 1914 г.- 54 монахини и 77 послушниц, 2 священника и диакон в штате обители.

З. м. оказывали духовную поддержку задонские затворник Стратоник (Г. А. Машурин), подвижница М. Н. Попова (мон. Мария), настоятели Богородицкого монастыря Димитрий (Григорьев), иером. Геронтий (Кургановский) и др. Затворник Стратоник в письме ктиторше Т. Г. Викулиной свидетельствовал, что сестры «содержат себя собственными трудами, поэтому и не требуют иного содержания, разве только помощи и назидательного призрения», и просил ее покровительствовать «бедным поселянкам» (Никольский. 1911. Вып. 10. С. 180). Активное участие в устроении З. м. принял митр. Исидор (Никольский), обитель посещали архиепископы Серафим (Аретинский), Анастасий (Добрадин), епископы Вениамин (Смирнов) и Владимир (Шимкович).

Храмы и другие постройки

Первая в обители ц. в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» (Богородице-Тихоновская) освящена 15 авг. 1813 г. еп. Антонием (Соколовым). 26 июня 1863 г. архиеп. Иосиф (Богословский) заложил в трапезной части Богородице-Тихоновского храма правый придел во имя святителей Воронежских Митрофана и Тихона (освящен 21 июля 1864) и левый - во имя св. Иоанна Предтечи и прп. Поликсении (освящен 1 мая 1865).

Чтимый Тихоновский колодец, расположенный за правым клиросом храма, в 60-х гг. XIX в. «оправили в изящный деревянный сруб, выкрашенный голубой краской, и выложили жестью. К нему сделали о шести ступенях сход до самой воды», новые подземные желоба. «Вода проведена была под полом храма и южной стеной в открытый наружный водоем с небольшим фонтаном, выложенный тесаным камнем, а оттуда - в закрытые купальни, из которых - в пруд» (Геронтий (Кургановский). 1873. С. 6).

В 1873 г. в алтарях Богородице-Тихоновской ц. была возобновлена настенная живопись и устроены новые «изящной работы» позолоченные резные иконостасы. Приделы были освящены заново: малые (в честь Зачатия св. Иоанна Предтечи, во имя святителей Митрофана и Тихона Воронежских) - в кон. сент. 1873 г., главный, в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник»,- 4 авг. 1874 г. С юж. стороны храма была пристроена отапливаемая каменная галерея. Частые перестройки привели к утрате первоначального облика церкви, однако в вост. ее части «массивные столбы, подпирающие большой и тяжелый купол, сами стены необычайной прочности и массивности - все это оставалось величаво и несколько мрачно. Середина храма между столбами вмещала ок. 200 молящихся; северная часть, отделенная столбом и железной решеткой, назначалась собственно для иночествующих сестер. Алтарь выдавался на восток полукружием; южная, правая часть церкви, сильно углубленная, лежащая 9-ю ступенями ниже всего церковного помоста, заключала в себе самый колодезь,- вместилище не одного, а двух или даже трех родников... Купол темен, а верхние круглые окна тесны, как бойницы крепостной стены. В вечернее время при слабом мерцании немногих светильников, эти тяжелые своды, эти темные пространства со столбами наводят отрадные воспоминания о тех таинственно чудесных временах, когда крепкая и живая вера соединяла христиан для богослужения в подземельях и катакомбах» (Токмаков. 1897. С. 5).

В особом киоте перед правым клиросом, при колодце, находилась чудотворная икона Божией Матери (XVIII в.), принесенная в дар «одним из рода Викулиных» при основании храма. Образ украшали сребропозлащенная риза и жемчуг. Среди чтимых святынь - икона св. блгв. кн. Александра Невского с изображенными позднее святыми, подаренная митр. Исидором (Никольским) Беседная икона Божией Матери. К 2008 г. местонахождение святынь неизвестно.

Храм во имя св. блгв. кн. Александра Невского возводился с 1820 г. (сведения об освящении не сохр.) в 40 саж. на север от Богородицкой ц. Вскоре к храму был пристроен корпус богадельни для инвалидов. В храм-богадельню вел коридор, по сторонам к-рого находились комнаты для воинов. При инвалидном доме была построена каменная колокольня. В 1867 г. храм реконструировался, на старом фундаменте фактически было построено новое здание. С вост. стороны размещалась ризница, с западной - кухня. На нижнем этаже между храмом и кухней находились помещение для трапезы и кельи, на верхнем этаже - 8 комнат и келья игумении с 2 комнатами для приема посетителей. Фасад здания украшали 2 парадных крыльца с фронтонами.

В 1867 г. были разобраны печи Богородице-Тихоновской ц., которая стала летней, а теплой оставлена реконструированная Александро-Невская ц. В ней был устроен и освящен 1 окт. 1868 г. архиеп. Серафимом (Аретинским) придел во имя св. равноап. кн. Владимира и вмч. Пантелеимона. 12 нояб. задонский архим. Димитрий (Григорьев) в связи с перестройкой храма освятил главный придел во имя св. блгв. кн. Александра Невского, прп. Илариона Великого и свт. Илариона, еп. Могленского. Иконы для храмовых иконостасов были написаны в мастерской задонского Богородицкого мон-ря.

Соборный храм в честь Вознесения Господня (1892-1893), построенный по проекту воронежского губернского архит. А. А. Кюи, был освящен еп. Воронежским Анастасием (Добрадиным) 14 авг. 1893 г., правый придел в честь Покрова Пресв. Богородицы - 16 авг. того же года в сослужении духовенства и в присутствии воронежского вице-губернатора, левый придел - во имя свт. Николая Чудотворца в тот же день, но за ранней литургией архим. задонского Богородицкого мон-ря Иоанникием. Собор представляет собой типичный 5-шатровый храм в т. н. рус. стиле, имеющий в плане форму креста. Это слегка видоизмененный (напр., исчезли конхи рукавов креста) вариант собора Александра Невского в Н. Новгороде (1867-1870, архитекторы Л. В. Даль, Р. Я. Килевейн); подобный храм существует и в самом Задонске - собор Тихвинского монастыря. Викарий Воронежской епархии еп. Острогожский Владимир (Шимкович), осматривая собор, «восхищался его внутренним благолепием и с похвалой отзывался об умении и эстетическом вкусе игумении и сестер… Иконостас храма четырехъярусный, покрыт позолотой, иконы художественной работы на золотом чеканном фоне исполнены в Москве в мастерской Н. Ахапкина. Весь храм внутри оштукатурен и окрашен в светло-голубую краску с различными оттенками по карнизам, панели окрашены в коричневую краску. Свод алтаря, купол храма и колонны расписаны стенною живописью местным мастером; иконы для стенной живописи взяты из альбома Киевского Владимирского собора. Храм снабжен новой дорогой утварью изящной работы: запрестольный крест, образ Богоматери и хоругви металлические с эмалевыми ажурными украшениями. В храме повешены люстры: большая о 30 свечах в середине и меньшие о 8 свечах пред придельными иконостасами» (Воронежские ЕВ. 1900. № 19. С. 795-796).

Каменная ограда была построена к 1870 г., в зап. ее части в 1876-1879 гг. поставлена новая 4-ярусная колокольня (прежняя обветшала и была разобрана) с высоким шпилем, крытым белым железом, и вызолоченным железным крестом. Под колокольней и с обеих сторон в 3 проемах были устроены зап. главные ворота обители.

Келейный корпус. Фотография. 2008 г.
Келейный корпус. Фотография. 2008 г.

Келейный корпус. Фотография. 2008 г.
По инициативе мон. Поликсении (Кондратьевой) в З. м. были построены с юж. стороны 3 келейных корпуса (на месте разобранных деревянных келий-хижин), с вост. стороны - трапезная, деревянная просфорня с неск. кельями под одной крышей. На личные средства мон. Поликсения поставила настоятельский дом. В 1865 г. расширен прежний дом кладбищенского священника, приобретенный у него для учреждения жен. богадельни, «где могли бы быть призреваемы одинокие старушки». После ремонтных работ 1867-1871 гг. в пожертвованном Викулиным доме в Задонске была открыта гостиница, именовавшаяся «Викулинская», для паломников и переведенных из Тюнина инвалидов (в помещении Александро-Невской ц. велись ремонтные работы).

К кон. 80-х гг. XIX в. основные постройки З. м. располагались по сторонам равного четырехугольника. Вост. сторону занимали 2 деревянных сестринских корпуса, южную - Богородице-Тихоновская ц. и корпус с просфорней, северную - Александро-Невский храм. В одном из вост. корпусов разместилась новая богадельня на 12 женщин, устроенная по завещанию В. А. Викулина. Между храмами был разбит плодовый и цветочный сад, в к-ром росли более 100 деревьев (яблони, сливы, черемуха и т. д.) и огород. Сев.-вост. угол монастырской усадьбы занимал скотный двор с зимним погребом, амбаром и др. хозяйственными помещениями. К северу от Богородице-Тихоновской ц. находилось монастырское кладбище, к югу - водоем, в к-ром разводили стерлядь, ниже, на склоне холма обители,- купальни. Вода во всех водоемах имела температуру не выше +7°С. «Вода в купели так чиста, прозрачна, что почти двухаршинное пространство, занимаемое от поверхности воды до деревянного помоста купальни, видно ясно и представляется не более, как на 0,5 аршина» (Указатель храмовых празднеств. 1885. Вып. 3. С. 265). Во время эпидемии холеры 1871 г. власти собирались запретить купание, но богомольцы на это не соглашались.

С началом первой мировой войны у З. м. для гос. нужд была временно изъята гостиница, находившаяся при въезде в Задонск (три 2-этажных дома). В ней разместили 160 пленных солдат австро-венг. армии. В деревянном корпусе (1895) при мон-ре располагалась церковноприходская школа, в которой обучались 30 мальчиков и 19 девочек. Монастырская б-ка насчитывала 250 томов.

Особенности устава

Согласно утвержденным Святейшим Синодом в 1867 г. правилам для З. м., в обитель принимались «лица всех сословий женского пола (в возрасте от 20 до 50 лет) первоначально для испытания, на один или два месяца. Если по истечении сего срока испытуемая окажется надежною, то о совершенном принятии ее в монастырь представляется Воронежскому епархиальному начальству. Увольнение сестер из монастыря производится по распоряжению того же начальства. Настоятельница, как мать, исправляет нарушающих порядок и устав, а неисправных или своевольных увещевает сначала наедине, а затем, буде не исправятся, обличает и подвергает исправительным мерам в присутствии всех сестер. Она наблюдает, чтобы все сестры ходили к Божественной службе, а по окончании оной занимались приличными трудами и делами послушания по монастырю. Долг исповеди и причастия Св. Таин сестры непременно должны исполнять во все четыре поста. Духовник избирается один из старцев-иноков, отличающихся особенною чистотою и строгостию жизни» (Обзор учреждения в России правил монастырей. 1869. С. 194-195). Ежегодно с 1867 г. в дни Рождественского поста Воронежский архиерей, викарий или настоятель задонского Богородицкого мон-ря совершали постриги в З. м.

Ежедневно с 4 ч. читались утренние молитвы, с 5 ч. служились утреня, литургия, с 16 ч.- вечерня; осенью и зимой сразу же, а весной и летом через 2 ч.- вечернее правило. Пение на службах отличалось выразительностью, исполнялись собственные и переработанные распевы, в основном южнорусские. В общине и обители практиковались общая трапеза, чтение неусыпаемой Псалтири. Читали и сестры и настоятельница поочередно по 2 ч.

В день празднования иконе «Живоносный Источник» в богослужении принимало участие духовенство задонских Богородицкого монастыря и Успенского собора: перед литургией объединенный крестный ход входил в З. м., где после литургии освящалась вода в колодце свт. Тихона. Крестный ход в этот день был установлен по распоряжению еп. Антония (Соколова) и совершался помимо празднования свт. Тихону в пятницы Светлой и первой седмицы по Пятидесятнице. Еп. Воронежский и Черкасский Епифаний (Канивецкий) отменил крестный ход как официально не утвержденный и ежегодно в свои приезды в З. м. совершал лишь литургию. Свт. Антоний недолго поддерживал порядок предшественника и вернулся к прежнему положению. Архиеп. Иосиф при совершении крестного хода служил торжественные молебны Божией Матери с освящением воды в колодце, а в храме св. блгв. кн. Александра Невского - панихиду по убиенным воинам. В 80-х гг. XIX в. еп. Вениамин (Смирнов) установил, что «храмовый праздник в честь Живоносного Источника Пресвятой Богородицы совершается, сверх пятницы на Пасхальной неделе, еще в четверг на Троицкой неделе». В дни престольных праздников мон-ря архиеп. Анастасий (Добрадин) совершал литию по игум. Поликсении, погребенной в склепе Вознесенского собора.

Материальное положение

Храм в честь иконы «Живоносный Источник», построенный с разрешения городских властей, официально назывался кладбищенской церковью Задонска, поскольку с 1777 г. эта земля принадлежала Задонскому городскому правлению (само кладбище находилось недалеко от храма, на др. стороне лога). В 1820 г. церкви было отведено городом 43 дес. земли. К нач. 40-х гг. XIX в. этот участок городские власти сократили до 20 дес., а позже изъяли, предоставив сестрам право жить на городской земле.

В 1866 г. власти Задонска передали общине в вечное пользование 10 дес. земли (5,5 дес. «под самой усадьбой монастыря», 4,5 дес. за оградой, с сев. стороны). К этому времени годовой доход общины достигал 6 тыс. р. В 1870 г. помещики Хвостовы пожертвовали З. м. 20 дес. земли в 10 верстах от Тюнина на даче в с. Ржавец, в 1871 г. О. Викулина - еще 14 дес. (примыкали к прежним 20 дес.), а также каменный дом с флигелями, надворными постройками и садом, где вскоре игум. Поликсения устроила хутор. В 1878 г. помещица М. А. Охотникова пожертвовала в вечное владение 40 дес. земли, к-рые из-за отдаленности от З. м. сдавались в аренду. В 1884 г. З. м. приобрел также «в вечное владение» участок в 40 дес. земли, прилегавший к прежним пожертвованным в с. Ржавец, «что доставило большое утешение Богородице-Тихоновской обители и дало ей возможность собственными трудами приобретать часть хлеба, необходимого для пропитания». К 1891 г. З. м. принадлежали 103,5 дес. пахотной земли, 7 дес. под лесом и кустарником, 4 дес. под сенокосами и пастбищем, 5 дес. под усадьбой и 5 дес. под садом; всего 124,5 дес., из к-рых 40 сдавалось в аренду (Памятная книжка Воронежской губ. на 1891 г. Воронеж, 1891. С. 132-133). Мон-рь также владел домом на хуторе Прохонином. Богомольцы, приходившие поклониться мощам свт. Тихона, посещали колодец святителя в обители, доходы З. м. увеличивались.

1917-1993 гг.

В 1917 г. в З. м. проживали 47 монахинь и 81 послушница, в 1918 г.- 118 насельниц (50 монахинь и 68 послушниц).

5 марта 1919 г. властями были опечатаны ризница, касса, б-ка и монастырские кладовые (ГАЛО. Ф. Р-92. Оп. 1. Д. 17 ОЦ. Л. 180). После этого Воронежский епархиальный совет обратился в Воронежский губернский исполнительный комитет с просьбой «сделать распоряжение, чтобы Задонской Советской властью не было допускаемо в отношении Тюнинского женского монастыря деяний, не согласных с декретом об отделении церкви от государства». Спустя 20 дней исполком сообщал: «По Декрету об отделении церкви от государства никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью, прав юридического лица они не имеют. Все имущество существующих в России церковно-религиозных обществ является народным достоянием» (Там же. Ф. Р-97. Оп. 1. Д. 1. Л. 178-180; Ф. Р-2210. Оп. 1. Д. 23971. Л. 61). По свидетельству сестер, в 1920 г. у них «отобрали землю, все запасы хлеба и продукты - картофель, капусту и прочее из овощей. Отобрали скот, лошадей, коров. Забрали весь инвентарь: молотилку, веялку и все до основания - телеги, сани, сохи, бороны, серпы. Одним словом,- все. А также была забрана вся мебель у игумении. И столовая мебель, и посуда столовая и кухонная; котлы, чугуны, кадки,- все вывезли, до малого горшочка. Церковное все самое наилучшее взято тогда было: ковры, платки, полотенца» (Там же. Л. 61-61 об.).

Скончавшаяся 20 авг. 1920 г. настоятельница игум. Клавдия была погребена на монастырском кладбище. Сестры (46 монахинь, 81 послушница) не дождались решения кадрового вопроса со стороны епархиального руководства и избрали настоятельницей мон. Мелитину (М. И. Введенскую). Спустя нек-рое время архиеп. Воронежский Тихон (Василевский) утвердил избрание и возвел мон. Мелитину в сан игумении. Сохранились ее воспоминания: «После отбора земли и хлеба насельницы монастырские питались от трудов. Молодые летом обрабатывали в окружности землю. Постарше - зарабатывали прядением шерсти и вязанием чулок. Кто поискусней - вязали фуфайки, ткали платки. А осенью 1920 г. трудовой артелью стали мы работать на Красную Армию. Брали шерсть, пряли и вязали чулки, перчатки и теплые фуфайки, за что нам даны были хлебные карточки и платили за каждую вещь. Так прожили 1920-й и 1921-й годы» (Там же. Л. 61). До 1930 г. в уже упраздненном по офиц. отчетам монастыре совершались постриги. Так, в 1927 г. приняла постриг мон. Мелания (Теняева Мария Федоровна), в 1929 г. «пострижена только одна монашка - Ольга». В нач. 1930 г., перед арестом и окончательным закрытием З. м., готовилась к постригу послушница Н. Селищева (Там же. Л. 34, 54).

Игум. Мелитина (Введенская). Портрет. 20-е гг. ХХ в.
Игум. Мелитина (Введенская). Портрет. 20-е гг. ХХ в.

Игум. Мелитина (Введенская). Портрет. 20-е гг. ХХ в.
В 1922 г. в З. м. проходило изъятие церковных ценностей. Так, 4 мая было конфисковано «серебряных три сосуда из них один малый с прибором и большой без прибора вес 4 ф. 31 золотн.; пять крестов и дарохранительница 5 ф. 64 золотн.; десять лампад и два ковшика 6 ф. 81 золотн.; восемь риз с икон 4 ф. 19 золотн. Всего весом 24 ф. 64 золотника. Приблизительно на один миллион рублей». Сестры просили вернуть отобранный у них особо чтимый крест с финифтью, возместив его стоимость серебром по весу, но власти согласились лишь при условии, что «серебра будет дано в 2 раза больше» (Там же. Ф. Р-92. Оп. 1. Д. 94. Л. 80 об.- 81; Д. 26. Л. 75). На 9 июня 1922 г. изъятыми из З. м. числились 26 фунтов 14 золотников серебра, оцененных в 1 млн р. При этом за аренду монастырских зданий сестры выплачивали коммунхозу ежемесячно по 4 млн р., согласно договору, заключенному 30 апр. 1922 г. между отделом коммунального хозяйства уисполкома и «коллективом» монахинь: «укомотдел передает и закрепляет за коллективом все здания и постройки женского Тюнинского монастыря, как оставшиеся вне коммунального фонда, расположенные в 2-х верстах к северу от гор. Задонска по шоссе, ведущему в Патриаршее село» под охрану от расхищения и на условиях ремонта всего разрушенного в течение 5 лет. В распоряжении укомотдела оставались 10% жилого фонда, которые могли быть использованы по ордерам жилищного подотдела. Заключению договора предшествовало вселение в окт. 1920 г. в З. м. детской колонии. Новые хозяева «заняли большой двухэтажный корпус, зимнюю церковь, столовую, кухню, два малых дома, бывшую просфорню». (Там же. Ф. P-2210. Оп. 1. Д. 23971. Л. 61 об., 62). В апр. 1922 г. колония переехала в скит - бывший задонский Тихоновский мужской монастырь, оставив ранее занимаемые здания в плачевном состоянии - «печи поломаны, стекла побиты, стены поковыряны» (Там же). Разрушения сестры восстанавливали за свой счет. Стоимость капитального ремонта, засчитанная в уплату аренды, составляла 495,8 млн р. Насельницы обязывались выплачивать ежегодно значительные суммы в течение всего срока действия договора, заключенного на 10 лет (до 1 мая 1932 г.). При этом оговаривалось, что цены действительны только на 3 месяца, а далее «изменяются пропорционально с движением средних цен на продукты и материалы данной местности» (Там же. Д. 23971/2. Л. 12). Несмотря на обременительные условия договора, 70 сестрам удавалось выполнять их вплоть до 1930 г.: «...чтобы рассчитаться по аренде, летом, кто в силах, обрабатывали поля. Приезжали и брали целыми партиями на человек по 25 и больше. Сажали, пололи, косили, вязали, молотили цепами и на молотилках, собирали картофель, убирали коноплю, копали и чистили свеклу». (Там же. Д. 23971. Л. 61 об.). Известно, что монахини откликнулись на просьбу последнего настоятеля задонского Богородицкого монастыря архим. Никандра (Стурова) помочь оказавшемуся в заключении бывш. еп. Воронежскому Алексию (Бую), а позже помогали и самому архим. Никандру с находящейся в заключении братией.

С осени 1929 г. тюнинский «сельактив, поднимая вопрос организации колхоза, ставил своей задачей выселение из зданий монастыря монашек и использование этих зданий под нужды коллектива». Первоначально монахини не протестовали против коллективизации, отстраняясь от политики. Тогда местные власти устроили провокацию: среди жителей села распустили слух, что всех сестер выгонят, а на месте монастыря будет устроена «безбожная коммуна». «Женщины-крестьянки, узнав о предстоящем выселении монашек, им сочувствовали. И если бы монашки вздумали поднять набат, женщины собрались бы» (Там же. Л. 204). По воспоминаниям жительницы с. Тюнина, «монашки говорили, что добровольно из монастыря не уйдут» (Там же. Л. 194, 204). Понимая, что образование колхоза приведет к их выселению, монахини возвещали «второе пришествие Антихриста», слугами к-рого называли коммунистов. Решением Елецкого окружного отдела постоянного представительства (ПП) ОГПУ по ЦЧО сестры обвинялись в выступлении против коллективизации. Последний духовник свящ. Гордей Иванович Аргунов всячески поддерживал игум. Мелитину в ее попечении о сохранении общины, богослужения в Вознесенском соборе совершались ежедневно.

10 февр. 1930 г. оперуполномоченный Елецкого окротдела ОГПУ по Центральночернозёмной обл. Донцов постановил принять к производству дело по обвинению бывш. сестер и священнослужителей мон-ря в деяниях, подпадающих под статью 58-10 УК, после чего в 1-й пол. февраля была «произведена ликвидация группировки» (Там же. Л. 1) из 15 чел. Ворвавшимся в мон-рь чекистам насельницы пытались оказать сопротивление, забаррикадировав окна и двери. На требовательный стук в дверь мон. Мария (Богомолова) заявила: «Пусть власть ломает дверь и силой выводит нас отсюда, а мы добровольно не уйдем!» (Там же. Л. 200).

Арест и закрытие З. м. были проведены столь быстро, что жители Тюнина о случившемся узнали лишь на рассвете, когда защищать было уже некого. Вместе с насельницами из разоренной обители вывезли и принадлежавшее им имущество. Составленный ОГПУ реестр конфискованного дает представление о том, в какой нищете пребывали в 20-х гг. насельницы. В описи, насчитывавшей 612 пунктов, упомянуты «ветхое одеяло - 1; пшено в ведре - 1; банка с пшеном - 1; пальто ветхие ситцевые - 2; дерюги хлопковые - 2; примус - 1; ящик, в котором находятся сумочки с мукой - 1; валенки подшитые - 1; старых пальто - 3; старых юбок - 6» и т. д., вплоть до носовых платков и нижнего белья (Там же. Л. 66-73 об.).

Игум. Мелитина и свящ. Гордей Аргунов были арестованы 12 февр. 1930 г. и 13 мая решением Тройки при ПП ОГПУ по ЦЧО по внесудебному рассмотрению дел приговорены к расстрелу. По преданию, их расстреляли в елецкой окружной тюрьме. К лишению свободы были приговорены: иеродиак. Серафим (Меренков Сергей Дмитриевич) - на 10 лет; монахини Мелания (Теняева), Агния (Букреева Анисья Васильевна), послушницы П. Подоприхина, Н. Селищева, С. Столбовских - на 5 лет; Студёникина Пелагея Семеновна (предположительно монахиня), Родионова Евдокия Петровна (предположительно монахиня), послушница-звонарка Е. Ф. Юркина - на 5 лет; монахини Антония (Родионова Анастасия Петровна), Мария (Богомолова Мария Ивановна) и Кирилла (Кретинина Ксения Ивановна), послушница М. И. Кретинина - на 3 года. Остальные сестры разоренной обители, вероятно, проживали в близлежащих Задонске, Донском, Тюнине и др. Так, находившаяся в Тюнине до 1931 г. насельница Дарья Павловна Болдырева была арестована и осуждена к лишению свободы вместе с приютившей ее семьей. 23 мая 1989 г. прокуратура Липецкой обл. утвердила заключения о реабилитации 15 священнослужителей и монахинь З. м.

С 1930 г. территория и постройки З. м. принадлежали колхозу, МТС, совхозу «Задонский», затем ТОО «Задонское». В Александро-Невском храме, находившемся в одном корпусе с трапезной, богадельней и настоятельскими покоями, размещались механические мастерские. К нач. 90-х гг. XX в. о церковном назначении здания напоминали лишь выщербленные колонны, сводчатые окна и дверные проемы. От колокольни и главных ворот остались руины. Источник-колодец свт. Тихона оказался под конторским зданием, при сооружении к-рого использовались стены Богородицкого храма (1813). На Вознесенском соборе был утрачен один из 5 барабанов. По рассказам моториста Д. И. Лобеева, барабан «стал явно наклоняться, и грозил упасть. Пришлось его разобрать, а крышу в этом месте залить бетоном». Стены собора покрывал слой черной копоти после пожара и взрыва котла: «...руководители хозяйства решили соорудить на Пасху сауну, поставили котел, выпили. Попарившись, забыли выключить агрегат, который, перегревшись, взорвался. Взрыв котла вынес все двери и окна. Будь в мастерских люди, без жертв не обошлось бы» (Заворыкин С. Г. Восп. // Арх. автора).

1994-2008 гг.

Иконостас ц. во имя св. блгв. кн. Александра Невского. Фотография. 2008 г.
Иконостас ц. во имя св. блгв. кн. Александра Невского. Фотография. 2008 г.

Иконостас ц. во имя св. блгв. кн. Александра Невского. Фотография. 2008 г.
С осени 1994 г. по благословению митр. Воронежского и Липецкого Мефодия (Немцова) З. м. восстанавливали насельники задонского Рождество-Богородицкого муж. мон-ря с наместником архим. (с 1996 епископ) Никоном (Васиным). Решением Свящ. Синода РПЦ от 26 дек. 2002 г. З. м. был возобновлен, старшей сестрой, а с 2004 г. настоятельницей стала мон. Арсения (Семёнова). К сент. 2008 г. в З. м. проживали 5 монахинь, 4 инокини, 2 послушницы, трудницы.

Восстановлены Вознесенский собор, старый келейный корпус, построены трапезная с домовой ц. во имя св. блгв. кн. Александра Невского, купель на источнике свт. Тихона. Новую трапезную со старой соединяет теплая галерея, ведется внутренняя отделка помещений, где разместятся кельи игумении и сестер, канцелярия и б-ка.

Богослужения начинаются с чтения правила в 6 ч. утра, полунощницы, акафиста Божией Матери и малого монашеского правила. Сестры читают неусыпаемую Псалтирь. В числе реликвий - портрет последней настоятельницы игум. Мелитины. В день мученической кончины игум. Мелитины и духовника обители свящ. Г. Аргунова служатся панихиды. В престольные праздники, в дни Великого поста и на Светлой седмице богослужения в З. м. совершает еп. Липецкий и Елецкий Никон (Васин).

Арх.: РГАДА. Ф. 1468. Оп. 3. Д. 74. Л. 3; РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 251. Л. 71-76, 78; ГА Воронежской обл. Ф. 84. Оп. 1. Д. 1953. Л. 19-20; ГАЛО. Ф. Р-92. Оп. 1. Д. 17 ОЦ. Л. 178-180; Д. 26. Л. 75; Д. 94. Л. 80 об.- 81; Д. 96. Л. 151; Ф. Р-97. Оп. 1. Д. 1. Л. 178-180; Ф. Р-2210. Оп. 1. Д. 23971. Л. 61; Ф. Р-2210. Оп. 1. Д. 23971. Л. 1-36, 54, 58-62, 66-73 об., 77, 83 об.- 89, 106-106 об., 116, 129 об., 194-204, 217-233; Д. 23971/2. Л. 12.
Ист.: Тихон Задонский, свт. Творения: В 5 т. М., 18895. Т. 5. С. 12.
Лит.: Нольде Н. К. Неск. слов о Тюнинской Тихоновской Богородицкой общине. Тула, 1865; Воронежские ЕВ. 1868. № 11. С. 269-373; 1878. № 11. С. 220; 1897. № 10. С. 165; 1900. № 19. С. 795-796; 1901. № 11. С. 157; 1916. № 38. С. 1022-1030; № 40. С. 1081-1086, 1151; Обзор учреждения в России правил мон-рей, со времени введения штатов по духовному ведомству 1764-1869 гг. / Сост.: Н. И. Григорович. СПб., 1869. С. 194-195; Казанский П. С. Житие иже во святых отца нашего Тихона, еп. Воронежского, всея России чудотворца. СПб., 1871. С. 55-56; Геронтий (Кургановский), иером. Тюнинский Богородице-Тихоновский жен. общежит. мон-рь. Воронеж, 1873; Указатель храмовых празднеств в Воронежской епархии. Воронеж, 1885. Вып. 3. С. 141, 256; 1886. Вып. 4. С. 96, 352; Токмаков И. Ф. Задонский Богородице-Тихоновский (Тюнин) жен. мон-рь: Кр. ист.-стат. очерк. М., 18973. С. 6-32; Правдин А. М. Жен. мон-ри Воронежской епархии, основанные в XIX в.: Кр. очерк о возникновении и открытии их // Памятная книжка Воронежской губ. на 1901. Воронеж, 1901. С. 2, 6-7; Сочаевский Д. В обителях св. Тихона Задонского: Задонский Св.-Троицкий жен. мон-рь // Рус. паломник. СПб., 1907. № 43. С. 254; Никольский П. В. Задонские мон-ри как памятники свт. Тихону // Воронежская старина. Воронеж, 1911. Вып. 10. С. 179, 182-184; Прославление св. Тихона Задонского: 13 авг. 1861-1911 // Там же. С. 17-18, 180-184; Фаддеев А. Д. Неск. слов о почитании свт. Тихона при преосв. Антонии I // Там же. С. 16-18; Евгений (Болховитинов), митр. Ист., геогр. и экон. описание Воронежской губ. // Там же. 1912. Вып. 11. Прил. С. 110; Ведомость о муж. и жен. мон-рях и общинах за 1915 г. Пг., 1915. С. 12; Воронежские архипастыри. С. 288; Морев Л. А. История задонского Богородице-Тихоновского (Тюнинского) жен. мон-ря. Задонск, 20042; Клоков А. Ю., Морев Л. А., Найдёнов А. А. Храмы и мон-ри Липецкой и Елецкой епархии: Задонский р-н. Липецк, 2007. Ч. 1.
Игум. Митрофан (Шкурин), А. Ю. Клоков, Л. А. Морев, А. А. Найдёнов
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (жен.) Задонский Тюнин (Тюнинский) Богородице-Тихоновский в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» женский монастырь (Липецкой и Елецкой епархии) Липецкая епархия Липецкой митрополии
См.также:
ЗАДОНСКИЙ ТИХОНОВСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Липецкой епархии), находится в 7 км к северу от г. Задонска Липецкой обл.
АБАБКОВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ И ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Нижегородской и Арзамасской епархии)
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АГРАФЕНИНА РЯЗАНСКАЯ В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ находилась в 14,5 км к сев. от Рязани
АКАТОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ АЛЕКСИЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Воронежской и Липецкой епархии
АЛАТЫРСКИЙ КИЕВО-НИКОЛАЕВСКИЙ НОВОДЕВИЧИЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Алатырской епархии Чувашской митрополии Русской Православной Церкви