Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЗАДОНСКИЙ ТИХОНОВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ (СКОРБЯЩЕНСКИЙ) ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 19, С. 504-508 опубликовано: 30 октября 2013г.


ЗАДОНСКИЙ ТИХОНОВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ (СКОРБЯЩЕНСКИЙ) ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

находился в г. Задонске Воронежской губ. (ныне Липецкой обл.). Основан решением Святейшего Синода от 3 мая 1888 г. (до 1880 - Тихоновский странноприимный дом, Тихоновская община сестер милосердия, до 1888 - Тихоновская жен. община).

1831-1860 гг.

Деятельность жительницы г. Ельца Матроны Наумовны Поповой (1769-1851), давшей обет «служить Господу странноприимством бедных» (Никольский. 1911. Вып. 10. С. 185), способствовала основанию З. м. После исцеления у мощей свт. Тихона Задонского по благословению затворницы елецкого в честь иконы Божией Матери «Знамение» монастыря Мелании (Пахомовой) Попова поселилась близ задонского Сретенского мон-ря (см. Задонский в честь Рождества Пресвятой Богородицы мужской монастырь), чтобы «служить неимущим», приходившим к мощам свт. Тихона Задонского и свт. Митрофана Воронежского (Там же). Во время голода 1830 г. и эпидемии холеры 1831 г. Попова, почитавшаяся «за нищелюбие и попечение об убогих», вместе с присоединившимися к ней сестрами ухаживала за больными, добивалась места на кладбище для усопших, хоронила бесприютных, принимала подкидышей, воспитывала сирот. По преданию, во сне подвижнице явился свт. Тихон Задонский, к-рый, указав на север Задонска, сказал: «Вот место, где ты должна устроить монастырь!» (Таисия (Карцева). 1992. С. 146; Геронтий (Кургановский). 1889. С. 57).

Задонский Тихоновский во имя Св. Троицы мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в.
Задонский Тихоновский во имя Св. Троицы мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в.

Задонский Тихоновский во имя Св. Троицы мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в.
1 апр. 1844 г. наместник задонского Богородицкого мон-ря архим. Иларий тайно постриг М. Попову в мантию с именем Мария в честь прп. Марии Египетской. По благословению свт. Воронежского Антония (Смирницкого) она завещала своему духовнику прот. Петру Алексеевскому и неск. десяткам сотрудниц «устроить на оставленном ею месте женскую общину, при коей была бы небольшая церковь во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»». После кончины покровителя общины свт. Антония мон. Мария (Попова) обратилась к наместнику Троице-Сергиевой лавры архим. прп. Антонию (Медведеву). В июне 1851 г. через мон. Ангелину (Алтуфьеву) архимандрит получил ее предсмертное письмо с просьбой о помощи в строительстве храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Мон. Мария была погребена в усыпальнице задонского Богородицкого мон-ря; труды по учреждению при странноприимном доме общины продолжили ее сотрудницы.

До 1880 г. Тихоновская община сестер милосердия существовала фактически без официального признания. В нояб. 1851 г. одна из 40 сестер, С. Черных, писала обер-прокурору Синода Н. А. Протасову, что «пред своею кончиною старица завещала, чтобы ее благотворительное учреждение, которое существовало до сих пор частно, упрочено было утверждением от правительства, под наименованием «Тихоновского общества сестер милосердия», и имело при своем доме церковь во имя Скорбящей Божией Матери. Это общество не рассчитывает пользоваться никаким окладом от казны или от духовного начальства, но ожидает способов своего существования от провидения Божия, от доброй деятельности своих членов и от христианского милосердия ближних. Умершею Матроной Наумовною устроены тут разные здания, и приготовлен материал для новых построек» (Правдин. 1901. С. 9). Прошение Черных было принято благосклонно благодаря ходатайству митр. Московского свт. Филарета (Дроздова). Святитель писал Протасову: «Должно признаться, что вхожу в чужое дело, представляя вашему сиятельству прошение Тихоновского общества сестер милосердия, около 40 лет существующего в Задонске без сего наименования и без законного утверждения, а ныне, по завещанию учредительницы Матроны Наумовой, ищущего законного утверждения... Если удостоены утверждения женские общежития, имеющие целью только собственную тихую и благочестивую жизнь сестер, то более достойно утверждения общежитие, которое к вышеозначенной присоединяет другую цель,- оказывать человеколюбие бедствующим ближним. И хорошо, что Тихоновское общежитие образовалось не по иностранным образцам, но в простоте духа православного и русского. Предвидится то затруднение, что общество cиe не имеет довольно вещественного обеспечения. Но cие затруднение, по моему мнению, разрешается тем, что общество в самом учреждении своем обязывается не требовать никакого пособия от государственной казны и от духовного начальства. Если оно будет действовать, как начало, в духе веры и упования на Бога, русская благотворительность поддержит его. А если бы случилось (от чего да сохранит Бог), что оно оскудеет, то от сего не будет затруднения начальству: члены общества, как не связанные пожизненным обетом, возвратятся в звания, которым принадлежат, и жизнь общества погаснет тихо, как тихо началась» (цит. по: Там же. С. 10).

В это время в Воронежском ЕУ предполагалось «в видах экономии» объединить 2 жен. общины - в Задонске и в Тюнине (впосл. задонский Тюнин женский монастырь) - в одну. На это предложение сестры странноприимного дома в дек. 1852 г. ответили решительным отказом. «И что изволите вы нам предлагать,- писали они в консисторию,- устроить наше общество близ кладбищенской Живоносно-Богородицкой церкви, мы на cиe согласиться никак не можем, и завещания покойной нашей матери Матроны Наумовны изменить никак не осмелимся и почитаем это за большой проступок, а желаем устроить на известном месте близ города, как нам уже приказано покойницей» (Там же. С. 11). По мнению секретаря Воронежской духовной консистории А. М. Правдина, Тюнинская община воплощала идеалы иноческой жизни, а «Наумовский дом» стремился к деятельному служению и помощи ближним. Для него требовалась «не отдаленность от города, от места скопления людей, а возможная к нему близость, самый этот центр скопления странников и богомольцев, между которыми есть усталые, голодные, холодные, недугующие, страждующие, люди требующие облегчения, призора, успокоения; требовалась не келья замкнутая, а открытый дом, настежь дверями; не пустынное уединение, а многолюдная площадь» (Там же. С. 12). Так же понимал ситуацию и митр. Московский Филарет (Дроздов).

Доводы в пользу объединения общин повлияли на Протасова. В 1853 г. архиеп. Воронежскому и Задонскому Иосифу (Богословскому) было поручено «заняться нерешенной предшественниками проблемой устроения женских монашеских общин». Не оставляя без внимания оба сестричества, в 1859 г. он просил Синод учредить одну - Богородицко-Тихоновскую общину и странноприимный дом в виде подворья (Никольский. 1911. Вып. 10. С. 191). Но Синод предложение архиеп. Иосифа не поддержал.

1860-1888 гг.

Решением Синода от 11 мая 1860 г. признавалось, что жен. общину близ Тюнина удобнее открыть независимо от странноприимного дома в Задонске, оставив оба учреждения «на прежних основаниях» (Там же). Синод определил «испросить Высочайшее разрешение на открытие... странноприимного дома в Задонске, под названием Тихоновского дома сестер милосердия». Начальницей была избрана девица Мария Белокопытова, помощницей - девица Наталья Поваляева. Избрание получило поддержку душеприказчика Наумовой прот. П. Алексеевского, с оговоркой, что избранной руководительнице «нужно оставить на монастырском подворье столько сестер, сколько требуется для оного, с прочими переселиться во вновь устроенное подгороднее заведение, требующее неослабного надзора» (Правдин. 1901. С. 16). Прот. Петр стремился пресечь разногласия между «городским» и «загородным» отделениями общины, т. к. сестры, жившие за городом, отказывались признавать Белокопытову своей начальницей. Поэтому 21 авг. 1861 г. архиеп. Иосиф назначил старшими сестрами Тихоновского странноприимного дома девиц Н. Поваляеву и М. Журавлёву, «чтобы они заведовали домом совместно с заштатным протоиереем Петром Алексеевским», ему же поручалось совершение богослужений в Скорбященской ц. Духовником сестер странноприимного дома назначался иером. Задонского мон-ря Митрофан (Там же). После неск. лет продолжавшихся разногласий между сестрами Поваляева и Журавлёва отказались от руководства. 20 апр. 1868 г. указом архиеп. Воронежского и Задонского Серафима (Аретинского) начальницей была утверждена рясофорная послушница воронежского в честь Покрова Пресвятой Богородицы монастыря Порфирия (Алисова), помощницей - насельница той же обители Екатерина Наумова. К 1871 г. в странноприимном доме проживало 115 сестер, а также 12 призреваемых больных стариц и 6 девочек.

В 1876 г. архиеп. Серафим направил представление в Синод о признании странноприимного дома «учреждением официально существующим, с наименованием его «Задонскою Тихоновскою женскою общиною с странноприимным при ней домом» и об укреплении за нею пожертвованных разными лицами недвижимых имений». Однако в прошении было отказано по следующей причине: «Существование странноприимного дома при женской общине с дозволением принимать в оный странников мужчин и с допущением ухода за ними со стороны сестер представляется не вполне согласным с характером одобренных Св. Синодом правил для женских общин и неминуемо может породить самые неблагоприятные в окружающем обществе толки и нарекания» (Там же. С. 19). 31 марта 1877 г. Синод обязал воронежское епархиальное руководство «войти с новым представлением относительно устройства сего дома», учитывая сделанные замечания. По получении согласия от жертвователей имений и земель архиеп. Серафим в марте 1878 г. возобновил прежнее ходатайство.

Указом Синода от 8 марта 1879 г. и резолюцией имп. Александра II от 29 марта 1880 г. странноприимный дом был переименован в «Тихоновскую женскую общину со странноприимным при ней домом». 17 авг. 1880 г. (в день кончины мон. Марии (Поповой)) состоялось торжественное открытие общины, викарий Воронежской епархии еп. Острогожский Филарет (Косинский) совершил Божественную литургию в Скорбященской ц. Со временем в общине были устроены богадельня, церковноприходская школа, рукодельный класс. Отчет 1887 г. наместника Богородицкого мон-ря архим. Прокопия, осуществлявшего надзор за жизнедеятельностью 140 странноприимниц, свидетельствует: «Тихоновская женская община ничем не отстает в образе монастырской жизни от других, более давних монастырей Воронежской епархии».

1888-1919 гг.

Решением Синода от 3 мая 1888 г. община была преобразована в «Свято-Троицкий Тихоновский женский монастырь со странноприимным при нем домом». Открытие обители состоялось 19 июня 1888 г., еп. Воронежский и Задонский Вениамин (Смирнов) в сослужении архим. Прокопия и др. совершил праздничную Божественную литургию. В 1891 г. в З. м. проживали 26 монахинь и 118 послушниц, в 1901 г.- 50 монахинь, 54 послушницы «по указу» и 79 находящихся на испытании. В сент. 1901 г. по собственному прошению игум. Порфирия была уволена на покой с проживанием в З. м. Новой настоятельницей стала попечительница жен. монастырской церковноприходской школы мон. Ангелина (Артёмова), к-рой пожилая игумения помогала в руководстве обителью до своей кончины в 1906 г. Принявшая схиму игум. Порфирия была похоронена в усыпальнице при Скорбященской ц. рядом с мон. Марией (Поповой) и прот. П. Алексеевским. 26 мая 1903 г. мон. Ангелина была возведена в сан игумении. После ее кончины (9 июня 1904; похоронена с юго-вост. стороны Троицкого собора) новой настоятельницей 10 сент. 1904 г. была утверждена мон. Виталия. При ней в 1908 г. в З. м. проживали 51 монахиня и 128 послушниц, духовником являлся иером. Нафанаил (в нач. 20-х гг. XX в. наместник задонского Богородицкого мужского монастыря). В 1910 г. в З. м. проживали 49 монахинь и 161 послушница, к 1914 г. число послушниц сократилось до 148.

Храмы и другие постройки

В 1822 г. некий задонский купец предоставил сестрам нижний этаж своего дома под странноприимный корпус. В нем в авг. 1860 г. архиеп. Иосиф освятил ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». «Здание имело в длину 45,5 арш., в ширину 12 арш., высоту до карниза - 9,5 арш. В стенах было шесть окон больших и 14 малых... Храм отапливался тремя печами, облицованными белым кафелем» (РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 251. Л. 81 об.). С сев. стороны к церкви примыкал 2-этажный корпус.

Собор во имя Святой Троицы был заложен 1 июля 1884 г., освящен 12 авг. 1897 г. архиеп. Воронежским и Задонским Анастасием (Добрадиным); правый Успенский придел собора освящен 14 авг. того же года, левый придел во имя Всех святых - 28 мая 1898 г.

Собор, возведенный по проекту воронежского губ. архит. А. А. Кюи, представляет собой типичный 5-шатровый храм в т. н. рус. стиле, имеет в плане форму креста. Согласно страховой оценке 1910 г., Троицкий храм «был покрыт железом и окрашен зеленой масляной краской, главы покрыты белой жестью и увенчаны вызолоченными крестами из красной меди. Полностью вызолоченный иконостас главного престола имел размеры: ширина 11,5 арш., высота пяти ярусов 18 арш.» (Там же. Л. 81). Иконостас выполнил Н. М. Сафонов «во фряжском стиле, на липовых досках, на золотом чеканном фоне, с эмалевыми каемками» (Схиигум. Порфирия. 1906. С. 629). С 3 сторон к собору примыкали каменные паперти.

В 1869-1870 гг. вместо плетеной изгороди с юж. стороны обители и вокруг странноприимного дома была построена высокая каменная ограда. В 1879-1881 гг. на месте зап. въездных ворот на средства благотворителей возведена каменная 4-ярусная колокольня с 12 колоколами. В нач. XX в. в З. м. находились кирпичный трапезный корпус с сенями (1869, в 1893 надстроен 2-й этаж), полутораэтажный настоятельский корпус (1876), 2-этажный деревянный на каменном фундаменте дом для богомольцев (1880) и 2-этажный дом для церковноприходской школы и рукодельного класса (1880), 2-этажный сестринский корпус, просфорная (1890-1896), деревянный дом на каменном фундаменте (1900), 2-этажный сестринский корпус с 12 кельями (1909), а также деревянный, обложенный кирпичом дом священника с мезонином и террасой (1873), др. деревянный дом священника, дом диакона (1893). 6 окт. 1891 г. в З. м. открылась церковноприходская жен. школа, в которой через несколько лет обучалось 100 учениц (ГА Воронежской обл. Ф. 84. Оп. 1. Д. 1953. Л. 24-25 об.). Школа располагалась на 2-м этаже бывшего странноприимного дома (1880). Преподавателем и законоучителем в кон. XIX в. был свящ. Виктор Семёнов. С 28 авг. 1891 г. учителями состояли послушницы мон-ря М. Богородицкая и А. Попова. С 9 нояб. 1899 г. при школе действовал класс, в котором 12 девочек обучались рукоделию, в т. ч. золотому шитью, изготовлению ковров.

Святыни и реликвии

В Скорбященском храме почитались образ Спасителя, написанный по благословению свт. Филарета (Дроздова), чудотворные иконы Божией Матери и Успения Пресв. Богородицы (из кельи мон. Марии (Поповой)). 3 сент. 1869 г. с разрешения Синода из Богородицкого мон-ря в Скорбященскую ц. была перенесена гробница мон. Марии (Поповой); позже останки помещались в особом склепе. В З. м. почитались также могилы настоятельниц и прот. П. Алексеевского († 11 марта 1875 (по др. сведениям, 10 марта 1876)). Среди реликвий Троицкого собора - написанная академиком живописи А. Н. Новоскольцевым запрестольная икона «Новозаветная Троица». Фотографии этой иконы в тысячах экземпляров распространялись по России, а в нек-рых храмах Задонского у. существовали ее списки.

В монастырской школе хранился образ свт. Тихона Задонского 1788 г., написанный по просьбе Иакова Машонова (копия, выполненная после канонизации святителя, находилась в Скорбященской ц.). Святитель изображен в фелони, митре и омофоре. «На иконе довольно близко воспроизведены некоторые части облачения, в котором был погребен свт. Тихон. Вероятно, художник или сам был очевидцем этого погребения, или пользовался при работе какою-нибудь подробною записью о нем. Только митра на иконе изображена цвета темно-зеленого, с синими финифтяными образками на ней, а значится в описании пунцового цвета. Из других подробностей одежды свт. Тихона на иконе Машонова обращают на себя внимание красноватые туфли, поверх серых чулок. Они напоминают те «коты», в каких ходил святитель. Лицо на иконе не похоже на обычный иконный тип его, ни на известные портретные изображения: черты лица крупнее, волосы на голове и в бороде гуще и пышнее, лицо вообще более полное. Нельзя не отметить сходство с описанием, данным митр. Евгением (Болховитиновым). Руки святителя молитвенно воздеты пред Владимирской иконой Божией Матери, лежащей на аналое. Пред иконой изображен подсвечник с 7 горящими свечами» (Введенский. 1911. Вып. 10. С. 11-15).

Особенности устава

Согласно правилам, составленным в 1880 г. епархиальным начальством для новоутвержденной жен. общины, в обитель принимались сестры всех сословий не моложе 20 лет «по предварительном испытании». Насельницы «по очередному назначению начальницею» должны были наблюдать «за чистотою и порядком в странноприимном отделении, за доброкачественностью приготовляемой пищи и за поведением приходящих, доставляя им возможное спокойствие и удобство». Грамотные сестры по очереди читали Свящ. Писание и жития святых «для желающих слушать». Странники принимались в обитель на 3 дня, селились в отдельных помещениях, обеспечивались трапезой (горячее блюдо, каша, хлеб, квас). Имевшие свои средства пользовались бесплатно только помещением, а неимущие получали бесплатное питание. Заболевших богомольцев, за которыми сестры осуществляли уход, расселяли в «особых» комнатах, обеспечивая им «особый» стол (Никольский. 1911. Вып. 10. С. 193). Покидавшим обитель странникам выдавалось пособие, умершие погребались за счет мон-ря.

Сестры также изготавливали ковры, одеяла, шили церковные облачения, повседневную жен. одежду для нужд неимущих странниц, занимались «золотою рисовкою» на шелковых и др. материях, плели кружева.

Ежедневные богослужения в З. м. совершались постоянным причтом, определенным для Скорбященской ц. еще в 1872 г.: сначала священником и диаконом, впосл. 2 священниками и диаконом.

Материальное положение

Община и странноприимный дом существовали на пожертвования частных благотворителей. С 1843 г. общиной, а позже З. м. сдавался в аренду одноэтажный деревянный дом (РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 251. Л. 91-93). В 1851 г. в собственности сестер находилась территория площадью ок. 0,5 га, включившая земли 2 пожертвованных земельных участков близ задонского Богородицкого мон-ря. В 1859 г. архиеп. Иосиф докладывал в Синод, что община не имеет «твердой материальной базы», сестры «содержатся... привозимою провизиею от доброхотных дателей»; cтранноприимный дом имел 1,5 дес. земли с постройками, 4 дес. огородной земли. В 1860 г. помещица Землянского у. Н. Коровкина передала сестрам 50 дес. земли в с. Стегаловка Елецкого у. Орловской губ., а помещица Е. Мальцева купила для странноприимного дома землю с садом (Правдин. 1901. С. 14-15). С 1863 г. при сельце Матюшкине Задонского у. находился монастырский хутор с кирпичными службами, амбаром, конюшней и ригой (в 1913 построен дом с 8 комнатами и кухней). К 1870 г. от соседних землевладельцев и землепашцев в виде пожертвований З. м. получал до 5 тыс. пудов ржаной муки, до 50 четв. пшена и др. Подобных «непокупных продуктов» хватало на нужды общины и призреваемых (Никольский. 1911. Вып. 10. С. 192). В пользу странноприимного дома жена ген.-майора Н. Коровкина пожертвовала еще 30 дес. земли; крестьянин И. Печёнкин передал общине права на 10 дес. пахотной земли близ с. Яблонова Задонского у.; елецкая помещица Палицына купила для общины дом с фруктовым садом, в к-ром до 1873 г. проживала начальница общины; по ходатайству игум. Порфирии в 19 верстах от Задонска в пользование мон-ря был отведен участок в 93 дес. 600 кв. саж., на котором построили неск. домов.

Всего к 1891 г. З. м. принадлежали 8,4 дес. усадебной, 1,6 дес. садовой, 59,8 дес. пахотной земли, 1,4 дес. сдавалось в аренду. В хозяйстве имелись 10 рабочих лошадей и 20 коров, использовался труд 2 наемных рабочих. К 1911 г. З. м. владел 7 дес. 952 кв. саж. усадебной земли в Задонске, 130 дес. пахотной земли, 99,5 дес. леса в 12 верстах от Задонска, ок. 150 дес. различной по назначению земли, пожалованной благотворителями (мещанами К. и М. Добычиными, Авчинниковыми, прот. П. Алексеевским, заштатным диаконом задонского Успенского собора К. Львовым, вдовой М. Бремель, надворной советницей В. Акатовой). На окраине Задонска мон-рь построил ветряную мельницу «о двух поставах».

Капитал странноприимного дома к 1860 г. составлял 2738 р., но «необходимости к нему обратиться не возникло, благодаря помощи благотворителей» (Геронтий (Кургановский). 1889. С. 62), к 1868 г.- 4536 р., к 1876 г.- ок. 5 тыс. р. В 1879 г. странноприимный дом содержался на проценты с 9 тыс. р. основного капитала и на средства от обработки 139 дес. земли. К 1887 г. денежные доходы от «экономических статей», продажи сестринского рукоделия и пожертвований достигали 10 тыс. р. в год. На счетах хранилось ок. 12 тыс. «запасного капитала».

1919-2008 гг.

В 1919 г. часть зданий З. м. была изъята для организации приютов и проживания гражданских лиц, а монастырь лишен прав юридического лица. «Докладная о Скорбященском монастыре» задонского квартирного подотдела сообщала: «Корпус, в котором помещается 80… отряд, которым заняты каретный сарай и 4 амбара; 3 корпуса в 18 комнат заняты приютами; 2 дома заняты 126 квартирами частных лиц; 2 корпуса заняты 150 монахинями, из которых престарелые требуют ухода» (ГАЛО. Ф. Р-92. Оп. 1. Д. 11. Л. 5-6).

Задонский уездный исполком национализированные постройки и имущество сдавал в аренду насельницам. 4 янв. 1920 г. межведомственная комиссия приняла решение о «выселении монахинь Скорбященского женского монастыря и ликвидации домовой церкви» (Там же. Д. 17. Л. 24). Несмотря на обращение верующих (18 янв. 1920) с просьбой об открытии обители, решением уездного исполкома от 24 янв. З. м. был окончательно закрыт, монахини выселялись (Там же. Д. 54. Л. 18, 21 об.; Д. 124. Л. 21, 24). На новое прошение «коллектива молящихся» от 25 февр. с просьбой открыть домовую церковь последовала резолюция: «Ввиду ликвидации отказать» (Там же. Л. 33; Д. 17. Л. 31). На территории З. м. власти дополнительно разместили больницу для красноармейцев, в Скорбященском храме - клуб и столовую «уженотдела» (Там же. Д. 54. Л. 33).

В 1922 г. в Задонске происходило изъятие церковных ценностей. 25 марта член подкомиссии по изъятию ценностей сдал в Воронежский губфинотдел конфискованные у З. м. «4 ризы с икон, три столовых ложки, 1 ломаную лампаду, 13 пластин, 2 яичка, 1 венчик от иконы весом 1 фунт 87 золотн.» (ГА Воронежской обл. Ф. 18. Оп. 1. Д. 399. Л. 59 об.). 11 апр. 1922 г. на заседании Задонского УИК у «Скорбященского женского монастыря» решено было изъять 18 икон, 5 лампад, кадило, 3 Евангелия в оправе, серебряные кресты и др. Всего 12 апр. было изъято 13 фунтов 87 золотников серебра. Насельницам оставили лишь сосуд, 2 креста и 2 Евангелия.

Богослужения продолжали совершаться в Троицкой ц., к-рая стала духовным центром Задонска. После того как осенью 1922 г. викарий Воронежской епархии еп. Задонский Иоанн (Болховитинов) примкнул к обновленцам, насельники задонского Богородицкого монастыря, оставшиеся верными Патриарху Всероссийскому св. Тихону (Беллавину), могли совершать богослужения лишь в Троицкой ц. За этим храмом с 1923 г. был закреплен иеродиак. Иларион. По воспоминаниям задонского старожила А. Г. Дмитриева, во Владимирский собор верующие приходили для того, чтобы приложиться к святыням и поучаствовать в выносе раки с мощами святого, а на праздничные богослужения собирались в Никольской ц. или в Троицком храме бывш. монастыря (Ркп. // Архив авт.). Насельницы З. м., как и большинство из задонского монашества, поддержали управлявшего Воронежской епархией еп. Алексия (Буя), осудившего «Декларацию» 1927 г. Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергия (Страгородского). Еп. Алексий неоднократно посещал З. м.

17 апр. 1929 г. Троицкий храм (ошибочно названный в нек-рых документах Скорбященским) значился как приходский (Там же. Л. 180-181). В 1929 г. служивший при храме о. Иларион вместе с мон. Смарагдой и группой насельников задонского Богородицкого мон-ря был осужден на 5 лет лагерей с конфискацией имущества. О репрессивных мерах по отношению к др. насельницам неизвестно. После 11 июня 1929 г. Троицкий храм был закрыт. С 1938 г. на территории З. м. находился детский дом «Комсомолец». В 1941-1942 гг. из-за близости фронта была разобрана до нижнего яруса колокольня. В 50-60-х гг. в монастырских постройках, включая остатки колокольни, разместились городской хлебокомбинат, квартиры, в Троицкой ц.- склад. В нач. 1972 г. решением Липецкого облисполкома Троицкий храм был отремонтирован, открыт для богослужений и стал называться соборным приходским храмом Задонска.

Арх.: РГАДА. Ф. 1468. Оп. 3. Д. 74. Л. 2-2 об.; РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 251. Л. 81-85, 91-93; Арх. ОГУП «Липецкоблтехинвентаризация». Детский дом «Комсомолец». Липецк, 1938; ГА Воронежской обл. Ф. 4. Оп. 1. Д. 473. Л. 141 об.- 142; Ф. 18. Оп. 1. Д. 399. Л. 59 об.; Ф. 84. Оп. 1. Д. 1953. Л. 24-25 об.; ГАЛО. Ф. Р-37. Оп. 1. Д. 166. Л. 187 об.; Ф. Р-92. Оп. 1. Д. 11. Л. 5-6; Д. 17. Л. 9, 24, 31; Д. 26. Л. 30-31; Д. 54. Л. 18, 21-22 об., 33, 53; Д. 124. Л. 21, 24; Ф. Р-93. Оп. 1. Д. 58. Л. 50-51, 169, 181; Ф. Р-2210. Оп. 1. Д. 24975. Л. 147, 163, 176-183, 263.
Лит.: Данилова Е. В. Зап. о Матроне Наумовне Поповой. Тула, 1865. С. 12-37; Толстой М. Л. Задонские подвижники // ДЧ. 1872. Сент. С. 44-45; Ефремов Л. В., прот. Житие Матрены Наумовны Поповой, первой устроительницы странноприимного дома Задонской обители. Воронеж, 1874. С. 44-57; Геронтий (Кургановский), иером. Жизнь Матроны Наумовны Поповой, основательницы первого странноприимного дома в г. Задонске. Воронеж, 18894. С. 8, 28, 57-62; Д. Т. Преосвящ. Антоний, архиеп. Воронежский и Задонский (1773-1846) // Воронежские ЕВ. 1890. № 10. Ч. неофиц. С. 454-472; Памятная книжка Воронежской губ. на 1891 г. Воронеж, 1891. С. 132-133; Правдин А. М. Жен. мон-ри Воронежской епархии, основанные в XIX в.: (Кр. очерк о возникновении и открытии их) // Памятная книжка Воронежской губ. на 1901 г. Воронеж, 1901. С. 8-25; Игум. Ангелина [Артемова]: [Некр.] // Воронежские ЕВ. 1904. № 15. Ч. неофиц. С. 664-667; Схиигум. Порфирия [Алисова]: [Некр.] // Там же. 1906. № 13. Ч. неофиц. С. 623-636; Сочаевский Д. В обителях св. Тихона Задонского. Задонский Свято-Троицкий жен. мон-рь // Рус. паломник. 1907. № 43. С. 24-28; Введенский С. Н. Один из почитателей св. Тихона Задонского (отставной прапорщик Я. Мамонов) // Воронежская старина. Воронеж, 1911. Вып. 10. С. 3-15; Никольский П. В. Задонские мон-ри как памятники свт. Тихону // Там же. С. 185-194; Коммуна: Газ. Воронеж, 1928. № 66; Таисия (Карцева), мон. Рус. правосл. жен. монашество XVIII-ХХ вв. / ТСЛ. [Серг. П.], 1992p. С. 143-147; Клоков А. Ю., Морев Л. А., Найдёнов А. А. Храмы и мон-ри Липецкой и Елецкой епархии: Задонский р-н. Липецк, 2007. Ч. 1; Морев Л. А. Св.-Тихоновский («Скорбященский») жен. мон-рь в Задонске. Липецк, 2008. С. 4-83.
Игум. Митрофан (Шкурин), А. А. Найдёнов, А. Ю. Клоков, Л. А. Морев