Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

«ЕВАНГЕЛИЕ ВЕЧНОЕ»
Т. 16, С. 683-686 опубликовано: 30 ноября 2012г.


«ЕВАНГЕЛИЕ ВЕЧНОЕ»

[лат. Evangelium aeternum], библейское выражение, к-рое в средние века приобрело особую известность и новое значение, будучи применено к учению и сочинениям Иоахима Флорского (ок. 1132-1202). Слова «Е. в.» встречаются в новозаветной кн. Откровение Иоанна Богослова в контексте описания событий, предшествующих Суду Божию, в повествовании о 3 Ангелах, возвещающих грядущий Суд: «И увидел я другого Ангела, летящего посередине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле, и всякому племени, и колену, и языку, и народу» (Откр 14. 6). Андрей Кесарийский в «Толковании на Откровение Иоанна Богослова» не дает подробного объяснения этого места, замечая лишь, что «Евангелие называется вечным, поскольку заключено было в предведении Божием до начала века» (Andr. Caes. Apoc. 40). В средневек. трактате «Толкование на семь видений книги Апокалипсис» (Expositio super septem visiones libri Apocalypsis // PL. 17. Col. 763-970), приписывавшемся св. Амвросию, еп. Медиоланскому, но в действительности написанном в IX в. мон. Беренгаудом из Ферьера, фрагмент, посвященный рассказу о 3 Ангелах, понимается как относящийся ко всему времени между Первым и Вторым пришествиями Христа и символически обозначающий события этого времени, причем 1-й («другой», т. е., по мнению толкователей, не такой, как обычные ангелы) Ангел, к-рый несет «Е. в.», отождествляется прежде всего с Самим Христом, а также с апостолами и всеми последующими проповедниками Евангелия: «Этот Ангел обозначает Христа, Его апостолов, и всех прочих проповедников Христовых» (Expositio. 14 // PL. 17. Col. 893). Беренгауд поясняет также, в чем смысл того, что Ангел несет «Е. в.»: «Говорится, что он имеет вечное Евангелие, поскольку евангельское учение было дано Христом апостолам и прочим проповедникам, чтобы они проповедовали его язычникам» (Ibidem). «Вечным» это Евангелие называется потому, «что оно дарует вечность всем исполняющим его» (Ibidem). Под «живущими на земле» Беренгауд предлагал понимать язычников, к-рые «ищут лишь земного и всю надежду свою возлагают на земное» (Ibidem). При таком толковании «Е. в.» отождествлялось с Евангелием Христовым, возвещаемым для обращения к Богу погрязших в земных заботах людей на протяжении всей истории христианства, а вовсе не каким-то новым, «дополнительным» Евангелием. Точно так же понимал это место из кн. Откровение Иоанна Богослова блж. Иероним, указывавший, что одно и то же хранимое и проповедуемое Церковью Евангелие может называться в Свящ. Писании разными именами: «Евангелие Иисуса Христа» (ср.: 2 Кор 2. 11), «Евангелие спасения» (ср.: Еф 1. 13), «Е. в.» и др. (Hieron. In Eph. I // PL. 26. Col. 456). Беда Достопочтенный предлагал под «серединой неба» понимать середину церкви, где проповедники возвещают «Евангелие вечного царства» (Beda Venerabilis. Explanatio Apocalypsis. 14 // PL. 93. Col. 174). Валафрид Страбон указывал также на то, что «Е. в.» называется так, поскольку «оно преподает вечную проповедь и приводит соблюдающих его в вечность» (ad aeternitatem - Walafridus Strabo. Apocalypsis B. Ioannis // PL. 114. Col. 735).

С приведенными толкованиями совместимо и неск. иное прочтение этого места, предлагаемое Оригеном, к-рый связывал понятие «Е. в.» с буд. вечной жизнью праведников: «Тогда (т. е. в Царстве Небесном.- Д. С.) будет то, что называется вечным Евангелием и вечно Новым Заветом, который никогда не обветшает» (Orig. De princip. III 6. 8). В др. месте Ориген говорит о том, что Господь «переведет надлежащим образом всех святых от временного Евангелия к Евангелию вечному в соответствии с тем, что повествует о вечном Евангелии Иоанн в Апокалипсисе» (Orig. De princip. IV 3. 13 [25]). Блж. Иероним, цитировавший Оригена в письме к Авиту, продолжил это место весьма примечательным образом (по-видимому, приводя слова Оригена, отсутствующие в переводе Руфина): «Тенью Евангелия Он [Христос] исполнил тень закона, но весь закон есть образ и тень небесных священнодействий. Поэтому надлежит особенно тщательно исследовать, правильно ли мы думаем, что и небесный закон, и священнодействия высшего служения не имеют полноты, но нуждаются в истине того Евангелия, которое в Апокалипсисе Иоанна названо вечным (sempiternum),- конечно, по сравнению с этим нашим Евангелием, которое временно (temporale) и проповедано в преходящем мире и веке» (Hieron. Ep. 124 // CSEL. Vol. 56. P. 114). По свидетельству блж. Иеронима, Ориген считал, что «вечное Евангелие, то есть то, которое будет на небесах, настолько же превосходит наше нынешнее Евангелие, насколько проповедь Христова превосходит таинства ветхого закона» (Ibidem).

Уже в этих приписываемых Оригену словах, к-рые блж. Иероним отвергает и приравнивает к «кощунству» (sacrilegium), обнаруживаются зачатки того понимания термина «Е. в.», позднее развернутого в работах Иоахима Флорского (о его знакомстве с приведенным местом из Оригена свидетельств нет, хотя внутренняя связь их подходов очевидна). Однако имеется и принципиальное различие: если Ориген однозначно интерпретирует «Е. в.» как нечто, относящееся к буд. вечной жизни, то Иоахим, по-видимому, предполагал, что это «Евангелие», к-рое он также называл «Евангелие Святого Духа», есть нечто отличное от существующего Евангелия, и притом нечто, что должно появиться уже теперь, а вовсе не после Второго пришествия Христова и последнего Суда. Т. о., возникает и разрабатывается учение о некоем «духовном» Евангелии, восполняющем или даже устраняющем содержимое Церковью Евангелие Христово: «Евангелие вечное - это духовное Евангелие (quod est in spiritu), поскольку то Евангелие, которое написано буквами (quod est in littera), несомненно является временным, а не вечным» (Expositio in Apocalypsim.- Цит. по: Freyhan. 1955. P. 222). Как далеко заходил Иоахим в признании традиц. Евангелия «лишь словами» и «буквами» и в учении о новом, «духовном» Евангелии, в наст. время сказать сложно, поскольку его сохранившиеся сочинения содержат достаточно умеренные взгляды по данному вопросу. По-видимому, у его последующих сторонников идеи «нового Евангелия» радикализировались, вступив в прямую конфронтацию с учением Церкви.

После смерти Иоахима нек-рые его ученики и последователи считали, что «Е. в.» - это не просто некий «духовный» завет Св. Духа, а сочинения самого Иоахима, к-рые тем самым оказались противопоставленными церковному Евангелию. Термин «Е. в.» вновь привлек к себе повышенное внимание в 1254 г., когда в Париже появилось соч. «Liber introductorius in Evangelium aeternum» (Введение в Евангелие вечное), автор к-рого долго оставался неизвестным, в наст. время он идентифицирован с францисканским мон. Герардом, или Герардином из Борго-Сан-Доннино, студентом фак-та теологии Парижского ун-та и другом Иоанна Пармского, в то время генерала ордена францисканцев. Как предполагают исследователи, эта книга должна была предварять др. издание, подготовленное тем же Герардом, к-рое собственно и называлось «Евангелие вечное» (Evangelium aeternum) и в к-рое входили (полностью или в виде извлечений) 3 важнейшие работы Иоахима: «Согласование Ветхого и Нового Заветов» (Concordia veteris ac novi testamenti), «Новый Апокалипсис» (Apocalypsis Nova) и «Десятиструнный псалтериум» (Psalterium decem chordarum), снабженные пояснениями и схолиями Герарда. Текст «Введения...» Герарда до наст. времени не сохранился, полный текст «Е. в.» также утрачен, однако нек-рые его части были обнаружены в неизданной рукописи, содержащей ряд сочинений Иоахима (см.: Töpfer. 1960). Сохранившиеся рукописные свидетельства дают основание полагать, что сочинения Иоахима действительно объединялись под общим именем «Е. в.». Так, в дрезденской рукописи (Dresd. Ms. A 121) пролог к кн. «Новый Апокалипсис» заканчивается словами: «Завершается пролог ко второй книге вечного Евангелия Святого Духа (evangelii eterni spiritus sancti). Начинается вторая книга вечного Евангелия» (Fol. 100v), а окончание той же книги выглядит следующим образом: «Завершается Новый Апокалипсис, то есть вторая книга духовного Евангелия (evangelii spiritualis)» (Fol. 131r). В связи с утратой первоисточника о содержании и об идеях «Введения...» и «Е. в.» известно лишь из офиц. документов, посвященных церковному осуждению этого сочинения.

Сразу же после выхода книги встревоженные ее названием и содержанием парижские богословы под рук. Вильгельма из Сент-Амура, внимательно изучив книгу, составили перечень обнаруженных в ней заблуждений и еретических суждений, состоящий из 31 пункта, к-рый в совр. издании озаглавлен: «31 заблуждение, извлеченное некими магистрами теологии в Париже из «Введения в Евангелие вечное» и из самого этого Евангелия» (Errores 31 a quibusdam magistris theologiae Parisiensibus ex Introductorio in Evangelium aeternum et ex ipso Evangelio aeterno excepti // Chartularium. 1889. N 243. P. 272-275; Benz. 1932. S. 415-426). Этот список был представлен Парижскому епископу, к-рый по неизвестным причинам не стал начинать судебное производство, а направил заподозренную в ереси книгу, по-видимому вместе с подготовленным парижскими богословами списком заблуждений, папе Иннокентию IV, В связи с тем что папа скончался 7 дек. 1254 г., не успев ничего предпринять по данному вопросу, разбирать дело пришлось его преемнику, папе Александру IV, к-рый назначил для расследования всех обстоятельств специальную комиссию. Члены комиссии, не удовлетворившись парижскими извлечениями, просмотрели присланные «Введение...» и «Е. в.», отмечая ошибочные и еретические места и выписывая довольно представительные цитаты. Протоколы заседаний комиссии вместе с извлеченными из книг фрагментами сохранились в парижской рукописи и были изданы в кон. XIX в. (Denifle. 1885; ср.: McGinn. 1998. P. 165-166 [Fragm.]). 8 июля 1255 г. на заседании комиссии были представлены дополнительные подозрительные извлечения из сочинений Иоахима, также приобщенные к протоколам.

По окончании работы комиссии папа Александр IV вынес свое решение в мандате от 23 окт. 1255 г., направленном Парижскому еп. Ренальду из Корбея: «По совету наших братьев (т. е. членов комиссии.- Д. С.) мы постановили, что [эта книга] должна быть уничтожена» (Chartularium. 1889. N 257. P. 297). Папа особо отметил, что следует уничтожить и выписки из книги, по-видимому подразумевая подготовленный парижскими богословами список заблуждений. 4 нояб. того же года папа направил в Париж еще один мандат, в к-ром полностью повторил содержание предыдущего, а также просил Парижского епископа позаботиться о том, чтобы история с «Е. в.» не оказала негативного влияния на репутацию ордена францисканцев, к к-рому принадлежал автор книги (Ibid. N 258. P. 298). Сам автор был осужден руководителями францисканского ордена и сослан на родину, в Италию, где прожил еще не менее 10 лет. Руководство ордена позаботилось также и о том, чтобы предотвратить подобные происшествия в будущем: по свидетельству автора «Хроники» Салимбене из Пармы, «из-за истории с этим самым Герардином было предписано впредь не издавать ни одного нового сочинения без ведома ордена и если оно не будет одобрено министром и дефинитором в провинциальном капитуле» (Салимбене А., де. Хроника. М., 2004. С. 501).

По сохранившимся в парижских извлечениях и протоколах кардиналов выпискам можно приблизительно реконструировать реальное содержание «Введения в Евангелие вечное». Прежде всего особое внимание автор книги уделил учению Иоахима о 3 эпохах, или «веках», составляющих мировую историю. Согласно Иоахиму, человеческий род проходит через 3 духовных состояния, к-рые он отождествлял с 3 заветами: ВЗ, НЗ и неким 3-м заветом. Соотнося эту схему с христ. учением о Троице, Иоахим утверждал, что ВЗ есть завет Бога Отца, НЗ - Бога Сына, а 3-й завет должен стать заветом Св. Духа. Согласно Иоахиму, 3-й завет хронологически начался со времени Бернарда Клервоского (XII в.), но полного расцвета и явственности должен достигнуть позднее: следуя выкладкам Иоахима, автор «Введения...» датировал это 1260 г. С наступлением этого «Царства Духа Святого» Евангелие буквы упразднится, чтобы уступить место Евангелию Духа, в лоно Римской Церкви войдут отторгнутые от нее греки и иудеи и Церковь ап. Петра претворится в Церковь ап. Иоанна как автора кн. Откровение, на которой основывался Иоахим. Все эти идеи обнаруживаются как во «Введении...», так и в самом «Е. в.». Однако Герард еще более заострил мысли Иоахима, отождествив сочинения последнего с «Евангелием» эпохи царствования Св. Духа. Именно это вызвало наибольшее возмущение парижских богословов, отмечавших в числе главных заблуждений автора «Введения...» мысли о том, «что Евангелие вечное, которое есть то же самое, что и учение Иоахима, превосходит учение Христа и весь Ветхий и Новый Завет», «что Новый Завет должен упраздниться, как уже упразднился Ветхий Завет», «что сила Нового Завета продлится лишь до 1260 г.», «что Евангелие Христово должно быть заменено новым Евангелием» (Chartularium. 1889. P. 272), и т. п. О том же свидетельствуют и протоколы кардиналов, согласно к-рым Герардино писал, «что около 1200 г. дух жизни покинет два Завета (т. е. ВЗ и НЗ.- Д. С.), и потому должно появиться вечное Евангелие». Это «Е. в.» было прямо отождествлено с книгами Иоахима, к-рые, по мнению Герарда, должны будут заменить традиц. христ. Библию. Т. о., было предложено одновременно учение о новой Церкви и новом Свящ. Писании, к-рые якобы сделают излишним все традиц. содержание христ. веры. Возмущение католич. богословов и иерархов против таких претензий легко объяснимо, особенно если учитывать тот факт, что в т. н. первой книге «Е. в.», т. е. в соч. Иоахима «Согласование Ветхого и Нового Заветов», прямо заявлялось о том, что Св. Дух действует не только в Римской Церкви, но и в Греческой (т. е. правосл.) Церкви, а факт разделения Церкви объявлялся действием Св. Духа, Который должен вскоре собрать всех христиан воедино. Более того, там же говорилось, «что греческий народ в большей степени живет в Духе Святом (secundum Spiritum Sanctum), чем народ латинский» (Chartularium. 1889. P. 273), и потому он также войдет в наступающее «Царство Духа Святого». Такой «экуменизм», принижавший значение Римской Церкви и ее претензии на единоличное владение спасительной истиной, не мог приветствоваться Папским престолом.

Вслед. быстрой реакции университетской и церковной администрации на появление книги ее экземпляры не успели распространиться и содержание не получило широкой известности за пределами круга приверженцев учения Иоахима. Однако папское осуждение вызвало широкий резонанс и породило многочисленные слухи о новых еретиках, попытавшихся заменить Евангелие Христово «Е. в.», что нашло отражение в различных «Хрониках». Напр., Мартин из Троппау в «Хронике понтификов и императоров» среди наиболее значимых деяний папы Александра IV упоминал запрещение им 2 «вредоносных» книг, во 2-й из к-рых (т. е. во «Введении в Евангелие вечное») утверждалось, «что Евангелие Христово и учение Нового Завета никого не приводят к совершенству и должны быть упразднены после 1260 лет существования, и в 1260 году должно начать [осуществляться] учение Иоахима, которое создатель книги назвал «вечным Евангелием», приписав ему все совершенство, необходимое стремящимся к спасению людям» (Martinus Oppaviensis. Chronicon pontificum et imperatorum // MGH. SS. Vol. 22. P. 440). Автор «Хроники...» указывает на то, что ложность этого учения доказали как авторитет папы, так и сам ход времени - в 1260 г. никакого «упразднения» христ. веры и церковных таинств не произошло, что сильно уменьшило число приверженцев учения Иоахима.

Похожую негативную оценку давали попыткам предложить некое «Е. в.» и последующие католич. теологи. В частности, о «Е. в.» упоминает Фома Аквинский, указывая на желание нек-рых проповедников, озабоченных якобы уже близким приходом антихриста, поставить под сомнение значимость христ. Евангелия: «Некоторые уже пытаются заменить Христово Евангелие неким другим Евангелием, которое называют вечным... А это Евангелие, о котором они говорят, есть некое сочиненное Введение в книги Иоахима, которое отвергнуто Церковью, или же [так называется] само учение Иоахима, которым, как говорят они, должно быть заменено Евангелие Христово» (S. Thomae de Aquino Liber contra impugnantes Dei cultum et religionem. 5. 5 // Idem. Opera omnia. R., 1970. T. 41: Opuscula. Vol. 2). Прямо связывая наименование «Е. в.» с именем Иоахима, Фома вместе с тем отмечает, что еретические попытки подменить Евангелие Христово др. «Евангелием» всегда существовали и неизменно отвергались Церковью начиная с апостольских времен: «Уже во времена апостолов некоторые хотели изменить Христово Евангелие, как это ясно из Послания к Галатам» (Ibidem; Фома отсылает к Гал 1. 6: «Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию»). На Тридентском Соборе (1545-1563) «Е. в.» было внесено в Индекс запрещенных книг, где оставалось и при последующих переизданиях этого списка (см., напр.: Index Librorum Prohibitorum sanctissimi domini nostri Pii Septimi. Neapoli, 1834. P. 121).

Несмотря на отсутствие текста сочинения, сама идея «Е. в.» как «нового духовного завета» оставалась популярной в среде различных мистиков, теософов и визионеров (некоторые из них даже создавали свои версии «Е. в.», не получившие широкого распространения) и часто применялась для борьбы с католич. Церковью путем умаления значения библейского Откровения. Образ «Е. в.» использовался также нек-рыми радикальными проповедниками протестантизма, был популярен в среде приверженцев деизма и нем. просветителей. Напр., Г. Э. Лессинг прямо ссылался на Иоахима и его учение о «Е. в.» в соч. «Воспитание человеческого рода», связывая земное осуществление идеалов Просвещения с наступлением эры «Е. в.» (Lessings Werke / Ed. J. Petersen, W. Olshausen. B.; Lpz., 1925. Vol. 6. P. 80-81). Тесно связаны с концепцией «Е. в.» и многочисленные попытки (продолжающиеся до наст. времени) создать к.-л. новое «Евангелие», якобы лишенное «недочетов», «погрешностей», «ошибок» и др. «недостатков» традиц. христ. Евангелия (ср., напр., собственные версии «Евангелия» у Э. Ж. Ренана, Л. Н. Толстого, Г. В. Ф. Гегеля и др., модификацию содержания Евангелия у Р. Бультмана и др. участников программы демифологизации). Возражая против любых подобных представлений и учений, Церковь неизменно свидетельствует о непреложности и полноте истины, содержащейся в Евангелии Христовом, которое должно быть смиренно усваиваемо, а не исправляемо или модифицируемо в соответствии с теми или иными земными мерками, сколь бы возвышенными они ни представлялись.

Библейский образ Ангела, несущего «Е. в.», был весьма популярен у средневек. иллюстраторов рукописей, часто предлагавших оригинальные художественные интерпретации данного сюжета (см.: Freyhan. 1955). В 1914 г. известным чеш. композитором Л. Яначеком была создана легенда для солиста, хора и оркестра, названная «Вечное Евангелие» (чеш. Vĕčné evangelium; нем. Das ewige Evangelium), в к-рой излагались и осмыслялись религ. идеи Иоахима Флорского.

Ист.: Joachimus Florensis. Concordia novi ac Veteris Testamenti. Venice, 1519. Fr./M., 1964r; idem. Expositio in Apocalypsim. Venice, 1527. Fr./M., 1964r; idem. Psalterium decem cordarum. Venice, 1527. Fr./M., 1965r; idem [Abbot Ioachim of Fiore]. Liber de Concordia Novi ac Veteris Testamenti / Ed. E. Randolph Daniel // Transaction of the American Philosophical Society. 1983. Vol. 73. N 8; Chartularium Universitatis Parisiensis / Ed. H. Denifle, E. Châtelain. P., 1889. Vol. 1. P. 272-276, 297.
Лит.: Denifle H. Das «Evangelium aeternum» und die Commission zu Anagni // ALKGMA. 1885. Bd. 1. S. 49-142; Benz E. Joachimstudien II: Die Exzerptsätze der Pariser Professoren aus dem «Evangelium aeternum» // ZKG. 1932. Bd. 51. S. 415-455; Freyhan R. Joachism and the English Apocalypse // J. of the Warburg and Courtauld Inst. 1955. Vol. 18. N 3/4. P. 211-244; Töpfer B. Eine Handschrift des Evangelium aeternum des Gerardino von Borgo San Donnino // ZfGW. 1960. Bd. 8. S. 156-163; Miethke J. Papst, Ortsbischof und Universität in den Pariser Theologenprozessen des 13. Jh. // Die Auseinandersetzungen an der Pariser Universität im XIII. Jh. / Hrsg. A. Zimmermann. B., 1975. S. 52-94. (Miscellanea Mediaevalia; 10); McGinn B. Visions of the End. N. Y., 19982. P. 158-166; Reeves M. The Influence of Prophecy in the Later Middle Ages: A Study in Joachimism. Oxf., 2000; Reeves M., Gould W. Joachim of Fiore and the Myth of the Eternal Evangel in the 19th and 20 th Cent. Oxf., 20012.
Д. В. Смирнов
Ключевые слова:
Священное Писание. Толкование Эсхатология Иоанна Богослова, святого апостола Откровение «Евангелие Вечное», библейское выражение, которое в средние века приобрело особую известность и новое значение, будучи применено к учению и сочинениям Иоахима Флорского
См.также:
АД преисподняя
АНАГОГИЧЕСКОЕ ТОЛКОВАНИЕ выяснение эсхатологического смысла Священного Писания, литургического чина и др.
ГРИГОРИЙ (331/5 - ок. 394), еп. Нисский, отец и учитель Церкви, свт. (пам. 10 янв.)
ГРИГОРИЙ I ВЕЛИКИЙ [Двоеслов] папа Римский, отец и учитель Церкви (ок. 540 - 604), свт. (пам. 12 марта; в совр. католич. Церкви 3 сент.- день интронизации)
ИОАННА БОГОСЛОВА ОТКРОВЕНИЕ последняя книга Нового Завета и всей христианской Библии
АВГУСТИН Аврелий (354 - 430), еп. Гиппонский [Иппонийский], блж., в зап. традиции свт. (пам. 15 июня, греч. 28 июня, зап. 28 авг.), виднейший латинский богослов, философ, один из великих зап. учителей Церкви
АЛЛЕГОРИЧЕСКОЕ ТОЛКОВАНИЕ выяснение иносказательного смысла Свящ. Писания, литургического чина, религ., философск. и пр. текстов
АЛЛИОЛИ Йозеф Франц фон (1793-1873), католич. богослов, переводчик, комментатор и толкователь Библии