Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДУХОБОРЧЕСТВО
Т. 16, С. 368-372 опубликовано: 26 октября 2012г.


ДУХОБОРЧЕСТВО

[греч. πνευματομαχία], еретическое учение, отвергавшее божественность Св. Духа. Наибольшее распространение с кон. 50-х по 80-е гг. IV в. получило на востоке Римской империи, в Египте, К-поле и Геллеспонте, а также в М. Азии.

Источники

Исторические свидетельства о Д. весьма скудны и отрывочны, несмотря на широкий резонанс, вызванный этим учением, ставшим предметом рассмотрения Вселенским II Собором (381). С еретиками полемизировали крупнейшие богословы эпохи - святители Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Амфилохий Иконийский, а также Дидим Слепец и значительно позднее Феодор Мопсуестийский.

Письма свт. Афанасия I Великого к Серапиону Тмуитскому (Athanas. Alex. Ep. ad Serap. I-IV; датируются 359) служат первым историческим свидетельством о Д. В них говорится о появлении в Тмуитской епархии, расположенной в дельте Нила, некой группы христиан, учивших, что Св. Дух есть творение. Свт. Афанасий называет новоявленных еретиков тропиками (τροπικοί, производное от слова τρόπος - фигура речи), поскольку в целях обоснования своего учения они прибегали к приемам превратного толкования текста Свящ. Писания (Athanas. Alex. Ep. ad Serap. I 10 // PG. 26. Col. 556). Более известное название «духоборцы» (πνευματομάχοι) у свт. Афанасия встречается только в форме причастия (πνευματομαχοῦντες). Он признает, что еретики достаточно образованны, чтобы приводить в качестве доказательства цитаты из Свящ. Писания, кроме того, они владеют искусством ведения спора (Ibid. IV // Ibid. Col. 637). Однако духоборцы в то время немногочисленны (ἐξελθόντων μέν τινων - Ibid. I 1 // Ibid. Col. 529) и не имеют большого успеха и даже у ариан вызывают неприятие. Свт. Афанасий уверен в их скором исчезновении, поскольку они «не имеют в себе Духа» (Ibid. I 33 // Ibid. Col. 605). Тем не менее потребовалось догматическое разбирательство, состоявшееся на поместном церковном Соборе в Александрии в 362 г. В «Томосе к антиохийцам» (Tomus ad Antiochenos), составленном свт. Афанасием, представляющем собой изложение учения этого Собора, содержится анафема на еретиков, «дерзающих богохульствовать на Духа Святого», именующих Его тварью (κτίσμα - Athanas. Alex. Ad Antioch. 3 // PG. 26. Col. 800). Под именем свт. Афанасия дошло также неск. диалогов, имеющих важные свидетельства о богословском содержании Д.: «Dialogi duo contra Macedonianos» (Два диалога против македониан) // PG. 28. Col. 1291-1337; 3 диалога «Dialogi de sancta trinitate» (Диалоги о Святой Троице) // Ibid. Col. 1116-1173, 1201-1249, 1265-1285), 3-й предоставляет особенно подробные сведения о Д.

Ряд сочинений свт. Василия Великого содержит нек-рые данные о Д. и полемику с духоборцами. 3-я кн. трактата «Против Евномия» (Adversus Eunomium) посвящена учению о Св. Духе и опровержению еретических мнений по этому вопросу. Первым духоборцем свт. Василий называет Евномия (Basil. Magn. Adv. Eunom. II 33), поскольку тот учил, что Сын - творение Отца, а Дух - творение Сына (Eunomius. Apol. 25). В 374 г. свт. Василий приступил к составлению обширного трактата «О Святом Духе» (Basil. Magn. De Spirit. Sanct.) против еретических взглядов Евстафия, еп. Севастийского; трактат включает многочисленные сведения о Д.; получил распространение лишь после 376 г. Кроме того, теме Д. и его основным действующим лицам посвящен ряд писем свт. Василия. Евстафия Севастийского он называет главой духоборцев (πρωτοστάτης ἐστ τῆς τῶν Πνευματομάχων αἱρέσεως - Idem. Ep. 263. 3) и описывает долгий путь его богословских исканий, закончившийся оформлением новой ереси - Д. (Idem. Ep. 244. 9).

Свт. Григорий Богослов многократно вступал в открытую полемику с духоборцами, в особенности в к-польский период (379-381). Этому посвящены целиком Слово 5 о богословии (Greg. Nazianz. Or. 31) и отчасти Слово на Пятидесятницу (Idem. Or. 41. 6-7). Свт. Григорий Нисский составил трактат Против македониан о Св. Духе (Greg. Nyss. Adversus Macedonianos de Spiritu Sancto), в к-ром подробно излагается учение Д. и приводится развернутое опровержение доводов еретиков. Свт. Григорию также принадлежит письмо, дошедшее в корпусе писем свт. Василия, где кратко представлена суть Д. (Basil. Magn. Ep. 189. 4). В 376 г. в Иконии свт. Амфилохий Иконийский при поддержке свт. Василия Великого провел церковный Собор, который предал учение Д. анафеме. По окончании Собора он составил послание, отражающее учение Собора, а также основные положения осужденного учения (Amphilochius Iconiensis. Epistula synodalis // Opera / Ed. C. Datema. Turnhout, 1978. P. 219-221).

Александрийский дидаскал Дидим Слепец уделил немало внимания учению о Св. Духе, к-рое начало формулироваться в результате богословской полемики с еретиками. Этой теме посвящен отдельный трактат Дидима (Did. Alex. De Spirit. Sanct.; до 381). В нем приводятся важные свидетельства об особенностях аргументации сторонников Д., хотя автор не ставит перед собой задачи последовательно изложить содержание учения духоборцев. В трактате «О Святой Троице» (De Trinitate) Дидим помещает пространный фрагмент диалога между македонианином и православным, где также приводится подробная богословская аргументация еретиков (Did. Alex. De Trinit. 8 // PG. 39. Col. 604-605). Феодор Мопсуестийский в 392 г. принял участие в богословском диспуте со сторонниками Д. в сир. г. Аназарв и оставил подробный отчет об этом состязании, из к-рого вышел победителем (Theod. Mops. Controvers. // PO. T. 9. Fasc. 5. Col. 637-667; Barhadb. Hist. eccl. 19 // Ibid. Col. 506-507).

Др. свидетельства о Д. принадлежат историкам и ересеологам. Свт. Епифаний Кипрский посвятил Д. главу своего сочинения под названием «Против духоборцев» (Κατὰ Πνευματομάχων - Epiph. Adv. haer. 73-74; датируется 377), содержащую едкие характеристики еретиков. Так, духоборцы (πνευματομάχοι) уподобляются кентаврам из-за вопиющей двойственности и противоречивости их догматического сознания: одни из них придерживаются арианских взглядов относительно Сына, др.- вполне православных.

Руфин Аквилейский в своей «Церковной истории» (402) сообщает, что ок. 361 г. арианский лагерь распался на 3 группы: евномиан, ариан и македониан (Macedoniani), последние утверждали, что ни у Отца с Сыном, ни у Св. Духа с Отцом и Сыном нет ничего общего (Rufin. Hist. eccl. I. 25 // PL. 21. Col. 496). Блж. Августин в 428 г. подтверждал, что греки называют духоборцев македонианами (Macedoniani - Aug. De haer. 52 // PL. 42. Col. 39).

Подробные сведения о Д. и его представителях приводятся церковными историками V в. Однако предпринятая ими попытка атрибутировать возникновение ереси Македонию I, еп. К-польскому, внесла существенную путаницу в вопрос о происхождении и распространении Д. В этом отношении особенно важно свидетельство Сократа Схоластика о том, что во главе Д. стоял Македоний, первоначально бывший приверженцем арианства (Socr. Schol. Hist. eccl. II 6; ок. 440). После низложения в 360 г. Македоний стал распространять учение о подобосущии Св. Духа (ὁμοιούσιον), избегая включать Его в богословие Св. Троицы. Сократ называет и др. представителей Д.: Марафония (от к-рого происходит др. название сторонников Д.- «марафониане») и Евстафия Севастийского. Сократ приводит слова последнего: «Не могу признавать Cв. Духа Богом, но не смею называть Его и тварью» (κτίσμα - Ibid. II 45), упоминает также о посольстве сторонников Д. в Рим к еп. св. Либерию (Ibid. IV 12). Он говорит о нек-ром успехе проповеди Д. в сер. 60-х гг. (Ibid. IV 4).

Cозомен во мн. главах своей «Церковной истории» (сер. 40-х гг. V в.) подробно описывает судьбу Македония (Sozom. Hist. eccl. IV 27): лишившись кафедры в К-поле, Македоний отошел от учения ариан и начал проповедовать собственное, утверждая, что Сын-Бог по всему и по сущности подобен Отцу (τὸν υἱὸν θεὸν εἶναι κατὰ πάντα τε κα κατ᾿ οὐσίαν ὅμοιον τῷ πατρί), а Дух этого достоинства лишен; Он именуется подчиненным служителем (διάκονον κα ὑπηρέτην), к-рому присущи качества, приписываемые ангелам. Древний историк дает географию распространения ереси: К-поль, Вифиния, Фракия и Геллеспонт. Среди единомышленников Македония он называет Елевсия, Евстафия и Марафония. Созомен дает описание облика и поведения духоборцев: степенная походка, простая речь, добрый нрав, монашеский образ жизни - все это привлекало к ним людей. Пример нравственного совершенства являл духоборец Марафоний. Кроме того, Созомен сообщает, что ариане отбирали у последователей Македония церкви и всячески их притесняли.

Феодорит, еп. Кирский, также свидетельствует, что ересь Д. возникла в результате деятельности Македония, еп. К-польского, к-рый только на словах придерживался учения о единосущии Сына Отцу (ὁμοούσιος), а в действительности предполагал отношение подобия (ὁμοιούσιος). Как Арий и Евномий, он пришел к кощунственным выводам о Св. Духе. В этом Феодорит видит начало распространения Д. (Theodoret. Haer. fab. // PG. 83. Col. 424). Вместе с тем он утверждает, что Македоний был изгнан с кафедры по инициативе ариан, обвинявших его в почитании Сына Богом; после этого Македоний стал открыто проповедовать свое учение (Idem. Hist. eccl. II 6).

Прп. Иоанн Дамаскин в труде «О ста ересях» суммировал сведения об учении Д. (Ioan. Damasc. De haer. 74): духоборцы придерживаются здравых представлений о Христе, но оскорбляют Св. Духа, называя Его существом тварным (κτιστόν), не происшедшим из Божества, а являющимся всего лишь освящающей силой (ἁϒιαστικὴ δύναμις).

История

Еретическая доктрина Д. обусловлена широко распространенными в то время арианскими идеями и является их логическим развитием, хотя мн. духоборцы признавали единосущие Сына Отцу с нек-рыми поправками и по крайней мере формально отрекались от арианства.

В историческом отношении Д. представляет немало проблем, в первую очередь связанных с разнообразием именований древних еретиков, а также с вопросом об основателе учения. Сторонники ереси назывались по-разному: тропики (τροπικοί), духоборцы (πνευματομάχοι), полуариане (ἡμιαρειανοί), македониане (μακεδονιανοί), марафониане (μαραθωνιανοί). Вероятное объяснение этому состоит в том, что еретики долгое время не представляли собой к.-л. однородной группы единомышленников с четкой организацией и программой действий. Д. было представлено разрозненными общинами, их объединяло одно убеждение - неприятие божественности Св. Духа.

Первая генерация духоборцев, т. н. тропики, не имела четко определившегося главу. Они не разделяли взглядов ариан относительно Сына, но в то же время настаивали на тварности Св. Духа (Athanas. Alex. Ep. ad Serap. I 1 // PG. 26. Col. 532). Несмотря на то что свт. Василий Великий первым духоборцем называет Евномия, это скорее дополнительная характеристика Евномия, нежели существенная черта его богословия или указание на особенную роль в развитии Д. После 360 г. Д. получило широкое распространение в К-поле и прилегающих к столице провинциях - Геллеспонте, Вифинии, Фракии. Этот период истории Д. связывается с именем Македония, еп. К-поля, хотя его личная причастность к учению Д. не находит однозначного подтверждения в источниках и оспаривается в ряде исследований (Loofs. 1903; Bardy. 1927). Наиболее существенный аргумент состоит в том, что в постановлениях II Вселенского Собора еретики называются полуарианами или духоборцами (῾Ημιαρειανο ἤϒουν Πνευματομάχοι - Mansi. T. 3. Col. 560). Вместе с тем ряд фактов указывает на то, что с 380 г. сторонники Д. чаще всего упоминаются именно как македониане. Впервые такое имя сторонникам Д. дал Дидим Александрийский (Did. Alex. De Trinit. II 10 // PG. 39. Col. 633; Ibid. 3. 38 // Ibid. Col. 977), а позже неизвестный автор «Диалога против македониан» (Ps.-Athanas. Dialog. adv. Macedon. // PG. 28. Col. 1291-1337). Прямого вклада в учение Д. Македоний, по всей видимости, не внес. Он был близок к полуарианским кругам, в частности к омиусианам из окружения Василия Анкирского (Philost. Hist. eccl. IV 9); вскоре после низложения Македоний умер.

В работе церковного Собора в Лампсаке (364) приняла участие большая группа духоборцев, отправившая затем делегацию к Римскому епископу. В составе посольства находился также Евстафий Севастийский. По прибытии к свт. Либерию члены делегации притворно исповедали единосущие Сына Отцу, тщетно пытаясь найти поддержку своему учению (Socr. Schol. Hist. eccl. IV 12). Одновременно с этим позиции Д. значительно укрепились на Востоке, в особенности в Геллеспонте (Ibid. IV 4).

Позже в К-поле активным сторонником ереси стал Марафоний, состоятельный гос. чиновник, оставивший карьеру и поначалу возглавивший больницу и странноприимный дом. Впосл. под влиянием Евстафия Севастийского он основал в столице монашескую общину, к-рая существовала до сер. V в. (Sozom. Hist. eccl. IV 27). Наконец, в 70-х гг. IV в. в М. Азии выделилась группа духоборцев, во главе к-рой стоял Евстафий Севастийский.

К кон. 380 г. Д. оформилось в единую партию, состоявшую из умеренных и радикальных богословов и вобравшую в себя осколки когда-то многочисленной омиусианской партии. Первые понимали отношение Сына к Отцу в духе никейского учения (Greg. Nazianz. Or. 31. 24 // PG. 36. Col. 160; Idem. Or. 41. 8 // Ibid. Col. 440), вторые же предпочитали воздерживаться от упоминания о к.-л. степени общности между Лицами Св. Троицы (Greg. Nyss. = Basil. Magn. Ep. 189. 4). Тех и других объединяло общее отрицание божественности Св. Духа.

Расцвет и упрочение позиций Д. в церковном мире вскоре привели к ряду больших и малых церковных собраний, закончившихся осуждениями учения Д. и отлучениями его сторонников. Собор, состоявшийся в 362 г. в Александрии, отверг учение о Духе как творении, а в качестве основного направления для правосл. обоснования почитания Св. Духа избрал учение Вселенского I Собора о единосущии Сына Отцу. В 376 г. Собор в Иконии предал Д. анафеме (см.: Amphilochius. Epistula synodalis).

В 379 г. последовало еще одно осуждение Д., на этот раз на Западе по инициативе Римского еп. Дамаса. В качестве еретиков были упомянуты македониане, в учении к-рых Собор не нашел существенных различий с учением Ария (см.: Enchiridion symbolorum, definitionum et declarationum de rebus fidei et morum / Ed. H. Denzinger. Freiburg i. Br., 1908. P. 62).

II Вселенский Собор анафематствовал учение сторонников Д. под именем полуариан или духоборцев (᾿Ημιαρειανο ἤϒουν Πνευματομάχοι - Mansi. T. 3. Col. 560; ср. лат.: Macedoniani vel Spiritui Sancto resistentes - Denzinger. Enchiridion. P. 85). В этом Соборе во главе с Елевсием Кизическим и Маркианом Лампсакским приняли участие 36 сторонников Д., однако убедить их принять правосл. учение о Св. Духе не удалось (Socr. Schol. Hist. eccl. V 8 // PG. 67. Col. 576). Имп. св. Феодосий I Великий подтвердил решения Собора и, предприняв в июне 383 г. еще одну безуспешную попытку переубедить еретиков (Ibid. Col. 588), в 383 или 384 г. запретил Д. в законодательном порядке (CTh. XVI 5. 11-13). Впрочем, как сообщает Сократ Схоластик, наиболее суровые меры были применены по отношению к аномеям (евномианам), остальные же, в т. ч. и духоборцы, могли существовать более или менее свободно (Socr. Schol. Hist. eccl. V 20 // PG. 67. Col. 620).

После вселенского осуждения о Д. вспоминают лишь на окраинах христианского мира.

Существование сторонников Д. после диспута 392 г. еще отмечено в 428 г., когда новый епископ К-поля Несторий убедил императора закрыть их церкви в столице и в Кизике, при этом «некоторые из македониан обратились к церкви православной и приняли веру в единосущие» (Socr. Schol. Hist. eccl. VII 31 // PG. 67. Col. 808).

Учение

Центром учения Д. является Третье Лицо Св. Троицы, однако предпосылкой их богословия служат разнообразные доктрины о Боге Слове, получившие распространение в период арианских споров. В отношении Бога Сына среди духоборцев не было единого мнения. Отдельные представители Д. придерживались правосл. взглядов (περ τὸν Υἱὸν ὑϒιαίνοντες - Greg. Nazianz. Or. 41. 8 // PG. 36. Col. 440; Athanas. Alex. Ep. ad Serap. 1. 1 // PG. 26. Col. 532; Idem. Ad Antioch. 3 // PG. 26. Col. 800). Другие не разделяли правосл. учения о единосущии Сына Отцу (ὁμοούσιος), предпочитая говорить о «подобии по сущности» (τὸ ὅμοιον κατ᾿ οὐσίαν - Ps.-Athanas. Dialog. adv. Macedon. 1. 15 // PG. 28. Col. 1313) или о «подобии по ипостаси» (ὅμοιον λέϒουσα τὸν Υἱὸν τῷ Πατρ καθ᾿ ὑπόστασιν - Socr. Schol. Hist. eccl. III 10). Третьи считали себя последователями Лукиана Антиохийского, приводя его символ веры как образцовый (Ps.-Athanas. Dialog. de S. Trinitate. 3. 1 // PG. 28. Col. 1204). Свт. Афанасий усматривает закономерную зависимость еретиков от ариан, несмотря на старание первых размежеваться со вторыми, - и те и другие в конечном счете погрешают против Св. Троицы (Athanas. Alex. Ep. ad. Serap. I 1 // PG. 26. Col. 532). Богословская логика духоборцев напрямую зависит от арианской богословской системы, ясно выраженной, напр., у Евномия: Сын есть творение (δημιούρϒημα) Отца, а Дух - творение Сына (Eunom. Apol. 25; ср.: Basil. Magn. Adv. Eunom. II 33 // PG. 29. Сol. 649). Согласно Д., Троица возникает в результате изменения и приумножения, изначально будучи Двоицей, она воспринимает появление твари, возникая после Отца и Сына (Athanas. Alex. Ep. ad. Serap. III 7 // PG. 26. Col. 636). Др. схему нисходящих отношений Лиц Св. Троицы приводит свт. Григорий Нисский: еретики допускают, что Отец есть Бог (Θεός), Сына они называют Божеством (θεότης), а Духа - силой Божества (ἡ τῆς θεότητος δύναμις - Greg. Nyss. = Basil Magn. Ep. 189. 4; ср.: Дух есть действие (operatio) Божества - Did. Alex. De Spirit. Sanct. 23). Так что «динамическая триадология» в равной мере присуща и арианам, и духоборцам. Сами ариане делали иногда вполне духоборческие выводы из своего учения. Евномий, напр., называл Св. Духа служебным духом и причислял Его к творениям (Basil Magn. Adv. Eunom. III 2 // PG. 29. Col. 660). Т. о., духоборцы лишь на словах непричастны арианскому учению, в действительности же генетически от него зависимы (Athanas. Alex. Ad Antioch. 3 // PG. 26. Col. 800).

Учение о Св. Духе у духоборцев отличается разнообразием трактовок. Наиболее нейтральная формулировка принадлежит Евстафию Севастийскому: «Я не дерзаю называть Святого Духа ни Богом, ни тварью» (см.: Socr. Schol. Hist. eccl. II 45 // PG. 67. Col. 360). Тропики были настроены более решительно. Они утверждали, что Св. Дух есть творение (κτίσμα) из рода служебных духов (ἐκ τῶν λειτουρϒικῶν πνευμάτων), лишь одной ступенью в иерархии разумных существ отличающееся от ангелов (Athanas. Alex. Ep. ad Serap. I 1 // PG. 26. Col. 532). Дух принадлежит к ангельскому чину, хотя есть больший среди ангелов (Ibid. I 10 // Ibid. Col. 556).

Отношение Духа к Отцу и Сыну характеризуется у духоборцев понятием иносущия (τὸ τεροούσιον - Ibid. I 2 // Ibid. Col. 533). Дух чужд Отцу и Сыну как по естеству, так и по достоинству, ибо Его природа служебная (φύσις λειτουρϒική - Basil. Magn. De Spirit. Sanct. 10). Он значительно уступает Им, во-первых, в силе, славе и достоинстве, а во-вторых, во всех подобающих Им наших представлениях и выражениях (Greg. Nyss. Adv. Maced.). Дидим приводит экзегетический аргумент духоборцев, утверждавших, что Дух есть творение: все сотворено через Слово (cр.: Ин 1. 3), а совокупность всего включает также и Св. Дух (Did. Alex. De Spirit. Sanct. 13). По отношению к Духу духоборцы применяли особые арифметические операции: Дух не перечисляется вместе с Отцом и Сыном на одном уровне, но прибавляется к Ним снизу (μὴ συναριθμεῖσθαι ἀλλ᾿ ὑπαριθμεῖσθαι), что также доказывает различие природ Сына с Отцом и Духа (Basil. Magn. De Spirit. Sanct. 17). Наконец, Он находится в некой третьей категории живых существ помимо подчиненных и господствующих (μήτε ἐν δουλικῇ τάξει μήτε ἐν δεσποτικῇ) - в категории свободных существ (ἐν τῇ τῶν ἐλευθέρων - Basil. Magn. De Spirit. Sanct. 20). Св. Дух в таком случае мыслится как некий посредник между Богом и творением, Он не достигает божественного достоинства, но и не низводится до природы остальных существ, занимая промежуточное положение, не являясь ни Богом, ни одним из тварей (см.: Did. Alex. De Trinit. II 8 // PG. 39. Col. 617; ср.: Ibid. II 7. 3 // Ibid. Col. 576). Свт. Василий приводит более упрощенную схему взглядов духоборцев: Св. Дух имеет тварное и рабское естество (τῆς κτιστῆς εἶναι κα δουλικῆς φύσεως - Basil. Magn. Ep. 140). Дидим разбирает схожее утверждение духоборцев о том, что Дух является подчиненным существом, подобным ангелам (Did. Alex. De Spirit. Sanct. 6-7). У духоборцев было распространено и такое утверждение: Дух, действовавший в ВЗ, не тождествен Духу, действующему в НЗ (Ibid. 3). Совокупность приведенных положений и каждое в отдельности сказываются в церковной жизни - Св. Дух не подлежит славословию (μὴ εἶναι δοξαστὸν τὸ Πνεῦμα - Basil. Magn. De Spirit. Sanct. 19).

Свт. Афанасий еще при появлении Д. отмечал нек-рую склонность еретиков к абстрактным логическим построениям (Athan. Alex. Ep. ad Serap. IV // PG. 26. Col. 637). Ярче всего эта особенность выразилась в распространенном приеме духоборцев - выстраивании «генеалогического древа» в Св. Троице. Здесь они исходили из арианских рассуждений о нерожденности, рожденности и сотворенности. Духоборцы согласны допустить, что Св. Дух не есть творение, но в таком случае Он оказывается либо нерожденным существом, либо результатом рождения. В 1-м случае получается, что в Троице существует двое безначальных, и тогда Дух оказывается братом Отца или дядей Единородного Сына (Did. Alex. De Spirit. Sanct. 62). Во 2-м случае Он может быть рожден либо от Отца, либо от Сына: если от Отца, то оказывается два сына или брата - Слово и Дух (Athan. Alex. Ep. ad Serap. IV 1 // PG. 26. Col. 637; ср.: Ibid. I 15 // Ibid. Col. 565-568), а Сын перестает быть Единородным Сыном (Did. Alex. De Spirit. Sanct. 62); если же от Сына, то появляется Бог-внук (Greg. Nazianz. Or. 31. 7), а Отец становится дедом (Athan. Alex. Ep. ad Serap. IV 1 // PG. 26. Col. 637; ср.: Ibid. I 15 // Ibid. Col. 565-568).

Еретикам был присущ, с одной стороны, буквалистский подход к тексту Свящ. Писания: они не употребляют ни отдельных выражений, ни формулировок, которые бы не встречались в Библии, ссылаясь на отсутствие к.-л. прямых указаний для почитания Св. Духа и тем обосновывая собственную правоту, с др.- произвольное применение различных фигур речи в зависимости от особенностей их учения (Athan. Alex. Ep. ad Serap. I 10 // PG. 26. Col. 556). Свт. Григорий Богослов подробно разбирает этот довод в 3-й части Слова 5 о богословии, доказывая, что в Свящ. Писании о Духе говорится достаточно много и ясно (Greg. Nazianz. Or. 31. 29-33). К тому же оппоненты духоборцев часто указывали еретикам на испорченные списки текста Свящ. Писания, которыми те пользовались, возможно, преднамеренно (Did. Alex. De Trinit. II 11 // PG. 39. Col. 664-665; Idem. De Spirit. Sanct. 14 // Ibid. Col. 1046; Ps.-Athanas. Dialog. de S. Trinitate. 3. 20 // PG. 28. Col. 1233, 1244).

Лит.: Loofs F. Eustathius von Sebaste. Halle, 1898; idem. Macedonius und die Macedonianer // PRE. 1903. Bd. 12. S. 41-48; idem. Zwei macedonianische Dialoge // SPAW. 1914. Bd. 19. S. 526-551; idem. Die Christologie der Macedonianer // Geschichtliche Studien zu A. Hauck zum 70. Geburtstage. Lpz., 1916; Schermann T. Die Gottheit des Heiligen Geistes nach den griechischen Vätern des 4. Jh. Freiburg i. Br., 1901; Спасский А. А. История догматических движений в эпоху Вселенских Cоборов. Серг. П., 19142. М., [1996]р; Wolf J. B. Commentationes in S. Cyrilli Alexandrini de Spiritu Sancto doctrinam. Herbipoli, 1934; Bardy G. Macédonius et les macédoniens // DTC. 1927. T. 9. Pt. 2. Col. 1464-1478; idem. Recherches sur St. Lucien d'Antioche et son école. P., 1936. P. 85-132; Dörries H. De Spiritu Sancto: Der Beitr. d. Basilius z. Abschluss d. trinitarischen Dogmas. Gött., 1956; Congar Y. M.-J. Je crois en l'Esprit Saint. P., 1980. T. 3: La Fleuve de Vie (Ap. 22. 1) coule en Orient et en Occident. P. 50-93; Gribomont J. Intransigeance et Irénisme en St. Basile: Introd. au «De Spiritu Sancto» // Idem. St. Basile: Évangile et Église. Bégrolles-en-Mauges, 1984. T. 2. P. 481-499; idem. Makedonianismus // LTK. Bd. 6. Sp. 1313-1314; Eunomius. The Extant Works / Text and transl. R. P. Vaggione. Oxf., 1987. P. 66-68; Haykin M. A. G. The Spirit of God: The Exegesis of 1 and 2 Corinthians in the Pneumatomachian Controversy of the 4th Century. Leiden; N. Y., 1994; Болотов. Лекции. Т. 4. С. 82-108.
П. Б. Михайлов