Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВНАЯ ПОМОРСКАЯ ЦЕРКОВЬ
Т. 16, С. 135-144 опубликовано: 2 октября 2012г.


ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВНАЯ ПОМОРСКАЯ ЦЕРКОВЬ

(ДПЦ), с 1989 г. офиц. название наиболее значительного и организованного согласия беспоповцев - поморского, вероучение к-рого, как и вероучение др. беспоповских согласий, опирается на представления о воцарении духовного антихриста (см. разд. «Антихрист в представлениях старообрядцев» в ст. Антихрист) и оскудении благодати священства. В отличие от большинства др. течений в беспоповщине ДПЦ допускает возможность мирянам (наставникам) благословлять браки (бессвященнословные браки; см. разд. «Брак у старообрядцев» в ст. Брак). ДПЦ развивается, изменяя отдельные элементы своего вероучения, инкорпорируя в себя нек-рые малочисленные беспоповские согласия и постепенно осознавая себя «церковью, не имеющей духовной иерархии».

Собор (съезд) является высшим органом управления ДПЦ. Согласно постановлению 2-го Всероссийского собора поморцев (1912), «верховное руководство, суд и управление Церкви Христовой, с падением священных чинов Ее, лежит на обязанности составляющих тело Церкви христианских приходов, избранники которых составляют собор Церкви» (Деяния 2-го Всероссийского собора христианского поморского церковного общества. М., 1912. С. VII). В отличие от др. беспоповских течений ДПЦ имеет региональные органы управления (духовные центры): Российский совет (РС) ДПЦ (Москва, учрежден в 1989), опекает поморцев в России и в странах, не имеющих духовных центров,- на Украине, в Молдавии, в Казахстане и в Киргизии; Центральный совет (ЦС) ДПЦ Латвии (Рига, учрежден в 1989), объединяет 51 из 67 поморских общин, зарегистрированных в Мин-ве юстиции Латвии; Высший совет (ВС) ДПЦ Литвы (Вильнюс, в 1922-1940 и 1942-1943 назывался Центральным старообрядческим советом (ЦСС) Литвы, в 1943-2002 - Высшим старообрядческим советом (ВСС) Литвы); Высший совет (ВС) Восточной старообрядческой церкви, не имеющей духовной иерархии, в Польше (Сувалки, действовал в 1925-1939, возобновил работу в 1983, до 1993 назывался Высшим старообрядческим советом (ВСС) Польши); Союз старообрядческих общин Эстонии (Таллин, учрежден в 1928, восстановлен в 1995); Центральный совет (ЦС) ДПЦ Белоруссии (Полоцк, учрежден в окт. 1998); Конференция поморских общин в США. При духовных центрах ДПЦ работают духовные комиссии или духовно-канонические отделы, в компетенцию к-рых входит разбор канонических и богослужебных вопросов.

С кон. 80-х гг. ХХ в. предпринимались попытки создать единый центр ДПЦ. В кон. 1992 г. был учрежден международный совет ДПЦ, имевший регулярные связи с поморскими общинами в США. В 1996 г. в Риге по инициативе рижской Гребенщиковской старообрядческой общины (РГСО) был создан международный координационный совет духовных центров ДПЦ в странах Балтии и Польши, но осуществить объединение ему также не удалось. В июне 2001 г. в С.-Петербурге начал работу Единый совет (ЕС) ДПЦ, в наст. время предпринимающий усилия по объединению духовных центров и общин поморцев в различных гос-вах.

Богослужение в общинах ДПЦ совершается «мирским чином» в молитвенных домах (моленных, фактически представляющих собой часовни, иногда весьма значительных размеров). Церковные таинства поморцы, как и др. беспоповцы, делят на «нужно-потребные» (абсолютно необходимые для спасения), к-рые после воцарения антихриста совершаются «духовно» (Причащение), или их совершают избранные миряне (Крещение, Покаяние), и «потребные» (все остальные таинства), к-рые более на земле не совершаются. Духовной жизнью общин руководят наставники (духовные наставники, духовные отцы; если в общине имеется неск. наставников, то один из них может быть избран на должность старшего наставника), считающиеся «нерукоположенными пастырями Церкви». В ДПЦ существует неск. разновидностей чина благословения наставника, совершаемого, как правило, неск. наставниками над избираемым общиной кандидатом. Обязанностью причетников является чтение за богослужением, пение на клиросе.

Наиболее близкими к поморцам в вероучении и богослужебной практике являются федосеевцы (общины к-рых зачастую подчиняются региональным органам управления ДПЦ), главный пункт расхождения между этими согласиями - отношение к браку (федосеевцы отрицают возможность брака в отсутствие священства). Так же как и федосеевцы, поморцы мн. общин не пользуются посудой, предназначенной для людей, к-рые не принадлежат к согласию, хотя это практически уже не встречается у беспоповцев Прибалтики. Однако строгое деление на «молящихся» (имеющих право во время богослужения петь, читать, осенять себя крестным знамением) и «немолящихся» (такого права не имеющих, обычно вследствие «обмирщения»), важное для федосеевцев, в большинстве общин ДПЦ отсутствует (встречается в сибир. общинах). Епитимьей за «обмирщение» у поморцев является молитвенное «прощенное начало» и нек-рое число земных поклонов. В отличие от федосеевцев поморские наставники в нек-рых общинах произносят проповеди. Присоединяющиеся к ДПЦ христиане, в т. ч. старообрядцы, кроме федосеевцев и филипповцев (см. Филипповское согласие), подвергаются перекрещиванию; на федосеевцев и филипповцев, переходящих в ДПЦ, могут налагать епитимью. В ДПЦ, как и в др. старообрядческих течениях, запрещено моление со старообрядцами др. течений как молитвенное общение с еретиками.

К нач. ХХI в. насчитывалось ок. 400 тыс. последователей ДПЦ, в т. ч. в России - ок. 150 тыс., в Белоруссии - до 50 тыс., в Латвии - 60-70 тыс., в Литве, по данным переписи,- 27 тыс., в Эстонии - 5 тыс., в Польше - до 2 тыс., на Украине - до 10 тыс. чел.; общины и группы поморцев есть в Молдавии, Казахстане, Киргизии, Германии, США, Румынии.

Поморское согласие в Российском государстве: 1694-2006 гг.

Выгорецкие старцы: Даниил Викулин, Семен Денисов, Андрей Денисов, Петр Прокопьев, иноки Корнилий и Виталий. Настенный лист. Кон. XVIII - нач. XIX в. (ГМИР)
Выгорецкие старцы: Даниил Викулин, Семен Денисов, Андрей Денисов, Петр Прокопьев, иноки Корнилий и Виталий. Настенный лист. Кон. XVIII - нач. XIX в. (ГМИР)

Выгорецкие старцы: Даниил Викулин, Семен Денисов, Андрей Денисов, Петр Прокопьев, иноки Корнилий и Виталий. Настенный лист. Кон. XVIII - нач. XIX в. (ГМИР)
Название согласия связано с Поморьем, где находилось основанное в 1694 г. Д. Викулиным, А. Денисовым (см. в ст. Денисовы) и иноком Корнилием Выговским Выголексинское общежительство - главный центр старообрядцев-поморцев в XVIII в. В 1-й пол. этого столетия в результате деятельности выговских проповедников поморское согласие широко распространилось на всей территории России - крупные общины существовали в Москве, С.-Петербурге, Поволжье (в Ярославле, Саратове, на Керженце), Стародубье; очень рано поморцы появились в Верхокамье, на Урале и в Зап. Сибири. Региональные центры были тесно связаны с Выгом. Одним из влиятельных ранних центров был Великопоженский скит, устроенный выходцами из Мезени в 1730 г. близ Усть-Цильмы. Его настоятелем являлся соловецкий старец Феофан, после смерти к-рого в 1733 г. его дело продолжил наставник Иван Акиндинович, согласовавший устав скита с Выговской киновией, учредивший общежительство, наладивший литье икон и переписку книг. В дек. 1743 г., при приближении к скиту правительственной комиссии, большинство насельников сожгли себя; впосл. скит был восстановлен и существовал до 1854 г. Во 2-й четв. XIX в. значение центра согласия перешло к с.-петербургской общине, в нач. XX в.- к московской.

Вероучение поморского согласия формировалось в постоянной полемике с др. беспоповцами, прежде всего с федосеевцами, к-рые сходились с поморцами в основных пунктах учения: о воцарении «духовного антихриста» и прекращении истинного священства, о признании «никониан» еретиками, присоединение к-рых должно совершаться 1-м чином, о строгом соблюдении запрета на совместную молитву и трапезу с «инославными». Среди разногласий одним из основных был вопрос о надписании на кресте (титле): I.Н.Ц.I., как считали федосеевцы, или I.Х.Ц.С., которого придерживались поморцы. Разногласия существовали и в вопросе о браке. Соглашаясь относительно недопустимости заключения браков в «антихристово время», 2 беспоповских согласия различались в отношении к староженам (людям, вступившим в брак до принятия старообрядчества). Федосеевцы считали брак староженов законным и принимали их в свое согласие без развода. Выговцы же первоначально проповедовали полное безбрачие. В 1739 г. Выголексинское общежительство покинул старец Филипп, вместе со своими последователями не принявший введенное в этом году на Выге моление за императрицу. Т. о., от поморского согласия отделилось филипповское согласие, последователи к-рого стали именовать оставшихся на Выге новопоморским согласием или тропарщиками (за то, что те поминали царствующую особу в тропарях, кондаках и стихирах). К нач. 60-х гг. XVIII в. филипповское согласие значительно увеличилось за счет присоединения к нему мн. поморских общин.

Притч поморского Успенского храма в Самаре. Фотография. Ок. 1913 г.
Притч поморского Успенского храма в Самаре. Фотография. Ок. 1913 г.

Притч поморского Успенского храма в Самаре. Фотография. Ок. 1913 г.

Окончательное размежевание различных течений в беспоповщине, завершение формирования учения и одновременно значительный рост последователей поморского согласия связаны с постепенным признанием поморцами возможности заключать браки. Тенденция к оправданию новоженских браков (новоженами старообрядцы называли супругов, вступивших в брак после присоединения к старообрядчеству) была характерна в первую очередь для старообрядцев Москвы. В. Е. Емельянов, руководитель общины при московской Монинской моленной часовне, в посл. трети ХVIII в. активно добивался согласия выговцев на заключение браков. Такое разрешение с Выга было привезено в 1798 г. Г. И. Скачковым (настоятель моленной в 1808-1821), получившим разрешение вести утвержденную Сенатом «брачную книгу» для московских поморцев. Это дело продолжил его зять А. С. Озерский, в 1836 г. «брачные книги» были запрещены. Наиболее решительно «самобрачные новожены» заявили о себе, вступив в 1816 г. в борьбу за места попечителей общины при богаделенном доме на Преображенском кладбище, принадлежавшем федосеевцам. Потерпев неудачу (поморцам было отказано в открытии моленной на Преображенском кладбище), поморцы стали направлять в гос. инстанции письма, порочащие федосеевцев. Конфликт 1816-1818 гг. привел к установлению строгого надзора за федосеевским согласием и способствовал росту влияния московских поморцев (ЦГИАМ. Ф. 16. Оп. 31. Д. 47. Л. 6 об.). К 1826 г. их численность в Москве приблизилась к 6 тыс. чел.

Участники самарского собора поморского согласия. Фотография. 1887 г.
Участники самарского собора поморского согласия. Фотография. 1887 г.

Участники самарского собора поморского согласия. Фотография. 1887 г.

Важным центром согласия являлся С.-Петербург. В 1768 г. на Моховой ул. купцы Ф. К. и И. Ф. Долговы, поддерживавшие тесную связь с Выговской обителью, во дворе своего дома устроили обширный каменный храм в честь Знамения Пресв. Богородицы с общежительством для клира, где был установлен поморский порядок богослужения. Согласно завещанию, И. Ф. Долгова, все эти постройки в 1798 г. были переданы Выголексинскому общежительству и стали его подворьем. В 1800-1830 гг. подворьем управлял Ф. П. Бабушкин, в 1830 г. избранный выговским киновиархом. В 1837 г. повелением имп. Николая I завещание И. Ф. Долгова было объявлено не имеющим силы, подворье отобрано, в 1862 г. храм был закрыт, а иконы, книги и утварь переданы Александро-Невской лавре. При моленной на Охтинском кладбище, известной с 1740 г. и просуществовавшей до 1919 г., с 1813 г. в течение почти 30 лет жил и трудился Павел Любопытный, составивший в 1828-1829 гг. «Исторический словарь и каталог, или Библиотеку, староверческой церкви», а также чины обручения и венчания.

Последователи поморского согласия были наиболее многочисленны на севере и северо-западе России. В 20-х гг. XIX в. начался переход в поморское согласие мн. федосеевских общин в Псковской и Новгородской губерниях, на территории совр. Балтии, Зап. Белоруссии, Польши. В 1805 г. было известно о 8 купеческих старообрядческих семьях в Пскове, в 1-й четв. ХIХ в. действовали 2 поморские моленные в Запсковье, 2 воскресные школы, закрытые в 1843 г. В кон. 50-х гг. XIX в. на ул. Конной купец В. Н. Хмелинский устроил моленную и школу, в 1875 г. возродилась моленная в Запсковье. Разной степенью признания новоженских браков отличались многочисленные поморские общины Новгородчины, сосредоточенные вокруг Ст. Руссы, Сольцов и Пестова.

Поморский храм в честь Знамения Богородицы на Тверской ул. в С.-Петербурге (1906). Фотография. 1912 г.
Поморский храм в честь Знамения Богородицы на Тверской ул. в С.-Петербурге (1906). Фотография. 1912 г.

Поморский храм в честь Знамения Богородицы на Тверской ул. в С.-Петербурге (1906). Фотография. 1912 г.

Влиятельным поморским центром в Западном крае была дегуцкая община (1756-1851, до нач. 20-х гг. XIX в. федосеевская) (совр. пос. Дягучяй Утенского у. Литвы), где в 1823 г. состоялся съезд духовных отцов, иконописцев и прихожан (14 чел.), считающийся 1-м поморским собором в Балтии. В общине был создан «Дегуцкий летописец», в к-ром излагается история старообрядчества в Литве, Латвии и Зап. Белоруссии до сер. ХIХ в. Крупнейшим совр. сообществом поморцев является РГСО. Ее 1-й храм был освящен в 1760 г., к 1830 г. число членов общины возросло до 7904 чел. Первоначально община принадлежала к федосеевскому согласию, но после принятия молитвы за царя (1813) и чина бракосочетания (в нач. 30-х гг. XIX в.) она составила отдельное согласие «рижских федосеевцев», близкое к поморскому. Значительным влиянием и известностью пользовалась виленская (вильнюсская) община, основанная в 1830 г. (по др. сведениям, в 1825), изначально принадлежавшая к поморскому согласию и к 80-м гг. XIX в. насчитывавшая более 3,5 тыс. прихожан. В кон. ХIХ - нач. ХХ в. мн. поморцы из Виленской и Сувалкской губерний переселились в США.

Присоединение федосеевских общин к поморскому согласию в XIX в. шло также на Урале, в Сибири, в Поволжье и в Центр. России. С 1825 г. ведет начало влиятельная поморская община в г. Златоусте на Юж. Урале, основанная С. К. Тельминовым, не признававшим браков. Его преемник Т. В. Байдосов обсуждал с поморцами Москвы и С.-Петербурга возможность признания браков, в результате в Златоусте и в с. Гагарьем Таловской вол. прошли соборы поморцев, на к-рых были утверждены бессвященнословные браки, после чего полемика по данному вопросу в регионе обострилась. Значительным центром беспоповства было Ср. Поволжье, в т. ч. села Золотое («корень поморства на Волге»), где моленная известна с сер. ХVIII в., Воскресенское (старообрядцы здесь известны со 2-й пол. ХVII в.), Самодуровка, Суворовское, Ключи, Базарный Карабулак и др., города Вольск, Саратов. В нач. ХIХ в. в Саратове действовали 4 моленные, в т. ч. волковская моленная, где заключались браки (основана ок. 1812 саратовским купцом И. В. Волковым, запечатана 2 июня 1854; с 1847 ее настоятелем был Д. И. Волков, заказавший в 1830 выговским переписчицам списки сочинений А. Денисова, см.: РГАЛИ. Ф. 275. Оп. 1. № 424. Л. 11). Более тысячи поморцев числилось в Мелекесе (совр. Димитровград Ульяновской обл.). Часть их была близка к федосеевцам (последователи «Марковой веры», моленная к-рых размещалась в доме К. Г. Маркова); главой брачных поморцев, в доме к-рого располагалась моленная, был купец А. П. Жирнов.

Храм Покрова и Воскресения Христова в Токмаковом пер. в Москве. 1908 г. Фотография. 10-е гг. XX в.
Храм Покрова и Воскресения Христова в Токмаковом пер. в Москве. 1908 г. Фотография. 10-е гг. XX в.

Храм Покрова и Воскресения Христова в Токмаковом пер. в Москве. 1908 г. Фотография. 10-е гг. XX в.

Деятельность поморских общин регулировалась региональными соборами, или съездами, регулярно проходившими во 2-й пол. XIX в. Варковский съезд беспоповцев (преимущественно федосеевцев) близ Двинска (совр. Даугавпилс, Латвия), состоявшийся 2-7 окт. 1832 г. (иногда указывается 1831), допустил бессвященнословные браки, установил правила избрания и отрешения наставников, избрал духовный совет - центральный орган управления беспоповцами Латвии. Нижегородский съезд поморцев 1867 г. решал вопрос о самокрещенцах (самокрестах). На Урале значительный резонанс имели решения 1-го собора в дер. Озёрской Челябинского у. Оренбургской губ. (1875) о запрещении бессвященнословных браков. Реакцией на эти постановления стали 5 вопросов собору видного поморского деятеля Д. В. Батова. На поморское сообщество оказали влияние решения галишёвского (1886), гилёвского и малочаусовского (1898), обуховского (1899), саратовских (1887, 1896), самарских (1887, 1896, 1897, 1898) соборов, виленского съезда наставников (1-3 окт. 1901). На самарских съездах 1897, 1898 гг., имевших значение для всего согласия, обсуждались вопросы богослужебного пения, толкования прихода пророков Илии и Еноха перед воцарением антихриста, возможности повторных браков для старообрядцев, отношения с самокрестами, отношения с федосеевцами, причины разделения среди беспоповцев.

После издания манифеста «Об укреплении начал веротерпимости» (1905) и указа «О порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин» (1906) жизнь поморских общин, как и большинства старообрядческих сообществ, значительно активизировалась. 25-27 нояб. 1906 г. прошел съезд старообрядцев Северо-Западного, Привислинского и Прибалтийского краев под председательством А. М. Пимонова с участием 450 чел., на к-ром наряду с вопросами о гражданских правах наставников, о благоустройстве храмов особо обсуждалась проблема необходимости создания в этих регионах рус. школ, о чем было послано прошение председателю Совета министров гр. С. Ю. Витте. 14-17 сент. 1905 г. состоялся 3-й самарский собор с участием 200 делегатов из 17 губерний, председателем был избран И. И. Зыков. На съезде обсуждались следующие основные вопросы: о чиноприеме федосеевцев, о самокрестах, о почитании образа Бога Отца, о пении «хомовом» и «на речь», о духовных отцах. Было решено федосеевцев и филипповцев принимать в согласие 3-м чином (через покаяние), самокрестов крестить, не делать различия в пении и не допускать споров по этому вопросу, был запрещен самовольный переход духовных отцов из прихода в приход. Уральские соборы - 2-й озёрский (1905) и коробейниковский (1906) - обсуждали разделение общин в вопросе о браке.

Храм в честь Знамения Богородицы в Рыбауком в С.-Петербурге (1987). Фотография. Нач. XXI в.
Храм в честь Знамения Богородицы в Рыбауком в С.-Петербурге (1987). Фотография. Нач. XXI в.

Храм в честь Знамения Богородицы в Рыбауком в С.-Петербурге (1987). Фотография. Нач. XXI в.

К нач. XX в. всероссийским центром старообрядцев-поморцев стала Москва. В храме Покрова и Воскресения 2-й поморской общины в Токмаковом пер. прошли в 1909 и 1912 гг. 1-й и 2-й всероссийские соборы поморцев, приемлющих брак, избравшие для руководства согласием Всероссийский совет соборов и съездов и духовный совет. На 1-м соборе под председательством Л. Ф. Пичугина с участием 553 делегатов из 47 губерний обсуждалось более 200 вопросов, в т. ч. вопросы «о Церкви Христовой», о таинствах, о крестном знамении, о «замирщении», о брадобритии, об употреблении чая и табака, об устройстве типографии и издании журнала. Было решено развивать старообрядческое просвещение, создать уч-ще для начетчиков, ежегодно проводить в Москве соборы. Собор утвердил главные положения вероучения, выработанные на историческом пути согласия: духовное понимание антихриста, неприятие послераскольного российского священства, сохранение в согласии таинств Крещения и Покаяния, признание брака; собор дал определение статуса наставника. В рамках собора прошло собеседование со старообрядцами, приемлющими Белокриницкую иерархию. В 1911 г. в Двинске состоялся всероссийский съезд поморцев по народному образованию, признавший желательным повсеместное открытие старообрядческих уч-щ, создание постоянного учебного заведения для наставников и ежегодных курсов для учителей и начетчиков, одобривший проект старообрядческого учебника по Закону Божию и издание ж. «Щит веры», 1-й номер к-рого вышел в 1912 г. (журнал изд. до 1916).

2-й всероссийский собор прошел в Москве под председательством Т. А. Худошина. На соборе обсуждались значение поморских соборов, законность браков, заключаемых вне поморского согласия, были уточнены статус и положение наставников. Большое внимание было уделено увековечению памяти деятелей поморского согласия и памятных мест, особенно Выголексинского общежительства. В авг. 1917 г. в Москве собралось всероссийское совещание христианпоморцев, на котором было разработано и одобрено «Положение о Церкви поморцев в России», предусматривавшее учреждение высших и поместных (краевых, обл., республиканских) духовных советов. Советы (в т. ч. Высший духовный совет) были образованы на заседании Совета соборов и съездов под председательством Худошина в марте 1923 г. в Москве и действовали до 1930 г. В 1917-1919 гг. под ред. В. Н. Хвальковского (см. в ст. Хвальковские) выходил «Вестник Всероссийского союза христиан поморского согласия». К нач. XX в. число последователей поморского согласия составляло, по мнению нек-рых исследователей, ок. 1 млн чел.

Участники 3-го всероссийского собора ДПЦ в Невской обители в С.-Петербурге (4-5 мая 2006 г.)
Участники 3-го всероссийского собора ДПЦ в Невской обители в С.-Петербурге (4-5 мая 2006 г.)

Участники 3-го всероссийского собора ДПЦ в Невской обители в С.-Петербурге (4-5 мая 2006 г.)

В 20-х гг. ХХ в. большую роль в жизни согласия, стремившегося сохранить свое духовное наследие и оградить себя от натиска безбожия, играли соборные заседания, проходившие в разных регионах. На Урале были проведены малодубровский (1923), курганский (южноуральский областной, 24-27 нояб. 1924, участвовали 420 делегатов) и верхокамский (1924) соборы. В авг. 1926 г. в Барнауле состоялся сибирский старообрядческий съезд. На представительном верхокамском соборе обсуждались «беззаконные» и смешанные браки, распространение среди старообрядцев брадобрития и табакокурения, «мирщение» в старообрядчестве, необходимость ведения метрических книг, собор осудил неверное, с т. зр. поморцев, понимание антихриста. В Поволжье прошли саратовский губ. съезд поморцев законнобрачного согласия (14-16 мая 1923) под председательством Худошина с повесткой, аналогичной повестке верхокамского собора, нижегородский областной (1924), саратовский (нижневолжский областной, 25-30 мая 1925) соборы. На саратовском съезде вновь поднимались вопросы о самокрестах, о церковном пении, о выборах в духовный совет, об объединении с федосеевцами, в докладе В. З. Яксанова «О современных задачах христианского общества» особо отмечались важность развития образования, прежде всего подготовки наставников, и необходимость сохранения старообрядческих традиций.

В 20-х гг. XX в. состоялся ряд северокавказских соборов: 1-й (1925), 2-й - в ст-це Гиагинской (в совр. Адыгее) (22 мая - 4 июня 1926) с участием 151 представителя из разных регионов, в т. ч. из Пскова, Сибири, Н. Новгорода, на съезде был избран Духовный совет Сев. Кавказа с центром в Ставрополе. Проходили соборы и в Центр. России. 25-27 марта 1927 г. в Орехово-Зуеве 1-й съезд представителей духовных советов поморского согласия Центрального округа с участием 82 делегатов выработал определение статуса помощника настоятеля и порядок его избрания и поставления. В соборе в с. Кошлакове (совр. Белгородская обл.) приняли участие 200 делегатов, в т. ч. настоятельницы Кошлаковского и Чугуевского поморских жен. мон-рей.

Массовые репрессии против старообрядцев начались в кон. 20-х гг., в ходе коллективизации: власти закрывали храмы и моленные, из-за отказов объединяться в колхозы мн. старообрядцы были арестованы и сосланы, большинство наставников расстреляно. В марте 1930 г. был закрыт храм Покрова и Воскресения в Токмаковом пер. (возвращен ДПЦ в 1993). Общине, к к-рой в 1921 г. присоединились прихожане 1-й московской, или Переведеновской, моленной, а также переселившиеся в Москву поморцы из Рязани, Орехова-Зуева, Ликино-Дулёва, передали центральную часть Успенского храма на Преображенском кладбище, где находится московский поморский центр и в наст. время.

Поморский храм в честь Покрова Богородицы в Белгороде. 2006 г.
Поморский храм в честь Покрова Богородицы в Белгороде. 2006 г.

Поморский храм в честь Покрова Богородицы в Белгороде. 2006 г.

В РСФСР поморцы получили легальный статус в послевоенные годы. 1-м соборным заседанием поморцев после многолетнего перерыва можно считать состоявшееся 23 июня 1948 г. в Верхокамье собрание 6 территориальных обществ («соборов»), принявшее «Воззвание дорогим нашим по вере братиям святой Христовой Церкви» с призывом преодолеть местное разделение на дёминцев и максимовцев (Рукописи Верхокамья XV-XX вв. М., 1994. С. 243-245). Совещание поморских наставников (2-5 авг. 1973, Куйбышев) было посвящено проблеме присоединения самокрестов. С 40-х до кон. 80-х гг. в РСФСР не существовало единой организации поморцев, в 60-80-х гг. роль координационного и информационного центра играл ВСС в Литовской ССР. РС ДПЦ, являющийся преемником Совета всероссийских соборов и съездов поморцев и Высшего духовного совета (упразднены в 1930), был образован на учредительном съезде, состоявшемся в московской поморской общине 21-22 нояб. 1989 г. Основными задачами РС являются оказание всесторонней помощи поморским общинам России, координация их деятельности, контакты с зарубежными общинами, защита интересов ДПЦ в структурах гос. власти.

В ведении РС ДПЦ состоит более 200 общин и организованных групп поморцев в России (зарегистрировано ок. 50), общины на Украине (в 1996 - 18 общин), в Казахстане (в 1996 - 10 общин), в Киргизии (3 общины) и в Молдавии (1 община). РС включает: Поволжский региональный совет ДПЦ (организован 3-5 нояб. 1997 в Самаре на совещании представителей поморских общин Поволжья - Самары, Сызрани, Саратова, Петровска), Житомирский обл. совет ДПЦ (сформирован на совещании представителей общин Житомирской обл. 25 мая 2003), Северо-Кавказский региональный совет ДПЦ (сформирован на совещании общин Сев. Кавказа 10 авг. 2003 в Лабинске Краснодарского края); Сибирско-Алтайский совет (образован 21 мая 2006 на съезде общин из городов Новосибирска, Красноярска, Бийска, Таштагола, Темиртау, Новокузнецка, Белова, Бердска, Минусинска). РС ДПЦ включает в себя совет старейшин, дирекцию, секретариат, канцелярию, духовно-канонический, учебно-издательский, хозяйственно-экономический, историко-архивный и рассылочный отделы. Заседания РС ДПЦ проходят дважды в год. С 1989 г. РС ДПЦ издает «Извещение Российского совета Древлеправославной поморской Церкви», с 1995 г.- Календарь ДПЦ, с 2004 г.- ж. «Христианская семья». Издательскую деятельность ведут также самарская и саратовская общины. При невской общине в С.-Петербурге с 1995 г. периодически проводятся 2-недельные курсы для церковнослужителей.

4-5 мая 2006 г. в С.-Петербурге состоялся 3-й всероссийский собор, собравший 153 участника, в т. ч. 109 делегатов, представлявших 74 (41 зарегистрированную и 33 незарегистрированные) общины России, Казахстана, Украины, а также гостей из духовных центров ДПЦ в Белоруссии, Латвии, Литве. Обсуждались вопросы соборности управления ДПЦ и изменения устава, жизни общин в условиях секуляризации, а также ок. 20 вопросов, присланных из регионов; состоялось избрание руководства РС ДПЦ. Собор выразил протест в связи с попытками поиска священства, к-рые предпринимались нек-рыми общинами ДПЦ (см. ниже), и утвердил мнение об исчерпанности поисков «благочестивого священства». Итоги собора обсуждались 28 июня того же года в Москве в соборном храме Воскресения Христова и Покрова в Токмаковом пер., где состоялось 1-е заседание новоизбранного РС. На заседании было утверждено Положение об отделах РС, принято решение об организации курсов подготовки наставников, уставщиков и головщиков, избрана комиссия по доработке устава ДПЦ. На заседании совета старейшин был принят ряд решений, в т. ч. об организации духовного суда, об осуществлении контроля над издательской деятельностью, о начале подготовки к проведению всеобщего поморского собора в 2009 г. в Москве, о соблюдении христ. правил жизни. 29 июня там же прошло очередное заседание ЕС ДПЦ с участием руководителей региональных центров ДПЦ, на к-ром была выбрана комиссия для подготовки собора 2009 г., обсуждалось издание календарей. В 2006 г. в России было открыто неск. поморских храмов: в Уфе, в дер. Кувшиновка (ныне в черте Ульяновска), в Белгороде; были заложены поморские храмы в Екатеринбурге и в Таштагольском р-не Кемеровской обл. РС ДПЦ предпринимает попытки возрождения в согласии монашества и издания журнала.

Зарубежные общины ДПЦ в XX - нач. XXI в.

В результате первой мировой войны и Октябрьской революции 1917 г. значительное по численности поморское сообщество оказалось за пределами России: в Латвии - ок. 90 тыс. чел., в Литве - 35 тыс., в Эстонии - до 10 тыс., в Польше - 40-50 тыс. чел.

В Латвии

в Резекне, 4 нояб. 1920 г. прошел 1-й организационный вселатвийский съезд поморцев, на к-ром был избран Центральный комитет по делам старообрядчества Латвии и принято постановление о ежегодном созыве соборов. Для решения вопросов религ. характера на съезде старообрядческих наставников и начетчиков (1922) была создана духовная комиссия, одной из ее задач являлось объединение поморцев и федосеевцев в Латвии. Старообрядцы участвовали в выборах в латв. сейм и органы местного самоуправления. В сейм избирались поморцы М. А. Каллистратов (депутат всех 4 созывов), С. Р. Кириллов и др. В ходе выборов в 1-й сейм в старообрядческой среде появились разногласия, к-рые в дальнейшем привели к разделению старообрядческих лидеров на «правых» во главе с Кирилловым и «левых» во главе с Каллистратовым. На 11-м съезде произошел окончательный раскол, и Кириллов создал совет старообрядческих соборов и съездов (1929), претендовавший на роль центрального органа старообрядчества Латвии. После гос. переворота 15 мая 1934 г. сейм, политические партии и общественные орг-ции, в т. ч. старообрядческие руководящие органы, были распущены. В февр. 1935 г. был принят закон о старообрядческих общинах, сменивший закон Российской империи от 17 окт. 1906 г. и предоставивший религ. и хозяйственную самостоятельность старообрядческим сообществам. С 1927 г. в Даугавпилсе, затем в Риге выходили поморский церковный календарь, ж. «Наставник» под ред. И. У. Ваконьи, учебники по Закону Божию, в 1928-1933 гг. под ред. И. Н. Заволоко издавался ж. «Родная старина».

Внутренний вид храма Гребенщиковской общины. Фотография В. М. Дегтерёва. 2004 г.
Внутренний вид храма Гребенщиковской общины. Фотография В. М. Дегтерёва. 2004 г.

Внутренний вид храма Гребенщиковской общины. Фотография В. М. Дегтерёва. 2004 г.

5 авг. 1940 г. Латвия была присоединена к СССР. Прокатившаяся волна репрессий затронула и старообрядческие сообщества. Был арестован и в июне 1941 г. расстрелян Каллистратов, Заволоко провел в заключении и ссылке 18 лет. В послевоенное время ведущим центром согласия в Латвии являлась РГСО, к-рая поддерживала тесные связи с общинами Эстонии, Литвы, Польши. Гребенщиковская община совместно с ВСС в Литовской ССР, московской поморской и московской Преображенской общинами с 1954 г. издавала «Старообрядческий поморский церковный календарь». Конец 80-х гг. XX в. ознаменовался активизацией старообрядческих общин. В февр. 1989 г. состоялся съезд старообрядцев Латвии, на к-ром был создан ЦС ДПЦ Латвии (до 2001 его председателем являлся наставник РГСО И. И. Миролюбов, позднее присоединившийся к РПЦ и в 2007 рукоположенный во иерея). По решению съезда в окт. 1989 г. в Риге было открыто 1-е в СССР старообрядческое ДУ с 2-летним сроком обучения. Кроме латв. старообрядцев в нем обучались старообрядцы из Москвы, Ленинграда, а также из Белоруссии, Украины и Литвы. В 1991 г. начал издаваться ж. «Златоструй».

В 1992 г. новообразованная Латвийская Республика приняла закон, согласно которому были восстановлены права церковных орг-ций на землю, строения, имущество, принадлежавшие им до 21 июля 1940 г. Этот закон стимулировал развитие хозяйственной жизни общин, а также традиц. для старообрядчества благотворительности. Ремонтировались и строились храмы: в дер. Войтишки (1996), в городах Прейли (1996), Дагда (1999), Илуксте (1999), пос. Калнциемс (2000). Оборотной стороной этого процесса стали имущественные противоречия внутри общин. Наиболее крупный конфликт связан с РГСО, к-рой в 90-х гг. было возвращено значительное имущество, после чего община стала крупнейшим в стране землевладельцем; конфликт стал причиной раскола также в ЦС ДПЦ Латвии.

Новое противостояние, уже на догматической основе, возникло в РГСО в связи со стремлением старшего наставника Миролюбова ввести в согласии священство. 3 июня 1999 г. Смоленский и Калининградский митр. Кирилл (Гундяев) и Миролюбов подписали совместный меморандум. В нем говорилось о необходимости «впредь категорически избегать по отношению друг к другу и к обычаям и обрядам оскорбительных и неодобрительных выражений... не допускать порицательных выражений по отношению к придерживающимся старого обряда в лоне РПЦ... создать при ОВЦС комиссию по рассмотрению возникающих вопросов и координации действий РПЦ и ДПЦ Латвии с возможностью вхождения в нее представителей от других течений беспоповства». Тогда же состоялась совместная молитва группы поморцев во главе с Миролюбовым и единоверцев в Успенском соборе Московского Кремля. В 1999, 2000 и 2002 гг. Ригу посещал единоверческий иером. Петр (Васильев), совершавший богослужения, за к-рыми десятки прихожан РГСО приняли св. Причастие. Миролюбов был не единственным поморским наставником, осознавшим необходимость священства. В 1983 г. большая часть поморской общины г. Эри (шт. Пенсильвания, США) во главе с наставником Пименом Саймоном присоединилась к Русской православной Церкви за границей. В 2000 г. к Русской православной старообрядческой церкви (РПСЦ, см. Белокриницкая иерархия) присоединился И. Карпов, наставник браславской общины в Белоруссии; в нач. 2006 г. к Браиловской митрополии РПСЦ присоединился и. о. наставника поморской общины в Екабпилсе (Латвия) В. Волков, затем рукоположенный во иерея. В 2006 г. часть минской общины (Белоруссия), возглавляемая В. Е. Клементьевым, объединившись со старообрядцами др. согласий, создала старообрядную общину в юрисдикции Белорусского Экзархата РПЦ.

Руководящие структуры ДПЦ активно противодействовали попыткам обретения священства. 17-18 июля 1995 г. в гривской общине Даугавпилса прошел 1-й вселатвийский собор с участием 15 наставников из Латвии, 9 наставников из Литвы, Эстонии и России и 155 делегатов, на к-ром Миролюбов за контакты с Русской Православной Церковью, Русской православной Церковью за границей и с РПСЦ был отлучен от молитвенного общения. В 2001 г. гайковский собор в Даугавпилсе вновь резко осудил действия Миролюбова и его сторонников. Совещание руководителей центральных органов и общин ДПЦ России, Белоруссии, Латвии и Литвы 8 июня 2001 г. приняло постановление, согласно к-рому следует считать «поиски благочестивого священства... исчерпанными» (Календарь ДПЦ на 2002. М., 2002. С. 3), что придало ранее существовавшему у поморцев тезису о возможности спасения без полноты церковных таинств значение вероучительной доктрины. В июле 2002 г. собрание членов РГСО - оппонентов Миролюбова исключило его и его сторонников из общины как якобы перешедших в др. вероисповедание. Собрание избрало новый ЦС, к-рый был зарегистрирован гос. органами. Меры противодействия попыткам обрести священство обсуждались на ряде совещаний поморцев, в частности на совещании духовных центров ДПЦ 7 июля 2002 г. в С.-Петербурге, на предсоборном совещании ЦС, духовной комиссии и ревизионной комиссии ДПЦ Латвии 11 авг. 2003 г. в Екабпилсе. 2 апр. 2006 г. Духовный совет ДПЦ Латвии отлучил от молитвенного общения Волкова. 3-й всероссийский собор ДПЦ, состоявшийся 4-5 мая 2006 г. в С.-Петербурге, подтвердил постановления об отлучении от ДПЦ Миролюбова и Клементьева и составил обращение к латв. поморцам в связи с «отпадением в ересь» Волкова. Было принято заявление и выражен протест в связи с попытками внедрения «лжесвященства» в Латвии, на Украине и на Урале.

24-25 июля 2006 г. в Даугавпилсе прошел собор ДПЦ Латвии, принявший новую редакцию устава. В ней особо оговаривается ведущая роль духовного наставника в общине, усилены дисциплинарные требования к причетникам и значение духовной комиссии ДПЦ. 3 места в комиссии из 9 закреплены за крупнейшими поморскими общинами Латвии: РГСО, резекненской кладбищенской и 1-й даугавпилсской. Продолжением собора стала международная конференция «История и культура старообрядцев Балтии и Польши», прошедшая 30-31 июля в Резекне и Даугавпилсе. В наст. время ЦС ДПЦ Латвии объединяет 51 из 67 поморских общин, зарегистрированных в Мин-ве юстиции Латвии. Активной остается просветительская деятельность поморцев в Латвии. С 1999 г. издается ж. «Поморский вестник», 1-я даугавпилсская (новостроенская) община с июля 2000 г. выпускает газ. «Щит веры», культурно-просветительное общество им. И. Заволоко в Риге издает газ. «Меч духовный». 29-30 апр. 2004 г. была проведена международная конференция «Староверие Латвии: исторический опыт, культура и современные процессы в обществе», 26 мая 2006 г. в Даугавпилсе состоялась международная научно-просветительная конференция, посвященная 110-летию со дня рождения Каллистратова. В 2007 г. латв. сейм принял закон «О Древлеправославной поморской церкви Латвии», в к-ром записана значительная роль ЦС ДПЦ Латвии в религиозной и хозяйственной деятельности старообрядцев страны.

В Литве

в храме каунасской поморской общины 14 янв. 1922 г. состоялся съезд старообрядцев Ковенского (Каунасского) у. с участием 284 чел. Съезд постановил учредить совет старообрядческих общин Ковенского у., к-рый должен был в ближайшее время созвать вселитовский съезд старообрядцев. Было решено открывать школы при старообрядческих общинах, а также обратиться к литов. властям с просьбой признать права старообрядческих наставников наравне с пастырями др. вероисповеданий. Для улучшения экономического положения местных старообрядцев было рекомендовано создавать кооперативы. В мае 1922 г. в Каунасе прошел 1-й вселитовский съезд старообрядцев, избравший высший орган управления между съездами - ЦСС Литвы, к-рый играл до 1940 г. важную роль в объединении 54 поморских общин Литвы, окормлявшихся 50 наставниками, в упрочении их юридического положения и внутреннего устройства. В 1931-1933 гг. ЦСС организовал старообрядческие духовные курсы в Каунасе, к-рые издавали ж. «Китеж-град». В 1929-1940 гг. при содействии ЦСС в Каунасе работало старообрядческое жен. благотворительное об-во. На 2-м межгос. совещании поморцев Прибалтики (12-14 апр. 1939, Вильнюс) с участием представителей общин Латвии, Литвы, Эстонии и Польши было решено готовиться к объединительному собору. Эти планы не осуществились из-за начала второй мировой войны и установления в Прибалтике советской власти. Летом 1940 г. ЦСС Литвы прекратил существование, 21 авг. того же года был отменен временный закон о положении старообрядческих орг-ций в Литве (принят в 1923). Советская антирелиг. пропаганда быстро переросла в репрессии. Председатель ЦСС И. Прозоров и др. бывш. члены совета и десятки верующих были арестованы и сосланы.

В состав новообразованной Литовской ССР вошло бывш. Виленское воеводство Польши, на территории к-рого находились 42 поморские общины. Весной 1941 г. состоялось перемещение в Литву из захваченного нем. войсками Сувалкского региона Польши ок. 9 тыс. старообрядцев. 5 марта 1942 г., после оккупации Литвы нем. войсками, был восстановлен ЦСС в Литовской генеральной обл., действовавший до нояб. 1943 г. (официально до янв. 1944). 28 янв. 1944 г. ЦСС был переименован в ВСС в Литовской генеральной обл. В янв. 1945 г. Литва была освобождена от нем. войск. ВСС в Литовской ССР с местопребыванием в Вильнюсе являлся до кон. 80-х гг. XX в. единственным духовным центром старообрядцев-поморцев в СССР, опекавшим ок. 300 поморских общин. 21-23 окт. 1944 г. по инициативе ВСС в Вильнюсе прошел съезд наставников и представителей старообрядческих общин Литвы, Латвии, Белоруссии и Москвы, утвердивший новый состав ВСС и духовного суда. Стремясь к единению поморцев в СССР, ВСС на 2-м пленуме, прошедшем 11 апр. 1945 г. в Вильнюсе, принял решение распространить свою деятельность на всех старообрядцев Прибалтики и Белоруссии, пополнить состав ВСС представителями этих регионов, а также постановил просить Совет по делам религ. культов при СНК СССР восстановить в правах Всероссийскую старообрядческую церковь, не имеющую духовной иерархии, утвердить ее устав и руководство. Надежды на объединение поморцев в СССР во главе с ВСС не оправдались. Власти воспрепятствовали объединению беспоповцев, запретили председателю ВСС И. Романову посещать старообрядческие общины за пределами Литвы, вскоре руководство ВСС и свыше 10 наставников были арестованы и отправлены в лагеря и ссылку. По закону от 19 июня 1948 г. имущество старообрядческих орг-ций было национализировано, здания храмов переданы общинам в долгосрочную аренду.

В кон. 40-х гг. в ведении ВСС в Литовской ССР состояли 74 общины с 66,72 тыс. верующих (по др. сведениям, до 88 тыс. чел.), к 1953 г. осталось 58 общин, окормлявшихся 51 наставником. 14 окт. 1966 г. в Вильнюсе прошел собор, посвященный 300-летию старообрядчества, в к-ром участвовали поморские общины из Латвии, Эстонии, Белоруссии, с Украины и из России. Решения о незыблемости устоев «древлеправославия» были приняты на поморском соборе 14 июля 1974 г. в Вильнюсе, на к-ром присутствовали 116 наставников и ок. 400 представителей поморских общин СССР. В одном из постановлений этого собора выражалась признательность Русской Церкви за снятие на Поместном Соборе в 1971 г. клятв на старые обряды. В 70-х гг. остро встала проблема подготовки наставников для поморских общин. Несмотря на попытки ВСС получить разрешение властей на открытие духовной школы, этот вопрос тогда не был решен. 31 июля 1988 г. в Вильнюсе прошел собор поморцев, посвященный 1000-летию Крещения Руси, в нем участвовали 40 наставников и большое число делегатов из разных регионов СССР, на соборе было избрано руководство ВСС. В 1968-1993 гг. председателем ВСС был И. И. Егоров, неизменно выступавший за поддержание братских отношений с РПЦ.

После провозглашения 11 марта 1990 г. независимости Литвы начался новый период в истории ДПЦ в этом регионе. По закону, принятому в нояб. 1989 г., ДПЦ получила статус юридического лица. Конституция Литовской Республики (1992), законы о религ. общинах и сообществах (1995), о порядке восстановления права религ. общин на сохранившееся недвижимое имущество (1995) и др. законодательные акты урегулировали отношения между религ. орг-циями и гос-вом, предоставили ДПЦ автономию, позволили вернуть имущество и пользоваться им. 22 нояб. 1990 г. на общем заседании ВСС и духовной комиссии в Вильнюсе был утвержден устав ДПЦ. В то же время религ. подъем сопровождался конфликтами из-за финансовых и адм. причин в отдельных общинах и в руководстве согласия.

28 июля 1996 г. ВСС созвал в Вильнюсе собор ДПЦ, в к-ром приняли участие наставники и делегаты от поморских общин Литвы (36 из 57 общин страны), а также Латвии, Польши и Эстонии, на соборе было избрано руководство ВСС. Мн. влиятельные общины не признали этот собор. В 1997-1999 гг. в Вильнюсе прошли 3 внеочередных вселитовских собора ДПЦ. Жизнь согласия в Литве в 90-х гг. XX в.- нач. 2000-х гг. осложнилась из-за образования в июле 1995 г. на собрании группы поморцев в Клайпеде 2-го ВСС, получившего гос. регистрацию, однако не признанного частью общин. С февр. 2002 г. духовным центром поморцев Литвы является ВС ДПЦ, при нем действует духовный суд. ВС ДПЦ объединяет 59 старообрядческих общин Литвы (по данным его регистра на 2002). Согласно переписи 2001 г., в стране проживало более 27 тыс. старообрядцев, по данным ВС ДПЦ - 40-45 тыс. В 1990-1995 гг. в Литве было возобновлено 8 храмов, зарегистрированы 4 новые общины, в 1996-2006 гг. был открыт 1 храм, зарегистрированы 2 общины.

Поморский Троицкий храм в Муствеэ. 1930 г. Фотография. 2006 г.
Поморский Троицкий храм в Муствеэ. 1930 г. Фотография. 2006 г.

Поморский Троицкий храм в Муствеэ. 1930 г. Фотография. 2006 г.
После провозглашения в 1918 г. независимости Эстонии и подписания в 1920 г. Тартуского мира возникла необходимость создания руководящего органа для поморских общин в новообразованном гос-ве, где, по переписи 1922 г., насчитывалось ок. 10 тыс. старообрядцев. Начало объединению было положено на общем собрании старообрядцев Причудья, состоявшемся 21 нояб. 1923 г. в молельне дер. Казапель (совр. Казепя) Причудской вол., процесс получил продолжение на 3-м съезде в 1924 г. 24 апр. 1925 г. собрался съезд наставников и начетчиков с участием 100 представителей от 5 общин. Обсуждались проблемы брака, возможность допущения на клирос состоящих в браке, брадобритие и курение, вопросы церковного пения, статуса наставников, дискутировалась возможность создания Союза общин. В 1924-1926 гг. в Эстонии оформилось 12 старообрядческих приходов (из них 2 федосеевских). В 1928 г. прошли 2 съезда, определившие принципы объединения старообрядческих общин Эстонии. 10 февр. на 4-м съезде в Муствеэ была создана комиссия для разработки устава и основ работы Союза общин.

17-19 июля 1928 г. в Калласте на 5-м всеэстонском съезде поморские общины соединились в Союз старообрядческих общин Эстонии, высшей властью в к-ром по принятому уставу являлся старообрядческий съезд (общее собрание). Съезд должен был созываться ежегодно ЦСС Эстонии. До 1936 г. съезды проходили регулярно: 3-4 нояб. 1929 г. в Тарту (6-й), 19-20 окт. 1930 г. в дер. Воронья (Вранья) (7-й), 11-12 июля 1931 г. на о-ве Пийриссаар (8-й), 11-12 июля 1933 г. там же (9-й), 15-16 авг. 1934 г. в дер. Б. Кольки (Суур-Колкья) (10-й), 12 февр. 1935 г. в Тарту (11-й), 23-24 июня 1936 г. в Таллине (12-й), 13-й съезд состоялся в дек. 1938 г. в дер. Кикита (Кюкита), 14-й съезд прошел 5 июля 1939 г. в г. Муствеэ. В 1940-1994 гг. Союз старообрядческих общин Эстонии не действовал, съезды не собирались. По данным уполномоченного Совета по делам религ. культов по Эстонской ССР И. Киви, председатель правления Таллинской общины П. П. Баранин в сер. 40-х гг. стремился объединить старообрядческие общины Эстонской ССР со всесоюзным центром, для чего намеревался в 1945 г. посетить в Москве старообрядческого Московского архиеп. Иринарха (Парфёнова) (Одинцов М. И. Религ. орг-ции в СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны: 1941-1945 гг. М., 1995. С. 193-194).

Союз старообрядческих общин Эстонии был восстановлен в 1995 г., в Союз вошли 11 зарегистрированных общин (из них 2 федосеевские). 29 авг. 1998 г. в Калласте состоялся собор представителей общин Эстонии, сформировавший Союз старообрядческих общин Эстонии, председателем к-рого в нояб. того же года стал П. Г. Варунин. Собор восстановил традицию проведения всеэст. съездов на о-ве Пийриссаар. На 1 янв. 2000 г. в Эстонии насчитывалось ок. 5 тыс. старообрядцев-беспоповцев, к-рых окормляли 3 наставника. В дек. 2006 г. в академической б-ке Таллинского ун-та прошла выставка «Староверы Эстонии: вера, традиционный уклад, культура».

В Польше

в 20-х гг. XX в. поморцы систематизировали вероучение и религ. практику, была сформирована структура Восточной старообрядческой Церкви, не имеющей духовной иерархии (Восточная СЦ), руководящим органом к-рой между соборами является ВСС. 29 авг. 1928 г. был утвержден гос. властью устав Восточной старообрядческой Церкви, не имеющей духовной иерархии, в Польше. (В Польше поморцы впервые официально стали называть систему своих приходов «Церковью» и были в этом качестве зарегистрированы гос. властью; к этой практике обратились в 1989 в Латвии, где поморское согласие было зарегистрировано гос. властью с названием ДПЦ, а затем практически повсеместно, кроме Эстонии, где зарегистрирован духовный центр, а не «Церковь».) В 1925-1939 гг. центром поморского согласия в Польше был Вильнюс, с кон. 80-х гг.- Сувалки.

В 20-30-х гг. XX в. поморцы в Польше были наиболее организованным и успешно развивающимся сообществом среди беспоповцев за пределами СССР. В 1930 г. к ВСС в Польше присоединились старообрядцы (ок. 700 чел., исторически федосеевцы; в годы второй мировой войны численность местной старообрядческой общины сократилась до 458 чел.), жившие на Мазурском поозёрье в Вост. Пруссии, к-рое в 1918-1945 гг. находилось под властью Германии. Их центром была община в дер. Войново (Эккертсдорф), неподалеку от к-рой располагался старообрядческий Войновский мон-рь (в 1925 в нем жили 12 инокинь и столько же послушниц, в 1939 - 7 инокинь и 10 послушниц). 20 июля 1930 г. в Войново праздновалось 100-летие поселения старообрядцев на Мазурском поозёрье. В 1932 и 1936 гг. в Войновском мон-ре побывал Заволоко.

Восточная СЦ в Польше в 20-х гг. ХХ в. объединяла 48 поморских общин (позже 53), имевших 48 храмов. В 1925, 1930 и 1936 гг. в Вильнюсе прошли 3 всепольских собора старообрядцев. В 1930, 1932, 1936 гг. проводились педагогические курсы для подготовки начетчиков. Был издан ряд учебных пособий: «Основы понятия о вере Христовой» (1928), «Краткий катехизис» (1928), опубликованы 12 выпусков «Вестника Высшего старообрядческого совета в Польше» (1929-1934), 4 выпуска «Календаря Высшего старообрядческого совета в Польше» (1936-1939). Крупным событием стал съезд духовных отцов и представителей старообрядческих общин Сувалкской обл. (в Сувальском повяте Белостокского воеводства Польши насчитывалось 8 поморских общин), состоявшийся 20 апр. 1933 г. в храме сувалкской общины. На нем были приняты решения по ряду вопросов канонического и богослужебного характера.

В 1940 г., после создания Литовской ССР, к к-рой было присоединено бывш. Виленское воеводство Польши, на территории новообразованной социалистической республики оказались почти все поморские общины, ранее находившиеся в Польше (42 из 53). Весной 1941 г. состоялось перемещение в Литву из захваченного немцами Сувальско-Сейненского региона Польши ок. 9 тыс. старообрядцев. Если в 1938 г. в Сувальском и Августовском повятах действовали 8 общин, насчитывавших не менее 10 тыс. поморцев, то в 1947 г. здесь было 3 общины и ок. 1,5 тыс. верующих. После 1945 г. к Польше присоединилась часть Вост. Пруссии с Мазурским поозёрьем. Войновский мон-рь прекратил существование в 1972 г., в 80-х гг. основная часть икон и книг была передана в музей в Ольштыне.

До нач. 80-х гг. XX в. поморцы в Польской Народной Республике не имели центрального органа управления. Однако разрушение по решению местной администрации в 1982 г. храма в дер. Погорелец Сейненского повята способствовало сплочению старообрядцев Польши. В 1983 г. был воссоздан ВСС в Польше, выборы в к-рый состоялись на соборе Восточной СЦ 28 июля 1984 г. в дер. Габове-Гронды Сувальского воеводства. В кон. 80-х гг. центром поморцев в Польше стали Сувалки (поморский храм в Сувалках построен в 1909). В наст. время ВСС в Польше объединяет 4 поморские общины с общим числом верующих до 2,6 тыс. чел. Важными событиями были созывы в Сувалках всепольских соборов поморцев в 1988, 1993, 1997 и 2002 гг.

В Белоруссии

в 20-80-х гг. XX в. часть поморских общин состояла в ведении ВСС в Литовской ССР, в 1989-1998 гг. нек-рые общины находились под опекой Российского совета ДПЦ. ЦС ДПЦ Белоруссии был образован на съезде наставников и делегатов от 15 общин, состоявшемся 11 окт. 1998 г. в Свято-Троицком храме в дер. Кублищине Миорского р-на Витебской обл. 1-й всебелорусский собор ДПЦ проходил в дек. 1998 г. в Полоцке, в новом каменном храме Успения Пресв. Богородицы. На соборе представители более 20 общин утвердили решения учредительного собрания и съезда наставников о формировании ЦС ДПЦ Белоруссии, была намечена работа по активизации жизни общин, местом пребывания канцелярии ЦС временно был определен Полоцк. 28 дек. 1999 г. на 2-м всебелорусском соборе ДПЦ в Полоцке был принят устав ДПЦ. 27 нояб. 2006 г. прошел 6-й собор ДПЦ в Белоруссии, в работе к-рого приняли участие 30 представителей от 28 зарегистрированных общин, на соборе состоялись выборы в ЦС, духовную и ревизионную комиссии. 24 янв. 2007 г. в Минске прошло послесоборное заседание ЦС ДПЦ, принявшее решения о разработке положения о церковнослужителях, о введении должности зам. председателя ЦС, о создании комиссии для разработки дополнений к уставу, об издании «Вестника Центрального совета Древлеправославной поморской Церкви в Республике Беларусь» и др.

В наст. время в Белоруссии живет ок. 50 тыс. поморцев, действуют 37 общин, располагающихся во всех областях, кроме Брестской. 28 общин имеют молитвенные помещения. В 90-х гг. XX в.- нач. 2000-х гг. 7 храмов были перестроены, появились новые каменные храмы в Полоцке и Бобруйске. Образованы общины в Минске, Браславе, Гродно. Полоцкая и Борисовская общины ведут издательскую деятельность.

Ист.: Degučiu metraštis: Chronografas, arba Kuršo ir Lietuvos metraštis = [Хронограф, сиречь Летописец, Курляндско-литовский]. Vilnius, 2004. С. 27-170.
Лит.: Егоров И. И., Миролюбов И. И. Современное положение Древлеправославной поморской церкви // Старообрядческий церк. календарь на 1985. Рига, 1985. С. 33-35; Шамарин В. В. 275 лет староверию в Петербурге: (Кр. ист. очерк) // Календарь ДПЦ на 1998 г. М., 1997. С. 54-61; он же. Староверие в Новгородской обл. // Там же на 1999 г. М., 1998. С. 68-73; Р. О. И. 10 лет новгородской общине // Там же. С. 67-68; Хвальновский А. В., Юхименко Е. М. Поморское староверие в Москве // Старообрядчество в России. М., 1999. Вып. 2. С. 314-343; Мангилёв П. И., прот. К истории поморского согласия на Урале в ХVIII-ХХ вв. // Очерки истории старообрядчества Урала и сопредельных территорий. Екатеринбург, 2000. С. 4-42; Сокерин И. В. Староверие в Удорском р-не Республики Коми // Календарь ДПЦ на 2001 г. М., 2001. С. 72; Агеева Е. А., Мальцев А. И., Юхименко Е. М. Беспоповцы // ПЭ. Т. 4. С. 702-724; Барановский В. С. Очерк истории Вильнюсской старообрядческой общины // Старообрядческий поморский церк. календарь на 2002 г. Рига, 2002. С. 95-99; Половинкин П. В. Очерк о староверах Юж. Урала // Календарь ДПЦ на 2002 г. М., 2002. С. 73-80; он же. Самарские соборы: (К истории поморского староверия в Самарском крае) // Там же, на 2004 г. М., 2004. С. 75-79; он же. «Маркова вера» // Там же, на 2006 г. М., 2005. С. 66-70; Носов А. Усть-Цилемской старообрядческой общине 10 лет // Там же, на 2003 г. М., 2002. С. 79-83; Ефимов А. Н. Псковские старообрядцы // Там же. С. 56-61; Поморское согласие в Саратовском крае // Старая вера. Саратов, 2004. Дек. С. 5; Барановский В. С., Поташенко Г. В. Староверие Балтии и Польши: Краткий ист. и биогр. словарь. Вильнюс, 2005. С. 141-153, 359-392, 442-443; Староверы Эстонии. Тарту, 2006. С. 11-133.
Е. А. Агеева
Ключевые слова:
Старообрядчество Беспоповцы, общее название одного из двух основных течений старообрядчества Поморское согласие (с 2001 г. - Древлеправославная поморская Церковь) Древлеправославная Поморская Церковь (ДПЦ), с 1989 г. официальное название наиболее значительного и организованного согласия беспоповцев - поморского
См.также:
ВИКУЛИН Даниил (1653 - 1733), видный деятель старообрядчества, основатель Выголексинского общежительства
ААРОНОВЩИНА (онуфриевщина), беспоповское старообрядческое согласие
АНТИПИН (Самоварников; 2-я пол. XIX в.-1918) Андрей Алексеевич, глава всероссийского об-ва старообрядцев-беспоповцев спасова согласия
АНТОНИЙ (Людиновсков; 1895-1977), игум. старообрядческих скитов часовенного согласия, писатель
АНУФРИЕВ деятель старообрядческого поморского согласия
БЕСПОПОВЦЫ общее названиее одного из двух основных течений старообрядчества
БОРИСОВ Андрей (1734 - 1791), киновиарх Выголексинского общежительства
ВАКОНЬЯ Иван Ульянович (1883 - 1965), деятель старообрядческого поморского согласия