Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

«ДИГЕСТЫ» ЮСТИНИАНА
Т. 14, С. 652-657 опубликовано: 23 апреля 2012г.


«ДИГЕСТЫ» ЮСТИНИАНА

«Диге́сты» Юстиниана [лат. Digesta Iustiniani; греч. Πανδέκται; Пандекты], наиболее известный и крупный сборник фрагментов произведений рим. юристов I-III вв. Составлен по указанию визант. имп. св. Юстиниана I в 530-533 гг. комиссией во главе с юристом Трибонианом из Каппадокии в рамках крупномасштабной реформы законодательства и юридического образования в Византии. «Д.» Ю. составляют 2-ю, наиболее объемную часть Corpus juris civilis (Свод гражданского права - под этим общим названием части юстиниановской кодификации были соединены в средние века начиная с XII в.) имп. Юстиниана I.

Составление «Д.» Ю. было обусловлено необходимостью упорядочить источники рим. права, произведения рим. юристов II-III вв. (ius) и имп. конституции (leges). Первые составляли обширный и неудобный в употреблении корпус лит-ры, которую не всегда понимали юристы, судьи, гос. деятели поздней античности. Кроме того, с течением времени сочинения юристов II-III вв. постепенно становились «древним правом» (ius vetus), к-рое не отражало изменений в действующем праве.

По сравнению с имп. конституциями (с кон. III в. было составлено 3 кодекса: частные - Codex Gregorianus и Codex Hermogenianus и офиц.- Кодекс имп. Феодосия II Младшего (438)) упорядочение и обновление юридической лит-ры было менее успешным. В 321 г., чтобы облегчить работу с юридическими сочинениями, имп. равноап. Константин I Великий лишил силы замечания юристов Ульпиана и Павла к сочинениям Папиниана, который был признан величайшим авторитетом (CJ. 9. 51. 13 pr.). В 426 г. императоры Феодосий II и Валентиниан III издали конституцию (т. н. закон о цитировании - Lex Allegatoria: CTh. 1. 4. 3) об обязательности правовых позиций 5 корифеев рим. юриспруденции - Папиниана, Павла, Ульпиана, Гая и Модестина. В IV-V вв. появились небольшие частные сборники сочинений юристов (в т. ч. Сирийско-Римский судебник V в., Fragmenta Vaticana нач. V в., Сентенции Павла). Однако в целом задача по упорядочению и обновлению «древнего права» вплоть до составления «Д.» Ю. оставалась нерешенной.

Об истории составления «Д.» Ю. можно судить по 3 конституциям св. Юстиниана, названным по их первым словам: «Deo auctore» от 12 дек. 530 г. о начале работы над «Д.» Ю.; «Tanta» от 16 дек. 533 г. об обнародовании «Дигест»; «Omnem» также от 16 дек. 533 г. о реформе юридического образования. Первые 2 конституции включены в Кодекс Юстиниана (CJ. 1. 17). 2-я конституция была обнародована на лат. и греч. языках; оба варианта являлись офиц. документами, но греч. оценивается как более точный и потому считается первоначальным.

Скорее всего план упорядочить все действовавшее право в 3 томах - Кодексе, «Дигестах», «Институциях» - возник после составления 1-го варианта Кодекса (Codex vetus). Во всяком случае, Юстиниан излагает его не в конституциях 528 и 529 гг. («Haec» и «Summa»), а лишь в конституции 533 г. (Tanta. 12), т. е. после составления «Дигест» и «Институций».

Официально работа по составлению «Дигест» заняла 3 года. 15 дек. 530 г. Юстиниан поручил квестору священного дворца (quaestor sacri palatii) Трибониану, уже проявившему свой талант при составлении 1-го варианта Кодекса (Deo auctore. 3), выбрать «для совместного труда... как из числа наиболее красноречивых преподавателей права, так и из числа облаченных в тоги мужей высочайшего положения, наиболее сведущих в судопроизводстве», с тем чтобы комиссия под рук. Трибониана «собрала и отделила относящиеся к римскому праву книги древних мудрецов, которым священные принцепсы предоставляли власть составления и толкования законов (ius respondendi.- Д. П.)... дабы в собранном из всех них материале не было оставлено никаких по возможности повторений и противоречий» и устаревших правовых институтов, и «как этот материал будет собран... то нужно составить его в виде прекраснейшего труда... расположить все право в пятидесяти книгах и определенных титулах по образцу нашего Кодекса конституций, так и постоянного эдикта... чтобы ничто не было оставлено за пределами этого замечательного собрания» (Deo auctore. 4-5).

Помощниками Трибониана стали Константин, глава священного имп. фонда и магистр хранилища писем (comes sacrarum largitionum, magister scrinii libellorum), преподаватели права Феофил и Кратин из К-поля, Анатолий и Дорофей из Берита, а также 11 адвокатов, приписанных к префектуре Востока (Tanta. 9).

В окончательном виде результат работы комиссии из 17 компиляторов был опубликован 16 дек. 533 г. под заранее утвержденным двойным наименованием «Дигесты» и «Пандекты» (Deo auctore. 12) и вступил в силу 30 дек. 533 г. (Tanta. 23). Греч. название «Пандекты» (πανδέκται - все включающие) ранее применялось для обозначения сборников, аналогичных «Дигестам», составленных юристами Ульпианом, Модестином и др., но подчеркивало их обобщающий, а не упорядочивающий характер.

Деятельность комиссии Трибониана

Имп. Юстиниан называл проделанную работу «невозможной» (opus desperatum - Deo auctore. 2). Судя по времени издания имп. конституций, посвященных «Д.» Ю., комиссия Трибониана завершила составление «Дигест» за 3 года. Точно не установлено, насколько реален был этот срок для работы комиссии и не была ли эта работа начата ранее 530 г. Из почти 3 млн прочитанных строк (Omnem. 1; 2,4 млн) в сборник вошло 150 тыс., т. е. 1/20 часть «древнего права».

Об организации рабочего процесса в конституциях имп. Юстиниана нет данных. Вероятно, комиссия сразу же составила общий план деятельности (Ф. Блуме, П. Йорс, И. А. Покровский), возможно, даже жесткий график (А. М. Оноре). Полагаясь на опыт 4 профессоров права, компиляторы разделили всю известную юридическую лит-ру на 3 группы, или массы: комментарии на гражданское право, прежде всего комментарии Ульпиана, Помпония, Павла на сочинения Сабина (он первым получил ius respondendi), а также на сочинения Гая, Юлиана, Алфена, Флорентина, Марциана, Каллистрата, Нерация, Сцеволы (масса Сабина состоит из ок. 576 книг и ок. 94 сочинений); комментарии на преторский эдикт, не включенные в предыдущую группу, в т. ч. дигесты Цельса, Марцелла, комментарии Павла, Помпония, Яволена, Ульпиана, работы Модестина и др. (масса эдикта включает ок. 579 книг и ок. 84 сочинений); произведения Папиниана и др. юристов по отдельным правовым вопросам (в массу Папиниана входит 292 книги и ок. 82 сочинений) (П. Крюгер, Блуме, Оноре). В 13 титулах «Дигест» имеются сочинения, не вошедшие в предыдущие массы. Возможно, комиссия получила их после начала работы. Эти сочинения принято относить к 4-й массе (т. н. appendix - ок. 122 книг Лабеона, Сцеволы, Венулея). По мнению Блуме, возможно, эту группу разбирали те, кто работали с массой Папиниана. Такой взгляд на организацию работы подтверждается структурой большинства титулов (SEPA - по начальным буквам масс Sabinus, edictum, Papinianus и appendix). В нек-рых титулах имеется смещение данного порядка, в связи с чем гипотеза Блуме подвергается сомнениям (Д. Ослер).

Можно предположить, что после сбора материала в указанные массы компиляторы должны были разделиться на 3 рабочие группы - по числу выделенных масс (appendix отнесен к массе Папиниана). В противном случае им вряд ли удалось бы обработать достаточное количество лит-ры, чтобы уложиться в срок. Первые 1,5 года каждая из групп должна была заниматься непосредственно чтением произведений, отбором необходимых фрагментов и их упорядочением по титулам. При этом устранялись выявленные повторы и противоречия. В оставшиеся 18 месяцев 3 рабочие группы, очевидно, вновь составили общую комиссию, которая объединила полученный материал в титулы и в книги, еще раз отслеживая и устраняя повторы и противоречия, при необходимости получая одобрение императора. В тот же период было изготовлено необходимое число копий «Дигест».

Огромный объем «Д.» Ю. дает повод некоторым исследователям утверждать, что компиляторы использовали некий готовый порядок фрагментов (P. Эренцвейг) или составленный ранее обобщающий материал (напр., расширенные комментарии Ульпиана к Сабину), могли не полностью читать оригинальные сочинения или вовсе основывались на неизвестном теперь частном сборнике сочинений юристов, на своего рода «протодигестах». Однако эти гипотезы в целом не признаны научной традицией. В то же время трудно представить, чтобы компиляторы начали работу с чистого листа, хотя небольшие частные сборники IV-V вв. заметно уступают «Д.» Ю. по объему.

Не исключено, что члены комиссии неоднократно прибегали к помощи технического персонала, к-рый выполнял их указания по копированию необходимых фрагментов из сочинений в титулы нового сборника. Вероятно, входившие в комиссию адвокаты при объединении всех масс вновь исправили в тексте устаревшие нормы и термины «древнего права» (Deo auctore. 10). Сохранившиеся повторы и противоречия в тексте «Дигест», отсутствие ясного порядка в расположении фрагментов внутри титула, участившееся нарушение последовательности масс в последних 10 книгах указывают на поспешность в работе компиляторов.

Рукописи

Подлинная рукопись «Дигест» (офиц. текст), составленная, как полагают, для императора и утвержденная им в дек. 533 г., утрачена. «Дигесты» сохранились в неск. рукописях, между к-рыми имеются расхождения. Наиболее древняя и надежная рукопись была создана в Риме ок. 600 г. греч. писцами, заново была обнаружена ок. 1075 г. в Амальфи (Юж. Италия), затем перевезена в Пизу, откуда в 1406 г. при захвате города флорентийцами вывезена во Флоренцию. Хранится в б-ке Лауренциана без специального шифра (репринтное изд.: Iustiniani Augusti digestorum seu pandectarum Codex Florentinus olim Pisanus phototypice expressus. R., 1902-1910). В лит-ре называется «Littera Pisana» или «Littera Florentina». В рукописи имеется до 14 лакун, восстановленных учеными по визант. законодательным сборникам, гл. обр. по «Василикам».

Структура

В соответствии с указанием имп. Юстиниана «Дигесты» состоят из 50 книг, сгруппированных в 7 частей (partes), что было связано с реформой программы юридического образования (Omnem. 2-5). Император уподобил эти части 7 планетам Солнечной системы (Tanta. 1). Названия частям даны по начальным словам 1-го титула книги, открывающей данную часть, и не отражают действительного содержания включенных в них книг (кроме 5-й части). Первые 5 частей, вероятно, восходят к структуре комментария Ульпиана на преторский эдикт.

1-я ч. «Началa» (πρῶτα) включает с 1-й по 4-ю книгу; 2-я ч. «О судах» (de iudiciis) - с 5-й по 11-ю книгу; 3-я ч. «О вещах» (de rebus) - с 12-й по 19-ю книгу; 4-я ч. «Пуп, середина» (umbilicus) - с 20-й по 27-ю книгу; 5-я ч. «О завещаниях» (de testamentis) - с 28-й по 36-ю книгу; 6-я часть без названия - с 37-й по 44-ю книгу; 7-я часть без названия - с 45-й по 50-ю книгу (Tanta. 2-8).

Каждая книга разделена на титулы, титулы - на фрагменты (leges), длинные фрагменты - на параграфы. Неизвестно, почему в «Дигесты» включено именно 50 книг. Как правило, книги не имели наименования, но неофициально книги 47 и 48, посвященные преступлениям и наказаниям, назывались «страшными» (libri terribiles), книги 23, 26, 28, 30, с к-рых начиналось изложение 4 разделов гражданского права (о приданом, опеке, завещаниях и легатах),- «отдельными» (libri singulares).

Книги «Дигест» (кроме 30-32-й, составляющих один титул) по сложившейся в рим. юридической лит-ре традиции разделены на 429-432 титула (в рукописях их число различно), каждый со своим заглавием, нередко соответствующим рубрикам постоянного эдикта (125-138 гг.), что позволяет ориентироваться в обширном материале. Названия некоторых титулов «Дигест» и Кодекса совпадают.

Образующие титулы фрагменты (leges) представляют собой выдержки из сочинений рим. юристов. В знак уважения к ним (Tanta. 10, 20) в начале фрагмента приводится имя юриста и название его произведения (inscriptio).

Расположение фрагментов в титуле не подчинено четкой системе. Титул может включать от 1 (Dig. 1. 10; Dig. 43. 31; Dig. 43. 28, и др. т. н. lex unica) до 246 фрагментов (Dig. 50. 16), к-рые также разнятся по объему - от 6 (Dig. 47. 9. 2) до 17 тыс. знаков (Dig. 38. 10. 10). Всего в «Дигестах» ок. 9 тыс. фрагментов. Средневек. юристы (глоссаторы) разделили длинные фрагменты на параграфы, число к-рых достигает 53 (Dig. 1. 2. 1).

Содержание

основано на традиц. рим. представлении о разделении права на публичное и частное. Прежде всего «Дигесты» являются законодательным памятником частного права, регулировавшим интересы отдельных лиц и относившимся к лицам, вещам и искам (Gai. Inst. 1. 8). Лишь 1-я и последние 4 книги, входившие в «Д.» Ю., посвящены преимущественно публичному праву, к-рое определяло положение Римского гос-ва (res publica) и включало священнодействия, в т. ч. служение жрецов и магистратов (Ульпиан в 1-й кн. «Институций»; Dig. 1. 1. 1. 2). Основные публично-правовые нормы, связанные с деятельностью магистратов, иерархией должностных лиц, их полномочиями и отношениями друг с другом, действовавшие в эпоху имп. Юстиниана I, были собраны в Кодексе Юстиниана.

В еще большей степени материал «Д.» Ю. зависел не от названного институционного деления, а от рубрик вечного эдикта и 1-го Кодекса Юстиниана. Большинство титулов «Дигест» посвящено отдельным правовым вопросам, так что связь между ними выявляется лишь после обстоятельного знакомства с содержанием.

«Дигесты» открываются изложением основ рим. права (система, источники, лица, вещи - Dig. 1. 1-8), его истории (Dig. 1. 2), а также титулами о праве рим. магистратов (Dig. 1. 9-22). Книги 2-4 целиком посвящены судопроизводству.

2-я часть содержит положения о вещных и смешанных исках (защита права собственности и прав на чужие вещи), расположенные по принципу от простых случаев к сложным случаям предъявления того или иного иска. В частности, кн. 5 посвящена истребованию наследства; кн. 6 - вещно-правовым искам; кн. 7 - узуфруктам; кн. 8 - сервитутам; кн. 9 - искам о причинении вреда; кн. 10 - разделу имущества; кн. 11 - искам к конкретному лицу о причинении вреда.

В 3-й части речи идет о неделиктных личных исках, гл. обр. кондикциях (книги 12-13), и об исках из важнейших консенсуальных договоров (книги 17-19).

Наиболее важная, 4-я часть включает книги 20-22 по обязательственному праву (договоры и связанные с ними личные иски), завершающие материал 3-й части «Дигесты»: кн. 20 - о залоге и ипотеке; кн. 21 - об эдильском эдикте, регулировавшем контракты купли-продажи; кн. 22 - об исчислении процентов (Dig. 22. 1-2) и о судебных доказательствах (Dig. 22. 3-4). В книгах 23-25 излагаются нормы брачного права, в книгах 26-27 - опеки и попечительства.

5-я часть целиком посвящена вопросам наследования по завещанию. Изложение наследственного права продолжается в книгах 37-38 (наследование по закону) 6-й части. Последующие книги этой части почти не связаны между собой: кн. 39 - о причинении ущерба или угрозе причинения ущерба (Dig. 39. 1-4) и о дарении (Dig. 39. 5-6), кн. 40 - о правах патронов и вольноотпущенников; в книгах 41-44 разбирается право собственности, владения, права на чужие вещи, защита прав посредством иска, преторского интердикта, эксцепции (встречного возражения); кн. 41 посвящена основам рим. вещного права; кн. 42 - о переходе права собственности; кн. 43 - о преторских интердиктах; кн. 44 - об эксцепции.

7-я, «новейшая» часть включает книги 45-46 о стипуляции, поручительстве, новации и прекращении обязательств; «страшные» книги 47-48 - о деликтах, преступлениях и наказаниях; кн. 49 - об апелляциях и кн. 50 - о муниципиях, декурионах, повинностях, цензе и о значении юридических терминов.

Правовое положение Церкви

«Д.» Ю.- сборник правовых норм, выработанных теоретическим и судебным творчеством рим. юристов до признания христианства гос. религией, поэтому в них нет специальных норм церковного права и даже не встречается слово «Церковь» (ecclesia). Все специальные нормы относительно Церкви сосредоточены в Кодексе и новеллах имп. Юстиниана.

Тем не менее «Дигесты» регулировали имущественные права и обязанности Церкви, к-рая была признана юридическим лицом (СJ. 1. 2. 4, 14, 16, 19, 23 и др.), так же как права и обязанности проч. субъектов права. Это значение «Дигесты» сохраняли в Византии до кон. IX в., пока оставались действующим законом (см. ст. «Василики»), и приобрели его в Зап. Европе с XII в. как субсидиарный источник права.

Считается, что влияние христианства на рим. право проявилось в «Дигестах» в ссылках на humanitas в значениях «человеколюбие» (Dig. 3. 1. 1. 4; 11. 7. 14. 7; 48. 10. 31), «высшая справедливость» (Dig. 28. 2. 1. 13 pr.; 29. 2. 86 pr.; 40. 4. 4. 2; 49. 15. 12. 5), на pietas в значениях «благочестие, благоговение к Богу» (Dig. 36.1. 78. 2; 32. 41 pr.), «милосердие» (Dig. 34. 1. 14. 1), а также «любовь родителей к детям, детей к родителям», «родственная любовь» (Dig. 37. 15. 10; Dig. 27. 10. 4; 48. 9. 5; 48. 5. 22. 4; 3. 5. 31. 6 и др.), на paterna или materna verecundia, reverentia в значениях «честь», «почтение, уважение к родителям» (Dig. 36. 1. 52; 39. 1. 31. 1; 48. 17. 14. 1).

Изменения в рим. семейном и наследственном праве (ослабление отцовской власти, расширение круга наследников, наследование по принципу кровного родства), происшедшие в поздней античности и отраженные в «Дигестах», также объясняют влиянием христианства.

Произведения античных юристов в «Д.» Ю.

При составлении этого свода предполагалось использовать произведения только тех юристов, к-рым императоры предоставляли право давать офиц. консультации (ius publice respondendi; Dig. 1. 2. 2. 48-50; Gai. Inst. 1. 7) по адресованным императору запросам (Deo auctore. 4). Но желание составить более представительный сборник привело к тому, что ius respondendi было признано за всеми юристами, к-рых упоминали 5 корифеев (Tanta. 20a), поэтому в перечень 40 юристов, цитируемых в «Дигестах» в хронологическом порядке, вошли: I в. до Р. Х.- Квинт Муций Сцевола, Элий Галл, Алфен Вар; I в. по Р. Х.- Антистий Лабеон, Прокул, Яволен Приск, Нераций Приск; II в.- Цельс, Юлиан, Помпоний, Абурний Валенс, Маврициан, Теренций Клеменс, Африкан, Венулей Сатурнин, Гай, Волузий Мециан, Марцелл, Таррунтен Патерн, Флорентин, Папирий Юст, Цервидий Сцевола; III в.- Папиниан, Клавдий Сатурнин, Каллистрат, Аррий Менандр, Тертуллиан, Трифонин, Павел, Ульпиан, Марциан, Мацер, Лициний Руфин, Юлий Аквила (Галл), Модестин, Лициний Руф, Фурий Антиан, Рутилий Максим; IV в.- Гермогениан, Аркадий Харизий.

Еще 51 юрист III в. до Р. Х.- II в. по Р. Х. упоминается, но не цитируется (из III в. до Р. Х. 6 чел.; из II в. до Р. Х. 13 чел.; из I в. 27 чел.; из II в. 5 чел.).

Подавляющее большинство цитируемых в «Дигестах» фрагментов (72,6% текста) принадлежит Ульпиану (40%), Павлу (20%), Папиниану, Гаю и Модестину (12,6%). Кроме них часто используются тексты Сцеволы, Помпония, Юлиана, Марциана, Яволена, Африкана, Марцелла. На долю остальных 28 юристов приходится 8,4% цитат. Причина неравномерного цитирования скорее всего в том, что юристы III в. подводили итог работы своих предшественников. Последующее же развитие права отразилось в имп. конституциях.

Имп. Юстиниан сообщал, что члены комиссии просмотрели ок. 2 тыс. книг (античных свитков) юристов, своих предшественников. Составленный по его указанию перечень произведений и имен юристов (Tanta. 20; Index Florentinus) насчитывает 1505 книг. С учетом фактически использованных перечень можно расширить до 1625 книг. Имп. Юстиниан писал, что комиссия работала также со мн. др. неуказанными произведениями (Tanta. 17), но вряд ли их число превышало 300. Index Florentinus неточен: 29 фактически использованных работ в нем пропущено и, наоборот, включено 17 неиспользованных сочинений. Поэтому есть предположение, что перечень изначально служил для комиссии компиляторов рабочим каталогом. Более точный список использованных сочинений составлен при подготовке критического издания «Дигест» (обозначается как Bluhme/Krüger Ordo).

Интерполяции, повторы и противоречия

Поскольку комиссия создавала действующий законодательный акт, компиляторам было позволено свободно обращаться с юридическими сочинениями, чтобы исправить отобранные фрагменты и неправильно написанное (non recte scriptum) в соответствии с «улучшениями», внесенными в действующее право имп. конституциями и судебной практикой. Для этих целей в состав комиссии были включены и практикующие адвокаты (Deo auctore. 7. 10; об исправлениях также см.: Deo auctore. 1; Tanta. 10). В конституции об обнародовании новых «Дигест» император заверял, что комиссия выполнила данные указания и внесла «неисчислимые» изменения (multa et maxima; Tanta. 10).

Изменения можно разделить на 3 группы: простые сокращения оригинальных фрагментов (пропуск деталей, обоснований позиций юристов), изменения текста по существу: вычеркивание старого текста (отдельных норм, наименований устаревших институтов, напр. nexum, manus, mancipium) или вставка нового текста (новых норм, институтов, терминов), стилистические изменения (в т. ч. пояснения трудных мест). 2-я группа охватывает самые важные и наиболее трудно устанавливаемые интерполяции.

Кроме того, компиляторы зачастую работали с рукописями, содержавшими ошибки переписчиков, дополнения или примечания (глоссемы IV-V вв.), и, видимо, не обладали ни временем, ни навыками для реконструкции подлинного текста. Несмотря на немалое число интерполяций, их доля в общем объеме текста настолько ничтожна, что не дает основания ставить под сомнение подлинность «Д.» Ю. в целом.

Установление интерполяций важно для воссоздания как рим. права классического периода, так и визант. права IV-VI вв. Систематическое изучение интерполяций началось лишь в кон. XIX в. в связи с углубленным историческим исследованием рим. права и развитием методов текстологической критики.

К основным методам выявления интерполяций относятся сравнение текста «Дигест» с сохранившимся текстом др. памятника, с текстом др. разделов CJC; выявление языка и стиля имп. канцелярии VI в. по тексту новелл и Кодекса (лексические особенности, грамматические предпочтения, ошибки в лат. языке, стиле, строе фразы); поиск очевидных и вероятных вставок, содержащих пояснения, дополнения, оценки сказанного; обнаружение ошибок юридического характера, недостаточного или нелогичного обоснования; установление факта замены древних институтов и терминологии современными. Несмотря на длительное изучение интерполяций, не всегда удается уверенно установить факт изменения фрагмента и еще реже - восстановить измененный текст. Большинство интерполяций остаются более или менее обоснованными предположениями.

Комиссии, несмотря на поставленную перед ней задачу (Deo auctore. 5; Tanta. 10, 20a), не удалось полностью устранить противоречия и избежать повторов в отобранных фрагментах. В «Дигестах» встречаются не только параллельные фрагменты (об одном и том же правовом вопросе), но и дословные повторения, а также противоречия, к-рые не удается устранить формально-логическим толкованием текста. Повторяющие друг друга фрагменты получили название «удвоенные» (leges geminatae), а имеющие противоречия - «антиномии». В средние века юристы называли непонятные фрагменты «проклятыми» (leges damnatae) или «крестом юрисконсультов» (crux iurisconsultorum).

Издания «Д.» Ю.

Вероятно, ок. 1070 г. в мон-ре Монте-Кассино (Италия) с «Littera Florentina» и некой неизвестной (возможно, полной) рукописи была изготовлена исправленная копия - т. н. Codex Secundus (S). На ее основе и путем сопоставления с др. источниками средневек. болонские глоссаторы разработали критический текст «Дигест» («Littera Bononiensis», или «Vulgata»).

Текст, с к-рым работают исследователи,- результат сопоставления вышеназванных рукописей. Эта работа была начата еще в Болонье в кон. XI в., где «Дигесты» были поделены на 3 части, составившие первые 3 тома (volumina) Свода гражданского права: Digestum vetus (старые «Дигесты» - книги 1-24 до титула Dig. 24. 2); Infortiatum (титул Dig. 24. 3 - кн. 38, в т. ч. Tres partes - 2-я ч. Infortiatum с последнего абзаца фрагмента Dig. 35. 2. 82, начинавшегося словами «Tres partes», и до конца кн. 38); Digestum novum (новые «Дигесты» - книги 39-50). Скорее всего болонское деление связано с тем, что сначала в Болонью попали начальные книги «Дигест» («старые»), затем завершающие («новые») и, наконец, 2 части центральных книг («Infortiatum», «Tres partes»). Возможно, данное деление закрепилось под влиянием переписчиков.

Во 2-й пол. XV в. появились печатные издания «Д.» Ю. вместе с др. частями CJC. Подобно рукописным копиям, они воспроизводили текст «Littera Bononiensis» вместе с глоссами и делили его на 3 тома (старые, средние и новые «Дигесты»). В 1525 г. вышло 1-е изд. свода без глосс, а в 1529 г.- 1-е отдельное изд. «Дигест» на основе «Littera Florentina», к-рое подготовил Г. Галоандер. В 1583 г. Готофред впервые издал все тома «Дигест» Юстиниановой кодификации под общим названием Corpus juris civilis. Лучшее на данный момент критическое изд. «Д.» Ю. подготовлено Т. Моммзеном на основе «Littera Florentina», с указанием интерполяций и разночтений с др. рукописями. В 1870-2001 гг. оно переиздавалось более 20 раз. «Д.» Ю. полностью переведены на основные европ. языки.

Оценка «Д.» Ю.

Корпус задумывался и создавался как совершенный по содержанию храм рим. юстиции (Tanta. 20) и изначально имел значение законодательного и исторического документа. Имп. Юстиниан под угрозой привлечения к уголовной ответственности запретил комментировать «Дигесты» и снабжать их сокращениями (sigla) (Tanta. 21-22), к-рые могли бы внести в текст неясности. Но запрет не соблюдался (известны схолии Стефана и др.). В Византии «Д.» Ю. теоретически сохраняли силу закона до составления «Василик» (кон. IX в.). Однако к этому времени мн. положения либо устарели, либо были заменены последующими законами и не применялись на практике (особенно в области семейных, наследственных, земельных отношений; подробнее см. статьи Византийская империя, разд. «Право и Церковь»; «Номоканон XIV титулов», «Эклога»).

В Зап. Европе «Д.» Ю. как часть визант. законодательства действовали на территории Италии лишь в 554-568 гг., последнее упоминание содержится в письме 603 г. папы св. Григория Великого. После длительного периода забвения, когда европ. народы довольствовались небольшими сборниками рим. законов, в кон. XI в. «Дигесты» заново «открыли» и начали изучать в ун-тах, постепенно адаптировали к средневек. условиям. Они стали субсидиарным источником права в Италии, Франции, Испании (на такой источник ссылались в случае пробела в законе или в праве), приобрели прямое действие в Римско-Германской (Свящ. Римской) империи и сохраняли это значение до кодификации национального права в XIX в.

Значение «Д.» Ю. для права Вост. Европы и России не столь очевидно. В России они никогда не действовали непосредственно, но влияние отдельных положений «Дигест» прослеживается через визант. каноническое право (см. ст. Кормчая книга). В нек-рых частях Российской империи действовали светские законодательные памятники, составленные под влиянием рим. права и, следов., «Д.» Ю. (напр., Шестикнижие Константина Арменопула в Бессарабии, Свод гражданских узаконений 1864 г. прибалтийских губерний, Гражданский кодекс Наполеона в Польше).

Более глубоким и продолжительным оказалось влияние «Д.» Ю. как исторического памятника. Для народов Востока и Запада они остаются главным источником изучения рим. права. В Византии имп. Юстиниан запретил обращаться непосредственно к произведениям рим. юристов, мн. из к-рых уже были утрачены, и сделал изучение «Дигест» основой юридического образования (Omnem. 2-5). В Зап. Европе благодаря изучению «Дигест» произошло возрождение юриспруденции (кон. XI в.), становление науки частного права и истории рим. права (XVI в.). В обработке нем. пандектной школы XIX в. «Дигесты» оказали влияние на российскую науку гражданского права 2-й пол. XIX - нач. XX в.

Изд.: Digesta Iustiniani Augusti / Rec. P. Krüger, Th. Mommsen. B., 1868-1870. 2 vol.; Рус. пер.: Дигесты Юстиниана / Пер.: И. С. Перетерский // Памятники римского права. М., 19972. С. 152-598; Дигесты Юстиниана / Под ред. Л. Л. Кофанова. М., 2002-2006. 8 т.
Лит.: Bluhme F. Die Ordnung der Fragmente in den Pandectentiteln: Ein Beitrag zur Entstehungsgeschichte der Pandecten // ZfGRW. 1818/1820. Bd. 4. S. 257-472; Savigny F. C., von. Geschichte des römischen Rechts im Mittelalter. Hdlb., 18342. Bd. 3. S. 422-486, 719-760; Pernice H. Miscellanea zu Rechtsgeschichte und Texteskritik. Prag, 1870; Gradenwitz O. «Per traditionem accipere» in den Pandekten // ZSRG.R. 1885. Bd. 6. S. 56-67; idem. Interpolationen in den Pandekten // Ibid. 1886. Bd. 7. H. 1. S. 45-84; Karlowa O. Römische Rechtsgeschichte. Lpz., 1885. Bd. 1; Муромцев С. A. Рецепция римского права на Западе. М., 1886; Roby Н. J. Introduzione allo studio del Digesto Giustinianeo. Firenze, 1887; Kalb W. Das Juristenlatein: Versuch einer Charakteristik auf Grundlage der Digesten. Nürnberg, 18882; idem. Die Jagd nach Interpolationen in den Digesten. Nürnberg, 1897; Conrat M. Geschichte der Quellen und Literatur des römischen Rechts im frühen Mittelalter. Lpz., 1891. S. 65-77; Patetta F. Sull'introduzione del Digesto a Bologna e sulla divisione bolognese in quattri parti // Rivista italiana scienze giuridiche. 1892. T. 14. P. 63-80; Appleton Ch.-L. Des interpolations dans les Pandectes et des méthodes propres а les découvrir. P., 1895; Hofmann F. Die Compilation der Digesten Justinians: Krit. Stud. W., 1900; Брунс К., Ленель О. Внешняя история римского права. М., 1904; Jörs P. Digesta // Pauly, Wissowa. Bd. 5. S. 484-543; Mommsen Th. Gesammelte Schriften. B., 1905. Bd. 2: Juristische Schriften; Кипп Т. История источников римского права. СПб., 1908; Синайский В. И. История источников римского права. Варшава, 1911; Krüger P. Geschichte der Quellen und Literatur des römischen Rechts. Münch., 19122; Peters H. Die oströmischen Digestenkommentare und die Entstehung der Digesten. Lpz., 1913; Schulz F. Einführung in das Studium der Digesten. Tüb., 1916; Покровский И. А. История римского права. Пг., 1918; Ebrard F. Das zeitliche Rangverhältnis der Konstitutionen de confirmatione Digestorum «Tanta» und «Dedoken» // ZSRG.R. 1919. Bd. 40. S. 113-135; Krüger H. Die Herstellung der Digesten Justinians und der Gang der Exzerption. Münster, 1922; Rotondi G. L'indice Fiorentino delle Pandette e l'ipotesi del Bluhme // Idem. Scritti Giuridici. Mil., 1922. Vol. 1. P. 298-339; Genzmer E. Die justinianische Kodifikation und die Glossatoren // Atti del Congr. intern. di diritto romano. Pavia, 1934. Vol. 1. P. 347-430; Naber J. Ch. De Pandectarum codicibus Bononiensibus // Rivista di storia del diritto italiano. R., 1934. T. 7. P. 274-285; Pringsheim F. Die Entstehungszeit des Digestenplanes und die Rechtschulen // Atti del Congr. intern. di diritto romano. Vol. 1. P. 449-494; Kübler B. Kritische und exegetische Betrachtungen zu einigen Digestenstellen // ZSRG.R. 1939. Bd. 59. S. 569-581; 1940. Bd. 60. S. 230-233; Arangio-Ruiz V. La compilazione giustinianea e i suoi commentatori bizantini // Scritti di diritto romano in onore di C. Ferrini. Mil., 1946. P. 81-117; Ebrard F. Quelques allusions faites а leurs prédécesseurs par les compilateurs de l'Empereur Justinien // Revue intern. des droits de l'antiquté. Brux., 1949. T. 2. P. 247-258; Biondi B. Il diritto romano cristiano. Mil., 1952-1954. 3 vol.; Collinet P. La genèse du Digeste, du Code et des Institutes de Justinien. P., 1952; Kaser M. Zum heutigen Stand der Interpolationenforschung // ZSRG.R. 1952. T. 69. P. 60-101; Frezza P. Istituti ellenistici nei testi del Corpus iuris civilis // Studi in onore di V. Arangio-Ruiz. Napoli, 1953. T. 4. P. 209-224; Wenger L. Die Quellen des römischen Rechts. W., 1953. S. 562-734; Calasso F. Medio evo del diritto. Mil., 1954. Vol. 1: Le fonti; Перетерский И. С. Дигесты Юстиниана: Очерки по истории сост. и общая характеристика. М., 1956; Steinwenter A. Corpus iuris // RAC. 1957. Bd. 3. Lfg. 19. Col. 453-463; Wieacker F. Textstufen klassischer Juristen. Gött., 1960; idem. Vom römischen Recht. Stuttg., 19612. S. 242-287; idem. Zur Technik der Kompilatoren // ZSRG.R. 1972. Bd. 89. S. 293-323; Honoré A. M. Textual Chains in the Digest // ZSRG.R. 1963. Bd. 80. S. 362-377; idem. The Editing of the Digest Titles // Ibid. 1973. Bd. 90. S. 262-304; idem. The Background to Justinian's Codification // Tulane Law Review. 1974. T. 48. P. 859-893; idem. Tribonian. L., 1978; idem. How Tribonian Organised the Compilation of Justinian's Digest // ZSRG.R. 2004. Bd. 121. S. 1-43; idem. Justinian's Digest: The Distribution of Authors and Works to the Three Comittees // Roman Legal Tradition. 2006. Vol. 3. Pt. 1. P. 1-47; Мурьянов М. Ф. Пять рукописей Корпуса Юстиниана в собр. Ленинградского ун-та // ВВ. 1967. T. 27. С. 306-309; Honoré A. М., Rodger A. How the Digest Commissioners Worked // ZSRG.R. 1970. Bd. 87. S. 246-314; Troje H. E. Graeca leguntur. Köln; W., 1971; Verrey O. Leges geminatae a deux auteurs et compilation du Digeste. Lausanne, 1973; Pieler P. Byzantinische Rechtsliteratur // Hunger. Literatur. Bd. 2. S. 341-480; Липшиц Е. Э. Право и суд в Византии в IV-VIII вв. Л., 1979; Concordance to the Digest Jurists / Ed. A. M. Honoré, J. Menner. Oxf., 1980; Waldstein W. Tribonianus // ZSRG.R. 1980. Bd. 97. S. 232-255; Pescani P. Origine delle lezioni della «litera Bononiensis» superiori a quelle della «litera Florentina» // BIDR. 1982. T. 85. P. 205-282; Cenderelli A. Digesto e Predigesti: Reflessioni e dipotesi di ricerca. Mil., 1983; Falchi G. L. Sul possibile coordinamento tra le masse bluhmiane e le partes del Digest // Studia et documenta historiae iuris. R., 1983. T. 49. P. 51-90; Osler D. The Compilation of Justinian's Digest // ZSRG.R. 1985. Bd. 102. S. 129-184; Mantovani D. Digesto e masse bluhmiane. Mil., 1987; Бартошек М. Римское право: Понятия, термины, определения. М., 1989; Kaiser W. Digestenentstehung and Digestenuberlieferung // ZSRG.R. 1991. Bd. 108. S. 330-350; Vincenti U. Il valore dei precedenti giudiziali nella compilazione giustinianea. Padova, 1992; Wallinga T. Das Verhältnis der Konstitutionen Tanta und Ϫέδωκεν // Orbis Iuris Romani. 1998. T. 4. P. 228-240; Weimar P. Corpus juris civilis // LexMA. 1999. Bd. 3. Sp. 270-276; Дождев Д. В. Римское частное право. М., 19992; Медведев И. П. Правовая культура Византийской империи. СПб., 2001.
Д. Ю. Полдников
Ключевые слова:
Юридические науки. Основные понятия «Дигесты» Юстиниана, наиболее известный и крупный сборник фрагментов произведений рим. юристов I-III вв.
См.также:
АКТЫ в России, документы правового характера
АМОРТИЗАЦИЯ характеризует степень уменьшения ценности церковного имущества, а также ограничение возможности нецелевого использования того или иного предмета, его обращения в гражданском обороте
АНАКАТАРСИС наименов. деят-сти визант. императоров Македонской династии Василия I и Льва VI в области церковного права
АПЕЛЛЯЦИЯ обжалование решения суда в высшей инстанции