Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДЕМЕСТВЕННОЕ ПЕНИЕ
Т. 14, С. 367-370 опубликовано: 12 марта 2012г.


ДЕМЕСТВЕННОЕ ПЕНИЕ

певч. традиция, возникшая в посл. четв. XV в., одновременно с новой редакцией знаменного распева и с путевым распевом. Название данного стиля пения, зародившегося в среде великокняжеских и архиерейских певчих, вероятно, происходит от термина «доместик» (ср. древнерус. варианты:      ). Исходя из терминологического родства («красное петие»), а также из совпадения литургического и исторического контекстов, высказывалось предположение о связи Д. п. с визант. калофоническим пением (см.: Лозовая. С. 69-70). Изучение Д. п. в контексте церковнопевч. культуры рус. средневековья позволяет сказать, что между новыми певч. стилями на протяжении всей истории их бытования прослеживаются определенные иерархические взаимоотношения. Господствующей являлась новая редакция знаменного распева, др. певч. стили на протяжении истории их бытования занимали достаточно скромное место. Среди них по степени разработанности репертуара наиболее значим был путевой распев, Д. п. характеризуется меньшей степенью распространенности, имеет весьма ограниченный репертуар. Оно было призвано украсить, выделить наиболее значимые в богослужении моменты, но не могло подменить новый знаменный распев, т. к. было неполным, не охватывающим весь круг песнопений.

1-й период истории Д. п. охватывает посл. четв. XV - 1-ю пол. XVI в. Первое свидетельство о Д. п. содержится в Московском великокняжеском летописном своде 1479 г. В одной из его статей повествуется о том, что незадолго до смерти св. блгв. кн. Димитрий Георгиевич Красный (1421-1440) «начат пети демеством «Господа пойте и превозносите Его во вся веки»» и др. песнопения (ПСРЛ. Т. 25. С. 261). Действительно ли в эпоху Димитрия Красного употреблялось Д. п., сейчас установить невозможно, однако несомненно, что к времени создания Московского летописного свода оно уже было известно в Московской Руси. И. А. Гарднер предполагал, что князь пел один из голосов многоголосного песнопения, «который позже, будучи четвертым голосом в четырехголосной версии, назывался «демеством»», и, т. о., зарождение традиции Д. п. связывал с многоголосием (Гарднер. Т. 1. с. 453).

Следующее свидетельство о демественном и многоголосном пении содержится в «Чине церковном архиепископа Великого Новгорода и Пскова», написанном в 1529-1533 гг. и являющемся составной частью Чиновника новгородского Софийского собора (см.: Голубцов). Исходя из записей «Чина церковного...», можно сказать, что в 30-х гг. XVI в. в Новгороде помимо пения «по обычаю», «по уставу», «по знамению» (т. е. знаменным распевом) изредка применялось пение демественное, а также пение с верхом. Демеством пели ««Господи помилуй» трижды демественную осененную» на отпусте службы новому лету (Голубцов. С. 245) и «Блажен муж» в праздник Успения Пресв. Богородицы (Там же. С. 261). Записи «Чина церковного...» не позволяют установить, каким было Д. п. в это время - одноголосным или многоголосным. Существенно то, что оба указания на демество относятся к неизменяемым песнопениям Обихода.

Фрагменты песнопений в записи столповым демеством. Певческий сборник. XVI в. (РГБ. Ф. 113. № 240. Л. 394)
Фрагменты песнопений в записи столповым демеством. Певческий сборник. XVI в. (РГБ. Ф. 113. № 240. Л. 394)

Фрагменты песнопений в записи столповым демеством. Певческий сборник. XVI в. (РГБ. Ф. 113. № 240. Л. 394)

Сведения «Чина церковного...» позволяют считать, что в 30-х гг. XVI в. демество и пение с верхом нашли применение и закрепились в церковнопевч. практике. Немногочисленность указаний свидетельствует о начальном этапе развития этих явлений, время зарождения к-рых, по-видимому, можно отнести ко 2-й пол. XV в. Анализ записей в певч. рукописях выявляет, что термины «демество», «верх» в совокупности с терминами «низ», «пут» (путь) в незначительном количестве появляются в кон. XV - нач. XVI в. Наиболее ранним памятником, в котором имеются все вышеперечисленные термины, является рукопись кон. XV - нач. XVI в. ИРЛИ. Причуд. № 91 (см.: Фролов. С. 102). В это время перечисленные термины в одних случаях помещаются непосредственно перед началом текста песнопения, в др.- выносятся на поля рукописи. Термины могут сопровождать как нотированные, так и ненотированные тексты, могут использоваться в рукописях поодиночке и в различных комбинациях. В одиночном употреблении встречаются преимущественно «демество» и «пут», реже - «верх» и «низ», что связано с их смысловой неравнозначностью. Термины «демество» и «пут» служат обозначением новых для Др. Руси певч. стилей - демественного и путевого распевов, известных в ранний период в одноголосной, а в более позднее время в многоголосной формах записи. В начальный период бытования в первую очередь необходимо было записать основной голос многоголосия, таковым могли быть путь или демество. Термины «верх» и «низ» не означали певч. стилей - так называются специфические партии многоголосия, подчиненные пути или деместву; в рукописях эти термины могли появиться только при наличии многоголосия в той или иной форме записи. В рукописях 1-й пол. XVI в. помимо одиночного можно встретить и совместное употребление терминов «демество - верх», «демество - пут». Наиболее часто такие сочетания терминов используются в псалме «На реце вавилонстеи» (Фролов. С. 105). Анализ записей псалма с пометами «демество» и «верх» показывает, что это были первые опыты фиксации демественного многоголосия, когда верх еще не приобрел статуса самостоятельного голоса и использовался в заключительной части песнопения в качестве верхнего подголоска (см.: Пожидаева Г. А. Демественное пение в рукописной традиции кон. XV-XIX в.: Канд. дис. Л., 1982). Вероятно, именно такой вид пения описан в «Чине церковном...» 30-х гг. XVI в.

В 1-й пол. XVI в. наличие в певч. практике многоголосия обнаруживается в основном благодаря термину «верх», лишь в середине века появляются памятники, в к-рых так же, как и в рукописи ИРЛИ. Причуд. № 97, имеется вся совокупность терминов многоголосия. Так, в рукописи 1547-1564 гг. ГИМ. Чуд. № 61, содержащей многолетия царю Иоанну IV Васильевичу Грозному и митр. Макарию, на л. 363-364 даны тексты «Честнейшей» с указаниями «демество», «верх», «низ», «поут». Тексты «Честнейшей» не имеют невменной записи, но они, несомненно, были подготовлены к распеванию, о чем свидетельствуют достаточно широкие пробелы между строками, отсутствие обычных для текстовых записей сокращений и титл, пробелы после гласных букв, отражающие имеющиеся в мелодии внутрислоговые распевы, знак Ý - специфический признак путевого и демественного распевов. Аналогичное явление наблюдается и в рукописи сер. XVI в. ГИМ. Усп. № 55. Здесь также даны тексты «Честнейшей» под общим подзаголовком «Честнейшая разная», содержащие термины «демество», «низ», «верх», «пут».

От нач. и до 70-х гг. XVI в. того же века обнаружено незначительное количество песнопений, имеющих термины многоголосия (ок. 20), при этом только один текст - «На реце вавилонстеи» - фиксируется достаточно часто, остальные известны по 1-2 спискам. Термины многоголосия относятся в основном к песнопениям без обозначения гласа, озаглавленным как «демественные». В рукописях указанного времени не найдено гласовых песнопений с ремаркой «верх», упоминание о к-рых имеется в Чиновнике 30-х гг. XVI в.

В этот ранний период многоголосие записывалось в 2 формах, которые отражали, по-видимому, разные способы многоголосного пения. 1-я форма характеризуется наличием указания «верх», реже - «пут», «низ», одно из к-рых расположено в конце песнопения. Разновидностью описываемой формы являются случаи, когда эти термины употреблены в рукописях только перед краткими текстовыми фрагментами, а полные тексты соответствующих песнопений отсутствуют. Так, в рукописи 40-х гг. XVI в. РГБ. Ф. 113. № 240, имеющей новгородское происхождение, на л. 394 даны следующие указания: «Влад[ы]ка демественое пут» перед фрагментом текста «Воскресе яко победителе»; «Демествоное пэн[ь]е верх конец» перед текстами «Положило еси», «Входа Твоего в церкове», «Церкове»; «верх» перед «Тричисленые отроцы». Во 2-й форме записи многоголосия разные тексты выписаны в рукописи один за другим и сопровождены терминами «демество», «верх», «пут», «низ», но эта форма менее распространена. Самый ранний ее образец относится к рубежу XV и XVI вв., еще 2 найдено в рукописях сер. XVI в. Во всех случаях невменная запись отсутствует, но полностью выписанные тексты, подготовленные к распеванию, свидетельствуют, что здесь подголосок использовался на протяжении всего песнопения. Возможно, запись подголосков не могла быть осуществлена средствами знаменной нотации либо писец не был в состоянии сделать это. Наличие в обеих формах записи всех терминов многоголосия позволяет предполагать, что уже в этот ранний период существовало представление о 3- и 4-голосном пении. Полная запись этого пения обнаружена в рукописях 70-х гг. XVI в., относящихся к новому периоду развития демественного многоголосия. Все ранние записи многоголосия выявлены в певч. книгах знаменного распева. Записаны они столповыми знаменами, т. к. нотация, применявшаяся впосл. для их фиксации, еще не была изобретена. От знаменных песнопений демественные произведения отличаются тем, что столповые знамена, к-рые применяются для их записи, не образуют устойчивых графических комбинаций - попевок, типичных для знаменных песнопений, т. е. запись осуществлена столповым дробным знаменем. Для кон. XV - 1-й пол. XVI в. это было явление новое, отсутствовавшее в первоначальную эпоху развития древнерус. церковного пения. В рамках знаменного распева такая запись применяется во внегласовых песнопениях Обихода, формирование к-рого приходится на 1-ю пол. XVI в. Набор графических средств и принципы их употребления в песнопениях демества отличаются от таковых в песнопениях знаменных. Здесь постоянно используются наиболее сложные по графике и распеву стрелы, часто встречаются небольшие тайнозамкненные обороты, имеющие в переводах пунктирную ритмику, напр.: **************** весьма распространен знак «хамила», характеризующийся асимметричным распевом. Кроме того, в ранних списках демества встречаются знаки, имевшиеся в старой знаменной нотации, но вышедшие из употребления к кон. XV в. К др. особенностям записи следует отнести развитую внутрислоговую распевность, а также выполненный киноварью или чернилами знак Ý , несвойственный записям знаменного распева. Т. о., исходя из материала рукописей 1-й пол. XVI в. можно сделать предположение, что Д. п. изначально зарождалось как многоголосное и имело 2 разновидности записи, к-рым соответствовали 2 формы певч. реализации - последовательное (поголосное) изложение 4 партий и запись основного демественного голоса, к к-рому в конце песнопения присоединялся фрагментарный подголосок, не только верх, упомянутый в Чиновнике, но и путь или низ. Наиболее ранние записи демественного многоголосия выявлены преимущественно в новгородских рукописях. Принимая во внимание новгородское происхождение «Чина церковного...», следует признать, что первенство во введении многоголосного пения в церковнопевч. обиход Русской Церкви принадлежит новгородским мастерам пения.

«Часть демественного пения» из «Обличения» неправды раскольнической архиеп. Феофилакта (Лопатинского). 1745 г. (РГБ)
«Часть демественного пения» из «Обличения» неправды раскольнической архиеп. Феофилакта (Лопатинского). 1745 г. (РГБ)

«Часть демественного пения» из «Обличения» неправды раскольнической архиеп. Феофилакта (Лопатинского). 1745 г. (РГБ)
2-й период бытования Д. п. начался в сер. XVI в. Основополагающим для этого периода явилось изобретение новой певч. нотации, которой стали фиксировать как монодийные записи демества и пути, так и многоголосные образцы этих распевов. Применительно к записям многоголосия нотация именовалась казанской, при использовании в записях монодии путевого и демественного распевов - соответственно путевой или демественной нотациями. Не сохранилось исторических документов от периода 2-й пол. XVI - нач. XVII в., упоминающих о Д. п., поэтому основным источником информации становятся певч. рукописи. В них обнаружены известные по раннему периоду образцы столпового демества, а также записи, выполненные новой знаковой системой; последние, как правило, помещены в певч. рукописях путевой нотации, в к-рых с 70-х гг. XVI в. фиксировался огромный репертуар путевого распева. В рукописях 2-й пол. XVI в. демественные песнопения встречаются немного чаще, чем в предыдущий период, расширяется их репертуар. С середины века появился и стал наиболее показательным для многоголосного демества жанр многолетий, представленный значительным количеством списков, реже встречается «Вечная память»; продолжает бытование псалом «На реце вавилонстеи». В конце века репертуар обогатился задостойниками на Пасху, Вознесение и Пятидесятницу: «Светися, светися, новый Иеросалиме», «Тя паче ума и словесе», «Радуйся, радуйся, Царице» (РГБ. Ф. 304. № 427. Л. 804-806 об.; РГАДА. Ф. 188. № 1626).

В сер. XVI в. появился чин пещного действа, отдельные ненотированные песнопения к-рого с ремаркой «демественои» выявлены в рукописи ГИМ. Усп. № 55. Наиболее ранние образцы многоголосия, записанные новой знаковой системой, найдены и опубликованы Н. Д. Успенским (Успенский. 1971. Ил. XXIX а, б). Это 2 демественных песнопения из путевой рукописи 70-х гг. XVI в. РНБ. Солов. № 763/690: 4-голосное многолетие царю и вел. кн. Иоанну Васильевичу и 4-голосная «Вечная память» прп. Сергию Радонежскому. Тексты песнопений повторены в рукописи соответственно по 3 и по 4 раза и сопровождены терминами «поут», «верхъ», «демес[тво]» в 3-голосии и «демес[тво]», «пут», «верх», «низ» в 4-голосии. С этого времени и до 20-х гг. XVII в. новая форма изложения и записи стала преобладающей. В рукописях изредка встречается поголосная запись многоголосия, фиксированная дробным столповым знаменем, а также аналогичные по записи песнопения с фрагментарным использованием верха.

Наличие в рукописях 2-й пол. XVI в. разных форм фиксации демества, включая ненотированные тексты, свидетельствует о периоде становления, поисках наиболее оптимальной формы записи. Результаты этой работы обнаруживаются уже в рукописных памятниках в нач. XVII в., в к-рых отразился 3-й, высший с т. зр. широты, разработанности и распространенности репертуара, период бытования Д. п. Его особенностью является наличие рукописей, состав к-рых целиком образован песнопениями многоголосного демества, последним изложены преимущественно внегласовые тексты служб великой вечерни, утрени и Божественной литургии (см. ст. Демественник, певч. книга).

Следует отметить, что количество книг, фиксирующих Д. п., незначительно, для XVII в. удалось выявить 6 книг. На основании этого можно заключить, что особого распространения в певч. практике демественное многоголосие не имело. Высказанное положение подтверждается и анализом репертуара Д. п., бытующего в составе как одноголосных путевых рукописей, так и рукописей строчного многоголосия. Общее количество демественных песнопений, выявленных в рукописях 1-й пол. XVII в., также незначительно: часто употреблялось ок. 10 текстов, большинство из к-рых известно по рукописям 2-й пол. XVI в. Из распетых заново текстов в практике закрепилось только 2 - песнопение из чина освящения церкви «Кто се есте Царь славы» и прокимен из чина венчания «Положил еси на главе». Несмотря на появление в строчном стиле пения 2-голосной партитурной записи, все известные списки демества вплоть до 70-х гг. XVII в. продолжают бытовать в виде поголосных записей, количество голосов в к-рых колеблется от 2 до 4. Начиная с 70-х гг. XVII в. прослеживается достаточно устойчивая тенденция изложения многоголосным демеством песнопений Божественной литургии свт. Иоанна Златоуста. Преобладающей в это время становится 3- и 4-голосная партитурная форма записи Д. п., хотя до конца века можно встретить и поголосные записи.

Многоголосное Д. п.- вершина развития древнерус. певч. искусства. В XVII в. его культивирование было связано с высокопрофессиональной средой государевых, патриарших и архиерейских певчих дьяков, рядовым певчим этот стиль из-за его сложности был недоступен. Однако стремление украсить богослужение «самым прекрасным демественным пением» реализовалось в бытовании в рукописях XVII в., особенно во 2-й пол., столпового демества, представляющего собой запись демественной партии многоголосия средствами общедоступной знаменной нотации. В такой форме записи Д. п. приобрело широкое распространение, хотя и сохранило весьма небольшую часть многоголосного репертуара.

На рубеже XVII и XVIII вв. национальная традиция многоголосного пения резко обрывается, на смену ей с Запада приходит партесное пение. Влияние последнего оказалось столь велико, что даже память о рус. безлинейном многоголосии была полностью утрачена. Небольшое количество нотных переводов многоголосного демества, сделанных в это время, не смогло изменить ситуацию.

В XVIII в. столповое демество сохранялось в небольшом объеме в певч. рукописях старообрядцев. Благодаря им на рубеже XVIII и XIX вв. Д. п. начало возрождаться в монодийной традиции, стал обогащаться его репертуар, в певч. практику вновь вводилась демественная нотация, к-рая стала весьма весомым компонентом старообрядческой певческой культуры. В истории Д. п. начался последний, 4-й период, продолжающийся до наст. времени. Его отличительной чертой является наличие сотен экземпляров Демественников, воспроизводящих одну из строк демественного многоголосия - демество. Следует отметить, что записи песнопений в старообрядческих Демественниках являются копиями с записей песнопений XVII в., новым было только введение степенных и указательных помет. Состав старообрядческих Демественников по сравнению с составом ранних рукописей значительно сокращен, большая часть их содержания - это праздничные песнопения, т. е. здесь наиболее ярко выявлена праздничная природа Д. п.

Лит.: Голубцов А. П. Чиновник новгородского Софийского собора. М., 1899; Успенский Н. Д. Древнерус. певч. искусство. М., 19712; он же. Образцы древнерус. певч. искусства. Л., 19712; Гарднер. Богослужебное пение; Фролов С. В. Из истории демественного роспева // Проблемы истории и теории древнерус. музыки. Л., 1979. С. 99-108; Пожидаева Г. А. Виды демественного многоголосия // Рус. хоровая музыка XVI-XVIII вв.: Сб. (Тр. ГМПИ; М., 1986. С. 58-81. Вып. 83); она же. Текстология памятников демественного распева // ГДРЛ. 1989. Сб. 2. С. 309-354; она же. Демественное пение // Там же. 1993. Сб. 6. Ч. 2. С. 433-474; она же. Пространные распевы Др. Руси XI-XVII вв. М., 1999; Шиндин Б. А., Ефимова И. Е. Демественный роспев: Монодия и многоголосие. Новосиб., 1991; Лозовая И. Е. Визант. прототипы древнерус. певч. терминологии // Келдышевский сб.: Муз.-ист. чт. памяти Ю. В. Келдыша, 1997. М., 1999. С. 62-72; Богомолова М. В. Знаменная монодия и безлинейное многоголосие: (на примере великой панихиды). М., 2005. Вып. 2: Рус. безлинейное многоголосие; Конотоп А. В. Рус. строчное многоголосие XV-XVII вв.: Текстология, стиль, культурный контекст. М., 2005.
М. В. Богомолова
Ключевые слова:
Церковное пение древнерусское Демественное пение, певческая традиция, возникшая в посл. четв. XV в., одновременно с новой редакцией знаменного распева и с путевым распевом Музыка. История. Древнерусская традиция
См.также:
ДЕМЕСТВЕННИК исполнитель одной из партий многоголосного демественного пения, носящей наименование демество
ДЕМЕСТВЕННИК певч. книга, предназначенная исключительно для записи песнопений демественного пения
ДЕМЕСТВО основная партия многоголосного демественного пения
БОЛЬШОЙ РАСПЕВ стиль пения в XVI - XVII вв.
ДЕМЕСТВЕННАЯ НОТАЦИЯ система записи демественного и строчного пения, выработанная в сер. XVI в.
АВТОРСКИЕ РАСПЕВЫ музыкальные варианты церковных песнопений, созданные древнерус. распевщиками и обозначенные в певческих книгах именами мастеров