Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

«ДАО ДЭ ЦЗИН»
Т. 14, С. 187-188 опубликовано: 9 февраля 2012г.


«ДАО ДЭ ЦЗИН»

[кит. Канон дао и дэ], основной канонический текст даосизма.

Авторство «Д. д. ц.» приписывается Лао-цзы, легендарному основоположнику даосского учения. Традиционно считается, что Лао-цзы носил имя Ли Эр, был старшим современником Конфуция (сер. VI в. до Р. Х.) и занимал должность придворного историографа в царстве Чжоу. В преклонном возрасте он ушел на запад, оставив свою книгу начальнику пограничной заставы Инь Си. Большинство совр. ученых датируют составление текста кон. V - нач. IV в. до Р. Х. Наиболее ранние списки или фрагменты текста обнаружены в погребении в Мавандуе (III-II вв. до Р. Х.) и в Годяне (IV-III вв. до Р. Х.). Канонический список «Д. д. ц.», принятый на рубеже Р. Х., имеет 2 раздела, соответствующие понятиям дао и дэ, к-рые состоят из 81 главы - число, выражающее предел созидательной силы ян (см. ст. Ян и инь). Первоначально даосский канон насчитывал «пять тысяч слов». Первым комментатором канона был теоретик легистской школы (см. ст. Легисты) Хань Фэй-цзы (сер. III в. до Р. Х.). Он искал в учении оправдание идеи абсолютной власти. В III в. до Р. Х. появились 2 классических комментария на «Д. д. ц.», созданные полулегендарным Хэшан-гуном (Старцем с реки) и философом Ван Би. Немного позже были написаны собственно даосские, а затем и буддийские толкования на «Д. д. ц.». При династии Хань (сер. II в. до Р. Х.) наследие Лао-цзы получило офиц. признание в форме «учения Желтого Императора и Лао-цзы» (Хуан-Лао сюэ), соединившего теорию управления и личного совершенствования.

В средневек. Китае «Д. д. ц.» воспринимали как воплощение смыслового богатства мироздания. Комментатор VII в. Чэн Сюаньин называл «Д. д. ц.» «вместилищем всех видов вещей», сам же канон, по его представлениям, имеет 3 основных проявления в мире: во-первых, «облачные письмена сгустившейся пустоты Пяти добродетелей и Трех начал»; во-вторых, «яшмовые письмена на золотых скрижалях, начертанные пурпурной кистью в лесу пустоты»; и «старинные письмена, написанные на орхидеевых дощечках и тонком шелку, которые стали известны в мире». В нач. Х в. ученый даос Ду Гуантин со ссылкой на танского имп. Сюань-цзуна дал подробное описание структуры даосского канона. Композицию 1-й ч. (36 глав, или четырежды девять) он соотносил с 4 временами года и 4 последовательными этапами постижения Пути, а именно: с познанием «бесформенного и безымянного», «неведомого и смутного», «семени вещей и внушающего доверие», «сосредоточенной тяжести и чистого покоя». 2-я ч. канона, согласно Ду Гуантину, представляет 45 глав, или пятью девять. Она соответствует 5 фазам мирового круговорота (металл, дерево, вода, огонь, земля) и 5 традиц. этическим нормам конфуцианства: человечности, ритуалу, долгу, мудрости, доверию. В эпоху династий Сун, Юань и Мин (XI-XVII вв.), время расцвета неоконфуцианства, создавшего новый философский синтез «трех учений» Китая (конфуцианства, даосизма и буддизма), в комментариях возобладали отвлеченные философские понятия. В XIII в. было известно более 3 тыс. комментариев к «Д. д. ц.» В сер. XVII в., с воцарением династии Цин, интерес к философской проблематике «Д. д. ц.» уступает место интересу к филологической проблематике.

В лит. отношении «Д. д. ц.» отличается стилистической пестротой, рифмованные пассажи чередуются с нерифмованными. Видное место в памятнике занимают афоризмы, в которых сталкиваются и взаимно «уничтожаются» противоположные смыслы, напр.: «высшее совершенство - не совершенство», «великое искусство выглядит неумением», «знающий не говорит, говорящий не знает» и т. д. «В прямых речах все говорится как будто наоборот»,- гласит одно из изречений Лао-цзы. О чем бы ни говорил Лао-цзы, он имеет в виду «другое», даже «вечно другое» и потому выстраивает свои «темные речи» в сослагательном наклонении. Лао-цзы предуведомляет о наличии в его речах «прародителя» (цзун), который каким-то образом собирает воедино, обнимает собой «безымянное» и «именуемое». Понятие «дао» указывает на некий всеобщий и предвечный путь бытия, но уже в 1-й гл. «Д. д. ц.» оно связывается с человеческой речью и одновременно ставится в оппозицию к ней. Объявляя все слова пустыми и излишними, мысль возвращается к истоку всего сказанного. 1-я фраза канона оказывается и последней.

Т. о., реальность для Лао-цзы- общность всего сущего, хаотически цельное всеединство, к-рое есть одновременно единое и единичное, предельная конкретность и верховная всеобщность, извечное отсутствие и неизбывное присутствие, в конечном счете - совершенное подобие себя, предшествующее вещам. Таковы посылки ключевой категории Лао-цзы - понятия «таковости», «то, что таково само собой» (цзы жань). Искать опору в вещах - значит обманывать себя, повторяет Лао-цзы. Но это не означает, что нужно отворачиваться от мира, напротив, нужно со-бытийствовать с миром, ибо реальность пребывает в «ином». Чэн Сюаньин определяет Путь как «утонченное пространство совершенной сообщительности; суть Пути - в не-Пути». Лао-цзы проповедует не «правильное мнение» (китайцы всегда признавали относительность всех истин и стремились согласовать разные учения), а «правильное», или безусловное, действие. Такое действие неизбежно воспринимается как недействие, ведь оно есть только то, чего нельзя не делать, и никак не выделяется из целостного потока жизни. Лао-цзы называет это «недеянием» (у вэй) и формулирует свой знаменитый афоризм: «Путь (дао) ничего не делает, но ничего не оставляет несделанным». Такое «недеяние» соответствует покою в движении, «удержанию срединности» в любой ситуации. Мудрец у Лао-цзы ничего не познает и не делает, а только следует предвечному, т. е. не нарушает естественного порядка всего сущего и не вмешивается в природу вещей. «Таковость» существования есть сила самопревращения, символически присутствующий круговорот бытия, где все возникает и исчезает прежде, чем обретет видимую форму. Лао-цзы называет это внутреннее совершенство каждой вещи термином «дэ». Средоточие Пути не локализовано в пространстве и времени: оно пронизывает все сферы бытия и пласты времени. Лао-цзы проповедует не форсирование воли, не мобилизацию жизненных сил, а личное высвобождение, или восполнение жизни, достигаемое целостным расслаблением. Оттого же реализация человеком личностных потенций имеет в «Д. д. ц.» вселенские масштабы: мудрец превозмогает пространство и время и становится скрытым властелином или, точнее, «хранителем» мира.

Идеал «таковости» жизни в «Д. д. ц.» требует от человека «потерять» свою субъектность, что соответствует столь важным в кит. традиции принципам «согласия» и взаимной «уступчивости». Лао-цзы первым обосновал эффективность стратегических приемов. Победу в войне одерживает тот, кто, во-первых, умеет беречь силы (и, стало быть, не действовать), ориентируясь на «обстановку в целом» и подспудно накапливая стратегическое преимущество, и, во-вторых, умеет действовать творчески, заставать противника врасплох и наносить удар в системообразующую точку его позиции, каковая всегда есть точка «срединности», все предваряющая и все в себе держащая. Лао-цзы учил «приобретать мир, не предпринимая усилий». Чувствительность, позволяющая со-бытийствовать с миром, становится залогом успеха.

Если «таковость» у Лао-цзы есть «сокровенное тождество» противоположностей, то средоточие Великого Пути - место, где жизнь вмещает в себя смерть или, точнее, где рождение есть также смерть, где все кончается, не успев начаться. Но мудрый, по Лао-цзы, пребывает в состоянии, когда он «еще не начал быть», отсутствует даже в своем отсутствии, и поэтому в нем нет «места смерти». Автор «Д. д. ц.» настаивает на серьезном и благоговейном отношении к бренности жизни. Ужас, внушаемый смертью, есть необходимое условие проповедуемого им духовного прозрения, хотя понятия жизни и смерти для него условны и относительны.

От правителя Лао-цзы требует не нарушать покоя (цельности) народного быта и править гос-вом так, как варят мелкую рыбешку, чистить которую - занятие хлопотное и неблагодарное. Политика - нечто незаметное, чуждое публичности, но в высшей степени эффективное как средство умиротворения и сплочения народа. Правитель «привечает народ как детей» и «поддерживает каждого в том, каков он есть». Негласный договор между правителем и подданным как основу политики Лао-цзы наполняет моральным содержанием.

В даосской традиции главный канон следовало читать громко, нараспев, по возможности непрерывно - наяву и во сне. Непрерывное чтение «Д. д. ц.» позволяло «телесно» усвоить его текст, делало канон неотъемлемой частью и самим смыслом существования. Со временем чтение этого текста стало частью медитативной практики: его чтение полагалось сопровождать визуализацией Лао-цзы в его божественном обличье. Декламация канона была частью даосских молебнов.

Первый перевод «Д. д. ц.» на Западе (на лат. язык) появился в 80-х гг. XVIII в. В 1842 г. в Париже увидел свет франц. перевод книги Лао-цзы, выполненный С. Жюльеном. Нем. перевод В. фон Штрауса был издан в 1870 г. Чуть позже появился научный перевод канона на англ. язык, принадлежавший миссионеру-переводчику Дж. Леггу. В России первое издание «Д. д. ц.» в переводе японца Масутаро Конисси и под ред. Л. Н. Толстого появилось в 1913 г. Единственный перевод канона в советский период принадлежит Ян Хиншуну. В последнее десятилетие появилось ок. десятка новых переводов.

Ист.: Лао-цзы. Книга Пути и Благодати / Пер.: И. С. Лисевич. М., 1994; Лао-цзы. Дао-Дэ цзин / Пер.: А. А. Маслов // Маслов А. А. Мистерия Дао: Мир «Дао дэ цзина». М., 1996; Дао-Дэ цзин / Пер.: Е. А. Торчинов // Торчинов Е. А. Даосизм. СПб., 1999. С. 226-285; Канон Дао и Дэ / Пер.: А. Е. Лукьянова // Лао-цзы и Конфуций: Философия Дао. М., 2000; Лао-Цзы. Обрести себя в Дао / Пер.: И. И. Семененко. М., 2000; Дао-Дэ цзин / Пер.: В. В. Малявин. М., 2004.
Лит.: Маслов А. А. Мистерия Дао. М., 1996; Лао-цзы и Конфуций: Философия Дао. М., 2000.
В. В. Малявин
Ключевые слова:
Религии мира «Дао Дэ Цзин», основной канонический текст даосизма Даосизм, философско-религиозное течение в традиционном Китае
См.также:
ДАОСИЗМ философско-религ. течение в традиц. Китае
ДАО одно из важнейших понятий кит. культуры
ВОЗНЕСЕНИЕ один из способов достижения духовного мира (небес) или описание этого процесса
КЕЛЬТОВ РЕЛИГИЯ ветвь индоевроп. религ. традиции
КЕЧУА РЕЛИГИЯ традиционные верования америндейской этнической общности, говорящей на языках семьи кечуа (совр. Перу)
КЁХА [др. названия - синтоизм учений и течений, сектантский синтоизм, синто конфессий], собирательное обозначение движений, возникших в япон. синтоизме в XIX в.