Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИПР
Т. 33, С. 580-630 опубликовано: 6 августа 2018г.


КИПР

[Республика Кипр; греч. Κύπρος; тур. Kıbrıs], гос-во в Зап. Азии, на о-ве Кипр, расположенном в сев.-вост. части Средиземного м. Территория 9,6 тыс. кв. км. Столица - Никосия (236 тыс. чел., 2011 г.). Другие крупные города - Лимасол (187 тыс. чел.), Ларнака (83 тыс. чел.), Пафос (56 тыс. чел.). Офиц. языки - греческий и турецкий. Страна разделена на 6 округов.

Сев. часть острова (36,2% всей территории К.) оккупирована тур. войсками; здесь образована самопровозглашенная и непризнанная мировым сообществом т. н. Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК). Ее столица - Никосия (в тур. части города проживает 52 тыс. чел.), население - 280 тыс. чел. Офиц. язык - турецкий. 2,7% территории К. занимают брит. военные базы Акротири и Декелия.

К.- член ООН (1960), Содружества наций (1961), МВФ (1961), Международного банка реконструкции и развития (1961), Совета Европы (1961), ОБСЕ (1973), ВТО (1995), ЕС (2004).

География

Вдоль сев. побережья в широтном направлении протягиваются горы Кириния (или Пендадактилос, до 1023 м высоты) и горы Карпас (с высотами до 383 м), в центральной и юж. части острова возвышается расчлененный массив Троодос (самая высокая точка страны - гора Олимбос, 1951 м). Между горами и массивом Троодос располагается холмистая равнина Месаория (высота ок. 200 м). Берега преимущественно низменные, вдоль сев. побережья - крутые, скалистые. Протяженность береговой линии свыше 650 км. Климат средиземноморский; сухое жаркое лето и прохладная зима. Средняя температура на побережье и равнине в янв. ок. 12°С, в авг. до 28°С. Осадков выпадает до 600 мм в год на побережье и до 1 тыс. мм в горах. До высоты ок. 500 м - заросли вечнозеленых кустарников, выше - леса (занимают 18% территории страны).

Население

На К. проживает 892 400 чел. (2011), из к-рых 672 800 чел. принадлежат к греч. общине (75,4%), 89 200 чел.- к тур. общине (10%), 130 400 чел. составляют иностранцы (14,6%). Численность турок на территории Республики Кипр составляет 0,1%, а греков на территории ТРСК - 2,1% (The Republic of Cyprus: An Overview. Nicosia, 2011. P. 15, 17-19). Естественный прирост населения - 2,6% (2011). Рождаемость составляет 11,3 родившихся на 1 тыс. чел. Средняя ожидаемая продолжительность жизни: мужчин - 79, женщин - 82,9. Рост населения обусловлен притоком мигрантов из Вост. Европы, Греции, Великобритании, Юго-Вост. Азии и стран СНГ. Средняя плотность населения 118,9 чел. на кв. км.

Государственное устройство

Согласно Конституции (принята 16 авг. 1960 г.), К.- независимая и суверенная республика. Глава гос-ва и исполнительной власти - президент, грек-киприот; вице-президент - турок-киприот, избираемые соответственно греч. и тур. общинами К. путем прямого всеобщего тайного голосования на 5 лет (ст. 1). Высший орган законодательной власти - однопалатный парламент (палата представителей), состоит из 80 депутатов (56 депутатов - греки-киприоты, 24 места предоставлено туркам-киприотам). Депутаты избираются на 5 лет путем раздельного прямого всеобщего тайного голосования греческих и турецких общин. Исполнительная власть реализуется через формируемый и возглавляемый им Совет министров. Правительство не подотчетно палате представителей. В республике существует многопартийная система. Ведущие политические партии - Демократический сбор, Прогрессивная партия трудового народа К. (АКЭЛ), Демократическая партия, Социалистическая партия.

Религия

Большинство населения К. составляют православные христиане - 78%, мусульмане - 18, верующие др. конфессий - 4%. Действуют общины Армянской Апостольской Церкви, Римско-католической Церкви, Маронитской католической Церкви, англиканской Церкви. Имеются также небольшие общины Свидетелей Иеговы, адвентистов седьмого дня, пятидесятников, реформатов, арм. Евангелических христиан Ближ. Востока.

Православие

На территории К. правосл. общины греков-киприотов находятся в юрисдикции автокефальной Кипрской Православной Церкви.

Нехалкидонские восточные церкви

Небольшая арм. община К. (ок. 3 тыс. чел.) окормляется священниками Кипрской епархии Киликийского католикосата Армянской Апостольской Церкви. Действующие церкви находятся в Никосии (Сурб-Аствацацин), Ларнаке (Сурб-Степанос), Лимасоле (Сурб-Геворг).

Римско-католическая Церковь

имеет 5 приходов в юрисдикции латинского викариата с центром в Никосии, к-рый является частью латинского Иерусалимского патриархата: церкви Св. Креста в Никосии, Девы Марии Милостивой в Ларнаке, св. Екатерины в Лимасоле, приход в Пафосе с жен. мон-рем в Меса-Хорьо, Миссионерская ц. в Киринии (Керинии). Число католиков на К.- ок. 10 тыс. чел.

Маронитская католическая Церковь появилась на К. в VIII в. Резиденция архиепископа Кипра расположена в Никосии. Имеется 10 приходов. Прихожан насчитывается ок. 4 тыс., большинство из которых - сельские жители. Более половины всех маронитов К. проживает в неск. деревнях в окр. Кириния. В зап. части округа, в сел. Кормакитис, находится один из старейших соборов кипрских маронитов, построенный в 1-й пол. XII в. Среди городских жителей маронитов менее 500 чел. В Никосии проживает ок. 350 чел., в Лимасоле - ок. 100.

Протестантские церкви, деноминации и секты

Распространение протестантизма началось на К. во 2-й пол. XIX в. Тогда же образовались различные протестант. миссии. Наиболее многочисленная - 10 тыс. прихожан, в основном англичан, среди протестант. орг-ций - англикан. Епископальная Церковь Иерусалима и Ближнего Востока, представленная диоцезом Кипра и Персидского зал.

На острове проживает ок. 500 чел. Свидетелей Иеговы.

Адвентисты седьмого дня, Церковь Бога, Реформатская пресвитерианская церковь (греко-евангелическая) насчитывают по неск. десятков адептов каждая. Небольшое число протестантов-евангелистов, встречающихся среди армян, объединены в Союз армянских евангелических церквей на Ближ. Востоке.

Христ. Церкви К. входят в Совет Церквей Ближ. Востока.

Ислам

Верующие мусульмане К.- сунниты. В основном это турки-киприоты, проживающие в сев. части острова, где существует наибольшее количество мечетей, нередко переделанных из католич. храмов.

Иудаизм

Община приверженцев иудаизма объединяет 1800 чел. В Ларнаке открыта синагога (построена в 2005).

Религиозное законодательство

Согласно Конституции 1960 г. (ст. 18. 1), каждый человек имеет право свободы слова, совести и религии. Все религии, обряды к-рых не осуществляются тайно, являются свободными и равны перед законом (ст. 18. 2-3). Ни один законодательный, исполнительный или адм. акт республики не может дискриминировать к.-л. религ. институт или религ. орг-цию. Каждый человек имеет право на свободу вероисповедания, он может изучать догматы своей религии индивидуально или коллективно. Запрещена религ. деятельность, угрожающая конституционному строю, безопасности граждан и общественному порядку. Все эти постановления указывают на то, что на острове нет религии, признанной официальной. Гарантирована защита прав 3 религ. групп, к-рые составляют наименьшую часть населения (католики, монофизиты и марониты).

В. С. М.

История

Древнейший период

Первые следы пребывания человека на К. относятся к эпохе мезолита. В 1980 г. на п-ове Акротири около Лимасола было открыто самое раннее поселение охотников и собирателей (ок. 8500 или 8350-7050 гг. до Р. Х.). Люди, жившие в пещерах на обрывистом холме Аэтокремнос, охотились на исчезнувших впосл. карликовых слонов и гиппопотамов. Помимо костей этих животных в большом количестве были найдены морские раковины. Археологи обнаружили орудия из кремня (в т. ч. скребок).

Эпоха неолита (7500-3900 гг. до Р. Х.) характеризуется переходом от охоты и собирательства к земледелию. На К. обнаружены поселения докерамического периода: Хирокития (относительно датировки имеются значительные расхождения: ок. 7000-5550/5000 или 5800-3500 гг. до Р. Х.), между Лимасолом и Ларнакой; Калавасос-Тенда (7290-3680 гг. до Р. Х.), примерно в 8 км к юго-западу от Хирокитии; Кастрос на мысе Апостолос-Андреас (5825-4200 гг. до Р. Х.); островок Петра-ту-Лимнити в зал. Морфу (5800-5250 гг. до Р. Х.); Трули-I (ок. 5675 г. до Р. Х.), к западу от Киринии (Керинии), и др. Их обитатели жили в круглых в плане домах и хоронили умерших в ямах под полом своих жилищ. Использование обсидиана и сардоникса, месторождений которых нет на К., свидетельствует о контактах К. соответственно с М. Азией и Юж. Палестиной (или Синаем). Однако редкое применение этих материалов указывает на нерегулярный характер этих связей. Керамику заменяла выдолбленная и отшлифованная посуда из твердого камня (напр., андезита). Проблема заселения острова и происхождения жителей К. (Македония и Фессалия, Киликия, Сев. Сирия) остается спорной (Le Brun. 1997. Σ. 79).

Керамика появилась на К. ок. 4500 или 4750 г. до Р. Х., о чем свидетельствуют находки в Филья-Дракос-А1 близ Морфу (5300-3800 гг. до Р. Х.), Дали-Агриди-II (ок. 4750 г. до Р. Х.), Сотира-Тепес (4500-3900 гг. до Р. Х.), Калавасос-А (4500-3800 гг. до Р. Х.) и Айос-Эпиктитос - Вриси около Киринии (4500-3900 гг. до Р. Х.). Вначале это были простые, довольно грубо выделанные неглубокие чаши со сливом, напоминающие по форме каменные сосуды эпохи неолита. Часто встречаются тыквообразные сосуды с высоким узким горлом. Темную лакированную керамику (Филья-Дракос-A) сменяет новый тип керамики - с красным или коричневым геометрическим рисунком по белому фону (преобладает на севере К., в Айос-Эпиктитос - Вриси, примерно с 4000 г. до Р. Х., и в Трули-II, 3860-3570 гг. до Р. Х.) или с гребенчатым орнаментом (распространен на юге острова, в Сотира-Тепес, с нач. IV тыс. до Р. Х.). Керамика такого типа встречается более чем в 20 поселениях. Для этого периода характерны различные типы жилищ: подземные (Филья-Дракос-А), полуподземные (Калавасос-А), наземные (Айос-Эпиктитос - Вриси, Сотира-Тепес, Филья-Дракос-А). Преобладают квадратные или прямоугольные дома с закругленными углами, изменились погребальные обычаи (захоронения мертвых не в домах, а в некрополях). Помимо зерновых и бобовых культур начинают выращивать виноград, сажают оливковые деревья, развивается прядение и ткачество. Предполагают, что эти значительные изменения произошли в результате эмиграции населения из Палестины и что именно оттуда переселились на К. жители Сотиры и Калавасоса.

Поселение Хирокития на о-ве Кипр. 7500–3900 гг. до Р. Х.
Поселение Хирокития на о-ве Кипр. 7500–3900 гг. до Р. Х.

Поселение Хирокития на о-ве Кипр. 7500–3900 гг. до Р. Х.

В эпоху энеолита (или халколита; 3900-2500/2300 гг. до Р. Х.) начинается обработка металла (меди). Первые медные орудия труда найдены в дер. Эрими (3000-2500 гг. до Р. Х.), в 12 км от Лимасола. Получают распространение крестообразные статуэтки из стеатита, видимо служившие оберегами. Доминирует керамика, расписанная «красным по белому», которая развивается как по форме (начинают встречаться большие пифосы и остродонные сосуды), так и по декору (рисунок становится более разнообразным и сложным). Большие сосуды свидетельствуют о том, что сельское хозяйство стало давать избыточный продукт. Появляется новый тип керамики - красно-полированные вазы. К этому периоду относятся поселения Калавасос-В (3500-3000 гг. до Р. Х.), Кисонерга (3500-2500 гг. до Р. Х.) и Лемба (2900-2500 гг. до Р. Х.) близ Пафоса. Снова сооружаются дома неправильной круглой формы, частично высеченные в скалистой почве, одновременно с ними сосуществуют наземные жилища конической формы (Эрими, Калавасос-В, Лемба). В Эрими жилища имели в диаметре до 12 м и были разделены на части, предназначенные для различных видов деятельности.

Эпоха ранней бронзы (2500/2300 - ок. 1900 гг. до Р. Х.) связана с активной разработкой богатых залежей меди, повсеместным распространением бронзовых орудий и вывозом меди в др. страны. Наиболее известные поселения этой эпохи: Сотира-Каминудья (2500-2075 гг. до Р. Х.), Амбелику (2000-1900 гг. до Р. Х.), Аламбра (1900-1650 гг. до Р. Х.) близ Дали. Преобладает красно-полированная и черно-полированная керамика. В некрополе Вунус близ Белапаиса помимо красно-полированной посуды встречаются вазы, украшенные скульптурными фигурками животных или людей. Найденные в Василии алебастровые сосуды, изготовленные в Египте, свидетельствуют о международной торговле. Древнейшее золотое изделие (серьга) обнаружено в Сотира-Каминудья.

Керамика из некрополя Вунус (Кипрский археологический музей)
Керамика из некрополя Вунус (Кипрский археологический музей)

Керамика из некрополя Вунус (Кипрский археологический музей)

В эпоху средней бронзы (ок. 1900 - ок. 1620 гг. до Р. Х.) широко распространяется керамика, расписанная темной краской по белому фону. Возникают города и крепости. Согласно господствующей т. зр., столицей К. являлась Калопсида (к западу от Фамагусты), в к-рой была сосредоточена торговля с Востоком. Кипрская медь вывозилась в Вавилон и Мари. Одновременное возведение укреплений как на сев. берегу К. (Нитовикла, Крини), так и в центральной части острова (Айос-Созоменос) служит признаком угрозы внешних нападений (возможно, гиксосов). Однако некоторые исследователи считают их следствием внутренних конфликтов между юго-вост. и зап. частями К., в к-рых начали развиваться 2 различные тенденции: юго-вост. часть во главе с Калопсидой поддерживала торговые отношения с Сиро-Палестинским регионом, а сев.-зап. часть острова (Карми, Лапет (Лапиф)) имела тесные связи с Критом, где в это время существовала могучая Минойская держава.

В эпоху поздней бронзы (ок. 1620-1050 гг. до Р. Х.) переселенцы из Сиро-Палестинского региона, прибывшие на остров ок. 1620 г. до Р. Х., использовали гончарный круг. На связь К. с Критом и Эгейским миром указывают результаты раскопок на сев.-зап. побережье в Айия-Ирини (1600 г. до Р. Х.) и в Тумба-ту-Скуру, в районе Морфу (1525-1475 гг. до Р. Х.).

После изгнания гиксосов из Египта (сер. XVI в. до Р. Х.) и до начала экспансии микенских греков-ахейцев (ок. 1400 г. до Р. Х.) в Вост. Средиземноморье наступил период стабильности. На вост. побережье К. процветал г. Энкоми (Энгоми), а в центре острова - Никоклиды. Энкоми неоднократно подвергался разрушениям, но затем снова восстанавливался. Ок. 1520 г. до Р. Х.город пострадал от того же землетрясения, что и центры позднеминойской цивилизации на Крите (по мнению П. Дикеоса). Ок. 1420 г. до Р. Х. Энкоми подвергся нападению врагов, скорее всего вассалов хеттского царя.

В кон. XVI в. до Р. Х. на К. появилась письменность - временем ок. 1500 г. до Р. Х. датируется глиняная табличка, найденная в Энкоми, с силлабическим (слоговым) письмом. Массовый материал этого кипро-минойского письма, родственного критскому линейному письму А, дошел от XIV-XIII вв. до Р. Х.

Письменные свидетельства о К. («Аши», «Алашия») содержатся в Эль-Амарнском архиве. Во время похода фараона Тутмоса III (ок. 1490-1436 гг. до Р. Х.) в Сирию киприоты преподнесли ему богатые дары. Во дворце в Эль-Амарне была найдена переписка египетского фараона Аменхотепа IV, или Эхнатона (1365-1348 или 1353/51-1336/34 гг. до Р. Х.), с правителем К., который снабжал его медью. Их отношения носили скорее союзнический, чем вассальный, характер (фараон называет царя Алашии братом).

Новый исторический период для К. начался ок. 1400 г. до Р. Х., когда после падения критской морской державы (ок. 1380 г. до Р. Х.) господство в Эгейском регионе перешло к грекам-ахейцам, важнейшие центры к-рых находились на Пелопоннесе (Микены, Пилос и Тиринф). Огромное количество микенских ваз, выполненных в «сюжетном стиле», обнаружено в Египте, на сиро-палестинском побережье и особенно на К. Ремесленники-микенцы поселялись в крупнейших кипрских городах, в результате чего возник новый стиль керамики, сочетавший местные и микенские черты, названный археологами леванто-микенским или кипро-микенским. Появление колоний микенских ремесленников предвосхитило эллинизацию острова 2 века спустя. Вскоре после 1300 г. до Р. Х. был основан Китий (близ совр. Ларнаки), богатый город, отличавшийся космополитическим характером.

Статуя бога в рогатом шлеме из Энкоми. Бронза. XII в. до Р. Х. (Кипрский археологический музей, Никосия)
Статуя бога в рогатом шлеме из Энкоми. Бронза. XII в. до Р. Х. (Кипрский археологический музей, Никосия)

Статуя бога в рогатом шлеме из Энкоми. Бронза. XII в. до Р. Х. (Кипрский археологический музей, Никосия)

В результате нашествия племен из Сев. Греции ахейцы были вынуждены покинуть Пелопоннес. Они заселили Родос и др. о-ва Додеканес. Примерно 1230 г. до Р. Х. датируется прибытие первых ахейских переселенцев с Пелопоннеса на К., поселившихся как в приморских городах Китий и Энкоми, так и в центре острова, около совр. Никосии, и в Синде. Присутствие в городах ахейцев прослеживается по сооружению циклопических стен с крепостными валами и воротами (Маа-Палеокастро на зап. побережье, ок. 1230 г.- нач. XII в. до Р. Х.). Поселение ахейцев ознаменовало новый период в развитии кипрского общества. Общины ахейцев привнесли с собой более высокую технику металлургии и обработки металлов. Существенный прогресс наблюдался в градостроительстве, ювелирном деле, керамическом производстве. Появились храмы с колоннами и капителями в честь богов плодородия и покровителей металлургии. «Священные рога», религ. символ эгейского происхождения, встречаются в различных местах острова - в Энкоми, Ст. Пафосе и Китии (напр., медная статуя бога в рогатом шлеме). По керамике, получившей наименование «микенская III А», можно судить, что первые переселенцы прибыли из Арголиды.

В нач. XII в. до Р. Х. т. н. народы моря (конгломерат различных эгейско-анатолийских племен) начали совершать опустошительные набеги на побережье Сирии, Палестины и Египта. Под их натиском ок. 1180 г. до Р. Х. пало Хеттское царство, контролировавшее в то время К. Приморские кипрские города, особенно Энкоми и Китий, сильно пострадали от нападений «народов моря». Ранее процветавшие города, напр. Калавасос и Марони-Вурнес, были покинуты жителями примерно на 50 лет. Военные заставы появились в Пила-Кокинокремос (на юго-вост. берегу) и в Маа-Палеокастро (на западном). После уничтожения в 1186 г. до Р. Х. морских разбойников фараоном Рамсесом III кипрские города были снова отстроены, но более скромно. Руины огромных общественных зданий Энкоми были разобраны для строительства небольших домов и мастерских. В искусстве наблюдались 2 параллельные тенденции, связанные с 2 потоками эмигрантов - из Греции и из Угарита (город-гос-во на сиро-финик. побережье).

Начало кипро-геометрического периода (1050-750/725 гг. до Р. Х.) связано с серьезными демографическими изменениями. Около 1100-1075 гг. до Р. Х. со 2-й волной ахейских переселенцев появились новые элементы в религ. и погребальных обрядах, напр. кремация мертвых и почитание «богини в молитвенной позе» (с поднятыми руками), привнесенное с Крита. В XI в. до Р. Х. в области технологии обработки железа К. был передовым регионом в Вост. Средиземноморье (Courtois. 1997. Σ. 304-305). К кон. II тыс. до Р. Х. эллинизация К. была завершена, на острове получил широкое распространение греч. язык (эоло-аркадийский диалект). Древнейшим образцом использования на К. греч. языка является медный обол XI в. до Р. Х. из Ст. Пафоса, на к-ром слоговым письмом вырезано греч. имя Офелт. Слоговое письмо продолжало употребляться, несмотря на соседство в Китии финик. алфавита и переход на алфавитное письмо жителей Греции и островов Эгейского м. Китий и Энкоми были разрушены между 1075 и 1050 гг. до Р. Х. то ли землетрясением или наводнением, то ли внешними врагами. Энкоми был заброшен и сменен возникшим по соседству Саламином, основанным по традиции Тевкром, сыном Теламона, царя о-ва Саламин. Саламин сыграл значительную роль в политической и культурной истории К. в следующем тысячелетии. Китий был отстроен, но через 50 лет старый город был оставлен (ок. 1000 г. до Р. Х.), и поселение было перенесено к морю. Вероятно, возникновение новых городов связано с тем, что прежние внутренние гавани были разрушены из-за землетрясений. В XI в. до Р. Х. на К. складывается примерно 10 независимых городов-царств. Легенды связывают их основание с прибытием на остров героев Троянской войны. Согласно мифологии, Агапенор, царь Тегеи в Аркадии, основал Ст. Пафос; Демофонт, сын Тесея,- Эпию (Солы); Праксандр из Лаконии - Лапет; Халканор - Идалий. Вопреки легенде об Агапеноре археологические исследования показывают, что Ст. Пафос был заселен греками еще в 1230 г. до Р. Х. Святилище Афродиты в Ст. Пафосе было известно во всем греч. мире. Возникновение Курия предание связывает с прибытием колонистов из Аргоса (что подтверждается археологией). В царстве Амафунт доминировало коренное население К. (этеокиприоты) и у власти находилась местная династия. Сильное влияние этеокиприотов прослеживается также в Лапете. В X в. до Р. Х. в Китии финикийцы основали торговую факторию и к сер. IX в. до Р. Х. постепенно приобрели политический контроль над городом. В центральной части острова известны 3 небольших царства: Тамас, Хитры (близ совр. Китреи) и Ледра (ныне Никосия), к-рая впервые упоминается в начале архаического периода (призма ассир. царя Асархаддона, 672 г. до Р. Х.), но, видимо, существовала уже в геометрический период.

Святилище Афродиты в Ст. Пафосе
Святилище Афродиты в Ст. Пафосе

Святилище Афродиты в Ст. Пафосе

В архаическую эпоху (750-475 гг. до Р. Х.) К. поочередно подвергался завоеваниям ассирийцев, египтян и персов. В 709 г. до Р. Х. 7 кипрских царей были вынуждены признать верховное господство ассирийского царя Саргона II. Из надписей на призме царя Асархаддона известно, что в 673/672 г. до Р. Х. ему подчинялось 10 кипрских царств. Спорной является получившая широкое распространение гипотеза Э. Гьерстада (Gjerstad E. The Swedish Cyprus Expedition. Stockholm, 1948. T. 4. Pt. 2. P. 450), что вскоре после смерти Асархаддона ассирийцы ограничились сбором дани с киприотов и номинальным подчинением кипрских царей (667 г. до Р. Х.).

В то время как в архаический период в Греции складывалось полисное устройство, на К. продолжали существовать монархии. В этот период К. приобрел славу как остров мореплавателей; здесь был создан особый тип легких судов, называемых керкурами.

В VIII в. до Р. Х. кипрский поэт Стасинос написал «Кипрские сказания» (сохр. фрагменты), к-рые представляли собой вступление к «Илиаде» Гомера и повествовали о том, как Афродита-Киприда была признана Парисом самой прекрасной из богинь, что стало причиной Троянской войны.

В VII-VI вв. до Р. Х. появились большие глиняные статуи людей, достигавшие иногда натуральной величины. Множество таких скульптур было найдено в святилище в Айия-Ирини, возникшем в кон. XIII в. до Р. Х. и переживавшем расцвет в архаический период. С кон. VI в. до Р. Х. в кипрской скульптуре прослеживается влияние греч. архаики. Только с нач. VI в. до Р. Х. во всех столицах кипрских царств окончательно установился культ олимпийских богов, в особенности Зевса (Саламин), Афины (Идалий, Солы, Вуни), Аполлона (Курий) и Афродиты (Пафос, Амафунт).

Статуи из святилища Айия-Ирини (Кипрский археологический музей, Никосия)
Статуи из святилища Айия-Ирини (Кипрский археологический музей, Никосия)

Статуи из святилища Айия-Ирини (Кипрский археологический музей, Никосия)

В 560/569 г. до Р. Х. К. был покорен фараоном Амасисом (Яхмосом II). Несмотря на то что господство египтян было непродолжительным, оно сильно отразилось в культурной сфере. Егип. мотивы доминировали во всех областях художественной деятельности (скульптуры сфинксов и богини Хатхор, орнаментальный мотив в виде цветков лотоса и др.). Одновременно на К. проникло влияние ионийского искусства, которое особенно сказалось на кипрской скульптуре. Импортировались греческие вазы, а кипрские бронзовые и глиняные изделия (статуэтки) экспортировались на острова Родос и Самос. Существование тесных связей с Грецией в 1-й пол. VI в. до Р. Х. подтверждает визит на К. афинского законодателя Солона, который, согласно Геродоту, гостил у царя Эпии Филокипра. Солон посоветовал царю перенести свою столицу в более удобное место, и Филокипр построил новый город, названный Солы в честь Солона. Дворец Вуни, воздвигнутый правителями Мария по образцу сир. дворцов, был перестроен во 2-й пол. V в. до Р. Х. в соответствии с принципами греч. архитектуры.

После победы Кира II Великого над лидийским царем Крёзом в 546 г. до Р. Х. кипрские цари добровольно признали персид. владычество. Они выплачивали дань персам и участвовали в походах Кира и его сына Камбиза. Сначала персид. иго не было тяжелым и К. поддерживал культурные связи с Грецией. Пока цари регулярно выплачивали дань, они пользовались относительной автономией. Напр., Евельфонт, царь Саламина (ок. 560-525 гг. до Р. Х.) из династии Тевкридов, ввел чеканку собственной серебряной монеты и в 530 г. до Р. Х. предоставил политическое убежище Феретиме, царице Кирены Ливийской.

Дарий I (522-486 гг. до Р. Х.) ужесточил контроль над К., включив его в состав Пятой Сатрапии вместе с Финикией и Палестиной. Когда в Милете, а затем в других греч. городах М. Азии вспыхнуло восстание (500-494 гг. до Р. Х.), К. примкнул к ионийским грекам. Лидером стал царь Саламина Онесил, свергший своего брата, проводившего проперсид. политику. К нему присоединились все царства, кроме Амафунта, населенного этеокиприотами. Онесил победил персид. военачальника Артибия, а ионийские корабли - подчиненный персам финик. флот (499 г. до Р. Х.). Но внезапное предательство царя Курия Стасанора привело к поражению греков. Кипрские царства были одно за другим покорены персами.

Последовавшие в классическую эпоху (475-334 гг. до Р. Х.) попытки освобождения от персов также имели только временный успех. В 477 г. до Р. Х. на К. предприняли экспедицию греч. полководцы Павсаний и Аристид, к-рые «покорили большую часть его» (Thuc. Hist. I 94. 1). В 450 г. до Р. Х. афинские военачальники Кимон и Анаксикрат с флотом из 200 кораблей освободили Марий, но не смогли взять Китий. Кимон погиб при осаде этого города, а Анаксикрат - во время выигранного у персов морского сражения у Саламина.

В 411 г. до Р. Х. престол Саламина занял царь Евагор I, вдохновленный общегреч. идеалами. Он предпринял чеканку собственной золотой монеты с изображениями греч. богов и героев и ввел греч. алфавит вместо кипрского силлабического письма. Все известные серебряные и золотые монеты Евагора имеют изображение Геракла в львиной шкуре. Союзниками Евагора I были афиняне. В годы Пелопоннесской войны в Аттику с К. отправлялись грузы с хлебом и медью, за что Евагор получил статус почетного гражданина Афин. За военную помощь в битве при Книде 394 г. его статую установили на афинской агоре возле царской стои, рядом со скульптурами прославленных военачальников Конона и Тимофея. Согласно афинскому ритору Исократу, учителю сына Евагора Никокла, при саламинском дворе жили мн. греч. ученые и художники. Об их деятельности свидетельствует найденная в саламинском гимнасии мраморная голова Афродиты, выполненная скульптором школы Праксителя (нач. IV в. до Р. Х.).

Серебряный статир Эвагора I. Ок. 411–374 гг. до Р. Х. Аверс (частная коллекция)
Серебряный статир Эвагора I. Ок. 411–374 гг. до Р. Х. Аверс (частная коллекция)

Серебряный статир Эвагора I. Ок. 411–374 гг. до Р. Х. Аверс (частная коллекция)

Когда Артаксеркс II был отвлечен войной со Спартой, Евагор I начал объединение кипрских царств под главенством Саламина (ок. 390 г. до Р. Х.). Одни правители подчинились добровольно, владения др. завоевали силой. Жители Кития, Сол и Амафунта отказались признать власть Евагора и запросили помощи у персид. царя. Евагор I заключил военный союз с Афинами и Египтом (389 г. до Р. Х.) и получил от них, а также из Карии и Аравии существенную поддержку. В 388/7 г. до Р. Х. афинский командующий Хабрий прибыл на К. с отрядом в 800 пельтастов и 10 кораблями и помог Евагору завоевать царства, не желавшие признавать верховенство Саламина, но покинул остров после заключения Анталкидова мира (387 г. до Р. Х.). Попытка сбросить персид. иго во время «кипрской войны» (390-380 гг. до Р. Х.) потерпела неудачу. Евагор I и его старший сын и соправитель Пнитагор погибли в 374 г., престол унаследовал младший сын - Никокл (373-361 гг. до Р. Х.), к-рому удалось восстановить экономическое положение Саламина, пришедшее в упадок в результате войны. Преемник Никокла Евагор II (361-351/50 гг. до Р. Х.) проводил проперсид. политику. В 351/50 г. до Р. Х. Артаксеркс III предпринял поход против Египта, который закончился неудачей. В результате антиперсид. восстания финикийцев и всех кипрских царств, включая Китий, Евагор II потерял трон, царем стал внук Евагора I Пнитагор (351/50-332 гг. до Р. Х.). В 345/4 г. до Р. Х. Артаксеркс III подавил восстание на К. и Пнитагор был вынужден признать суверенитет персид. царя.

Лит.: Σπυριδάκις Κ. Κύπριοι Βασιλεῖς τοῦ 4ου αἰῶνος π. Χ. Λευκωσία, 1963; Catling H. W. Cyprus and the West, 1600-1050 B. C. Sheffield, 1980; Stanley Price N. P. Early Prehistoric Settlement in Cyprus: A Review and Gazetteer of Sites, 6500-3000 B. C. Oxf., 1980. (British Archaeol. Rep. Intern. ser.; 65); Karageorghis V. Cyprus: From the Stone Age to the Romans. L., 1982; idem. (Καραγιώργης Β.). ῾Η ῞Υστερη Χαλκοκρατία // ῾Ιστορία τῆς Κύπρου. Λευκωσία, 1997. τ. 1. Σ. 237-285; Peltenburg E. J. Recent Developments in the Later Prehistory of Cyprus. Göteborg, 1982; idem. ῾Η Χαλκολιθικὴ περίοδος 3800-2300 π. Χ. // ῾Ιστορία τῆς Κύπρου. 1997. τ. 1. Σ. 117-170; Baurain C. Chypre et la Méditerranée orientale au Bronze Récent. Athènes, 1984; Fouilles récentes à Khirokitia (Chypre): 1977-1981 / Ed. A. Le Brun. P., 1984. 2 τ.; Idem: 1983-1986. P., 1989; Idem: 1988-1991. P., 1994; Archaeology in Cyprus: 1960-1985 / Ed. V. Karageorghis. Nicosia, 1985; Todd I. A. Excavations at Kalavasos-Tenta. Göteborg, 1987. (Studies in Mediterranean Archaeology; 71/6); Bolger D. Erimi-Pamboula: A Chalcolithic Settlement in Cyprus. Oxf., 1988. (British Archaeol. Rep. Intern. ser.; 443); Early Society in Cyprus / Ed. E. J. Peltenburg. Edinb., 1989; Stylianou P.-J. The Age of Kingdoms: A Political History of Cyprus in Archaic and Classical Periods // Μελέται και υπομνήματα. Λευκωσία, 1992. Т. 2. Σ. 373-530; idem. (Στυλιανοῦ Π.). Τὰ ἀρχαῖα βασίλεια (Η´ αἰών - 315 π. Χ.) // ῾Ιστορία τῆς Κύπρου. 2000. Т. 2. Σ. 465-618; Åström P. ῾Η Μέση ᾿Εποχὴ τοῦ Χαλκοῦ // Ibid. 1997. τ. 1. Σ. 213-236; Courtois J.-C. ῾Η Γεωμετρικὴ ᾿Εποχὴ (1050 - τέλος τοῦ Η´ αἰῶνος π. Χ.) // Ibid. Σ. 287-349; Le Brun A. ῾Η Κύπρος πρίν ἀπὸ τὸ 5000 B. P./3000 π. Χ. // Ibid. 1997. τ. 1. Σ. 57-105; Swiny S. ῾Η πρώϊμη ᾿Εποχὴ τοῦ Χαλκοῦ // Ibid. Σ. 171-212; The Earliest Prehistory of Cyprus: From Colonization to Exploitation / Ed. S. Swiny. Boston, 2001; The Colonization and Settlement of Cyprus: Investigations at Kissonerga-Mylouthkia, 1976-1996 / Ed. E. J. Peltenburg. Savedalen, 2003; Le Néolithique de Chypre / Ed. J. Guilaine, A. Le Brun. Athéns, 2003; Archaeological Field Survey in Cyprus: Past History, Future Potentials / Ed. M. Iacovou. L., 2004; Zournatzi A. Persian Rule in Cyprus: Sources, Problems, Perspectives. Athens; P., 2005; On the Margins of Southwest Asia: Cyprus During the 6th to 4th Millennia BC / Ed. J. Clarke. L., 2007; Jones P. L. Moving Heaven and Earth: Landscape, Death and Memory in the Aceramic Neolithic of Cyprus. Oxf., 2008. (British Archaeol. Rep. Intern. ser.; 1795); Knapp A. B. Prehistoric and Protohistoric Cyprus: Identity, Insularity, and Connectivity. Oxf., 2008; idem. The Archaeology of Cyprus: From Earliest Prehistory Through the Bronze Age. Camb.; N. Y., 2012.
О. В. Л.

Эллинистический и римский периоды

(334 г. до Р. Х.- 330 г. по Р. Х.). Правление саламинского царя Пнитагора совпало с походом Александра Великого (Македонского) (334-329 гг. до Р. Х.) на Восток. Когда Александр осаждал Тир (332 г. до Р. Х.), кипрские цари послали ему на помощь 120 кораблей. После взятия города цари были щедро вознаграждены, в т. ч. Пнитагор получил разрешение присоединить к своему царству Тамас, проданный его последним царем Пасикипром финик. правителю Кития Пимиафу. Преемник Пнитагора Никокреон (332/1-311/10 гг. до Р. Х.) и Пасикрат, царь г. Солы, были устроителями торжеств в честь победного завершения похода Александра в Египет. Спорным остается вопрос, являлись ли кипрские цари младшими неравноправными союзниками Александра, или остров стaл частью его империи, и в таком случае считался ли К. завоеванной или добровольно подчинившейся страной (Mehl. 2000. Σ. 626-627). Кипрские царства не были упразднены. Скорее всего они были освобождены от налогов, которые до этого уплачивали персид. царю (Στυλιανοῦ. 2000. Σ. 608).

При 1-м и 2-м разделах диадохами империи Александра (в Вавилоне в 323 г. до Р. Х. и в Трипарадисе в 320 г. до Р. Х.) К. не входил в число распределяемых территорий, а являлся сферой влияния разных диадохов (Mehl. 2000. Σ. 629). В последующие годы остров стал ареной борьбы правителя Египта Птолемея I Сотера сначала с регентом империи Пердиккой, а затем с Антигоном I Одноглазым.

Гимнасий в Саламине. IV в.
Гимнасий в Саламине. IV в.

Гимнасий в Саламине. IV в.

В 321 г. до Р. Х., перед походом Пердикки на Птолемея I, союзники последнего - кипрские цари Никокреон Саламинский, Пасикрат Сольский, Никокл Пафосский и Андрокл Амафунтский - осадили не участвовавший в их союзе Марий. Пердикка направил осажденным военную помощь. После гибели Пердикки новый регент Антипатр послал против его отрядов, находившихся в Марии, флот под рук. Клита. Вместе с царями-союзниками Птолемея Клит осадил Марий, но так и не смог его взять. Те же царства (кроме Амафунта) оказались на стороне Птолемея I в его борьбе с Антигоном Одноглазым, тогда как Китий, Лапет, Кириния (Кериния) и Марий поддерживали последнего. К. в 314-312 гг. до Р. Х. был базой Птолемея во время операций в Вост. Средиземноморье и Эгейском м. Для полного подчинения острова он послал на К. флот из 100 кораблей с 10 тыс. наемников. Цари Мария Стасиойк и Амафунта Андрокл под давлением перешли на сторону Птолемея, а Лапет и Кириния были взяты силой. Китий, царь которого Пимиаф в знак независимости чеканил собственную монету, был осажден. После того как Пимиаф был вынужден примкнуть к Птолемею, ему позволили сохранить царскую власть. Во время восстания в Киренаике против Птолемея кипрские цари в надежде на освобождение от его власти начали вести переговоры с Антигоном. В 312 г. Птолемей решительно подавил зреющий мятеж. Китий был взят, Пимиаф обезглавлен, а главный храм города, посвященный богу Мелькарту, разрушен. Цари Лапета и Киринии попали в плен и лишились престолов. Царь Мария был убит, город разрушен, а его жители переселены в Нов. Пафос. Наказанные города Птолемей отдал Никокреону Саламинскому и провозгласил его стратегом, но реальная военная власть на острове принадлежала брату Птолемея Менелаю и Селевку (впосл. основатель гос-ва Селевкидов). После 312 г. до Р. Х. упоминания о Никокреоне исчезают из источников: видимо, он вскоре умер. В 311/10 г. до Р. Х. царь Пафоса Никокл попал под подозрение в связях с Антигоном. Воины Птолемея окружили его дворец, и Никокл был вынужден покончить жизнь самоубийством. Его примеру последовала вся царская семья. Некоторые исследователи считают, что эти сведения относятся не к Никоклу, а к Никокреону (Engel. 1841. S. 368; Hill. 1949. P. 160-161 и др.). Так или иначе после смерти Никокла и Никокреона Птолемей провозгласил царем Саламина и стратегом Менелая и поручил ему управление всем островом, кроме г. Солы, царем к-рого был сын Пасикрата Евност, женатый на дочери Птолемея от Таис Афинской.

В 306 г. до Р. Х. Деметрий I Полиоркет высадился на п-ове Карпасия. Близ Саламина он разбил Менелая и осадил этот город, а в 305 г. до Р. Х. его корабли одержали победу над пришедшим на помощь егип. флотом Птолемея. После этого весь остров покорился Деметрию без сопротивления. Антигониды владели К. в течение 11-12 лет. Птолемей смог отвоевать остров только в 295/4 г. до Р. Х., и К. стал провинцией его державы.

Амфитеатр в Курии. II в. до Р. Х.
Амфитеатр в Курии. II в. до Р. Х.

Амфитеатр в Курии. II в. до Р. Х.

На протяжении всего птолемеевского периода островом управлял назначаемый царем Египта стратег. Исключением были небольшие временные отрезки, когда на К. проживали члены династии Птолемеев. Хотя они именовались царями К., их полномочия и обязанности были такими же, как у стратега. Первоначально главным городом К. оставался Саламин, но затем столица была перенесена в Нов. Пафос, возможно, потому, что он находился ближе к Александрии или из-за того, что Саламин сильно пострадал в результате войны с Деметрием I Полиоркетом. «Гражданские» стратеги были в некоторых кипрских городах (при этом в тех, где был силен финик. элемент,- в Китии и Лапете), они были не царскими чиновниками, а должностными лицами городского самоуправления (Mehl. 2000. Σ. 695-696, 701).

С упразднением царств был образован «Союз кипрских городов» (Κοινὸν Κυπρίων). На острове наступил период стабильности, экономического и культурного расцвета. В городах были введены демократические институты - советы и народные собрания. В градостроительстве начала применяться система Гипподама Милетского: прямые улицы пересекались под прямым углом, к главной из них примыкала агора. Началось возведение театров, стадионов, гимнасиев, появились первые б-ки. В этот период окончательно нивелировалось финик. влияние и возобладал греч. язык.

Егип. цари активно использовали богатства К.: рудники, древесину для кораблестроения (значительная часть кипрских лесов была вырублена в этот период), пшеницу, вино, оливковое масло. Птолемеи чеканили монеты в Пафосе, Саламине, Китии и Амафунте.

Птолемей II Филадельф основал на К. 3 города, получившие название Арсиноя в честь его жены и сестры. Один из них располагался рядом с Марием, другой - между Ст. и Нов. Пафосом, 3-й - близ Саламина.

В 168 г. до Р. Х. правитель державы Селевкидов Антиох IV захватил К. и Н. Египет, но оставил эти территории из-за ультиматума римлян. Во II в. до Р. Х. цари Египта временами передавали остров во владение младшим членам династии Птолемеев. Проживание на К. членов царской фамилии повышало его статус. Длившийся десятилетиями раздор между братьями Птолемеем VI и Птолемеем VIII затронул и К. В 163 г. до Р. Х. старший брат получил во владение Египет и К., а младший, к-рому досталась Киренаика, счел свою часть слишком малой и требовал добавить к ней К. Птолемея VIII поддержал рим. сенат. Между 161 и 156/155 г. до Р. Х. он силой захватил К. После того как Птолемею VI удалось изгнать младшего брата с острова, Птолемей VIII составил завещание, согласно к-рому передавал К. Риму. В 153 г. до Р. Х. он предпринял попытку с военной помощью римлян захватить К., но был пленен и сослан Птолемеем VI в Кирену. Птолемей VIII получил К. только после смерти брата и устранения племянника - Птолемея VII (146/5 г. до Р. Х.). В 117 г. до Р. Х., незадолго до смерти, Птолемей VIII провозгласил своего сына Птолемея IX стратегом К., а в 116 г. до Р. Х., когда тот стал царем Египта, стратегом был назначен его брат Птолемей X. Со 110 г. до Р. Х. Птолемей Х носил титул царя К. Когда он в 107 г. до Р. Х. узурпировал власть в Египте, Птолемей IX поселился на К., откуда предпринимал военные операции против Сирии. После того как в 88 г. до Р. Х. Птолемей Х был изгнан александрийцами и погиб в морской битве недалеко от К., власть перешла к его брату. Из 2 сыновей Птолемея IX Птолемей XII правил в Египте, а Птолемей Кипрский - на К.

Царские гробницы в Пафосе. IV в. до Р. Х. – III в.
Царские гробницы в Пафосе. IV в. до Р. Х. – III в.

Царские гробницы в Пафосе. IV в. до Р. Х. – III в.

В 58 г. до Р. Х. римляне решили присоединить К., используя в качестве предлога завещание Птолемея XI (80 г. до Р. Х.), ставленника Луция Корнелия Суллы, к-рый передавал Риму свои владения (и, следов., К.), а также из-за покровительства пиратам правившего островом Птолемея Кипрского (80-58 гг. до Р. Х.). Римляне под рук. Марка Порция Катона Младшего без сопротивления овладели К. в 58 г. до Р. Х. Птолемею Кипрскому предложили сдаться при условии сохранения за ним должности верховного жреца Афродиты в Пафосе, но тот предпочел покончить жизнь самоубийством. Первоначально К. был объединен в одно проконсульство с Киликией (58-47 гг. до Р. Х.). Проконсул Публий Корнелий Лентул Спинтер (56-54 гг. до Р. Х.) дал К. собственные провинциальные законы. Однако при нем и в большей мере при его преемнике Аппии Клавдии Пульхре (53-51 гг. до Р. Х.) К. страдал от экономических злоупотреблений рим. предпринимателей. Напр., участвовавший в присоединении К. Марк Юний Брут добился в 56 г. до Р. Х. утверждения сенатом значительного кредита саламинцам в нарушение рим. закона о запрете давать в долг из столичной казны крупные суммы жителям провинций. Когда в 51 г. до Р. Х. проконсулом Киликии стал Марк Туллий Цицерон, он отправил на К. для расследования своего представителя Квинта Волузия Сатурнина, который сообщил о запустении острова в результате притеснений Пульхра: жители были не в состоянии выплачивать столь тяжелые налоги; ряд чиновников, имевших покровителей в Риме, действовали по собственному произволу, а мн. города были обязаны выкупать за огромную цену освобождение от размещения в них на постой рим. отрядов. Цицерон отменил чрезмерные налоги и откуп от постоя войск, сократил проценты по долгам (с 48 до 12), к-рые жители Саламина выплачивали друзьям Брута, а также упразднил оказание дорогостоящих почестей проконсулу.

В 47 г. до Р. Х. Юлий Цезарь подарил К. егип. царице Клеопатре VII. Впосл. это дарение подтвердил Марк Антоний. После битвы при Акции (31 г. до Р. Х.) судьба царства Птолемеев была предопределена: в 30 г. до Р. Х. Египет и его владения (в т. ч. К.) были присоединены к Римскому гос-ву. В 27 г. до Р. Х. К. был отделен от Киликии и стал имп. провинцией со столицей в Пафосе, где находилась резиденция проконсула. В 23 г. до Р. Х. Октавиан Август сделал К. сенатской провинцией. Островом управлял проконсул, которому помогали легат и квестор. Проконсул назначался на год, но этот срок мог быть продлен. Римские легионы в сенатских провинциях подчинялись не проконсулу, а императору. К. делился на 4 округа с центрами в Пафосе, Лапете, Саламине и Амафунте. Вторым по значению городом был Саламин, его театр (15 тыс. зрителей) относится к числу самых больших в Вост. Средиземноморье; городская агора также имела значительный размер - 240×60 м. Римляне раздали царские земли киприотам, но активно эксплуатировали рудники в Тамасе и Солах. На острове значительного размаха достигло кораблестроение. Римляне создали на К. систему дорог. Остров являлся местом пересечения торговых путей Запада с Индией и Аравией. В период рим. владычества К. был более густонаселенным, чем в древности и в средневековье. Клавдий Птолемей упоминает 17 городов, а данные археологов указывают на существование многочисленных процветавших сельских центров. Зерновые культуры, оливковое масло и вино шли на экспорт в разные регионы империи. В городах развивалось производство льняных тканей и выделка порфиры.

Театр в Саламине. I в. (?)
Театр в Саламине. I в. (?)

Театр в Саламине. I в. (?)

Союз кипрских городов продолжал существовать, хотя о его деятельности сохранились лишь отрывочные сведения. Главным городом оставался Пафос. Собственные монеты союз чеканил лишь в течение 2 периодов: с сер. I в. до 138 г. и с кон. II в. до 222 г.

Во внутренней жизни городов в римский период не произошло радикальных изменений, но Рим предоставил им большую автономию по сравнению с централизованной системой управления эпохи Птолемеев. В городах действовали такие советы (в Саламине также существовала герусия), состав к-рых контролировался рим. властями, и народные собрания. При Августе была учреждена должность цензоров. В Амафунте сохранялся введенный Птолемеями пост стратега, к-рый теперь выполнял функции гражданского правителя. В Китии и Солах высшую ступень городской иерархии занимал гиппарх (к-рый из начальника конницы стал главой местной полиции).

Фисба и Пирам. Мозаика пола из виллы Дионисия в Пафосе. Кон. II или нач. II в.
Фисба и Пирам. Мозаика пола из виллы Дионисия в Пафосе. Кон. II или нач. II в.

Фисба и Пирам. Мозаика пола из виллы Дионисия в Пафосе. Кон. II или нач. II в.

Сильное землетрясение в 15 г. до Р. Х. разрушило Пафос; город был отстроен на средства, предоставленные Августом. Последующие рим. императоры также покровительствовали К.: Тиберий считался благодетелем Пафоса и Лапета, Клавдий - Курия и Кирении, Нерон - Сол и Саламина и т. д. Святилище Афродиты в Ст. Пафосе славилось на всю империю. Тиберий предоставил ему статус убежища, богатые дары приносились Титом и Септимием Севером.

После землетрясения 77/78 г. Пафос был восстановлен благодаря помощи императоров Веспасиана и Тита Флавия, Китий - Нервы (96-98), а Саламин - Траяна. Во время еврейского восстания 115-117 гг., бывшего отголоском восстаний в Египте и Киренаике, больше всего пострадало население Саламина. После этого проживание евреям на острове было запрещено (через некоторое время этот запрет был отменен). Саламин был отстроен имп. Адрианом.

Во время правления династии Северов на К. появляется имп. чиновник - прокуратор, ответственный за управления имп. землями на острове и за сбор налогов в частную казну императора. Его функции первоначально пересекались с функциями квестора. Он управлял провинцией в отсутствие проконсула. В III в., за исключением нападения в 269 г. флота готов, К. не был затронут войнами и набегами варваров.

В 293 г., после введения системы тетрархии, К. оказался в составе вост. части империи, к-рой управлял Диоклетиан. В результате адм. реформы Диоклетиана, разделившей империю на 12 диоцезов во главе с викариями, подчинявшимися префекту претория, К. стал провинцией диоцеза Восток, столицей которого была Антиохия. Островом управлял наместник, носивший титул презид, резиденция к-рого была в Саламине. После ухода Диоклетиана на покой К. в 305-311 гг. вошел во владения Галерия, в 311-313 гг.- Максимина Дайи, в 313-324 гг.- Лициния. В 324 г. киприоты предоставили Лицинию 30 кораблей для ведения военных действий против равноап. Константина I Великого, к-рые завершились его поражением и объединением империи под властью Константина.

Ист.: Χατζηϊωάννου Κ. ῾Η ᾿Αρχαία Κύπρος εἰς τὰς ῾Ελληνικὰς πηγάς. Λευκωσία, 1971. Т. 1; Wallace P. W., Orphanides A. C., ed. Sources for the History of Cyprus. Nicosia, 1990. T. 1: Greek and Latin Texts to the 3rd Cent. A. D.
Лит.: Engel W. H. Kypros: Eine Monographie. B., 1841. Bd. 1; Hill G. History of Cyprus. Camb., 1940. Vol. 1; Badian E. M. Porcius Cato and the Annexation and Early Administration of Cyprus // JRS. 1965. T. 55. P. 110-121; idem. The Testament of Ptolemy Alexander // Rheinisches Museum für Philologie. N. F. Bonn, 1967. Bd. 110. H. 2. S. 178-192; Avraamides A. B. Studies in the History of Hellenistic Cyprus: Diss. / Univ. of Minnesota. Minneapolis, 1971; Hassall M., Crawford M., Reynolds J. Rome and the Eastern Provinces at the End of the 2nd Cent. B. C. // JRS. 1974. T. 64. P. 195-220; Bagnall R. S. The Administration of the Ptolemaic Possessions outside Egypt. Leiden, 1976; Mitford T. B. Roman Cyprus // ANRW. 1980. Tl. 2. Bd. 7. Hdb. 2. S. 1285-1384; Βράχας Θ. Π. ῾Ελληνιστικὴ Κύπρος. ᾿Αθῆναι, 1984; Cristol M. Proconsuls de Chypre // Chiron. Münch., 1986. Bd. 16. S. 1-14; Σπυριδάκης Κ. ῾Ιστορία τῆς ᾿Αρχαίας Κύπρου. ᾿Αθῆναι, 1986; Parmentier A. Phoenicians in the Administration of Ptolemaic Cyprus // Phoenicia and the East Mediterranean in the 1st Millenium B. C. Leuven, 1987. P. 403-412. (Studia Phoenicia; 5); Given M. J. M. Symbols, Power and the Construction of Identity in the City-Kingdoms of Ancient Cyprus c. 750-312 B. C.: Diss. Camb., 1991; Amandry M. Coinage Production and Monetary Circulation in Roman Cyprus. Nicosia, 1993; Mehl A. ῾Ελληνιστικὴ Κύπρος // ῾Ιστορία τῆς Κύπρου. Λευκωσία, 2000. Т. 2. Σ. 619-761; Potter D. Κύπρος ἐπαρχία τῆς ῥωμαϊκῆς αὐτοκρατορίας // Ibid. Σ. 763-864; Στυλιανοῦ Π. Τὰ ἀρχαῖα βασίλεια (Η´ αἰών - 315 π. Χ.) // Ibid. Σ. 465-618; Burns T., Eadie J. W., ed. Urban Centers and Rural Contexts in Late Antiquity. Michigan, 2001.
Э. П. А.

Византийский период (330-1191 гг.)

Имп. равноап. Константин I Великий продолжил адм. реформу Диоклетиана. Он разделил империю на 4 префектуры, каждая из к-рых включала неск. диоцезов. Диоцез Восток вошел в префектуру Востока (praefectura praetorio per orientem), во главе которой стоял префект претория Востока. В 335 г. в диоцезе Восток должность викария была заменена должностью комита (comes Orientis). Посланный на К. равноап. имп. Константином I Великим наместник Калокер, имевший титул магистра стад верблюдов (magister pecoris camelorum; в поздних источниках назван дуксом), попытался стать независимым правителем. По местному преданию, завезенные им на остров кошки избавили жителей от ядовитых змей (Potter. 2000. Σ. 861). В 333/4 г. мятеж Калокера был подавлен войском кесаря Далмация Младшего. После сильных землетрясений 332 и 342 гг. имп. Констанций II восстановил Саламин и назвал его своим именем - Констанция. Он освободил жителей города от налогов на 4 года. От землетрясения 370 г. больше пострадала юго-зап. часть острова - Пафос и Курий.

Триумфальный въезд равноап. Константина Великого в Рим. Роспись ц. Честного Креста «ту Агиазмати». 1494 г.
Триумфальный въезд равноап. Константина Великого в Рим. Роспись ц. Честного Креста «ту Агиазмати». 1494 г.

Триумфальный въезд равноап. Константина Великого в Рим. Роспись ц. Честного Креста «ту Агиазмати». 1494 г.

С сер. IV в. до 536 г. наместник К. назывался консуляром (в источниках 1-е упоминание консуляра, к-рый носил имя Квирин, относится к 358). Он находился под контролем преторианского анфипата Востока (иллюстрия) и его представителя - эпарха Востока (спектабиля). Необходимость более гибкого и оперативного управления в условиях постоянной военной угрозы привела к созданию в 536 г. особой адм. единицы - квестуры экзерцитус, в которую входили М. Скифия, Н. Мёзия, Кария, К. и Кикладские о-ва. Квестору подчинялся архонт К. Целью Юстиниана I было уменьшение власти комита Востока и переложение финансовых затрат дунайских областей, которые были истощены варварскими вторжениями, на более богатые провинции. Эта система сохранялась до нач. VII в.

Киприоты поддержали Ираклия, к-рый вместе со своим отцом поднял в 608-610 гг. мятеж против имп. Фоки. В связи с этим Ираклий, придя к власти, возобновил чеканку медной монеты с надписью: «Кипр» - и финансировал постройку водопровода в Констанции. Об образовании в этот период фемы К. или о вхождении острова в к.-л. из фем, созданных имп. Ираклием (610-641), нет сведений (᾿Ασδραχᾶ. 2005. Σ. 201).

Епископская базилика в г. Солы. IV-VI вв., 655 г.
Епископская базилика в г. Солы. IV-VI вв., 655 г.

Епископская базилика в г. Солы. IV-VI вв., 655 г.
Накануне араб. экспансии остров процветал; здесь укрывались бежавшие от арабов христиане из Сирии, Палестины и Египта. Первое нападение арабов на К.- поход правителя Сирии Муавии (халиф в 661-680) традиционно датируют 647 г., но в наст. время наиболее вероятной датой считается 649 год (Browning. 2005. Σ. 247). Византийцы не держали нa острове войска, поэтому он стал легкой добычей завоевателей. Констанция была разграблена, главная церковь города - базилика свт. Епифания разрушена. Надпись, обнаруженная в 1974 г. при раскопках базилики в г. Солы, сообщает о 120 тыс. пленных во время 1-го набега и 50 тыс.- во время второго (лето 650). Прибрежные города были разорены, жители переселились дальше от побережья. Некоторые городские центры так и не восстановились (напр., Лампуса). Прп. Анастасий Синаит упоминает кипрских пленных, работавших в окрестностях Мёртвого м. (Anast. Sin. Quaest. 96 // PG. 89. Col. 745).

Из араб. источников известно, что во время 1-го нападения Муавия подписал договор с архонтом - представителем кипрского народа (Browning. 2005. Σ. 246, 249). Согласно араб. толкователям законов, К. не считался ни завоеванным гос-вом, ни добровольно сдавшимся и находившимся под протекторатом на условии выплаты хараджа и соблюдения определенных условий, но являлся страной, перешедшей под власть мусульман на основании заключенного договора и остававшейся свободной в вопросах внутреннего самоуправления (Ibid. Σ. 248). Араб. историк аль-Баладури сообщает об условиях договора: киприоты ежегодно должны были выплачивать 7200 динаров (такую же сумму, как и визант. властям), не вести враждебных действий по отношению к халифату и извещать арабов о военных приготовлениях византийцев (Ibid. Σ. 250). Такой договор исключал массовую исламизацию киприотов, заселение острова арабами и введение мусульм. законодательства. Этот особый статус острова получил в исторической науке название «кондоминиум» (совместное владение).

Мечеть Хала Текке Султан близ Ларнаки. VII в., 1760 и 1816 гг.
Мечеть Хала Текке Султан близ Ларнаки. VII в., 1760 и 1816 гг.

Мечеть Хала Текке Султан близ Ларнаки. VII в., 1760 и 1816 гг.

Когда Муавия узнал, что к К. послан визант. флот во главе с куропалатом Какоризом, арабы покинули остров. На К. было восстановлено визант. управление. Во время 2-го похода Муавии на К. при приближении большого араб. флота оставленный на острове визант. гарнизон погрузился на корабли и обратился в бегство. Договор киприотов с Муавией был возобновлен, на острове был размещен араб. гарнизон и устроена крепость. Кроме того, на К. были переселены жители Баальбека. Вопрос, как долго араб. гарнизон оставался на острове, является спорным: по одному мнению, он размещался на К. до правления Язида, сына Муавии, по другому - был отозван Муавией во время гражданской войны 656-661 гг. Возможно также, что отозванный в 655/656 г. гарнизон возвратился на остров в 670 г. и окончательно покинул его в 680 г. Во главе араб. чиновников на К. стоял вали. Нет информации о вмешательстве арабов в самоуправление, к-рое находилось в руках епископов и знатных граждан. Кипрский архиепископ вершил судопроизводство не только в церковных, но и в гражданских делах. После воссоединения с Византийской империей эта функция архиепископа была ограничена (Dikigoropoulos A. The Church of Cyprus during the Period of the Arab Wars, A. D. 649-965 // GOTR. 1965/1966. T. 11. N 2. P. 246). На К. также находились визант. чиновники, позднее источники упоминают о визант. правителе острова. Тактикон Успенского (ок. 843) и 2 печати из собрания Дамбартон-Окса (IX-X вв.) свидетельствуют о существовании должности архонта К. (Oikonomidès N. Les listes de préséance byzantines des IXe et Xe sieecles. P., 1972. P. 59).

В 688 г. сын Муавии Абд аль-Малик заключил с имп. Юстинианом II новый договор на 10 лет, согласно которому К., Армения и Иберия должны были выплачивать Византии и халифату одинаковые по размеру подати. Этот договор действовал 3 века, несмотря на неоднократные нарушения: наиболее серьезными были временное освобождение К. после победы визант. флота над арабским в 746 г., нападение на остров Харуна ар-Рашида в 806 г. и захват К. имп. Василием I в 874 г., который удерживал его 7 лет и превратил в визант. фему. В 910 г. киприоты нарушили условие нейтралитета, когда к нему подошла посланная имп. Львом VI Премудрым эскадра Имерия. В наказание за это остров был разграблен эмиром Тарса Дамианом. Множество жителей было уведено в плен, но впосл. возвращено на родину.

Церковь прп. Илариона в замке св. Илариона близ Киринии. Кон. XI в.
Церковь прп. Илариона в замке св. Илариона близ Киринии. Кон. XI в.

Церковь прп. Илариона в замке св. Илариона близ Киринии. Кон. XI в.

Араб. источники упоминают о производстве на К. шелковых и шерстяных тканей, об экспорте благовонной смолы (стиракс), камеди и мастики. Видимо, шелкопрядение зародилось на острове именно в период кондоминиума. Древесина использовалась для кораблестроения и строительства. Об эксплуатации рудников в этот период не сохранилось сведений. В Х в. из Египта на К. был завезен сахарный тростник, выращивание к-рого и производство сахара впосл. получило большое значение для кипрской экономики.

В 965 г. визант. флот под предводительством патрикия Никиты Халкуцы освободил остров, не встретив сопротивления. Византия полностью восстановила свои позиции на К. В Эскуриальском Тактиконе (70-е гг. Х в.) появляется упоминание должности стратига К. (Ibid. P. 265). Восстанавливается экономика и торговые отношения с левантийскими рынками, возникают новые отрасли производства (соляная в районе совр. Ларнаки и текстильная). Населенные пункты образовывались не только на побережье, но и внутри страны и в горах, что связано с желанием обезопасить их от внезапных внешних нападений. Ряд городов постепенно пришел в запустение (Солы, Амафунт, Тамас). Одновременно рядом со мн. древними городами или на их месте появились новые: Ледру сменила Лефкосия (Никосия), Китий - Арника (ныне Ларнака) и Аликес, недалеко от Курия возникло поселение Эпископи, вблизи от Карпасии - Ризокарпас, по соседству с Пафосом - Ктима. Констанция уступила место более удобно расположенному порту Аммохост (Фамагуста), а Амафунт - Лимасолу. В горном массиве Пендадактилос были построены 3 важнейшие крепости острова: Св. Илариона, Буффавенто и Кантара. Крепостные сооружения были возведены также в Лефкосии, Киринии и Пафосе.

После долгого отсутствия сообщений в источниках визант. хроники сообщают о восстании на К. в 1042-1043 гг. под рук. Феофила Эротика, стратига К. Это восстание, поводом для к-рого послужило народное недовольство тяжелым налогообложением, носило автономистский характер. Оно было быстро подавлено визант. флотом под рук. стратига фемы Киввериоты. Из лат. Жития Лиетберта, еп. Камбре, известно, что в 1055 г. К. управлялся катепаном (Vita Lietberti // MGH. SS. T. 7. P. 536). Во 2-й пол. XI в. наместник К., осуществлявший военную и гражданскую власть, носил титул «дука». В «Истории» Григория Иоанна Абу-ль-Фараджа ибн аль-Ибри говорится, что буд. визант. имп. Никифор III Вотаниат (1078-1081) одно время был дукой К. (The Сhronography of Gregory Abu'l-Faraj, the Son of Aaron, the Hebrew Physician, commonly known as Bar Hebraeus: Being the First Part of His Political History of the World. L., 1932. Vol. 1. P. 226).

В сер. или в кон. XI в. (по мнению нек-рых исследователей, еще раньше) столица острова была перенесена в Лефкосию.

После восстания полководца Рапсомата в 1091 г., подавленного вел. дукой Иоанном Дукой и полководцем Мануилом Вутомитом, и в связи с началом эпохи крестовых походов имп. Алексей I Комнин уделил большое внимание усилению обороны острова, для управления К. он назначил опытных политических и военных деятелей. Гражданским наместником, занимающимся в т. ч. сбором налогов, стал сначала Каллипарий, затем Константин Евфорвин Катакалон, военным правителем (стратопедархом) - Евмафий Филокал. Ранее кон. 1094 г. дукой К. был назначен Филокал, в 1102 г. его сменил Катакалон, а с 1108/09 до 1118 г. эту должность снова занимал Филокал.

Имп. Алексей I Комнин. Мозаика из Киккского мон-ря. 90-е гг. ХХ в.
Имп. Алексей I Комнин. Мозаика из Киккского мон-ря. 90-е гг. ХХ в.

Имп. Алексей I Комнин. Мозаика из Киккского мон-ря. 90-е гг. ХХ в.

К. играл ведущую роль в снабжении гос-в крестоносцев продовольствием, зап. источники называют его богатейшим островом (Raoul de Caen. Gesta Tancredi in Expeditione Hierosolymitana // RHC, Occ. Vol. 3. P. 647). К. экспортировал сельскохозяйственную продукцию (гл. обр. зерновые и вино), а также ткани, мыло, специи, соль. В 1126 г. венецианцы получили торговые привилегии на К. (этот договор был подтвержден в 1147). В 1135 г. на острове свирепствовали голод и эпидемия. В течение XII в. визант. императоры из династии Комнинов, желая, чтобы К. управляли верные им сановники, назначали дуками своих родственников. В 1136 г. в записи о приобретении рукописи «Шестоднева» кафигуменом Киккского мон-ря Давидом упоминается дука К. по имени Константин, фамильное имя которого не указано. Е. Асдраха отождествляет его с военачальником и придворным Константином Камицей, к-рый был супругом внучки Алексея I - Марии Ангелины Комнины (᾿Ασδραχᾶ. ῾Η Κύπρος ὑπὸ τοὺς Κομνηνοὺς (Α´). 2005. Σ. 343-345).

Весной 1156 г. К. разграбил антиохийский правитель Рейнальд де Шатийон; военачальники, епископы и игумены были взяты в плен и увезены в Антиохию, где за них потребовали выкуп. В это время дукой К. был племянник имп. Мануила I Комнина Иоанн. В 1157 и 1159 гг. остров пострадал от землетрясений, во время последнего только в Пафосской епархии было разрушено 14 церквей, в т. ч. базилика Пресв. Богородицы Лимениотиссы. В 1159 г., во время нападения егип. флота, в плен попал брат дуки К. Неизвестно, был ли он братом Иоанна Комнина или его преемника Алексея Дуки, также состоявшего в родстве с императором, 1-е упоминание о к-ром на посту дуки К. относится к 1161 г. Пираты, нанятые Раймондом Трипольским, опустошили остров в 1161 г.; причиной нападения послужила отмена сватовства Мануила I к его сестре. Помимо грабежа пираты убивали женщин, детей, священников и монахов, жгли церкви и мон-ри. Последний известный дука К., Андроник Синадин, также был женат на родственнице императора - внучке Алексея I.

Имп. Мануил I Комнин дарует привилегии Махерасскому мон-рю на Кипре. Мозаика зап. фасада ц. свт. Григория Паламы в Махерасском мон-ре. 1998 г.
Имп. Мануил I Комнин дарует привилегии Махерасскому мон-рю на Кипре. Мозаика зап. фасада ц. свт. Григория Паламы в Махерасском мон-ре. 1998 г.

Имп. Мануил I Комнин дарует привилегии Махерасскому мон-рю на Кипре. Мозаика зап. фасада ц. свт. Григория Паламы в Махерасском мон-ре. 1998 г.

После того как Мануил I в 1158 г. отвоевал Киликию, ее дуки получили право собирать налоги с киприотов, напр. Андроник Комнин (впосл. визант. имп. Андроник I Комнин) и Исаак Комнин. Последний в 1184 г. провозгласил себя независимым правителем К. Прибыв на остров, он предъявил поддельные имп. документы, подтверждавшие его полномочия. Исследователи считают Исаака сыном Ирины, дочери севастократора Исаака Комнина (брата Мануила I). Исаак заставил кипрских епископов избрать патриарха, чтобы тот совершил обряд венчания его на царство как императора. Действия против него центрального правительства были безрезультатны. Правление Исаака современники называют тираническим: из-за налогового гнета в трудном положении оказались не только простые люди, но и знатные киприоты, многие из к-рых покинули остров.

Захват К. не входил в планы крестоносцев. Но после того как буря прибила к берегам Лимасола корабль, на к-ром на Св. землю плыли сестра и невеста Ричарда I Львиное Сердце, англ. король начал войну с Исааком, чтобы наказать его за арест моряков и дурное обращение с членами своей семьи. Возможно, враждебное поведение Исаака было связано с обязательством перед его союзником Салах-ад-Дином не оказывать помощь крестоносцам. В 1191 г. Ричарду удалось завоевать К. за 1 месяц (6 мая он причалил к Лимасолу, а 25 мая или 1 июня Исаак сдался в плен). Местное население не поддержало Исаака и приветствовало англ. короля. Ричард собрал богатейшие трофеи, обложил население 50%-м налогом и оставил в замках свою стражу. 5 июня Ричард отплыл в Акру. Вскоре после его отъезда на острове вспыхнуло восстание греков и армян, к-рые выбрали правителем острова некоего монаха (возможно, родственника свергнутого Исаака). Приближенный Ричарда I Роберт Турнехейм, к-рого англ. король оставил на К., подавил мятеж. Однако сложности с контролем над ситуацией на острове и проблемы, с к-рыми Ричард столкнулся при осаде Акры, заставили его продать К. тамплиерам за 100 тыс. сарацинских безантов (или золотых динаров). 40 тыс. он получил сразу, а 60 тыс. тамплиеры должны были выплачивать из налогов, собираемых с киприотов. Введение новых налогов, в т. ч. на продажи в субботние и воскресные дни, подтолкнули жителей К. к новому восстанию, но из-за неорганизованности оно было быстро подавлено. Массовая резня киприотов на Пасху 1192 г. вызвала такую враждебность местных жителей к тамплиерам, что те не смогли управлять К. и вернули его Ричарду. Процветавший остров в результате правления Исаака Комнина, Ричарда I и тамплиеров пришел в запустение.

Об аграрных отношениях на К. практически ничего не известно, отдельные их аспекты можно лишь реконструировать по единичным упоминаниям в визант. источниках и по документам более позднего времени. Напр., Типикон Махерасского мон-ря (1201) содержит 1-е упоминание о париках. То, что эта категория зависимых наследственных держателей земли сохранилась в течение правления Лузиньянов и венецианцев, указывает на ее значительную роль и в более ранний период. На основании упоминания прп. Неофитом Затворником больших поместий С. Манго сделал вывод, что эта форма землевладения возобладала в XII в. на К. и земли были гл. обр. розданы выходцам из столицы (в виде пожизненных пожалований - т. н. харистикарная система) (Mango C. Chypre carrefour du monde byzantin // XVe Congrès Intern. d'Études Byzantines: Rapports et co-rapports. Athèns, 1976. T. 5: Chypre dans le monde Byzantin. P. 7-9). Однако на существование большого числа мелких землевладельцев указывают перечни налогов, сохранившихся и в период Лузиньянов (Gounaridis. 1996. P. 180). Сведения о тяжелом налоговом гнете присутствуют в ряде памятников письменности XII в.: в стихах Кипрского архиеп. Николая Музалона, в Житии свт. Леонтия, патриарха Иерусалимского, в Похвальном слове прп. Неофита Затворника свт. Аркадию, еп. Арсинойскому.

Ист.: Νεράντζη-Βαρμάζη Β. Σύνταγμα βυζαντινών πηγών κυπριακής ιστορίας: 4ος - 15ος αιώνας. Λευκωσία, 1996; Christides V. The Image of Cyprus in the Arabic Sources. Nicosia, 2006.
Лит.: Jenkins R. J. H. Cyprus between Byzantium and Islam, A. D. 688-965 // Idem. Studies on Byzantine History of the 9th and 10th Cent. L., 1970. [P. 1006-1014]; Οἰκονομάκης Ν. ῾Η ἐν Κύπρῳ ἀραβοκρατία κατὰ τὰς ἀραβικὰς πηγὰς // Πρακτικὰ τοῦ Α´ Διεθνοῦς Κυπριολογικοῦ Συνεδρίου. Λευκωσία, 1972. Τ. 2. Σ. 193-200; Lokin J. H. A. Administration and Jurisdiction in Cyprus in the 6th Cent. A. D. // Πρακτικὰ τοῦ Β´ Διεθνοῦς Κυπριολογικοῦ Συνεδρίου. Λευκωσία, 1986. Т. 2. Σ. 1-9; idem. ῾Ο πολιτικὸς κα διοικητικὸς θεσμὸς τῆς Κύπρου ἀπὸ τὸν Μεγάλο Κωνσταντίνο ἕως τὸν ᾿Ιουστινιανό // ῾Ιστορία τῆς Κύπρου. Λευκωσία, 2005. Т. 3. Σ. 155-197; Cyprus in the 11th Cent. B. C.: Proc. of the Intern. Symposium. Nicosia, 1994; Νεράντζη-Βαρμάζη Β. Μεσαιωνική ιστορία της Κύπρου μέσα από βυζαντινές πηγές. Θεσσαλονίκη, 1995; Gounaridis P. The Economy of Byzantine Cyprus: Cyprus, an Ordinary Byzantine Province // The Development of the Cypriot Economy: From the Prehistoric Period to the Present Day / Ed. V. Karageorghis, D. Michaelides. Nicosia, 1996. P. 175-184; Byzantine Medieval Cyprus / Ed. D. Papanikola-Bakirtzis, M. Iacovou. Nicosia, 1998; Potter D. Κύπρος ἐπαρχία τῆς ῥωμαϊκῆς αὐτοκρατορίας // ῾Ιστορία τῆς Κύπρου. 2000. Т. 2. Σ. 763-864; Δημοσθένους Α. Η βυζαντινή Κύπρος, 965-1191: Υλικός και πνευματικός πολιτισμός. Θεσσαλονίκη, 2002; Browning R. ῾Η Κύπρος κα οἱ ῎Αραβες // ῾Ιστορία τῆς Κύπρου. 2005. Т. 3. Σ. 235-291; ᾿Ασδραχᾶ Αἰκ. Τὸ θέμα Κύπρου // Ibid. Σ. 199-233; eadem. ῾Η Κύπρος ὑπὸ τοὺς Κομνηνοὺς (Α´) // Ibid. Σ. 293-347; eadem. ῾Η Κύπρος ὑπὸ τοὺς Κομνηνοὺς (Β´) // Ibid. Σ. 349-412; Beihammer A. D., Parani M. G., Schabel C. D., ed. Diplomatics in the Eastern Mediterranean: 1000-1500. Leiden; Boston, 2008; Metcalf D. M. Byzantine Cyprus: 491-1191. Nicosia, 2009; Lounghis T. C. Byzantium in the Eastern Mediterranean. Nicosia, 2010.
О. В. Л.

Период правления династии Лузиньянов (1192-1489) и венецианцев (1489-1570/71)

В мае 1192 г. англ. кор. Ричард I передал К. своему вассалу Ги де Лузиньяну при условии уплаты 40 тыс. золотых динаров в течение года и еще 60 тыс. впоследствии. В 1186 г. Ги стал королем Иерусалима благодаря браку с Сибиллой Иерусалимской, но в 1187 г., после поражения крестоносцев в битве при Хаттине, попал в плен к Салах-ад-Дину и в 1190 г. был низложен советом баронов. Первоначально К. считался феодом Ги, но его брат и наследник Амальрик (Амори) де Лузиньян (1194-1205) в сент. 1197 г. получил королевский титул от имп. Генриха VI Гогенштауфена в связи с тем, что Ричард I в 1193 г. попал к тому в плен и был вынужден принести вассальную присягу.

Кипрское королевство стало одним из крупнейших лат. гос-в, созданных в Вост. Средиземноморье крестоносцами, их форпостом в Леванте, местом стоянки для пилигримов и купцов, убежищем для мн. христиан, покинувших родину во время мамлюкских завоеваний в Сирии во 2-й пол. XIII в. и османской экспансии в Византию в XV в. Неоднократно К. служил местом сбора крестоносцев, к-рым оказывалась поддержка в оснащении и пополнении армии. Через К. проходил путь на Св. землю имп. Свящ. Римской империи Фридриха II Гогенштауфена (1228), франц. кор. Людовика IX Святого (1248) и буд. англ. кор. Эдуарда I (1271).

Собор Св. Софии в Никосии (ныне мечеть Селимийе). 1209–1326 гг.
Собор Св. Софии в Никосии (ныне мечеть Селимийе). 1209–1326 гг.

Собор Св. Софии в Никосии (ныне мечеть Селимийе). 1209–1326 гг.

Для укрепления своей власти и подчинения местного греч. населения Ги де Лузиньян старался опереться на латинян и сирийцев, к-рых он привлекал в королевство путем предоставления им земли и экономических привилегий. Кипрский хронист Леонтий Махерас, сообщая о заселении К. латинянами, писал, что «король отправил послов на Запад с хартиями о пожаловании привилегий: во Францию, в Англию, к каталонцам и многим другим правителям, которые были богаты, и обещал дать им и их детям серебро, золото и наследство. А так как святые реликвии находились на Кипре, а Кипр был рядом с Иерусалимом, многие пришли со своими женами и детьми и поселились на Кипре. И король дал одним месячное жалованье, другим ренту и ассигнования, судей и суд во всех землях Иерусалимского королевства. Людям более низкого ранга он гарантировал свободу и освобождение от уплаты налогов» (Leont. Makhair. Chronicle. § 26-27. Р. 24). Остров был поделен на королевские владения и феоды баронов. Ги де Лузиньян предоставил рыцарям 300 феодов и 200 проний - конным сержантам (sergents à cheval, профессиональным воинам-всадникам) и туркопулам (конным лучникам). Все феодалы во главе с королем участвовали в заседаниях совета, к-рый назывался Высшей палатой. Этот орган помимо выполнения судебной функции решал важнейшие политические и дипломатические вопросы. Для незнатных жителей острова была создана Палата горожан. Каждая из палат при судопроизводстве руководствовалась собственным кодексом права: Ассизы Иерусалима и Кипра делились на 2 части - Ассизы Высшей палаты и Ассизы Палаты горожан. 2-я часть Ассиз была переведена в сер. XIV в. на кипрский диалект греч. языка.

При отсутствии короля заседания Высшей палаты возглавлял сенешаль, к-рый ведал церемониалом, вершил королевское правосудие и занимался экономическими вопросами гос-ва. Войском командовал коннетабль, а отрядами наемников - маршал. Камергер управлял королевским двором и его хозяйственными делами. Канцлер исполнял секретарские обязанности (обычно эту должность занимали клирики), его главной функцией было обнародование королевских указов. Позже в Кипрском королевстве появилась должность адмирала, возглавлявшего флот.

Греч. население делилось на 3 категории: париков (зависимых крестьян); перпериариев, к-рые в отличие от париков были лично свободны зa ежегодную выплату 15 золотых монет (иперпиров); свободных земледельцев (франкоматов), которые арендовали обрабатываемую ими землю. В правление династии Лузиньянов категория перпериариев неуклонно сокращалась за счет их перехода в разряд горожан. Лат. население в сельской местности в отличие от городов было незначительным. По подсчетам исследователей, в XIII в. на К. проживало 25-30 тыс. латинян, в XIV в.- 30-40 тыс. (исключая венецианцев и генуэзцев) при общей численности населения 150-200 тыс. чел.

С первых лет правления на острове Лузиньяны поняли необходимость мирного сосуществования с мусульм. гос-вами: это давало возможность укрепить королевство, стабилизировать положение латинян на острове, стимулировать развитие городов и торговли, установив связи с тур. и егип. рынками. Во время 4-го крестового похода (1202-1204) Амальрик де Лузиньян отказался принимать участие в войне против греков, а в 1205 г. заключил 6-летний союз с Египтом. Большое число беженцев из Византии, Сирии и Армении переселилось на К. после завоевания крестоносцами К-поля в 1204 г. Утрата в 1291 г. крестоносцами последних владений Иерусалимского королевства - Акры, Тира, Сидона, Бейрута вызвала массовый наплыв переселенцев на остров и одновременно смещение на К. торговли из основных центров левантийского побережья. Королевство стало вост. границей христ. мира. Кипрский кор. Генрих II (1285-1324) сделал все возможное для размещения беженцев, среди к-рых были не только крестьяне, ремесленники, купцы, но и бароны, лат. духовенство, члены орденов тамплиеров и госпитальеров, требовавшие компенсации потерь и новых земельных владений. Лузиньяны начали именоваться королями Иерусалима и К. еще в 1268 г. (по др. версии, в 1269). До потери в 1291 г. Акры церемония коронации проходила в Тире. Начиная с Гуго IV (1324-1359) (Генрих II был коронован в 1286 еще в Тире) и до Петра II (1369-1382) кипрские короли венчались иерусалимской короной в Фамагусте. Именно здесь при коронации сохранялся церемониал Иерусалимского королевства, отличный от церемониала, принятого в столице К. Никосии. Во время коронации кипрские короли жаловали своим приближенным должности и титулы Иерусалимского королевства, сохраненные на острове. Т. о., Фамагуста как бы стала столицей Иерусалимского королевства, преемницей и олицетворением «святого града Иерусалима». Именно потому, что город был уподоблен Иерусалиму, в 1295 г. папа Римский Бонифаций VIII решил объединить еп-ство Антарад (Тортоза), географически самую близкую к К. область в Сирии, с еп-ством Фамагуста.

Собор свт. Николая Чудотворца в Фамагусте. 1298–1326 гг.
Собор свт. Николая Чудотворца в Фамагусте. 1298–1326 гг.

Собор свт. Николая Чудотворца в Фамагусте. 1298–1326 гг.

Основные усилия королей в кон. XIII - 1-й пол. XIV в. были направлены на обустройство порта Фамагусты (до этого роль основного порта К. играл Лимасол), к-рая оттянула на себя значительную часть сир. торговли европ. купечества и стала главным источником доходов королевской казны. Для привлечения купцов в Фамагусту крупные торговые города Генуя, Венеция, Пиза, Флоренция, Марсель, Монпелье, Барселона получили на К. широкие привилегии. Право беспошлинной торговли было даровано Генуе и Венеции. Благодаря развитию международной торговли при Генрихе II и особенно при Гуго IV Кипрское гос-во достигло наивысшего экономического расцвета и политического влияния в Восточно-Средиземноморском регионе.

В отношении мусульм. соседей кипрские короли всегда проводили осторожную политику. Однако в союзе с западноевроп. державами К. не раз выступал против Египта и Турции. После падения Акры Генрих II был готов к походу против Египта. В качестве союзников и основной ударной силы предполагалось использовать монголов, к-рые в 1299 г. вторглись в Сирию. Но из-за того что королю не удалось убедить в целесообразности своего плана тамплиеров и госпитальеров, переговоры с монг. ханом Газаном провалились. При Гуго IV главным врагом христиан в Вост. Средиземноморье являлись турки. В 1334 г. папа Римский Иоанн XXII объявил о создании Лиги против турок (впосл. Свящ. лига), действие к-рой постоянно возобновлялось (1343, 1348, 1350, 1353, 1356-1357). Самой большой победой Лиги было взятие в 1344 г. Смирны. Кипрское королевство являлось равноправным участником всех альянсов наряду с Папским престолом, Венецией и орденом иоаннитов (в разное время в Лигу входили Византия, Пиза, Генуя и Каталония).

Самым известным крестоносцем династии Лузиньянов был кипрский кор. Петр I (1359-1369), предприимчивый и энергичный правитель. С целью организации крупномасштабного крестового похода против мамлюков он совершил 2 путешествия в страны Зап. Европы и впосл. руководил военными действиями крестоносного войска. Первым завоеванием Петра I была Атталия (ныне Анталья; 1361), которую киприоты удерживали до 1373 г. В 1365 г. впервые в истории крестоносного движения ему удалось завоевать Александрию. Событие имело колоссальный резонанс во всем христ. мире. Его деяния были воспеты трубадурами, итал. гуманистами, отмечены европ. хронистами и рус. летописцами. Затем войска Петра I разрушили тур. порт Алайя (ныне Аланья), а в нач. 1367 г. разграбили Триполи. Поход на Александрию имел экономическую подоплеку: с сер. 60-х гг. XIV в. Фамагуста постепенно начала утрачивать роль главного торгового центра региона, наметилось отклонение морских торговых путей (либо на север - через Чёрное м., либо на крайний юг - через Египет и Красное м.), итал. республики предпочитали вести прямую торговлю с Египтом. Кор. Петр I поставил задачу разрушить именно порт Александрии, чтобы, парализовав прямую торговлю с Египтом, обеспечить дальнейшее развитие Фамагусты и сохранить за кипрскими властями контрольно-посреднические функции в левантийской коммерции. Однако войны опустошили казну, обострили отношения короля с вассалами, расстроили торговые связи европ. купечества с Египтом, дестабилизировали рынок. Король был убит в результате дворцового переворота в 1369 г.

Преемник и сын Петра I де Лузиньяна Петр II не смог удержать баланс сил и интересов венецианского и генуэзского купечества на рынках королевства, что привело к вооруженному столкновению между ними. К. был вовлечен в их противостояние на стороне Венеции и в конечном счете остался один на один с могущественным врагом - Генуэзской республикой. Кипро-генуэзская война 1373-1374 гг. закончилась поражением К., выплатой огромной контрибуции победительнице, пленением кипрской знати, потерей важнейшего торгового центра - Фамагусты. Город был аннексирован Генуей, к-рая удерживала его до 1464 г. Лузиньяны потеряли часть своей территории, казна - основной источник доходов, кипрские короли были опутаны долгами и попадали во все большую зависимость от кредитов и капиталов др. держав, экономика гос-ва была подорвана. После войны 1373-1374 гг. К. и политически и экономически ориентировался на Венецию - главного союзника и кредитора.

Распятие с кор. Янусом и кор. Шарлоттой. Положение во гроб. Роспись Королевской часовни в Пирге. 1421 г.
Распятие с кор. Янусом и кор. Шарлоттой. Положение во гроб. Роспись Королевской часовни в Пирге. 1421 г.

Распятие с кор. Янусом и кор. Шарлоттой. Положение во гроб. Роспись Королевской часовни в Пирге. 1421 г.

Кризис Кипрского королевства усугубился после кипро-египетской войны 1426 г. В битве при Хирокитии мамлюки разбили кипрское войско, кор. Ян попал в плен. В результате К. признал себя вассалом и данником султана Египта. Участие Кипрского королевства в международных делах и в антитур. коалициях становится минимальным. Все попытки Лузиньянов вернуть Фамагусту и переломить ситуацию оказались тщетными. После войны 1426 г. начинается миграция кипрской знати и интеллектуальной элиты с острова в Европу. В условиях политической нестабильности и нарастания тур. угрозы в кипрском обществе подспудно усиливалось ощущение грядущей катастрофы. Ситуация заставляла киприотов задумываться не только о защите острова, но и о своей судьбе: в XV в. кипрские аристократы пытались создать для себя в Европе (обычно в Генуе или Венеции, но иногда и в др. европ. городах) некую «экономическую базу» и даже получить там гражданство. К концу правления династии Лузиньянов значительно сократилось количество знатных кипрских родов франк. происхождения: в XIV в. на острове насчитывалось 168 франк. семей, в 1385-1473 гг. известен 61 род, а к концу венецианского периода - только 24. В XV в. шло формирование новой знати, в т. ч. из семей сир. и греч. происхождения: Подокатаро, Биби, Гурри (Урри), Оде, Синкритико (Синкрилико).

В 1464 г. Иаков II де Лузиньян (Бастард) при помощи венецианцев и благодаря политической и военной поддержке султана Египта узурпировал власть, свергнув сводную сестру Шарлотту, и отвоевал у генуэзцев Фамагусту. В 1468 г. Иаков II женился на венецианке Катерине Корнаро. В 1473 г. король неожиданно умер, оставив наследником новорожденного сына Иакова III, который скончался через год. Формально власть перешла к Катерине Корнаро. В течение 16 лет ее правления венецианцы заняли ключевые посты в гос. аппарате королевства, к-рое фактически превратилось в одну из провинций Венецианской империи. Немало представителей старой династии Лузиньянов были лишены привилегированных позиций еще Иаковом II. Однако сразу после смерти Иакова II Венеция не рискнула объявить остров своим владением. Королевское завещание предполагало передачу власти сначала законнорожденному сыну и вдове, а в случае их смерти его незаконнорожденным детям. Кроме того, вассальная зависимость К. от Египта ставила под сомнение легитимность присоединения острова к владениям Венеции. Потребовалась многолетняя дипломатическая деятельность в Каире и установление контроля над внутренними делами на К. Венеция ждала подходящего момента для юридического присоединения королевства к своей территории. Лишь в 1489 г. республика вынудила Катерину Корнаро отказаться от власти и покинуть остров. Над К. был поднят венецианский флаг. Это событие вызвало серьезное недовольство султана Египта. Проблему удалось урегулировать дипломатическим путем стараниями венецианского посла Пьетро Дьедо. Между сторонами был достигнут компромисс: Венеция принимала на себя даннические обязательства прежнего королевства, формально признавала зависимость К. от Египта и обязалась помогать султану в случае нападения турок.

Адм. и военная организация К. была возложена на местоблюстителя. Он управлял островом при помощи 2 советников. Втроем они составляли совет, к-рый назывался Реджименто или Реттори. Этот совет размещался в Никосии и заменил собой Высшую палату, что вызвало недовольство феодалов. В результате был создан Великий совет, в к-рый входили все благородные жители К. старше 25 лет, однако он не имел реальной власти. Экономическими вопросами ведали камерарии. Капитан К. в мирное время являлся главнокомандующим вооруженными силами. Его резиденция находилась в Фамагусте, где он также осуществлял административную и судебную власть. В случае войны или чрезвычайных обстоятельств Большой совет Венеции назначал для командования войсками генерального проведитора (этот пост давался только на 2 года).

Социальное и экономическое состояние общества при венецианцах осталось практически без изменения. Адм. аппарат венецианских властей был многочисленным, но неэффективным. Высокий уровень налогообложения вызвал обнищание земледельцев. Многие предпочитали бежать во владения тур. султана. Доходы от высокоприбыльной соляной монополии целиком отправлялись в Венецию. В конце венецианского периода в связи с тур. угрозой было начато строительство новых крепостей. В 1550-1559 гг. были воздвигнуты укрепления Фамагусты (архит. Дж. Санмикели), в 1567-1570 гг.- крепостные стены Никосии с 11 бастионами, сооруженные по плану Дж. Саворньяно.

В период правления династии Лузиньянов и Венеции одним из самых важных товаров, к-рые западноевроп. купечество экспортировало с К., являлся хлопок (вывозился хлопок-сырец и реже хлопчатобумажная пряжа). Центром хлопководства были окрестности Лимасола, также хлопок выращивали на орошаемых землях в районах Ларнаки и Пафоса. К. не только экспортировал местную продукцию, но и вел транзитную торговлю хлопком (гл. обр. из Сирии).

До посл. четв. XIV в. кипрскому королю принадлежала монополия на продажу соли. Ее реализация и налоги на этот товар при продаже и вывозе с острова приносили значительный доход в королевскую казну. Важным продуктом экспорта с К. был сахар. Торговля им, так же как и солью, контролировалась королевской властью, устанавливавшей цены на них. Обширные плантации сахарного тростника находились в районах Пафоса и Лимасола. Самыми крупными их собственниками были королевская семья, орден иоаннитов, лат. епископы Пафоса и Лимасола. В кон. XIV-XV в. к ним присоединились венецианцы из рода Корнаро и каталонцы из рода Феррер. Помимо сахара киприоты экспортировали цератоний (рожковое дерево), плоды к-рого содержат ок. 50% сахара. В XIII-XV вв. на К. было хорошо развито виноделие.

Торговля зерном велась через порты Пафоса, Лимасола и Фамагусты. Фамагуста являлась также крупнейшим центром реэкспорта зерна из районов Зап. Средиземноморья. Область Лимасола была житницей острова, где выращивались все виды сельскохозяйственной продукции, предлагавшейся западноевропейским купцам.

В Никосии и Фамагусте работали мастерские, в к-рых изготавливались тонкие материи из козьей шерсти - камелоты и ярко-красные скарлаты. Европ. купцы покупали на острове не только камелоты, но и кипрские хлопчатобумажные и льняные ткани (бумазею и высококачественное льняное полотно), тканый или вышитый золотом шелк, парчу, шелковый бархат и тафту.

Лит.: Jeffery G. Cyprus under an English King in the 12th Cent.: The Adventures of Richard I and the Crowning of his Queen in the Island. L., 1973; Efthimiou M. B. Greeks and Latins on Cyprus in the 13th Cent. Brookline (Mass.), 1987; Edbury P. W. The Kingdom of Cyprus and the Crusades, 1191-1374. Camb., 1991; idem. The Lusignan Kingdom of Cyprus and its Muslim Neighbors. Nicosia, 1993; idem. Kingdoms of the Crusaders: From Jerusalem to Cyprus. Aldershot, 1999; Близнюк С. В. Мир торговли и политики в королевстве крестоносцев на Кипре: 1192-1373. М., 1994; ῾Ιστορία τῆς Κύπρου / ᾿Εκδ. Θ. Παπαδόπουλλος. Λευκωσία, 1995-1996. Т. 4-5; Byzantine Medieval Cyprus / Ed. D. Papanicola-Bakirtzis, M. Iakovou. Nicosia, 1998; Arbel B. Cyprus, the Franks and Venice: 13th-16th Cent. Aldershot, 2000; Luttrell A. The Hospitallers in Cyprus, Rhodes, Greece and the West, 1291-1440. L., 2001; Coureas N. The Assizes of the Lusignan Kingdom of Cyprus. Nicosia, 2002; Cyprus: Society and Culture 1191-1374 / Ed. A. Nicolaou-Konnari, C. D. Schabel. Leiden; Boston, 2005; Nader M. Burgesses and Burgess Law in the Latin Kingdoms of Jerusalem and Cyprus, 1099-1325. Aldershot, 2006; Diplomatics in the Eastern Mediterranean: 1000-1500 / Ed. A. D. Beihammer, M. G. Parani, C. D. Schabel. Leiden; Boston, 2008; Jacoby D. Latins, Greeks and Muslims: Encounters in the Eastern Mediterranean, 10th-15th Cent. Farnham etc., 2009.
С. В. Близнюк

Османское владычество (1570/71-1878)

В июне 1570 г. тур. флот подошел к берегам К., и были предприняты первые попытки высадить войска в окрестностях Пафоса (20 июня) и Лимасола (2 июля), к-рые закончились неудачей. Во время высадки у Ларнаки (3 июля) греч. население поддержало турок, за что венецианцы вырезали большую часть населения Лефкары. В июле турецкий главнокомандующий Лала Мустафа-паша направился от Ларнаки к Никосии и 25/26 июля начал осаду города. Через 44 дня, 8 сент., Никосия была взята штурмом. Вслед за этим сдались Кириния, Пафос, Лимасол, Аликес и Ларнака. Дольше всех продержалась крепость Фамагусты, осада которой продолжалась с 17 сент. 1570 по 1 авг. 1571 г. Перед лицом османской угрозы зап. державы по инициативе папы Римского Пия V создали новую Свящ. лигу, что привело к разгрому тур. флота в морском сражении при Лепанто (7 окт. 1571). В марте 1573 г. Венеция официально признала вхождение К. в состав Османской империи. Тем не менее киприоты в надежде на освобождение неоднократно обращались за помощью к правителям Савойи, Испании и Неаполя.

Караван-сарай Бюйюк-хан в Никосии. 1572 г.
Караван-сарай Бюйюк-хан в Никосии. 1572 г.

Караван-сарай Бюйюк-хан в Никосии. 1572 г.

Вскоре после падения Фамагусты греки-киприоты отправили в К-поль посольство к вел. везиру Мехмед-паше Соколовичу (Соколлу), который даровал ряд прав греч. населению острова: свободное отправление религ. нужд (православным отдавалось предпочтение перед др. христ. общинами К.), восстановление монастырей, приобретение домов, полей и имений с правом передачи их по наследству. Также грекам было разрешено сохранить принадлежащие им дома в Фамагусте.

По подстрекательству венецианцев в 1578 г. на К. вспыхнуло 1-е антитур. восстание, но оно было быстро подавлено. Более серьезной стала попытка Виктора Зембетоса, поддерживавшего связь с савойским герцогом, поднять восстание в 1606 г. В 1607 г. турки нанесли поражение небольшому флоту тосканского герц. Фердинандо I Медичи и его войску, высадившемуся на К.

Административно К. подчинялся вел. везиру, к-рый назначал на остров наместника - бейлербея. Остров представлял собой отдельный эялет, состоявший из 7 санджаков: 3 на острове (Никосия (Лефкоша), Пафос (Баф), Кириния (Гирне)) и 4 на малоазийском побережье. Эти 3 санджака в свою очередь делились на 12 кадылыков. В Никосии находилась резиденция музаффера - 3-бунчужного паши, в Пафосе и Фамагусте - 2-бунчужных пашей (чьи должности были упразднены в 1640). Примерно в 1670 г. К., медные месторождения к-рого уже истощились, а доходы от левантийской торговли сократились, был переподчинен капудан-паше (начальнику турецкого флота, к-рый после завоевания Крита в 1669 имел огромный авторитет в Османской империи) в качестве отдельного санджака эялета Архипелага. Капудан-паша назначал наместником острова мюселлима. В 1703-1785 гг. К. считался частью хасса (служебного владения) вел. везира и управлялся от его имени особым чиновником - мухассылом, а затем снова вошел в эялет Архипелага. Известно, что в 1777 г. К. делился на 4 округа (Никосия, Пафос, Ларнака и Кириния) и 17 кадылыков.

В момент тур. завоевания К. население острова составляло 197-200 тыс. чел. В конце венецианского периода численность городских жителей не превышала 20%, а в эпоху османского владычества она сократилась. После турецкого завоевания христ. население К. стало уменьшаться. Большое число жителей было уведено в плен, множество беженцев переселилось на Крит, Ионические о-ва, в Полу (Пулу) в Истрии, в Венецию. В 1572 г. был издан фирман о перемещении на К. населения из М. Азии, однако оно не носило массового характера. Большую часть переселенцев составили греки из окрестностей Кесарии Каппадокийской (Кайсери). До нач. XIX в. на острове наблюдался демографический упадок. В 1691-1695 гг. население К. насчитывало 144 тыс. чел. (112 тыс. христиан и 32 тыс. мусульман), в 1738 г.- от 72 до 90 тыс. (48-60 тыс. христиан, 24-30 тыс. мусульман), в 1777 г.- 84 тыс., в 1801 г.- ок. 60 тыс., в 1814 г.- 70 тыс. (по др. сведениям, 90 тыс.) чел. По результатам переписи 1841 г. на острове проживало 108,6 тыс. чел., из к-рых 73,2 тыс. чел. были православными, 33,3 тыс.- мусульманами, 500 - католиками, 1,4 тыс.- маронитами, 200 - армянами.

Особенно интенсивно исламизация осуществлялась в первое столетие после завоевания К., при этом часть потурченцев тайно продолжала исповедовать Православие (т. н. криптохристиане). Следуя практике разделения подданных на религ. общины - миллеты, Порта признала Кипрского архиепископа главой греко-правосл. миллета на территории К. Община получила определенную автономию в вопросах внутреннего управления и располагала особым правовым и налоговым статусом. Архиепископ и епископы могли непосредственно обращаться к султану, отправляя ему послания, скрепленные собственными печатями. Интересы греч. населения перед османской администрацией представлял драгоман - главный переводчик наместника К. (впервые эта должность упом. в 1608). Наиболее влиятельным драгоманом был Хаджигеоргакис Корнесиос (ок. 1780-1809).

Одним из благоприятных последствий османского завоевания для греч. населения стало то, что венецианцы и французы покинули остров, кипрское крестьянство освободилось от феодальной зависимости, греки получили возможность приобретения земли без права полного владения ей (в последние годы османского периода им было дано и право частной собственности на землю), но могли передавать ее по наследству.

В 1572 г. на острове был завершен учет податного населения и введена система тимаров - военных ленов, представляющих собой условное феодальное земельное держание. Завоеванная земля считалась общественной и принадлежала султану (мири). Служилое сословие получало от султана на условии несения военной службы право сбора налога с определенной территории (тимар), где ни крестьянин, ни тимариот не являлись собственниками земли. Сумма налога строго регламентировалась центральной властью и зависела от объема военных обязанностей и звания. Крупные тимары назывались зиаметами (их держатели именовались заимами). Земледельцу предоставлялось право пользования землей, к-рое было наследственным, он мог передать это право за определенную сумму др. лицу или отдать в залог, но эти сделки совершались при посредстве тимариота. Изначально тимариоты не жили в своих тимарах, а лишь получали с них налоговые поступления. С кон. XVI в. они начали селиться в тимарах и заниматься собственным хозяйством, эксплуатируя зависимое население.

Земли, которые султан раздавал должностным лицам и чиновникам в качестве частной собственности, назывались «мюльк». Их владелец был обязан выплачивать десятину. Кроме того, к категории «мюльк» относились жилые дома, мастерские, церкви, мельницы, деревья и виноградники (земля, на к-рой они посажены, при этом не становилась частной собственностью), а также сады и огороды внутри деревень. Кроме того, на К. широко распространяется система вакфов - имущества, переданного гос-вом или отдельным лицом на религ. или благотворительные цели. Вакфы не отчуждались и не облагались налогом. Однако исследование монастырских архивов показало, что неверно считать всю церковную собственность вакуфной. Данная форма собственности для Кипрской Православной Церкви являлась преобладающей, но не единственной. Наряду с вакфами мон-ри и др. церковные учреждения могли владеть мюльками или участками, предоставленными во временное условное пользование. Церковь приобретала собственность у владельцев мюльков и землю у тимариотов.

Уже в кон. XVI в. начался упадок системы тимаров. Гос-во старалось давать в откуп частным лицам право сбора налогов (ильтизам) на определенный срок, а впосл. и пожизненно. Собственник ильтизама - мультизам мог сдавать полученную им территорию (мукатаа) в субаренду. С кон. XVI в. начался постепенный процесс присвоения гос. земель лицами, получившими их в условное пожалование. В XVII в. на смену тимарам приходит система наследственного помещичьего землевладения - поместья-чифтлики. Параллельно установлению системы наследуемых земельных наделов шел процесс закабаления крестьянства, оказавшегося во владениях того или иного помещика. C нач. XVII в. султан стал продавать землю христианам, к-рые имели право перепродать или сдавать ее в аренду.

Временное облегчение налогового гнета после завоевания острова быстро сменилось тяжелым налогообложением. Ситуация усугублялась тем, что жалованье османские чиновники получали из собираемых ими налогов, что порождало злоупотребления. В 1-й пол. XVII в. К. страдал от стихийных бедствий (землетрясений, засух), нашествий саранчи и эпидемий, которые служили причиной запустения острова. Антиправительственные движения, носившие экономический характер, возникали и среди тур. населения (напр., восстание под рук. Мехмет-аги Бояджиоглу, 1683-1690). Во время выступлений против властей мусульмане нередко действовали заодно с христианами (напр., восстание 1764 г., в результате к-рого мухассыл Чиль-Осман-ага был убит, а казна разграблена; восстание Халиль-аги 1765-1766 гг.). На тираническое правление мухассыла Хаджи-Баки-аги (1773 или 1775-1783) в К-поль отправились с жалобой как христиане, так и мусульмане. Иногда восстания были направлены и против греч. верхушки (напр., в 1804).

Водопровод-акведук, построенный в Ларнаке в 1746–1750 гг. Гравюра
Водопровод-акведук, построенный в Ларнаке в 1746–1750 гг. Гравюра

Водопровод-акведук, построенный в Ларнаке в 1746–1750 гг. Гравюра

Экономика К. носила аграрный характер. В первые десятилетия XVII в. прекратилось производство сахара, значительно уменьшилась добыча соли. Ведущей отраслью стало выращивание хлопка (хотя и оно сократилось по сравнению с венецианским периодом). На экспорт шли вина, плоды рожкового дерева, пшеница, марена красильная, а также разнообразные ткани, шелк, шерсть и кожи. С целью развития торговли османские власти предоставляли иностранным купцам различные привилегии.

Центральная власть практически не занималась организацией общественных работ. В городах отсутствовали гавани и канализация, порт Фамагусты почти затянуло песком. Важнейшим мероприятием по благоустройству в османский период стало сооружение акведука в Ларнаке при Абу-Бакр-паше (1746-1748). На острове не было налажено дорожное сообщение: единственная дорога (между столицей и главным торговым портом Ларнакой) была проложена в самом конце османского периода.

К началу Греческой национально-освободительной революции 1821-1829 гг. на К. проживало 80 тыс. греков и 20 тыс. турок. Несмотря на численное превосходство, греки-киприоты, привыкшие к мирному сосуществованию, не готовились к восстанию, не имели оружия, у них не было опыта вооруженной борьбы. Султан велел наместнику Акки послать 4-тысячный отряд на К. для предотвращения восстания. Изъятие оружия у населения произошло без инцидентов. Тем не менее мутеселлим К. Кючюк Мехмет составил список греков-киприотов, к-рых считал целесообразным казнить. В этот список входили 486 чел., в т. ч. архиепископ, митрополиты и др. представители высшего духовенства, знатные и влиятельные греки, старосты сельских общин (представители местного самоуправления). Османское правительство одобрило эту инициативу. Указанные в списке греки-киприоты были приглашены в Никосию, а частных лиц, к-рые не участвовали в собраниях, было приказано арестовать 12 июня в церквах во время воскресной службы. Из 486 чел. удалось схватить и заключить в тюрьму 470. Архиеп. Киприан был повешен, а 3 митрополита и др. представители высшего духовенства обезглавлены. На следующий день были казнены остальные, кроме 36 чел., принявших ислам. Имущество казненных было экспроприировано, их жены и дети проданы в рабство, лишь некоторые из них избежали этой участи за выкуп. Из монастырей была изъята драгоценная утварь.

Казнь архиеп. Киприана. Роспись галереи верхнего двора Киккского мон-ря. Художники М. и Г. Морошаны. 1989 г.
Казнь архиеп. Киприана. Роспись галереи верхнего двора Киккского мон-ря. Художники М. и Г. Морошаны. 1989 г.

Казнь архиеп. Киприана. Роспись галереи верхнего двора Киккского мон-ря. Художники М. и Г. Морошаны. 1989 г.

В 1822-1830 гг. на К. были размещены егип. войска. В годы национально-освободительной революции мн. киприоты сражались с турками на территории Греции. Только в битве за Афины (апр.-май 1827) погибло 150 киприотов. Особый отряд, состоявший из киприотов, действовал под рук. Хаджи-Петроса. В 1828 г. новоизбранный архиеп. Кипрский Панарет обратился к И. Каподистрии с просьбой включить К. в состав греческого государства. Это воззвание было официально повторено в 1830 г. Но эти попытки не увенчались успехом.

В 1832 г., во время турецко-егип. конфликта, Мухаммад Али попытался закрепиться на К., но вмешательство Великобритании и Австрии на стороне Порты вынудило егип. правителя оставить эти планы.

В 1833 г. были жестоко подавлены 3 восстания против увеличения налогов. В Ларнаке и Никосии инициатором волнений был Н. Фисевс, член «Дружеского общества». Одновременно в окрестностях Хрисоху начались выступления мусульм. и правосл. крестьян под рук. имама, прозванного турецкими властями Гяур-имамом. Спустя неск. месяцев мон. Иоанникий возглавил мятеж на п-ове Карпасия.

В 1833-1878 гг. многие греки-киприоты эмигрировали в Греческое королевство, Италию и Египет. Согласно переписи населения, на К. в 1841 г. насчитывалось 108,6 тыс. греков, 33,3 тыс. турок и 2,1 тыс. представителей др. национальностей.

В 1840 г. в связи с реформами Танзимата, начавшимися в 1839 г., К. стал санджаком Родосского пашалыка. Наместники К. в этот период именовались мутасарифами. В 1861 г. жителям острова удалось добиться признания К. в качестве самостоятельной адм. единицы, непосредственно подчиняющейся Порте. Однако в 1868 г., в ходе изменений в адм. делении Османской империи, начавшихся в 1864 г., К. стал частью вилайета Архипелага. Островом управлял каймакам, подчиненный правителю вилайета вали. Только с апр. 1868 по авг. 1870 г. К. по требованию населения являлся самостоятельным мутесарифлыком. Остров делился на 15 каз (иногда их число сокращалось до 12).

Согласно Хатти Шерифу - султанскому указу 1839 г., задавшему основные направления курса реформ, в совещательные органы при тур. администраторах должны были входить представители христианского населения, а Хатти Хумайюн (1856) предусматривал участие в них также выборных членов. В связи с этими реформами был преобразован Великий совет (диван) Никосии - совещательный и судебный орган, рассматривавший адм., экономические и судебные вопросы. Председателем дивана являлся наместник К., участниками - 13 чел.: высшие офицеры и чиновники османской администрации, архиепископ Кипрский, кадий Никосии и 6 выборных лиц (3 православных и 3 мусульманина). Аналогичные советы были образованы в каждом из 6 округов, в к-рых греч. население представляли местный епископ и 2 выборных лица. В 1856 г. были учреждены муниципалитеты: градоначальники назначались наместником из числа мусульман, а в городские советы в равной пропорции избирались турки и греки. Представители местного самоуправления - мухтары (главы сельских общин) также должны были избираться.

После 1840 г. улучшилось состояние сельского хозяйства, возрождалась жизнь в запустевших селах. Однако в последние годы османского господства эпидемии, засухи и нашествия саранчи вызвали экономические трудности. По переписи 1881 г., из населения численностью 185 630 чел. 73% составляли правосл. греки, 24,4% - мусульмане, 1,7% - католики, марониты, монофизиты и др.

Экономика процветавших в средние века городов Фамагусты, Ктимы Пафоса и Киринии в османский период стала полуаграрной. В XIX в. возник новый городской центр - Лимасол. Ремесленное производство носило традиционный характер. Никосия и ее окрестности являлись центром изготовления изделий из меди, серебра, хлопчатобумажных и шелковых тканей (последние также производились в Ларнаке и Килани). В столице были сосредоточены и другие виды ремесел; среди ювелиров, строителей, столяров, плотников, на кожевенном производстве преобладали греки, турки изготовляли седла, обувь, занимались печатанием тканей. В 1845 г. в Никосии действовали 45-50 мастерских по штампованию тканей (большей частью для диванов и покрывал), однако к 1863 г. осталось только 5-6 мастерских. Внешняя торговля велась гл. обр. через порт Ларнаки. В этом городе находились иностранные консульства и в 1864 г. был открыт 1-й банк (отд-ние Оттоманского банка).

Система тимаров была окончательно отменена Махмудом II (1808-1839). В 1850-1851 гг. была проведена перепись всех земельных владений на К. в связи с огромным числом поддельных документов, подтверждавших частную собственность. Только в 1856 г. были сняты ограничения на покупку гос. земли, и тогда значительные территории были приобретены христианами. С кон. 50-х гг. XIX в. под влиянием западноевроп. сельского хозяйства устройство чифтликов стало утрачивать средневек. черты. Нек-рые чифтлики превратились в крупные и довольно прибыльные помещичьи хозяйства (латифундии), ориентированные на экспорт выращенной продукции в Европу.

Согласно закону 1858 г., земли делились на 5 категорий: государственные, частные, вакуфные, общего пользования (дороги, площади, пастбища и т. п.), непригодные для использования. Частные собственники, права к-рых не были подтверждены документально, должны были приобрести у гос-ва соответствующий документ (тапу). Землевладелец был обязан обрабатывать землю, а в случае ее запустения более чем на 3 года османские власти передавали право владения др. лицу.

Ведущую роль в образовании греч. населения в османский период играла Церковь. В XVIII в. наиболее известной была греч. школа, открытая в 1741 г. в Никосии архиеп. Филофеем. В 1808 г. архиеп. Хрисанф при материальной поддержке вел. драгомана Хаджигеоргакиса Корнесиоса создал школу «Эллиномусион». В 1811-1812 гг. архиеп. Киприан основал и открыл в Никосии т. н. Греческую школу. В это время также действовали школа в Омодосе (1804) и филологическая гимназия в Лимасоле (1819-1821). Все греч. образовательные учреждения прекратили работу в 1821 г.

В 1830 г. архиеп. Панарет восстановил «Греческую школу» в Никосии (в 1893 переименована во Всекипрскую гимназию) и открыл школы в Ларнаке и Лимасоле. Количество начальных школ увеличилось при архиеп. Макарии I (1854-1865), в 1859 г. он создал в Никосии 1-ю жен. гимназию. После образования Греческого королевства кипрская молодежь отправлялась на обучение в Грецию. В конце османского периода зарождается кипрская интеллигенция.

Лит.: Papadopoullos Th. Social and Historical Data on Population: 1570-1881. Nicosia, 1965; Inalcik H. Ottoman Policy and Administration in Cyprus after the Conquest // Πρακτικὰ Α´ Διεθνοῦς Κυπρολογικοῦ Συνεδρίου. Λευκωσία, 1973. Т. 3/1. Σ. 120-136; Orhonlu C. The Ottoman Turks Settle in Cyprus (1570-1580) // Ibid. Σ. 257-261; ῾Ιστορία τοῦ λληνικοῦ ἔθνους. ᾿Αθῆναι, 1974. Т. 10. Σ. 189-201, 306-310, 322-323; 1975. Т. 11. Σ. 105, 227; Т. 12. Σ. 202-203; 1977. Т. 13. Σ. 437-445; Gazioglu A. C. The Turks in Cyprus: A Province of the Ottoman Empire (1571-1878). L., 1990; Jennings R. C. Christians and Muslims in Ottoman Cyprus and the Mediterranean World: 1571-1640. N. Y.; L., 1993; idem. Studies on Ottoman Social History in the 16th and 17th Cent.: Women, Zimmis and Sharia Courts in Kayseri, Cyprus and Trabzon. Istanbul, 1999; Rizopoulou-Egoumenidou E. The Economy of Cyprus under Ottoman Rule with Special Emphasis on the Late 18th and Early 19th Cent. // The Development of the Cypriot Economy: From the Prehistoric Period to the Present Day / Ed. V. Karageorghis, D. Michaelides. Nicosia, 1996. P. 193-208; Μιχαήλ Μ. Ν. Το τσιφλίκι (ciftlik) της Οθωμανικής περιόδου. Λευκωσία, 2005; idem. Από το φέουδο στο τιμάριο: Γαιοκτησία στην Κύπρο της Οθωμανικής περιόδου // Επετηρίδα Κέντρου Μελετών Ιεράς Μονής Κύκκου. Λευκωσία, 2010. Т. 9. Σ. 337-361; Ottoman Cyprus: A Collection of Studies on History and Culture / Ed. M. N. Michael, M. Kappler, E. Gavriel. Wiesbaden, 2009; Given M., Hadjianastasis M. Landholding and Landscape in Ottoman Cyprus // Byzantine and Modern Greek Studies. Oxf., 2010. Vol. 34. N 1. P. 38-60.
Э. П. А.

Британское правление (1878-1960)

4 июня 1878 г., после поражения в русско-тур. войне (1877-1878), Турция подписала тайное соглашение с Великобританией, которое предусматривало передачу ей К. в обмен на военную и дипломатическую поддержку. К. имел для Великобритании стратегическое значение из-за географической близости к Суэцкому каналу, через к-рый англ. суда шли в Индию. О передаче острова под британское правление было объявлено 9 июля 1878 г. на Берлинском конгрессе. Официально до 1914 г. К. продолжал считаться частью Османской империи, а киприоты - османскими подданными, обязанными ежегодно выплачивать в султанскую казну 92 тыс. ф. с. (т. н. султанский налог).

Верховный комиссар Г. Вулзли принимает делегацию турок-киприотов. Гравюра из газ. «Illustrated London News». 1879
Верховный комиссар Г. Вулзли принимает делегацию турок-киприотов. Гравюра из газ. «Illustrated London News». 1879

Верховный комиссар Г. Вулзли принимает делегацию турок-киприотов. Гравюра из газ. «Illustrated London News». 1879

8 и 9 июля англ. войска высадились в Ларнаке, 12 июля они вошли в Никосию, 22 июля на К. прибыл 1-й Верховный комиссар острова сэр Гарнет Вулзли, к-рый осуществлял исполнительную власть с группой высших адм. чиновников. Первоначально Верховный комиссар подчинялся МИД, а с дек. 1880 г.- Мин-ву колоний. Остров был разделен на 6 округов (Никосия, Фамагуста, Лимасол, Ларнака, Пафос, Кириния) во главе с англ. администраторами. Был упразднен суд кадиев, и введено англ. судопроизводство. В сент. 1878 г. было объявлено об учреждении Законодательного совета, к-рый состоял из лиц, назначаемых королевой (в т. ч. по рекомендации Верховного комиссара). Его решения носили консультативный характер и были недействительны без утверждения Верховного комиссара. Законодательный совет был преобразован после введения Конституции 1882 г.: он должен был состоять из 6 офиц. представителей англ. администрации и 12 избираемых киприотов от национально-религ. общин - 9 греков и 3 турок. Если офиц. лица выступали заодно с тур. членами совета, их голоса уравновешивали голоса представителей греч. общины, и в таком случае решение определялось мнением Верховного комиссара. Остров был разделен на 3 избирательных округа, каждый из к-рых выдвигал 4 депутатов (3 христиан и мусульманина). Избирательным правом обладали все мужчины, османские или брит. подданные, достигшие 21 года, платящие налоги и прожившие на К. не менее 5 лет. Выборы проходили каждые 3 года. Сначала выборы были открытыми, затем было введено тайное голосование. В компетенцию Законодательного совета входили экономические вопросы, в т. ч. утверждение бюджета и налогов. Исполнительный совет состоял только из англ. чиновников.

В первые годы брит. правления османская система налогообложения не претерпела значительных изменений. Она включала 24 различных вида налогов и была весьма обременительной, поэтому англичане решили не устанавливать новые налоги (за исключением сборов на борьбу с саранчой, введенных в 1881). Постепенно десятина на нек-рые виды продуктов (напр., виноград, плоды рожкового дерева, грецкие орехи) была отменена, и пошлина взималась с них только в случае экспорта. С 1887 г. брит. власти начали внедрять практику сбора десятины не натуральными продуктами, а деньгами. Замена некоторых налогов пошлинами на экспорт и импорт привела к подъему цен. Кроме того, с каждого киприота, включая женщин и детей, собиралось по 0,5 ф. с. в счет компенсации, которую Великобритания обязалась выплачивать Турции за утрату К.

В 1889 г. кипрская делегация во главе с архиеп. Софронием III посетила Лондон с просьбами об установлении прямого подчинения острова брит. правительству, о введении в состав Исполнительного совета 2 киприотов, о смягчении налогообложения, в частности об отмене «султанского налога» и десятины. Несмотря на торжественные встречи архиеп. Софрония III с кор. Викторией, Архиепископом Кентерберийским и правительством, эта поездка не принесла результатов. В 1897 г. вместо расширения функций Законодательного совета его состав был увеличен на 3 чел., а в Исполнительный совет введены в качестве дополнительных членов 3 киприота, мнение которых Верховный комиссар мог запрашивать в случае необходимости. Юнионистские настроения греков-киприотов постепенно усиливались. В 1903 г. вопрос об объединении с Грецией (энозис, греч. ἕνωσις - объединение) был поднят в Законодательном совете. В окт. 1907 г. зам. министра по делам колоний У. Черчилль во время посещения К. был встречен греками-киприотами под флагами Греции с лозунгом энозиса. В переданном в 1907 г. Черчиллю меморандуме говорилось в т. ч. и о том, что Законодательный совет должен состоять только из избираемых населением греков-киприотов и турок-киприотов пропорционально численности их общин. Это требование было повторено в 1911 г. депутатами Законодательного совета в числе др. предлагаемых поправок к Конституции. Когда эти предложения были отвергнуты Мин-вом колоний, 17 апр. 1912 г. все греческие представители в Законодательном совете подали в отставку. В дек. 1912 - янв. 1913 г., в преддверии первой мировой войны, Великобритания с целью противостояния морской мощи Италии в Ионическом м. вела переговоры с греч. премьер-министром Э. Венизелосом об обмене К. на военную базу в Аргостолионе (о-в Кефалиния).

С 1878 г. и до начала первой мировой войны население К. увеличилось со 185 630 (в 1881) до 274 108 чел. (в 1911), в т. ч. доля греков-киприотов возросла с 73,9 (в 1881) до 78,2% (в 1911), несмотря на их значительную эмиграцию в Египет. С 1910 г. начался отъезд греков-киприотов в США, сократившийся после ограничения в 1921 г. американскими властями притока эмигрантов. В довоенный период выросло число городского населения.

В период британского правления коренным образом изменился облик К. Если до 1878 г. существовала единственная проезжая дорога - из Ларнаки в Никосию, то в 1904 г. дорожная сеть покрыла весь остров, а в 1906 г. начало действовать железнодорожное сообщение, связавшее Никосию с Фамагустой и Морфу. Была осуществлена электрификация и благоустройство городов. В Фамагусте был сооружен новый порт. Началось осушение болот около прибрежных городов. Появился телеграф, и получило развитие почтовое сообщение.

Значительный экономический сдвиг произошел только после 20 лет брит. правления, тогда как первые годы характеризовались затруднениями в этой сфере. Важнейшую роль в экономике играла внешняя торговля. Как и в период османского господства, основной объем экспорта составляли сельскохозяйственные продукты, а импорта - промышленные товары. Главными торговыми партнерами К. были Великобритания, Турция, Египет, Австрия, Франция и Италия. Началась добыча полезных ископаемых, гл. обр. асбеста, серой земли и гипса. В кон. ХIХ в. сельское хозяйство продолжали вести традиционными методами. При этом произошел временный спад в виноградарстве, сократилось производство табака и хлопка, но экспорт шерсти и шелка продолжался в достаточных объемах. Текстильная промышленность не могла развиваться из-за конкуренции с англ. производством. Ведущую роль играло табачное производство, основанное на привозном сырье из Македонии. В нач. ХХ в. возникла туристическая отрасль (в горы Троодос приезжали на отдых гл. обр. из Египта). Развивалась банковская система: во 2-й пол. XIX в. единственным банком, действовавшим на острове, оставался Оттоманский, в 1903 г. был открыт правительственный банк, в 1910 г.- отд-ние Афинского банка, в 1912 г. был основан Кипрский банк. Т. о. были заложены основы последующего экономического скачка.

Произошло значительное увеличение количества школ и повышение уровня грамотности населения. В 1893 г. вместо «Греческой школы» в Никосии была учреждена Всекипрская гимназия, в 1906 г. школы в Лимасоле и Ларнаке преобразовали в полугимназии. Все они были признаны Мин-вом образования Греческого королевства. В 1911 г. полугимназия Ларнаки была превращена в Торговый лицей. В авг. 1878 г. на острове создана 1-я типография, начала печататься газета. Развивалась кипрская художественная литература и журналистика.

После вступления Турции в войну на стороне Германии Великобритания 5 нояб. 1914 г. аннексировала К. и включила его в состав своих владений. Во время первой мировой войны 15 тыс. киприотов сражались в составе брит. войск в Юго-Вост. Европе. В 1915 г. в Законодательном совете было выдвинуто предложение энозиса, но оно было отвергнуто большинством англ. и тур. членов совета. 17 окт. 1915 г. Великобритания, чтобы побудить Грецию нарушить нейтралитет в первой мировой войне, пообещала передать ей К., если она присоединится к Антанте. Но правительство А. Заимиса и прогермански настроенный кор. Константин I не приняли это предложение.

В связи с ростом прогреч. настроений в 1917 г. брит. власти попытались запретить использование греками-киприотами флага Греческого королевства и ношение греч. орденов во время офиц. церемоний. Это предписание было проигнорировано митр. Киринийским Макарием (впосл. архиеп. Кипрский Макарий II), участвовавшим в Балканских войнах в качестве полкового священника и награжденным греч. боевым орденом. Делегации греков-киприотов посетили Париж (дек. 1918, апр. 1920) и Лондон (янв. 1918 - нояб. 1920) во время переговорных процессов о послевоенном устройстве Европы и османских владений, но их надежды на присоединение к Греции оказались неосуществимыми. Окончательный отказ, полученный кипрской делегацией от министра по делам колоний 26 окт. 1920 г., вызвал возмущение греч. населения острова; греки-киприоты предприняли массовую отправку телеграмм протеста и петиций брит. правительству. В дек. 1920 г. 9 греч. депутатов вышли из Законодательного совета в знак протеста. Запрет брит. властей на проведение мероприятий 25 марта 1921 г. в связи со 100-летием со дня начала Греческой национально-освободительной революции привел к столкновению кипрской молодежи с полицией. В 1921 г. по решению созванного архиепископом Всекипрского национального собрания греки-киприоты бойкотировали выборы в Законодательный совет.

В 1922 г., после потрясения, вызванного поражением в греко-тур. войне, киприоты смягчили требования энозиса. В меморандуме, направленном Кипрским архиеп. Кириллом III министру по делам колоний (16 дек. 1922), речь шла о полном самоуправлении или о расширении конституционных прав и о включении греков-киприотов и турок-киприотов в Исполнительный совет и в администрацию в пропорции 4 : 5, соответствующей последней переписи населения.

Утрата К. и отказ от всех прав на остров были официально признаны Турцией в 1923 г. на Лозаннской конференции. 1 мая 1925 г. К. был провозглашен колонией Британской империи, Верховный комиссар стал именоваться губернатором. Число депутатов в Законодательном совете было увеличено до 24 чел.: 9 вместо 6 назначаемых членов, 12 вместо 9 греков, число депутатов-турок осталось прежним.

В 1924-1925 гг. греч. и тур. депутаты Законодательного совета совместно добивались отмены т. н. султанского налога - компенсации Турции за брит. пребывание на К. После того как губернатор проигнорировал их требования, депутаты проголосовали против бюджета на 1924-1925 гг. В результате размер налога был уменьшен, а средства направлены на оборону К. На выборах 1925 г. большинство мест получили «умеренные» депутаты, требования которых носили социально-экономический характер (отмена «султанского налога» и десятины, улучшение положения крестьян и рабочих и др.). В 1926 г. была отменена десятина на зерновые культуры и растительный корм; в 1927 г. в Апелляционный суд были введены греч. судья и турецкий. В 1927 г. совместное выступление греч. и тур. депутатов в Законодательном совете привело к отмене «султанского налога».

В период после первой мировой войны продолжился рост населения и увеличение числа греков-киприотов (с 78,8 в 1921 до 80,2% в 1946). В 20-х гг. ХХ в. на К. эмигрировало большое число армян из Турции, их количество выросло с 0,4 до 1%. В экономике не произошло принципиальных изменений: 4/5 населения были заняты в сельском хозяйстве, по-прежнему преобладала внешняя торговля. Тем не менее появились заводы по переработке плодов рожкового дерева, шелкопрядильный, керамический, 2 литейных, 5 кожевенных, 6 табачных и прядильная фабрика. К промышленным предприятиям также можно отнести водяные и паровые мельницы, гипсовые печи, мыловарни и винокурни. В связи с зарождением промышленности на К. стал складываться рабочий класс.

Во 2-й пол. 20-х гг. ХХ в. началось создание политических партий. В авг. 1926 г. в Лимасоле состоялся I съезд Коммунистической партии Кипра. В янв. 1930 г. Национальное собрание во дворце архиепископа объявило о создании Национальной орг-ции Кипра, к-рая ставила целью присоединение К. к Греции. 18 окт. 1930 г. был образован Национальный радикалистский союз Кипра, отвергавший любую форму сотрудничества с брит. властями.

По закону от 9 дек. 1929 г. образовательные программы и комплектование преподавательского состава в начальных школах на К. были поставлены англичанами под гос. контроль.

На выборах 1930 г. греки-киприоты отдали предпочтение депутатам-националистам, и в Законодательный совет попали те кандидаты, которые вышли на выборы под лозунгом «Энозис - и только энозис!», и антибритански настроенные тур. депутаты. В результате по ряду вопросов они вступили в конфликт с губ. Р. Сторрсом (бюджет, реформа образования, цензура печати). В апр. 1931 г. Законодательный совет (включая депутатов от турок-киприотов) проголосовал против правительственного проекта увеличения таможенных пошлин. Тем не менее в авг. он был введен в действие Сторрсом. Разоблачение лордом-канцлером в палате общин предыдущей практики передачи излишков кипрского бюджета в счет погашения процентов долга Османской империи, а не на нужды острова вызвало взрыв негодования киприотов, последовали собрания и манифестации. 17 окт. 1931 г. Китийский митр. Никодим объявил, что в знак протеста он покидает Законодательный совет; его примеру последовали др. греч. депутаты. 21 окт. протестующие отправились к резиденции губернатора и подожгли ее, однако войска открыли огонь и разогнали демонстрантов. 22 окт. было сожжено здание англ. администрации в Лимасоле, а в Пафосе над митрополичьей резиденцией и гимназией были подняты греч. флаги. Согласно англ. статистике, акции гражданского неповиновения прошли в 1/3 греч. и греко-тур. сел. Брит. власти перебросили войска из Египта и 27 окт. жесткими мерами навели порядок в городах. До конца 1-й недели нояб. мятеж был подавлен в сельской местности. На греч. общину был наложен штраф в размере 34 315 ф. с. для покрытия ущерба, нанесенного беспорядками. С К. были высланы митрополиты Китийский и Киринийский и др. лидеры национального движения. В нояб. 1931 г. было приостановлено действие Конституции (отменена 12 нояб. 1932), распущены Законодательный и муниципальные советы, запрещены все политические орг-ции. На острове было введено чрезвычайное положение; вся законодательная и исполнительная власть была сосредоточена у губернатора, обязанности которого в 1933-1939 гг. исполнял Г. Р. Палмер. На протяжении 30-х гг. XX в. были запрещены греч. национальный гимн, флаг и др. символика, действовала строгая цензура. В 1935 г. во всех школах, кроме Всекипрской гимназии в Никосии, учебная программа, аналогичная программам в школах Греции, была заменена принятой в англ. школах. Греч. гимназия Пафоса, отказавшаяся изменить учебную программу, была лишена материальной поддержки, а ее собственность обложена налогом.

Ситуация на К. изменилась с началом второй мировой войны. 21 марта 1941 г. греч. премьер-министр А. Коризис обратился к брит. министру иностранных дел Э. Идену с предложением передать К. Греции или хотя бы гарантировать решение кипрской проблемы после окончания войны. Тот ответил, что обсуждение столь деликатного вопроса превышает его полномочия. В кон. марта ввиду неизбежной оккупации Греции фашистской Германией Коризис просил Идена предоставить К. или его часть греч. королю и правительству в изгнании. В разных видах эта просьба повторялась 9 апр. премьер-министром британскому правительству и 11 апр. кор. Георгом II англ. послу в Афинах М. Паларету. Король хотел, чтобы его сопровождал военный отряд из 40 тыс. чел. 14 апр. Иден ответил, что греч. король может исполнять свои обязанности на К., но так, как если бы находился на территории любой др. иностранной державы.

В ходе второй мировой войны киприоты-добровольцы активно участвовали в борьбе с фашизмом, был сформирован Кипрский полк брит. армии, кипрские отряды воевали во Франции, в Ливии и в Греции. В связи с этим англичане ослабили чрезвычайный режим, введенный после событий окт. 1931 г. С началом второй мировой войны была разрешена политическая и профсоюзная деятельность. В апр. 1941 г. была создана коммунистическая Прогрессивная партия трудящегося народа (АКЭЛ). В 1942 г. возникла консервативная Кипрская национальная партия во главе с Ф. Дервисом, следовавшая «непримиримой» антибрит. политике в борьбе за энозис. В марте 1943 г. прошли первые после октябрьских событий 1931 г. общинные и муниципальные выборы, на к-рых большой успех имела АКЭЛ (в т. ч. ее представители были выбраны мэрами Лимасола и Фамагусты). В 1943 г. была образована 1-я политическая орг-ция турок-киприотов во главе с Ф. Кючюком - Турецкая партия национального единства.

Во время второй мировой войны у греков-киприотов появились надежды на скорое решение кипрской проблемы. Они ожидали изменений политического строя после окончания войны и рассчитывали на скорейшее осуществление энозиса. Однако с течением времени эти иллюзии стали рассеиваться. Если посетившему К. в 1941 г. министру иностранных дел Идену киприоты устроили радушный прием, то в 1944 г. зам. министра колоний сэр К. Паркинсон во время визита столкнулся с жесткими требованиями энозиса.

В нояб. 1944 г. для решения кипрской проблемы был создан Национальный совет во главе с местоблюстителем Леонтием, митр. Пафосским (впосл. архиеп. Леонтий I), куда должны были войти все партии, но гражданская война в Греции разрушила единство в рядах киприотов. В сент. 1945 г. лейбористское правительство Великобритании после нек-рых колебаний ответило отказом на предложение регента Греческого королевства Афинского архиеп. Дамаскина об энозисе с сохранением англ. баз на острове и с предоставлением баз на территории Греции (за присоединение высказался министр иностранных дел, против - министры обороны и по делам колоний). Тем не менее эта просьба неоднократно повторялась греч. правительством до 1956 г. В условиях только что закончившейся гражданской войны в Греции вырисовывалась весьма непростая картина политических реалий, левое движение имело колоссальную поддержку населения, несмотря на официальный запрет деятельности Коммунистической партии Греции. Хотя и Греция и Турция проявили себя преданными сторонниками Запада в ходе войны в Корее, брит. правительство не могло рисковать К., к-рый, как часть Греции, в случае прихода к власти левых сил мог бы противостоять военному и политическому присутствию Великобритании в Вост. Средиземноморье.

В дек. 1945 г. за деятельность против существующего режима был объявлен вне закона Всекипрский союз профсоюзов; вместо него в марте 1946 г. была создана Всекипрская рабочая федерация. На фоне событий гражданской войны в Греции на К. обострились отношения между правыми и левыми силами. На общинных и муниципальных выборах в мае 1946 г. АКЭЛ получила много голосов, и ее представители заняли должности мэров крупных городов, за исключением Пафоса и Киринии. АКЭЛ стала одной из важнейших политических сил на острове.

Ввиду назревания народного недовольства 23 окт. 1946 г. министр по делам колоний А. Крич Джонс предложил созвать Совещательное собрание из представителей кипрского народа для составления конституции, официально объявил 10-летнюю программу экономического развития острова и разрешил проведение выборов архиепископа. Этнархия (Бюро Этнархии) и АКЭЛ заявили, что не примут от брит. властей предложений, к-рые не предусматривали бы объединения с Грецией, и направили свои делегации в Лондон и в Афины. В февр. 1947 г. делегация греков-киприотов была принята брит. министром колоний, к-рый исключил вариант передачи К. Греции. Одновременно турецко-киприотская община отправила брит. правительству телеграммы протеста против энозиса.

9 июля 1947 г. новый губернатор Р. Т. Г. Флетчер, барон Уинстер, призвал киприотов выдвинуть представителей для участия в чрезвычайном Совещательном собрании для выработки новой конституции острова. Это предложение было принято турками-киприотами, а в греч. общине оно вызвало раскол: в отличие от АКЭЛ Этнархия решила бойкотировать предложение брит. властей. Совещательное собрание начало работу 1 нояб. 1947 г. с участием 10 греков-киприотов, 7 турок-киприотов и маронита. Предложение греков-киприотов о создании местной кипрской администрации, в которой греки контролировали бы большинство мин-в, было отклонено англичанами. Поскольку работа Совещательного собрания зашла в тупик, 7 мая 1948 г. британское правительство предложило создание кипрского парламента (Законодательного собрания), состоявшего из 18 депутатов от греков-киприотов, 4 от турок-киприотов и 4 назначаемых англ. колониальных чиновников. Председателем этого законодательного органа являлся бы губернатор. Парламенту запрещалось обсуждать вопрос о статусе К. внутри Британского Содружества (т. е. вопросы о независимости и об энозисе). Законопроекты, касающиеся внешней политики, обороны, национальных меньшинств и изменений в конституции, принимались бы только с согласия губернатора. Губернатор также имел чрезвычайную законодательную власть и право решать, относится ли какой-то из законопроектов к области его компетенции. Он должен был осуществлять исполнительную власть с помощью консультативного Исполнительного совета, состоявшего из 3 греков-киприотов, турка-киприота и 4 офиц. членов Законодательного собрания. 20 мая на заседании Совещательного собрания греки-киприоты снова потребовали участия кипрского населения в работе мин-в, а после отказа проголосовали против конституции и покинули собрание, к-рое вскоре прекратило свою деятельность (хотя официально было распущено только 12 авг. 1948). В окт. 1948 г. барон Уинстер ушел в отставку, а сменивший его Э. Б. Райт начал проводить более жесткую политику, в т. ч. направленную против АКЭЛ, в результате чего эта партия отказалась от сотрудничества с англичанами и присоединилась к политической линии «Энозис - и только энозис!».

В послевоенные годы на острове развивалась в основном горнодобывающая промышленность. Колониальные власти не принимали необходимых мер для стабилизации экономики, к-рая продолжала стагнировать.

Во время плебисцита 15-22 янв. 1950 г. 95,7% греч. населения К. проголосовало за объединение с Грецией. Делегация во главе с Киринийским митр. Киприаном посетила Грецию, Великобританию и США, чтобы сообщить политическим деятелям этих стран волю кипрского народа. Однако ослабленная 5-летней гражданской войной Греция, зависевшая от Великобритании и США, не могла оказать протекцию грекам-киприотам. Как премьер-министр Н. Пластирас, так и вице-премьер Г. Папандреу сочли осложнение отношений с Великобританией в данный момент невозможным. Однако делегацию поддержали пресса, консервативная оппозиция и Элладская Православная Церковь. Безрезультатными оказались посещения делегацией греков-киприотов Лондона и Нью-Йорка. Решительный отказ Великобритании осуществить волю кипрского народа связан с тем, что объединение К. и Греции могло серьезно ограничить влияние Лондона в регионе Вост. Средиземноморья. Уже тогда было понятно, что Турция, как член НАТО (с 18 февр. 1952), граничащий с Советским Союзом, значительно важнее для Североатлантического альянса, чем Греция. В связи с этим Великобритания не могла ставить под удар интересы Турции, к-рая поддерживала тур. меньшинство на К.

28 июня 1950 г. умер Макарий II, и 16 окт. архиепископом Кипрским был избран с именем Макарий III Китийский митр. Макарий (Мускос), к-рый, как руководитель Бюро Этнархии, сыграл большую роль в организации плебисцита. В 1951-1952 гг. Макарий III реорганизовал Совет Этнархии, создал молодежные орг-ции, созвал Всекипрское национальное собрание, преобразовал профсоюзное движение. Одной из его стратегических задач было вынесение кипрской проблемы на обсуждение ООН. Греки-киприоты рассчитывали на поддержку Греции, однако неустойчивые греч. правительства центристского блока не желали портить отношения с Великобританией, к-рая могла бы воспрепятствовать вхождению Греции в НАТО. Тем не менее популярность идеи энозиса среди народных масс Греции заставляла греческих политиков предпринимать нек-рые действия в знак солидарности. До 1953 г. США также не желали выносить кипрский вопрос на обсуждение ООН, т. к. это привело бы к публичному столкновению между странами - союзниками НАТО.

В 1953 г., после очередного отказа колониальной администрации отреагировать на выраженную плебисцитом народную волю, архиеп. Макарий III и АКЭЛ призвали киприотов не участвовать в праздновании коронации Елизаветы II. В ответ на это брит. власти запретили основанную в 1951 г. архиеп. Макарием Всекипрскую национальную организацию молодежи. Когда англичане отклонили заявку на проведение уличного собрания, архиепископ призвал народ прийти 28 июня на молебен в ц. Пресв. Богородицы Фанеромени в Никосии, где произнес пламенную речь против колониального режима.

В 1954 г. англ. войска были выведены из зоны Суэцкого канала, штабы сухопутных войск и воздушных вооруженных сил перемещены на К. В условиях распада брит. колониальной империи К. приобрел для англ. правящих кругов особо важное значение.

Акция протеста в Афинах после принятия 17 дек. 1954 г. Генеральной ассамблеей ООН резолюции о нецелесообразности обсуждения кипрской проблемы
Акция протеста в Афинах после принятия 17 дек. 1954 г. Генеральной ассамблеей ООН резолюции о нецелесообразности обсуждения кипрской проблемы

Акция протеста в Афинах после принятия 17 дек. 1954 г. Генеральной ассамблеей ООН резолюции о нецелесообразности обсуждения кипрской проблемы

В 1954 г. правительству А. Папагоса удалось наконец поставить на обсуждение IX сессии Генеральной Ассамблеи ООН вопрос о самоопределении К. В связи с этим в июле 1954 г. Великобритания выступила с новым конституционным проектом (к-рый предусматривал участие киприотов в работе мин-в, но ущемлял представительство греков-киприотов в Законодательном собрании). При этом зам. министра колоний Г. Л. Хопкинсон заявил, что К. относится к тем стратегическим частям Британского Содружества, к которым принцип самоопределения не может быть применен никогда. 17 дек. 1954 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, что обсуждение кипрского вопроса не представляется целесообразным. В Греции и на К. прошли массовые акции протеста. Для того чтобы заручиться поддержкой стран Азии и Африки, архиеп. Макарий III в апр. 1955 г. принял участие в 1-й Афро-азиатской конференции в Бандунге (Индонезия).

1 апр. 1955 г. началась вооруженная борьба против колониального режима во главе с ЭОКА (Национальная орг-ция кипрских борцов), к-рой руководил полковник греч. армии в отставке Г. Гривас (псевд. Дигенис). Деятельность ЭОКА началась с подрыва отд-ний брит. полиции и распространения брошюр, с июня интенсивность действий усилилась. Партизанские отряды размещались в горах, небольшие вооруженные группы действовали в городах. ЭОКА начала серию диверсионных атак против англ. войск и властей на острове. Вооруженные акции были поддержаны массовыми гражданскими кампаниями неповиновения, общенациональными забастовками, демонстрациями и др. формами мирного протеста. Уже летом 1955 г. колониальные власти боялись утратить контроль над ситуацией. В связи с этим англичане начали формирование отрядов вспомогательной полиции из турок-киприотов. Потом возникла орг-ция турок-киприотов «Волкан», в 1957 г. преобразованная в Турецкую организацию сопротивления. Фактически англичанам частично удалось перевести антиколониальную борьбу в русло межэтнического конфликта: турки-киприоты в полиции стали целью для партизанских отрядов ЭОКА, состоявших в основном из греков-киприотов.

30 июня англичане предложили провести в Лондоне 3-стороннюю конференцию по кипрскому вопросу с участием Великобритании, Греции и Турции. Впервые после отказа Турции на Лозаннской конференции (1922-1923) от претензий на К. она была признана равноправной стороной конфликта. Угроза энозиса заставила Великобританию вовлечь в сложившуюся на острове ситуацию Турцию, озабоченную судьбой турок-киприотов. После вступления в НАТО и обретения роли главного союзника США и Великобритании на Ближ. Востоке, на границе с СССР и в Персидском зал. Турция вновь стала наращивать свою военно-политическую мощь в качестве регионального лидера. Архиеп. Макарий не смог убедить греч. правительство отказаться от участия в Лондонской конференции, которая состоялась 29 авг.- 7 сент. 1955 г. на уровне министров иностранных дел. С. Стефанопулос потребовал введения на К. либеральной конституции и офиц. заявления Великобритании, что через определенный срок острову будет предоставлено право самоопределения. Министр иностранных дел Турции Ф. Р. Зорлу занял жесткую позицию, заявляя, что, если Великобритания откажется от К., он должен быть возвращен Турции. Министр иностранных дел Великобритании Г. Макмиллан выдвинул проект конституции, к-рый при сохранении брит. господства предусматривал сотрудничество Великобритании с Грецией и Турцией в управлении островом: назначенные этими странами офиц. представители имели право непосредственного доступа к губернатору. Новая конституция обеспечивала бы грекам-киприотам в парламенте большинство в 1 голос. Конец конструктивной работе конференции положили антигреч. погромы в Стамбуле и Измире 6 сент. 1955 г.

В сент. 1955 г. вновь поднятый Грецией в ООН вопрос о самоопределении К. был исключен под влиянием Великобритании и США из повестки дня X сессии Генеральной Ассамблеи, что вызвало массовые акции протеста на К.

С назначением кор. Павлом в окт. 1955 г. на пост премьера К. Караманлиса тактика греч. правительства изменилась. Если Папагос возлагал преувеличенные надежды на роль ООН в решении кипрского вопроса, то Караманлис пытался расколоть союз Великобритании с Турцией и заручиться поддержкой США. Греч. дипломатия стремилась к замене брит. влияния на острове американским. Эта линия была продиктована зависимостью Греции от США буквально во всех сферах жизни и надеждой на то, что с амер. помощью можно будет достичь более благоприятного для греч. стороны решения кипрской проблемы.

26 нояб. 1955 г. новый губернатор К. фельдмаршал Дж. А. Ф. Хардинг ввел чрезвычайное положение, последовали аресты и казни членов ЭОКА, в дек. была запрещена АКЭЛ. В окт. 1955 - февр. 1956 г. Хардинг вел переговоры с архиеп. Макарием. Это был первый и последний случай прямых переговоров англичан с лидером кипрского народа. Макарий III требовал либеральной конституции, признания Великобританией права на самоопределение К., обсуждения этой проблемы непосредственно между Великобританией и киприотами, а не между Великобританией, Грецией и Турцией. Англ. сторона отказалась от прежней позиции в вопросе предоставления К. независимости, заменив «никогда» формулой с двойным отрицанием «не является позицией брит. властей мнение, что принцип самоопределения никогда не может быть применен на Кипре», но эта уступка не удовлетворила архиеп. Макария. Относительно принципов предложенного брит. стороной ограниченного самоуправления архиепископ настаивал, чтобы в ведение англ. губернатора входили только вопросы внешней политики, а внутренними делами занимался бы парламент, в к-ром большинство принадлежит грекам. В кон. янв. 1956 г. Макарий III стал склоняться к принятию новой брит. формулы, но под давлением митр. Киприана, Гриваса и др. «непримиримых» он отправил 2 февр. Хардингу письмо, в к-ром отклонил ее. При этом архиепископ заявил, что будет сотрудничать с англичанами в подготовке переходного периода, и потребовал уточнения ряда пунктов относительно самоуправления и амнистии заключенных, осужденных за антибрит. деятельность. В письме от 14 февр. Хардинг настаивал на публичном осуждении архиеп. Макарием деятельности ЭОКА. 23 февр., во время встречи Макария III и Хардинга, возникли противоречия по ряду вопросов (о греч. большинстве в парламенте, об изъятии проблем внутренней безопасности из компетенции губернатора, об амнистии членов ЭОКА). На К. прибыл министр по делам колоний А. Т. Леннокс-Бойд. 29 февр. 1956 г., на встрече с министром, архиеп. Макарий в целом согласился с предложенным планом, но стремился добиться больших уступок. Из-за 19 взрывов в Никосии, устроенных ЭОКА, Леннокс-Бойд прервал переговоры.

Переговоры архиеп. Макария III и губернатора Дж. А. Ф. Хардинга. Фотография. 1955/56 г.
Переговоры архиеп. Макария III и губернатора Дж. А. Ф. Хардинга. Фотография. 1955/56 г.

Переговоры архиеп. Макария III и губернатора Дж. А. Ф. Хардинга. Фотография. 1955/56 г.

9 марта 1956 г. архиеп. Макарий III и Китийский митр. Киприан с ближайшим окружением были арестованы и сосланы на Сейшельские о-ва. Англичане рассчитывали, что вместо архиеп. Макария на политическую сцену выйдут новые лидеры, с к-рыми им будет легче договориться. Однако после ареста архиепископа прервался всякий контакт брит. властей с греками-киприотами. Активизировалась деятельность ЭОКА: в частности, было совершено покушение на Хардинга. Летом Хардинг предпринял широкомасштабные операции против ЭОКА, в к-рых использовались в т. ч. вертолеты. На некоторые деревни были наложены штрафы, создавались концлагеря, к арестованным применялись пытки. Хардинг начал формировать и вооружать отряды турок-киприотов. Греч. посол был отозван из Лондона. США осудили насилие колониальных властей на К. В июле 1956 г. англ. правительство отправило на остров лорда С. Дж. Радклиффа для разработки новой конституции, но греки-киприоты отказались вести с ним переговоры без архиеп. Макария, и с ним встретился только лидер турок Ф. Кючюк. В июне 1956 г. Великобритания выдвинула идею вынести на рассмотрение НАТО вопрос о самоопределении К. спустя 10 лет после введения в действие новой конституции, если страны - члены НАТО проголосуют за это решение большинством в 2/3 голосов. В таком случае началось бы обсуждение заключения 2 трехсторонних соглашений (между Великобританией, Грецией и Турцией) о военном использовании К. и защите прав национальных меньшинств. Греч. правительство не известили об этом плане под предлогом его покровительства терроризму, т. е. деятельности ЭОКА. Тур. правительство отвергло этот проект и потребовало разделения К. на 2 части - греческую и турецкую (таксим). В угоду Турции зам. министра иностранных дел А. О. Киркпатрик предложил идею расчленения острова.

Летом 1956 г. правительство Греции выработало новое предложение по решению кипрской проблемы: введение конституции, к-рая предусматривала бы греч. большинство в парламенте, сохранение на год за губернатором управления внутренними делами, определение советом стран НАТО через 3-5 лет даты (а не самого факта) осуществления права самоопределения (в течение 5-8 лет). В случае энозиса Великобритания получила бы по одной базе на К. и в Греции. 2-3 кипрских порта должны были стать свободными, и через них велась бы беспошлинная торговля с Турцией. Туркам-киприотам предоставлялись права двойного гражданства, отказа от службы в армии и обращения в международные орг-ции по вопросам национальных меньшинств. Но в преддверии Суэцкого кризиса Великобритания была крайне заинтересована в таком союзнике, как Турция. Несмотря на посредничество США, брит. власти отказались от этого плана под предлогом, что он не учитывает интересы Великобритании и Турции. В окт. 1956 г. брит. дипломаты обсуждали с тур. министром иностранных дел Н. Бирги план расчленения острова. Для его осуществления англичане решили выдвинуть принцип права двойного самоопределения - как для греков-киприотов, так и для турок-киприотов.

План конституции Радклиффа был направлен 13 дек. 1956 г. греч. правительству и архиеп. Макарию на Сейшельские о-ва и 19 дек. 1956 г. оглашен в палате общин англ. парламента. Он оставлял вопросы внутренней безопасности, обороны и международных связей в ведении губернатора, так же как и право решать, какие дела относятся к его компетенции. Парламент состоял из 36 членов: 24 депутатов от греков-киприотов, 6 депутатов от турок-киприотов и 6 чел., назначаемых губернатором. Губернатор мог распускать парламент, назначать и отправлять в отставку премьер-министра. Но все достоинства этого плана нивелировались признанием за турками-киприотами права на самоопределение. Турция приняла эти предложения, а греч. правительство Караманлиса и архиеп. Макарий отклонили.

С приходом в янв. 1957 г. на пост премьер-министра Макмиллана изменился подход Великобритании к кипрской проблеме в пользу более реалистичного решения - довольствоваться военными базами на К. вместо всего острова. Если в нач. 1957 г. правительство Макмиллана считало разделение К. приемлемым, то после исследования проблемы в июне таксим был признан трудноосуществимым в связи со смешанным характером населения (кроме того, турки-киприоты не составляли большинства ни в одном из округов). США также выступили против расчленения острова.

В апр. 1957 г. под давлением Греции и США был освобожден архиеп. Макарий, но англичане не разрешили ему вернуться на К., и он прибыл в Афины. Весной 1957 г., чтобы не спровоцировать срыва переговоров, ЭОКА временно приостановила вооруженную борьбу, т. к. США дали понять, что в случае ее продолжения они поддержат план разделения К. Для избежания таксима греч. правительство отказалось от энозиса и взяло курс на создание на К. независимого гос-ва (что, впрочем, в отдаленной перспективе не исключало энозиса). Архиеп. Макарий поддержал идею независимой республики, Турция ее категорически отвергла, США сначала восприняли ее скептически (в т. ч. они считали К. экономически нежизнеспособным гос-вом), но впосл. отнеслись к ней положительно. В окт. 1957 г. лейбористская партия в случае победы на выборах пообещала предоставить К. независимость. Осенью 1957 г., к неудовольствию Великобритании и Турции, с посреднической инициативой в вопросе предоставления К. независимости выступил генеральный секретарь НАТО П. А. Спаак.

14 дек. 1957 г. состоялось новое обсуждение кипрской проблемы во время XII сессии Генеральной Ассамблеи ООН. При голосовании резолюция о предоставлении К. права на самоопределение набрала большинство голосов, но не получила необходимых 2/3 и осталась рекомендательной.

Прибывший на смену Хардингу губ. Х. М. Фут стал готовить почву для новых переговоров. В кон. дек. он отправился в Лондон для консультаций с премьер-министром Макмилланом, к-рый разрабатывал новый план, основанный на идее самоуправления в переходный период (5-7 лет) перед окончательным решением судьбы острова. Для этого предполагалось отменить режим чрезвычайного положения, разрешить архиеп. Макарию возвратиться на родину, провести переговоры с лидерами греков-киприотов и турок-киприотов для обсуждения системы самоуправления. Новый план должен был гарантировать, что после переходного периода окончательное решение будет принято с одобрения обеих общин (что фактически исключало как энозис, так и расчленение острова по инициативе турок-киприотов). Для компенсации тур. интересов предполагалось устроить на К. тур. базу. Отход Великобритании от принципа двойного самоопределения вызвал бурное негодование в Турции. В янв. 1958 г. начались нападения турок-киприотов на греков-киприотов и столкновения с брит. полицией. В кон. янв. 1958 г. министр иностранных дел Великобритании Дж. Селвин-Ллойд и Фут посетили Турцию для ознакомления правительства А. А. Э. Мендереса с вышеупомянутым планом. Новый тур. министр иностранных дел Ф. Зорлу потребовал введения федеральной системы и предоставления Турции военной базы на К. После этого Селвин-Ллойд и Фут провели переговоры с греч. правительством, к-рое поддержало принцип единого самоопределения греков-киприотов и турок-киприотов (к-рое приведет либо к независимости, либо к любой форме договоренности с Великобританией), но выступило против создания на острове тур. базы, обещая рассмотреть этот вопрос только в случае согласия Турции с энозисом.

Проволочные заграждения, установленные летом 1958 г. между греч. и тур. кварталами в Никосии
Проволочные заграждения, установленные летом 1958 г. между греч. и тур. кварталами в Никосии

Проволочные заграждения, установленные летом 1958 г. между греч. и тур. кварталами в Никосии

С эскалацией холодной войны в кон. 1957-1958 г. Турция приобрела огромное значение для США, к-рые решили разместить там ракеты, что сказалось на их позиции в отношении кипрской проблемы. В марте 1958 г. тур. правительство потребовало от Великобритании немедленного предоставления им Ларнаки и Фамагусты с правом использования их портов, а также аэродрома Никосии. Однако Великобритания окончательно оставила идею таксима. Весной 1958 г. ЭОКА возобновила свою деятельность.

9 июня 1958 г. план Макмиллана был представлен в палате общин английского парламента. В течение 7 лет международный статус К. должен был оставаться неопределенным. В этот период в управлении островом предусматривалось «сотрудничество» с Великобританией Греции и Турции, к-рые бы назначали своих представителей-помощников при губернаторе. Конституция основывалась на принципе значительной автономии общин. Вместо единого парламента каждая община имела бы свою палату представителей для решения внутриобщинных проблем. Предусматривалось двойное гражданство киприотов. Совет министров, возглавляемый губернатором, состоял бы из 4 министров греков-киприотов, 2 турок-киприотов, занимавших министерские должности, и правительственных представителей Греции и Турции. После прекращения деятельности ЭОКА брит. власти обещали разрешить возвращение на остров архиеп. Макария. По окончании переходного периода на повестку дня должен был быть поставлен вопрос о создании тройного кондоминиума - Великобритании, Греции и Турции. План Макмиллана был отвергнут архиеп. Макарием, Караманлисом и тур. правительством.

7 июня 1958 г. тур. боевики организовали провокацию, заложив бомбу в Бюро печати и информации Турции в Никосии. Последовали волнения и межобщинные столкновения, продолжавшиеся до нач. августа. Создание подразделений тур. полиции и боевиков поощрялось англичанами. В Никосии и других городах были установлены проволочные заграждения между греч. и тур. кварталами, брит. власти предполагали провести границу по 35-й параллели.

В авг. Макмиллан посетил Грецию, Турцию и К., объявив о некоторых изменениях своего плана, важнейшим из к-рых был статус представителей правительств греков-киприотов и турок-киприотов при губернаторе не как членов Совета управления, а как лиц, имеющих прямой доступ к губернатору. Архиеп. Макарий и греч. правительство сочли этот вариант также неприемлемым. Но спустя несколько недель тур. правительство, осознав преимущества плана Макмиллана, заявило, что будет сотрудничать с Великобританией в его реализации. Брит. власти решили приступить к одностороннему осуществлению данного плана, что поставило бы греков перед свершившимся фактом: назначение тур. представителя, выборы в раздельные от греко-киприотских турецко-киприотские муниципальные советы и в парламент турецко-киприотской общины. 9 сент. 1958 г. в письме Спааку Караманлис заявил, что осуществление этого плана приведет к выходу Греции из НАТО.

22 сент. архиеп. Макарий, видя, что план Макмиллана будет реализован без греков-киприотов, заявил о готовности вести переговоры о будущем К. в русле образования независимого гос-ва, отказавшись от сценария объединения с Грецией. Это предложение было поддержано оппозиционной лейбористской партией.

Подписание лондонских соглашений 19 февр. 1959 г. Фотография. 1959 г.
Подписание лондонских соглашений 19 февр. 1959 г. Фотография. 1959 г.

Подписание лондонских соглашений 19 февр. 1959 г. Фотография. 1959 г.

5 дек., во время обсуждения кипрской проблемы в ООН, Греции почти удалось добиться необходимого большинства для голосования за резолюцию о независимости К., но под давлением Великобритании и США принятие этой формулировки было сорвано. В итоге резолюция № 1287 (XII) рекомендовала принять мирное, справедливое и демократическое решение в соответствии с резолюцией № 1013 (XI) от 26 февр. 1957 г. В связи с этим тур. министр иностранных дел Зорлу предложил своему греч. коллеге Е. Аверофу-Тосицасу прямые 2-сторонние переговоры. Тур. план заключался в создании греко-тур. федерации, к-рая не имела бы членства в ООН. Кроме того, тур. правительство желало устроить на К. военную базу. Переговоры между Грецией и Турцией продолжались в Париже 16-18 дек. 1958 и 17-21 янв. 1959 г. От выдвинутых требований Турция отказалась на совещании в Цюрихе 5-11 февр. 1959 г., в котором участвовали премьер-министры Греции и Турции Караманлис и Мендерес и министры иностранных дел Авероф-Тосицас и Зорлу. Решения совещания предусматривали создание независимого гос-ва - Республики Кипр, возглавляемого президентом-греком и вице-президентом турком, которые избирались бы соответственно греч. и тур. общинами острова сроком на 5 лет. Оба они обладали правом вето в вопросах внешней политики, обороны и внутренней безопасности. В Совете министров должности занимали 7 греков-киприотов и 3 турка-киприота. При этом кресло одного из министров - обороны, экономики или внешней политики - непременно должен был занимать турок. Помимо греч. и тур. общинных палат, наделенных законодательной и исполнительной властью по вопросам религии, культуры, просвещения, персонального статуса и т. д., предусматривался единый парламент (палата представителей), в котором 70% были бы греки и 30% - турки. Решения этого парламента должны были принимать голосованием простого большинства, исключая вопросы избирательного закона, муниципального законодательства и законопроектов налогообложения, которые должны были утверждаться отдельно депутатами 2 общин. Разногласия относительно вопросов компетенции между парламентом и собраниями 2 общин должен был решать Высший конституционный суд, состоящий из грека, турка и еще одного члена, назначаемого общим решением президента и вице-президента. Гражданская администрация, полиция и жандармерия на 70% должны были состоять из греков и на 30% - из турок, армия - соответственно на 60 и 40%. Предполагалась организация судов, рассматривающих дела, в к-рые были вовлечены члены обеих общин, и создание раздельных муниципалитетов в больших городах. Великобритания, Греция и Турция становились гарантами независимости К., его территориальной целостности и безопасности - гос-во не могло ни присоединиться к Греции, ни быть расколотым на 2 части Турцией. Без согласия стран-гарантов кипрское правительство не имело права вносить изменения в Конституцию Кипра и предпринимать действия, противоречившие интересам этих государств. В случае нарушения условий страны-гаранты обязывались восстановить статус-кво (при этом допускались действия одной из держав в одностороннем порядке). 11 февр. последовало подписание тайного «джентльменского соглашения» между Караманлисом и Мендересом о предоставлении вице-президенту К. права вето во внешнеполитических вопросах (это положение вошло потом в Конституцию 1960 г.). «Джентльменское соглашение» предусматривало всеобщую амнистию, содействие Греции и Турции вступлению К. в НАТО и оказание этими странами влияния на президента и вице-президента К. с целью объявления коммунистической партии вне закона.

После совещания в Цюрихе Авероф-Тосицас и Зорлу отправились в Лондон, чтобы ознакомить с этими решениями брит. сторону. 12 февр. Караманлис во время личной встречи сообщил Макарию III о цюрихских соглашениях. Тот в целом одобрил их, но пожелал внести нек-рые изменения (напр., относительно права на одностороннее вмешательство страны-гаранта).

17 февр. 1959 г. началась Лондонская конференция, в к-рой помимо Греции и Турции участвовали Великобритания, делегации греков-киприотов и турок-киприотов. Архиеп. Макарий просил изменить определенные пункты, но 19 февр. под давлением Караманлиса и Аверофа-Тосицаса подписал предложенный документ в существующем виде. Великобритания обязывалась предоставить К. независимость 19 февр. 1960 г., но сохраняла в качестве военных баз п-ов Акротири и Декелию.

Архиеп. Макарий возвратился на К. 1 марта 1959 г. и был с энтузиазмом встречен народом. Гривас согласился с принятыми решениями, распустил ЭОКА и вернулся в Грецию, где получил звание генерала. Переходный период продолжался с марта 1959 до 16 авг. 1960 г. Греки-киприоты и турки-киприоты создали смешанную комиссию для разработки новой конституции. В дек. 1959 г. прошли первые выборы президента и вице-президента. 3 дек. 1959 г. вице-президентом был провозглашен лидер тур. общины Кючюк (как единственный кандидат). 13 дек. президентом был избран архиеп. Макарий III, набравший 66,85% голосов (др. претендентом был Иоаннис Клиридис, к-рого поддерживали левые и крайне правые).

Лит.: Ζαννέτος Θ. ῾Ιστορία τῆς Νήσου Κύπρου ἀπὸ τῆς ἀγγλικῆς κατοχῆς μέχρι σήμερον. Λάρνακα, 1910-1912. τ. 1-3; Storrs R. Orientations. L., 1939; Hill G. History of Cyprus. Camb., 1972r. Vol. 4: The Ottoman Province. The British Colony, 1571-1948; ῾Ιστορία τοῦ λληνικοῦ ἔθνους. ᾿Αθῆναι, 1977. Τ. 14. Σ. 387-395; 1978. Τ. 15. Σ. 473-481; 2000. Τ. 16. Σ. 430-463; Georghallides G. S. A Political and Administrative History of Cyprus: 1918-1926. Nicosia, 1979; Πικρός Γ. ῾Ο Βενιζέλος κα τὸ Κυπριακό. ᾿Αθῆναι, 1980; ᾿Αβέροφ-Τοσίτσας Ε. ῾Ιστορία χαμένων εὐκαιριών. ᾿Αθῆναι, 19822; Κρανιδιώτης Ν. Δύσκολα χρόνια: Κύπρος 1950-1960. ᾿Αθῆναι, 1982; Παυλίδης Α. Αγγλοκρατία // ΜΚΕ. 1984. Т. 1. Σ. 52-68; Kyrris C. P. History of Cyprus. Nicosia, 1985. P. 300-377; Иванова И. И., Капица М. С. Республика Кипр: Справ. М., 1992; ῾Η κυπριακὴ ἐξέγερση τοῦ 1931: ᾿Ανθολογία κειμένων / ᾿Επιμ. Γ. Χατζηκωστής. Λευκωσία, 1993; Οικονομίδης Χ. Απομυθοποιημένη Ιστορία του Κυπριακού τα τελευταία 50 χρόνια. Λευκωσία, 1993; Παπαγεωργίου Σ. Η πρώτη περίοδος της «Αγγλοκρατίας» στην Κύπρο (1878-1914). Αθήνα, 1996; Κασιαούνης Ρ. Η διασκεπτική: 1946-1948. Λευκωσία, 2000; Λάμπρου Γ. Κ. Ιστορία του Κυπριακού: Τα χρόνια μετά την ανεξαρτησία, 1960-2004. Λευκωσία, 2004; Varnavas A. A History of the Liberation Struggle of EOKA (1955-1959). Nicosia, 2004.
О. В. Л., А. Г. Р.

Республика Кипр (1960 г. - нач. XXI в.)

31 июля 1960 г. состоялись выборы в общий парламент К. (палату представителей). В нее вошли 35 греч. и 15 тур. депутатов (каждая из общин проводила выборы депутатов независимо). Из 35 греч. мест в парламенте 30 заняли члены «Патриотического фронта», возглавляемого архиеп. Макарием III, 5 - члены АКЭЛ. Председателем палаты представителей стал Г. Клиридис. 7 авг. население острова проголосовало за кандидатуры депутатов палат греч. и тур. общин (соответственно 26 и 30 чел.). В ночь на 16 авг. К. был провозглашен независимым гос-вом и президент Макарий III вступил в должность.

К 1960 г. численность населения К. достигла 573 566 чел., из к-рых 77% составляли греки-киприоты, 18,3% - турки-киприоты и 4,7% - национальные меньшинства (армяне, сирийцы-марониты и др.). Процентное соотношение греков-киприотов и турок-киприотов не соответствовало доле, выделенной членам тур. общины в системе управления (70 и 30%).

Заседание парламента Кипрской республики. Фотография. 1960 г.
Заседание парламента Кипрской республики. Фотография. 1960 г.

Заседание парламента Кипрской республики. Фотография. 1960 г.

21 сент. 1960 г. К. стал членом ООН, 14 марта 1961 г.- членом Британского Содружества, а 24 мая - членом Совета Европы. Архиеп. Макарий не хотел вступления К. в НАТО, как было предусмотрено «джентльменским соглашением» Караманлиса-Мендереса. Он предполагал оставить К. в числе нейтральных гос-в. В сент. 1961 г. Макарий III принял участие в конференции неприсоединившихся стран в Белграде. Стремление архиеп. Макария к проведению независимой внешней политики, а также его толерантность к АКЭЛ вызывали раздражение у НАТО.

С 1960 г. началось стремительное развитие кипрской экономики. Была создана инфраструктура, увеличилось производство сельскохозяйственной и промышленной продукции, интенсивно развивалась туристическая отрасль. В 1960-1973 гг. средний рост валового национального продукта составлял 6%.

30 нояб. 1963 г. в стране начался острый политический кризис в связи с попыткой президента Макария III изменить баланс власти. Архиеп. Макарий предложил вице-президенту внести серьезные поправки в Конституцию 1960 г., которые лишали тур. общину мн. полномочий и сокращали ее представительство в гос. органах. Было предложено 13 пунктов: 1) упразднение права вето президента и вице-президента, 2) замещение президента вице-президентом в случае его временного отсутствия или невозможности исполнять обязанности, 3) избрание председателя и сопредседателя палаты представителей всеми депутатами, а не каждой общиной отдельно, 4) замещение председателя палаты представителей сопредседателем в случае его временного отсутствия или невозможности исполнения обязанностей, 5) упразднение раздельного голосования в парламенте по налоговым, муниципальным и связанным с избирательным законом вопросам, 6) создание единых муниципалитетов в 5 крупнейших городах К., 7) унификация системы судопроизводства, 8) отмена разделения сил безопасности на полицию и жандармерию, 9) регулирование постановлениями парламента численности армии и сил безопасности, 10) представительство греков и турок в общественных учреждениях, в силах безопасности и в армии пропорционально численности каждой из общин, 11) сокращение числа членов комиссии общественных учреждений с 10 до 5, 12) принятие решений этой комиссии простым большинством, 13) упразднение палаты общины греков-киприотов с сохранением палаты общины турок-киприотов, если те этого пожелают. Данные предложения представляли собой попытку преодолеть паралич власти в стране в силу невозможности следовать лондонско-цюрихским договоренностям. Вице-президент Кючюк отверг эти поправки, последовали протесты тур. стороны. 21 дек. 1963 г. в Никосии произошла перестрелка между кипрской полицией и группой турок-киприотов, после чего последовали кровавые межобщинные столкновения, спорадически продолжавшиеся в 1964-1965 гг. Брит. войска, переброшенные с военных баз, 29-30 дек. 1963 г. создали в Никосии «зеленую линию» - нейтральную зону между кварталами обеих общин. Турки-киприоты вышли из всех органов власти и попытались создать свою администрацию, взяв курс на самоизоляцию и разделение острова. В 1964 г. началось перемещение турок-киприотов из районов, где они составляли меньшинство населения, в области, где их было большинство, находившиеся под контролем этой администрации.

Во время конференции по кипрской проблеме в Лондоне (15 янв.- 10 февр. 1964) турки-киприоты предложили перемещение населения и образование тур. территорий со своим правительством. Ставя конечной целью расчленение острова, они были готовы вести переговоры о федерации, в к-рой тур. часть занимала бы 38% территории К. Для обеспечения безопасности турок-киприотов они требовали присутствия на К. тур. войск. Эти предложения были отвергнуты кипрским правительством. Великобритания и США предложили ввести на К. контингент миротворческих войск НАТО (тогда как кипрское правительство рассчитывало на помощь миротворческих сил ООН).

Архиеп. Макарий III на позициях национальной гвардии около Айос-Иларионас. Фотография. 1963 г.
Архиеп. Макарий III на позициях национальной гвардии около Айос-Иларионас. Фотография. 1963 г.

Архиеп. Макарий III на позициях национальной гвардии около Айос-Иларионас. Фотография. 1963 г.

15 февр. 1964 г. К. обратился в Совет Безопасности ООН. Резолюция от 4 марта 1964 г. признавала территориальную целостность и политическую независимость гос-ва К., законность кипрского правительства (несмотря на выход из него турок-киприотов). Согласно данной резолюции, на К. были отправлены миротворческие войска и 24 марта для урегулирования конфликта назначен посредник ООН фин. дипломат Сакари Севери Туомиоя (а после его смерти с 16 сент. 1964 эти обязанности исполнял бывш. Президент Эквадора Гало Пласа Лассо).

25 февр. 1964 г. архиеп. Макарием III было создано военное подразделение на добровольческой основе, преобразованное 1 июня 1964 г. в регулярную Национальную гвардию, которую возглавил ген. Гривас. Большинство ее офицеров также прибыли из Греции (греч. войска начали тайно переправляться на К. в апр. 1964). На создание Национальной гвардии тур. правительство отреагировало угрозой военного вмешательства: под предлогом защиты тур. общины на острове Турция была готова к силовым действиям против греч. стороны ради укрепления своих геополитических позиций в регионе. Военный конфликт предотвратило послание тур. премьер-министру Исмету Инёню амер. президента Л. Джонсона (5 июня 1964), который осознавал, что на турецкое вторжение последует реакция СССР (Н. С. Хрущёв поддержал кипрское правительство, заявив, что в случае военного конфликта Советский Союз не останется в стороне от событий (7 февр. 1964)). Когда в 1967 г., после очередных межобщинных столкновений, Турция была опять готова прибегнуть к силе, др. послание Джонсона помешало началу тур. военного вторжения.

США выдвинули программу решения кипрской проблемы, получившую название «план Ачесона» по имени бывш. госсекретаря Д. Г. Ачесона, к-рый предложил расчленить остров на 2 части: большую присоединить к Греции, а Турции передать сев.-вост. часть К. (на которой должна была быть устроена турецкая военная база) и входящий в состав Греции о-в Мейисти (Кастелоризо). Два района К. должны были подчиняться тур. комиссарам. При греческом Верховном комиссаре назначался советник по мусульм. делам. Предусматривались особые гарантии прав тур. меньшинства. При объединенных вооруженных силах греков-киприотов и турок-киприотов назначался амер. представитель. Все греки, изгнанные незадолго до этого из Турции (в т. ч. с островов Имброс и Тенедос), должны были вернуться в свои дома. Туркам-киприотам, которые пожелают покинуть страну, предлагалась денежная компенсация. Тур. правительство согласилось обсудить этот план, предполагая в ходе переговоров скорректировать территориальные требования, но греч. правительство и архиеп. Макарий отвергли его, поскольку он ликвидировал Республику Кипр.

После столкновений Национальной гвардии с тур. боевиками у тур. деревень Коккина и Мансура 7-8 авг. турецкие самолеты бомбардировали города и села в северо-западной части К., в результате погибли и были ранены десятки мирных жителей. 9 авг. Правительство Республики Кипр обратилось за поддержкой к СССР и Египту как лидеру Движения неприсоединения (15 авг. Советский Союз заявил, что в случае интервенции окажет помощь К.); в тот же день на заседании Совета Безопасности ООН Греция предупредила, что, если Турция не прекратит бомбардировки, она выступит в защиту К. Совет Безопасности ООН принял резолюцию о прекращении огня, и боевые действия остановились.

В сент. 1964 г., во время визита кипрской правительственной делегации в СССР, было заключено соглашение о помощи К. По договору от 30 сент. 1964 г. К. приступил к закупке советского вооружения. Неприсоединившиеся гос-ва во время Каирской конференции (5-10 окт. 1964) приняли резолюцию, призывавшую уважать суверенитет К. и воздерживаться от вмешательства в его внутренние дела.

Доклад Гало Пласы Генеральному секретарю ООН (26 марта 1965) турки сочли прогреческим и отказались признавать посредником ООН бывш. президента Эквадора. Пласа считал, что конфликт должен быть решен в результате переговоров 2 общин с помощью ООН. Он признал нек-рые закрепленные Конституцией 1960 г. привилегии турок-киприотов чрезмерными и требующими изменения, выступил против идеи перемещения населения для создания 2 автономных зон на К. и считал независимость страны предпосылкой решения кипрской проблемы (одним из инструментов мог стать референдум).

18 дек. 1965 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию против постороннего вмешательства в кипрскую проблему, а также о территориальной целостности Республики Кипр.

Попытки греков-киприотов получить от СССР и Чехословакии оружие привели в 1964-1966 гг. к серьезным проблемам в отношениях с Грецией. Политика греч. премьер-министра С. Стефанопулоса (17 сент. 1965 - 21 дек. 1966) характеризовалась враждебностью по отношению к Макарию III. Положение обострилось после одностороннего решения в марте 1966 г. о подчинении всех военных сил Республики Кипр ген. Гривасу (архиеп. Макарий соглашался на подчинение ему только греч. военных подразделений, но не Национальной гвардии).

Правительство Стефанопулоса перешло к прямому греко-тур. диалогу по кипрской проблеме, предложив план присоединения К. к Греции (с сохранением определенной степени суверенитета К. во внутренних делах, подобно степени суверинитета штатов США) в обмен на предоставление Турции военной базы в Декелии. Турки настаивали на независимости К. или на совместном владении островом Греции и Турции. Пиком переговоров стала встреча в Париже министров иностранных дел Ихсана Сабри Чаглаянгиля и И. Тумбаса (17 дек. 1966). Диалог был прерван из-за отставки кабинета Стефанопулоса 21 дек. 1966 г. Архиеп. Макарий считал, что переговоры Греции и Турции не могут решить кипрскую проблему, к-рая является внутренним делом К.: судьба острова должна решаться не др. странами, а в процессе диалога 2 общин.

В апр. 1967 г. к власти в Греции пришли военные (хунта «черных полковников»). Их отношения с Макарием III, оставившим идею энозиса и выступавшим за независимость острова, были очень напряженными. Полковники рассчитывали легко осуществить энозис, но греко-турецкая «встреча на Эвросе» (9-10 сент. 1967), на к-рой они предложили Турции во владение Декелию в обмен на присоединение К., окончилась неудачей.

Военная операция Национальной гвардии против деревень Кофину и Айос-Теодорос (14-15 нояб. 1967), контролируемых тур. боевиками, к-рые устраивали постоянные провокации на проходившей через эту местность дороге Никосия-Лимасол, дало повод Турции мобилизовать войска для вторжения на К. 17 нояб. тур. правительство предъявило Афинам ультиматум, потребовав вывода греч. войск, находившихся на острове сверх квоты, установленной цюрихско-лондонскими соглашениями, отзыва ген. Гриваса, роспуска Национальной гвардии, компенсации ущерба туркам-киприотам и обеспечения большей безопасности общины турок-киприотов. Хунта решила отозвать Гриваса, а через 10 дней согласилась удовлетворить др. требования, однако архиеп. Макарий выступил против роспуска Национальной гвардии. В дек. 1967 г. руководство общины турок-киприотов провозгласило «временную администрацию Республики Кипр» (до февр. 1973 ее возглавлял Кючюк, а затем его сменил Рауф Р. Денкташ). В результате усилий США, руководства НАТО и представителя ООН 16 янв. 1968 г. остров покинули находившиеся там сверх квоты греч. войска и ген. Гривас, а архиеп. Макарий сократил численность Национальной гвардии.

25 февр. 1968 г. архиеп. Макарий одержал победу на президентских выборах, получив подавляющее большинство голосов - 95,45%. В июне 1968 - сент. 1971 и в июне 1972 - июле 1974 г. между греками и турками киприотами велись межобщинные переговоры. Турки-киприоты выразили возможность отказаться от некоторых из своих привилегий, зафиксированных в Конституции 1960 г. Они были готовы обсуждать отмену права вето вице-президента в вопросах внешней политики, внутренней безопасности и обороны и вето тур. депутатов по вопросам налогообложения, соглашались на сокращение числа турок-киприотов в палате представителей, в гос. учреждениях и полиции с 30 до 20%, а также на избрание председателя и зам. председателя парламента совместно всеми депутатами. Взамен турки-киприоты требовали предоставления им самоуправления и покрытия гос-вом всех затрат на просвещение тур. общины. Они выступали категорически против предложенной греками-киприотами отмены соглашения о безопасности, союзе и странах-гарантах.

Наиболее серьезными были различия в видении гос. устройства. Греки-киприоты выступали с тезисом интеграции, единого гос-ва, тогда как турки-киприоты настаивали на федеральном устройстве с созданием тур. района на севере острова.

Одним из сложных вопросов была организация местной администрации турок-киприотов. Архиеп. Макарий возражал против создания больших самоуправляемых единиц, объединявших тур. села, что привело бы к системе, напоминающей швейцар. кантоны, и высказывался за предоставление самоуправления на уровне сел под контролем Мин-ва внутренних дел. Но под давлением греч. правительства, ООН и зап. держав архиеп. Макарий постепенно был вынужден идти на уступки (напр., согласился на 2-ю ступень местного самоуправления, т. е. на создание адм. единиц из объединения нескольких тур. сел, к-рые бы управлялись районными советами под контролем гос-ва и согласно законам Республики Кипр). Требования турок-киприотов, наоборот, со временем ужесточались. Для того чтобы администрация турок-киприотов не контролировалась центральным правительством и палатой представителей, они предлагали создание ассамблей греч. и тур. общин как 2 органов местных администраций. Во главе 1-й должен был быть Президент К., во главе 2-й - вице-президент. Кроме того, предусматривалось создание Мин-ва по тур. делам, к-рое бы возглавлял турок-киприот. Эту систему Денкташ назвал «функционирующей федерацией». Но греко-кипрская сторона соглашалась только на создание районных советов местной администрации.

Архиеп. Макарий III во время визита в Афины в 1969 г. и министр иностранных дел Греции П. Пипинелис. Фотография. 1969 г.
Архиеп. Макарий III во время визита в Афины в 1969 г. и министр иностранных дел Греции П. Пипинелис. Фотография. 1969 г.

Архиеп. Макарий III во время визита в Афины в 1969 г. и министр иностранных дел Греции П. Пипинелис. Фотография. 1969 г.

С 1969 г. «черные полковники» стали проводить планомерную кампанию против архиеп. Макария. В марте 1969 г. начала действовать тайная террористическая орг-ция греков-киприотов «Национальный фронт», поддерживаемая хунтой. 8 марта 1970 г. на архиеп. Макария было совершено очередное инициированное хунтой покушение (10-е или 11-е по счету, по данным ЦРУ - Kyrris. 1985. P. 390).

11 июня 1971 г. для ускорения межобщинных переговоров греч. хунта потребовала, чтобы Макарий III согласился признать центральный орган местной администрации турок-киприотов. Но архиепископ, получивший во время своего визита в СССР (2-9 июня 1971) всестороннюю поддержку, отверг это предложение и вступил в конфликт с греч. правительством. 31 авг. 1971 г. ген. Гривас тайно прибыл на К. и создал подпольную орг-цию ЭОКА-2.

В сент. 1971 г. межобщинные переговоры зашли в тупик из-за вопросов, касавшихся местной администрации. При возобновлении переговоров турки-киприоты отошли от концепции «функционирующей федерации», склоняясь к идее единого 2-общинного гос-ва. В ходе переговоров было решено, что центральным органом местного самоуправления для турок станет тур. часть палаты представителей (во главе с зам. председателя парламента), а для греков - греч. часть (во главе с председателем парламента). При этом число депутатов палаты представителей должно быть увеличено с 50 до 75. За турками останется 15 мест, а число мест греков возрастет с 35 до 60, что будет соответствовать пропорции населения 20 : 80%. Кроме председателя грека и зам. председателя турка учреждалась должность 2-го зам. председателя - тоже грека. Все трое должны избираться депутатами греками и турками совместно. Предусмотренные Конституцией 1960 г. палаты греч. и тур. общин упразднялись. Важным достижением был отказ турок-киприотов от объединений тур. сел в адм. единицы.

Для противодействия террористической деятельности ЭОКА-2 кипрское правительство решило создать резервную полицию, к-рую экипировала оружием чехословацкого производства, что вызвало гнев хунты и попытку гос. переворота на К. (февр. 1972). Архиеп. Макарию пришлось передать это вооружение под контроль миротворческих сил (14 марта 1972) и заменить 3 неугодных режиму полковников - членов Кабинета министров (16 июня 1972). Полное восстановление связей кипрского правительства с греч. режимом произошло только 9 авг. 1972 г. с назначением посла Греции в Никосию.

Межобщинные переговоры остановились в связи с выборами на К. и в Турции. В февр. 1973 г. Макарий III был избран президентом еще на 5 лет, а пост вице-президента занял Денкташ. 14 окт. 1973 г. на выборах в Турции победил лидер Народно-республиканской партии Мустафа Бюлент Эджевит (заявление к-рого о необходимости устройства на К. федерального гос-ва привело к перерыву в переговорах с 9 апр. по 4 июня 1974). 25 нояб. 1973 г. диктатора Г. Пападопулоса сместил бригадный ген. Д. Иоаннидис, который ставил целью свержение архиеп. Макария и осуществление энозиса. После смерти Гриваса (янв. 1974) ЭОКА-2 перешла под прямой контроль Иоаннидиса.

Тем не менее в межобщинных переговорах наблюдался медленный прогресс: были решены вопросы о компетенции и законодательных полномочиях органов местного самоуправления (единицами местной администрации должны были стать села и муниципалитеты), а также о контроле гос-ва (в лице генерального прокурора) над соответствием их постановлений конституции. За 2 дня до переворота был подготовлен окончательный текст соглашения о местном самоуправлении 5 крупнейших городов К., но путч 15 июля 1974 г. положил конец переговорам.

2 июля 1974 г. архиеп. Макарий, зная о настроениях среди офицерского корпуса греч. войск на К., потребовал от Афин отозвать практически всех греч. офицеров Национальной гвардии с острова и выразил протест в связи с планами хунты свергнуть законное правительство. 15 июля националистически настроенные греч. офицеры начали мятеж против Макария III, атаковав президентский дворец. Архиепископу удалось бежать с англ. базы Акротири на Мальту, затем он прибыл в Лондон и оттуда в Нью-Йорк, где 19 июля выступил на заседании Совета Безопасности ООН. Тем временем мятежники провозгласили Президентом К. националиста Н. Сампсона, получившего в результате межобщинных столкновений 1963 г. прозвище Туркоед. Ранним утром 20 июля тур. войска под предлогом защиты турок-киприотов и восстановления конституционного порядка (предотвращения энозиса) вторглись на К. Т. о. стремившаяся к энозису греч. хунта «черных полковников», организовав на К. переворот, создала идеальные условия для раздела острова. В тот же день Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в к-рой потребовал прекращения военного вторжения в Республику Кипр, восстановления конституционного режима и законного правительства, а Макарий III был признан действующим президентом. 20-22 июля на севере острова турки устроили плацдарм, к-рый расширялся и после заключенного 22 июля перемирия с Турцией.

Гос. переворот на К. провалился, поскольку мятежники оказались в полной международной изоляции. 24 июля 1974 г. пал военный режим в Греции, в страну вернулся Караманлис, к-рый представлял либеральное, прозап. направление в греч. политике. На К., согласно конституции, к исполнению обязанностей главы гос-ва приступил председатель палаты представителей Г. Клиридис.

Беженцы покидают сев. часть Кипра. Фотография. 1974 г.
Беженцы покидают сев. часть Кипра. Фотография. 1974 г.

Беженцы покидают сев. часть Кипра. Фотография. 1974 г.

25-30 июля и 8-14 авг. 1974 г. в Женеве были проведены 2 конференции по ситуации на К., к-рые не дали результатов. За это время греческое правительство не сделало ничего для усиления обороны К. (кроме доставки 240 т боеприпасов), тогда как турки перебросили на остров 35-40 тыс. солдат, а также 200 танков, 200 бронемашин, 120 артиллерийских орудий и др. 14-16 авг. в результате операции «Аттила» тур. войска оккупировали почти 36,2% территории острова (нейтральная зона, контролируемая миротворческими силами ООН, занимает 3% площади К.). Тур. вторжение привело к этнической чистке региона. Из сев. части К., по разным оценкам, было изгнано от 142 до 200 тыс. греков-киприотов, чьи дома и собственность были переданы ушедшим из южной части острова туркам. Ок. 20 тыс. греков-киприотов оказались в анклавах (в 1975 там оставалось 10 тыс. чел., в 1998 - 500 чел.).

Осенью 1974 г. обсуждение кипрского вопроса состоялось на XIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН. 1 нояб. 1974 г. была принята резолюция № 3212, к-рая призвала все гос-ва уважать суверенитет, независимость и территориальную целостность Республики Кипр. В резолюции подчеркивалась необходимость вывода с К. всех иностранных войск, прекращение вмешательства в дела республики, возвращение беженцев в свои дома. Решение Генеральной Ассамблеи ООН было одобрено Советом Безопасности в его резолюции № 364 от 13 дек. 1974 г., что сделало его выполнение обязательным.

7 дек. 1974 г. на К. возвратился президент Макарий III, но восстановить статус-кво, существовавший до переворота, дипломатическим путем было уже невозможно: для этого нужны были меры военного характера.

13 февр. 1975 г. на захваченных территориях было провозглашено Турецкое федеративное гос-во Кипр, к-рое возглавил Денкташ. Основная задача тур. общины острова заключалась в том, чтобы в кратчайшие сроки добиться международного признания при активной поддержке Анкары. Однако введенное Конгрессом США эмбарго на поставки Турции вооружений (5 февр. 1975) и осуждение ООН оккупации территории независимого гос-ва помешали реализации этих планов. Шесть раундов межобщинных переговоров (апр. 1975 - апр. 1977) в Вене и Нью-Йорке провалились, т. к. турки-киприоты были заинтересованы только в сохранении результатов вторжения. Основным принципом внешней политики Северного К. стал циничный в свете происшедших на острове в 1974 г. событий лозунг «Мир в твоем доме - мир во всем мире!». Началось заселение сев. части острова турками с материка. К 1998 г. на К. прибыло почти 100 тыс. чел. Т. о., число переселенцев превзошло число турок-киприотов, из к-рых 40 тыс. эмигрировало с К. (гл. обр. в Великобританию).

Встреча архиеп. Макария III с Р. Денкташем 12 февр. 1977 г. в Никосии. Фотография. 1977 г.
Встреча архиеп. Макария III с Р. Денкташем 12 февр. 1977 г. в Никосии. Фотография. 1977 г.

Встреча архиеп. Макария III с Р. Денкташем 12 февр. 1977 г. в Никосии. Фотография. 1977 г.

В результате встреч архиеп. Макария III с Денкташем 27 янв. и 12 февр. 1977 г. в Никосии (1-я - в присутствии посредника ООН Х. Переса де Куэльяра, 2-я - Генерального секретаря ООН К. Й. Вальдхайма) были подписаны соглашения, в к-рых провозглашалось, что стороны будут стремиться к созданию независимого 2-общинного федеративного гос-ва. В них также говорилось о свободе передвижения и расселения на острове и о праве частной собственности. Признание греко-кипрской стороной бизональной федерации представляло собой уступку туркам-киприотам. Территория каждой из общин должна была соответствовать критериям экономической жизнеспособности и частной собственности. Однако в понятие федерации турки вкладывали иной политический смысл, подразумевая скорее конфедерацию. 3 авг. 1977 г. архиеп. Макарий скончался от сердечного приступа. Согласно конституции, к исполнению обязанностей президента приступил председатель палаты представителей Спирос Киприану, лидер Демократической партии. В сент. предполагалось провести выборы лица, замещающего пост президента до февр. 1978 г., когда заканчивался 5-летний президентский срок архиеп. Макария. Однако поскольку была выдвинута лишь кандидатура Киприану, то 3 сент. он был провозглашен президентом без проведения выборов. На президентских выборах в февр. 1978 г. Киприану снова как единственный кандидат был объявлен президентом без голосования.

Договоренности архиеп. Макария-Денкташа так и остались нереализованными, т. к. после отмены в сент. 1978 г. эмбарго против Турции попытки США играть роль справедливого судьи в этническом конфликте стали весьма неубедительными. В связи с изменением позиции США и возрастанием региональной роли Турции договоренности, достигнутые ранее под давлением Запада и влиянием принципов Хельсинкской конференции по безопасности и сотрудничеству 1975 г., уже не отвечали политическим амбициям Анкары, стремившейся к созданию независимого тур. гос-ва на оккупированных территориях.

Обе стороны не устроил план М. Нимица, предложенный 10 нояб. 1978 г. США, Канадой и Великобританией. Этот план предусматривал признание Правительством Республики Кипр федерации (фактически конфедерацию 2 равноценных общин) в обмен на оставленные открытыми переговоры о территориальных уступках со стороны турок-киприотов. Отвод тур. оккупационных войск провозглашался не обязательным условием соглашения, а лишь выносимым на обсуждение. Положительным моментом плана Нимица было предложение о постепенном возвращении греков в пригород Фамагусты Варошу (Варосию) под эгидой ООН. Этот план стал основой последующих планов урегулирования кипрской проблемы, выдвигаемых ООН.

Тур. вторжение 1974 г. нанесло серьезный ущерб кипрской экономике. Более 40% греков-киприотов стали беженцами. Оккупированные территории играли жизненно важную роль в экономике страны до 1974 г.: на северную часть К. приходилось 70% природных ресурсов острова, 46% промышленных объектов, 65% туристической инфраструктуры (в т. ч. 87% строящихся отелей), 56% шахт и карьеров, 41% поголовья скота, 48% продукции сельскохозяйственного экспорта, 45% школ; порт Фамагуста обслуживал 83% грузопотока. Предполагалось, что восстановление экономики займет десятилетия. Однако благодаря упорному труду греков-киприотов страна быстро смогла вернуться на довоенный экономический уровень и начать стабильный долговременный экономический подъем, к-рый был назван экспертами «кипрским экономическим чудом». В 1975-1985 гг. динамично развивались легкая промышленность и перерабатывающие отрасли, но при этом уменьшилась доля сельского хозяйства в экономике К. С сер. 80-х гг. ХХ в. ведущую роль играют сфера услуг и туристическая отрасль. В 90-х гг. ХХ в. экономический рост составлял 4% - лучший показатель среди стран ЕС.

19 мая 1979 г. на встрече Киприану с Денкташем была достигнута договоренность, 10 пунктов к-рой уточняли соглашение архиеп. Макария-Денкташа 1977 г. Было решено начать межобщинные переговоры в Никосии 15 июня. В этот раз помимо территориальных и конституционных вопросов предполагалось уделить особое внимание возможности возвращения беженцев под эгидой ООН в пригород Фамагусты Варошу. Обсуждались также проблемы безопасности и вывода оккупационных войск. Были сформулированы основные принципы решения кипрской проблемы: кипрское гос-во должно быть независимым и представлять собой 2-общинную бизональную федерацию; территория, находившаяся под управлением каждой из общин, будет определена на основе экономической жизнеспособности и частного владения землей каждой из общин; на основе принципа 2-общинного федерального управления будут решены такие проблемы, как свобода передвижения и размещения и право собственности; компетенция и полномочия федерального правительства будут гарантировать единство страны, учитывая ее 2-общинный характер. Межобщинные переговоры, начавшиеся 15 июня, вскоре зашли в тупик. Камнем преткновения стали вопросы возвращения беженцев в Фамагусту и бизональности. Турки-киприоты отказались обсуждать проблему Фамагусты до решения вопроса о гос. устройстве К. как конфедерации, а не как федерации. Денкташ настаивал на признании существования на острове 2 гос-в и 2 народов и на провозглашении его правительства равным Правительству Республики Кипр. Переговоры были приостановлены из-за нежелания тур. стороны признать свободу перемещения, размещения и право собственности и обсуждать проблемы оккупационных войск и тур. переселенцев с материка.

Зеленая линия в Никосии (Лефкосии). Фотография. Кон. ХХ в.
Зеленая линия в Никосии (Лефкосии). Фотография. Кон. ХХ в.

Зеленая линия в Никосии (Лефкосии). Фотография. Кон. ХХ в.

15 нояб. 1983 г. Турецкое федеративное гос-во Кипр было преобразовано в Турецкую Республику Северного Кипра (ТРСК), к-рая была признана только Турцией. Президентом этого псевдогос-ва был избран Денкташ. Хотя ТРСК не была принята в ООН (резолюцией № 541 Совета Безопасности от 18 нояб. 1983 она объявлена незаконным образованием), ее представитель участвует в работе ООН в Нью-Йорке, поддерживает отношения с различными аффилированными с ООН организациями и агентствами, а также с расположенным на острове офисом специального представителя ООН. Представитель ТРСК при ООН принимает участие во всех переговорах, связанных с кипрской проблемой. Турки-киприоты были представлены на встречах участников Исламской конференции с 1976 г.; кроме того, с 1992 г. ТРСК получила статус наблюдателя в Орг-ции экономического сотрудничества и развития (ECO).

Безрезультатными оказались встреча в янв. 1985 г. в Нью-Йорке Киприану и Денкташа, новые инициативы Генерального секретаря ООН Переса де Куэльяра в апр. 1985, марте 1986 и июле 1989 г., предложения его преемника Б. Бутроса-Гали в апр. 1992 г. и 3 раунда переговоров Г. В. Василиу (Президент К. в 1988-1993) с Денкташем (18-23 июня, 15 июля - 14 авг., 28 окт.- 11 нояб. 1992).

В 1986 г. было изменено количество депутатских мест в парламенте Республики Кипр: 80 мест (56 греков-киприотов и 24 турка-киприота) вместо 50 (35 греков-киприотов и 15 турок-киприотов).

Одновременно с усилением экономической мощи кипрское правительство последовательно работало над созданием условий для реализации национальной оборонительной доктрины. Важнейшим политическим успехом К. стало присоединение к единой Европе (еще в 1961 К. стал членом Совета Европы, а в 1972 заключил договор об ассоциативном членстве с Европейским экономическим сообществом). 4 июля 1990 г. Республика Кипр направила заявку на вступление в Евросоюз (ЕС). Европейская комиссия, рассмотрев заявку, отметила 30 июня 1993 г., что К. соответствует требованиям, необходимым для начала процесса подготовки к присоединению к ЕС. К. в свою очередь еще раз заявил, что готов выполнять все свои обязательства в связи с членством в ЕС. 4 окт. 1993 г. Совет министров Евросоюза принял решение провести переговоры с К. о вступлении в ЕС, к-рые начались в нояб. 1993 г. и завершились в сер. 1995 г. В 1994 г. на заседаниях Европейского совета на Керкире (о-в Корфу) и в Эссене было подтверждено, что К. будет принят в ЕС в ходе новой фазы его расширения. Совет ЕС по общим вопросам 6 марта 1995 г. определил, что переговоры о вступлении в ЕС должны начаться через 6 месяцев после создания в 1996 г. межправительственной конференции. Стратегия К. предполагала диалог с руководством ЕС по проблемам вступления в это политическое и экономическое объединение и обсуждение буд. роли К. в ЕС, а также рассмотрение вопроса об экономической подержке в рамках действия финансовых протоколов по Соглашению об ассоциации.

Подписание в янв. 1997 г. К. с Россией Соглашения о закупке ракет класса «земля-воздух» комплекса С-300 вызвало угрозы со стороны Турции, к-рая заявила, что нанесет превентивный удар в случае их доставки на остров. Отрицательно отреагировали также США и страны ЕС. В результате ракеты были размещены на Крите. Во время встречи Клиридиса (Президент К. в 1993-1998, 1998-2003) и Денкташа 11-15 авг. 1997 г. в Глионе (пригород Монтрё, Швейцария), устроенной Генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном, лидер турок-киприотов поставил условием переговоров отзыв кипрской заявки на вхождение в ЕС.

На заседании Европейского совета в Люксембурге 12-13 дек. 1997 г. К., Венгрия, Польша, Эстония, Чехия и Словения были приглашены в ЕС. Переговоры с первыми 6 кандидатами на вступление в ЕС («Люксембургской группой») в рамках его расширения начались в кон. марта 1998 г. 1-й этап переговоров был посвящен преимущественно изучению кипрского законодательства и путям его адаптации к основным законодательным документам ЕС. Для большей интеграции в европ. дела и проблемы К. присоединился к Европейской конференции, к-рая начала работу 12 марта 1998 г. в Кардиффе.

На заседании Европейского совета в Хельсинки в дек. 1999 г. было подтверждено, что решение политической проблемы острова не является обязательным предварительным условием вступления К. в ЕС. Тем не менее страны, входящие в ЕС, США и Великобритания выражали желание, чтобы межобщинные переговоры завершились соглашением до заседания Европейского совета в Копенгагене в дек. 2002 г., на котором будет окончательно решен вопрос о вступлении К. в ЕС. Переговоры, начатые 16 янв. 2002 г., быстро зашли в тупик из-за того, что Денкташ, как и в 1999-2000 гг., требовал международного признания своего гос-ва прежде заключения к.-л. соглашения и не желал обсуждать никаких вариантов, кроме создания конфедерации 2 независимых гос-в.

В 2002-2004 гг. ООН предприняла решительную попытку объединить остров. 11 нояб. 2002 г. Генеральный секретарь ООН К. Аннан выдвинул детальный план урегулирования кипрской проблемы. В первоначальном варианте (плане Аннана (1)) были предложены конкретные и ясные пути преодоления многолетнего раскола острова: превращение К. в единое гос-во, состоящее из 2 равных федераций, и в единую международную единицу, где всем его жителям предоставляется кипрское гражданство; сокращение зоны проживания тур. общины с 36,2 до 28,5%; возвращение 85 тыс. греков-киприотов в свои дома, находящиеся в сев. части острова; выплата компенсации потерявшим кров во время событий 1974 г.; вступление единого К. в ЕС и дальнейшее развитие особых отношений с Грецией и Турцией; выборы 2-палатного парламента, где будет 48 депутатских мест; создание Президентского совета, состоящего из 6 членов (пропорционально количеству населения 2 общин острова) с 10-месячной ротацией председателя совета; демилитаризация острова, подкрепленная введением эмбарго на поставку вооружений на К.; постоянный мониторинг соблюдения прав человека и национальных меньшинств. 6-9 дек. в Никосии этот план обсуждался специальным советником Генерального секретаря ООН Альваро де Сото с представителями греков-киприотов и турок-киприотов; в текст были внесены незначительные изменения. 10 дек. план Аннана (2) был предложен на рассмотрение Клиридису и Денкташу. Прибывшая в Копенгаген делегация турок-киприотов отвергла план Аннана (2). После этого на заседании Европейского совета, проходившем в Копенгагене 12-13 дек. 2002 г., было принято решение о вступлении К. в ЕС в качестве полноправного члена 1 мая 2004 г.

Президент Кипра Т. Пападопулос подписывает договор о вступлении в ЕС на саммите в Афинах 16 апр. 2003 г.
Президент Кипра Т. Пападопулос подписывает договор о вступлении в ЕС на саммите в Афинах 16 апр. 2003 г.

Президент Кипра Т. Пападопулос подписывает договор о вступлении в ЕС на саммите в Афинах 16 апр. 2003 г.

14 янв. и 26 февр. 2003 г. на оккупированной части острова произошли массовые демонстрации против Денкташа и его политики, поддерживаемой Анкарой. План Аннана был в 3-й раз пересмотрен 26 февр. 2003 г. Генеральный секретарь ООН во время визита на К. 27-28 февр. 2003 г. призвал новоизбранного президента Тассоса Пападопулоса (2003-2008) и Денкташа встретиться 10-11 марта 2003 г. в Гааге для обсуждения плана Аннана (3), к-рый предполагалось вынести на референдумы в юж. и сев. частях острова. 30 марта 2003 г. Денкташ категорически отверг предложения Аннана. 16-17 апр. 2003 г. в Афинах состоялся саммит ЕС. Центральным событием 2-дневного форума стало подписание 16 апр. договора о вступлении в ЕС 10 гос-в, в т. ч. К. 14 июля 2003 г. этот договор был ратифицирован кипрским правительством, с 1 мая 2004 г. К. стал полноправным гос-вом - членом ЕС.

23 апр. 2003 г., уступая растущему недовольству местной оппозиции и международному давлению, вызванным отрицательным ответом на план Аннана (3), лидеры турок-киприотов были вынуждены частично снять ограничения, введенные в 1974 г. на пересечение греками-киприотами и турками-киприотами демаркационной линии. Выборы на оккупированных территориях 15 нояб. 2003 г. положили конец всевластию Денкташа. Проправительственные и оппозиционные партии получили равное число голосов. Новое правительство возглавил председатель Турецкой республиканской партии Мехмет Али Талат, а его заместителем и министром иностранных дел стал сын Денкташа Сердар, глава Демократической партии.

29 марта 2004 г., после провалившихся из-за нежелания турок-киприотов идти на уступки переговоров в Никосии (19 февр.- 22 марта 2004) и в Бюргенштоке близ Люцерна (24-31 марта 2004), Генеральный секретарь ООН предложил план Аннана (4), а 31 марта, после реакции греч. и тур. сторон,- окончательный вариант (план Аннана(5)), к-рый должен был быть вынесен на референдум 24 апр. 2004 г. Желание добиться согласия тур. стороны заставило ООН сделать этот документ более приемлемым для турок: почти все их требования были включены в план Аннана (4) и план Аннана (5). Однако внесенные изменения вызвали протест официального кипрского правительства, выражавшего интересы греков-киприотов. 31 марта - 1 апр. 2004 г. план Аннана (5) был представлен обеим сторонам. И хотя Денкташ продолжал выступать против проекта Аннана, Анкара выразила готовность поддержать план ООН и заявила о своем согласии с его основными положениями. Однако доработанный документ имел серьезные (по мнению кипрского руководства) отличия от изначального варианта. Согласно плану Аннана (5), предполагалось сократить количество греч. беженцев, возвращавшихся на Северный К., с 21 до 18% по отношению к турецкому населению, вместо чередования на посту президента К. всех членов Президентского совета (4 грека, 2 турка) ввести очередность по схеме 1 грек - 1 турок, возложить выплаты компенсаций за собственность беженцев не на Турцию, а на кипрское правительство. Абсолютно неприемлемым стало положение о том, что с острова необходимо вывести все иностранные войска, за исключением 650 турецких военных, а также отказ от решения проблемы переселенцев из Турции. В силе оставался и статус Турции как страны-гаранта, имеющей право на одностороннее вмешательство в дела К. Президент К. в специальном обращении подчеркнул, что план ООН не только не прекращает фактического разделения острова, но и узаконивает его. Он назвал данный план, разрешающий дальнейшее присутствие на острове тур. оккупационных войск, нежизнеспособным. Доработка документа без учета мнения греч. стороны привела к тому, что большинство греков-киприотов выступили против объединения. На референдуме в юж. части К. против плана проголосовало 75,83% избирателей, за - 24,17%. Большинство турок-киприотов поддержали мирный план по объединению К., предложенный ООН. По данным избирательного комитета тур. общины, 64,9% электората высказались за и 35,1% - против. В результате референдума греки-киприоты получили частичный энозис, поскольку К. и Греция стали членами единой Европы, а турки - неполноценный, невыгодный им же самим вариант таксима, т. к. вступление в ЕС было бы для них значительно более перспективной альтернативой, что подтвердили результаты референдума в сев. части К.

Город-призрак Фамагуста
Город-призрак Фамагуста

Город-призрак Фамагуста

1 янв. 2008 г. на К. было введено евро. Избранный Президентом К. 24 февр. 2008 г. представитель АКЭЛ Димитрис Христофиас выступил за скорейшее возобновление диалога с турками-киприотами. 21 марта 2008 г. состоялась встреча Христофиаса с Талатом (Президент ТРСК в 2005-2010), в ходе которой было подтверждено, что К. должен был стать единым гос-вом с единым суверенитетом, гражданством и международным представительством, а также была достигнута договоренность о возобновлении переговоров по мирному урегулированию кипрской проблемы, создании экспертных групп для подготовки нового соглашения и об открытии пропускного пункта в центре Никосии, на ул. Лидра. После провала референдума по плану Аннана был необходим поиск новых подходов к решению кипр. проблемы. Новый лидер тур. общины К. Дервиш Эроглу (с 2010) является убежденным сторонником независимого турецко-кипрского гос-ва. Несмотря на сложность переговоров, эксперты считают, что мировой экономический кризис, а также политические и экономические трудности Анкары могут сделать позицию лидеров ТРСК более гибкой.

1 июля 2012 г. К. впервые после вступления в ЕС получил право председательствовать в Совете ЕС. Т. о., во 2-й пол. 2012 г. представитель К. возглавил работу профильных советов министров ЕС и председательствовал на заседаниях с участием глав мин-в стран - членов ЕС в Брюсселе. Специально для этого периода кипрское правительство разработало программу «За лучшую Европу», к-рая предусматривала укрепление сотрудничества европ. стран с гос-вами Сев. Африки и поддержку вступления в ЕС таких Балканских стран, как Черногория и Сербия. Никосия также приложила усилия к созданию конструктивного климата для переговоров по бюджету ЕС на 2014-2020 гг. и принятия к кон. 2012 г. проекта «Общеевропейской системы предоставления убежища». Особое внимание было уделено борьбе с детской бедностью и специальным программам помощи детям.

Несмотря на заявления Турции бойкотировать любые мероприятия, организованные по инициативе К. в период его председательства в Совете ЕС, кипрское правительство готово к дальнейшим конструктивным шагам и переговорам по созданию единого гос-ва и достижению базовых договоренностей с турками-киприотами. Особо важной стала инициатива К. «вернуть жизнь в Фамагусту», пустой пригород которой находится под контролем миротворческих сил ООН. Совместное использование порта Фамагусты турками-киприотами и греками-киприотами под наблюдением ООН может активизировать экономическую жизнь в этом регионе, а также стать мостом доверия и сотрудничества между 2 общинами.

Финансовый кризис в Европе затронул и К., считавшийся вполне благополучной в экономическом плане страной. В кон. июня 2012 г. кипрское правительство обратилось за помощью к ЕС и Международному валютному фонду, став 5-й страной Еврозоны, к-рая официально признала невозможность решить внутренние финансовые проблемы, опираясь на собственные средства. По мнению экспертов, страна оказалась на грани банкротства из-за большого числа кредитов, выданных Греции. Размеры внешних кредитов, которые потребуются К. до 2016 г., составляют от 10,6 до 18,4 млрд евро, т. е. до 100% ВВП страны. Кредиты будут использованы для погашения внешнего долга в размере 6,1 млрд евро, а также на рекапитализацию кипрских банков, чьи активы во много раз превышают ВВП К. Убытки кипрских банков после того, как им пришлось списать часть греческого гос. долга в рамках его «добровольной» реструктуризации, составили 4,2 млрд евро, или 24% ВВП страны.

Большие надежды кипрское правительство возлагало на Россию, к-рая в кон. 2011 г. предоставила К. кредит в 2,5 млрд евро под невысокий по сравнению с рыночным процент. В нач. авг. 2012 г. состоялась телефонная беседа между президентами В. В. Путиным и Христофиасом, в ходе к-рой помимо др. важных тем обсуждались перспективы сотрудничества России и К. в экономической области.

Дефицит бюджета К. составил по итогам 2012 г. 6,3% ВВП страны и, следов., не укладывался в план по снижению дефицита и приведению его в соответствие с нормами Пакта стабильности и роста, лимитирующего показатель 3% ВВП. К. находится под процедурой принудительного сокращения дефицита бюджета. Основными источниками денежных поступлений в казну К. стали налоговые сборы на импортные товары, подоходный налог и налог на роскошь. Гос. долг К. в кон. 2012 г. достиг 85,8% ВВП. В этом отношении страна также превышает лимит пакта, находящийся на отметке 60% ВВП. Большое значение для К. имеет разработка месторождений природного газа. Однако эксплуатация природных ресурсов своих территориальных вод при тесном сотрудничестве с Израилем сталкивается с противодействием Турции, к-рая не признаёт объявленную Израилем и К. эксклюзивную экономическую зону и право греков-киприотов на разработку месторождений в Вост. Средиземноморье.

По мнению ряда тур. аналитических агентств, Израиль стремится использовать свои вооруженные силы для охраны газодобывающих платформ в море у берегов К. Во время визита израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху на К. (16 февр. 2012) обсуждались вопросы добычи газа, его хранения и транспортировки в Европу и Азию. Кипрское правительство убедило Израиль не делать инвестиций в экономику Северного К., а Нетаньяху предложил, что Израиль профинансирует строительство всех газодобывающих платформ в море у берегов К., если Никосия согласится, чтобы все 10 тыс. работников на этих платформах были гражданами Израиля. Было решено также, что базой всех отрядов и подразделений, связанных со строительством и в последующем с охраной газодобывающих платформ, станет Лимасол, порт и крупный промышленный центр К. Этот же вопрос активно обсуждался во время офиц. визита Президента Израиля Шимона Переса в Грецию 6-8 авг. 2012 г. Важным событием стало подписание 8 авг. 2013 г. Грецией, К. и Израилем 3-стороннего соглашения о сотрудничестве в области энергетики и водных ресурсов.

В марте 2013 г. на К. разразился финансовый кризис, результатом которого стали введение единовременного налога на депозиты выше 100 тыс. евро в размере от 40 до 60% и потеря возможности получать поддержку одновременно от ЕС и от России, что давало К. возможность проводить более гибкую и независимую политику. Несомненно, политико-экономические связи между Россией и К. сохранятся, но они, вероятно, приобретут другое качество. Еврокомиссия предполагает, что ВВП К. в 2013 г. снизится на 8,7%, а в 2014 г.- на 3,9%. Новый Президент К. Никос Анастасиадис (избран в февр. 2013), лидер партии Демократический сбор, предложил эффективную программу преодоления кризиса, к-рая, по прогнозам специалистов, может дать свои первые результаты уже в нач. 2015 г.

Ист.: Kissinger H. Years of Upheaval. Boston, 1982; Παπαγεωγίου Σ. Τα Κρίσιμα Ντοκουμέντα του Κυπριακού: 1959-1967. Αθήνα, 1983. 3 τ.; Παπαδόπουλος Λ. Γ. Το Κυπριακό Ζήτημα: Κείμενα 1959-1974. Θεσσαλονίκη, 1999; Ψηφίσματα των Ηνωμένων Εθνών για το Κυπριακό πρόβλημα: 1964-2001. Λευκωσία, 2002.
Лит.: Polyviou P. G. Cyprus: Conflict and Negotiation: 1960-1980. L., 1980; Cyprus Intercommunal Talks: Following the Turkish Invasion of July-August 1974. Nicosia, 1982; Κρανιδιώτης Γ. Το Κυπριακό Πρόβλημα... 1960-1974. Αθήνα, 1984; Kyrris N. P. History of Cyprus. Nicosia, 1985. P. 378-419; Κρανιδιώτης Ν. Ανοχύρωτη Πολιτεία: Κύπρος, 1960-1974. Αθήνα, 1985. 2 τ.; Κληρίδης Γ. Η Κατάθεσή μου. Λευκωσία, 1988-1991. 4 τ.; Οικονομίδης Χ. Απομυθοποιημένη Ιστορία του Κυπριακού τα τελευταία 50 χρόνια. Λευκωσία, 1993; Η τελευταία περίοδος αγγλοκρατίας στην Κύπρο, 1941-1959 // Ιστορία του ελληνικού έθνους. Αθήνα, 2000. Т. 16. Σ. 430-463; Η Κυπριακή Δημοκρατία από τις συμφωνίες της Ζυρίχης και του Λονδίνου ως και την τουρκική εισβολή, 1959-1974 // Ibid. Σ. 464-483; Εσωτερικές πολιτικές εξελίξεις και η Ευρωπαϊκή πορεία της Κύπρου, 1974-1998 // Ibid. Σ. 484-503; Κύπρος: Η Πορεία ένταξης στην Ευροπαϊκή ´Ενωση. Λευκωσία, 2002; Λάμπρου Γ. Κ. Ιστορία του Κυπριακού: Τα χρόνια μετά την ανεξαρτησία, 1960-2004. Λευκωσία, 2004; Рытов А. Г. Внешняя политика Греции в эпоху глобальных перемен (1990-2005). М., 2005; он же. Кипр на пути к объединению. М., 2005; он же. Очерки послевоенной истории Греции (1945-1989). М., 2006; Coufoudakis V. Cyprus: A Contemporary Problem in Historical Perspective. Minneapolis, 2006; Егиазарян А. Грузия: Структурные проблемы экономики и турецкая внешнеэкономическая экспансия (1994-2007). Ереван; М., 2007; он же. Турция и Россия во внешнеэкономических отношениях Азербайджана (1995-2006). Ереван; М., 2007; Ошлаков М. Ю. Сага о свободе: Совр. история Кипра. М., 2009; Pericleous C. The Cyprus Referendum: A Divided Island and the Challenge of the Annan Plan. L.; N. Y., 2009; The Republic of Cyprus: An Overview. Nicosia, 2011.
А. Г. Рытов

Памятники православного искусства

Архитектура

В силу географического положения К. занимает особое место в истории византийской архитектуры. С одной стороны, остров находился на пересечении морских путей, что способствовало быстрому приходу сюда новых архитектурных идей. С др. стороны, определенная изоляция от остальной территории империи, частые нападения врагов и изменения в национальном составе населения придали кипр. архитектуре локальное своеобразие.

Ранневизант. храмы (всего ок. 80; Papacostas. 1999. Vol. 1. Il. 275) расположены преимущественно на побережье К.: внутри острова значительные церковные комплексы известны только в районе 2 епископских центров: Тримифунта и Ледры. До араб. нашествий основной формой храма на К., как и в остальном Средиземноморье, являлась базилика эллинистического типа (с колоннами и черепичной крышей на деревянных стропилах) со стандартным литургическим устройством: алтарной преградой, синтроном, амвоном и др.

Церковь Пресв. Богородицы Хрисополитиссы в Пафосе. V в.
Церковь Пресв. Богородицы Хрисополитиссы в Пафосе. V в.

Церковь Пресв. Богородицы Хрисополитиссы в Пафосе. V в.

Самой крупной на острове была 7-нефная базилика свт. Епифания в Саламине (с дополнительными боковыми галереями) - кафедральный храм предстоятеля Кипрской Православной Церкви. Весьма узкие крайние нефы этого здания типологически сближают его с 5-нефной базиликой. Другая 7-нефная кипрская базилика, ц. Пресв. Богородицы Хрисополитиссы в Пафосе, позднее была перестроена в 5-нефную.

На К. преобладают стандартные 3-нефные базилики: Кампанопетра в Саламине, Ахиропиитос в Лампусе, Св. Троицы близ с. Ялусы, Пресв. Богородицы Лимениотиссы в Пафосе, сщмч. Ираклидия близ Политико, сщмч. Конона близ Пафоса, под храмами свт. Спиридона в Тримифунте, ап. Варнавы близ Саламина, свт. Филона, Бесплотных сил (Асоматон) и Пресв. Богородицы Сики на п-ове Карпасия, Пресв. Богородицы «Одигитрии» в Никосии, мч. Маманта в Морфу, в Солах, Амафунте, в Курии и за его стенами, в Аласе, Лиси, в Маратовуносе, в Калавасос-Копетра, в Калавасос-Сирмата, базилика «А» в Пейе (близ Пафоса), базилика «А» на мысе Дрепано и др. (Χοτζακόγλου. 2005). Все базилики имеют развитую восточную часть: при этом в одних за центральной апсидой и боковыми нефами оборудованы дополнительные помещения разного назначения, вписывающие храм в прямоугольный абрис (базилики свт. Епифания в Саламине, Пресв. Богородицы Хрисополитиссы в Пафосе, епископская базилика в Курии); в других - боковые нефы завершаются апсидами, вероятнее всего под влиянием соседней Палестины (Rosenthal. 1982; перестроенная базилика Пресв. Богородицы Хрисополитиссы, базилики в Солах, Лапифе (Лампусе), Политико, Курии, Амафунте, Лиси, свт. Филона, базилика «А» в Пейе, под ц. мч. Маманта в Морфу, базилика «А» на мысе Дрепано). Базилика Кампанопетра совмещает обе эти особенности; в ней также были хоры. Мн. базилики, особенно епископские, представляют собой целые комплексы, включающие в т. ч. боковые галереи, баптистерий, нартекс или атриум и служебные помещения. Кипрские базилики обычно украшались напольными мозаиками из каменных тессер; известны также фрески, настенные мозаики и opus sectile (напр., в базилике свт. Филона).

Церковь вмц. Параскевы в Ероскипу. VII в.
Церковь вмц. Параскевы в Ероскипу. VII в.

Церковь вмц. Параскевы в Ероскипу. VII в.

Раннехрист. базилики подверглись разрушению в результате араб. нашествий и землетрясений. В средневизант. период наименее пострадавшие из них были перестроены в базилики др. типа (с опорой перекрытий на столбы), на месте других воздвигли базилики меньшего масштаба (напр., в 654/5 еп. Иоанн перестроил разрушенную арабами базилику в Солах).

На К. практически отсутствуют ранневизант. центрические храмы. Впосл. здесь практически не встречаются три- и тетраконхи (исключения - парекклисион, пристроенный к ц. прмц. Параскевы в Героскипу (Ероскипу), храм в Ставровуни). Также известен только один случай перестройки языческого святилища в христ. церковь - храм Зевса в Саламине.

В период кондоминиума (649-965) церковное строительство утрачивает свои масштабы, предположительно этим временем датируются ок. 20 храмов (Papacostas. 1999. Vol. 1. Il. 276); крупнейшим центром храмоздания в это время является п-ов Карпасия (8 церквей). Отсутствие надежных датировок для большинства кипр. храмов затрудняет возможность даже предположительно определить, когда они были построены - до или после воссоединения с Византией. На месте старых колонных базилик или рядом с ними строятся новые короткие базилики на столбах: на п-ове Карпасия - Бесплотных сил (Асоматон) и ц. Пресв. Богородицы Афендрики, вмц. Варвары близ Коровии, Канакарии Пресв. Богородицы ц. в Литрангоми, ц. Пресв. Богородицы Сики; в Саламине и его окрестностях - ап. Варнавы и перестроенная ц. свт. Епифания (?); внутри острова - свт. Спиридона в Тримифунте, сщмч. Ираклидия; на юго-западе К.- ц. Пресв. Богородицы Лимениотиссы в Пафосе, Честного Креста в Анойире и, возможно, базилика в Эпископи близ Курия; на севере острова - мч. Маманта в Морфу. Единственный пример купольного храма этого периода - базилика прмц. Параскевы в Героскипу, возведенная на Т-образных столбах, с рукавами креста и куполами над ними и тетроконхиальным купольным пастофорием. Возможно, построена под влиянием архитектуры к-польского храма св. Апостолов (ср. с ц. ап. Андрея Первозванного в Перистере близ Фессалоники, кон. IX в.). Чуть усложненной копией ц. прмц. Параскевы в Героскипу является ц. преподобных Варнавы и Илариона в Перистероне, которая датируется по кладке приблизительно XI-XII вв.

Церковь святых Андроника и Афанасия в Фернаросе. Кон. XI — нач. XII в.
Церковь святых Андроника и Афанасия в Фернаросе. Кон. XI — нач. XII в.

Церковь святых Андроника и Афанасия в Фернаросе. Кон. XI — нач. XII в.

С восстановлением визант. владычества церковное строительство на К. возобновляется в новых формах: наряду с зальным храмом основным типом церковного здания на острове становится купольный храм. При отсутствии достаточных средств для строительства больших купольных церквей в средневизантийское время и в эпоху лат. владычества на К., так же как и на островах Эгейского м. (Крит, Наксос), возводили храмы самого простого типа с 3-травейным купольным залом, где небольшой купол опирается на пилястры, а боковые арки центральной травеи обычно приобретают снаружи форму рукавов креста. Самый ранний пример - ц. свт. Фотия близ Ялусы. К этому же типу относятся храмы: свт. Николая Чудотворца в Хлоракасе близ Пафоса (IX-X вв.); Пресв. Богородицы «ту Кампу» в Хирокитии и Св. Софии в Тими (кон. X - нач. XI в.), Пресв. Богородицы Галактотрофусы в Фасури и вмц. Марины в Канду (сер. XI в.); арх. Михаила в Ялусе и вмч. Георгия Победоносца «Фарангу» (XI - нач. XII в.); вмч. Георгия Победоносца близ Куцовендиса, вмц. Марины в Деринии и прп. Андроника во Френаросе (кон. XI - нач. XII в.); храмы святителей Кирилла и Афанасия в Меногии, Пресв. Богородицы «ту Кампу», сщмч. Антипы в Пиройи, равноапостольных Константина и Елены в Сускиу (XII в.); Панагии Аракос близ Лагудеры и мц. Мавры в Килани (XII в. или сер. XI в.; в обоих купол позднее убран под 2-скатную крышу); Пресв. Богородицы Лампадиотиссы близ Мицеро и Пресв. Богородицы в Трикомо (нач. XII в.); к сер. XII в.- церкви св. Апостолов в Пера-Хорьо, ап. Павла в Кипарисовуно и Пресв. Богородицы Ипати в Айос-Амвросиос (сер. XII в.); Пресв. Богородицы Хордакиотиссы в Сотире, Пресв. Богородицы в монастыре Тохниу близ Мандреса, Пресв. Богородицы Афендрики в Куцовендисе и арх. Михаила в Като-Лефкаре (кон. XII в.). Иногда, как и на островах Эгейского м. и в Греции, в купольных залах появляются 1 или 2 ниши в заплечиках апсиды (северная - для протесиса): напр., в ц. арх. Михаила в Като-Лефкаре, св. Апостолов в Перахорьо, Пресв. Богородицы Криниотиссы в Василии. У таких храмов пилястры могут приобретать полукруглую (ц. Пресв. Богородицы Лампадиотиссы) или колоннообразную (церкви Пресв. Богородицы в мон-ре Тохниу и Пресв. Богородицы в Трикомо) формы, удлиняться, превращая их в подобие типа компактно вписанного креста (ц. арх. Михаила, сер. или кон. XI - нач. XII в., ц. святых Андроника и Афанасии, кон. XI - нач. XII в., во Френаросе). Встречаются известные по храмам в Греции варианты купольного зала, построенного как парекклисион (церкви Св. Троица и Спасителя в мон-ре свт. Иоанна Златоуста близ Куцовендиса, ок. 1100).

Особую версию купольного зала представляет 2-апсидная церковь вмч. Георгия в Афендрике (IX-X вв.) и вмч. Георгия в Хулу (нач. XI или кон. XII в.; возможно, копия 1-й), а также его вариант с отсутствием углублений в торцах крайних травей (церкви вмч. Георгия и Спасителя в монастыре свт. Иоанна Златоуста близ Куцовендиса, нач. XII в.; Агия-Напа близ Канду, X-XII вв.; св. Параскевы в Криту-Тере, 2-я пол. XII в.) и его 5-травейный извод (ц. Пресв. Богородицы в Кофину, нач. XI или XII в.). Др. вариант небольшого купольного храма на К. близок к типу «компактно вписанного креста», но с удлиненными зап. и вост. рукавами (ц. прп. Евфимиана в Лиси, кон. XII - нач. XIII в.; вмц. Анастасии в Полемидии) (Ibidem).

Собор мон-ря прп. Иоанна Лампадиста в Калопанайотисе. XI в.
Собор мон-ря прп. Иоанна Лампадиста в Калопанайотисе. XI в.

Собор мон-ря прп. Иоанна Лампадиста в Калопанайотисе. XI в.

Другой наиболее популярный тип церковного здания на средневизант. К. (как и во всей Византии) - простой (без вим) храм типа вписанного креста на 4 квадартных или прямоугольных опорах; как в визант. провинциальных храмах, угловые ячейки слегка удлинены по продольной оси, имеют арки разной высоты и перекрыты продольными коробовыми сводами. К этому типу относятся церкви прп. Антония Великого в с. Келье и Честного Креста в Анойире (IX-X вв.), ц. вмч. Прокопия близ Синграсиса (кон. Х в.), Пресв. Богородицы Пергаминиотиссы близ Аканфу (XI в.), собор прп. Иоанна Лампадиста мон-ря в с. Калопанайотис (XI в., купол позднее убран под 2-скатную крышу), церкви вмч. Георгия Победоносца «тон Хортакьон» в Сотире, свт. Синесия в Ризокарпасо и св. Тихика в Палодии (XI - нач. XII в.), свт. Филона на п-ове Карпасия (XI-XII вв.), мучеников Кирика и Иулитты в Летимбу (XII в.). Иногда в таких храмах отсутствуют боковые апсиды, напр. в соборе свт. Николая Чудотворца «тис Стегис» близ Какопетрии, нач. XI в.; ц. вмч. Георгия в Киринии, кон. XI - 1-я пол. XII в. Значительное удлинение по продольной оси обычно вызвано перестройкой из ранневизант. базилики, как в церквах Ахиропиитос в Лапифе (Лампусе), Панагия Ангелоктиста в Кити (XI в.), ап. Варнавы близ Саламина (с удвоением подкупольного квадрата, кон. XI - нач. XII в.), свт. Епифания в Саламине (с 3 куполами над центральным нефом, XI - нач. XII в.- Papacostas. 2001).

К промежуточному варианту типа храма с купольным залом и вписанного креста принадлежит ц. вмч. Феодора близ Сотиры (нач. XI в.), где с юж. стороны купол опирается на развитые пилястры, а с северной - на колонну и столб. В XII в. ц. Пресв. Богородицы Канакарии в Литрангоми перестроили в купольную базилику. В качестве особых, поздних вариантов крестово-купольного храма можно отметить типы, известные также в греч. провинции и на о-вах Эгейского м.: «вписанный крест» без зап. столбов (ц. Пресв. Богородицы Хрисалиниотиссы в Никосии, сер. XI в.) или без вост. столбов (ц. вмч. Евстафия Плакиды в Колоси, кон. XII в.), церковь с 3 куполами по центральной оси (прав. Лазаря в Ларнаке, кон. XI - нач. XII в.), церковь с куполами над рукавами креста (преподобных Варнавы и Илариона в Перистероне).

Реже встречается тип свободного креста в виде греческого креста с удлиненными зап. и вост. рукавами (церкви Пресв. Богородицы Киры близ Ливадии, перестроена, XII в. (?); прп. Феодосия Великого в Ахелии; Пресв. Богородицы Хриселеусы в Хлоракасе; прп. Евфимиана в Лиси и Честного Креста в Месокипу, кон. XII в.) или латинского креста (церкви Пресв. Богородицы Хриселеусы в Эмбе и Честного Креста в Куке, XII (?) в., свт. Епифания в Лурукине). Собор груз. мон-ря Жалия (Ялья) (1184-1207) имеет уникальную для К. форму триконха. Этот тип в простом варианте (без обхода) начинают строить на К. только в кон. XI в.; вероятно, он был заимствован с Хиоса и распространился на Сев. и Сев.-Вост. К. (Papageorghiou. 2010). С. Чурчич (Ćurčić. 2000) называет ранним примером средневизантийского октагона на тромпах ц. прп. Илариона (кон. Х в.) в замке св. Илариона. К 1090 г. относится строительство храма свт. Иоанна Златоуста в одноименном мон-ре близ Куцовендиса, ц. Пресв. Богородицы Марги в Мирту. В храмах святых Варнавы и Илариона (нач. XII в.) и Христа Антифонита близ Калогреи (кон. XII в.) вост. и зап. пары столбов (полукруглые или колоннообразные) смещены к западу, что придает куполу яйцевидную форму. Из данного типа храма развился его гексагональный вариант (ц. Пресв. Богородицы Апсинфиотиссы), имеющий отдаленную параллель только с храмом в Като-Пендели близ Афин.

Церковь Христа Антифонита близ Калогреи. Кон. XII в.
Церковь Христа Антифонита близ Калогреи. Кон. XII в.

Церковь Христа Антифонита близ Калогреи. Кон. XII в.

Начиная с периода кондоминиума церковная архитектура К. носит ярко выраженный локальный характер с налетом провинциальности (см: Megaw. 1974; Чурчич не согласен с этой т. зр.- Ćurčić. 2000). Не встречается практически никаких черт столичного зодчества: нет храмов на 4 колонках (исключение - ц. вмч. Георгия в Киринии), типичных и для Греции, и для М. Азии, хотя сполий было достаточно, к-польских усложнений (типа апсидиолей или триконхиальных пастофориев), стремлений к иллюзионизму и «развоплощению» материи, изысканной декорации (из мрамора и мозаики).

Кирпич используется в возведении арок и сводов преимущественно в кон. XI - нач. XII в. (кирпичные стены есть только в ц. свт. Иоанна в Куцовендисе); строятся в основном невысокие купола; окна небольшие и узкие. Кладка стен преимущественно каменная, из тесанных квадров или под штукатуркой; декорация, включая расчленение стен, почти отсутствует, максимально возможная сводится к 2-уступчатым аркам вокруг окон и входов, как в барабанах церквей вмч. Георгия «Фарангу», свт. Николая Чудотворца «тис Стегис» и Христа Антифонита, на зап. стене церквей прп. Андроника во Френаросе, Пресв. Богородицы в Трикомо, преподобных Варнавы и Илариона в Перистероне. Стены ц. Честного Креста в Анойире расчленены лопатками снаружи и внутри.

Чуть более развита декорация лишь в 2 группах памятников. Фасады карпасийских храмов свт. Филона, арх. Михаила в Ялусе и свт. Синесия (XI-XII вв.) украшены 2 типами глухих 2-уступчатых ниш: занимающих всю травею больших и широких или поставленных в ряд малых и узких (несколько иной характер носят ниши на апсидах ц. Честного Креста в Ано-Лефкаре; они близки к оформлению фасадов малоазийских храмов в Алакилисе и Дерекёе (Фисандоне)). Кладка opus mixtum в храмах кон. XI - нач. XII в. свт. Иоанна Златоуста и Св. Троицы в мон-ре свт. Иоанна Златоуста близ Куцовендиса и преподобных Илариона и Варнавы имеет аналоги в М. Азии (Чанлы-килисе и храм в Чельтикдереси); в храмах в мон-ре свт. Иоанна Златоуста и вмч. Георгия в Киринии сделаны наборные мраморные полы.

Портал ц. Пресв. Богородицы «Одигитрии» в Никосии. Кон. XII в.
Портал ц. Пресв. Богородицы «Одигитрии» в Никосии. Кон. XII в.

Портал ц. Пресв. Богородицы «Одигитрии» в Никосии. Кон. XII в.

Карнизы в интерьере встречаются крайне редко (в церквах вмч. Георгия Победоносца в Сотире, вмч. Георгия в Киринии, свт. Николая Чудотворца в Хлоракасе, свт. Синесия в Ризокарпасо); декорация сводится преимущественно к фресковой. Все купольные храмы имеют паруса, в нек-рых храмах под куполом расположены одноступенчатые (в церквах вмч. Георгия в Афендрике, вмч. Георгия в Киринии, вмч. Прокопия в Синграсисе, Панагии Ангелоктисты в Кити, прп. Андроника во Френаросе и Св. Софии в Тими) или 2-ступенчатые (в ц. Пресв. Богородицы Канакарии) повышающиеся подпружные арки. Пещерные (или устроенные в римских каменоломнях или гробницах) храмы достаточно редки: в мон-ре прп. Неофита Затворника, «катакомбы» св. Соломонии в Пафосе, храмы свт. Евлампия и Пресв. Богородицы Галатерусы в Каравасе, мц. Мавры (Хрисокава) в Киринии.

Особенностью кипрской архитектуры являются 2-скатные покрытые черепицей деревянные крыши храмов в горном массиве Троодос. Они имеют функциональное назначение - защищают постройки от дождя и снега в зимний период. А. Папагеоргиу приводит 127 таких храмов, самые ранние из к-рых относятся к XII в. Данные позволили исследователю опровергнуть мнение Г. Сотириу о зап. влиянии и доказать, что при внешнем сходстве с деревянными крышами церковных построек Центр. и Сев.-Зап. Европы крыши кипрских храмов имеют оригинальные черты. Стропильная конструкция опирается на несущие стены основного объема храма, перекрывая его внутреннее пространство, иногда крыша устанавливалась на каменный свод, служа дополнительной защитой сооружения (как, напр., в церквах Панагии Аракос и Панагии Асину).

С кон. XII в., в период правления династии Лузиньянов, а затем венецианцев, архитектура развивалась вне тенденций поздневизант. зодчества, но так же, как зодчество на греч. островах, находившихся под лат. властью (Родос, Крит и др.). Огромное влияние оказала зап. традиция, пришедшая на К. с крестоносцами и воплотившаяся в строительстве в Фамагусте, Никосии и нек-рых мон-рях больших соборов в духе северофранц. готики. Оно выразилось в появлении стрельчатых арок (напр., в перестроенной ц. Пресв. Богородицы Галактотрофусы в Фасури, ап. Фомы в Айос-Томасе, Панагии Трапезы, Пресв. Богородицы Авгасиды близ Алоа), «франко-византийских» купольных базилик на колоннах, обычно со смещенным к востоку куполом (перестроенный храм мч. Маманта в Морфу, собор мон-ря прп. Неофита Затворника, ц. арх. Михаила Трипиотиса в Никосии) и других архитектурных элементов. В этот период на К. начинается строительство монументальных правосл. храмов в чистых готических формах, иногда в соединении со старой традицией купольной архитектуры (церкви св. Симеона, арх. Михаила, вмч. Георгия «Греческого» и свт. Николая Чудотворца «Греческого» в Фамагусте, Пресв. Богородицы «Одигитрии» в Никосии).

Продолжают возводить и купольные залы: перестроенная ц. Честного Креста в Пелендри, ап. Фомы в Айос-Томасе, ап. Иакова в Трикомо, Пресв. Богородицы Криниотиссы в Василии (Προκοπίου. 2007), свт. Евлалия в Каравасе. Также встречаются 2-апсидные храмы (ц. Пресв. Богородицы Елеусы на п-ове Карпасия) и храм с 2 куполами на центральной оси (Панагия Трапеза).

В османский период преобладающим был тип однонефной небольшой церкви-базилики с 2-скатными крышами или полуциркульными сводами, в т. ч. в горных районах. Лишь в городах и крупных паломнических центрах могли быть возведены 3-нефные купольные базилики (напр., кафоликон Киккского мон-ря, 1755 и 1817). Архитектура К., ставшего глубокой провинцией Османской империи, была обречена на консерватизм и самоповторение. Несмотря на отсутствие связей с европейской архитектурой, в церковном строительстве продолжают использоваться элементы готической и ренессансной архитектуры, унаследованные от периода правления Лузиньянов и венецианцев. Напр., эти черты прослеживаются в архитектуре храма мон-ря ап. Варнавы близ Саламина: своды и центральные прясла стен наоса (1674, 1740; включает часть средневизант. постройки) имеют стрельчатые очертания; центральная часть многоэтажного нартекса, по высоте равная сводам наоса, выделена пилонами и круглой розеткой-окном. Стрельчатые арки стали архитектурной доминантой.

Кафедральный собор ап. Иоанна Богослова в Никосии (1662-1720) - в основе традиц. однонефная базилика - благодаря контрфорсам приобрел вид небольшой цитадели.

Церковь свт. Синесия в Ризокарпасо. XI–XII вв., фасад XIX в.
Церковь свт. Синесия в Ризокарпасо. XI–XII вв., фасад XIX в.

Церковь свт. Синесия в Ризокарпасо. XI–XII вв., фасад XIX в.

Примером эклектичности кипрской архитектуры является ц. свт. Синесия в Ризокарпасо (зап. часть храма в 1865-1871 пристроена к наосу XII в., архит. Х. Михаил). Об архитектуре возрождения напоминают лантерна, завершающая зап. купол, и окулюсы на фасадах, о готике - зап. портал с килевидным архивольтом, к-рый украшен вимпергом с фиалами, а его тимпан имеет ажурное наполнение, о барокко - причудливая, достаточно пластичная линия завершения зап. фасада, хотя этот стиль, как и классицизм, не получил распространения на К. Самая большая в пределах старого города ц. Панагии Фанеромени в Никосии (1872-1873), традиционная для К. базилика с куполом и поперечным нефом, имеет на зап. фасаде открытый портик-галерею и многоярусную квадратную в плане кампанилу (1938) над юго-вост. углом здания. В нек-рых формах очевидно следование стилю раннего и зрелого Возрождения: стрельчатые крестовые своды и арки на колоннах в нартексе; своеобразным гибридом выглядят 3-лопастные формы арок и окон, использованные для оформления окон, центрального входа в нартекс, ярусов звона на кампаниле, возвышающейся над юго-вост. углом здания.

На развитие кипрского церковного зодчества также повлияли контакты с Греческим королевством, напр., строительство в 1891-1903 гг. кафедрального собора Агия-Напа в Лимасоле осуществлялось по чертежам афинского архит. Г. Пападакиса; традиц. вид 3-нефной базилики с симметричными башнями на зап. фасаде и куполом над перекрестием смягчен округлыми формами арок в декоре окон на куполе, фасадах и башнях; в интерьере использована мраморная облицовка, иконостас решен как визант. арочный темплон и также изготовлен из мрамора.

Для оформления перекрытий базилик в XIX в. часто использовались своды с распалубками, напр. в ц. Честного Животворящего Креста в Ано-Лефкаре (1740, перестроена в 1867, архитекторы Ф. и Н. Ираклеосы); возможно, они напоминают утраченные традиции купольных церквей.

В ХХ в. на К. встречаются, однако не получили большого распространения, церкви совр. модернистской архитектуры, напр., ц. вмч. Димитрия Солунского (1967-1970) в никосийском квартале Акрополи: выступ над зап. фасадом напоминает опыты Ле Корбюзье в церковном строительстве сер. XX в., или ц. ап. Варнавы и прп. Макария Египетского в Дасуполи в Никосии (архит. Н. Михаилидис, 1974-1980, освящен в 1994): наос решен в виде огромного зала, зап. и вост. фасады - в форме опрокинутой параболы, а конструкция нартекса напоминает мост.

Во 2-й пол. ХХ в. в церковной архитектуре К. господствует визант. стиль, одним из первых примеров к-рого является строительство греч. архит. Г. Номикосом по заказу архиеп. Макария III ц. Пресв. Богородицы Евангелистрии в Палуриотиссе (Никосия, 1961-1963). Стремление к подражанию визант. образцам отразилось и в сооружении самого большого храма на К.- ц. Св. Софии в никосийском квартале Строволос (архит. Ф. Лоизидис, 60´ 30 м, высота 30 м, освящен 5 мая 2012); по замыслу и деталям внешнего убранства имеет сходство с одноименным к-польским храмом, хотя и не является его точной копией.

Лит.: Σωτηρίου Γ. Τὰ βυξαντινὰ μνημεῖα τῆς Κύπρου. ᾿Αθῆναι, 1935; Megaw A. H. S. Byzantine Architecture and Decoration in Cyprus: Metropolitan or Regional? // DOP. 1974. Vol. 28. P. 57-88; Παπαγεωργίου ᾿Α. Οἱ ξυλόστεγοι ναο τῆς Κύπρου. Λευκωσία, 1975; idem (Papageorghiou). Constantinopolitan Influence on the Architecture of Cyprus // JÖB. 1982. Bd. 32. N 4. S. 469-478; idem. Christian Art in the Turkish-Occupied Part of Cyprus. Nicosia, 2010; Rosenthal-Heginbottom R. Die Kirchen von Sobota und die Dreiapsidenkirchen des Nahen Ostens. Wiesbaden, 1982; Enlart C. Gothic Art and the Renaissance in Cyprus. L., 1987; Papacostas T. Byzantine Cyprus: The Testimony of its Churches, 650-1250: Diss. Oxf., 1999. 3 vol.; Ćurčić S. Middle Byzantine Architecture on Cyprus: Provincial or Regional? Nicosia, 2000; Χοτζακόγλου Χ. Βυζαντινή αρχιτεκτονική και τέχνη στην Κύπρο // Ιστορια της Κύπρου / Εκδ. Θ. Παπαδόπουλλος. Λευκωσία, 2005. Τ. 3/1. Σ. 465-467; Προκοπίου Ε. Ο συνεπτυγμένος σταυροειδής εγγεγραμμένος ναός στην Κύπρου. (9ος - 12ος αιώνας). Λευκωσία, 2007; Stewart Ch. A. Domes of Heaven: The Domed Basilicas of Cyprus: Diss. Ann Arbor, 2008.
А. Ю. Виноградов, Э. П. И.

Изобразительное искусство

Произведения изобразительного искусства на К., созданные ранее VI в., не уцелели; убранство базилик этого периода - фрески, мозаики настенные (набранные из каменных тессер) - было утрачено в результате араб. набегов, продолжавшихся в течение 3 веков. О расцвете искусства в ранневизант. период можно судить по 3 сохранившимся высококачественным мозаичным ансамблям VI в. На мозаике в конхе апсиды ц. Пресв. Богородицы Канакарии в Литрангоми (30-е гг. VI в. или между 526 и 530) на фоне райского пейзажа, который символизируют 2 пальмы, изображены Пресв. Богородица с Младенцем на престоле, окруженные сине-голубой мандорлой, Им предстоят архангелы Михаил и Гавриил (утрачены голова Богородицы, нижняя часть фигуры арх. Михаила, от фигуры Гавриила сохр. только правая рука). Композицию окружал орнаментальный пояс из листьев аканфа, включающий 12 медальонов с погрудными образами апостолов, в центральном медальоне (не сохр.) был образ Иисуса Христа или изображение Креста. На основании стилистического анализа А. Миго пришел к выводу, что мозаика в Литрангоми не имеет близких аналогий с мозаиками времени имп. Юстиниана I в базиликах Равенны, Евфразиана в Порече (Хорватия), кафоликона мон-ря вмц. Екатерины на Синае (а также отличается и от мозаики в ц. Панагии Ангелоктисты). Исследователь допустил вероятность существования на К. местной мозаичной мастерской (Megaw, Hawkins. 1977. P. 121, 140, 144); в изображениях апостолов он усматривал влияние эллинистической традиции с присущей ей натуралистичностью (Megaw. 1974. P. 73; Megaw, Hawkins. 1977. P. 119). Исследователи единодушно указывают на связь с к-польским искусством мозаик в апсидах Ангелоктисты Панагии ц. в сел. Кити и ц. Пресв. Богородицы Киры близ дер. Ливадия. На обеих мозаиках Богородица представлена в рост между архангелами: на первой - с Младенцем на левой руке (Одигитрия), на второй - как Оранта (без Предвечного Младенца на лоне; голова, левая рука и плечо утрачены; справа фрагмент ног, оставшийся от фигуры архангела). Большинство исследователей относят создание мозаики в ц. Панагии Ангелоктисты к VI в. и сходятся во мнении, что она была выполнена позже мозаики в ц. Пресв. Богородицы Канакарии, т. е. после правления имп. Юстиниана (датировки: VI в.- Stylianou. 1997. P. 49; 2-я пол. VI в.- Michaelides. 1992. P. 119; посл. четв. VI в.- Θούλιας ᾿Α. Μ. ῾Ο Ναὸς τῆς Παναγίας τῆς ᾿Αγγελόκτιστης στὸ Κίτι Λάρνακας. Λευκωσία, 2004. Σ. 28; кон. VI в.- Megaw. 1974. Р. 76; нач. VII в.- Γκιολές. 2003. Σ. 35). Мозаику ц. Пресв. Богородицы Киры Миго предложил датировать 1-й пол. VII в. на основании общих стилистических черт с мозаикой в капелле Сан-Венанцио Латеранского баптистерия (642-649) (Megaw. 1974. Р. 76; Megaw, Hawkins. 1977. P. 366), с чем согласны большинство исследователей (Michaelides. 1992. P. 122; Sophocleous. 1994. Р. 12; Γκιολές. 2003. Σ. 35 и др.); А. и Дж. Стилиану, Н. Хадзидаки считают ее более древней и относят к VI в. (Stylianou. 1997. Р. 52; Χατζηδάκη Ν. Βυζαντινά ψηφιδωτά. Αθήνα, 1994. Σ. 17). Предположительно нач. VI в. датируют фрагменты настенной мозаичной композиции из парекклисиона, пристроенного к раннехрист. базилике, служившей кафедральным собором Курия (ныне в археологическом музее в дер. Эпископи). Сохранились сильно поврежденные изображения 4 фигур, 2 из к-рых исследователи характеризуют как бескрылых архангелов (Megaw A. H. S. Kourion City: The Basilica: The Cathedral Precinct of the Early Christian City - Area IV // An Archaeological Guide to the Ancient Kourion Area and the Akrotiri Peninsula. Nicosia, 1982. P. 117; Χοτζακόγλου. 2005. Σ. 571).

Пресв. Богородица с предстоящими архангелами. Мозаика ц. Панагии Ангелоктисты в сел. Клети. VI в.
Пресв. Богородица с предстоящими архангелами. Мозаика ц. Панагии Ангелоктисты в сел. Клети. VI в.

Пресв. Богородица с предстоящими архангелами. Мозаика ц. Панагии Ангелоктисты в сел. Клети. VI в.

Древнейшая христ. фреска нач. VI в. сохранилась в цистерне в Саламине (т. н. Агиасма Никодима): над орнаментальной лентой с изображением «нильских мотивов» (речных растений, птиц и рыб) помещен медальон с оглавным образом Спасителя с крещатым нимбом, к-рый напоминает образ Иисуса Христа на фреске в апсиде капеллы мон-ря св. Аполлона в Бауите (VI-VII вв., Коптский музей, Каир) (Χοτζακόγλου. 2005. Σ. 567). Фрагменты настенных росписей с растительным и геометрическим орнаментами обнаружены при раскопках базилик на акрополе и вмц. Варвары в Амафунте, Кампанопетры в Саламине, раннехрист. комплекса Агион-Пенте в Героскипу, раннехрист. здания (базилика?) в местности Куцопетрия близ Пилы.

В период кондоминиума (649-965) остров оказался «нейтральной территорией» и потому был мало затронут ересью иконоборчества. Он стал прибежищем или местом ссылки для мн. иконопочитателей. Это время отмечено влиянием искусства М. Азии, откуда происходила часть переселенцев, принесших на К. искусство малоазийских монашеских центров. Кроме того, мн. киприоты были уведены арабами в плен в Сирию, где познакомились с местным искусством. На К. также переселились греки из захваченных арабами Сирии и Палестины; особенно большая волна беженцев-христиан зафиксирована в 813 г.

Примеры живописи этого периода немногочисленны и сохранились фрагментарно, напр.: орнаменты в ц. вмц. Варвары близ дер. Коровия (VIII в.) и ц. Пресв. Богородицы Канакарии (IX-X вв.); изображение заключенного в медальон креста, от которого исходит сияние в виде лучей, в вост. куполе ц. прмц. Параскевы в Героскипу (1-я пол. IX в., до 843); часть фигуры апостола и крыло ангела в соборе Ираклидия мон-ря (VIII в.).

Как «очень провинциальные, если не сказать варварские» охарактеризовал Миго росписи в ц. прп. Соломонии близ с. Кома-ту-Ялу, к-рые датировал IX-X вв. (Megaw. 1974. Р. 80; датировки: IX в.- Παπαγεωργίου Α. 1990. Σ. 259; Х в.- Γκιολές. 2003. Σ. 87). Схематичностью, жирными черными контурами, небогатой цветовой гаммой и неяркими красками они напоминают архаичные каппадокийские фрески (Παπαγεωργίου Α. 2010. Σ. 235).

В это время практически прекратилось дорогостоящее изготовление мозаик. Единственный известный пример такого декора - мозаика в куполах кафоликона Варнавы апостола мон-ря близ Фамагусты (сохр. фрагменты).

Сохранились 2 иконы, созданные в этот период, однако неясно, происходят ли они с К. или являются привозными. Одна из них - икона Божией Матери типа «Знамение» (Византийский музей им. архиеп. Макария III в Никосии, кон. VIII - нач. IX в.) - выполнена в технике восковой живописи и напоминает подобные иконы Синая, а также копт. живопись (Papageorghiou A. 1992. Р. 8). Написанная темперой икона «Вмц. Марина» (Византийский музей Пафоса, VII/VIII в.- Sophocleous. 1994. Р. 75; VIII/IX в.- Papageorghiou A. 1992. Р. 9) дополнена сценами мученичества на полях, святая в среднике представлена в молении (оранта).

Распятие. Роспись ц. прп. Антония Великого в Келье. IX или Х в.
Распятие. Роспись ц. прп. Антония Великого в Келье. IX или Х в.

Распятие. Роспись ц. прп. Антония Великого в Келье. IX или Х в.

Освобождение К. от арабов в 965 г. вызвало оживление художественной деятельности. К IX или Х в. относится композиция «Распятие» в ц. прп. Антония Великого в с. Келья близ Ларнаки (датировки: IX в.- Stylianou. 1997. P. 437; 2-я пол. IX в.- О. С. Попова; кон. IX - нач. Х в.- Wharton. 1988. P. 60; Х в.- Χοτζακόγλου. 2005. Σ. 586; кон. Х - нач. XI в.- Γκιολές. 2003. Σ. 88). Схематизм изображения, графичность моделировки одежд, использование жирного контурного рисунка и резких цветовых переходов присущи провинциальным памятникам той эпохи, напр. фреске с аналогичным сюжетом в ц. Епископи в Эвритании (Wharton. 1988. P. 60).

Остатки росписей в парекклисионе св. Мавры (Хрисокава), устроенном в бывшей каменоломне в Киринии (поврежденные изображения Пантократора и 2 ангелов, композиция «Вознесение Господне», головы апостолов) датируют ок. Х в. (датировки: кон. IХ - нач. X в.- Sophocleus. 1994. Р. 12; Х в.- Х. Ходзакоглу и Папагеоргиу (Χοτζακόγλου. 2005. Σ. 589; Παπαγεωργίου Α. 2010. Σ. 171); кон. Х в.- Stylianou. 1997. Р. 451-455; Γκιολές. 2003. Σ. 87). По мнению Миго, они близки к каппадокийским фрескам (Megaw. 1974. Р. 80), с чем согласны и др. исследователи (Wharton. 1988. Р. 60; Stylianou. 1997. Р. 452; Γκιολές. 2003. Σ. 87). В ряде памятников этого периода росписи сохранились настолько фрагментарно, что об их художественных особенностях судить трудно: фрески в аскитирии св. Созомена (Х в. (?)), в ц. прмц. Параскевы в Героскипу (Х в., фигуры 2 святителей), в соборе монастыря сщмч. Ираклидия (XI в., Христос Пантократор и пророк).

Росписи 2-го слоя в ц. прп. Антония Великого в с. Келья (XI в.) представляют образец провинциального искусства со свойственными ему статичностью и плоскостностью изображений. К XI в. также относится древнейший слой росписей в соборе свт. Николая Чудотворца «тис Стегис» мон-ря (Богоматерь Оранта с предстоящими архангелами в конхе, композиции «Преображение Господне», «Вход Господень в Иерусалим», «Успение Пресв. Богородицы», «Вознесение Господне», «Сошествие Св. Духа» и изображение нек-рых святых), в к-рых Д. Мурики видит провинциальный вариант «монашеского» или «аскетического» направления живописи этого времени (Mouriki. 1980/1981. P. 93).

Вход Господень в Иерусалим. Роспись собора мон-ря свт. Николая Чудотворца «тис Стегис». Кон. XIII — нач. XIV в.
Вход Господень в Иерусалим. Роспись собора мон-ря свт. Николая Чудотворца «тис Стегис». Кон. XIII — нач. XIV в.

Вход Господень в Иерусалим. Роспись собора мон-ря свт. Николая Чудотворца «тис Стегис». Кон. XIII — нач. XIV в.

Благодаря стратегической роли острова в период правления династии Комнинов XII в. стал периодом расцвета для живописи К. Артелью к-польских мастеров в нач. XII в. были расписаны парекклисионы Св. Троицы и Спасителя в свт. Иоанна Златоуста мон-ре близ Куцовендиса. Фрески парекклисиона Св. Троицы, принадлежащие к лучшим образцам классической традиции комниновского искусства, отличаются очень высоким качеством. Они выполнены по заказу военачальника визант. имп. Алексея I Комнина Евмафия Филокала, бывшего наместником К. в 1099-1102/03 и 1111/12-1118 гг. Одни исследователи считают наиболее вероятным выполнение этих росписей в конце 1-го периода наместничества Филокала (Ibid. P. 98; Papacostas. 2007. P. 74), другие отклоняются к тому, что они были созданы во 2-й период (Mango, Hawkins. 1966. P. 204; Stylianou. 1997. P. 458, 463). К этому же направлению искусства относится целый ряд росписей раннего XII в. в церквах: Асину Панагии (1105/06); Пресв. Богородицы в Трикомо, свт. Николая Чудотворца «тис Стегис» (2-й слой живописи); Амасгу Богородицы жен. мон-ря; праведных Иоакима и Анны в Калиане, Пресв. Богородицы Апсинфиотиссы. Возможно, эти фрески выполнены учениками мастеров, работавших в мон-ре свт. Иоанна Златоуста, т. к. по сравнению с этими памятниками росписи парекклисиона Св. Троицы отличаются большей утонченностью и изяществом (Winfield. 1972. Р. 289). При этом в церквах Панагии Асину и Пресв. Богородицы в Трикомо работал один и тот же мастер. Что касается попыток передатировать фрески ц. Пресв. Богородицы в Трикомо в связи с тем, что в куполе вокруг Пантократора изображены служащие ангелы - иконографический извод впервые встречающийся в ц. Санта-Мария-дель-Аммиральо (Марторана, Палермо, Сицилия, 1143-1148 или 1146-1151),- то наиболее убедительным представляется мнение М. Панайотиди, что фреска в куполе была выполнена позднее основных росписей (Παναγιωτίδη. 2001. Σ. 414). К этому же кругу памятников принадлежит икона св. Иоанна Предтечи из ц. Панагии Асину (Византийский музей им. архиеп. Макария III в Никосии).

К др. направлению комниновского искусства относятся росписи в ц. св. Апостолов в Пера-Хорьо, 1160-1180 гг. (Megaw, Hawkins. 1962. P. 347-348). Они выполнены в т. н. динамичном стиле (Mouriki. 1980/1981. P. 110). Среди иконографических особенностей росписей ц. св. Апостолов следует отметить предстоящих Богоматери в конхе апсиды вместо архангелов апостолов Петра и Павла, которым посвящен храм, и размещение сцены «Успение Пресв. Богородицы» на сев. стене (позднее повторено в ц. Панагии Аракос).

Прп. Антоний. Роспись ц. Панагии Асину. 1105/06 г.
Прп. Антоний. Роспись ц. Панагии Асину. 1105/06 г.

Прп. Антоний. Роспись ц. Панагии Асину. 1105/06 г.

В посл. четв. XIII в. на К. работал к-польский худож. Феодор Апсевд, произведения которого относятся к «элегантному» направлению позднекомниновского искусства. В 1183 г. он выполнил росписи Энклистры (дословно «затвор», пещерная церковь) в Неофита прп. мон-ре близ Пафоса, в 1192 г.- в Аракос Панагии ц. близ Лагудеры (кроме фресок апсиды 2-й пол. XII в. (Winfield. 1973. P. 24; Winfield D. C., Winfield J. 2007. P. 108; Sophocleous. 1998. P. 20, 42-43, 45-46) или, как считает А. Николаидис, 1185-1191 гг. (Nicolaïdès. 1996. P. 134)). Феодору Апсевду атрибутируют также 4 иконы: Божией Матери Елеусы и Христа Филантропа (в мон-ре прп. Неофита Затворника), Божией Матери Аракиотиссы и Христа Вседержителя из ц. Панагии Аракос (Византийский музей им. архиеп. Макария III в Никосии) (Papageorghiou A. 1992. P. 19). Творчество мастера оказало большое влияние на последующее кипрское иконописание (Weyl Carr, Morrocco. 1991. Р. 102).

К направлению позднекомниновского искусства относятся также чуть более низкого качества росписи кон. XII - нач. XIII в. в церквах Христа Антифонита близ Калогреи, арх. Михаила в Като-Лефкаре (Ibid. Р. 89, 99; Nicolaïdès. 1996. P. 137) и 2-й слой фресок ц. Панагии Амасгу (Weyl Carr, Morrocco. 1991. Р. 89). В ц. арх. Михаила «образцы Феодора Апсевда стали более тяжелыми и застывшими», а в ц. Панагии Амасгу - «невесомыми и декоративными» (Ibidem). Росписи ц. Христа Антифонита, по мнению В. Джурича и А. Вейл Карр, отражают усиление тенденции монументальности в позднекомниновском искусстве (Djurić. 1976. P. 25; Weyl Carr, Morrocco. 1991. Р. 99).

Деисус. Роспись Энклистры в мон-ре прп. Неофита близ Пафоса. 1183 г. Худож. Феодор Апсевд
Деисус. Роспись Энклистры в мон-ре прп. Неофита близ Пафоса. 1183 г. Худож. Феодор Апсевд

Деисус. Роспись Энклистры в мон-ре прп. Неофита близ Пафоса. 1183 г. Худож. Феодор Апсевд

Наряду с фресками, созданными столичными художниками или под их непосредственным влиянием, на К. существовали росписи, выполненные в провинциальном духе: фрески нач. XII в. в ц. прп. Антония Великого в с. Келья, декорация алтарной части ц. Честного Креста в Пелендри (1178), 2-й слой росписей Энклистры прп. Неофита Затворника (датировки: 1196 г.- Stylianou. 1997. P. 354-355; ок. 1200 г.- Mango, Hawkins. 1966. P. 201, 204; вскоре после 1214 - Παπαγεωργίου Α. 1999. Σ. 24-25). Стиль этих фресок контрастирует с росписями Феодора Апсевда; А. и Дж. Стилиану и Папагеоргиу называют его «монашеским» (idem. 1972. Σ. 202; Stylianou. 1997. Р. 354), а С. Манго, Э. Хокинс и Миго - «комниновским провинциальным» или «линеарным» (Mango, Hawkins. 1966. P. 194, 198; Megaw. 1974. Р. 87). С. Янг сравнила изображенных в наосе Энклистры св. аскетов с монахами-подвижниками в погребальных часовнях Хирбет-эль-Марде в Ливане и в лавре прп. Саввы Освященного (Young. 1983. P. 115-116). В XII в. отмечены устойчивые художественные связи К. не только с К-полем, но и с Левантом, что подтверждается присутствием кипрских иконописцев в мастерской мон-ря вмц. Екатерины на Синае (Weitzmann. 1982. P. 47-63).

На существование в XII в. многочисленных памятников с довольно высоким качеством росписей указывают фрагменты фресок в катакомбах св. Соломонии в Пафосе, в церквах Пресв. Богородицы Пергамиотиссы близ с. Аканту, преподобных Варнавы и Илариона в Перистероне, мц. Мавры близ Ризокарпасо, Агия-Напы близ дер. Канду, вмч. Георгия Победоносца Саккаса близ Ялусы, вмц. Марины в местности Пиргос на п-ове Карпасия, свт. Филона в местности Агридия, прмц. Параскевы в Героскипу и т. д. Фрагменты фресок XII в. хранятся в Византийском музее им. архиеп. Макария III в Никосии (из ц. Пресв. Богородицы Апсинфиотиссы), в Византийском музее в Пафосе (из ц. св. Феодора в Хулу, ок. 1100), в музее в дер. Сотира (из ц. св. Феодора «тон Хортакьон») и др.

В XIII в. из-за лат. завоевания К. развитие местной живописи происходило вне связи с основными тенденциями визант. искусства (Boyd. 1974. Р. 317). Папагеоргиу и Стилиану считали, что влияние западного искусства сказалось только на второстепенных иконографических деталях, тогда как в целом стиль оставался «консервативно византийским», опирающимся на живопись предыдущего столетия и воспроизводящим ее в упрощенном виде (Παπαγεωργίου Α. 1972. Σ. 202; Stylianou. 1997. Р. 37). Однако совр. исследователи придают большее значение зап. влиянию, относя к XIII в. создание стиля «maniera Cypria», основанного на синтезе византийской и зап. живописи с искусством Сирии и Палестины (Mouriki. 1995. P. 408; Weyl Carr, Morrocco. 1991. Р. 100-101, 108-110; Eliades. 2006. P. 17). Эти тенденции нашли отражение во фресках собора прп. Иоанна Лампадиста мон-ря в с. Калопанайотис (ок. 1275-1300 гг. или 1275 - 80-е гг. XIII в. (Young. 1983. P. 177, 180; Weyl Carr, Morrocco. 1991. Р. 89)) и ц. Пресв. Богородицы в дер. Мутулас (1280). В росписях собора прп. Иоанна Лампадиста, представляющих интерпретацию комниновского стиля в «народном» духе, появляются элементы западного влияния, напр., обморок Богоматери в композиции «Распятие» (эта иконографическая деталь впервые встречается у итальянского скульптора Никколо Пизано в рельефах кафедры Сиенского собора, 1265-1269). Вейл Карр также отметила сходство типа ликов на этих фресках и фресках ц. св. Феодора в Бехдайдате в Ливане (Weyl Carr, Morrocco. 1991. Р. 89-90). Др. т. зр. придерживается М. Панайотиди, которая сопоставила росписи собора монастыря прп. Иоанна Лампадиста с фресками 3-й четв. XIII в. некоторых церквей Юж. Пелопоннеса с их значительным упрощением художественных средств комниновского периода (схематичность моделировки фигур и одеяний, яркие цвета и оживленные жесты), считая роспись подобного рода в целом характерной для византийских областей, захваченных крестоносцами (Παναγιωτίδη. 1986. Σ. 562).

Распятие. Роспись ц. Пресв. Богородицы в Мутулас. XIII в.
Распятие. Роспись ц. Пресв. Богородицы в Мутулас. XIII в.

Распятие. Роспись ц. Пресв. Богородицы в Мутулас. XIII в.

Для кипрской живописи XIII в. становится привычным использование красного цвета как фона для композиций (напр., на красном фоне изображено «Распятие» в соборе монастыря Иоанна Лампадиста). К. Вайцман считал красный фон кипрских фресок зап. чертой (Weitzmann. 1966. P. 70). А. и Дж. Стилиану объясняли этот феномен тем, что в результате крестовых походов синяя краска вост. происхождения стала дефицитной и красный цвет в качестве фона применяли в XIII в. повсеместно, в т. ч. и на Западе (Stylianou. 1997. Р. 507). С. Бойд и Вейл Карр связывали появление краснофонных фресок на К. с влиянием сир. рукописей XIII в. (Boyd. 1974. Р. 321-322; Weyl Carr. 2005. P. 295). Красная цветовая гамма всех оттенков наиболее концентрировано представлена в росписях ц. Пресв. Богородицы в Мутуласе, которые исследователи сравнивали с «иконами крестоносцев» (Weitzmann. 1966. P. 70-71; Παπαγεωργίου Α. 1972. Σ. 206, 211; Mouriki. 1984. P. 206-213) и с фресками ц. св. Феодора в Бехдайдате в Ливане и храмов в Каре в Сирии (Weyl Carr. 2005. P. 300). Вейл Карр ввела термины «мутуласская школа» и «марафасский стиль» (Ibid. P. 300-301); к памятникам «мутуласской школы» она относит также ряд икон и фрески XIII в. в ц. Преображения Господня в дер. Сотира (Ibid. P. 301).

Более традиционнными Вейл Карр считает фрески ц. прп. Евфимиана в Лиси, она датирует их 2-й третью XIII в. (Weyl Carr, Morrocco. 1991. P. 109). Обнаруженные в 1991 г. росписи купола и барабана ц. Пресв. Богородицы Хриселеусы в никосийском районе Строволос (ок. 1275-1300) в целом следуют образцам комниновского искусства. Папагеоргиу считает, что «моделировка, световые эффекты и робкая попытка передачи объема являются инновациями, ставшими результатом отдаленного влияние палеологовского возрождения» (Papageorghiou A. 1999. P. 154). По мнению А. и Дж. Стилиану и Поповой, фрески 4-го слоя росписей собора монастыря свт. Николая Чудотворца «тис Стегис» кон. XIII - нач. XIV в. напоминают современную им живопись македонской школы (Stylianou. 1997. Р. 65).

Вход Господень в Иерусалим. Роспись собора мон-ря прп. Иоанна Лампадиста в Калопанайотисе. Ок. 1275–1300 гг. или 1275 — 80-е гг. XIII в.
Вход Господень в Иерусалим. Роспись собора мон-ря прп. Иоанна Лампадиста в Калопанайотисе. Ок. 1275–1300 гг. или 1275 — 80-е гг. XIII в.

Вход Господень в Иерусалим. Роспись собора мон-ря прп. Иоанна Лампадиста в Калопанайотисе. Ок. 1275–1300 гг. или 1275 — 80-е гг. XIII в.

Предпринятое Мурики исследование кипрских икон XIII в., украшенных рельефным орнаментом по грунту (техника гессо), позволило выделить неск. групп. Самая значительная из них образована иконами, нимбы которых декорированы с использованием орнамента из повторяющихся розеток и цветков лилии (Киккская икона Божией Матери из ц. Панагии Асину, иконы вмц. Марины из Педуласа, ап. Павла из ц. Пресв. Богородицы Хрисалиниотиссы в Никосии, Богоматери на престоле из ц. прп. Кассиана в Никосии, свт. Николая Чудотворца из монастыря свт. Николая Чудотворца «тис Стегис», образы Иисуса Христа и Богоматери из иконостаса ц. Пресв. Богородицы в Мутуласе (ок. 1280)). Иконы этой группы, в ряде случаев больших размеров, отличаются высоким качеством живописи. На примере иконы из ц. прп. Кассиана с изображениями ктиторов-кармелитов можно утверждать, что иконы и для правосл. и для католич. храмов могли писать в одной и той же мастерской.

В XIV в. особенностью кипрской живописи, как и в других отпавших от Византии регионах, является повторение ранних местных образцов, что усложняет определение времени создания памятников, не имеющих точной датировки (Emmanuel. 1999. P. 242): напр., изображения святых в нижнем ряду в соборе свт. Николая Чудотворца «тис Стегис» Стилиану относят ко 2-й пол. XIV в. (Stylianou. 1997. Р. 72), а М. Гаридис - ко 2-й пол. XV в. (Garidis. 1989. P. 42, note 1); выполненные одним мастером фрески наосов церквей Панагии Асину и Честного Креста в Пелендри Стилиану датируют XIV в. (Stylianou. 1997. Р. 126-134, 223-233), а Гаридис - 2-й пол. XV в. (Garidis. 1989. Р. 41, 43).

Палеологовское искусство оказало большее влияние на иконопись К. (напр., иконы из ц. Пресв. Богородицы Хрисалиниотиссы, 1365, икона Божией Матери «Афанасиотисса» (на обороте «Распятие») и эпистиль из мон-ря прп. Иоанна Лампадиста 2-й пол. XIV в.- Papageorghiou A. 1992. P. 60, 62, 67, 88), чем на монументальную живопись (за исключением росписей 3-й четв. XIV в. в куполе, на склонах вост. свода и в сев. приделе ц. Честного Креста в Пелендри, к-рые, по мнению Вейл Карр, выполнены художником, приглашенным на К. Изабеллой Лузиньян, супругой деспота Мистры Мануила Кантакузина (1348-1380) (Weyl Carr. 2005. Р. 318). Однако в целом стиль палеологовского возрождения в кон. XIII - XIV в. еще не проник в искусство К. (Stylianou. 1997. Р. 38).

Консервативная местная манера живописи, сформировавшаяся в результате эволюции позднекомниновского стиля, отражена во фресках ц. св. Димитриана в Дали (1317), нартекса ц. Панагии Асину (1332/33, худож. диак. Леонтий), внешней стороны зап. стены и люнета над сев. входом ц. Панагии Аракос (ок. 1333, он же), а также в выполненных неизвестным мастером росписях ц. Панагии Асину (наос, 2-я пол. XIV в.) и ц. Честного Креста в Пелендри (вима, Богородичный и Страстной циклы, фигуры святых в нижнем поясе наоса, 3-я четв. XIV в.). Фрески этого мастера отличаются беглой манерой, к-рая компенсируется ярким колоритом, декоративной разделкой драпировок одежд, изощренностью пейзажных и архитектурных мотивов фона (Weyl Carr. 2005. Р. 311-312).

Прп. Симеон Столпник. Роспись вимы ц. Честного Креста в Пелендри. 3-я четв. XIV в.
Прп. Симеон Столпник. Роспись вимы ц. Честного Креста в Пелендри. 3-я четв. XIV в.

Прп. Симеон Столпник. Роспись вимы ц. Честного Креста в Пелендри. 3-я четв. XIV в.

Влияние зап. искусства проникает постепенно в стиль и иконографию кипрской живописи (напр., изображение Богоматери с развевающейся мантией в нартексе ц. Панагии Асину И. Илиадис считает подражанием «Мадонне францисканцев» Дуччо ди Буонинсеньи (70-е гг. XIII в., Пинакотека, Сиена) - Eliades. 2006. P. 20). В XV в. появляются памятники живописи, сочетающие визант. и зап. традиции (напр., фрески королевской капеллы в Пирге, ок. 1421). Среди росписей эпохи поздних Лузиньянов (1374-1489) М. Эммануэль выделила 2 художественных направления. Первое, т. н. популярное, или народное, характеризуется линейностью и экспрессивностью и представлено гл. обр. произведениями местных мастеров (Emmanuel. 1999. P. 242-243): напр., худож. Мина из Мирианфусы (т. е. долины Маратаса), расписавший в 1474 г. ц. арх. Михаила в дер. Педулас. Второе связано с влиянием палеологовского искусства, которое прослеживается с сер. XV в. благодаря кор. Елене Палеологине (1442-1458), приехавшей на К. из Мистры: фрески Палеа-Энклистры близ Куклии, ц. прп. Андроника в Лиопетри, собора мон-ря Честного Креста в Анойире, ц. мучеников Кирика и Иулитты в Летимбу, росписи вост. и сев. сводов, юго-зап. и сев.-зап. компартиментов нефа и апсиды собора мон-ря прп. Иоанна Лампадиста (Эммануэль не согласна с традиц. датировкой этого слоя живописи ок. 1400 г. и относит его ко 2-й пол. XV в.- Ibid. Р. 245).

Из полуутраченной надписи известно, что нартекс собора мон-ря прп. Иоанна Лампадиста был расписан мастером, приехавшим на К. из К-поля (видимо, вскоре после 1453). Стиль росписей не соответствует традиц. представлению о столичном искусстве, а является образцом провинциальной живописи.

О. В. Л.

В период венецианского господства (1489-1570/71) в живописи К. существовало 2 направления - местная кипрская традиция («кипрская школа») и т. н. итало-византийский стиль,- в разной степени отразившие влияние зап. искусства. К 1-му направлению относятся росписи кипрских художников Филиппа Гуля (церкви Честного Креста «ту Агиасмати», 1494 или, более вероятно, 1505, и мч. Маманта в Луварасе, 1495) и Симеона Авксентиса (церкви прп. Созомена, арх. Михаила (Феотокос) и св. Параскевы в Галате, 1513 и 1514). Композиции Филиппа Гуля плотно вписаны в рамы, наполнены коренастыми фигурами в ярких одеяниях, размещенными в слегка углубленном пространстве между палатами или схематичными, разбеленными на уступах горками, иногда внутри архитектурных компартиментов. Симеон Авксентис работал в более декоративной манере: статичные позы святых в нижних зонах росписи контрастируют с выразительными сценами верхних регистров, одежды детализированы и украшены орнаментикой, отрешенные лики святых имеют розоватое охрение, в некоторых изводах («Чудо вмч. Георгия о змие») использованы критские образцы.

Положение во гроб. Роспись ц. арх. Михаила в Педуласе. 1474 г. Худож. Мина
Положение во гроб. Роспись ц. арх. Михаила в Педуласе. 1474 г. Худож. Мина

Положение во гроб. Роспись ц. арх. Михаила в Педуласе. 1474 г. Худож. Мина

«Кипрская школа» развивалась параллельно критской из-за эмиграции на оба острова к-польских мастеров после падения столицы Византийской империи в 1453 г. (Eliades. 2006. P. 15). Помимо палеологовского искусства их творчество основано на более ранних произведениях кипрской живописи. Палеологовский стиль нашел продолжение в декорации ряда кипрских храмов в венецианский период, напр. в росписях позднего слоя ц. прмц. Параскевы в Героскипу (кон. XV в. или, по М. Эммануэль, нач. XVI в.- Emmanuel. 1999. P. 244), где тем не менее тоже встречаются детали, заимствованные из итальянской живописи.

Наиболее ярким примером итало-визант. стиля, испытавшего влияние итальянской готики и искусства Кватроченто, являются росписи ц. Панагии «тис Подиту» в Галате (1502) и Латинской капеллы в монастыре прп. Иоанна Лампадиста. Если раньше фрески капеллы датировали кон. XV в. (Stylianou. 1997. Р. 320) или 1-й пол. XVI в. (Constantinides. 1999. P. 278, 280, 284), то С. Фриджерио-Зениу пришла к выводу, что они выполнены между 1555 и 1571 гг., т. к. в качестве образцов при создании композиций «Гостеприимство Авраама» и 7-го икоса Акафиста Пресв. Богородице были использованы гравюры Б. Саломона, опубликованные в Лионе в 1555 г. (Frigerio-Zeniou. 2001. Σ. 441-445). Для этих росписей характерна тенденция к уменьшению масштаба композиций, имеющих глубокое, разделенное на планы пространство с высокой линией горизонта; фоном являются ренессансные интерьеры или пейзажи со средневек. замками. Небольшие фигуры, часто в необычных ракурсах, свободных позах и «латинских» костюмах, трактованы более объемно и натуралистично, иногда с намеком на светотеневую моделировку (полуфигуры апостолов на своде).

К произведениям итало-визант. стиля относятся также композиция «Страшный Суд» и иконостас ц. Панагии Кафолики в Пелендри (ок. 1500), росписи ц. Пресв. Богородицы Иаматики в Аракапасе (по Фриджерио-Зениу, 3-я четв. XVI в.), иконы худож. Иосифа Хурриса в иконостасе кафоликона монастыря прп. Неофита Затворника (1544) и др. Иконописец и реставратор Г. Петру доказал, что хранящаяся в этом мон-ре икона Божией Матери «Энклистриани» принадлежит кисти критского мастера Феофана Критского, который до пострига носил имя Феофилакт Стрелицас. В связи с этим было высказано предположение, что и росписи собора мон-ря прп. Неофита Затворника, включающие в т. ч. 24 сцены Акафиста Пресв. Богородице, созданы этим художником в ранний период его творчества. Противоположность этим изысканным аристократическим росписям представляет настенная живопись небольшой ц. арх. Михаила в дер. Визакья (XVI в.), исполненная в упрощенной манере, но поражающая экспрессивностью форм и народной фантазией.

Крещение Господне. Роспись ц. вмц. Параскевы в Ероскипу. XV в.
Крещение Господне. Роспись ц. вмц. Параскевы в Ероскипу. XV в.

Крещение Господне. Роспись ц. вмц. Параскевы в Ероскипу. XV в.

После тур. завоевания К. в 1570-1571 гг. мн. художники покинули остров. В Венеции работали мастера Иоанн Киприот (роспись купола ц. Сан-Джорджо-деи-Гречи, 1589), Петр, Доменик Киприот, в К-поле - Иоанн Адолос, в Эпире - Онуфрий Киприот; их произведения выполнены в итало-визант. стиле. Из-за упадка художественной деятельности на К. в этот период увеличился ввоз икон с Крита, Ионических о-вов и из Венеции: на острове бытовали произведения Еммануила Джанфурнариса, Мелетия Критянина, Теодороса Пулакиса, Эммануила Цанеса.

В кон. XVI-XVII в. кипрская иконопись развивалась в русле общих тенденций поствизант. искусства. Если работавшие на К. на рубеже XVI и XVII вв. художники продолжали следовать итало-визант. традициям живописи (Сильвестр, Лука Тохнитис, Луджиос Флангис), то для иконописцев 1-й пол. XVII в. характерна тенденция к некоторой упрощенности стиля и к сближению с народным искусством: диспропорциональность рисунка, плоскостность и декоративность цветового решения (свящ. Димитрий, изограф Давид, протопр. Симеон, Герасим Палпис и свящ. Феофилакт Палпис). На К. практически прекращается создание настенных росписей, а сохранившиеся образцы значительно уступают по качеству исполнения фрескам венецианского периода (напр., стенопись нартекса ц. Преображения Господня в с. Палехори, 1612).

В иконописи этого времени часто встречаются авторские и вкладные подписи с точными датами создания образа, вводятся изображения именитых заказчиков. Обширное художественное наследие оставил свящ. Павел Иерограф («Священнописец», работал в 1622-1668), иконописец и автор немногих сохранившихся росписей XVII в.: в соборе мон-ря Архангелу (1650-1652), ц. вмч. Георгия Победоносца в Кало-Хорьо близ Клиру (1656), нартексе ц. арх. Михаила Антифонита близ Калогреи (1659) и др. Его произведения отличаются индивидуальным почерком: масштабные коренастые фигуры с немного искаженными пропорциями, сдержанная цветовая палитра, орнаментальная разработка одеяний, широкие коричневые описи рисунка на личном, узнаваемый тип ликов с крупными чертами, который отчасти изменился в поздний период творчества мастера. Его современником был Соломос Иерофит («Иисус Христос Спаситель мира», 1641, Музей Киккского мон-ря). Продолжателем традиций свящ. Павла во 2-й пол. XVII - нач. XVIII в. можно считать свящ. Фому, в произведениях к-рого усиливается графичность и схематизм образов.

Арх. Михаил. Икона. 1652 г. Худож. свящ. Павел Иерограф (Музей Киккского мон-ря)
Арх. Михаил. Икона. 1652 г. Худож. свящ. Павел Иерограф (Музей Киккского мон-ря)

Арх. Михаил. Икона. 1652 г. Худож. свящ. Павел Иерограф (Музей Киккского мон-ря)

Очевидно, к иером. Леонтию, работавшему в 1659-1691 гг., относится сообщение мон. Акакия (Сб. служб Карпасийским святым из ц. Св. Троицы в Ризокарпасо, 1732/33) о некоем Леонтии Лефкосийце, к-рый 10 лет обучался иконописи в Московии. Хотя творческое наследие мастера вполне укладывается в общее направление развития кипрской иконописи этого периода (ориентация на древние традиции при большей декоративной разработанности форм и активном использовании орнаментики), нек-рые присущие этому мастеру особенности личного письма (форма описи глаз и наличие слезника, «подрумянка» верхнего века), последовательное использование цветных лессировок по золоту выдают знакомство мастера с образцами живописи царских изографов московской Оружейной палаты. Кисти иером. Леонтия принадлежат: образ ап. Иоанна Богослова (1679) в мон-ре Пресв. Богородицы «тис Амирус» близ Апсью; икона св. Иоанна Предтечи из музея в ц. арх. Михаила в Киринии (1680); иконы прп. Онуфрия Великого (1683), св. Иоанна Предтечи (1685) и ап. Варнавы (1691) в Византийском музее им. архиеп. Макария III в Никосии; образ свт. Феофана Нового (1689, резиденция митр. Морфского в Эвриху) и др.

У иером. Леонтия учился Иоанникий Зограф (впосл. Иоанникий I, митр. Китийский), произведения к-рого датируются между 1667 и 1684 гг. и близки по манере исполнения к иконам свящ. Павла Иерографа (иконы из ц. вмч. Евстафия Плакиды в Колоси). Племянник митр. Иоанникия, Иоанникий Иерограф, в изящной декоративной трактовке форм ориентировался на творчество иером. Леонтия.

Св. Иоанн Предтеча. Икона. 1680 г. Худож. иером. Леонтий (Музей ц. арх. Михаила в Киринии)
Св. Иоанн Предтеча. Икона. 1680 г. Худож. иером. Леонтий (Музей ц. арх. Михаила в Киринии)

Св. Иоанн Предтеча. Икона. 1680 г. Худож. иером. Леонтий (Музей ц. арх. Михаила в Киринии)

Программным живописным памятником XVIII в. является полностью сохранившийся ансамбль росписей кафедрального собора ап. Иоанна Богослова в Никосии (датируется в пределах 1731-1756), на стенах и сводах к-рого расположены циклы сюжетов, иллюстрирующих Акафист Пресв. Богородице, Откровение ап. Иоанна Богослова, чудеса, Страсти и явления Спасителя, псалом 148 и др. Наиболее интересен ряд сюжетов из кипрской истории: явление архиеп. Анфемию ап. Варнавы и обретение его мощей и собственноручно написанного им Евангелия, вручение этого Евангелия архиеп. Анфемием имп. Зинону и дарование Кипрской Православной Церкви привилегий. В нек-рых сценах Страстного цикла заметно использование зап. образцов, но в целом росписи исполнены в традициях греч. искусства этого времени.

Наиболее значительным явлением художественной жизни 2-й четв.- 2-й пол. XVIII в. была деятельность иконописной мастерской монастыря сщмч. Ираклидия, еп. Тамасского, близ Политико. Ее основателем считается иером. Иоанникий (упом. в 1730-1760), а наиболее известным представителем - его ученик Филарет из Псимолофу (упом. в 1740-1779, сначала как диакон, затем как иеромонах), автор росписей в монастырях арх. Михаила в Монагри (1740, 1746), вмч. Мины в Вавле (1757), сщмч. Ираклидия (1759) и многочисленных икон, в т. ч. для мон-ря первомц. Феклы близ Мосфилоти (1748), ц. Честного Креста в Пано-Лефкаре (в т. ч. двери т. н. кувуклии Креста, 1749), мон-рей вмч. Мины (1753, 1757), сщмч. Ираклидия (1759) и др.

Иером. Филарет преподавал иконописание в мон-ре сщмч. Ираклидия. Известны его ученики - Досифей (упом. в 1753) и иеродиак. Нектарий (упом. в 1753-1761), к-рый в свою очередь стал наставником монахов Леонтия, Филарета (Младшего) и Филофея (икона «Снятие с Креста», 1761, из ц. Честного Креста в Пано-Лефкаре). По-видимому, иеродиак. Нектарий является одним лицом с протосинкеллом Нектарием, чей ученик Лаврентий в 1775 г. написал иконы для иконостаса собора мон-ря св. Иоанна Предтечи (Меса-Потамос).

Псалом 148. Роспись кафедрального собора ап. Иоанна Богослова в Никосии. 1731–1756 гг.
Псалом 148. Роспись кафедрального собора ап. Иоанна Богослова в Никосии. 1731–1756 гг.

Псалом 148. Роспись кафедрального собора ап. Иоанна Богослова в Никосии. 1731–1756 гг.

Худож. Леонтий (упом. в 1761-1790 как монах, иеромонах, затем архимандрит) выработал индивидуальную манеру, которая выделяла его среди др. мастеров из мон-ря сщмч. Ираклидия. Он расписал церкви Пресв. Богородицы в Капедесе, собор арх. Михаила одноименного монастыря в Анальондасе (1769), ц. вмч. Георгия в Ксилофагу (1772). Образцами его иконописи являются, напр., изображения 4 евангелистов на амвонах соборов мон-ря вмч. Пантелеимона «тис Ахерас» (1771) и монастыря сщмч. Ираклидия (1775). Известны его совместные работы с монахом, а затем иером. Филаретом (Младшим): праздничный и деисусный ряды в ц. св. Иоанна Предтечи в Корносе (1766), иконостас ц. Пресв. Богородицы Одигитрии в Пере (1773), иконы для собора монастыря Пресв. Богородицы Авгасиды (1780-1781). Филофей, 3-й ученик Нектария, является автором иконы Божией Матери с Младенцем (1757) для ц. Честного Креста в Пано-Лефкаре и образа вмч. Георгия Победоносца для одноименного храма в Капути (1772).

В работах представителей этого художественного направления заметна ориентация на кипрское искусство более раннего времени. Стилистика монастырской живописи практически лишена новаций и зап. влияния, для нее характерны повышенная эмоциональная выразительность образов, изысканная графика рисунка и декора, подчеркнутая контрастность личного письма, нередко с плотным разбеленным охрением.

В посл. трети XVIII в. влияние стилей барокко и рококо заметно в произведениях Михаила Фессалоникийца, или Фессалийца, и Михаила Киприота. В 1772 г. они вместе работали над иконостасом мон-ря вмч. Пантелеимона «тис Ахерас». Михаил Фессалоникиец является автором иконы «Спас Нерукотворный» (1776, Музей Киккского монастыря), подготовительного рисунка гравюры «Киккская икона Божией Матери, с 14 клеймами» (1776, гравюра - 1778), образа Иисуса Христа Великого Архиерея для архиерейского места в соборе Киккского монастыря (1799) и др. Кисти Михаила Киприота принадлежат, напр., иконы арх. Михаила и святителей Тихона, Парфения и Мелетия (1782 и 1788, Музей Киккского мон-ря). Михаила Киприота предположительно отождествляют с Михаилом Проскинитисом (Паломником, или Хаджи-Михаилом) из Маратасы ([Παπαγεωργίου] Α. Μιχαήλ Προσκυνητής η Χατζημηχαήλ // ΜΚΕ. 1989. Τ. 10. Σ. 90), выполнившим вместе с учениками в 1793-1797 гг. иконы для иконостаса собора прав. Лазаря в Ларнаке; однако, судя по высокому профессионализму и утонченной манере письма, не исключено, что руководителем этих работ являлся Михаил Фессалоникиец. Самая поздняя работа Михаила Проскинитиса датируется 1833 г., в подписи к ней указано, что художнику в то время исполнилось 102 года (икона Божией Матери с Младенцем в ц. вмч. Димитрия Солунского в с. Айос-Димитриос).

Аллегория христианской любви. Роспись ц. арх. Михаила в мон-ре во имя арх. Михаила в Анальондасе. 1769 г. Худож. Леонтий
Аллегория христианской любви. Роспись ц. арх. Михаила в мон-ре во имя арх. Михаила в Анальондасе. 1769 г. Худож. Леонтий

Аллегория христианской любви. Роспись ц. арх. Михаила в мон-ре во имя арх. Михаила в Анальондасе. 1769 г. Худож. Леонтий

В кон. XVIII-XIX в. значительное влияние на развитие кипрской иконописи оказало творчество критского художника Иоанниса Корнароса, к-рый работал на К. с 1787 (или 1789) по 1812 г. Наиболее важные произведения мастера, связанные с созданием новых изводов и вариантов иконографии, были выполнены для Киккского мон-ря и его подворий, кафедрального собора ап. Иоанна Богослова в Никосии и др. Кроме икон сохранились фрагменты росписи в алтаре собора Киккского мон-ря и гравюры (образы Божией Матери Киккской, Хрисорройятиссы и Троодитиссы). Художественная манера Корнароса отличается своеобразием, представляя творческую интерпретацию визант. и зап. традиций под воздействием стилистических форм позднего барокко. Как правило, его композиции написаны на чеканном золотом или синем фоне с использованием цветных лаков по золоту, крупный центральный образ окружают многочисленные сюжеты и образы, округлые лики имеют характерные мелкие черты и мягкую светлую карнацию, одежды и фон детально разработаны и украшены орнаментикой, барочными элементами и пространными надписями.

Творчество Корнароса произвело большое впечатление на киприотов, у него возникло множество последователей. Один из его учеников, Иоанникий, выполнял вместе с учителем в 1790 г. иконостас кафедрального собора. Манеру Корнароса с большой степенью точности воспроизводили его ученики иером. Григорий из Киккского мон-ря, Лаврентий и Дзениос. Данное направление, представленное значительным числом датированных и подписных икон, являлось ведущим в кипрском искусстве 1-й пол.- сер. XIX в. (Николай Петридис, Христодул и др.). Оно преобладало и во 2-й пол. XIX в., когда на острове получили распространение приемов академической живописи.

Ап. Лука. Клеймо Киккской иконы Божией Матери из иконостаса церкви подворья Айос-Прокопиос. 1789 г. Худож. И. Корнарос
Ап. Лука. Клеймо Киккской иконы Божией Матери из иконостаса церкви подворья Айос-Прокопиос. 1789 г. Худож. И. Корнарос

Ап. Лука. Клеймо Киккской иконы Божией Матери из иконостаса церкви подворья Айос-Прокопиос. 1789 г. Худож. И. Корнарос

Живописная икона, сформировавшаяся на основе академического искусства, появилась на К. благодаря художникам, приехавшим из Греческого королевства, где после воцарения баварской династии прослеживается сильное влияние западноевроп. живописи. Не менее значительным источником является творчество киприотов, к-рые обучались в афонских мастерских, находившихся под воздействием рус. иконописания. Местные мастера использовали также образцы русского «византийского стиля», в рамках которого работали художники академической выучки (иконы 60-70-х гг. XIX в. мастерской В. М. Пешехонова из местного ряда иконостаса ц. Честного Креста в Омодосе, см.: Зеленина. 2012. С. 206). В кон. XIX-XX в. на К. было написано множество икон в стилистике живописного примитива.

Хотя это направление получило в исследованиях греч. искусствоведов наименование академического, его можно назвать таковым очень условно, т. к. мастера использовали только отдельные академические приемы письма, в основном светотеневую трактовку формы, их работы уступают образцам в профессионализме исполнения. С кон. XIX в. по 1926 г. на К. в живописном стиле работал О. Явопулос (1854-1936), выпускник Школы изящных искусств в Афинах. Его иконы и полотна находятся в соборе мч. Маманта в Морфу, в мон-ре прп. Георгия Аламана, в церквах Честного Креста в Омодосе и Пресв. Богородицы Паллуриотиссы в Никосии, в сельских храмах Темврии и Капедеса, а образцы настенной живописи сохранились в соборах Агия-Напа в Лимасоле, в церквах Евангелистрии в Лофу и св. Иоанна Предтечи в Вуни.

Главными распространителями т. н. афонского стиля стали восстановивший мон-рь Ставровуни старец иером. Дионисий (Христидис; 1830-1902) и братья мон. Кирилл и иером. Нифонт. Старец Дионисий обучался иконописи в каливе сщмч. Харалампия Кавсокаливийского скита, а иером. Нифонт и мон. Кирилл (1875? - 1950) - в мастерской Иоасафеев в Кавсокаливийском скиту. В 1902-1913 гг. братья поселились в мон-ре вмч. Георгия Победоносца в местности Хавуза (ныне в черте Лимасола), в 1913-1918 гг.- в мон-ре прп. Георгия Аламана, в 1918 г. уехали на Хиос. Необыкновенно плодовитыми были их ученики - братья мон. Харитон (1886-1976), игум. Стефан (1890-1977) и мон. Варнава (1898-1983), которые подвизались в мон-ре ап. Варнавы в 1917-1976 гг., а после депортации турками с оккупированной территории окончили свои дни в мон-ре прп. Георгия Аламана. Др. ученик иером. Нифонта и мон. Кирилла, Панкратий (1887-1968), ставший впосл. игуменом мон-ря Пресв. Богородицы Троодитиссы, 2 года работал вместе с ними в мастерской Иоасафеев на Афоне.

Арх. Михаил. 1927 г. Худож. Т. Далтас (ризница мон-ря Ставровуни)
Арх. Михаил. 1927 г. Худож. Т. Далтас (ризница мон-ря Ставровуни)

Арх. Михаил. 1927 г. Худож. Т. Далтас (ризница мон-ря Ставровуни)

При ставровунийском игум. Варнаве (Харалампидисе; 1864-1948), ученике иером. Дионисия (Христидиса), иконописная мастерская в этом мон-ре стала ведущей на острове. С 1927 г. иконописанию в Ставровуни обучал приглашенный монахами из Греции худож. Т. Далтас, для творчества к-рого характерна ориентация на академические образцы («Положение во гроб», 20-е гг. ХХ в.; «Арх. Михаил», 1927; «Жертвоприношение Авраама», 1929). В 1939-1940 гг. он преподавал в монастыре Пресв. Богородицы Троодитиссы.

Учениками старца Дионисия и Далтаса были игумен Ставровуни Дионисий II (1880-1952) и его брат иером. Стефан (1896-1978), к-рый гл. обр. писал одеяния и занимался разработкой фонов. В ставровунийской мастерской существовало разделение на специализации, поэтому мн. работы выполнены 2-3 монахами-иконописцами. Игум. Дионисий II с иером. Стефаном украсили фресками ц. Пресв. Богородицы «Одигитрия» в Галате (1930). У старца Дионисия (Христидиса) учился иконописанию писатель-прозаик Н. Николаидис (1884-1956), который в 1907 г. продолжил художественное образование в Школе изящных искусств в Афинах, работал на К. в 1919-1923 гг., а затем эмигрировал в Александрию.

Афон продолжал оставаться для ставровуниотов авторитетным центром обучения. Так, иером. Киприан (Хадзигеоргаллис; 1878-1955), ученик игум. Варнавы (Харалампидиса), был послан на Афон, где в Карее его наставником стал старец Хризостом. В сер. ХХ в. на К. возникли иконописные мастерские в жен. монастырях прп. Георгия Аламана (под рук. мон. Павла Ставровуниота), сщмч. Ираклидия, вмч. Мины.

Интерес к визант. живописи проявился на К. в связи с деятельностью иером. Каллиника Ставровуниота (1920-2011). В 1962 г. архиеп. Макарий III отправил его на обучение в Афины к Ф. Кондоглу, с именем к-рого связано возрождение т. н. визант. стиля в Греции. Помимо написания икон иером. Каллиник занимался и монументальной живописью (наиболее известны его росписи малого синодикона архиепископской резиденции в Никосии (1982), и кафоликона монастыря Ставровуни (1987)).

Византийское направление получило широкое распространение на К. благодаря многочисленным ученикам и последователям иером. Каллиника Ставровуниота. На К. работает также др. ученик Кондоглу - Георгиос Георгиу (род. в 1940), расписавший собор Киккского мон-ря, церкви ап. Андрея Первозванного и свт. Нектария Эгинского в Плати, свт. Николая Чудотворца в Энгоми и мн. др.

Некоторые кипрские художники обучались иконописи у учеников Кондоглу: у Я. Карузоса - священники Андрей Папаристодиму (род. в 1923) и Елевферий Христодулу (1938-2006), у братьев В. и Н. Лепурасов - архим. Симеон (Симеу; род. в 1948), игум. мон-ря вмч. Георгия Победоносца Мавровуниу, который в свою очередь имеет многочисленных учеников, среди которых - Х. Эпаминондас, свящ. Иоанн Каллис, Нектарий, еп. Арсинойский, Г. Петру, М. Куллепос, А. Адаму, архим. Евмений (Сииппис) и его брат А. Сииппис, К. Герасиму (также известен как реставратор), М. Матфеу, диак. Кириак Папаиоаким, П. Фотиу, М. Хадзимихаил, Т. Христофис, М. Ставрину.

Одна из крупнейших на К. мозаичных мастерских была организована братьями Йоргосом (род. в 1956) и Алкисом (1957-2009) Кеполасами, в числе их сотрудников - мозаичисты Н. Христодулидис, К. Христу и др. На К. также работали художники и мозаичисты из др. стран: братья Х. и П. Вулгарисы, П. Сарфатис, С. Яннудис из Греции, братья М. и Г. Морошаны из Румынии, иером. Амвросий (Горелов) из России и др.

Лит.: Megaw A. H. S., Hawkins E. J. W. The Church of the Holy Apostles at Perachorio, Cyprus, and Its Frescoes // DOP. 1962. Vol. 16. P. 277-348; iidem. The Church of the Panagia Kanakariá at Lythrankomi in Cyprus: Its Mosaics and Frescoes. Wash., 1977. (DOS; 14); Mango C., Hawkins E. J. W. Report on Field Work in Istanbul and Cyprus, 1962-1963 // DOP. 1964. Vol. 18. P. 319-340; iidem. The Hermitage of St. Neophytos and Its Wall Paintings // DOP. 1966. Vol. 20. P. 119-206; Weitzmann K. Icon Painting in the Crusader Kingdom // DOP. 1966. Vol. 20. P. 49-83; idem. A Group of Early Twelfth-Century Sinai Icons Attributed to Cyprus // Idem. Studies in the Arts at Sinai. Princeton, 1982. P. 47-63; Winfield D. С., Hawkins E. J. W. The Church of Our Lady at Asinou, Cyprus: A Report on the Seasons of 1965 and 1966 // DOP. 1967. Vol. 21. P. 260-266; Garidis M. La peinture chypriote de la fin du XVe - debut du XVIe siècle et sa place dans les tendances generales de la peinture Orthodoxe après la chute de Constantinople // Πρακτικὰ τοῦ Πρώτου Διεθνοῦς Κυπριολογικοῦ Συνεδρίου. Λευκωσία, 1972. Τ. 2. Σ. 25-32; idem. La peinture murale dans le monde Orthodoxe après la chute de Byzance (1450-1600) et dans les pays sous domination étrangère. Athènes, 1989; Winfield D. C. Hagios Chrysostomos, Trikomo, Asinou: Byzantine Painters at Work // Πρακτικὰ τοῦ Πρώτου Διεθνοῦς Κυπριολογικοῦ Συνεδρίου. Λευκωσία, 1972. Τ. 2. Σ. 285-291; idem. Panagia tou Arakos, Lagoudera: A Guide. Nicosia, [1973]; Παπαγεωργίου ᾿Α. ᾿Ιδιάζουσαι βυζαντινα τοιχογραφίαι τοῦ 13 ου αἰῶνος ἐν Κύπρου // Πρακτικὰ τοῦ Πρώτου Διεθνοῦς Κυπρολογικοῦ Συνεδρίου. Λευκωσία, 1972. Τ. 2. Σ. 201-212; idem. Σολωμονής ή Σολομονής Αγίας εκκλησία // ΜΚΕ. 1990. Τ. 12. Σ. 259; idem. Εἰκόνες τῆς Κύπρου. Λευκωσία, 1991 (англ. пер.: Papageorghiou A. Icons of Cyprus. Nicosia, 1992); idem. ῾Ιερὰ Μονὴ ῾Αγίου Νεοφύτου: ῾Ιστορία καί Τέχνη. Λευκωσία, 1999; idem. (Papageorghiou A.). The Paintings in the Dome of the Church of the Panagia Chryseleousa, Strovolos // Medieval Cyprus: Studies in Art, Architecture, and History in Memory of D. Mouriki / Ed. N. P. Ševčenko, Ch. Moss. Princeton (N. J.), 1999. Р. 147-160; idem. Η χριστιανική τέχνη στο κατεχόμενο από τον τουρκικό στρατό τμήμα της Κύπρου. Λευκωσία, 2010; Boyd S. et al. The Church of the Panagia Amasgou, Monagri, Cyprus, and its Wallpaintings // DOP. 1974. Vol. 28. P. 276-345; Megaw A. H. S. Byzantine Architecture and Decoration in Cyprus: Metropolitan or Provincial? // DOP. 1974. Vol. 28. P. 57-88; Djurić V. La peinture murale Byzantine XIIe et XIIIe siècles // XVe Congrès International d'Études byzantines: Rapports et co-rapports. Athènes, 1976. Vol. 3. P. 3-96; Hadermann-Misguich L. La peinture monumentale tardo-comnéne et ses prolongement au XIIIe siècles // Ibid. P. 97-128; Mouriki D. Stylistic Trends in Monumental Paintings of Greece during the 11th and 12th Cent. // DOP. 1980/1981. Vol. 34/35. P. 77-124; eadem. The Wall Paintings of the Church of the Panagia at Moutoullas, Cyprus // Byzanz und der Westen: Stud. zur Kunst des Europäischen Mittelalters / Hrsg. I. Hutter. W., 1984. S. 171-213; eadem. 13th Century Icon Painting in Cyprus // Eadem. Studies in Late Byzantine Painting. L., 1995. P. 341-409; Young S. H. Byzantine Painting in Cyprus during the Early Lusignan Period: Diss. / Pennsylvania State Univ. [Univ. Park], 1983; Παναγιωτίδη Μ. Τεχνοτροπικές σχέσεις τῆς ζωγραφικῆς τῆς Κύπρου καί τῆς Πελοποννήσου κατὰ τὸ 13ο αἰώνα // Πρακτικά τοῦ Δευτέρου Διεθνοῦς Κυπριολογικοῦ Συνεδρίου. Λευκωσία, 1986. Τ. 2. Σ. 561-566; eadem. Η ζωγραφική του 12ου αιώνα στην Κύπρο και το πρόβλημα των τοπικών εργαστηρίων // Πρακτικά τοῦ Τρίτου Διεθνοῦς Κυπρολογικοῦ Συνεδρίου. Λευκωσία, 2001. Τ. 2. Σ. 411-439; Σοφοκλέους Σ. Νέα στοιχεῖα γιὰ τὴν παραμονὴ κα τὸ ἔργο τοῦ Κρητικοῦ ζωγράφου ᾿Ιωάννη Κορνάρου στὴν Κύπρο // Κυπριακα σπουδαί. Λευκωσία, 1986. Τ. 50. Σ. 227-256; idem. Ο ζωγράφος Ιωάννης Κορνάρος και η Σχολή του // Αρχαιολογία. Αθήνα, 1987. Τ. 25. Σ. 64-70; idem. (Sophocleous S.). Icons of Cyprus: 7th-20th Cent. Nicosia, 1994; idem. Panagia Arakiotissa, Lagoudera, Cyprus. Nicosia, 1998; Wharton A. J. Art of Empire: Painting and Architecture of the Byzantine Periphery: A Comparative Study of Four Provinces. Univ. Park; L., 1988; Mango C., Hawkins E. J. W., Boyd S. The Monastery of St. Chrysostomos at Koutsovendis (Cyprus) and its Wall Paintings. Pt. 1: Description // DOP. 1990. Vol. 44. P. 63-94; Weyl Carr A., Morrocco L. J. A Byzantine Masterpiece Recovered the 13th Cent. Murals of Lysi, Cyprus. Austin (Tex.), 1991; Michaelides D. Cypriot Mosaics. Nicosia, 1992; Nicolaïdès A. L'église de la Panagia Arakiotissa à Lagoudéra, Chypre: Etude iconographique des fresques de 1192 // DOP. 1996. Vol. 50. P. 1-137; Stylianou A., Stylianou J. The Painted Churches of Cyprus. Nicosia, 19972. Р. 292-320; Frigerio-Zeniou S. L'Art «Italo-byzantin» à Chypre au XVIe siècle: Trois témoins de la peinture religieuse: Panagia Podithou, La Chapelle Latine et Panagia Iamatikê. Venise, 1998. P. 201-202; eadem. Fresques du XVIe siècle à Chypre: Donneés pour une nouvelle datation // Πρακτικά τοῦ Τρίτου Διεθνοῦς Κυπρολογικοῦ Συνεδρίου. Λευκωσία, 2001. Τ. 2. Σ. 441-445; Συμεών (Συμεού), αρχιμ. Οι ταπεινοί αγιογράφοι της Κύπρου κατά την Τουρκοκρατία (17ος-19ος αιώνας). Ιερά Μονή Αγίου Γεωργίου Μαυροβουνίου, 1998; Constantinides E. Monumental Painting in Cyprus during the Venetian Period, 1489-1570 // Medieval Cyprus: Studies in Art, Architecture, and History in Memory of D. Mouriki. Princeton, 1999. P. 263-300; Emmanuel M. Monumental Painting in Cyprus during the Last Phase of the Lusignan Dinasty, 1374-1489 // Ibid. P. 241-262; ᾿Ασπρᾶ-Βαρδαβάκη Μ. Χερ ἦν ζωγράφου Κορνάρου ᾿Ιωάννου Κρητὸς ἐν τῇ Μονῇ τῆς Κύκκου // ῾Η ῾Ιερὰ Μονὴ Κύκκου στὴ βυζαντινὴ κα μεταβυζαντινὴ ἀρχαιολογία κα τέχνη. Λευκωσία, 2001. Σ. 312-381; Τριανταφυλλόπουλος Δ. Δ. ῾Η τέχνη στὴν Κύπρο ἀπὸ τὴν ῞Αλωση τῆς Κωνσταντινουπόλεως (1453) ἕως τὴν ἔναρξη τῆς Τουρκοκρατίας (1571): Βυζαντινὴ / Μεσαιωνικὴ ἤ Μεταβυζαντινὴ // Πρακτικὰ τοῦ Τρίτου Διεθνοῦς Κυπρολογικοῦ Συνεδρίου. Λευκωσία, 2001. Τ. 2. Σ. 621-629; idem. Βενετία καί Κύπρος: Σχέσεις τους στην Τέχνη // Κύπρος - Βενετία, κοινές ιστορικές τύχες: Πρακτικά του Διεθνούς Συμποσίου. Βενετία, 2002. Σ. 315-316; idem. Μελέτες για τη μεταβυζαντινή ζωγραφική: Ενετοκρατούμενη και τουρκοκρατούμενη Ελλάδα και Κύπρος. Αθήνα, 2002; Hadjichristodoulou Ch., Mirianthefs D. The Church of Our Lady of Asinou. Nicosia, 2002; Winfield D. C., Winfield J. The Church of the Panagia tou Arakos at Lagoudera, Cyprus: The Paintings and Their Painterly Significance. Wash., 2003. (DOS; 37); Γκιολές Ν. Η χριστιανική τέχνη στην Κύπρο. Λευκωσία, 2003; Λάμπρου Γ. Κ. Ο Αγιογράφος Καλλίνικος Σταυροβουνιώτης. Λευκωσία, 2003; Weyl Carr A. Art // Cyprus: Society and Culture 1191-1374 / Ed. A. Nicolaou-Konnari, Ch. Schabel. Leiden, 2005. P. 285-328; Χοτζακόγλου Χ. Γ. Βυζαντινὴ ἀρχιτεκτονικὴ κα τέχνη στὴν Κύπρο // ῾Ιστορία τῆς Κύπρου / Εκδ. Θ. Παπαδόπουλλος. Λευκωσία, 2005. Τ. 3/1. Σ. 567-788; Попова О. С. Проблемы визант. искусства: Мозаики, фрески, иконы. М., 2006; Eliades I. A. Cultural Interactions in Cyprus 1191-1571: Byzantine and Italian Art // Power and Culture: Hegemony, Interaction and Dissent / Ed. A. Cimdina, J. P. Osmond. Pisa, 2006. P. 15-31; idem. (Ηλιάδης Ι.). Οι ζωγραφικές τάσεις κατά τους πρώτους αιώνες της Τουρκοκρατίας στην Κύπρο (16ος-17ος αιώνας) // Κύπρος από την αρχαιότητα έως σήμερα. Αθήνα, 2007. Σ. 406-429; Κοκκινόφτας Κ. Διονύσιος Χρηστίδης καί ἡ ἐπανίδρυση τῆς Μονῆς Σταυροβουνίου τὸ 1889 // Κυπριακαί Σπουδαί. 2006. Τ. 70. Σ. 43-117; Papacostas T. The History and Architecture of the Monastery of St. John Chrysostomos at Koutsovendis, Cyprus // DOP. 2007. Vol. 61. P. 25-156; Παπαγεωργίου Κ. ῾Η ἀναγεννησιακή ἁγιογραφία στήν Κύπρο τέλη 19ου καί 20ος αἰῶνας. Κύπρος, 2010; Кеполас Г. Работа, требующая терпения. Никосия, 20113; Зеленина Я. Э. Академик В. В. Васильев - автор иконостаса Троицкого собора РДМ в Иерусалиме // Святая Земля: Ист.-культ. иллюстр. альманах. М., 2012. № 1. Ч. 1. С. 198-209.
О. В. Л., Я. Э. З.