Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАСИЦЫН
Т. 31, С. 473-475 опубликовано: 10 ноября 2017г.


Содержание

КАСИЦЫН

Дмитрий Федорович (6.01.1840, с. Казаново Рузского у. Московской губ.- 3.12.1901, Москва), прот., богослов, заслуженный проф. МДА. Род. в семье диак. Феодора Петрова, давшего сыну фамилию Косицын. Впосл. фамилия писалась и как Косицын, и как Касицын (по этой причине на него было заведено 2 личных студенческих дела в архиве МДА), сам он всегда придерживался 2-го варианта. В 1854 г. К. окончил Звенигородское ДУ при Саввином Сторожевском в честь Рождества Пресв. Богородицы муж. мон-ре, в 1860 г.- Вифанскую ДС по 1-му разряду, в 1864 г.- МДА с ученой степенью магистра богословия (3-м по разрядному списку). В том же году был назначен в Вифанскую ДС сначала преподавателем патристики и греч. языка, затем - логики, психологии и лат. языка. В 1867 г. К. был утвержден Синодом в степени магистра богословия и приглашен в МДА бакалавром частной церковной истории нового периода (истории Зап. Церкви с XVI в.); К. сменил Н. К. Соколова, перешедшего в Московский ун-т. В 1869 г., при введении нового Устава духовных академий, К. занял кафедру общей церковной истории (новой), а в 1873 г. был избран на должность экстраординарного профессора. С 15 июня 1875 по 15 авг. 1876 г. находился в командировке в Европе, изучая религ. жизнь зап. конфессий. При введении нового Устава духовных академий 1884 г. К. занял кафедру истории и разбора зап. исповеданий, а в 1889 г. был удостоен звания заслуженного профессора.

По воспоминаниям выпускников МДА, лекции К. по истории зап. исповеданий (тексты не опубл.) отличались оригинальностью и «живостью» изложения. Лектор, словно каждый раз заново переживая излагаемое, импровизировал, к тетрадке обращался только за цифрами и цитатами (Введенский. 1902. С. 526, 527). Студентам, пишущим у него семестровые сочинения, К. рекомендовал неск. книг на иностранных языках, требуя их тщательного изучения, акцентируя внимание не на количестве использованной лит-ры, а на понимании всех нюансов конфессиональной специфики (Там же. С. 528-531).

К. был женат на дочери прот. Василия Нечаева (впосл. еп. Костромской и Галичский Виссарион). В 1889 г., овдовев, Нечаев принял постриг и был хиротонисан во епископа Дмитровского, викария Московской епархии. Своим преемником в храме свт. Николая Чудотворца в Толмачах еп. Виссарион хотел видеть зятя. Однако К. сомневался в том, стоит ли принимать священнический сан. 18 авг. 1889 г. митр. Иоанникий (Руднев), вызвав К. в Гефсиманский скит Троице-Сергиевой лавры, «столько со властию, столько, и даже более, с любовью, посоветовал… принять предложенное служение» (Там же. С. 542-543). К., увидев в этом волю Божию, согласился. Резолюцией митр. Иоанникия (Руднева) от 20 авг. того же года К. был назначен священником в Никольскую ц., в к-рой служил до кончины. Указом Синода от 20 нояб. 1889 г. К. был утвержден в должности издателя-редактора ж. «Душеполезное чтение»; он сменил основателя этого издания еп. Виссариона. Одновременно до 1893 г. оставался профессором МДА. В 1890 г. К. был избран членом городского Училищного совета и активно занимался народным образованием в Москве. В том же году был награжден камилавкой, в 1892 г.- золотым наперсным крестом, возведен в сан протоиерея и удостоен звания заслуженного профессора. С 1892 г. действительный член Об-ва любителей духовного просвещения. Публиковал статьи в «Русском вестнике», а также в университетской газ. «Московские ведомости», в к-рой руководил «духовным направлением».

Будучи ревностным пастырем, К. открыл отделение Елисаветинского благотворительного об-ва, инициировал учреждение церковноприходского попечительства, ставшего одним из наиболее значимых и деятельных в Москве. Благотворители братья Лосовы, купили в 1890 г. книжное собрание свт. Феофана Затворника и предоставили помещение, и К. удалось организовать бесплатную церковноприходскую б-ку, которой он жертвовал свои книги, за ее деятельностью настоятель следил лично (Голос прихожанина. 1902. С. 518). Современники отмечали глубокую религиозность К., любовь к богослужению и истовое пастырское служение. Так, по пятницам Великого поста он исповедовал всех прихожан, оставаясь в храме до полуночи.

Панихиды по К. служил еп. Виссарион (Нечаев), а также все викарии Московской епархии: еп. Можайский Парфений (Левицкий), еп. Дмитровский Трифон (Туркестанов), еп. Волоколамский Арсений (Стадницкий) и высшее московское духовенство. Отпевание К. в Никольском храме в Толмачах 7 дек. возглавил еп. Виссарион. Похоронен К. на Даниловском кладбище в Москве. Сын К. Василий был известным в нач. XX в. педагогом, преподавал в гимназии математику, затем открыл свою частную муж. гимназию в Черниговском пер. в Замоскворечье.

Труды и взгляды

Наиболее значимым является сочинение К. по расколам первых веков христианства: монтанизму, донатизму, новацианству. Среди причин, побудивших обратиться к этой теме, автор назвал церковно-практические реалии. «Последователи лютеранства и реформаторства очень часто высказывают притязания на восстановление в своих обществах первохристианства во всей его чистоте», но «не понимают его сущности» (Расколы первых веков христианства. 1889. Ч. 43. Кн. 1. С. 3). Главным противоречием идеалам древнего христианства К. считал «принцип индивидуализма и субъективизма» в делах веры, провозглашаемый протестантизмом. Христос же, совершив дело искупления человека, благоволил, чтобы все верующие в Него устроили «одно общество, едино тело, един дух» - Церковь Христову, к-рая не может существовать на принципах индивидуализма и субъективизма. Богословское учение о Церкви, о том, что заключено в понятии «Христова», осмыслялось постепенно, в связи с неправильным пониманием того или иного аспекта. Самым сложным для осмысления и вызвавшим особенно много недоумений, лжеучений и борьбы К. считал учение о святости Церкви. Расколы первых веков христианства - монтанизм, новацианство, донатизм - побудили отцов и учителей Церкви с особенной ясностью раскрыть учение о святости Церкви, этот аспект К. считал наиболее важным в полемике с протестантами. В борьбе древней Церкви с расколами ставились вопросы, актуальные и для современности: «Что такое Церковь «proprie et principaliter»? в чем Ее существо? в каком смысле верующие во Христа «святые»», что такое «тело Христово», «царство святых», и кто такие «духовные» (Там же. С. 10). К. осуществил историко-догматический обзор и разбор указанных расколов и связанной с ними богословской полемики, выделяя, с одной стороны, идеи, включенные в учение о Церкви, с другой - аргументы, важные для современной полемики с оппонентами православной экклесиологии. Особое внимание он обращал на нюансы понятий «святость» и «чистота» в отношении к Церкви и к ее отдельным членам. Представляют интерес и фрагменты этой работы, напр. сравнение монтанистских «лжепророков» с членами Церкви, «имевшими дары пророчества», в их отношении к разъяснению смысла Свящ. Писания Ветхого и Нового Заветов (Там же. С. 33-34, 41).

Следует отметить и цикл статей К., связанных с его европ. командировкой 1875-1876 гг. (Из дорожных наблюдений: Берлинский королевский музей. 1876; Воскресенье в Берлине. 1876; Из дорожных наблюдений: От Берлина до Рима. 1876; Из наблюдений в Риме. 1877). Кроме путевых впечатлений, описаний городов, храмов, богослужений К. также изложил свой взгляд на западные конфессии, их догматическую, каноническую, церковно-историческую, интеллектуальную и культурную состоятельность. Статьи дополняют неопубликованные лекции автора, оставшиеся в воспоминаниях учеников. К. категорически не соглашался с тем, что Реформация была следствием церковного и нравственного упадка католицизма. Напротив, он считал, что Рим всегда был «средоточием умственной и особенно художественной жизни», сокровищницей «произведений человеческого гения» (Из наблюдений в Риме. 1877. С. 500). К. развенчал «мнение об особенно высокой образованности протестантских пасторов и о полуобразованности ксендзов и вождей католических». Опираясь на личные впечатления, он подчеркивал, что «протестантские пасторы, несмотря на все содействие сильного правительства, оказываются бессильными» в сравнении с католическими богословами (Из дорожных наблюдений: От Берлина до Рима. 1876. С. 723). В более поздних работах, напр. в речи, посвященной 400-летнему юбилею Мартина Лютера, произнесенной на публичном акте в МДА 1 окт. 1884 г., К. старался развенчать образовательные успехи Лютера и его последователей и их тезис о «свободном развитии наук и искусств» в протестантизме. Основываясь на цитатах из трудов Лютера, К. назвал его противником высшего образования, а в лютеровских преобразованиях немецких ун-тов увидел намерение их разрушить (По поводу 400-летнего юбилея Мартина Лютера. 1885. С. 392-393). Такое отношение к протестантизму и его деяниям в области образования и культуры К. объяснял желанием восстановить истинную иерархию ценностей. Из 2 зап. исповеданий - рим. католицизма и протестантизма первое в России, по мнению К., было отвергнуто и решительно осуждено еще в древности («веры латинския бегати лепо есть»), протестантизм же как критика католицизма нередко считался выражением «беспристрастной и здравой мысли» (Там же. С. 373-374).

Именно Рим и католичество, а не Берлин и Виттенберг и не протестантизм К. считал подлинными источниками западной цивилизации, причем не только во времена прошедшие, но и в современные ему. К. подчеркивал свое критическое отношение к специфическим положениям Римско-католической Церкви: догмату о непогрешимости папы Римского, индульгенции («таксе за грехи», «паспортам в рай»). Но он строго различал в католичестве его вселенскую основу, к к-рой относился бережно, и позднейшие наслоения - «измышления католиков-папистов». Католичество, с т. зр. К., при всех уклонениях, все же «хотело и хочет держаться христианской почвы». Более сурово он оценивал протестантизм, принизивший христ. идеалы. Так, К. считал протестантизм переходом от христианства, «уже потемненного в католичестве, к язычеству и безбожию», а сами понятия «протестантский мир, протестантская церковь» - чем-то «бессодержательным и бессмысленным» (Из наблюдений в Риме. 1877. С. 535). Неудачным казался К. и термин «реформатская церковь», т. к. средневековая католич. Церковь пережила множество реформ и протестов, и нет основания именно этот определенный протест против нее, именно эту попытку ее реформировать называть реформаторством. Именование же «церковь евангелическая» К. признавал произвольным, т. к. «начало так называемой евангелической церкви» не имеет в себе ничего древнего и священного, кроме самого названия, «совершенно кощунственно и произвольно» приложенного к «чисто канцелярскому измышлению» (Сб. статей. 1902. С. 1-2).

Две статьи К., посвященные МДА, вызвали бурную дискуссию как в самой академии, так и во всем московском образованном обществе. К. выступил сторонником перемещения МДА из Сергиева Посада в Москву, причем аргументировал предложение тем, что расположение духовных школ в обителях является «пережитком средневековья», когда ученость искала в монастырских стенах защиты и материальной поддержки для «мирных умственных занятий» (Должно ли оставаться МДА и на будущее время в Сергиевом Посаде? 1869. С. 7. Ст. 2-3). Отрыв высшей богословской школы от реальной жизни приводит к замкнутости школы «в самой себе», вращению мысли «в одних и тех же, однажды навсегда замкнутых формах, без духа оживляющего», трате сил и способностей «на мелочи и забвение насущных потребностей жизни», силе в мелочах и слабости «в главном, существенном» (Там же. С. 8. Ст. 1-2). В этих же статьях К. критиковал изменения структуры высшего духовного образования, проведенные реформой 1869 г. Он считал, что выведенные из состава академий «физика и математика для пастырей Церкви несравненно полезнее вновь открытых особых кафедр пастырского богословия, гомилетики, сравнительного богословия, славянских наречий». В изменениях, происшедших в высшем духовном образовании, К. видел разрушение идеи «духовного универсума», заложенной в академическое образование реформой 1808-1814 гг., превращение духовных академий в богословские факультеты. При таком положении отрыв от ун-та, а также от городских б-к приведет МДА к тому, что «с одним своим богословским факультетом она окажется в совершенно замкнутом круге» (Там же. С. 9. Ст. 3; С. 11. Ст. 2). Критические замечания и предложения К. вызвали негативную реакцию одних членов корпорации МДА - преимущественно старшего поколения (ректора МДА прот. А. В. Горского, П. С. Казанского) - и поддержку других, более молодых (В. Н. Потапова, А. А. Смирнова). Строго оценил статьи и митр. Московский Иннокентий (Вениаминов), что побудило Правление МДА потребовать у К. объяснение по поводу его печатного выступления. «Дело Касицына» хранится в личном архивном фонде ректора МДА прот. А. Горского.

К.- автор статей, иногда и не связанных напрямую с его служением, но обусловленных актуальными проблемами церковной жизни («О духовной цензуре»), а также ряда небольших статей и заметок в «Душеполезном чтении», не всегда даже подписанных. Посмертный «Сборник статей» (1902) отражает весь жизненный путь протоиерея. В ранних статьях, 70-х гг. XIX в., автор предстает историком и наблюдателем-путешественником, апологетом Православия и полемистом с зап. конфессиями. Последние же статьи, 90-х гг. XIX в., принадлежат пастырю и строителю правосл. общины, всецело погруженному в практическую церковную жизнь. Большое внимание в статьях 90-х гг. уделяется вопросу о миссиях: К. писал о том, как улучшить миссионерскую деятельность; об образовании правосл. миссионерской академии; о гос. значении миссии. Важной темой для К. было осмысление царской власти в Российской империи, значение царя как помазанника Божия, соответствующего отношения к нему подданных, «Царского пути», определенного единственно волей Божией.

Соч.: Материализм и точная наука // ЧОЛДП. 1868. Кн. 4. С. 57-75; Восстановление зап. правосл.-кафолической Церкви // Моск. вед. 1869. № 70. С. 3; № 74. С. 2-3; № 87. С. 3; 1870. № 28; Должно ли оставаться МДА и на будущее время в Сергиевом Посаде? // Совр. летопись. 1869. № 37. С. 7-11; К вопросу о перемещении МДА в Москву // Там же. № 40. С. 1-3; О духовной цензуре // Там же. 1870. № 25, 32; Греки и Трояне в XVI ст. // РВ. 1871. Т. 92. № 3. С. 180-204; Фебронианизм и немецкий католицизм // Там же. 1872. Т. 98. № 3. С. 5-37; Из дорожных наблюдений: Из Москвы в Смоленск // Моск. вед. 1875. № 203. С. 4-5; Из дорожных наблюдения: Из Смоленска в Вильну // Там же. № 232. С. 4-5; Из дорожных наблюдений: Берлинский королевский музей // Там же. 1876. № 19. С. 4-5; Воскресенье в Берлине // РВ. 1876. Т. 121. № 2. С. 835-855; Из дорожных наблюдений: От Берлина до Рима // Там же. Т. 122. № 4. С. 714-727; Из наблюдений в Риме // Там же. 1877. Т. 127. № 2. С. 489-523; По поводу 400-летнего юбилея Мартина Лютера // ПрТСО. 1885. Ч. 35. Кн. 1. С. 373-395; Расколы первых веков христианства: Монтанизм, новацианство, донатизм и влияние их на раскрытие учения о Церкви // Там же. 1889. Ч. 43. Кн. 1. С. 3-42; Кн. 2. С. 434-475; Ч. 44. Кн. 3. С. 3-67; Кн. 4. С. 353-418 (отд. изд.: М., 1889); Сб. статей. М., 1902.
Арх.: РГБ. Ф. 78. К. 19. Ед. хр. 7-9 [Мат-лы по делу о ст. Д. Касицына]; ЦГИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 1645 [Личное дело студ. Косицына Д. Ф.]; Д. 1817 [Личное дело студ. Косицына Д. Ф.]; Д. 5090 [Личное дело преподавателя Косицына Д. Ф.].
Лит.: Смирнов С. К. История МДА до ее преобразования: (1814-1870). М., 1879. С. 148, 396, 570; Д. Ф. Касицын: [Некр.] // Моск. вед. 1901. 4 дек.; N. Из академической жизни // БВ. 1902. Т. 1. № 4. С. 757-761; Кончина и погребение проф.-прот. Д. Ф. Касицына, редактора-издателя «Душеполезного чтения» // ДЧ. 1902. Ч. 1. № 2. С. 195-220; Введенский А. И. Д. Ф. Касицын как профессор и ученый // Там же. Ч. 3. № 12. С. 526-545; Голос прихожанина // Там же. 516-519; Голубинский Д. Ф. Памяти прот. Д. Ф. Касицына // Там же. С. 502-511; Колосов Н. А., свящ. Голос сотрудника // Там же. С. 520-525; Никон [Рождественский], архим. Два Божиих иерея: [Памяти протоиереев М. И. Хитрова и Д. Ф. Касицына] // Там же. С. 512-515; Рункевич С. «Душеполезное чтение», ежемесячное изд. духовного содержания // ПБЭ. Т. 5. Стб. 139-140; П-в Н., свящ. Касицын Д. Ф., прот., заслуженный проф. МДА, редактор-издатель ж. «Душеполезное чтение» // Там же. Т. 9. Стб. 79-83; Бурега В. В. «Дело Касицына», или Полемика о возможном переезде МДА из Сергиева Посада в Москву в кон. 1860-х гг. // БВ. 2006. № 5/6. С. 291-334; Из истории Толмачей: Жизнь прихода при настоятеле Д. Ф. Касицыне // Толмачёвский листок. 2008. № 9(21). С. 7.
Н. Ю. Сухова
Ключевые слова:
Протоиереи Русской Православной Церкви Богословы русские Преподаватели Московской Духовной Академии Касицын Дмитрий Федорович (1840-1901), протоиерей, богослов, заслуженный проф. МДА
См.также:
АНДРЕЕВ Феодор Константинович (1887-1929), прот., идеолог "иосифлянства", богослов
АСМУС Валентин Валентинович (род. в 1950), прот., богослов, историк Др. Церкви
АЙВАЗОВ Иван Георгиевич (1872-1964), богослов, публицист, миссионер
АЛЕКСЕЕВ Петр Алексеевич (1727–1801), прот., писатель, публицист, лексикограф, богослов
АЛЬБОВ Михаил Павлович (1844 - после 1915), прот., богослов
АРСЕНЬЕВ Иоанн Васильевич (1862-1930), прот., церковный историк
БОБРОВСКИЙ Михаил Кириллович (1784 или 1785 – 1848), прот., д-р богословия, славист
БОГОЛЮБОВ Дмитрий Иванович (1869 – 1953), прот., миссионер