Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАРТУЛЯРИИ
Т. 31, С. 420-425 опубликовано: 2 ноября 2017г.


КАРТУЛЯРИИ

[лат. chartularia, cartularia, ед. ч. chartularium, cartularium; от лат. charta - письменный документ], в средневек. Зап. Европе сборник копий документов (в форме кодекса или реже свитка), связанных с к.-л. лицом, родом или институтом (аббатство, капитул, епископская кафедра и проч.). В раннее средневековье термин chartularium использовался редко, им обозначалось любое собрание письменных документов, архив. Позднее К. могли называть инвентарь, список - так, согласно 19-му канону синода в Арле (1275), всем приходским священникам предписывалось иметь К. (chartularia) и заносить в них (особенно в Великий пост) имена прихожан, приходивших исповедаться (Mansi. T. 24. Col. 152). Совр. значение термин приобрел уже в Новое время, однако исследователи (особенно во Франции) вплоть до 1-й пол. XX в. часто называли К. не только средневек. сборники копий грамот, но и вообще любые комплексы документов, относящиеся к определенной местности или ин-ту. Сохранившиеся образцы К. демонстрируют разнообразие манеры копирования документов, отбора и организации материала.

Первые известные в Зап. Европе К. датируются 1-й пол. IX в. Как правило, они создавались в крупных мон-рях и городах, центрах еп-ств. В Фульдском картулярии (изд.: Urkundenbuch des Klosters Fulda / Hrsg. E. E. Stengel. Marburg, 1956-1958. 2 Bde), составленном ок. 828 г. при аббате Рабане Мавре (822-842), первоначально были собраны копии ок. 2000 документов (гл. обр. акты дарения мон-рю Фульда и передачи земли в прекарий) и организованы в 15 брошюр (libelli). В каждой из брошюр содержались документы, относившиеся к тому или иному региону (гау) и расположенные в основном по хронологическому принципу. К XII в. Фульдский картулярий был переплетен в 8 кодексов, из к-рых сохранился лишь один, однако примерное содержание остальных кодексов можно восстановить по сделанной тогда же описи (Geary. 1994. P. 88-90). Сходный комбинированный (географическо-хронологический) принцип организации материала характерен и для др. К., созданных в IX в. на территории Восточнофранкского королевства,- К. аббатств Мондзее (изд.: Das älteste Traditionsbuch des Klosters Mondsee / Bearb. G. Rath, E. Reiter. Linz, 1989), Вайсенбург (изд.: Traditiones Wizenburgenses: Die Urkunden des Klosters Weissenburg 661-864 / Hrsg. K. Glöckner, L. A. Doll. Darmstadt, 1979) и Верден (все датируются 2-й пол. 50-х гг. IX в.), а также К. епископских капитулов Регенсбурга (822-847, дополнен в кон. IX в.; изд.: Die Traditionen des Hochstifts Regensburg und des Klosters St. Emmeram / Hrsg. J. Widemann. Münch., 1943) и Пассау (ок. 840; изд.: Die Traditionen des Hochstifts Passau / Hrsg. M. Heuwieser. Münch., 1930). Однако все они по количеству включенных документов значительно уступают Фульдскому капитулярию.

Картулярий мон-ря Св. Троицы в Лондоне. 1425–1427 гг. (University of Glasgow. MS Hunter 215. (U. 2. 6). Fol. 150r)
Картулярий мон-ря Св. Троицы в Лондоне. 1425–1427 гг. (University of Glasgow. MS Hunter 215. (U. 2. 6). Fol. 150r)

Картулярий мон-ря Св. Троицы в Лондоне. 1425–1427 гг. (University of Glasgow. MS Hunter 215. (U. 2. 6). Fol. 150r)
Иную структуру имеет К. епископского капитула Фрайзинга, составленный ок. 824 г. пресв. Козрохом по распоряжению еп. Хиттона (811-835) (изд.: Die Traditionen des Hochstiftes Freising / Hrsg. T. Bitterauf. Münch., 1905-1909. 2 Bde). Во Фрайзингском картулярии собраны ок. 600 грамот; они расположены по строго хронологическому принципу, в соответствии с порядком епископов. Впосл. этот К. был дополнен копиями новых документов пресв. Козрохом (до 848) и его преемниками при епископах Эрханберте (836-854) и Анноне (854-875). Хронологическая, а не географическая организация материала затрудняла использование К. для юридических или хозяйственных целей. Этот недостаток должно было восполнить подробное оглавление, частично написанное Козрохом. Вероятно, однако, что К. задумывался не только как хозяйственный документ. Сам Козрох в предисловии, говоря о целях и обстоятельствах составления К., указывает на важность сохранения памяти (memoria) о благотворителях и покровителях Церкви во Фрайзинге. Кроме того, Козрох стремился упорядоченно (rationabiliter) собрать документы, чтобы облегчить их использование для защиты от посягательств на церковное имущество (Ibid. 1905. Bd. 1. S. 1).

Распространение в Восточнофранкском королевстве практики составления К., по-видимому, было связано с постепенным изменением форм фиксации сделок по передаче имущества. Примерно до VIII в. на этой территории преобладали частные грамоты (восходящие к позднеантичным аналогам), заверенные собственноручными подписями того, кто издал грамоту, и свидетелей, а также пометой писца или нотария. Постепенно подписи стали уступать место особым значкам (signa), к-рые ставили уже не сами свидетели, а писец. В дальнейшем довольно быстро сошла на нет и эта форма публичной фиксации сделок. Тогда же исчез и ин-т публичных писцов, грамоты стали составлять сами представители церковных учреждений, выступавших бенефициариями сделки, т. е. монахи, каноники кафедрального капитула или клирики из окружения епископа. В результате снизился юридический статус грамот по сравнению с др. формами подтверждения владельческих прав (прежде всего показаниями свидетелей). Соответственно у монахов и каноников не было оснований непременно сохранять оригиналы грамот, нередко более удобным представлялось переписать необходимую информацию в систематизированном виде в особые кодексы. С кон. IX-X в. формальные грамоты часто вообще не составлялись, а сделка фиксировалась только записью в т. н. книге дарений.

В аббатстве Санкт-Галлен, где сохранилось рекордное для заальпийской Европы количество оригиналов частных грамот (839 документов, которые датируются до 920 г.- Declercq. 2000. P. 148), в средние века, насколько известно, К. составлен не был. Санкт-галленские монахи пошли по пути упорядочивания архивного хранения грамот: ок. 840 г. монастырское собрание частных грамот было организовано по географическому принципу, документы снабжены пояснительными надписаниями. Пример Санкт-Галлена представляет собой исключение, поскольку в др. случаях после копирования в К. или в книги дарений подлинники частных грамот в отличие от королевских дипломов и папских булл, вероятно, не считали нужным сохранять.

Отношение к королевским дипломам и папским буллам было принципиально иным. Они имели особые удостоверяющие признаки (подписи, монограммы, печати) и как наиболее авторитетные свидетельства сохранялись в оригинале. В ранних К., составленных на территории Восточнофранкского королевства, практически нет копий королевских дипломов и папских булл.

В Западнофранкском королевстве в силу большей романизации намного дольше бытовали документы позднеантичного типа, заверявшиеся личными подписями. В каролингскую эпоху (до кон. IX в.) существовали, по-видимому, и публичные писцы, часто приходские священники. Частноправовые документы нередко использовались как свидетельства в судебных тяжбах, поэтому необходимо было сохранять их в виде оригиналов. Иногда составлялись сборники копий документов, но в них было представлено лишь сравнительно небольшое число наиболее важных грамот (королевские дипломы, папские буллы), призванных подкрепить права мон-ря или капитула в тяжбе, напр., с др. церковной общиной или со светским магнатом. Известны подобные сборники IX-X вв. из Зальцбурга (изд.: Lošek F. Notitia Arnonis und Breves Notitiae: Die Salzburger Güterverzeichnisse aus der Zeit um 800: Sprachlich-historische Einleitung: Text und Übersetzung. W., 1990), а также из Ареццо, Утрехта, аббатств Анизола (на месте совр. Сен-Кале), Корби, Прюм, Ставло, Фульда (Declercq. 2000. P. 153). Как правило, в таких сборниках вместе с грамотами (не всегда подлинными) были собраны исторические и юридические материалы (перечни церковных иерархов, нарративные меморандумы, постановления Соборов). Положение дел изменилось в X-XI вв., когда в условиях монашеской реформы составлением грамот стали заниматься (так же как и в Восточнофранкском королевстве) представители церковных общин, бенефициариев сделки. В результате во 2-й пол. XI в. произошло увеличение объема и многообразия письменных документов. В историографии это явление известно как «документальный переход» (mutation documentaire) (см.: Barthélemy D. La mutation féodale a-t-elle eu lieu? // Annales: Histoire, sciences sociales. P., 1992. Vol. 47. N 3. P. 767-777). На смену прежним грамотам, отличавшимся достаточно жестким формуляром, пришли гораздо более свободные по форме документы, которые составлялись не только от 1-го, но и от 3-го лица, напр. заметки нарративного характера, подчас довольно пространные. Такие документы могли использоваться для подтверждения самых разных актов: дарения, передачи имений в прекарий, отчетов о тяжбах, соглашений, актов коммендации и др.

В условиях кризиса во франк. государствах и фрагментации политической власти влиятельные местные правители, а на локальном уровне даже бароны и кастеляны нередко становились более значимыми фигурами, чем монарх. Это обстоятельство способствовало стиранию границ между королевскими дипломами и др. разновидностями документов. После распространения печатей со 2-й пол. XI в. принципиальным стало новое разделение документов в зависимости от наличия или отсутствия печатей.

Одной из форм организации разнородного и быстро растущего в объеме документального материала стали панкарты - сводные грамоты в виде больших кусков пергамена или свитков, где приводились сведения о сделках, совершавшихся, как правило, не единовременно, а в течение определенного периода (Chibnall. 1988; Pancartes monastiques. 1998). Др. разновидностью документов стали К. нового типа, в к-рых документальный материал объединялся с текстами иного характера. Ок. 945 г. в мон-ре св. Петра в Генте была составлена «Древняя книга дарений» (Liber Traditionum Antiquus; см.: Declercq. 2000. P. 157-158; Габдрахманов. 2012. С. 15-17). Она включает рассказ об основании мон-ря, опирающийся частично на историческое сочинение каролингской эпохи - «Деяния Фонтенельских аббатов» (Gesta abbatum Fontanellensium / Ed. S. Loewenfeld. Hannover, 1886. (MGH. Script. rer. Germ.; 28)), а также содержит хозяйственную опись (полиптик), полные копии 2 наиболее важных грамот (имп. Людовика Благочестивого и аббата Эгинхарда), а также неск. десятков заметок, пересказывающих содержание частных грамот о передаче мон-рю земельных владений и юридических прав. Заметки представлены в приблизительном хронологическом порядке и документируют историю мон-ря, что позволило насельникам оспорить у соседнего аббатства св. Бавона права на некоторые утраченные ранее владения. Более масштабным примером «картулярия-хроники» являются «Деяния аббатов монастыря св. Бертина» (Gesta abbatum S. Bertini Sithiensium; изд.: Cartulaire de l'abbaye de Saint-Bertin / Publ. B. Guérard. P., 1841), созданные в нач. 60-х гг. Х в. мон. Фольквином из аббатства Сен-Бертен (на территории совр. г. Сент-Омер). «Деяния...» были составлены по примеру каролингских «деяний епископов» и «деяний аббатов» (об этом жанре подробнее см. ст. Житийная литература), но в отличие от них включали в себя также полные копии документов (в хронологическом порядке): 17 королевских дипломов и 29 частных грамот (см.: Ugé. 2005). Вероятно, и гентский, и сен-бертенский К. создавались с двоякой целью: упорядочить и архивы мон-ря, и сведения о его истории. Помимо хозяйственно-правовой и историографической такие К. имели и мемориальную функцию: сохранение имен основателя мон-ря и дарителей было необходимо для принятого в монашеских общинах их обязательного литургического поминовения. В прологе к К. фрайзингского капитула поминовение упомянутых в нем персон названо целью составления сборника. Записи о дарениях монастырю нередко вносились и в поминальные списки (некрологи); между такими списками и К. существовал своего рода симбиоз, что осложняет четкое разграничение этих видов текстов (Гири П. Память // Словарь средневек. культуры / Ред.: А. Я. Гуревич. М., 2003. С. 343-344).

В XI в., особенно во 2-й половине столетия К., в т. ч. «мемориальные», получили распространение во Франции. Составлялись и К. смешанных типов. Напр., в «Книге о восстановлении грамот» (Liber de reparatione chartarum) мон-ря Сен-Шафр (на территории совр. Ле-Монастье-сюр-Газей, деп. В. Луара), составленной при аббате Вильгельме IV (1086-1136), документы были расположены по географическому принципу, но снабжены параллельными заметками исторического содержания (изд.: Cartulaire de l'abbaye de Saint-Chaffre du Monastier, ordre de Saint-Benoît, suivi de la chronique de Saint-Pierre du Puy et d'un appendice de chartes (570-1370) / Publ. U. Chevalier. P., 1884). Ок. 1065-1096 гг. в аббатстве Клюни был создан крупнейший франц. К. (в наст. время разделен на 3 кодекса - см.: Atsma, Vézin. 2000); его 1-я часть состояла из копий королевских дипломов и папских булл, во 2-й части собраны ок. 3000 частных грамот. Весь материал хронологически упорядочен по правлениям аббатов Клюни. Общий характер Клюнийского картулярия как документа по истории мон-ря подчеркивают нарративные заметки к отдельным грамотам и серия записей анналистического характера за 910-1088 гг. (Iogna-Prat D. La geste des origines dans l'historiographie clunisienne des XIe-XIIe siècles // RBen. 1992. Vol. 102. P. 135-191). Эти записи играли роль своеобразного хронологического указателя к собранию документов, в к-рых в большинстве случаев содержались лишь относительные датировки (по году правления монарха и т. д.). Для Большого картулярия аббатства Сен-Виктор в Марселе характерен смешанный принцип организации материала: сначала в хронологическом порядке даны наиболее важные документы, затем другие акты, распределенные по географическому принципу (Zerner. 2009). Аналогичная схема использовалась при составлении К. мон-ря Сент-Обен в Анже (изд.: Cartulaire de l'abbaye de Saint-Aubin d'Angers / Publ. B. de Broussillon. P., 1903. 3 vol.), где впервые была сделана попытка передать визуальные особенности копируемых грамот, приведены рисунки печатей (Chassel J.-L. Dessins et mentions de sceaux dans les cartulaires médiévaux // Les cartulaires. 1993. P. 153-170).

В Италии в IX-XI вв. сохранилась и получила развитие позднеантичная система нотариата, оригиналы грамот и их заверенные копии широко применялись в судопроизводстве. Первые итальянские К. появились лишь в кон. XI - нач. XII в. под прямым влиянием клюнийской реформы. Приблизительно 1069-1085 гг. датируется К. мон-ря Субиако (Kölzer. 1983). В 90-х гг. XI в. в аббатстве Фарфа мон. Григорий Катинский составил К., куда вошли копии ок. 1500 документов; помимо актового материала это были перечень аббатов, краткие заметки об их смене и анналы за 661-1099 гг. (изд.: Il Regesto di Farfa / A cura di I. Giorgi, U. Balzani. R., 1879-1914. 5 t.). Позднее Григорий составил еще «Книгу жертвователей» (изд.: Liber largitorius, vel notarius monasterii Pharphensis / Ed. G. Zucchetti. R., 1913-1932. 2 t.), свод документов о передаче в держание владений аббатства. Архивный материал был обильно использован Григорием и в написанной им между 1107 и 1119 гг. «Фарфской хронике». В XII в., возможно отчасти под влиянием примера Фарфы, «картулярии-хроники» были созданы и в др. мон-рях Центр. и Юж. Италии: Сан-Винченцо-аль-Вольтурно, Новалеза, Монте-Кассино, где работал Петр Диакон, Сан-Клементе-а-Казаурия (Martin. 2009).

Вероятно, с клюнийским влиянием связано составление К. на Пиренейском п-ове в кон. XI - нач. XII в. К. из мон-ря Сан-Педро-де-Карденья близ Бургоса (кон. 80-х гг. XI в.) включает ок. 270 документов (Becerro gótico de Cárdeña / Publ. L. Serrano. Madrid, 1910. (Fuentes para la historia de Castilla; 3)). 1-й пол. XII в. датируются К. из Овьедо, из Сантьяго-де-Компостела и др. Особенностью пиренейских К. является большое число богато иллюминированных рукописей (Sáez Sánchez. 2005).

Дискуссионным остается вопрос о появлении К. в Англии. Единственный известный К. англосакс. времени, «Вустерская книга» (Liber Wigornensis), был составлен в нач. XI в. в Вустере при еп. Вульфстане I (1002-1016; в 1002-1023 - архиеп. Йоркский). В К. собраны более 200 копий документов (дарения и акты о передаче земли в держание), упорядоченных по географическому принципу. Неактовый материал в «Вустерской книге» отсутствует. По-видимому, К. предназначался для управления владениями вустерского капитула, свод не имеет признаков хроники или мемориального документа. По форме «Вустерская книга» довольно близка к нек-рым восточнофранк. К., датируемым IX в., однако связь между ними неясна. Возможно, составление «Вустерской книги» было связано с ростом континентального влияния на англосакс. Церковь в условиях монашеской реформы 2-й пол. X в. Вместе с тем существует гипотеза о самостоятельной традиции составления документальных сборников на Британских о-вах. Практика копирования документов и включение их в состав почитаемых литургических кодексов (копия грамоты могла приводиться на полях литургического текста) засвидетельствована в Англии и Уэльсе с IX-X вв. (Davies. 2003. P. 143-144).

К кельт. традиции копирования документов восходит небольшая группа ранних бретонских К. XI - нач. XII в. Самый ранний из них был создан ок. 1050 г. в мон-ре Ландевеннек (совр. деп. Финистер, Франция) (изд.: Cartulaire de l'abbaye de Landévenec / Publ. A. de la Borderie. Rennes, 1888). В начале кодекса собран агиографический материал о бретонских святых Винвалоэ (Гвеноле) и Этбине (Идиунете), приводится перечень аббатов мон-ря. Далее идут копии 57 документов о дарениях мон-рю, гл. обр. за IX-X вв. Часть из них написана от 1-го лица, часть - от 3-го. Вопрос о подлинности наиболее древней части актов остается дискуссионным. Вероятно, под влиянием Ландевеннекского картулярия в аббатстве Редон (совр. деп. Иль и Вилен) также был составлен К. (изд.: Cartulaire de l'abbaye Saint-Sauveur de Redon / Publ. H. Guillotel e. a. Rennes, 1998-2004. 2 vol.). Он намного больше по объему (включает копии 391 документа, часть листов утрачена), но содержит лишь актовый материал. Основная часть документов составлена от 3-го лица и относится к каролингскому времени (30-80-е гг. IX в.). Более разнородные сведения представлены в К. аббатства Сент-Круа в Кемперле (совр. деп. Финистер) (изд.: Cartulaire de l'abbaye de Sainte-Croix de Quimperlé / Publ. L. Maître, P. de Berthou. P., 1896). Помимо копий 135 грамот в этот К. включены краткий рассказ об основании мон-ря, неск. перечней (пап Римских и др. церковных иерархов, а также сеньоров Корнуая), анналы от сотворения мира до 1128 г. и агиографический материал (Жития святых Гуртеирна и Нинноки). Анналы и часть грамот (до 1128) составлены мон. Гурхеденом, дополнения в рукопись вносились до нач. XIV в. Вероятно, поводом для создания этого К. стал имущественный спор с монастырем Редон.

В Англии К. получили более широкое распространение уже после нормандского завоевания 1066 г. В кон. XI-XII в. преобладали К. «мемориального» типа, сходные с текстами того же времени из Сев. Франции и Фландрии. В 70-80-х гг. XI в. в кафедральном приорате Св. Троицы в Кентербери был составлен большой К., к-рый должен был не только собрать воедино сведения о земельных владениях, подвергавшихся посягательствам со стороны завоевателей нормандцев, но и служить своего рода «историческим приложением» к поминальным спискам благодетелей и мартирологу мон-ря (Fleming. 1997). В состав К. был также включен небольшой исторический трактат, объяснявший перенос традиц. места погребения архиепископов Кентербери из аббатства св. Августина в кафедральный собор Св. Троицы.

В 90-х гг. XI в. в Вустере мон. Хеминг по поручению еп. св. Вульфстана (II) (1062-1095) составил новый К. (изд.: Hemingi Chartularium Ecclesiæ Wigorniensis / Ed. T. Hearne. Oxonii, 1723. 2 vol.). Монах использовал материал из «Вустерской книги» (нач. XI в.), но добавил к нему новые грамоты и тексты др. характера, в т. ч. краткое жизнеописание еп. Вульфстана и рассказ о владениях, утраченных монахами в разное время, в особенности из-за притеснений нормандцев (Ker. 1948; Tinti. 2002).

Картулярий из бенедиктинского мон-ря Абингдон. XII в. (Lond. Brit. Lib. Cotton. Claudius. C. IX. Fol. 11r)
Картулярий из бенедиктинского мон-ря Абингдон. XII в. (Lond. Brit. Lib. Cotton. Claudius. C. IX. Fol. 11r)

Картулярий из бенедиктинского мон-ря Абингдон. XII в. (Lond. Brit. Lib. Cotton. Claudius. C. IX. Fol. 11r)
В XII в. среди англ. К. также стали преобладать «картулярии-хроники». Примером К., объединенного с обширным историческим и юридическим материалом, является «Рочестерский текст» (изд.: Textus Roffensis / Ed. P. Sawyer. Copehagen, 1957-1962. 2 vol. (Early English Manuscripts in Facsimile; 7, 11)), созданный ок. 1125 г. в кафедральном приорате Рочестера. Ряд «картуляриев-хроник» был составлен в сер. XII в. в бенедиктинских монастырях Ср. Англии: Питерборо (изд.: The Cartularies and Registers of Peterborough Abbey / Ed. J. D. Martin. Northampton, 1978), Рамси (изд.: Cartularium Monasterii de Rameseia / Ed. W. H. Hart, P. A. Lyons. L., 1884-1893. 3 vol.), Или (изд.: Liber Eliensis / Ed. E. O. Blake. L., 1962), Абингдон (изд.: Historia Ecclesie Abbendonensis: The History of the Church of Abingdon / Ed. and transl. J. Hudson. Oxf., 2002-2007. 2 vol.; см. также: Paxton. 2001). Известно также и о К., содержавших лишь актовый материал, напр. «Уинчестерский кодекс» (Codex Wintoniensis), созданный ок. 1130 г. в кафедральном приорате Уинчестера (Rumble. 1982). Особняком стоит «Лландафская книга», составленная между 1120 и 1134 гг. в кафедральном соборе Лландафа (Юго-Вост. Уэльс) (изд.: The Text of the Book of Llan Dâv / Ed. J. G. Evans, J. Rhys. Oxf., 1893). В ней обнаруживаются черты сходства и с англо-нормандскими текстами (напр., с Вустерским картулярием мон. Хеминга), и с ранними бретонскими К. (Davies. 2003).

Большая часть сохранившихся К. относится к XIII-XV вв. К. по-прежнему создавались в значительном количестве в мон-рях и при кафедральных капитулах (к позднему средневековью нек-рые крупные мон-ри и соборы могли иметь до неск. десятков К.). Большое число К. сохранилось в цистерцианских мон-рях, с к-рыми, в частности, связано появление К. на периферии Европы: в Польше (Горецкий. 2003), в Скандинавии (напр.: Necrologium Ripense e codice coll. Reg. vetust. 849 fol. Bibl. Reg. Haun. phototypice expressum necnon et Avia Ripensis i. e. Ribe Oldemoder e codice Arch. Reg. Haun. eodem more reddita / Ed. E. Buus. Hafniae, 1967). С кон. XII-XIII в. известны К. светских аристократических семейств (см., напр.: Kosto. 2001), городских коммун (Bourlet. 2008), ун-тов и т. д. Форма и организация материала в К. в целом мало изменялись. Распространение получили оглавления, индексы и др. инструменты, облегчавшие работу с входившими в состав К. документами. Происходила и дифференциация К. по содержанию; составлялись своды, в к-рых были собраны документы, относившиеся к отдельным должностным лицам, к тем или иным категориям держаний и проч. Вместе с тем в повседневной хозяйственной деятельности большее значение стали приобретать другие виды документации (описи, регистры и др.), тогда как К. нередко выполняли роль парадных кодексов.

Картулярий из мон-ря Сан-Хуан-де-Каавейро. XII в. (Madrid, Archivo Histórico. National Codices. L 1439)
Картулярий из мон-ря Сан-Хуан-де-Каавейро. XII в. (Madrid, Archivo Histórico. National Codices. L 1439)

Картулярий из мон-ря Сан-Хуан-де-Каавейро. XII в. (Madrid, Archivo Histórico. National Codices. L 1439)
К. являются одним из основных видов источников по истории западноевроп. средневековья. Большинство известных средневек. актов (за исключением нек-рых средиземноморских регионов) сохранились только в виде копий в К. Традиционно историки использовали К. прежде всего для реконструкции утраченных отдельных грамот и архивов. Исследования посл. четв. XX - нач. XXI в. показали, что в состав К. практически никогда не включался весь объем документов, имевшихся на тот момент в соответствующем архиве, напротив, имел место сознательный и часто вполне пристрастный их отбор, а нередко и сознательная фабрикация, преследовавшие определенные цели, поэтому К. сильно различаются по степени репрезентативности и достоверности (Филиппов. 1988; Geary. 1994; Declercq. 2000; Chastang. 2006). Это позволило рассматривать К. не только как источники по социально-экономической истории, но и как свидетельства средневек. представлений о прошлом, а также как инструменты формирования коллективных идентичностей церковных и светских корпораций.

Актовые сборники, сходные по форме с западноевроп. К., были достаточно широко распространены (в форме свитков или кодексов) в Византии (Медведев. 1974); с XV-XVI вв. аналогичные копийные книги известны в России.

Библиогр.: Inventaire des cartulaires conservés dans les dépôts des Archives de l'État en Belgique. Brux., 1895; Inventaire des cartulaires conservés en Belgique ailleurs que dans les dépôts des Archives de l'État. Brux., 1897; Inventaire des cartulaires belges conservés à l'étranger. Brux., 1899; Stein H. Bibliographie générale des cartulaires français ou relatifs à l'histoire de France. P., 1907; Inventaires des chartes et cartulaires du Luxembourg (Comté puis duché) / Ed. A. Verkooren. Brux., 1914-1931. 6 vol.; Inventaire des chartes et cartulaires des duchés de Brabant et de Limbourg et des pays d'Outre-Meuse. Partie 2: Cartulaires (800-1383) / Ed. A. Verkooren. Brux., 1961-1962. 2 vol.; Le Braz J. Répertoire des cartulaires de l'ancienne France // Bull. de l'Institut de recherche et d'histoire des textes. P., 1963. T. 12. P. 113-125; 1964/1965. T. 13. P. 101-110; 1966. T. 14. P. 97-108; Hernández F. J. Los cartularios de Toledo: Catálogo documental. Madrid, 1985; Répertoire des cartulaires français, provinces ecclésiastiques d'Aix, Arles, Embrun, Vienne, diocèse de Tarentaise / Publ. par I. Vérité e. a. P., 2003; Davis G. R. C. Medieval Cartularies of Great Britain and Ireland / Rev. by C. Breay, J. Harrison, D. M. Smith. L., 2010.
Лит.: Levillain L. Examen critique des chartes mérovingiennes et carolingiennes de l'abbaye de Corbie. P., 1902; Galbraith V. H. Monastic Foundation Charters of the 11th and 12th Cent. // CHJ. 1932/1934. Vol. 4. P. 205-222; Ker N. R. Hemming's Cartulary: A Description of the Two Worcester Cartularies in Cotton Tiberius A. XIII // Studies in Medieval History presented to F. M. Powick / Ed. R. W. Hunt e. a. Oxf., 1948. P. 49-75; Heinemeyer W. Ein Fragment der verschollenen karolingischen Cartulare der Abtei Fulda // Archiv für Diplomatik. Münster, 1971. Bd. 17. S. 126-135; Fichtenau H. Das Urkundenwesen in Österreich vom 8. bis zum frühen 13. Jh. W., 1971; Walker D. The Organization of Material in Medieval Cartularies // The Study of Medieval Records: Essays in Honour of K. Major / Ed. D. A. Bullough, R. L. Storey. Oxf., 1971. P. 132-150; Медведев И. П. Византийские и поствизантийские копийные книги // ВИД. 1974. Т. 6. С. 307-317; Genet J.-P. Cartulaires, registres et histoire: L'exemple anglais // Le métier d'historien au Moyen Âge, études sur l'historiographie médiévale / Dir. B. Guenée. P., 1977. P. 95-138; Johanek P. Zur rechtlichen Funktion von Traditionsnotiz, Traditionsbuch und früher Siegelurkunde // Recht und Schrift im Mittelalter / Hrsg. P. Classen. Sigmaringen, 1977. S. 131-162; Rumble A. R. The Purposes of the Codex Wintoniensis // Anglo-Norman Studies. Woodbridge, 1982. Vol. 4. P. 153-166; Kölzer T. Codex libertatis: Überlegungen zur Funktion des Regestum Farfense und anderer Klosterchartulare // Atti del 9. Congr. intern. di studi sull'alto medioevo, Spoleto, 27 sett.- 2 ott. 1982. Spoleto, 1983. P. 609-653; Foulds T. Medieval cartularies // Archives. L., 1987. Vol. 18. N 77. P. 3-35; Филиппов И. С. Раннесредневековый архив аббатства Сен-Виктор де Марсель: Опыт реконструкции // СВ. 1988. Вып. 51. С. 200-221; Chibnall M. Forgery in Narrative Charters // Fälschungen im Mittelalter. Hannover, 1988. Bd. 4. S. 331-347; Sayers J. E. «Original», Cartulary and Chronicle: The Case of the Abbey of Evesham // Ibid. S. 371-395; Davies W. The Composition of the Redon Cartulary // Francia: Forsch. z. westeuropäischen Geschichte. Münch., 1990. Bd. 17. S. 65-90; Jahn J. Virgil, Arbeo und Cozroh: Verfassungsgeschichtliche Beobachtungen an bairischen Quellen des 8. und 9. Jh. // Mitteilungen der Gesellschaft für Salzburger Landeskunde. Salzburg, 1990. Bd. 130. S. 201-292; Rucquoi A. La invención de una memoria: Los cabildos peninsulares del siglo XII // Temas medievales. Buenos Aires, 1992. T. 2. P. 67-80; Les cartulaires: Actes de la table ronde / Réunis par O. Guyotjeannin e. a. P., 1993; Clanchy M. T. From Memory to Written Record: England, 1066-1307. Oxf., 1993 2; Delmaire P. Cartulaires et inventaires de chartes dans le Nord de la France // Les cartulaires: Actes de la table ronde. P., 1993. P. 301-323; Guyotjeannin О., Русkе J., Тоск В.-М. Diplomatique médiévale. Turnhout, 1993; Hillebrandt M. Les cartulaires de l'abbaye de Cluny // Mémoires de la Société pour l'histoire du droit et des institutions des anciens pays bourguignons. Dijon, 1993. T. 50. P. 7-18; Geary P. J. Phantoms of Remembrance: Memory and Oblivion at the End of the First Millennium. Princeton, 1994; idem. «Auctor» et «auctoritas» dans les cartulaires du haut Moyen Âge // Auctor et auctoritas: Invention et conformisme dans l'écriture médiévale: Actes du colloque tenu à l'Université de Versailles-Saint-Quentin-en-Yvelines, 14-16 juin 1999 / Dir. M. Zimmermann. P., 2001. P. 61-71; idem. From Charter to Cartulary: From Archival Practice to History // Representing History 900-1300: Art, Music, History / Ed. R. A. Maxwell. Univ. Park (Penn.), 2010. P. 181-186, 250-252; Fleming R. Christ Church Canterbury's Anglo-Norman Cartulary // Anglo-Norman Political Culture and the Twelfth-Century Renaissance/ Ed. C. W. Hollister. Woodbridge, 1997. P. 83-155; Hudson J. The Abbey of Abingdon, Its Chronicle and the Norman Conquest // Anglo-Norman Studies. 1997. Vol. 19. P. 181-202; Pancartes monastiques des XIe et XIIe siècles / Dir. M. Parisse e. a. Turnhout, 1998; Puncuh D. Cartulari monastici e conventuali: Confronti e osservazioni per un censimento // Libro, scrittura, documento della civiltà monastica e conventuale nel basso medioevo (sec. XIII-XV): Atti del convegno di studio (Fermo, 17-19 settembre 1997) / A cura di G. Avarucci e. a. Spoleto, 1999. P. 341-380; Atsma H., Vézin J. Gestion de la mémoire à l'époque de Saint Hugues (1049-1109): La genèse paléographique et codicologique du plus ancien cartulaire de l'abbaye de Cluny // Histoire et archives. P., 2000. Vol. 7. P. 5-29; Declercq G. Originals and Cartularies: The Organization of Archival Memory (9th-11th Cent.) // Charters and the Use of the Written Word in Medieval Society / Ed. K. J. Heidecker. Turnhout, 2000. P. 147-170; Morelle L. Des moines face à leur chartrier: Étude sur le premier cartulaire de Montier-en-Der (vers 1127) // Les Moines du Der, 673-1790: Actes du colloque intern. d'histoire (Joinville-Montier-en-Der, 1-3 oct. 1998) / Ed. P. Corbet e. a. Langres, 2000. P. 211-258; idem. Diplomatic Culture and History Writing: Folcuin's Cartulary-Chronicle of Saint-Bertin // Representing History 900-1300. 2010. P. 53-65, 221-224; Chastang P. Lire, écrire, transcrire: Le travail des rédacteurs de cartulaires en Bas-Languedoc (XIe-XIIIe siècles). P., 2001; idem. Cartulaires, cartularisation et scripturalité médiévale: La structuration d'un nouveau champ de recherche // Cah. Civ. Méd. 2006. Vol. 49. P. 21-31; Kosto A. The Liber feodorum maior of the Counts of Barcelona: The Cartulary as an Expression of Power // J. of Medieval History. Amst., 2001. Vol. 27. P. 1-22; Paxton J. Forging Communities: Memory and Identity in Post-Conquest England // The Haskins Society J. Woodbridge, 2001. Vol. 10. P. 95-109; Charters, Cartularies and Archives: The Preservation and Transmission of Documents in the Medieval West: Proc. of a Colloquium of the Commission Intern. de Diplomatique, Princeton and New York, 16-18 Sept. 1999 / Ed. A. J. Kosto, A. Winroth. Toronto, 2002; Tinti F. From Episcopal Conception to Monastic Compilation: Hemming's Cartulary in Context // Early Medieval Europe. Oxf., 2002. Vol. 11. P. 233-261; eadem. Si litterali memorie commendaretur: Memory and Cartularies in 11th-Cent. Worcester // Early Medieval Studies in Memory of P. Wormald / Ed. S. Baxter e. a. Aldershot, 2009. P. 475-498; Горецкий П. Риторика, память и использование прошлого: Аббат Петр из Хенрыкува как историк и адвокат // Образы прошлого и коллективная идентичность в Европе до начала Нового времени / Ред.: Л. П. Репина. М., 2003. С. 65-92; Davies J. R. The Book of Llandaf and the Norman Church in Wales. Woodbridge, 2003; Mendo Carmona C. El cartulario como instrumento archivístico // Signo: Revista de historia de la cultura escrita. Alcalá, 2005. T. 15. P. 119-137; Sáez Sánchez C. Origen y función de los cartularios hispanos // Anuario del centro de estudios históricos. Córdoba (Argentina), 2005. N 5. P. 37-48; Ugé K. Creating the Monastic Past in Medieval Flanders. Woodbridge, 2005; Les cartulaires méridionaux: Actes du colloque organisé à Béziers les 20 et 21 sept. 2002 / Sous la dir. de D. Le Blévec. P., 2006; Bertrand P., Hélary X. Constructions de l'espace dans les cartulaires // Construction de l'espace au moyen âge: Pratiques et représentations: XXXVIIe Congrès de la SHMES, Mulhouse, 2-4 juin 2006. P., 2007. P. 193-208; Krah A. Die Handschrift des Cozroh: Einblicke in die kopiale Überlieferung der verlorenen ältesten Archivbestände des Hochstifts Freising // Archivalische Zschr. Köln, 2007. Bd. 89. S. 407-431; Книжица епископа Этельвольда / Пер., предисл. и примеч.: А. Ю. Золотарев // СВ. 2008. Вып. 69(3). С. 159-201; Bourlet C. Cartulaires municipaux du nord de la France: Quelques éléments pour une typologie // Memini: Travaux et documents. Montréal, 2008. Vol. 12. P. 23-41; Mazel F. L'espace du diocèse dans les cartulaires cathédraux // L'espace du diocèse: Genèse d'un territoire en Occident médiéval (Ve-XIIIe siècle) / Sous la dir. de F. Mazel. Rennes, 2008. P. 367-400; Resl B. Illustration and Persuasion in Southern Italian Cartularies (c. 1100) // Strategies of Writing: Studies on Text and Trust in the Middle Ages: Papers from «Trust in Writing in the Middle Ages» (Utrecht, 28-29 Nov. 2002) / Ed. M. Mostert e. a. Turnhout, 2008. P. 95-110; Martin J.-M. Occasions et modalités du remploi dans les cartulaires-chroniques de l'Italie méridionale // Remploi, citation, plagiat: Conduites et pratiques médiévales, Xe-XIIe siècle / Publ. P. Toubert, P. Moret. Madrid, 2009. P. 141-160; Zerner M. Le grand cartulaire de Saint-Victor de Marseille: Comparaison avec Cluny, crise grégorienne et pratique d'écriture // Saint-Victor de Marseille: Études archéologique et historiques: Actes du colloque: Saint-Victor, Marseille, 18-20 nov. 2004 / Publ. M. Fixot, J.-P. Pelletier. Turnhout, 2009. P. 295-322; Габдрахманов П. Ш. Странный средневек. свиток: Загадки описания алтарных трибутариев в аббатстве св. Петра в Генте XIII в. М., 2012. Кн. 1.
С. Г. Мереминский
Ключевые слова:
Рукописи латинские Картулярии, в средневековой Западной Европе сборник копий документов, связанных с каким-либо лицом, родом или институтом
См.также:
БАРСЕЛОНСКИЙ ПАПИРУС часть большого смешанного папирусного кодекса (IV в.)
БУРДИГАЛЬСКИЙ ИТИНЕРАРИЙ древнейшее сохранившееся описание паломничества в Св. землю
ВЕРОНСКИЙ ПАЛИМПСЕСТ рукопись, состоящая из 99 листов
ВЕРОНСКИЙ САКРАМЕНТАРИЙ Веронский Сакраментарий