Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАРЛ ЛЫСЫЙ
Т. 31, С. 157-163 опубликовано: 29 сентября 2017г.


КАРЛ ЛЫСЫЙ

[лат. Karolus (Carolus) Calvus] (13.06.823 - 6.10.877), кор. зап. франков (с 840), имп. (с 875). Из династии Каролингов. Младший сын имп. Людовика Благочестивого (813-840) от 2-й жены Юдифи († 843). Еще до рождения К. Л. Людовик Благочестивый сделал распоряжения о порядке наследования и управления гос-вом - т. н. «Ordinatio imperii» (817). Бóльшую часть территории гос-ва должен был унаследовать старший сын Людовика, Лотарь I (795-855), объявленный императором-соправителем. Младшие сыновья получали королевства в периферийных областях: Пипин I Аквитанский (797-838) - Аквитанию и часть Бургундии, Людовик Немецкий (806-876) - Баварию и населенные славянами земли на востоке (Ordinatio imperii // MGH. Capit. T. 1. P. 270-273).

Кор. Карл Лысый. Миниатюра из т. н. Псалтири Карла Лысого (Paris. Lat. 1152. Fol. 3v)
Кор. Карл Лысый. Миниатюра из т. н. Псалтири Карла Лысого (Paris. Lat. 1152. Fol. 3v)

Кор. Карл Лысый. Миниатюра из т. н. Псалтири Карла Лысого (Paris. Lat. 1152. Fol. 3v)
В 819 г. Людовик Благочестивый женился на Юдифи, происходившей из знатного баварского рода Вельфов. От этого брака род. К. Л. По указанию императора его восприемником стал Лотарь, поклявшийся защищать и оберегать младшего брата (Nithardi Historiarum libri. I 3; II 1). Появление нового наследника и возникшая необходимость в изменении «Ordinatio imperii» стали причиной открытого конфликта Людовика Благочестивого и его сыновей, которые к тому же выражали недовольство ограничением их самостоятельности в управлении королевствами. После собрания в Аттиньи (авг. 822) император отправил Лотаря в качестве регента в Италию, а Пипина - в Алеманнию. Вероятно, по инициативе имп. Юдифи, влияние к-рой при дворе возросло, Людовик Благочестивый выделил для К. Л. Алеманнию, в 829 г.- также Рецию, Эльзас и часть Бургундии (Annales Xantenses et Annales Vedastini / Ed. B. de Simson. Hannover; Lpz., 1909. P. 7. (MGH. Script. Rer. Germ.; [12])). Эти земли должен был унаследовать Лотарь, и передача их К. Л. привела бы к разделению владений старшего наследника. Имп. Юдифь оказывала влияние на Людовика Благочестивого с целью обеспечить наследство К. Л. за счет старших братьев. В 830 г. графы Матфрид Орлеанский и Гуго Турский, попавшие в опалу и лишенные должностей после неудачного похода в Испанию, подняли восстание. Юдифь была схвачена и заключена в мон-рь. Людовик Немецкий выступил на стороне отца, а Лотарь и Пипин не поддержали ни одну из сторон. Сначала мятежники потерпели неудачу, но восстание разгорелось с новой силой, когда император отобрал Аквитанию у Пипина и передал королевство К. Л. Лотарь и Пипин выступили против Людовика Благочестивого. Император, покинутый почти всеми сторонниками, попал в плен и был низложен на синоде в Суасоне (нояб. 833). Однако среди союзников вскоре вспыхнули разногласия. Несмотря на церемонию восстановления Людовика Благочестивого в имп. достоинстве, проведенную Лотарем в аббатстве св. Дионисия (см. Сен-Дени), началась междоусобная война. Император, к-рого поддержали Пипин и Людовик Немецкий, одержал победу над мятежниками. В сент. 834 г. Лотарь сложил оружие, получил от отца прощение и был отослан в Италию.

Воспользовавшись победой над Лотарем, император передал К. Л. земли в центральной части империи, ранее входившие в наследство старшего сына: сначала Фризию и земли в бассейнах Мозеля и Сены (837), затем часть Нейстрии в междуречье Сены и Луары (838). По указанию Людовика Благочестивого прелаты, графы и вассалы принесли К. Л. клятву верности. После смерти Пипина Аквитанского его сыновья были лишены наследства, а королевство Аквитания также передано К. Л. Мн. представители знати отказались признать К. Л. и выступили на стороне Пипина II, сына Пипина Аквитанского. В 839 г. император объявил о новом разделе империи между наследниками. К. Л. должен был получить области к западу от р. Мозель, включая Нейстрию, а также Аквитанию, Бургундию и Прованс, за Людовиком Немецким сохранялась Бавария, а Лотарю отходили остальные земли. Людовик Немецкий поднял восстание, к-рое было подавлено. Весной 840 г. К. Л. возглавил борьбу с мятежниками в Аквитании, но летом пришло известие о неожиданной кончине Людовика Благочестивого. Сразу после его смерти началась междоусобная война между наследниками. Имп. Лотарь I, заключив союз с Пипином II Аквитанским, пытался захватить те земли, к-рые он должен был унаследовать по условиям раздела 817 г. В сражении при Фонтенуа (25 июня 841) Лотарь I и Пипин II потерпели поражение от К. Л., объединившегося с Людовиком Немецким. Современники отмечали жестокость этой битвы и огромные потери, понесенные обеими сторонами (по свидетельству Агнелла Равеннского, склонного к преувеличениям, со стороны Лотаря и Пипина погибло более 40 тыс. чел.; см.: Agnellus. Liber Pontificalis ecclesiae Ravennatis. 174 // Agnelli Ravennatis Liber Pontificalis ecclesiae Ravennatis / Ed. D. Mauskopf Deliyannis. Turnhout, 2006. P. 353-354. (CCCM; 199); Nithardi Historiarum libri. II 10; Versus de bella quae fuit acta Fontaneto // MGH. Poet. T. 2. P. 138-139). В февр. 842 г. на встрече в Страсбурге К. Л. и Людовик Немецкий заключили соглашение, т. н. Страсбургские клятвы, обязавшись совместно действовать против Лотаря. Клятву принесли и воины, которые обещали отказать в повиновении правителю, нарушившему договор.

Имп. Лотарю I пришлось согласиться на переговоры о мире. Одним из посланников К. Л. был крупный магнат Адальхард, на чьей племяннице Эрментруде король женился в дек. 842 г. В июле 843 г. в Вердене был заключен мирный договор, по к-рому Лотарь сохранил за собой имп. титул, но притязания его союзника Пипина II на Аквитанию не были признаны. К. Л. получил королевство зап. франков - земли к западу от р. Маас (за исключением Фландрии и частично Бургундии), а Людовику Немецкому кроме Баварии достались Алеманния, Саксония и земли в среднем течении Рейна с городами Майнц, Вормс и Шпайер. В состав «срединного» королевства Лотаря I вошли Сев. Италия, Прованс и земли между Рейном и Мозелем, в т. ч. Фландрия на севере. Т. о., Франкская империя была разделена на 3 части, примерно равные по экономическому и политическому значению (в историографии условия мирного договора обычно именуются Верденским разделом империи).

По-видимому, участники соглашения не были удовлетворены достигнутым компромиссом. Фактически каждый правитель желал восстановить единство империи по образцу «Ordinatio imperii» 817 г., установив контроль над центральными областями гос-ва и вытеснив проч. королей на периферию. Однако тяжелое положение, вызванное междоусобицами, заставило К. Л. приступить к упрочению власти над королевством зап. франков. В нояб. 843 г., после заключения Верденского мира, К. Л. созвал в Кулене (близ г. Ле-Ман) собрание знати Западнофранкского королевства и призвал церковных иерархов и светских магнатов заключить соглашение: король и все подданные поклялись защищать Церковь и соблюдать ее законные права; вассалы (fideles) короля принесли ему клятву верности, а К. Л. обещал соблюдать их права и обращаться с ними в соответствии с «законом и справедливостью». Король гарантировал подданным сохранение мира, законности и порядка, а те обязывались хранить верность и оказывать ему поддержку. Жизнь королевства должна была основываться на принципах «мирного согласия и истинной дружбы» (pacis concordia et vera amicitia - MGH. Capit. T. 2. P. 253-255).

Распад Франкской империи и усиление политической раздробленности были в числе главных причин внутренних конфликтов в Западнофранкском королевстве. После разделов империи владения знатных семейств оказались в составе разных королевств. Во время конфликтов правителей магнаты могли переходить от одного короля к другому, иногда по принуждению, но нередко добровольно. Так поступили, напр., Роберт Сильный, происходивший из прирейнских земель (в 853 назначен графом Тура, Ле-Мана и Анже, наместником области в низовьях Луары, в 861 - герцогом Нейстрии), и Бозон, выходец из лотарингской знати и брат Рихильды, 2-й жены К. Л. (после 870 исполнял обязанности графа Лиона и Вьена, затем гр. Буржа, фактически наместника Аквитании, с 875 был представителем К. Л. в Италии). Представители знати стремились распоряжаться гос. должностями как личными бенефициями, пожалованными королем, в т. ч. передавать по наследству. Получив должность, они укрепляли свое влияние в регионе, собирали вооруженные отряды вассалов, с к-рыми выступали на войну по призыву короля. К. Л. и его братья принимали меры для ограничения самостоятельности знати, пытались регулировать отношения между сеньорами и вассалами. Так, на совещании в Мерсене (847) Лотарь, Людовик и К. Л. запретили магнатам переходить на службу к др. правителю, а вассалам - переходить к др. сеньору (MGH. Capit. T. 2. P. 68-71).

В отличие от представителей светской знати, к-рые стремились упрочить свое положение и нередко выходили из повиновения королю, церковные иерархи были опорой власти К. Л. Епископы, в основном из церковных провинций Реймс и Санс, служили советниками и посланниками (missi) короля, контролировали деятельность графов и др. должностных лиц. Они оказывали королю материальную помощь, снаряжали военные отряды. Самым влиятельным франк. иерархом, к-рый поддерживал К. Л., был архиеп. Гинкмар Реймсский (845-882). Однако в то же время прелаты выражали недовольство практикой раздачи церковных земель в качестве королевских бенефициев, а также назначением светских аббатов (К. Л. с 867 был светским аббатом крупнейшего франк. мон-ря св. Дионисия под Парижем, а др. светские аббаты, напр. Вивиан, гр. Тура и аббат монастыря св. Мартина в Туре (845-851), являлись его вассалами). Одним из ревностных защитников прав Церкви, выступавшим за ограничение своеволия магнатов, был Луп, аббат монастыря Ферьер (840 - ок. 862). Особым покровительством К. Л. пользовались Реймсская и Осерская кафедры, а также нек-рые крупные мон-ри, прежде всего аббатства св. Дионисия и св. Германа (Сен-Жермен-де-Пре) под Парижем, св. Германа в Осере и монастырь Эльнон (ныне Сент-Аман-лез-О).

Кор. Карл Лысый. Миниатюра из «Золотого кодекса» аббатства св. Эммерама (Münch. Clm. 14000. Fol. 5v). Ок. 870 г.
Кор. Карл Лысый. Миниатюра из «Золотого кодекса» аббатства св. Эммерама (Münch. Clm. 14000. Fol. 5v). Ок. 870 г.

Кор. Карл Лысый. Миниатюра из «Золотого кодекса» аббатства св. Эммерама (Münch. Clm. 14000. Fol. 5v). Ок. 870 г.
Увеличение числа наследников в династии Каролингов и фрагментация франкских королевств порождали междоусобные распри и споры о престолонаследии, усиливали политическую напряженность. Имп. Лотарь I разделил свою часть империи между 3 сыновьями: старшему, Людовику II Итальянскому (825-875; имп.-соправитель с 844), досталась Сев. Италия; средний, Лотарь II (835-869), получил Лотарингию, т. е. земли, расположенные между Западнофранкским и Восточнофранкским королевствами; младший, Карл (845-863), унаследовал Прованс. К. Л., у которого от 1-й жены Эрментруды было 4 сына и 5 дочерей, планировал разделить Западнофранкское королевство между старшими сыновьями: Людовик Заика (846-879) получал Нейстрию, Карл Дитя (ок. 848-866) - Аквитанию. Младшие сыновья К. Л. стали клириками и впоследствии были назначены на важные церковные должности. Наибольшего влияния достиг Карломан (849-876), к-рый получил в управление крупные аббатства св. Медарда в Суасоне, св. Германа в Осере, св. Арнульфа в Меце и др. Юдифь (844-870), старшая дочь К. Л., стала женой Этельвульфа, кор. Уэссекса (839-858), затем его преемника Этельбальда (858-860). Вернувшись в Западнофранкское королевство после смерти 2-го мужа, она бежала к Балдуину, выходцу из фламанд. знати. К. Л. велел схватить их и конфисковал владения Балдуина, но им удалось добраться до Рима и склонить на свою сторону папу Римского Николая I (858-867). Королю пришлось дать согласие на брак; он поручил Балдуину управление сев.-зап. землями королевства, назначив его 1-м графом Фландрии. Др. дочери К. Л. стали монахинями и настоятельницами мон-рей: Ротруда была аббатисой мон-ря св. Радегунды в Пуатье, Эрментруда - монастыря Анон. В 870 г. К. Л. женился на Рихильде, происходившей из знатного лотарингского рода, но дети, родившиеся от этого брака, умерли в младенчестве.

Следуя примеру Карла Великого, К. Л. не желал передавать наследникам полную власть в отведенных им королевствах. Людовик Заика и Карл Дитя оставались номинальными правителями, отец жестко контролировал их владения, запрещал издавать грамоты и чеканить монету. В Аквитании продолжалась борьба с Пипином II, к-рый не признавал условий Верденского договора. После победы сторонников Пипина II над войсками короля (844) его положение упрочилось. В мае 845 г. К. Л. был вынужден признать Пипина, давшего ему клятву верности, правителем большей части Аквитании, он мог издавать грамоты от своего имени и чеканить монету. Однако в 848 г. Пипин не смог защитить г. Бордо, захваченный викингами, и аквитанцы обратились за помощью к К. Л. В 852 г. Пипин II был схвачен Саншем II, герц. Васконии, и передан К. Л., к-рый заключил его в мон-рь. Вскоре Пипину удалось бежать в Аквитанию, где он возобновил борьбу с королем. Стремясь получить поддержку местной знати, К. Л. назначил королем Аквитании своего сына, Карла Дитя, который в 855 г. был помазан на царство в Лиможе. Однако тот попытался править самостоятельно, в 862 г. он женился без разрешения отца. К. Л. вступил в Аквитанию и принудил сына аннулировать брак. В 864 г. Пипин II осадил Тулузу, после чего на собрании прелатов и знати Западнофранкского королевства в Питре был объявлен изменником. Он был схвачен и вновь заключен в мон-рь, где скончался. В том же году во время шуточного сражения с приближенными Карл Дитя был ранен в голову. Вскоре он умер, после чего Аквитания была передана в управление Людовику Заике. К. Л. сохранял за собой полноту власти, назначал должностных лиц и делал пожалования. Пытаясь упрочить власть над Аквитанией, король передал значительные области в управление крупным магнатам. Аквитания была разделена на неск. территориальных образований (Овернь, Пуату, Септимания и др.), наместники которых со временем приобрели значительную самостоятельность.

В отличие от Аквитании Бретань в годы правления К. Л. сохранила единство под властью местных правителей, которые нередко конфликтовали с королем. Номиноэ (846-851) вступил в союз с имп. Лотарем I и Пипином II Аквитанским, разорял земли в долине Луары, нанес поражение К. Л. в битве при Баллоне (22 нояб. 845). Правитель пытался вывести еп-ства Бретани из подчинения архиепископу Турскому, но король и франк. церковные иерархи объявили его действия незаконными. После победы бретонцев над франками в сражении при Женглане (22 авг. 851) К. Л. передал правителю Эриспоэ (851-857) графства Рен и Нант, а также Ре - область южнее устья Луары. Эриспоэ получил в дар королевское одеяние и принес клятву верности К. Л. (Annales Bertiniani. 1883. P. 41). Дальнейшее сближение К. Л. и Эриспоэ (король стал восприемником сына правителя, в 856 обручил сына Людовика Заику с дочерью Эриспоэ) вызвало недовольство бретонской знати, организовавшей убийство правителя. Новый правитель Саломон (857-874) вступил в конфликт с Робертом Сильным, к-рый контролировал долину Луары (Роберт погиб в сражении с бретонцами и викингами, разорившими г. Ле-Ман (867)). В обмен на клятву верности К. Л. согласился передать Саломону графства Авранш и Кутанс, после этого правитель поддерживал дружественные отношения с франками и оказывал им помощь в борьбе против викингов.

Серьезная угроза Западнофранкскому королевству исходила от викингов (норманнов). Еще в 845 г. предводитель викингов Рагнар подошел к Парижу, приказал повесить перед городскими стенами 111 франк. пленников и отступил только после уплаты огромного выкупа. С 50-х гг. IX в. викинги постоянно разоряли богатые земли в долинах Сены и Луары. В тяжелом положении оказались города, расположенные на морском побережье и в нижнем течении крупных рек, напр. Нант и Бордо. Постоянная угроза нападения скандинавов привела к оттоку населения. Бегство крестьян вызывало недовольство знати, требовавшей от короля дать отпор сканд. грабителям, в то время как регулярные платежи викингам опустошали казну. В 859 г. сельское население между Сеной и Луарой взялось за оружие, чтобы противостоять викингам, но представители знати, опасаясь восстания, уничтожили вооружившихся крестьян (Annales Bertiniani. 1883. P. 51). В Питрском эдикте (25 июня 864) К. Л. призвал всех, у кого были лошади и кто мог их содержать, вооружаться и создавать конные отряды. Было предписано строить на реках укрепленные мосты, чтобы преградить кораблям викингов путь вверх по течению. Запрещалось продавать скандинавам оружие и коней, а частным лицам - строить укрепления без разрешения короля. Эдиктом предусматривались также меры для урегулирования монетной чеканки и денежного обращения (Edictum Pistense // MGH. Capit. T. 2. P. 310-328).

Отношения К. Л. с др. франк. королями оставались мирными до 858 г., когда Людовик Немецкий по приглашению местной знати вторгся в Западнофранкское королевство. На его сторону перешли крупнейшие магнаты, аквитанская знать и некоторые прелаты, в т. ч. архиеп. Венилон Сансский. К. Л. укрылся в Бургундии, где его поддержали представители рода Вельфов, родственники имп. Юдифи. Верность К. Л. сохранили западнофранк. епископы во главе с архиеп. Гинкмаром Реймсским, который от лица духовенства церковных провинций Реймс и Руан отказал Людовику Немецкому в повиновении и предложил ему вернуться в свое королевство. Попытка К. Л. захватить королевство Карла Провансальского (861) завершилась неудачей; знать оказала ему сопротивление.

Надежды К. Л. на пересмотр условий Верденского договора подкреплялись тем, что наследники имп. Лотаря I не имели потомства. У имп. Людовика Итальянского и у кор. Лотаря II не было законных сыновей, поэтому Лотарь II пытался аннулировать брак с кор. Теутбергой и жениться на наложнице, от которой у него был сын. Эти попытки встретили резкие возражения Римского папы Николая I, к-рого поддерживали западнофранк. епископы во главе с Гинкмаром Реймсским. Дело об аннулировании брака Лотаря сопровождалось богословскими и каноническими диспутами (см.: Heidecker. 2010). В 862 г. К. Л. и Людовик Немецкий договорились разделить земли Лотаря II, не допустив к наследованию его брата, имп. Людовика Итальянского. Однако после смерти Лотаря II (869) К. Л. воспользовался болезнью Людовика Немецкого и заявил о своих правах на Лотарингию. Он вступил в Мец, где 9 сент. 869 г. состоялась его коронация. Архиеп. Гинкмар Реймсский помазал К. Л. миром, которое, по преданию, было ниспослано свыше св. Ремигию для крещения кор. Хлодвига (Annales Bertiniani. 1883. P. 101-105). Вскоре к К. Л. прибыли посланники папы Адриана II (867-872). Папа запрещал королю вторгаться во владения Лотаря и тем самым нарушать права Людовика Итальянского. Король отверг требования папы и направился в Ахен, где заключил брак с Рихильдой, дочерью гр. Бивина, светского аббата Горце. Но Людовик Немецкий потребовал, чтобы К. Л. немедленно покинул Лотарингию. После переговоров короли заключили соглашение (авг. 870), по которому бóльшая часть Лотарингии, включая Ахен, Кёльн, Мец и Трир, осталась за Людовиком, К. Л. получил зап. часть Лотарингии с городами Туль и Верден, на севере - г. Камбре, а на юге - земли в среднем течении Роны с городами Лион, Вьен и Безансон.

На протяжении многих лет К. Л. безуспешно пытался завладеть Ахеном и Мецем - местами, связанными с памятью о Карле Великом и др. предках династии Каролингов. В последние годы жизни, отказавшись от планов установить контроль над Лотарингией, он решил создать в Западнофранкском королевстве «Новый Ахен», или «Карлополь», к-рый должен был стать центром восстановленной империи. В королевском поместье Компьень, с 60-х гг. IX в. часто служившем зимней резиденцией К. Л., были построены дворец и капелла Девы Марии (по образцу Ахенской капеллы), к-рую освятил папа Иоанн VIII в присутствии мн. епископов. К. Л. богато одарил капеллу, основал при ней капитул из 100 каноников. В капелле были помещены мощи св. Корнелия, еп. (папы) Римского, а также перенесенные из Лиона мощи святых Киприана Карфагенского, Пантелеимона и Сперата (одного из Сциллийских мучеников).

Вскоре после вторжения К. Л. в Лотарингию его сын, аббат Карломан, потребовал передать эти земли ему в качестве особого королевства. Получив отказ, он заручился поддержкой нек-рых магнатов и поднял мятеж, который был жестоко подавлен королем. В 873 г. Карломан был схвачен, ослеплен и заключен в монастырь. Из прямых наследников у К. Л. оставался только Людовик Заика, но он не пользовался доверием отца и расположением знати.

После смерти имп. Людовика II Итальянского (875) К. Л. заявил о своем праве на имп. титул. Он собрал войско и вступил в Италию, опередив Людовика Немецкого. Большая часть итал. знати оказала К. Л. поддержку, его кандидатуру одобрил Римский папа Иоанн VIII. 14 дек. король вступил в Рим, на Рождество 875 г. в базилике св. Петра папа совершил помазание и имп. коронацию (этот день был выбран для церемонии в напоминание об имп. коронации Карла Великого на Рождество 800 г.). На собрании в Павии император принял клятвы верности итал. знати и назначил своим представителем в Италии герц. Бозона, к-рый впосл. женился на дочери покойного имп. Людовика II. Затем К. Л. поспешно вернулся в Западнофранкское королевство, т. к. получил известия о вторжении туда Людовика Немецкого и его сына Людовика Младшего.

В июне 876 г. К. Л. созвал собрание в Понтионе, чтобы убедить прелатов и знать дать ему клятву верности как императору и королю Италии (на собрании присутствовали 7 архиепископов, 42 епископа и 5 аббатов). Мн. церковные иерархи, прежде всего архиеп. Гинкмар Реймсский, и представители знати не одобряли имп. коронацию К. Л., считая ее безответственным поступком. По их мнению, попытки К. Л. вести имперскую политику могли отрицательно сказаться на положении дел в Западнофранкском королевстве. Недостаток ресурсов не позволял К. Л. контролировать Италию, сдерживать натиск восточнофранкских правителей и в то же время поддерживать порядок в королевстве, которое подвергалось нападениям норманнов. Архиеп. Гинкмар Реймсский отрицательно относился к попыткам папы Римского привлечь императора к урегулированию положения в Италии, страдавшей от междоусобиц знати и нападений арабов. Кроме того, архиепископ считал неуместным вмешательство Папского престола в жизнь Франкского гос-ва. В Понтионе легаты огласили распоряжения папы франк. епископам, в т. ч. о назначении Сансского архиеп. Ансегиза, недруга Гинкмара, представителем Папского престола и примасом королевства. Понтионские совещания продолжались почти месяц, но К. Л. удалось добиться от прелатов и знати признания его имп. титула (MGH. Capit. T. 2. P. 347-353; Annales Bertiniani. 1883. P. 128-131). Вскоре после Понтионского собрания было получено известие о смерти Людовика Немецкого (28 авг. 876). К. Л. попытался воспользоваться кончиной брата и присоединить к своим владениям Лотарингию, а также земли по течению р. Рейн. Однако знать Восточнофранкского королевства выступила против него. В битве при Андернахе (8 окт. 876) император потерпел поражение, лишившись войска и казны.

Несмотря на военное поражение, К. Л. согласился помочь папе Иоанну VIII, к-рый неоднократно призывал императора отразить набеги сарацин, угрожавших Риму, и усмирить итал. знать. В июне 877 г. император созвал собрание в Кьерзи, где объявил, что отправляется в Италию, несмотря на сопротивление франк. аристократии. Во время отсутствия К. Л. королевством управлял Людовик Заика, но его полномочия были ограничены - ему следовало действовать в согласии с прелатами и знатью. После возвращения императора Людовик должен был отправиться в Италию. Вероятно, это означало, что К. Л. намеревался сделать своим наследником кого-то другого. Тогда же император распорядился о соблюдении прав Церкви и о порядке назначения на светские и церковные должности. Сыновья вассалов и должностных лиц, отправившиеся с императором в Италию, в случае смерти отца наследовали ему без к.-л. распоряжений со стороны К. Л. или Людовика Заики. Впосл. это распоряжение сыграло важную роль в усилении самостоятельности франк. магнатов (MGH. Capit. T. 2. P. 355-363).

Встретившись с папой Иоанном VIII в Верчелли, К. Л. последовал в Павию, где узнал о прибытии в Италию Карломана, кор. Баварии. В Тортоне папа совершил имп. коронацию Рихильды, жены К. Л., после чего император отправил ее в Западнофранкское королевство. К тому времени франк. магнаты подняли мятеж. Приближение баварского войска заставило папу укрыться в Риме, тогда как К. Л. поспешно покинул Италию. Во время перехода через Альпы он тяжело заболел. По мнению Гинкмара Реймсского, врач императора иудей Седекия дал ему отравленный напиток, после чего К. Л. скончался. Предположение, что К. Л. был отравлен, получило развитие в более поздних источниках (напр., в «Хронике» Регинона Прюмского), но в восточнофранк. Фульдских анналах говорится о смерти императора от дизентерии (Annales Fuldenses sive Annales regni Francorum orientalis / Ed. F. Kurze. Hannover, 1891. P. 90. (MGH. Script. Rer. Germ.; [7]); см.: Nelson. 1996). К. Л. похоронен в аббатстве Нантюа (Annales Bertiniani. 1883. P. 136-137). Впоследствии останки императора в соответствии с его волей перенесли в аббатство св. Дионисия (Reginonis abbatis Prumiensis Chronicon / Ed. F. Kurze. Hannover, 1890. P. 113. (MGH. Script. Rer. Germ.; [50])).

Перед смертью К. Л. назначил наследником Западнофранкского королевства Людовика Заику. Имп. Рихильда вручила ему «меч святого Петра» и королевские одеяния, после чего архиеп. Гинкмар Реймсский совершил коронацию. Людовик Заика отклонил предложение папы Иоанна VIII принять имп. титул, его недолгое правление (877-879) завершилось междоусобицей. Постепенное ослабление королевской власти преемников К. Л. стало признаком упадка династии Каролингов, а воссоздание империи оказалось невозможным.

Кор. Карл Лысый перед Распятием. Миниатюра из Молитвенника Карла Лысого. 60-е гг. IX в.
Кор. Карл Лысый перед Распятием. Миниатюра из Молитвенника Карла Лысого. 60-е гг. IX в.

Кор. Карл Лысый перед Распятием. Миниатюра из Молитвенника Карла Лысого. 60-е гг. IX в.
К. Л. считается последним правителем из династии Каролингов, который пытался проводить имперскую политику, укреплял влияние Церкви, способствовал развитию наук и искусства. Благодаря заботам матери он получил прекрасное образование под рук. Валафрида Страбона. По свидетельству Гинкмара Реймсского, К. Л. с детства изучал богословие, а Фрекульф, еп. Лизьё (825-852), послал имп. Юдифи для обучения сына 2-ю часть написанной им «Всемирной хроники» (PL. 106. Col. 1115-1116). По словам Хейрика Осерского, К. Л. был окружен знатоками наук и искусства, среди которых было немало выходцев из Ирландии (MGH. Poet. T. 3. P. 429). Король поддерживал тесные отношения с крупными богословами и церковными писателями, многие из них давали ему советы по управлению гос-вом. Подражая деду, Карлу Великому, К. Л. придавал большое значение идеологии христ. правления, инициировал обсуждение вопросов, связанных с нравственным обликом и обязанностями государя, источниками его власти. В капитуляриях и синодальных постановлениях, изданных при К. Л., управление гос-вом представлено как особый вид христ. служения. Король и его советники подчеркивали необходимость поддерживать закон и справедливость, мир и порядок. Как и Карл Великий, К. Л. видел среди своих основных задач противодействие порокам и исправление нравов подданных, спасение христ. народа.

Монахи аббатства св. Мартина преподносят Библию Карлу Лысому. Миниатюра 1-й Библии Карла Лысого (Paris. Lat. 1. Fol. 423). 845–846 гг.
Монахи аббатства св. Мартина преподносят Библию Карлу Лысому. Миниатюра 1-й Библии Карла Лысого (Paris. Lat. 1. Fol. 423). 845–846 гг.

Монахи аббатства св. Мартина преподносят Библию Карлу Лысому. Миниатюра 1-й Библии Карла Лысого (Paris. Lat. 1. Fol. 423). 845–846 гг.
Советники К. Л. приводили в пример королю древних государей, воплощавших идеал христ. правителя. Луп Ферьерский в письмах королю призывал управлять с твердостью, не уступать давлению знати, приводя в пример царя Давида, а также рим. имп. Траяна и Феодосия I Великого (MGH. Epp. T. 6. P. 1-126). Анонимный автор «Песни о происхождении народа франков», посвященной К. Л., уподоблял его не только царям Давиду и Соломону, но и великим предкам - св. Арнульфу Мецскому, Карлу Великому и Людовику Благочестивому (Carmen de exordio gentis Francorum // MGH. Poet. T. 2. P. 141-145). В трактатах «О пороках и добродетелях» (Hinkmar von Reims. De cavendis vitiis et virtutibus exercendis / Hrsg. D. Nachtmann. Münch., 1998. (MGH. QGGMA; 16)) и «О личности и служении короля» (PL. 125. Col. 833-856), написанных для К. Л., архиеп. Гинкмар Реймсский подчеркивал, что христианский государь прежде всего должен насаждать порядок и справедливость, исправлять людские нравы и защищать подданных. Мн. авторы призывали К. Л. подражать вере и воинской доблести царя Давида, мудрости и могуществу Соломона, защищать веру, подобно Константину Великому, хранить и утверждать закон, подобно Феодосию Великому. Но главным примером для К. Л. был дед, Карл Великий, чью империю он пытался сохранить и воссоздать. Он применял введенные Карлом образы и понятия, связанные с высшей земной властью христианского императора. Так, после имп. коронации К. Л. использовал печать с надписью: «Обновление империи римлян и франков» (Renovatio imperii Romani et Francorum - Schramm. 1968. S. 132-133). Несмотря на то что близкими помощниками К. Л. были епископы и аббаты, он, как и Карл Великий, не позволял им диктовать политические решения. В послании к папе Адриану II, составленном Гинкмаром Реймсским, К. Л. указывал: «Мы, короли франков, происходящие из рода королей, всегда были не прислужниками епископов, но земными властителями... Божественной волей королям и императорам предназначено властвовать на земле» (MGH. Conc. T. 4. P. 537). Подобно Карлу Великому, К. Л. выступал защитником Папского престола. Помощь папе Римскому и защита Рима были непременной обязанностью императора, исполнение к-рой К. Л. считал более важным, чем управление королевством.

Образ идеального правителя получил отражение в рукописях, выполненных по указанию К. Л. Среди предполагаемых портретов императора самым достоверным считается изображение в Псалтири К. Л., созданной писцом Лиутхардом ок. 870 г. (Paris. lat. 1152. Fol. 3v). К. Л., седой человек с длинными усами и отстраненным взглядом, представлен восседающим на престоле под роскошной сенью, со скипетром и державой в руках; его осеняет благословляющая Божия десница. В надписи на пурпурном фоне К. Л. уподобляется царю Иосии и имп. Феодосию Великому. Наличие благословляющей десницы, указывающее на божественное происхождение власти правителя, а также аллегорические изображения изобилия и процветания характерны для большинства изображений К. Л. В Сакраментарии К. Л. из Меца (Paris. lat. 1141. Fol. 2v) он представлен юным правителем, увенчанным свыше, рядом с ним стоят 2 святителя, скорее всего папы Геласий I и Григорий I Великий, к-рые считались создателями рим. литургии. На миниатюрах т. н. Первой Библии К. Л. (Paris. lat. 1. Fol. 423r), Третьей Библии К. Л. (Roma. San Paolo fuori le mura. Fol. 334v) и «Золотого кодекса» из аббатства св. Эммерама в Регенсбурге (Monac. Clm 14000. Fol. 5v) император восседает на престоле в окружении духовенства, вооруженных вассалов или придворных; фигуры ангелов или святых в верхнем регистре указывают на Божие благоволение и, возможно, на ответственность государя за подданных перед Богом. Тема смирения правителя и жертвы, которую он приносит за народ, раскрывается в миниатюре Молитвенника К. Л. (München. Residenz. Schatzkammer. Fol. 38v - 39r), на которой коленопреклоненный государь простирает руки к распятому Христу.

Роскошь облачений и дворцового убранства, запечатленная на рукописных иллюстрациях, имела определенное символическое значение. После имп. коронации придворные ритуалы К. Л. были ориентированы в т. ч. на визант. образцы, современники отмечали их необычайную пышность. Так, Гинкмар Реймсский при описании церемоний в Понтионе упоминал, что К. Л. появлялся перед присутствующими в роскошных греч. одеяниях в сопровождении имп. аккламаций, под пение «царских лауд» (торжественная литания, использовавшаяся в Каролингском гос-ве со 2-й пол. VIII в.; см.: Kantorowicz E. H. Laudes regiae: A Study in Liturgical Acclamations and Medieval Ruler Worship. Berkeley, 1946). Вероятно, клирики придворной капеллы К. Л. совершали греч. литургию ап. Иакова и литургию свт. Василия Великого (Jacob. 1972). В восточнофранкских Фульдских анналах осуждалось пристрастие императора, «презревшего обычаи франкских королей», к чуждой Западу греч. роскоши (Annales Fuldenses. 1891. P. 86). Тем не менее использование визант. церемониала при дворе К. Л. имело меньшее значение, чем развитие франк. обрядовой практики, прежде всего «королевской литургии». В годы его правления распространяются мессы за государя, членов его семьи и подданных, молитвы благословений государя и т. д. В Сакраментарии К. Л. и некоторых более поздних рукописях к молитве канона мессы «Te igitur» добавлено прошение за «нашего короля и за всех православных, которые чтут кафолическую и апостольскую веру» (Garipzanov. 2008. P. 89-100). К 856 г. относится 1-й известный чин помазания королевы, созданный для коронации Юдифи, дочери К. Л. (MGH. Capit. T. 2. P. 425-427; см.: Smith. 1997). Составление этого и др. чинов коронации обычно приписывается Гинкмару Реймсскому (Jackson R. A. Who Wrote Hincmar's Ordines? // Viator. Turnhout, 1994. Vol. 25. P. 31-52).

Как и другие правители из династии Каролингов, К. Л. считал своей обязанностью хранить чистоту христианской веры и единство Церкви. Он принял активное участие в обсуждении учения о предопределении, к-рое отстаивал Готшальк. Несмотря на то что Луп Ферьерский, Пруденций, еп. Труа († 861), и др. близкие к К. Л. богословы поддержали Готшалька, король согласился с Гинкмаром Реймсским, резко осудившим его учение. Др. важной богословской темой было учение о Евхаристии. В 50-х гг. IX в. по просьбе К. Л. мон. Ратрамн из Корби изложил православное учение в соч. «О Теле и Крови Господа» (PL. 121. Col. 103-170). Трактат с аналогичным названием посвятил королю Пасхазий Радберт (PL. 120. Col. 1255-1350). При дворе К. Л. работал Иоанн Скот Эриугена, который пользовался особым покровительством короля, несмотря на враждебное отношение к нему Гинкмара Реймсского, Пруденция и Флора Лионского, обвинявших Эриугену в ереси. По просьбе К. Л. Эриугена перевел с греч. языка «Ареопагитики», автором к-рых в то время считался св. Дионисий Парижский (см. Дионисий Ареопагит), а затем - «Первую Амбигву» прп. Максима Исповедника. Узуард, монах аббатства св. Германа в Париже, по просьбе К. Л. составил «исторический» мартиролог, который приобрел широкое распространение и использовался на Западе до XVI в. Особое внимание К. Л. уделял епископской кафедре и аббатству св. Германа в Осере, где находились школа и крупный скрипторий. Хейрик Осерский посвятил королю составленное им стихотворное Житие св. Германа (BHL, N 3458).

Ист.: Annales Bertiniani / Ed. G. Waitz. Hannover, 1883. (MGH. Script. Rer. Germ.; [4]); Nithardi Historiarum libri IV / Ed. E. Müller. Hannover, 1907. (MGH. Script. Rer. Germ.; [44]); Recueil des Actes de Charles II le Chauve, roi de France / Éd. G. Tessier. P., 1943-1955. 3 vol.
Лит.: Calmette J. La diplomatie carolingienne du traité de Verdun à la mort de Charles le Chauve (843-877). P., 1901; Levillain L. Le sacré de Charles le Chauve à Orléans // Bibliothèque de l'École des chartes. P., 1903. Vol. 64. P. 31-53; Lot F., Halphen L. Le règne de Charles le Chauve (840-877). P., 1909; Classen P. Die Verträge von Verdun und von Coulaines, 843, als politische Grundlagen des westfränkischen Reiches // Hist. Zschr. Ser. 3. 1963. Bd. 196. S. 1-35; Gaehde J. E. The Bible of San Paolo fuori le Mura in Rome: Its Date and Its Relation to Charles the Bald // Gesta. N. Y., 1966. Vol. 5. P. 9-21; Schramm P. E. Kaiser, Könige und Päpste: Gesammelte Aufsätze zur Geschichte des Mittelalters. Stuttg., 1968. Bd. 2; Ullmann W. The Carolingian Renaissance and the Idea of Kingship. L., 1969; Schlesinger W. Zur Erhebung Karls des Kahlen zum König von Lotharingen 869 in Metz // Landschaft und Geschichte: FS für F. Petri zu seinem 65. Geburtstag. Bonn, 1970. S. 454-475; Jacob A. Une lettre de Charles le Chauve au clergé de Ravenne? // RHE. 1972. Vol. 67. N 2. P. 409-422; Devisse J. Hincmar, archevêque de Reims, 845-882. Gen., 1975-1976. 3 vol.; Wallace-Hadrill J. M. A Carolingian Renaissance Prince: The Emperor Charles the Bald // Proc. of the British Academy. Oxf., 1978. Vol. 64. P. 155-184; idem. The Frankish Church. Oxf.; N. Y., 1983. P. 241-257; McKitterick R. The Frankish Church and the Carolingian Reforms, 789-895. L., 1977; eadem. Charles the Bald (823-877) and His Library: The Patronage of Learning // EHR. 1980. Vol. 95. N 374. P. 28-47; eadem. Manuscripts and Scriptoria in the Reign of Charles the Bald, 840-877 // Giovanni Scoto nel suo tempo: L'organizzazione del sapere ina età carolingia: Atti del XXIV Convegno storico internazionale (Todi, 11-14 ottobre 1987). Spoleto, 1989. P. 201-234; Nelson J. L. Kingship, Law and Liturgy in the Political Thought of Hincmar of Reims // EHR. 1977. Vol. 92. N 363. P. 241-279; eadem. «Not Bishops' Bailiffs but Lords of the Earth»: Charles the Bald and the Problem of Sovereignty // The Church and Sovereignty, c. 590-1918: Essays in Honour of M. Wilks / Ed. D. Wood. Oxf.; Camb. (Mass.), 1991. P. 23-34; eadem. Charles the Bald. L., 1992; eadem. La mort de Charles le Chauve // Médiévales. Saint-Denis, 1996. Vol. 31. P. 53-66; Deshman R. The Exalted Servant: The Ruler Theology of the Prayerbook of Charles the Bald // Viator. Turnhout, 1980. Vol. 11. P. 385-432; Charles the Bald: Court and Kingdom: Papers Based on a Colloquium Held in London in April 1979 / Ed. M. T. Gibson, J. L. Nelson. Oxf., 1981. Aldershot, 1990 2; Ward E. F. Caesar's Wife: The Career of the Empress Judith, 819-829 // Charlemagne's Heir: New Perspectives on the Reign of Louis the Pious / Ed. P. Godman, R. Collins. Oxf., 1990. P. 205-227; Diebold W. J. Verbal, Visual, and Cultural Literacy in Medieval Art: Word and Image in the Psalter of Charles the Bald // Word and Image: A Journal of Verbal/Visual Enquiry. L. etc., 1992. Vol. 8. P. 89-99; idem. The Ruler Portrait of Charles the Bald in the S. Paolo Bible // The Art Bull. N. Y., 1994. Vol. 76. N 1. P. 6-18; Smith J. M. H. Province and Empire: Brittany and the Carolingians. Camb., 1992; Staubach N. Rex christianus: Hofkultur und Herrschaftspropaganda im Reich Karls des Kahlen. Köln, 1992-1993. Tl. 1-2; Riché P. The Carolingians: A Family Who Forged Europe / Transl. M. I. Allen. Phil., 1993. P. 189-205; Dutton P. E., Kessler H. L. The Poetry and Paintings of the First Bible of Charles the Bald. Ann Arbor, 1997; Smith J. A. The Earliest Queen-Making Rites // Church History. Chicago etc., 1997. Vol. 66. N 1. P. 18-35; Bernard J.-L. La chapelle palatine carolingienne de Compiègne, de Sainte-Marie à Saint-Corneille // Bull. de la Société historique de Compiègne. 2005. Vol. 39. P. 329-395; Racinet S. Les débuts de la collégiale: De Charles le Chauve à Hugues Capet // Ibid. P. 39-50; Garipzanov I. H. The Symbolic Language of Authority in the Carolingian World (c. 751-877). Leiden; Boston, 2008; Heidecker K. J. The Divorce of Lothar II: Christian Marriage and Political Power in the Carolingian World / Transl. T. M. Guest. Ithaca (N. Y.), 2010.
А. А. Королёв
Ключевые слова:
Короли франков Европа. Правители Карл Лысый (823-877), король западных франков (с 840), император (с 875)
См.также:
КАРЛ ВЕЛИКИЙ (747/8 - 814), кор. франков, кор. лангобардов, герц. Баварии, имп. (с 800)
КАРОЛИНГИ династия королей и императоров
ГУНТРАМН († 592), св. (пам. зап. 28 марта), кор. франков. 4-й сын кор. Хлотаря I от Ингунды
ДАГОБЕРТ I (ок. 608 - 19.01.638/9), франк. кор. Австразии (с 623), Нейстрии и Бургундии (c 629)
ДАГОБЕРТ II († 679), мч. (пам. зап. 23 дек.), кор. франков
ИОАНН III [Юхан, Йохан] (1537-1592), кор. Швеции в 1568/69-1592 гг., с 1577 или 1581 г. вел. князь Финляндский, церковный реформатор