Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ГОРГОНИЙ И ДОРОФЕЙ
Т. 12, С. 101-104 опубликовано: 20 августа 2009г.


ГОРГОНИЙ И ДОРОФЕЙ

[греч. Γοργόνιος, Δωρόθεος; лат. Gorgonius, Dorotheus] († 303), мученики Никомидийские (пам. 3 сент., 28 дек.; пам. зап. 9 сент.). В РПЦ почитаются в дружине сщмч. Анфима, еп. Никомидийского (пам. 3 сент.).

В «Церковной истории» Евсевия Кесарийского говорится, что мн. христиане, в т. ч. Г. и Д., достигли высоких должностей при дворе Диоклетиана. Но во время гонений при этом императоре они пострадали одними из первых вместе с др. придворными, среди к-рых по имени известен только Петр. В подробном описании его мучений упоминается, что Г. и Д. после различных пыток были задушены. Руфин Аквилейский (IV-V вв.), переводивший с сокращениями и дополнениями 3 последние книги «Церковной истории» Евсевия Кесарийского, добавляет, что Д. был препозитом царской опочивальни (должность, занимаемая евнухами), начальником и наставником в вере мч. Петра. Равную должность занимал Г. Они присутствовали при пытках Петра и, обличив имп. Диоклетиана, исповедали себя христианами. Император приказал подвергнуть их тем же испытаниям и задушить. Эти детали, возможно, были позаимствованы Руфином из несохранившегося «Мученичества Горгония и Дорофея».

Лактанций (De mort. Persecut. 14-15) пишет, что пытки и казни христиан из числа придворных происходили после 2 пожаров в никомидийском дворце Диоклетиана. 23 февр. 303 г., накануне этого события, появился 1-й эдикт императора против христиан, гонения начались после 1-го пожара, особенно жестокие и массовые формы они приняли после 2-го пожара. Евсевий Кесарийский предполагает, что Г. и Д. пострадали после 1-го пожара.

В Мартирологе блж. Иеронима (1-я ред.- 1-я пол. V в.) имя Г. с уточнением, что он был евнухом, повторено в дружине с Д. под 12 марта, кроме того, память «Горгония царедворца» дважды отмечена под 10 марта, и оба раза с ошибками: в 1-м случае он назван Никейским, во 2-м - Никомидийским, но с др. дружиной. В Сирийском Мартирологе (кон. IV в.) память Г. значится отдельно под 11 марта, память Д. вместе с др. Никомидийскими мучениками (в т. ч. с Петром) - под 12 марта (адара).

В древнейшем календаре Римской Церкви Depositio Martyrorum (ок. сер. IV в.) (у болландистов и архиеп. Сергия (Спасского) - «Бухериев» или «Римско-Бухерианский календарь» (Месяцеслов. Т. 1. С. 40-41)) под 9 сент. отмечена память Г. на Лабиканской дороге в катакомбах «между двух лавров», более известных как катакомбы Петра и Марцеллина. Почитание Г. в этом месте подтверждается археологическими данными: сохранилась фреска IV-V вв. с изображением Христа в виде агнца в окружении мучеников Петра, Марцеллина, Тивуртия и Г. На Лабиканской дороге над захоронением Г. находилась стихотворная эпитафия из 5 гекзаметров папы Дамаса I. В средние века ее перенесли в ц. Сан-Мартино аи Монти, но во время перестройки храма в XVIII в. она была утрачена. Из сохранившегося текста известно, что на Лабиканской дороге совершалось богослужение в честь Г. и находилось его захоронение. В Сакраментарии папы Римского свт. Геласия I (492-496) под 9 сент. помещена служба Г., к-рая отсутствует в Сакраментарии папы Григория I Великого (Двоеслова) (590-604). Она сохранилась только в кодексах смешанного геласианско-григорианского типа.

Не существует единого мнения относительно того, упоминается ли в источниках один и тот же мученик - Г. Никомидийский (его останки были перезахоронены в Риме), придворный Диоклетиана, или это разные святые: один - Г. Никомидийский (пам. 11, 12 марта), придворный Диоклетиана, пострадавший в 303 г., другой - Г., почитавшийся в Риме (пам. 9 сент.) с сер. IV в., но сведений о нем не сохранилось. Первая т. зр. господствовала на Западе в средневековье, позже ее обосновал болландист К. Сюискен, предположивший, что останки Г. кем-то из родственников были перенесены в Рим, на его родину, вскоре после кончины святого. В источниках эта гипотеза не подтверждается. Перенесение останков Г. в Рим должно было произойти по крайней мере до сер. IV в., чтобы его почитание могло утвердиться. Т. о., празднование 9 сент. указанной памяти Г. в Мартирологе блж. Иеронима следует считать днем перенесения его мощей, а 11 или 12 марта - днем казни. Архиеп. Сергий (Спасский) рассматривает факт перенесения мощей Г. как очевидный (Там же. Т. 3. С. 525).

Однако совр. зап. ученые четко разделяют сведения о мучениках, выделяя Г. Римского и Г. (вместе с Д.) Никомидийского с указанием, что его мощи сохраниться не могли, т. к., по сообщению Евсевия Кесарийского, тела казненных были извлечены из могил и брошены в море. Однако Евсевий не уточняет, произошло ли то же самое с Г.: его тело, согласно теории Сюискена, могло быть сразу же увезено в Рим для погребения. В позднем визант. «Мученичестве Инда и Домны» (BHG, N 822z - 823a), приписываемом Симеону Метафрасту (X в.), говорится, что Домна извлекла тела Г. и брошенных с ним в море Петра и Инда и захоронила. Но «Мученичество...» не является достоверным памятником: так, в нем говорится, что Д. был обезглавлен, Г. утоплен в море, а не задушен. Это дало болландистам основание предполагать, что существовали еще и другие Горгоний и Дорофей Никомидийские.

С X в. «Мученичество Инда и Домны» стало основой всех синаксарных сказаний о Никомидийских мучениках с упоминанием Г. и Д. под 28 или 30 дек. Кроме того, под 30 сент. помещается память той же дружины Никомидийских мучеников с небольшим расхождением в составе, но имена Г. и Д. присутствуют. Под этим числом и под 3 дек. была помещена служба этим мученикам по уставам Великой ц. и Евергетидскому. В синаксарных заметках либо в одном сказании рассказывается о всех святых, упомянутых в «Мученичестве Инда и Домны», либо текст разбивается на неск. отдельных сказаний о каждом мученике или группе мучеников, но помещаются они всегда под одним и тем же числом календаря. Так, в Минологии Василия II (под 28 дек.) содержится память Г. и Д. вместе с мучениками из числа тех, кто не пострадали от огня. «Мученичество Инда и Домны» представляет собой компиляцию из различных более ранних агиографических сочинений, одним из к-рых могло быть гипотетически существовавшее «Мученичество Дорофея и дружины», причем в версии, отличной от той, к-рой мог пользоваться Руфин Аквилейский. Согласно этому тексту, придворные убедили имп. Максимиана Галерия, что ему не справиться с христианами, пока они есть среди придворных. Император вызвал к себе Д. и др. христиан, из к-рых по имени названы Мардоний и Мигдоний, евнух Инд, Петр и Г., и потребовал отречься от Христа. Однако они предпочли оставить царскую службу, но не отреклись от своей веры. Разгневанный император приказал их пытать и бросить в темницу. Сщмч. Анфим, еп. Никомидийский, чтобы укрепить их веру, отправил мученикам увещательное послание, но диакон (не назван по имени, в синаксарях - Феофил), к-рый нес его, был схвачен. Имп. Максимиан после безрезультатного допроса Д., диакона и др. узников приказал всех казнить. Д. обезглавили, Г., Инда и Петра утопили в море. Через нек-рое время Домна извлекла тела из воды и погребла у городской стены в Никомидии, на том месте, где был казнен Д.

Расхождения с сообщениями Евсевия Кесарийского и Руфина Аквилейского заключаются в обстоятельствах смерти Г. и Д. и в определении времени события. По тексту «Мученичества Инды и Домны» это произошло на 2-м году правления имп. Максимиана Галерия, т. е. в 307 г. Центральное место в повествовании отведено Д., Г. упомянут только 1 раз. Отсутствует он и в заключительном списке всех мучеников, о к-рых говорилось в тексте. Этот список в неск. измененном виде воспроизведен также в «Мученичестве Анфима» (пам. 3 сент.; BHG, N 134y-135c), приписываемом Симеону Метафрасту (BHG, N 135). Однако там отсутствуют имена Г. и Д. Свт. Димитрий Ростовский в переложении Метафрастова «Мученичества Анфима» добавил их имена в список, что стало основанием для внесения в календарь РПЦ памяти Г. и Д. под 3 сент. вместе со сщмч. Анфимом, но в более ранних греко-слав. памятниках их память приходится на 28 или 30 дек. (как исключение, еще на 3 дек.) и на 30 сент.

Почитание в Западной Церкви

В визант. источниках ничего не говорится о мощах Г. и Д., но к IX в. на Западе сформировалось мнение, что мощи Г. были перенесены из Никомидии в Рим и погребены на Лабиканской дороге, откуда с сер. VIII в. их частицы увозили в разные страны Европы, гл. обр. на север Франции и Германии.

Впервые о перенесении мощей Г. в Рим сообщается в Малом Римском Мартирологе (сер. IX в.), где под 9 сент. отмечена память не только Г., но и Д. Под 12 марта из всей дружины Никомидийских мучеников из Мартиролога блж. Иеронима оставлен только мч. Петр Никомидийский. В Мартирологе Адона Вьеннского под 9 сент. есть подробное сказание о Г. и Д., основанное на «Церковной истории» Евсевия Кесарийского в переводе Руфина Аквилейского, но сообщается, что их подвергли тем пыткам, к-рые перенес мч. Петр, видимо на основании текста Руфина Аквилейского. Говоря о перенесении мощей Г. в Рим, Адон Вьеннский допускает неточность, называя местом его погребения Латинскую дорогу. Он считает 9 сент. днем кончины мучеников, что опущено в Мартирологе Узуарда, к-рый во всем остальном следует за Адоном Вьеннским.

Расхождения относительно дня памяти продолжались и в текстах IX в. Так, старший современник Адона Вьеннского Флор Лионский, опиравшийся при составлении мартиролога не на совр. ему рим. традицию, а на авторитет Беды Достопочтенного, внес традиц. дни памяти из Мартиролога блж. Иеронима, поместив под 12 марта Г. и Д. с мч. Петром в Никомидии, а под 9 сент. одного Г. без указания места мученичества. Опиравшийся на Беду Достопочтенного составитель мартиролога Рабан Мавр (IX в.) указал лишь Г. в Риме под 9 сент. Оба этих автора не отождествляли почитавшегося в Риме Г. с Никомидийским мучеником (впрочем, Рабан Мавр перепутал Г. Никомидийского с одноименным святым из числа 40 Севастийских мучеников). Эти авторы старались более или менее точно следовать зафиксированной ранее традиции. Их современник Вандальберт Прюмский посвятил Г. под 9 сент. неск. строк в стихотворном мартирологе и назвал местом его страдания Рим. Болландист Сюискен не согласен со столь однозначным пониманием стихов Вандальберта Прюмского, смысл к-рых может измениться в зависимости от расстановки знаков препинания (Suyskenus C. De SS. Dorotheo et Gorgonio martyribus, Comm. Praev. § 25 // ActaSS. Sept. T. 3. P. 333), и тогда Рим можно считать местом, откуда почитание Г. пришло в Галлию. Неоднозначным является также и поэтическое изложение страданий Г. и Д., сделанное ок. сер. X в. Флодоардом, посвятившим этим мученикам одну из глав в произведении «О триумфах Христа в Италии». Сначала он назвал местом погребения Никомидийских мучеников катакомбы «между двух лавров», затем упомянул, что Г. похоронен на Латинской дороге.

Автор описания перенесения мощей Г. из Рима в аббатство Горце, составленного в сер. X в., не указал, откуда по происхождению был Г. Из письма Милона, еп. Минденского (969-996), вместе с к-рым было послано «Мученичество Горгония и Дорофея» аббату Горце Иммону (978), следует, что у монахов не было точных сведений о Г., мощи к-рого хранились в их обители.

По указанию еп. Милона Минденского, вероятно Адальбертом, еп. Магдебургским (иногда авторство приписывается Адальберту Пражскому), было составлено первое полное лат. мученичество Г. и Д. на основе Мартиролога Адона Вьеннского. Автор дополнил текст похвалами, вымышленными диалогами, вступительной частью, повествующей о гонении в Никомидии, и окончанием, где кратко сообщается о перенесении мощей Г. из Рима в Горце и Минден. В тексте говорилось, что мощи Г. были перенесены на запад, а мощи Д. остались у вост. христиан. Существенным добавлением является сюжет о том, что тела мучеников были брошены на растерзание зверям, но те их не тронули. В западноевроп. агиографических источниках XIII-XV вв. встречаются переложения из Адальбертова мученичества Г. и Д.

Др. анонимное лат. мученичество, где говорится только о Г., возможно, было создано в Риме не ранее XII в. Согласно тексту, при имп. Максимиане в Никомидии жил некий благочестивый Г., к-рый за свою святость получил от Бога дар исцелять различные болезни, и к нему отовсюду стекались люди, к-рые в знак благодарности даже хотели провозгласить его царем, но он отказался. О нем донесли Максимиану, и тот приказал отправить его в темницу и пытать огнем. Но по Божией воле огонь гас. Тогда император приказал утопить Г. в море, однако ангел подхватил Г. и донес до гавани. Чудесным образом Г. оказался в Риме, где, прожив неск. дней, мирно скончался и был погребен на Лабиканской дороге. Этот памятник представляет собой рим. народную легенду на основе комбинаций сюжетов из различных сказаний о мучениках. Эта версия мученичества Г. не получила признания в зап. собрании житий святых - «Золотой легенде».

Мощи Г. в Европе

В связи с тем что частицы мощей Г. находились во мн. религ. центрах, почитание Г. было более распространено, чем почитание Д. До сер. VIII в. мощи Г. находились в Риме на Лабиканской дороге в катакомбах «между двух лавров». В 764 г. еп. Меттиса (совр. Мец) Хродеганг получил в дар от папы Павла I частицы мощей Г. На пути из Рима он остановился в Агауне (совр. Сен-Морис, кантон Вале, Швейцария), в мон-ре св. Маврикия, где мощи Г. были похищены у него местными монахами, и, чтобы вернуть реликвию, понадобилось вмешательство кор. Пипина Короткого. Через год мощи были переданы Хродегангом в основанный им (749) мон-рь Горце. С этого момента покровителями мон-ря наряду с ап. Петром и первомч. Стефаном стал Г. Перенесение его мощей праздновалось 12 марта, видимо, потому, что на этот день приходилась память Г. и Д. по Мартирологу блж. Иеронима. С сер. IX в. дни памяти были разделены: 9 сент.- память Г. и Д., 12 марта - память перенесения мощей. Минденский бревиарий 1516 г., отражающий более раннюю традицию, указывает 11 марта (вместо 12 марта, когда отмечается память свт. Григория Двоеслова) как день перенесения мощей Г. в минденский кафедральный собор. Когда мощи Г. попали в Минден, точно неизвестно, перенесены они были из Горце не позже сер. X в. При еп. Адальбероне Мецском (927-964) возник вопрос, где находится большая часть мощей Г., в Горце или Миндене, к-рый остался нерешенным, т. к. мученик чудесным образом воспрепятствовал еп. Адальберону и бывшим с ним клирикам вскрыть его раку. Эти сведения стали известны из повествования о «Перенесении мощей и чудесах Горгония в Горце», написанном неким монахом из Горце приблизительно в то же время, когда епископом в Меце был Адальберон, а настоятелем в Горце - св. Иоанн (его необоснованно называли автором этого произведения). В этом повествовании также рассказывается о перенесении Хродегангом мощей Г. из Рима.

В средневек. Минденской хронике под 952 г. упоминается об освящении в честь Г. перестроенного кафедрального собора, к-рый и ранее был под небесным покровительством Г., возможно, потому, что его мощи находились здесь уже в IX в. Они могли быть переданы собору Миндена монахами Горце еще при Карле Великом, к-рому Минденская хроника приписывает заботу об обогащении св. реликвиями новой епископии при основании кафедры в Миндене в кон. VIII в. В 1052 г. собор сгорел и находившиеся в нем мощи, кроме мощей Марии Магдалины, погибли. Хотя он был быстро восстановлен еп. Энгильбертом и по-прежнему оставался под покровительством Г., о пребывании мощей мученика здесь ничего не известно до 1174 г., когда герц. Саксонии Генрих Лев передал собору драгоценную раку для руки Г. Эта рука, видимо, была незадолго до этого получена из Горце еп. Анноном, посетившим это аббатство для поклонения мученику. Тогда же, по сообщению Минденской хроники, Ода, мать еп. Аннона, передала собору 2 покрова с изображениями страданий ап. Петра и Г., где была вышита стихотворная надпись в честь Г. и Д. В этой же хронике рассказывается о множестве чудес, совершенных Г. в Миндене. Сюжет о поражении мечом нечестивого Минденского еп. Вольмария (Вольмара) (1094), видимо, был навеян средневек. зап. иконографической традицией изображать Г. в виде вооруженного рим. воина или средневек. рыцаря. Подобная статуя (XIV в.) до наст. времени хранится в сокровищнице минденского собора. В 1088 г. аббат Горце Генрих поместил главу и отдельные части мощей Г. в новую драгоценную раку. В Горце они пребывали до 1542 г. В 1542-1543 гг. мон-рь был разорен сначала протестантами, потом герцогом Лотарингским во время междоусобицы. В 1552 г. он был полностью разрушен франц. войсками кор. Генриха II. Мощи Г. были перенесены в Понт-а-Мусон. В 1580 г. Горце был восстановлен как коллегиальная церковь каноников, а в 1595 г. сюда были возвращены мощи Г., к-рые продолжали храниться здесь до Французской революции 1789-1799 гг. и пропали после окончательного упразднения мон-ря в 1790 г.

Часть мощей Г. находилась в катакомбах на Лабиканской дороге до понтификата папы Григория IV (827-844), к-рый, по словам Анастасия Библиотекаря, перенес их оттуда в перестроенный им ораторий свт. Григория Двоеслова при ц. ап. Петра на Ватиканском холме. Он посвятил Г., Севастиану и Тивуртию особый алтарь. Историк Церкви Ц. Бароний видел этот алтарь с мощами Г. в кон. XVI - нач. XVII в. В 1848 г. частицы мощей Г. были переданы приходской церкви в Аноре (близ Камбре, Франция), освященной в честь Г. в 1723 г. по просьбе общины.

В средние века частицы мощей Г. находились в аббатствах Клюни, Пуйон и Ретель во Франции, куда они, видимо, попали из Горце. В кафедральном соборе г. Мец с нач. XVII в., возможно, находилась глава мученика. 9 сент. 1649 г. Ж. Б. Боссюэ (впосл. один из идеологов галликанизма) произнес здесь проповедь в день памяти Г., к-рая опиралась на сообщение Евсевия Кесарийского. Глава Г., вероятно, попала сюда после XI в.

С 847 г. часть мощей Г. находилась также в Мармутье (мон-рь св. Мартина) в Туре, куда они были принесены аббатом Рейнальдом из Рима. Сохранилось сочинение анонимного монаха из Мармутье, современника события, о перенесении мощей и бывших во время его чудесах (ActaSS. Mart. T. 2. Col. 56-58). Автор отождествляет Г. с одним из Севастийских мучеников и пишет, что его мощи были перенесены из Рима из ц. мц. Цецилии (Кикилии), т. о., его информацию нельзя считать достоверной. Вероятно, в Тур были перенесены частицы мощей Г. с Лабиканской дороги, где они могли оставаться и после понтификата Григория IV.

Ист.: Euseb. Hist. eccl. VIII 1, 6; BHL, N 3614-3621, 3622; MartHieron. P. 24, 30-31, 117; MartRom. P. 387; SynCp. Col. 94, 349-358; Depositio martyrum // PL. 127. Col. 123; Vetus romanorum martyrologium // Ibid. 123. Col. 167; Ado Viennensis. Martyrologium // Ibid. 123. Col. 351C; Usuardus Sangermanensis. Martyrologium // Ibid. 124. Col. 451-456; Wandalbertus Prumiensis. Martyrologium // Ibid. 121. Col. 610A; Flodoardus. De Christi Triumphis apud Italiam, 5 // Ibid. 135. Col. 749B; Anastasius Bibliothecaruis. Historia de vitis pontificum romanorum // Ibid. 128. Col. 1281-1282; ActaSS. Sept. T. 3. P. 328-355 [Мученичество Адальберта и перенесение мощей Г. в Горце]; Ibid. Mart. T. 2. P. 31-33, 106-108 [замечания о Г. и др. Никомидийских мучениках]; Ibid. Febr. T. 3. P. 866; Breviarium Syriacum / Ed. L. Duchesne MartHieron. P. 54 [рус. пер.: Древний вост. месяцеслов // Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 1. C. 619-620]; Delehaye H. Commentarius perpetuus in MartHieron. // ActaSS. T. 2/2. P. 497-498; St. Indae et Domnae // PG. 116. Col. 1037-1082; St. Anthimii // Ibid. 115. Col. 173-174; PG. 117. Col. 229-232 [Минологий Василия II]; Poncelet A. L'Auteur et les sources de la Passion des st. Gorgone et Dorothee // AnBoll. 1899. T. 18. P. 5-21 [Ep. Adalberti ad Milonem. P. 6-7; Ep. Milonis episcopi Mindonensis ad Gorzienses. P. 17-19]; Лактанций. О смертях гонителей, 13-15 / Пер.: В. М. Тюленев. СПб., 1998. C. 155-161 [лат. текст с. 63-66]; ЖСв. Сент. С. 61-72.
Лит: De Rossi G. B. La Roma Sotteranea cristiana R., 1864. T. 1. P. 178-179; Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 2. C. 304, 375, 395, 398; Т. 3. C. 525; Leclercq H. Nicomedie // DACL. Vol. 12. Col. 1240-1243; idem. Pierre et Marcellin, Catacomb de Saints // Ibid. Vol. 14. Col. 982, 986, 988-989; Aubert R., Platelle H. Gorgon (3) // DHGE. Vol. 21. Col. 760-761; Sauget J.-M. Gorgonio e Doroteo // BiblSS. T. 7. Col. 125-129; Лебедев А. П. Эпоха гонений на христиан и утверждение христианства в греко-римском мире при Константине Великом. М., 1994р. C. 170-171; Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης).῾Αγιολόγιον. Σ. 98.
Д. В. Зайцев
Ключевые слова:
Святые Русской Православной Церкви Мученики и мученицы Русской Православной Церкви Святые Римско-католической Церкви Мученики Римско-католической Церкви Мощи святых Почитание святых в Римско-католической Церкви Святые неразделенной Церкви Горгоний и Дорофей († 303), мученики Никомидийские (пам. 3 сент., 28 дек.; пам. зап. 9 сент.)
См.также:
ИППОЛИТ (1-я пол. III в.), мч. Римский (пам. 13 авг.)
АВУДИМ († ок. 299), мч. Тенедосский (пам. 15 или 16 июля)
АЛЕКСАНДР РИМСКИЙ († нач. IV в.), мч. Дризипарский (пам. 13 мая, греч. 25 февр., зап. 27 марта)
АЛЬБАН БРИТАНСКИЙ (Веруламский), св., первомученик Англии (пам. 23 авг., зап. 22 июня)
АНАСТАСИЙ († 304), мч. Салонский (пам. 25 окт., 5 дек., пам. зап. 25 или 26 авг., 7 сент.)
АНТОНИЙ (Антонин), мч. Апамейский (пам. 9 нояб., греч. 10 нояб., зап. 2 или 3 сент.)
АПОЛЛОНИЙ (III в.), мч. Иконийский (10 июля)
АСКАЛОН († ок. 304), мч. Антинойский (пам. 20 мая, копт. 20 янв., зап. 23 янв.)
ВАРВАР ВОИН, ВАКХ, КАЛЛИМАХ, ДИОНИСИЙ († ок. 362), мученики (пам. 6 мая, пам. зап. 14 мая)
ВАРВАРА († ок. 306), вмц. (пам. 4 дек., пам. зап. 15, 17 дек.)
ВИКТОР (II в.), мч. (пам. 11 нояб., пам. зап. 14 мая)
ВИКТОР И СОСФЕН († ок. 304), мученики Халкидонские (пам. 16 сент., пам. зап. 10 сент.)
ВИКТОРИН,ВИКТОР, НИКИФОР, КЛАВДИЙ, ДИОДОР, СЕРАПИОН, ПАПИЙ мученики Коринфские (пам. 31 янв., 10 марта, пам. греч. 5 апр., пам. зап. 25 февр.)
ВИФЛЕЕМСКИЕ МЛАДЕНЦЫ мученики, убиенные по приказу царя Ирода в Вифлееме (пам. 29 дек., пам. зап. 28 дек.)
ВОНИФАТИЙ РИМСКИЙ († 290), мч. Тарсийский (пам. 19 дек., пам. зап. 14 мая)
ГРИГОРИЙ I ВЕЛИКИЙ [Двоеслов] папа Римский, отец и учитель Церкви (ок. 540 - 604), свт. (пам. 12 марта; в совр. католич. Церкви 3 сент.- день интронизации)