Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ГЕРМАН
Т. 11, С. 237-239 опубликовано: 10 февраля 2011г.


ГЕРМАН

[фин. Herman] (Аав [эст. Aav]; 2.09.1878, с. Хелламаа, о-в Моон (Муху), Эстляндская губ.- 14.01.1961, Куопио, Финляндия), архиеп. Карельский и всей Финляндии (1925-1960), первый Предстоятель автономной Финляндской Православной Церкви (ФПЦ). Род. в семье псаломщика и школьного учителя эстонца Василия Аава. Получив начальное образование в церковноприходской школе на о-ве Эзель (Сааремаа), в 1889 г. поступил в Рижское ДУ. С 1894 по 1900 г. учился в Рижской ДС, по окончании был назначен псаломщиком в ц. св. Марии Магдалины в Гапсале (Хаапсалу), где совмещал служение на приходе с преподаванием в местной школе. В 1904 г. женился и в этом же году Рижским и Митавским архиеп. сщмч. Агафангелом (Преображенским) рукоположен во диакона и иерея с назначением на приход в с. Лелле. В 1907-1911 гг. служил настоятелем прихода в с. Вяндра, с 1911 по 1923 г. был настоятелем прихода в Мустьяле на о-ве Сааремаа, где на него было возложено послушание благочинного Сааремского округа. Во время первой мировой войны и нем. оккупации Эстонии прот. Г. Аав был вынужден сочетать пастырское служение с работой в различных гражданских ведомствах. После провозглашения независимости Эстонской республики и образования автономной Эстонской Православной Церкви (10 мая 1920) прот. Герман вошел в состав ее церковного управления. В 1921 г. овдовел, сохранив за собой попечение над 6 детьми.

В 1922 г. на Соборе автономной Эстонской Православной Церкви прот. Г. Аав был определен на викарную Нарвскую кафедру. В июне того же года на состоявшемся в Сортавале (Сердоболе) Соборе духовенства ФПЦ, к-рая 11 февр. 1921 г. получила от Патриарха Московского свт. Тихона статус автономии, прот. Г. Аав был избран викарным епископом с титулом «Сортавальский». Под давлением фин. правительства, требовавшего полной независимости Финляндской Церкви от Московского Патриархата, церковное управление ФПЦ приняло решение образовать собственную иерархию и добиваться от К-польского Патриархата статуса автокефалии. Несмотря на протесты Финляндского и Выборгского архиеп. Серафима (Лукьянова), заявлявшего о неканоничности избрания без его согласия викарного епископа, церковное управление ФПЦ утвердило кандидатуру прот. Г. Аава и обратилось к К-польскому Патриарху Мелетию IV (Метаксакису) с просьбой совершить над ним хиротонию. В мае 1923 г. прот. Г. Аав принял финское гражданство и переехал в Финляндию.

Еп. Герман (Аав). Фотография. Нач. 30-х гг. ХХ в.
Еп. Герман (Аав). Фотография. Нач. 30-х гг. ХХ в.

Еп. Герман (Аав). Фотография. Нач. 30-х гг. ХХ в.

После переговоров, состоявшихся между делегацией ФПЦ и Синодом К-польского Патриархата, 6 июля 1923 г. Патриархом Мелетием был подписан томос, подтверждавший право ФПЦ на автономию. Однако Патриарх Мелетий подчеркнул несвоевременность предоставления ей автокефалии и подтвердил временный характер принятия ФПЦ в К-польский Патриархат - до нормализации церковной жизни в России. Вопреки протестам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви за границей (4-6 июня 1923), Синод К-польского Патриархата счел нужным удовлетворить просьбу церковного управления ФПЦ о рукоположении епископа. 8 июля 1923 г. Патриарх Мелетий и архиереи К-польского Патриархата совершили хиротонию прот. Г. Аава во епископа Сортавальского без его предварительного пострижения в монашество (по др. данным, Г. был пострижен в рясофор).

В нояб. 1923 г. Собор ФПЦ назначил Г. епископом Карельским. 14 нояб. того же года Патриарх свт. Тихон и Свящ. Синод РПЦ приняли постановление, согласно к-рому временное окормление ФПЦ К-польским Патриархатом признавалось более не имеющим необходимости и объявлялось о возвращении ФПЦ в юрисдикцию Московского Патриархата, но 15 февр. 1924 г. Г. и церковное управление ФПЦ направили Патриарху свт. Тихону извещение, в к-ром заявили о своем окончательном переходе в К-польский Патриархат. В том же году под предлогом принятия нового закона об офиц. языке архиеп. Серафим был отстранен от управления Финляндской Церковью и выслан из Финляндии. На состоявшемся в 1925 г. Соборе духовенства Г. был избран Предстоятелем ФПЦ с титулом «архиепископ Карельский и всей Финляндии».

Одним из первых осуществленных Г. мероприятий была реформа церковного календаря. Под давлением правительства Финляндии, заинтересованного в одновременном праздновании Пасхи и др. христ. праздников всеми христ. конфессиями страны, а также ввиду принятых К-польским Патриархатом на «Всеправославном конгрессе» 1923 г. решений о введении т. н. новоюлианского календаря Г. предписал всем мон-рям и приходам ФПЦ перейти на новый стиль и зап. пасхалию. В 1924 г. Г. впервые совершил пасхальные богослужения по зап. календарю, что вызвало смущение у мн. правосл. клириков и мирян, увидевших в этом нарушение канонических правил (о правилах празднования Пасхи см. в ст. Вселенский I Собор). Особо острое неприятие календарных реформ, приведшее к расколу и непризнанию юрисдикции Г., было отмечено в находившемся с 1917 г. на территории Финляндии Спасо-Преображенском Валаамском муж. мон-ре, где в сент. 1925 г. большинство насельников мон-ря отказались участвовать в совершавшихся Г. богослужениях.

Помимо председательства в церковном управлении Г. участвовал в работах различных комиссий (миссионерской, богослужебной, по делам монашествующих, по межцерковным связям, по делам церковных музеев и б-к) и проводил политику «национализации» ФПЦ, полагая необходимым удалить из церковной жизни все, что свидетельствовало бы о «русском влиянии». На проводившихся с 1926 г. по инициативе Г. съездах духовенства принимались решения по переводу надписей на иконах с церковнослав. на фин. язык; изменению внешнего вида облачений священнослужителей по греко-католич. образцам; отмене обязательного ношения священниками рясы и восьмиконечного «русского» креста, вместо к-рого был введен четырехконечный крест, крепившийся на цепочке, составленной из соединенных между собой свастик; духовенству дозволялось остригать волосы и брить бороды, женатым клирикам разрешалось ношение обручальных колец на левой руке; при строительстве правосл. храмов предписывалось брать за образцы лютеран. кирхи или придерживаться визант. стиля и др. В то же время политика «национализации» способствовала развитию миссионерства среди карелов Финляндии благодаря переводу богослужебных книг и духовной лит-ры на фин. язык. Уделяя особое внимание церковному пению, Г. участвовал в работе по муз. гармонизации переведенных богослужебных текстов и в 1930 г. создал при церковном управлении специальные курсы по подготовке регентов.

В 20-30-х гг. Г. участвовал в международных церковных конференциях в Риге (1924) и Праге (1928), активно развивал дружественные отношения с Православными Церквами в Эстонии и Латвии. По предложению Г. в 1937 и 1938 гг. в Сортавале проходили встречи правосл. иерархов Прибалтики, на к-рых совместно с Таллинским митр. Александром (Паулусом) и Рижским митр. Августином (Петерсоном) решались вопросы унификации богослужения и его переводов на национальные языки, развития приходской жизни и миссионерской деятельности, создания общего для всей Прибалтики высшего богословского учебного заведения, экуменических контактов с католиками и лютеранами. В 1935 г. К-польский Патриарх Фотий II наградил Г. правом ношения белого клобука.

После советско-финляндской войны 1939-1940 гг., во время к-рой Г. призывал молиться о победе Финляндии, значительная часть правосл. приходов Карелии, Валаамский, Коневский и Трифонов Печенгский мон-ри оказались на территории СССР; братия мон-рей и более 50 тыс. правосл. жителей этих земель были эвакуированы в Финляндию. После кратковременной фин. оккупации Вост. Карелии во время второй мировой войны, в 1944 г., Вост. Карелия окончательно вошла в состав СССР. Одной из основных для Г. задач в этот период стало решение проблем, связанных с окормлением оказавшихся в Финляндии правосл. беженцев. В 1940 г. в Папинниеми (близ Куопио) для размещения братии Валаамского и Коневского мон-рей был основан Нововалаамский мон-рь; в 1949 г. Г. добился от правительства Финляндии обязательств по обеспечению строительства храмов для вновь созданных беженцами правосл. общин.

Перед окончанием второй мировой войны ряд клириков и мирян ФПЦ, а также бо́льшая часть братии Валаамского и Коневского мон-рей направили прошения о принятии их в РПЦ, что заставило Г. искать пути сближения с Московским Патриархатом. Весной 1945 г. Г. обратился к Патриарху Алексию I с письмом, в к-ром поздравил его с избранием на Патриарший престол и отметил необходимость разрешения проблем, связанных с каноническим статусом ФПЦ. В послании 8 мая 1945 г. Патриарх Алексий выразил пожелание о возвращении ФПЦ в юрисдикцию Московского Патриархата. В ответном письме 14 июня Г. предложил не поднимать этот вопрос до урегулирования взаимоотношений между СССР и Финляндией.

Осенью 1945 г. для присоединения братии Валаамского мон-ря, а также для проведения переговоров с Г. о восстановлении канонических связей между Московским Патриархатом и ФПЦ в Финляндию был направлен Ленинградский и Новгородский митр. Григорий (Чуков). 3 окт., во время встречи Г., Гельсингфорсского еп. Александра (Карпина) и членов церковного управления ФПЦ с митр. Григорием, была достигнута договоренность о проведении Собора ФПЦ для принятия решения о воссоединении с Московским Патриархатом.

2 нояб. 1945 г. Г. направил Патриарху Алексию послание, в к-ром отметил обеспокоенность среди карельской части его паствы в отношении возможной «русификации» ФПЦ, и в качестве условий для воссоединения с РПЦ выдвинул сохранение автономии для Финляндской Церкви с дозволением празднования Пасхи по новому стилю. В ответе Патриарх Алексий подчеркнул, что эти опасения вызваны не опасностью «русификации», а несовместимым с Православием национализмом; автономия ФПЦ, дарованная еще Патриархом Тихоном, будет сохранена; в ФПЦ возможно сохранение нового стиля для «непереходящих» праздников, но не для Пасхи, т. к. вопрос зап. пасхалии требует обсуждения всей Вост. Церковью и не подлежит решению РПЦ (ГАРФ. 6991. Оп. 7. Д. 138. Л. 28-30).

В частном письме Патриарху (16 июля 1946) Г. выразил просьбу считать его сущим в молитвенном общении с РПЦ. В авг. 1946 г. Патриарх направил Г. приглашение посетить Москву, что дало бы возможность ускорить процесс восстановления канонических связей между Церквами. Однако осенью того же года делегация ФПЦ отказалась от визита в СССР, заявив при этом об огромной пользе для ФПЦ, к-рую принесло ей пребывание в юрисдикции К-польского Патриархата. В марте 1947 г. Г. заявил о «неактуальности» для ФПЦ вопроса о возвращении в Московский Патриархат. Исходя из соображений икономии, в нач. 1948 г. Свящ. Синод РПЦ через митр. Григория (Чукова) довел до сведения Г. суждение о возможности предоставления ФПЦ автокефалии в случае ее возвращения в юрисдикцию РПЦ. Также Г. было направлено приглашение принять участие в Совещании Глав и представителей Поместных Православных Церквей (8-19 июля 1948) в Москве. В свою очередь Г. вновь обещал вынести на обсуждение планировавшегося в сент. 1948 г. Собора ФПЦ предложение о воссоединении с РПЦ, но отклонил приглашение посетить Москву, а в авг. 1948 г. отменил созыв Собора ФПЦ, перенеся его проведение на авг. 1950 г. Состоявшийся под председательством Г. Собор ФПЦ (16-29 авг. 1950) постановил отложить обсуждение вопроса о воссоединении с Московским Патриархатом до следующего Собора 1955 г., при этом большую поддержку получило предложение не менять статус ФПЦ и остаться в юрисдикции К-польского Патриархата.

Для окончательного решения вопроса о каноническом положении ФПЦ в нач. 50-х гг. со стороны РПЦ неоднократно проводились переговоры с К-польским Патриархом Афинагором I (Спиру), Г. и представителями церковного управления ФПЦ. 19 мая 1954 г. Патриарх Афинагор заявил об отсутствии к.-л. необходимости в изменении юрисдикции ФПЦ, что повлияло на решение Собора 1955 г., постановившего не вносить изменений в ее канонический статус. 30 апр. 1957 г. Свящ. Синод РПЦ ради братской любви к К-польскому Патриархату и ФПЦ постановил «предать забвению все канонические споры и недоразумения», имевшие место между ФПЦ и РПЦ, признать статус-кво ФПЦ и передать в ее юрисдикцию Нововалаамский мон-рь. 7 мая того же года Г. и Крутицкий и Коломенский митр. Николай (Ярушевич) подписали постановление о восстановлении молитвенно-канонических отношений между Церквами.

1 июля 1960 г. в связи с обострением болезни Г. ушел на покой. Отпевание Г., состоявшееся 17 янв. 1961 г. в Никольском кафедральном соборе Куопио, возглавил архиепископ Карельский и всей Финляндии Павел (Олмари-Гусев) в сослужении с Гельсингфорсским еп. Александром и многочисленным духовенством ФПЦ. Погребен на городском кладбище Куопио.

Арх.: ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 7. Д. 138.
Соч.: Женщина: ее значение и роль в жизни. Сортавала, 1929; Elämän myrskyssä. Savonlinna, 1940; Elämän matkaajille, Kuopio, 1941; Naisen voima. Kuopio, 1942; Loistakoon valonne! Porvoo, 1951; Ahdistuksessa kärsivällisinä. Jyväskylä, 1950-1953. Т. 1-2; Katoamaton nuoruus. Kuopio, 1959.
Лит.: Шишкин А. Поездка Ленинградского митр. Григория в Финляндию (сент.-окт. 1945 г.) // ЖМП. 1945. № 11. С. 5-13; Ведерников А. В. Горькие плоды церк. разделения: (К положению Правосл. Церкви в Финляндии) // Там же. 1951. № 12. С. 34-43; Буевский А. С. Патриарх К-польский Мелетий IV и РПЦ // Там же. 1953. № 3. С. 33-35; Николай (Ярушевич), митр. Радостное событие: (Финляндия, 3-11 мая 1957 г.) // Там же. 1957. № 6. С. 17-20; Павинский Б., прот. Архиеп. Герман: [Некролог] // Там же. 1961. № 3. С. 76-77; Скурат К. Е. Финляндская Православная Церковь // Там же. 1979. № 8. С. 55-56; Purmonen V., pappi. Arkkipiispa Hermanin elämä: Ortodoksisen kirkon vaiheita Virossa ja Suomessa. Kuopio, 1986; Кырлежев А. И. Архиеп. Герман - Предстоятель Финляндской Православной Церкви // ЖМП. 1990. № 4. С. 55-58.
В. В. Т.