Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ГЕОРГИЙ ТРАПЕЗУНДСКИЙ
Т. 11, С. 82-84 опубликовано: 19 января 2011г.


ГЕОРГИЙ ТРАПЕЗУНДСКИЙ

[греч. Γεώργιος ὁ Τραπεζούντιος] (3.04.1395, Кандия, совр. Ираклион, Крит - ок. 1472/73, Рим), греко-итал. ученый-гуманист. Уроженец венецианского Крита; прозвище Трапезундский получил потому, что из г. Трапезунд происходил его прапрадед; как писал Г. Т., «…я не италиец, но критянин, хотя и имею прозвище Трапезундский». Ок. 1416 г. молодым, но уже образованным человеком он эмигрировал в Италию. Наделенный лингвистическим талантом, Г. Т. в совершенстве овладел искусством устной и письменной лат. речи, что позволило ему не только сделать на чужбине блестящую карьеру, но и войти в круг итал. гуманистов. В 1426 г. он присоединился к католич. Церкви. Г. Т. был горячим сторонником соединения Церквей и принимал участие в Ферраро-Флорентийском Соборе (1438-1439). Летом или ранней осенью 1437 г., накануне Собора, он написал визант. имп. Иоанну VIII Палеологу письмо, в к-ром предупреждал, что если уния не будет достигнута, то и Вост., и Зап. Церкви обречены на уничтожение. В 1457 г., когда провал флорентийской унии уже стал очевиден, Г. Т. послал духовенству Крита трактат в поддержку миссии папского инквизитора Симона, к-рый должен был добиться от греков выполнения обещаний, данных во Флоренции. Выступая как преданный апологет Зап. Церкви, Г. Т. убеждал критских священников признать главенство папы Римского и принять Filioque.

В Италии Г. Т. преподавал ученым-гуманистам греч. и лат. языки, поэзию и риторику. В 1440 г. ему удалось поступить на службу в папскую канцелярию в качестве писца. Через 4 года он получил пост папского секретаря, к-рый занимал до 1451 г. (при папах Евгении IV, Николае V и Павле II). Г. Т. пользовался покровительством пап и высокопоставленных членов курии. Он снискал славу одного из самых выдающихся учителей, преподающих studia humanitatis (набор дисциплин, куда входили грамматика, риторика, поэзия, история, моральная и политическая философия), и одного из лучших переводчиков с греческого. Г. Т. гордился знанием лат. языка и считал себя лучшим лат. ритором среди современников. Свои сочинения, относящиеся ко мн. областям знания, он предпочитал писать на латыни. Обладая горячим темпераментом, яркий и амбициозный ученый, он легко приобретал как поклонников своего таланта, так и врагов.

Богословские и философские воззрения

Г. Т. был непримиримым противником философии Платона, к-рую считал несовместимой с христ. верой и опасной для христианства. В 1457 г. он написал один из самых известных трактатов - Comparationes philosophorum Aristotelis et Platonis (Сравнение философов Аристотеля и Платона). Г. Т. не столько сравнивает философские учения Аристотеля и Платона, сколько противопоставляет их в качестве тезы и антитезы: с одной стороны, он примиряет философию Аристотеля с догматами христ. веры, с другой - осуждает платонизм как учение, враждебное христианству. Догматы христианства являются теми критериями, с к-рыми Г. Т. подходит к наследию великих античных философов. Он доказывает, что философия Аристотеля по всем пунктам созвучна христ. вере, и считает его посланным Богом для подготовки людей к принятию Свящ. Писания и пришествию Спасителя. Г. Т. почтительно называет Аристотеля «ангелом природы», полагая, что Стагирит проповедовал бессмертие души, творение из ничего (ex nihilo) и последовательный монотеизм; он даже считал, что философу было даровано знание догмата о Св. Троице. Трактат вызвал бурную полемику в интеллектуальных кругах Италии, известную как спор аристотеликов и платоников. Этот спор уходит корнями в интеллектуальную историю Византии. Однако один из самых ярких эпизодов полемики начался в XV в., когда в 1439 г. Георгий Гемист Плифон во время Собора во Флоренции опубликовал трактат «О различиях Аристотеля и Платона» (De differentiis Aristotelis et Platonis). Дискуссия продолжалась ок. 30 лет и окончилась в 1472 г., со смертью одного из главных ее участников - кард. Виссариона. Практически все интеллектуалы того времени посчитали своим долгом высказать мнение по поводу предмета спора. Критика платонизма со стороны Г. Т. вызвала переосмысление философии Платона в последующие десятилетия (Академия Платона во Флоренции, М. Фичино). Т. о., Г. Т. вошел в историю как яростный противник философии Платона и убежденный сторонник Аристотеля.

Один из самых образованных гуманистов, Г. Т. защищал средневек. зап. схоластику, в частности схоластику доминиканцев. Он высоко ставил Доминиканский орден, особенно 2 его представителей - Альберта Великого и Фому Аквинского. Его восхищали изощренные попытки доминиканцев примирить философию Аристотеля с христианством.

По политическим взглядам Г. Т. был сторонником той формы республиканского правления, к-рая существовала в то время в Венеции. Он полагал, что отцы-основатели Венеции взяли за идеал теорию смешанного правления, описанную в «Законах» Платона, и в совершенстве воплотили этот идеал в жизнь. Г. Т. первым в период Ренессанса разработал концепцию идеального смешанного правления на примере Венеции, концепцию, к-рой суждено было переродиться в один из величайших мифов совр. политической теории. Т. о., классический политический миф о Спарте породил при посредничестве Г. Т. ренессансный политический миф о Венеции. Г. Т. утверждал, что изучение античных авторов полезно в качестве подготовки к политической деятельности. Он восхищался Цицероном, правда несколько подменяя его идеал оратора-философа идеалом оратора-политика.

На Г. Т. большое влияние оказало изучение эсхатологических пророчеств и астрологии. Нек-рые из его произведений дают основания полагать, что он ощущал в себе пророческий дар. Г. Т. пытался предсказывать будущее Римским папам и, более того, полагал, что может предвидеть будущее всего человечества. В падении К-поля (1453) он видел знак наступления последних времен и был уверен в том, что султан Мехмед II Завоеватель избран Богом для того, чтобы покорить весь мир и объединить человечество в «одной вере, одной Церкви и одном царстве». Желая помочь Мехмеду, Г. Т. посылал ему письма и трактаты. Более того, в 1465 г. он отправился в К-поль, чтобы лично встретиться с тур. султаном и попытаться обратить его в христианство. Прожект Г. Т. был утопичен, и обращения к султану остались без ответа, зато по возвращении в Рим (март 1466) он был заподозрен в протур. интригах и провел 4 месяца в тюрьме, пока его не освободили по ходатайству папы Павла II. «Пророчества» философа с Крита не были оценены ни в Риме, ни в К-поле.

В трактатах и письмах к тур. султану Г. Т. выступал как последовательный сторонник мирного исламо-христ. диалога, исключающего критику религии противоположной стороны. Он сформулировал методы и принципы плодотворного общения мусульман и христиан. Г. Т. можно назвать теоретиком мирного межрелиг. диалога; его позиция по этому вопросу во многом созвучна взглядам Иоанна из Сеговии и Николая Кузанского. Г. Т. адресовал тур. султану 3 богословских трактата: «Об истинности христианской веры», «О вечной славе самодержца и его мировом владычестве» и «О божественности Мануила».

Литературные труды

Благодаря переводам и комментариям Г. Т. Европа получила на века вперед произведения античных и визант. авторов: Демосфена, Клавдия Птолемея, Евсевия Кесарийского, святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Наряду с Фичино Г. Т. был крупнейшим переводчиком Платона эпохи Ренессанса; в то же время он перевел на лат. язык большинство произведений Аристотеля.

Г. Т. сформулировал принципы перевода, к-рым пытался следовать. Он полагал, что научные тексты необходимо переводить настолько буквально, насколько это возможно; в то же время не надо впадать в крайность средневек. переводчиков, к-рые дословными переводами искажали тексты и делали их непонятными. Т. о., в переводах Г. Т. стремился быть верным смыслу греч. текста, но не погрешать при этом против лат. грамматики. Он считал, что переводчик не вправе навязывать свое понимание текста, поэтому темные места он переводил буквально, а свои соображения предлагал в форме маргиналии. Переводы Аристотеля Г. Т. сопровождал комментариями, проявив себя одним из лучших знатоков этого философа среди своих современников.

Г. Т. был плодовитым и разносторонним автором. Помимо множества его трудов по философии, богословию, астрономии и астрологии следует отметить также трактат по риторике в 5 книгах (Rhetoricorum libri V), в к-ром Г. Т. познакомил итал. гуманистов с визант. риторической традицией. Более того, он попытался уподобить ее западной, объясняя лат. авторов при помощи визант. терминов. Эта работа была первым крупным сводом лат. ораторов со времен античности. Трактат принес автору международное признание. Так, во Франции возник кружок интеллектуалов под названием Georgiani, они почитали Г. Т. как величайшего мастера красноречия. Трактат Isagoge dialectica (Введение в диалектику) стал первым в истории Ренессанса учебником по логике. Среди астрономических работ Г. Т. следует выделить его обширные комментарии к «Альмагесту» Клавдия Птолемея. Г. Т.- автор службы св. Харалампию.

Г. Т. является ярким представителем как визант., так и ренессансной итал. культуры.

Соч.: Comparationes philosophorum Aristotelis et Platonis. Venetiis, 1523. Fr./M., 1965r; Ζώρας Γ. Γεώργιος ὁ Τραπεζούντιος καὶ αἱ πρὸς ῾Ελληνοτουρκικὴν συνεννόησιν προσπάθειαι αὐτοῦ. ᾿Αθῆναι, 1954. Σ. 93-165 [«Об истинности христ. веры»]; Mohler L. Kardinal Bessarion. Paderborn, 1942. Bd. 3. S. 278-432 [«Против Феодора Газы»]; Mercati A. Le due lettere di Giorgio da Trebisonda a Maometto II // OСP. 1943. Vol. 9. P. 65-99; Collectanea Trapezuntiana: Texts, Documents and Bibliographies of George of Trebizond / Ed. J. Monfasani. N. Y., 1984; George de Trébizond. De la vérité de la foi des chrétiens / Ed. et trad. A. Th. Khoury. Altenberge, 1987. (Corpus islamo-christianum. Ser. Graeca; 1).
Лит.: PLP, N 4120; Zeno A. Giorgio Trapezunzio // Giornale de' letterati d'Italia. 1713. T. 16. P. 414-446; Emerau C. Hymnographi byzantini // EO. 1923. Vol. 22. P. 427; Mercati A. Notiziola sulla famiglia di Giorgio da Trebisonda // OCP. 1954. Vol. 11. P. 227-228; Vasoli C. La dialettica di Giorgio Trapezunzio // Atti e memorie dell'Accad. Toscana di Sciense e Lettere «La Colombaria». 1959/1960. T. 10. P. 299-327; Irmscher J. Georgios von Trapezunt als griechischer Patriot // Actes du 12e Congr. intern. d. Études Byzantines. Belgrad, 1964. Vol. 2. P. 353-363; Garin E. Giorgio di Trebisonda e la difesa del Medioevo // Storia d. letteratura italiana / Dir. E. Cecchi, N. Sapegno. Mil., 1966. Vol. 3. P. 51-55; idem. Il platonismo come ideologia della sovversione europea: La polemica antiplatonica di Giorgio Trapezunzio // Studia Humanitatis: E. Grassi zum 70. Geburtstag / Hrsg. E. Hora u. E. Kessler. Münch., 1973. S. 113-120; Khoury A. Th. Georges de Trebizonde, avocat de l'union politico-religieuse de l'Islam et du Christianisme. Louvain, 1971; Ciszewski M. «Aristotelizm chrześcijański» Jerzego z Trapezuntu // Studia Mediewistyczne. 1974. T. 15. S. 3-69; Ravegnani G. Nota sul pensiero politico di Giorgio da Trebisonda // Aevum. 1975. Vol. 49. P. 310-329; Monfasani J. George of Trebizond: A Biography and a Study of His Rhetoric and Logic. Leiden, 1976; Balivet M. Deux partisans de la fusion religieuse des chrétiens et des musulmans au XVe s.: le turc Bedreddin de Samavna et le grec George de Trebizond // Βυζαντινά. 1980. Τ. 10. Σ. 363-396; idem. Pour une concorde islamo-chrétienne: Démarches byzantines et latines à la fin du Moyen-Âge (de Nicolas de Cues à George de Trébizonde). R., 1997, 19992; Медведев И. П. Визант. гуманизм XIV-XV вв. СПб., 19972. С. 83-89, 97-98, 184, 303-304, 311; он же. Падение Константинополя в греко-итал. гуманистической публицистике XV в. // Византия между Западом и Востоком. СПб., 1999. С. 291-332; он же. Визант. «диссидентство» как виновник крушения империи: мнение Георгия Трапезундского (XV в.) // Историческая роль К-поля: (В память о 550-летии падения визант. столицы): Тез. 16-й Всерос. науч. сессии византинистов. М., 29-30 мая 2003 г. М., 2003. С. 72-74; Лобовикова К. И. Христианство, иудаизм и ислам в трактате Георгия Трапезундского «О вечной славе самодержца и его мировом владычестве» // АДСВ. 2003. Вып. 34. С. 399-414; она же. Георгий Трапезундский о роли Великой Схизмы в истории Визант. империи // Византия и Запад: (950-летие схизмы христ. Церкви. 800-летие захвата К-поля крестоносцами): Тез. докл. 17-й Всерос. науч. сессии византинистов. М., 26-27 мая 2004 г. М., 2004. С. 109-111; она же. Проблемы тур. завоевания и ислама глазами Георгия Трапезундского (XV в.): АКД. Екатеринбург, 2005.
К. И. Лобовикова
Ключевые слова:
Гуманисты Ферраро-Флорентийский Собор Деятели Римско-католической Церкви Георгий Трапезундский (1395 - ок. 1472/73), греко-итальянский ученый-гуманист
См.также:
ЖЕРСОН Жан (1363 - 1429), средневек. богослов, проповедник, деятель Соборного движения
АВРААМИЙ ( кон. XIV в. – 1448), еп. Суздальский, участник Ферраро-Флорентийского Собора
АГРИППА НЕТТЕСГЕЙМСКИЙ [Генрих Корнелий] (1486-1535), нем. гуманист, врач, теолог и натурфилософ, увлекавшийся магией и мистикой
АДАЛЬБЕРТ († 1072), архиеп. Гамбургский и Бременский (c 1043), церк. и полит. деятель средневек. Германии
АДАМ БРЕМЕНСКИЙ († 1-я пол. 80-х гг. XI в.), каноник кафедр. собора в Бремене (с 1066 или 1067), преподаватель, историограф, географ
АДЕЛАРД БАТСКИЙ (oк.1070 – после 1146), средневековый философ и богослов английского происхождения
АКВАВИВА Клаудио (1543–1615), генерал ордена иезуитов с 1581 г.
АЛЬБОРНОС Эгидий (1302-1367), кардинал и гос. деятель периода "Авиньонского пленения пап"