Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ГЕДИМИН
Т. 10, С. 520-524 опубликовано: 15 ноября 2010г.


ГЕДИМИН

(ум. зимой 1340/41), вел. кн. литов., сын вел. кн. литов. Пукувера (или Будивида), младший брат вел. кн. литов. Витеня. Правление Г.- важный этап в истории Литовского великого княжества, время заметного увеличения территории и роста его политического значения. Отсутствие местных документальных источников и совр. местного летописания не позволяет дать характеристику того, как Г. управлял страной. Более поздняя историческая традиция связывает с именем Г. основание городов Вильно (Вильнюса), к-рый при нем стал столицей Литовского княжества, и Ст. Трок. О стремлении Г. укрепить свою власть свидетельствует сохранившееся описание его печати - изображение мужа, восседающего на троне, с короной и со скипетром в руках и надпись: «S. Dei gratia Gedemini lethwinorum et ruthenor. reg.». Наибольшее количество сведений, сохранившихся в источниках, к-рые были созданы в др. странах, характеризуют прежде всего внешнюю политику Г., его отношения с соседями Великого княжества Литовского. Главные внешнеполитические успехи Г. связаны с его политикой по отношению к древнерус. землям, лежавшим на восток и юг от его гос-ва.

Вильно. Вид на Замковую гору с башней Гедимина и Пречистенский собор. Фотография. Нач. ХХ в.
Вильно. Вид на Замковую гору с башней Гедимина и Пречистенский собор. Фотография. Нач. ХХ в.

Вильно. Вид на Замковую гору с башней Гедимина и Пречистенский собор. Фотография. Нач. ХХ в.
В кон. XIII в. в Великое княжество Литовское входила этническая территория Литвы и территория совр. Зап. Белоруссии. Уже при предшественнике Г.- его старшем брате Витене - в состав Литовского гос-ва вошел один из главных центров Вост. Белоруссии - Полоцк. В начале правления Г. здесь сидел его брат Воин, а в 30-х гг. XIV в.- сын Г. кн. Наримант (Глеб). Власть Г. распространялась и на др. земли Вост. Белоруссии. Так, в Витебске сидел сын Г. Ольгерд, женившийся на дочери местного князя. Вошел в зону политического влияния Литвы и Минск, в 1326 г. его кн. Василий упоминается как один из послов Г. в Новгороде. По-видимому, власть литов. вел. князя распространилась и на Полесье, к-рое ранее было объектом борьбы между правителями Литвы и Галицко-Волынского княжества (см. Галицкая Русь). По свидетельству составленного в окружении Витовта «Origo regis», при разделе наследия Г. между его сыновьями Наримант получил Пинск.

Одним из важных объектов внешней политики Г. стало граничившее с его владениями Галицко-Волынское княжество. Литов. вел. князь стремился овладеть входившей в состав этого княжества Берестейской землей. По-видимому, для того, чтобы противостоять литов. наступлению, последние галицкие князья из династии Романовичей Андрей и Лев Юрьевичи заключили соглашения о союзе с Тевтонским (Немецким) орденом. В нач. 20-х гг. XIV в. отношения между княжествами улучшились. Сын Г. Любарт (Димитрий) женился на дочери владимирского кн. Андрея и поселился в Луцке на Волыни, где он щедро одарил местную епископскую кафедру. В 1321 г. галицко-волынские князья и Г. оказывали военную помощь польск. кор. Владиславу I Локетку. Позднее, как полагают нек-рые исследователи, дело дошло до войны между Литвой и Галицко-Волынским княжеством, в к-рой князья Андрей и Лев погибли. Именно тогда Г. мог овладеть Берестейской землей, к-рая в сер. XIV в. входила в состав Великого княжества Литовского.

Возведение на галицкий трон после гибели князей Андрея и Льва Юрьевичей Болеслава (Юрия) (сына мазовецкого кн. Тройдена) при поддержке Владислава Локетка произошло в то время, когда наметилось сближение между Литвой и Польшей, поэтому исследователи полагают, что этот шаг был предпринят с согласия Г. В 1330 г. Г. и Болеслав оказывали помощь Владиславу Локетку в войне с Тевтонским орденом. В 1331 г. состоялся брак Болеслава и дочери Г., получившей в крещении имя Евфимия. Любарт находился на Волыни и после смерти Болеслава в апр. 1340 г. выступил с притязаниями на его наследство. Укрепление в правление Г. литов. власти на территории Вост. Белоруссии привлекло в зону политического влияния Литвы Смоленскую землю. В состав литов. посольства в Новгород в 1326 г. вместе с Воином и минским кн. Василием входил и один из смоленских князей - Федор Святославич, ставший, очевидно, уже к этому времени вассалом Г. В кон. 30-х гг. XIV в., при заключении договора с Тевтонским орденом, смоленский вел. кн. Иван Александрович признал себя «братом молодшим» Г.

Княжение Г. принесло также значительное усиление литов. влияния в Сев.-Зап. Руси, прежде всего в Пскове, к-рый, не получая поддержки из Новгорода в борьбе с нем. рыцарями, обратился за помощью к наместнику Гродно кн. Давиду. В 1323 г. он отправился в поход с псковичами «и плени землю Немецькую до Колываня», затем освободил Псков от осады нем. войск. В 1327 г. на княжение в Пскове сел спасавшийся бегством от татар вел. кн. мч. Александр Михайлович Тверской. Под давлением Орды и выполнявших ее волю рус. князей Александр Михайлович уехал в 1329 г. в Литву, а через полтора года (1331) снова сел в Пскове «из литовския руки». Он занимал псковский стол в течение 10 лет (с перерывами). Утверждение литов. влияния в Пскове вызвало враждебную реакцию в Новгороде, к-рый в 1323 г. даже заключил договор с Ливонским орденом, направленный против Литвы и Пскова. Дело дошло до войны между Новгородом и Литвой, к-рая завершилась миром в 1326 г., когда литов. посольство во главе с Воином посещало Новгород.

В нач. 30-х гг. XIV в., в условиях обострения отношений между Новгородом и московским вел. кн. Иоанном I Даниловичем Калитой, дело дошло до сближения Новгорода с Литвой и Псковом. Архиеп. Василий Калика в 1333 г., после 7-летнего перерыва, посетил Псков и крестил сына вел. кн. Александра - буд. вел. кн. Михаила Александровича. В том же году в Новгород приехал Наримант Гедиминович, к-рому передали в управление зап. пограничные земли Новгородского гос-ва - Ладогу, Орешек, Корельскую землю. Литов. князь должен был защищать эти владения от возможных нападений шведов. Хотя позднее и происходили какие-то столкновения, в 1335 г. вел. кн. Иоанн Калита собирался из Новгорода идти походом на Псков, а литовцы «воеваша» в районе Торжка, выделенные пригороды вплоть до 1338 г. оставались под властью Нариманта, державшего в качестве наместника в Орешке старшего сына - кн. Александра.

На северо-востоке Г. стремился вовлечь в орбиту своего влияния Тверскую землю. Первым шагом в этом направлении стал заключенный зимой 1319/20 г. брак вел. кн. тверского мч. Димитрия Михайловича Грозные Очи и дочери Г., в крещении названной Марией. Поддерживал связи с Литвой и брат Г. Александр, укрывшийся там от татар после восстания 1327 г. Г. стремился установить связи с Москвой, к-рая после событий 1327 г. стала самым сильным из княжеств Сев.-Вост. Руси. В 1333 г. был заключен брак между старшим сыном Калиты Симеоном Иоанновичем Гордым и дочерью Г. кнж. Айгустой (в крещении Анастасией).

Стремление Г. распространить свое влияние на рус. земли и по возможности включить нек-рые из них в состав своего гос-ва сталкивалось с враждебной реакцией Орды. Уже в 1325 г. хан Узбек посылал войска «Литву воевати». В 1333 г. брянский кн. Дмитрий Романович приходил с монголо-татар. войском к Смоленску. Исследователи видят в этом реакцию Узбека на подчинение Смоленской земли верховной власти Г. В 1338 г. ордынцы вновь совершили набег на земли Великого княжества Литовского, зимой 1339/40 г. против Смоленска ходила рать во главе с ордынским кн. Товлубием, к к-рому по приказу хана присоединились и войска мн. князей Сев.-Вост. Руси; осада города была безуспешной.

Споры в научной лит-ре вызывает вопрос о власти Г. над Киевской землей. В памятниках летописания Великого княжества Литовского 1-й пол. XVI в. содержатся рассказы о походах Г. на юг, к-рые привели к завоеванию сначала Волыни, а затем и Киевской земли. Изучение этих рассказов показало их полную недостоверность. Исследователи вернулись к обсуждению вопроса после публикации записей, сделанных в канцелярии Киевского митр. Феогноста, в к-рых назван брат Г. Федор. М. Д. Присёлков отождествил его с киевским кн. Федором, к-рый упоминается в Новгородской 1-й летописи младшего извода под 1331 г. Это, однако, лишь предположение исследователя. Против гипотезы об установлении литов. власти в Киеве уже в правление Г. говорит тот факт, что в 1354 г. жители Киева не приняли Романа, литов. кандидата на митрополичий престол.

Иной характер носила политика Г. на западе. Здесь ему приходилось защищать свои границы от такого сильного и опасного противника, как Тевтонский орден. Когда в нач. 80-х гг. XIII в. рыцари Тевтонского ордена завершили завоевание земли пруссов, следующим объектом их экспансии стало Великое княжество Литовское, где они натолкнулись на активное сопротивление. На набеги крестоносцев, регулярно разорявших Жямайтию и Гродненскую землю, литов. правители отвечали сильными контрударами по владениям ордена в Пруссии и Ливонии. Между сторонами развернулась ожесточенная война за контроль над р. Неман. Литов. крепости на сев. берегу реки противодействовали попыткам крестоносцев взять этот речной путь под контроль. Поставив на берегу Немана крепость Христмемель (1313), крестоносцы сумели наладить переправу от нее «на берег язычников». Литовцы не смогли разрушить крепость. Борьба с Тевтонским орденом была трудной не только потому, что Орден обладал сильной военной организацией, ориентированной на постоянное ведение войны. С нач. XIV в. к Ордену присоединилось рыцарство из мн. европ. католич. стран, чтобы принять участие в походах против язычников. Положение неск. облегчали раздоры в лагере противника. В 1297 г. началась война между Орденом и Ригой, и рижане стали искать помощи у литов. вел. кн. Витеня. Дружественные связи с Ригой стремился поддерживать и Г.

В борьбе с Орденом Литва стремилась прорвать кольцо окружавших ее католич. гос-в и установить хотя бы с нек-рыми из них мирные отношения. Во 2-й пол. XIII в. литов. правителям удалось заключить союз с Болеславом II Мазовецким. Соглашения эти были скреплены брачными связями. Политику предшественников продолжил Г., к-рый в нач. 20-х гг. XIV в. выдал дочь, получившую в крещении имя Елизавета, за сына Болеслава II кн. Вацлава Полоцкого. Однако этот союз мало что давал Литве. Мазовецкие князья были слишком слабыми, чтобы помогать Литве в борьбе против Ордена, наоборот, из-за них литов. правители оказывались вовлеченными в споры мазовецких князей с польск. соседями.

Гораздо большего успеха Г. добился, когда ему удалось заключить соглашение о союзе с Владиславом Локетком. Польск. король находился в конфликте с Орденом, захватившим в нач. XIV в. польск. Поморье, и нуждался в союзниках для борьбы с крестоносцами. Союз 2 гос-в скрепил 16 сент. 1325 г. брак наследника Владислава Локетка буд. польск. кор. Казимира III Великого и дочери Г., получившей в крещении имя Анна. В 1326 г. отряд из 1200 всадников во главе с наместником Гродно кн. Давидом участвовал в походе Владислава Локетка против одного из его противников - маркграфа Людовика Бранденбургского. Войска союзников дошли до Франкфурта-на-Одере. Во мн. странах лат. Европы это дало основание для резких обвинений польск. короля в том, что он воюет против христиан в союзе с язычниками. Это событие не привело в то время к разрыву польско-литов. союза, но когда в 1330 г. Владислав Локетек, вступив в войну с Орденом, призвал на помощь союзников, то венгры отказались вести войну вместе с язычниками, Г. был вынужден увести войска. На этом польско-литов. сотрудничество прервалось надолго.

К Православию Г. и княжеская семья в целом относились терпимо. Судя по именам, христианами были братья Г.- Воин, сидевший в Полоцке, и Федор, упомянутый в записях, сделанных в канцелярии митр. Феогноста. Православными были и сыновья Г., сидевшие на белорус. землях: кн. Наримант (Глеб) в Полоцке, а затем в Пинске и Кориат (Михаил) в Новгородке (совр. г. Новогрудок, Белоруссия); сыновья, наделенные отцом землями на собственно литов. территории (к их числу принадлежал и Ольгерд, лишь позднее ставший князем в Витебске), оставались язычниками.

Г. стремился создать для православных в своих владениях особую церковную орг-цию, отделенную от Киевской митрополии. Такая особая Литовская митрополия была учреждена имп. Андроником II Палеологом и патриархом Иоанном XIII Гликой (1315-1319). Литовский митр. Феофил участвовал в заседаниях Патриаршего Синода в К-поле в 1317, 1327 и 1329 гг. Его резиденцией был Новгородок. Власть Литовского митрополита распространялась и на Полоцкую епархию, но не охватывала Туровскую епархию. В мае 1328 г. при поставлении Киевским митр. Феогностом епископов во Владимир-Волынский и в Галич присутствовал Туровский еп. Стефан. После смерти Феофила кафедра осталась незамещенной, православные во владениях Г. подчинялись непосредственно Киевскому митрополиту. В записях, сделанных в канцелярии Феогноста ок. 1330 г., неоднократно упоминается имущество «покойного митрополита» - Феофила.

Когда Псков под властью кн. Александра Михайловича отделился от Новгорода и вошел в зону литов. влияния, была предпринята попытка отделить Псков от Новгорода и в церковном отношении. Летом 1331 г. на Волынь к находившемуся здесь митр. Феогносту пришел на поставление избранный Новгородский архиеп. Василий Калика. Митрополита одновременно посетили и послы от Александра, Г. и «князей литовских». Послы предложили мон. Арсения как своего кандидата на епископскую кафедру в Пскове. Митр. Феогност, однако, отказался его поставить.

Сложный характер носили отношения Г. с католич. Церковью. Если литов. правители-язычники могли заключать соглашения и брачные союзы с правосл. рус. князьями, то войти, не принимая христианства, в содружество гос-в католич. Европы было невозможно. Литов. князья отдавали себе отчет в том, какие выгоды могло бы принести принятие христианства из Рима - расширение связей с зап. соседями, уменьшение опасности со стороны Ордена. Однако положение осложняло то, что в качестве главных носителей католичества перед литов. князьями выступали их наиболее опасные и непримиримые враги - нем. рыцари, вызывавшие ненависть населения Великого княжества Литовского. У правителей Литвы не было уверенности, что крещение избавит их владения от этой опасности. В кон. XIII в. они ссылались на пример ближайших соседей и союзников земгаллов - согласие креститься не предотвратило завоевания их земли крестоносцами.

Все же после сближения в кон. XIII в. на почве общей борьбы против Ордена вел. кн. Витеня с Ригой и Рижским архиепископом дело дошло до первых шагов в этом направлении. Витень обратился к Рижскому архиеп. Фридриху с просьбой прислать монахов-францисканцев, к-рым он передал бы построенный для них храм в Новгородке. Однако эта церковь сгорела во время нападения на город крестоносцев в 1314 г. Г. по этому пути пошел еще дальше. В его столице Вильно были построены 2 храма - для доминиканцев и для францисканцев. 3 февр. 1317 г. папа Иоанн XXII обратился к Г. с призывом принять христ. веру. Г. не ответил, но, возможно, это обращение папы сыграло свою роль в том, что в нач. 20-х гг. XIV в. Г. принял такое решение.

В нач. 1323 г. Г. обратился к папе с посланием. В нем сообщалось, что еще в XIII в. «король» Миндовг принял христианство, но «жестокие оскорбления и постоянное вероломство рыцарей» заставили короля и его потомков отступить от христианства. Г. обличал крестоносцев, от насилий к-рых страдает и лат. духовенство. Литов. вел. князь сообщал, что в его стране находятся францисканцы и доминиканцы, к-рые свободно совершают христ. богослужения. Г. заявлял, что готов принять католичество, если он при этом не будет ничем обязан нем. рыцарям. Литов. правитель просил прислать папского легата, к-рый заключил бы мир между ним и Орденом и установил границы между гос-вами. 25 янв. 1323 г. Г. обратился с грамотой к жителям католич. мира. В этом послании литов. вел. князь сообщал о своем обращении к папе и о том, что для католиков в Литовском гос-ве построены и будут еще строиться церкви. Он заявлял, что готов принять в своей стране христиан - духовных лиц, воинов, купцов, ремесленников. «Мы желаем,- писал Г.,- с настоящего времени укрепить вечным союзом мир, братство и любовь со всеми последователями Христа».

Когда Г. узнал, что его посол к папе задержан крестоносцами, то в мае 1323 г. направил новые послания папе, монахам доминиканского и францисканского орденов и жителям ганзейских городов. Эти послания с нек-рыми отличиями воспроизводили содержание предшествующих документов. В послании папе были добавлены просьбы о защите от Ордена. В послании к францисканцам и доминиканцам содержалась просьба прислать 4 монахов, знающих польск., рус. и земгалльский языки. Предложение прислать в Вильно монаха, знающего рус. язык, говорит о том, что при подготовке посланий, очевидно, обсуждался вопрос о начале какой-то деятельности по обращению в католичество православных.

После появления посланий власти Ордена начали распространять слухи о том, что эти послания не имеют никакого отношения к Г. и изготовлены жителями Риги. Вопрос о подлинности данных документов был предметом дискуссии в научной лит-ре XIX-ХХ вв. Одним из важных аргументов, выдвигавшихся критиками, было то, что содержавшиеся в посланиях обещания Г. не выполнил. Однако в конечном счете исследователи пришли к выводу, что послания безусловно исходили от Г., хотя нек-рые их особенности вызваны тем, что тексты были написаны на латыни находившимися в Вильно католич. монахами.

Папа Иоанн XXII получил послание Г. (после освобождения крестоносцами литов. посла) осенью 1323 г. 1 февр. следующего года он обратился с письмом к властям Ордена, в к-ром, в частности, резко порицал их за то, что они мешают доминиканцам и францисканцам проповедовать Евангелие среди язычников-литовцев. Если такая практика будет продолжаться, папа угрожал им отлучением от Церкви. В особом послании магистру Тевтонского ордена 1 февр. 1324 г. папа призывал его жить в мире с Г. после его крещения, обещая урегулировать все спорные вопросы в отношениях между Орденом и Литвой. Одновременно папа обратился с посланием к Г. Иоанн XXII обещал прекращение столкновений с крестоносцами в случае принятия литов. вел. князем христианства. Нек-рые особенности послания говорят о том, что в Авиньоне, где тогда была резиденция папы, было не очень ясное представление о религ. отношениях в Великом княжестве Литовском. Папа не знал точно, был ли Г. язычником или православным. Так, он призывал правителя Литвы оставить заблуждения «схизматиков» (православных) и обещал, что его легаты совершат над Г. обряд Крещения, если он не был ранее крещен. В Ливонию были отправлены папские легаты Алетский еп. Бартоломео и аббат мон-ря св. Теофрида Бернард. В инструкции, врученной легатам, предписывалось не только крестить литов. князя и др. язычников, но и позаботиться о возвращении их под власть Папского престола. 22 сент. 1324 г. легаты прибыли в Ригу, откуда направили к Г. послов.

К этому времени внутриполитическая ситуация в Литовском гос-ве заметно обострилась. По сведениям, собранным папскими легатами, против крещения Г. выступили жители одной из главных литов. земель - Жямайтии, открыто угрожавшие восстанием. В этом вопросе совпали интересы язычников-жямайтов и властей Ордена. Поскольку крещение литовцев лишило бы Орден обоснований для завоевания литов. земли, власти Ордена, по сведениям, собранным послами легатов, предлагали знатным жямайтам «многие одежды» и др. дары, подстрекая последних к восстанию. Против крещения Г. по католич. обряду выступили и его правосл. подданные.

Имело значение и еще одно важное обстоятельство. После распространения 2-й серии посланий Г. на собрании «чинов» Ливонии было принято решение вступить в переговоры с литов. правителем. 2 окт. 1323 г. при участии представителей Ордена был заключен мирный договор между Великим княжеством Литовским, с одной стороны, и Ригой, католич. епископствами, наместником дат. короля в Таллине и Орденом - с другой. Позднее по просьбе рижан его подтвердил папа, к-рый дал епископу Эзеля полномочия налагать на нарушителей мира церковные санкции. Позднее прибывшие в Ригу папские легаты объявили этот мир обязательным не только для Ливонии, но и для Пруссии в течение 4 лет. Несмотря на это, крестоносцы постоянно нарушали условия договора. Уже в 1324 г. Г. жаловался др. участникам соглашения, что крестоносцы не вернули крепостей, к-рые обязались отдать по договору, совершали нападения на его владения, захватили в плен литов. послов, а одного из них повесили. У Г. появились сомнения в том, что папа сможет действительно защитить его земли от Ордена. Мог оказать воздействие и пример современника Г. Рижского архиеп. Фридриха, 11 лет добивавшегося в папской курии решения своих споров с Орденом.

4 нояб. 1324 г. Г. заявил послам папских легатов, что он исполнит все обещания, содержащиеся в его грамотах, относительно христиан, все они могут свободно исповедовать свою веру, но он не собирается креститься и не имел таких намерений. По словам Г., францисканец Бертольд, писавший его грамоту папе, неверно понял его слова. Речь литов. правителя закончилась словами, что никто не совершает больше зла, чем христиане, к-рые называют себя крестоносцами. Их клятвам, заявил Г., он больше не верит. С таким ответом послы легатов вернулись в Ригу 25 нояб. 1324 г. В апр. следующего года Рижский архиеп. Фридрих отлучил от Церкви тех, чьи действия помешали крещению литовцев.

Хотя Г. отказался принять крещение, крупномасштабных военных действий на зап. границах Литвы не происходило до 1328 г., когда возобновился конфликт между Орденом и Ригой. Город обратился за помощью к Г. Послы Риги провели литов. войско через свою землю в Ливонию, но осажденная крестоносцами Рига вынуждена была капитулировать 30 марта 1330 г. Снова начались походы крестоносцев в Жямайтию, в 1333 г. крестоносцы на судах предприняли нападение на Полоцк. Военные действия охватили и историческое ядро Литовского гос-ва - Аукштайтию. В 1334 г. войска магистра были в 4 милях от Вильно. На литов. берегу р. Неман в 1336 г. были поставлены крепости Георгенбург и Мариенбург. О серьезности намерений Ордена говорит тот факт, что в 1337 г. крестоносцы выхлопотали у имп. Людовика Баварского пожалование Ордену земель Литвы и Руси. В этих условиях отношение к католикам в Великом княжестве Литовском снова ухудшилось. Известия позднейшей францисканской традиции о казни в Литве десятков католич. монахов - францисканцев и доминиканцев - вызывают сомнение, но безусловно достоверным является относящийся к XIV в. рассказ о казни по приказу Г. 2 францисканцев, к-рые пришли в Вильно без его разрешения и на площади публично выступали против языческих богов. К концу правления Г. сумел добиться заметного успеха и на зап. границе. В ходе наступления Орден понес столь серьезные потери, что 1 нояб. 1338 г. было заключено соглашение о мире между Г., Орденом и Ригой сроком на 10 лет.

Ист.: LECUB / Hrzsg. F. G. Bunge. Reval, 1900. Bd. 2; Riga, 1871. Bd. 6 (Erg.-Bd.); Scriptores rerum prussicarum. Lpz., 1861. T. 1; 1863. T. 2; Рус.-ливон. акты / Изд. К. Е. Напьерский. СПб., 1868; РИБ. Т. 6 (по указ.); Akten und Rezesse der livländischen Ständetage / Hrsg. O. Stavenhagen. Riga, 1907. Bd. 1: (1304-1460); Присёлков М. Д. Отрывки В. Н. Бенешевича по истории Русской Церкви // ИОРЯС. 1916. Т. 21. Кн. 1; Preussisches Urkundenbuch / Hrsg. M. Hein. Königsberg, 1944. Bd. 3. Lf. 1; Послания Гедимина. Вильнюс, 1966; Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997; ПСРЛ. Т. 3. М., 2000р; Т. 4. Ч. 1. М., 2000р; Т. 5. Вып. 1. М., 2003р; Вып. 2. М., 2000р; Т. 15. Вып. 1. М., 2000р (по указ.).
Лит.: Васильевский В. Г. Обращение Гедимина в католичество // ЖМНП. 1872. № 2. С. 135-197; Павлов А. С. О начале Галицкой и Литовской митрополий и о первых тамошних митрополитах по визант. док. источникам XIV в. М., 1894; Prochaska A. O prawdziwości listów Gedymina. Kraków, 1895. (Osobne odbicie k t. 32 Rozpraw hist.-filos. oddziała Akad. Umiejetnośсi w Krakowie); Abraham W. Powstanie organizacji Kościoła łacińskiego na Rusi. Lwów, 1904. T. 1; Chodynicki K. Próby zaprowadzienia chrześcijaństwa na Litwie przed r. 1386 // Przegląd hist. 1914. N 2-3; Пресняков А. Е. Образование Великорус. гос-ва. Пг., 1918; он же. Лекции по рус. истории. Т. 2. Вып. 1: Зап. Русь и Литовско-Русское гос-во. М., 1939; Zajączkowski S. Prsymierze polsko-litewskie 1325 r. // Kwartalnik hist. 1926. N 4; Paszkiewicz H. Jagiellonowie a Moskwa. T. 1: Litwa a Moskwa w XIII i XIV wieku. Warsz., 1933; Łowmiański H. Agresja zakonu krzyżackiego na Litwę w wiekach XII-XV // Ibid. 1954. N 2-3; Пашуто В. Т. Образование Литов. гос-ва. М., 1959; Fortsreuter K. Die Bekerung Gedimins // Idem. Deutschland und Lituaen in Mittelalter. Köln; Graz, 1962; Włodarski B. Polska i Ruś, 1194-1340. Warsz., 1966; Батура Р. К. Оборона правобережья Н. Немана против агрессии Тевтонского ордена (XIII - нач. XIV в.) // ДГСССР, 1985. М., 1986; Rowell S. C. Lithuania Ascending: A Pagan Empire within East-Central Europe, 1295-1345. Camb., 1994.
Б. Н. Флоря
Ключевые слова:
Тевтонский (Немецкий) орден святой Девы Марии Древняя Русь (Древнерусское государство), древнейшее государство восточных славян Великое княжество Литовское, многоэтническое и многоконфессиональное государство, существовавшее в XIII - 1-й пол. XVI в. в Восточной Европе (ВКЛ) - см. в статьях Литовское великое княжество, Беларусь, Литва и Украина Династии и правители Князья литовские Гедимин (ум. зимой 1340/41), великий князь литовский
См.также:
ВОЙШЕЛК [в Крещении Давид?] († 1268), первый правосл. правитель Литовского великого княжества (1264-1268)
ВИТОВТ (50-е гг. XIV в. - 1430), вел. кн. литовский
ВЛАДИСЛАВ Ягайло (50-е гг. XIV в.- 1434), вел. кн. литовский
ГЕОРГИЙ (ЮРИЙ) СВЯТОСЛАВИЧ († 1407), кн. смоленский (1386-1404, с перерывами), кн. новгородский (1404-1406/07), новоторжский (1407)
КОНСТАНТИН ИВАНОВИЧ Острожский (ок. 1460 - 1530), сын кн. Ивана Васильевича Острожского, гетман Литовского великого княжества, член великокняжеской рады
АГАФИЯ ВСЕВОЛОДОВНА († 1238), св. блгв. кнг. местночтимая (пам. 23 июня - в Соборе Владимирских святых)
АГРИППИНА († 1237), кнг. рязанская
АЛЕКСАНДР ДОБРЫЙ († 1432), молдав. господарь из династии Мушатов, правивший в 1400-1432
АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ (1200–1339), кн. тверской, вел. кн. владимирский (1326-1327), св. блгв., мч. (пам. в 1-ю неделю после 29 июня - в Соборе Тверских святых и во 2-ю Неделю по Пятидесятнице в Соборе Всех святых в земле Российской просиявших)
АЛЕКСАНДР (ПЕРЕСВЕТ) И АНДРЕЙ (ОСЛЯБЯ) РАДОНЕЖСКИЕ (XIV в.), преподобные (пам. 7 сентября, в Соборя Брянских святых, в Соборе Московских святых и в Соборе Радонежских святых)
АЛЕКСАНДР ЯГЕЛЛОНЧИК (1460–1506), вел. кн. Литовский (1492 – 1506), кор. польский (1501 - 1506)
АЛЕКСАНДР ЯРОСЛАВИЧ НЕВСКИЙ (в иночестве Алексий, после 1219/20 - 1263), вел. кн. Владимирский, св. блгв. (пам. 23 нояб. и 30 авг., в Соборе Владимирских святых, в Соборе Карельских святых, в Соборе Новгородских святых, в Соборе Ростово-Ярославских святых, в Соборе Санкт-Петербургских святых, в Соборе Тульских святых и в Соборе святых земли Эстонской)