Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ГАРМОНИЗАЦИЯ ЕВАНГЕЛЬСКАЯ
Т. 10, С. 427-431 опубликовано: 4 ноября 2010г.


ГАРМОНИЗАЦИЯ ЕВАНГЕЛЬСКАЯ

лит. жанр согласования евангельских сообщений о жизни Господа Иисуса Христа. Термин впервые использован А. Осиандером в качестве названия его соч. «Harmonia evangelica» (1537).

Древняя Церковь

Гармонизация как решение проблемы различий между Евангелиями

Из множества существовавших описаний земной жизни и учения Иисуса Христа Церковь избрала в качестве нормативных, канонических (см. ст. Канон библейский) 4 - Евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна, признав их богодухновенными. Осуществленное т. о. определение границ аутентичного с т. зр. Церкви письменного евангельского предания позволило выделить его из многообразной лит-ры о Христе, порождавшейся различными христ. группами и движениями, нередко противопоставлявшими себя Церкви. В то же время признание 4 неидентичных повествований, имеющих историографический характер, в качестве описаний одного исторического явления и их богодухновенности поставило перед христ. богословами и экзегетами задачу их гармонизации или истолкования различий, имеющихся между каноническими Евангелиями.

Необходимость Г. была обусловлена также рядом внешних причин. Прежде всего различия между Евангелиями стали одним из пунктов критики в адрес Церкви со стороны представителей языческой интеллектуальной элиты (Цельс, Порфирий, Гиерокл, Юлиан Отступник), гностиков (ср.: Iren. Adv. haer. III 2. 1) и манихеев (Фавст), к-рые интерпретировали их как противоречия и, следов., доказательства несостоятельности веры Церкви.

При этом всесторонней критике подвергались, напр., повествования о Рождестве Спасителя и последующих за ним событиях, согласно Мф 1-2 и Лк 1-2 (Porphyr. Contr. christ. Fr. 12), о генеалогии Спасителя, согласно Мф 1. 1-16 и Лк 3. 23-38 (Julian Apost. Contr. galil. Fr. 1; ср.: Aug. Contr. Faust. 2. 1), об истории исцеления гергесинских (гадаринских) бесноватых (бесноватого), по Мф 8. 28-34; Мк 5. 1-21; Лк 8. 26-40 (Porphyr. Contr. christ. Fr. 49), о Страстях, в частности слова, сказанные Господом на Кресте, в передаче разных евангелистов (Мк 15. 34; Мф 27. 46 ср. с Лк 23. 46; ср. с Ин 19. 30 - Porphyr. Contr. christ. Fr. 15), а также хронология и фактические детали описаний событий, последовавших за Воскресением (Orig. Contr. Cels. V 56; Julian Apost. Contr. galil. Fr. 8).

В то время как параллельные повествования давали почву для анализа фактических и хронологических различий, особый материал каждого из евангелистов становился основанием для полемики как не имеющий подтверждения в др. источниках и потому не заслуживающий доверия. Подобный аргумент использовался, в частности, в отношении преданий о прободении ребра распятого Спасителя копьем и беседе о хлебе жизни (Ин 19. 33 слл.; Ин 6 - Porphyr. Contr. christ. Fr. 16, 69), предания об ангеле, укреплявшем Спасителя во время молитвы в Гефсимании (Лк 22. 43 - Julian Apost. Contr. galil. Fr. 7), а также в отношении отдельных высказываний Спасителя (напр., Мф 5. 17 и 8. 11 - Aug. Contr. Faust. 17. 1; 33. 2).

Также критики указывали на смысловые, по их мнению, несоответствия между отдельными высказываниями и делами Спасителя, отраженными в Евангелиях. Напр., слова Господа «нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете» (Мф 26. 11), «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф 28. 20), «не бойтесь убивающих тело, души́ же не могущих убить» (Мф 10. 28), скорбь Гефсиманской молитвы, а также отношение Спасителя к Моисееву законодательству, согласно Мф 5. 17, 19 и Мф 12. 8; 15. 11 (Porphyr. Contr. christ. Fr. 61-62; Julian Apost. Contr. galil. Fr. 10).

На основании этих и подобных им примеров критики говорили о множественности и, по их мнению, противоречивости евангельских свидетельств в целом (ср., напр.: Orig. Contr. Cels. II 26-27), но делали и более частные выводы. Так, Порфирий утверждал, что работа евангелистов носила по преимуществу лит., сочинительский, а не историографический характер: «Евангелисты были не свидетелями, а изобретателями происшедшего с Иисусом, потому что каждый из них написал о страстях в разногласии с другими» (греч. Τοὺς εὐαγγελιστὰς ἐφευρετὰς οὐχ ἵστορας τῶν περὶ τὸν ᾿Ιησοῦν γεγενῆσθαι πράξεων̇ ἕκαστος γὰρ αὐτῶν οὐ σύμφωνον ἀλλ᾿ τερόφωνον μάλιστα τὸν λόγον περὶ τοῦ πάθους ἔγραψεν - Contr. christ. Fr. 15).

Различия в повествованиях евангелистов не только были источником аргументов для антихристиански настроенных полемистов, но и создавали почву для нестроений внутри самой Церкви. Блж. Епифаний Кипрский сообщает о нек-рых христианах, не желавших признать Евангелие от Иоанна, он называет их алогами, потому что вместе с 4-м Евангелием они отвергали учение о воплощении Божественного Логоса (Epiph. Adv. haer. 51). Как свидетельствует блж. Епифаний, среди аргументов, к-рые выдвигали алоги в поддержку своей позиции, были указания на отличия в изложении евангельской истории евангелистом Иоанном и синоптическими Евангелиями. В частности, как передает блж. Епифаний, алоги упоминали о невозможности указать место в хронологических рамках Евангелия от Иоанна для 40-дневного пребывания Спасителя в пустыне, к-рое синоптики помещают между Крещением в Иордане и призванием первых учеников (Epiph. Adv. haer. 51. 4. 6-10), об отсутствии в нем повествований о Рождестве Спасителя, о бегстве в Египет и возвращении в Назарет (Ibid. 51. 17. 11), о большей по сравнению с синоптиками продолжительности земного служения Спасителя, согласно количеству упоминаний о Пасхе здесь и в др. Евангелиях (Ibid. 51. 22. 11). Согласно Евангелию от Иоанна, Господь начал Свою проповедь еще до ареста Иоанна Крестителя (ср.: Ин 3. 24), тогда как синоптические Евангелия такую возможность исключают (Epiph. Adv. haer. 51. 21. 5).

Также, по нек-рым свидетельствам, в спорах о дне празднования Пасхи (2-я пол. II в.) помимо ссылок на древность литургической традиции использовалась и экзегетическая аргументация, исходящая из датировок Тайной вечери и Страстей в Евангелии от Иоанна и у синоптиков (Chron. Pasch. Bd. 1. S. 13-14; ср.: Euseb. De solemn. pasch. 8 // PG. 24. Col. 704).

Наконец, трудности согласования повествований евангелистов вызывали многочисленные недоумения у простых верующих, приводившие не только к смущению (ἐτάραξε - Orig. Hom. in Luc. 18), но и к отказу верить в Евангелия (διὰ τὸ πολλοὺς μὴ λυομένης τῆς διαφωνίας ἀφεῖσθαι τῆς περὶ τῶν εὐαγγελίων πίστεως - Orig. Comm. in Ioan. X 3. 10) или к признанию истинности только одного из них (ἀποστήσεται τοῦ κυροῦν ὡς ἀληθῶς τὰ εὐαγγέλια, καὶ ἀποκληρωτικῶς νὶ αὐτῶν προσθήσεται, μὴ τολμῶν πάντη ἀθετεῖν τὴν περὶ τοῦ κυρίου ἡμῶν πίστιν...- Ibid. X 3. 14; ср.: Hieron. Ep. 59. 4; 120; 121; Ioan. Chrysost. In Matth. 1. 2; Aug. De cons. evang. I 7. 10; Ep. 102). Т. о., различия между Евангелиями, истолкованные как противоречия, становились основанием для сокращения числа канонических Евангелий или для отвержения всего евангельского предания в целом. Поэтому для сохранения принятого Церковью канона Свящ. Писания требовалось показать несущественность различий между Евангелиями, т. е. решить задачу их гармонизации.

Богословские основания и методы гармонизации

были определены в период формирования канона НЗ прежде его окончательной фиксации: все 4 Евангелия содержат подлинное апостольское предание и одухотворены Св. Духом (Iren. Adv. haer. III 1-2; 7-9; Clem. Alex. Strom. VII 108. 1; Orig. Comm. in Ioan. X 18; Epiph. Adv. haer. 51. 6. 2; Ioan. Chrysost.- PG. 57. Col. 15) и, следов., не должны противопоставляться друг другу. Поэтому различия Евангелий не являются противоречиями и не дают оснований для сомнений в истинности Свящ. Писания.

В сочетании четверичного числа Евангелий и единства содержащегося в них предания древние христ. экзегеты видели проявление естественного для мироустройства единства в многообразии. Так, 4 Евангелия подобны четырем сторонам света (Iren. Adv. haer. III 11. 8) или 4 временам «лета Господня» (Ps.-Aug. Lib. quaest. VNT. Append. NT. 3). Также они составляют «четыре основных элемента веры Церкви, из к-рых состоит и весь мир» (τεσσάρων ὄντων τῶν εὐαγγελίων οἱονεὶ στοιχείων τῆς πίστεως τῆς ἐκκλησίας, ἐξ ὧν στοιχείων ὁ πᾶς συνέστηκε κόσμος - Orig. Comm. in Ioan. I 21). Поэтому канон 4 Евангелий является одним из отличий Церкви от еретических сообществ (Ecclesia quattuor habet euangelia, haeresis plurima - Orig. Hom. in Luc. 1).

Факт различия Евангелий, стоящий в видимом противоречии с утверждением их единства, христ. экзегеты связывали прежде всего с многогранностью описываемого евангелистами события - события земной жизни воплощенного Логоса. По словам Оригена, евангелисты передают порой на письме «как бы в чувственных образах» то, что было явлено только их духу (προσυφανάντων τῇ γραφῇ μετὰ λέξεως ὡς περὶ αἰσθητῶν τὸ καθαρῶς νοητῶς αὐτοῖς τετρανωμένον). Поэтому они нередко отступают от строгого следования фактам, так что «часто духовная истина содержится в телесной, как сказал бы некто, лжи» (σῳζομένου πολλάκις τοῦ ἀληθοῦς πνευματικοῦ ἐν τῷ σωματικῷ, ὡς ἂν εἴποι τις, ψευδεῖ - Orig. Comm. in Ioan. X 5. 18-20). Более того, из множества «смыслов» (ἐπίνοιαι) явления Сына Божия миру каждый из евангелистов воспринимает и передает различные «содержания» (ἔννοιαι), возникающее т. о. несоответствие их свидетельств не является противоречием (Ibidem). Поэтому каждый из евангелистов в описании земной жизни Спасителя подчеркивает к.-л. одну сторону Его служения (лат. qualis dispositio Filii Dei …talis et character Evangelii - Iren. Adv. haer. III 11. 8; ср.: δια την οικονομιαν του παρ᾿ αυτου λογου - Euseb. Ad Stephan. // PG. 22. Col. 893).

Наконец, сам факт различий был переосмыслен в один из апологетических аргументов в пользу письменного евангельского предания: различия в повествованиях евангелистов указывают на их независимость друг от друга, следов., единство в главном есть подтверждение их истинности. Впервые эта мысль была высказана Феодором Мопсуестийским (Theod. Mops. Comm. in Ioan. // CSCO. Vol. 115. P. 351-353; Vol. 116. P. 252), затем - свт. Иоанном Златоустом (Hom. in Matth. 1 // PG. 57. Col. 16).

В экзегетической лит-ре имеется множество примеров гармонизации отдельных эпизодов евангельской истории. Способ согласования, предложенный каждым толкователем, определяется прежде всего характером рассматриваемого им материала. Гармонизация параллельных повествований предполагает решение вопроса, являются ли они различными описаниями одного или разных, но сходных исторических событий. При этом отождествление параллельных мест требует их согласования. В обоих случаях также возникает проблема общей последовательности событий евангельской истории в изложении разных евангелистов, поскольку нередко параллельные повествования в разных Евангелиях по-разному ориентированы в общей канве событий. Так, напр., эпизод изгнания торгующих из храма в синоптических Евангелиях помещен в конце (Мк 11. 15-19; Мф 21. 12-17; Лк 19. 45-48), в Евангелии от Иоанна - в начале земного служения Спасителя (Ин 2). В подобных случаях варианты гармонизации, предложенные разными толкователями, могут значительно расходиться. Так, блж. Иероним полагает, что евангелист Иоанн описывает то же событие, что и синоптики (In evangelio secundum Johannem legimus hanc ipsam historiam, et ibi manifestius dicitur quo tempere hoc factum est - Tract. in Marc.). Блж. Августин, напротив, видит здесь 2 разных события (Aug. De cons. Evang. II 67. 129; IV 10. 12). Феодор Мопсуестийский, допуская оба варианта, не принимает окончательного решения в пользу к.-л. из них (CSCO. Vol. 115. P. 76; Vol. 116. P. 53). Ориген, утверждая, что эти повествования не могут быть согласованы на уровне истории (Orig. Comm. in Ioan. X 20 sqq.), сосредоточивается на их аллегорическом смысле (Orig. Comm. in Matth. XVI 20 sq.).

Различия повествований, отождествленных на уровне истории, объясняются, как правило, на основании допущения, что каждый из евангелистов, описавших одни и те же события, упомянул детали, упущенные другими. В нек-рых случаях толкователи видят источник различий евангельских повествований в неточности рукописной традиции: так Евсевий Кесарийский решает вопросы о времени распятия (ср.: Мк 15. 25 и Ин 19. 14 - Euseb. Ad Marinum // PG. 22. Col. 1009) и о разных указаниях на время Воскресения в Евангелиях от Матфея и от Марка (Euseb. Ad Marinum // PG. 22. Col. 937), а Ориген объясняет различия слов Спасителя, адресованных богатому юноше в 3 Евангелиях (в Мф 19. 16-22 и Мк 10. 17-22, Лк 18. 18-23) (Orig. Comm. in Matth. XV 14).

Менее сложным является вопрос о месте в общей канве евангельской истории событий, описание к-рых содержится не во всех Евангелиях, напр. воскрешение сына наинской вдовы (Лк 7. 11-17) или большая часть Евангелия от Иоанна. Отсутствие в повествовании одного из евангелистов к.-л. элементов предания, содержащихся у других, может объясняться намеренным избежанием повторений и особым богословским замыслом евангелиста (Orig. Comm. in Matth. 92; Hom. in Luc. 29).

«О согласии евангелистов» блж. Августина

Любой евангельский комментарий в той или иной мере касается вопроса различий между Евангелиями, но наиболее последовательно эта проблема в рамках патристической лит-ры была рассмотрена блж. Августином в соч. «О согласии евангелистов».

Основной темой сочинения является доказательство непротиворечивости свидетельств, содержащихся в 4 Евангелиях, непогрешимость к-рых для самого блж. Августина обеспечивается тем, что они были написаны апостолами или их учениками при содействии Св. Духа и восприняты Церковью в отличие от проч., неканонических, евангелий (Aug. De cons. evang. I 1. 1-2; 2. 3). Евангелисты были знакомы с писаниями друг друга, и этим объясняются особенности каждого из Евангелий: Матфей подчеркивает царственное достоинство Иисуса Христа, Лука - священническое, Марк - сокращает Матфея, а Иоанн, писавший позже всех, делает акцент на Божестве Спасителя (Ibid. I 2. 4). При всех различиях Евангелий содержащееся в них предание едино, потому что евангелисты написали только то, что Сам Господь хотел сообщить нам о Своих словах и деяниях (Ibid. I 35. 54).

Детальному доказательству непротиворечивости посвящается большая часть сочинения. Во 2-й кн. рассматривается текст Евангелия от Матфея вплоть до Тайной вечери и согласуется с параллельными повествованиями; в кн. 3 обсуждаются повествования о Страстях и явлениях Воскресшего; кн. 4 посвящена мнимым разногласиям Евангелий от Марка, от Луки и от Иоанна, сравнению Евангелий от Луки и от Иоанна; завершается сочинение панегириком Евангелию от Иоанна. Подробно рассматривая трудные для согласования места, блж. Августин последовательно отрицает противоречивость евангельского предания: допускаются только незначительные различия в высказываниях и способе описания (Aug. De cons. evang. II 12. 29; 28. 67; III 4. 13), ибо воспоминания евангелистов были направляемы Богом (Ibid. II 21. 51).

В гармонизации Евангелий блж. Августин обычно придерживается точного исторического смысла евангельского текста, обращаясь к аллегорезе редко: при обсуждении различий в Евангелиях от Матфея и от Луки от Евангелия от Марка в изложении указаний о посохе в речи Спасителя к апостолам, отправляющимся на проповедь (ср. Мф 10. 9-10, Лк 9. 3 и Мк 6. 8-9 - Aug. De cons. evang. II 30. 71), и в изложении эсхатологической речи Спасителя (ср. Мф 24. 20, Мк 13. 18 с Лк 21. 34-36 - Ibid. II 77. 151). В этом он следует принятому им еще во введении принципу, согласно к-рому Евангелия превосходят ветхозаветные пророчества как их исполнение (Inter omnes divinas auctoritates, quae sanctis litteris continentur, evangelium merito excellit. Quod enim lex et prophetae praenuntiaverunt, hoc redditum adque conpletum in evangelio demonstratur - Aug. De cons. evang. I 1. 1).

«Диатессарон» Татиана

Фрагмент греч. перевода «Диатессарона» (III в.), содержащий Мф 27. 56, и параллельные места из др. Евангелий. Нью Хавен, Йельский ун-т
Фрагмент греч. перевода «Диатессарона» (III в.), содержащий Мф 27. 56, и параллельные места из др. Евангелий. Нью Хавен, Йельский ун-т

Фрагмент греч. перевода «Диатессарона» (III в.), содержащий Мф 27. 56, и параллельные места из др. Евангелий. Нью Хавен, Йельский ун-т
Особое место в истории решения проблемы различий между каноническими Евангелиями занимает «Диатессарон» сир. апологета. Это сочинение, составленное из текстов канонических Евангелий во 2-й пол. II в., представляет собой единое повествование, т. е. является наглядной и наиболее последовательной демонстрацией единства и непротиворечивости Евангелий. В то же время для патристической лит-ры подобная форма решения вопроса евангельских различий является уникальной, что, возможно, связано с богословской необходимостью сохранить баланс между единством евангельского предания и множественностью Евангелий при обсуждении проблемы их различий (Merkel. S. 91).

Хотя обстоятельства составления «Диатессарона» и стоящая за ним богословская мотивация остаются неизвестными, реконструируемый на основании небольшого греч. фрагмента, цитат в сочинениях древних христ. авторов и многочисленных переложений на различные языки текст этого сочинения дает нек-рые основания для описания метода, к-рым пользовался Татиан в гармонизации. Основой повествования служит Евангелие от Иоанна, в текст к-рого в соответствующих местах вставляются фрагменты синоптических Евангелий. При этом обычно Татиан рассматривает параллельные тексты как сообщения об одном событии, несмотря на отличия не только в деталях, но и в их положении в рамках композиции отдельных Евангелий (напр., изгнание торговцев из храма в Ин 2. 13 слл. и Мф 21. 12 слл., Мк 11. 15 слл., Лк 19. 45 слл. или помазание Иисуса грешницей в доме Симона фарисея, согласно Лк 7. 36 и слл., в доме Симона прокаженного в Вифании, согласно Мф 26. 6 слл. и Мк 14. 3 слл., и в доме Лазаря, согласно Ин 12. 1 слл.), кроме тех случаев, когда сходные повествования отличаются именами действующих лиц (напр., призвание Матфея в Мф 9. 9 и Левия в Мк 2. 14 и Лк 5. 27). В обращении с евангельским текстом Татиан проявляет значительную свободу, исключая нек-рые фрагменты (напр., генеалогии Иисуса Христа) и внося сознательную правку (упоминания о последовательницах Иисуса в Лк 8. 1-3), руководствуясь, как предполагается, докетическими и энкратитскими представлениями. Возможно также, что кроме 4 канонических Евангелий он использовал и некий 5-й, апокрифический, источник (см.: Merkel. S. 76-91).

«Диатессарон», воспринятый в сир. христ. общинах и долгое время использовавшийся в качестве богослужебного текста, впосл. был изъят и заменен Четвероевангелием в связи с нек-рыми еретическими взглядами Татиана (см.: Theodoret. Haer. fab. 1. 20 // PG. 83. Col. 372). Однако предложенный Татианом способ гармонизации Евангелий, по всей видимости, продолжал привлекать внимание христиан на Востоке и Западе, о чем свидетельствуют многочисленные средневек. версии и переработки «Диатессарона», сохранившиеся на различных вост. и европ. языках.

В средние века

Известные на сегодняшний день многочисленные средневек. гармонизации представляют собой разнообразные по форме переложения «Диатессарона». С т. зр. формы исследователи объединяют их в следующие типы: передающие полный текст «Диатессарона» более или менее близко к оригиналу (напр., Г. е. из Фульдского кодекса); сокращенные в виде перечня кратко изложенных фрагментов Евангелий, как правило имеющие заглавие «Деяния Христа» (Gesta Christi); комментарии, написанные на гармонизированный евангельский текст (напр., Захарии Хризополитана и Петра Кантора), или поэтические сочинения, излагающие историю земной жизни Иисуса Христа на материале Г. е. (напр., эпос «Спаситель», древненем. Heliand - см. ст. Гелианд).

В эпоху Реформации и в современной библеистике

Наибольший интерес к проблеме различий между Евангелиями проявили богословы эпохи Реформации. Одна из первых и наиболее значительных попыток продемонстрировать согласие евангелистов принадлежит кальвинисту Ж. Жерсону. Его соч. «Монотессарон» представляет собой тщательную компиляцию. Основой «Монотессарона» является Евангелие от Иоанна, в текст к-рого в наиболее приемлемых, по мнению Жерсона, местах добавлены фрагменты синоптических Евангелий. При этом, стремясь сохранить в наибольшей полноте библейский текст, Жерсон не повторял только буквально совпадающие параллельные фрагменты. Текст снабжен особой системой обозначений, указывающих, к какому месту какого Евангелия относится каждый из включенных в него фрагментов священного текста. Все сочинение разделено на 3 части и состоит из 150 глав. В расположении частей синоптических Евангелий по отношению к тексту Евангелия от Иоанна Жерсон обычно следует принципам, предложенным блж. Августином.

В последующее за появлением гармонизации Жерсона столетие было издано более 40 различных гармонизаций, в т. ч. гармонизация О. Луcкиния (1525), Я. Берингера (1526), М. Албера (1532), А. Осиандера (1537) и К. Янсения (1549). Наиболее фундаментальной стала «Евангельская гармония», задуманная и начатая М. Хемницем и доведенная до издания П. Лейзером и И. Герхардом. Хемниц следовал плану, предложенному еще Жерсоном, помещая повествования синоптиков во взятый за основу текст Евангелия от Иоанна. Каждая глава предваряется подробным обсуждением расположения в ней фрагментов евангельских повествований и параллельных текстов 4 Евангелий на греч. и лат. языках, после чего следует гармонизированный текст с примечаниями, поясняющими способ согласования сложных мест, и комментарий ко всей главе.

Распространение критических взглядов на традиц. представления о евангельской истории, начавшееся в эпоху Просвещения, привело к смене методов и подходов, используемых для реконструкции евангельской истории, связанной с отказом от тезиса о принципиальном согласии евангелистов как о безусловной догматической предпосылке. С тех пор для зап. библейской науки гармонизация как вид экзегетической деятельности выходит за рамки строго научной методологии и продолжает существовать в виде лит. жанра «Жизнь Иисуса».

В совр. новозаветной библеистике различия Евангелий уже являются не проблемой, требующей обязательного положительного разрешения, а основанием для размышлений о наличии и характере лит. зависимости Евангелий, их предполагаемых письменных и устных источников (см. ст. Синоптическая проблема), а также об особенностях редакторской деятельности, исторических обстоятельств работы и богословия каждого из евангелистов. Вслед. этого гармонизация как вид экзегетической лит-ры уступает место синопсису - изданию текстов 4 Евангелий, расположенных в 4 параллельных колонках, т. е. наглядно представляющему сходства и различия отдельных Евангелий. Принципиальное отличие синопсиса от гармонизации состоит в том, что он задуман не как демонстрация согласия Евангелистов, но только как вспомогательное средство библейских исследований.

Гармонизация в русской библейской науке

В решении проблемы различий между Евангелиями отечественные библеисты и богословы следовали принципам, выработанным патристической экзегезой, демонстрируя единство и непротиворечивость евангельского предания.

К наиболее крупным работам, специально посвященным проблеме различий и согласованию Евангелий, относятся сочинения прот. Василия Гречулевича (впосл. еп. Виталий) «Изложение евангельской истории», архим. Михаила (Лузина) «О Евангелиях и евангельской истории: По поводу книги «Жизнь Иисуса» соч. Ренана: Опыт разбора так называемой отрицательной критики Евангелий и евангельской истории» и свящ. Тимофея Буткевича «Жизнь Господа нашего Иисуса Христа: Опыт историко-критического изложения евангельской истории».

Уникальным для отечественной библеистики опытом гармонизации является соч. свт. Феофана Затворника «Евангельская история о Боге Сыне, воплотившемся нашего ради спасения». В то время как др. отечественные толкователи обращались к проблеме евангельских различий в рамках комментария, свт. Феофан составил единое повествование о жизни Иисуса Христа на основе евангельских текстов, сопроводив его подробным обсуждением принципов предложенной им гармонизации. Кроме текстов Евангелий свт. Феофан использовал также свидетельства о земной жизни Спасителя и Его явлениях по Воскресении, содержащиеся в апостольских посланиях (напр., 1 Кор 11. 23-25; 15. 7) и кн. Деяний (Деян 1. 1-14).

В событиях евангельской истории свт. Феофан выделяет 3 основные части: 1-я - от истории рождества Иоанна Предтечи (Лк 1. 5-25) до поселения Иисуса в Капернауме (Мф 4. 13-17; Мк 1. 14-15; Лк 4. 15); 2-я - от призвания учеников (Мф 4. 18-22; Мк 1. 16-20) до возвращения 70 учеников с проповеди и обращенных к ним слов Спасителя (Лк 10. 17-24); 3-я - от праздника кущей (Ин 7. 2-10; Мф 19. 1; Мк 10. 1) до последнего явления воскресшего Спасителя ученикам, Вознесения (Деян 1. 1-14; Мф 28. 19-20; Мк 16. 19-20; Лк 24. 49-53). Заключением служит послесловие Евангелия от Иоанна (Ин 20. 31; 21. 25). Отдельную, вводную, часть ко всему сочинению, озаглавленную «Три введения в евангельскую историю», составляют расположенные последовательно пролог Евангелия от Луки (Лк 1. 1-4 - озаглавлен как «Введение историографическое»), генеалогии Иисуса (Мф 1. 17; Лк 3. 23-38 - расположены последовательно под заголовком «Введение историческое») и пролог Евангелия от Иоанна (Ин 1. 1-18 - озаглавлен «Введение догматическое»). Весь текст гармонизации, включая вводную часть, разбит на 260 фрагментов, имеющих заглавия и ссылки на соответствующие стихи Евангелий.

Ист.: Филарет (Дроздов), свт. Начертание церковно-библейской истории. М., 18448; Гречулевич В., прот. Изложение евангельской истории. СПб., 1861; Михаил (Лузин), архим. О Евангелиях и евангельской истории: По поводу кн. «Жизнь Иисуса» соч. Ренана: Опыт разбора т. н. отрицательной критики Евангелий и евангельской истории. М., 1870; Преображенский А. С. История земной жизни Господа нашего Иисуса Христа. СПб., 1873; Буткевич Т., свящ. Жизнь Господа нашего Иисуса Христа: Опыт ист.-крит. излож. евангельской истории. СПб., 18872; Барсов М. Сб. ст. по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия. СПб., 18932. 2 т.; Лопухин А. П. Библейская история в свете новейших исслед. и открытий: Новый Завет. СПб., 1895; Феофан [Затворник], свт. Евангельская история о Боге-Сыне, воплотившемся нашего ради спасения. М., 18992; Гладков Б. И. Священная история Нового Завета. СПб., 1906; Баженов И. В. Характеристика 4-го Евангелия со стороны содерж. и языка в связи с вопросом о происхождении евангелий. К., 1907; Богословский М., прот. Общественное служение Господа нашего Иисуса Христа по сказаниям св. евангелистов: Ист.-экзегет. исслед. Каз., 1908; Филипп (Бекаревич), еп. Евангельская история: Сравн.-изъясн. обозрение Четвероевангелия. Чернигов, 1914; Василий (Богдашевский), еп. Евангелие от Матфея: Крит.-экзегет. исслед. 8-28 гл. и паралл. мест. К., 1915; Die Plüralität der Evangelien als theologisches und exegetisches Problem in der alten Kirche / Hrsg. H. Merkel. Bern, 1978; Кассиан (Безобразов), еп. Христос и первое христ. поколение. П.; М., 19963; Аверкий (Таушев), архиеп. Четвероевангелие. Апостол: Рук-во к изуч. Свящ. Писания НЗ. М., 2002.
Лит.: Pesch Ch. Über Evangelienharmonien // ZKTh. 1886. Bd. 10. S. 225-244, 454-480; Bardy G. La littérature patristique des «Quaestiones et Responsiones» sur l'Écriture sainte // RB. 1932. Vol. 41. P. 210-236, 341-369, 515-537; 1933. Vol. 42. P. 14-30, 211-229, 328-352; Grant R. M. The Earliest Lives of Jesus. L., 1961; Merkel H. Die Wiedersprüche zwischen Evangelien. Tüb., 1971; Wünsh D. Evangelienharmonien im Reformationszeitalter. B.; N. Y., 1983; Hörner P. Zweisträngige Tradition der Evangelienharmonie. Hildesheim, 2000.
А. В. Пономарёв
Ключевые слова:
Новый Завет Текстология библейская (Новый Завет) Богословие Нового Завета Евангелие. Рукописи (см. также Новый Завет. Рукописи) Канон Священного Писания Гармонизация евангельская, литературный жанр согласования евангельских сообщений о жизни Господа Иисуса Христа
См.также:
ЕВРЕЯМ ПОСЛАНИЕ одно из сочинений, составляющих корпус Посланий св. ап. Павла и входящих в канон НЗ
ЕФЕСЯНАМ ПОСЛАНИЕ одно из посланий ап. Павла, входящее в канон Нового Завета
ИОАННА БОГОСЛОВА ОТКРОВЕНИЕ последняя книга Нового Завета и всей христианской Библии
ВОЗНЕСЕНИЕ ГОСПОДНЕ Вознесение Иисуса Христа на небо - одно из главных событий Священной истории
ВОСКРЕСЕНИЕ ИИСУСА ХРИСТА возвращение Иисуса Христа к жизни после вызванной распятием на Кресте Его смерти и погребения; великий христ. праздник, именуемый Светлым Христовым Воскресением или Пасхой
ГАЛАТАМ ПОСЛАНИЕ одно из посланий ап. Павла, входящее в канон Нового Завета
ДЕЯНИЯ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ одна из канонических книг Свящ. Писания НЗ
ДИАТЕССАРОН название евангельской гармонии
ИИСУС ХРИСТОС Сын Божий, Бог, явившийся во плоти, взявший на Себя грех человека, Своей жертвенной смертью сделавший возможным его спасение
ИОАНН БОГОСЛОВ один из ближайших учеников Иисуса Христа, св. апостол от Двенадцати (пам. 8 марта, 26 сент. и 30 июня - в Соборе двенадцати апостолов)
ИУДЫ ПОСЛАНИЕ в составе НЗ одно из Соборных Посланий
АГНЕЦ БОЖИЙ символическое наименование, усваиваемое Иисусу Христу, принесшему Себя в жертву для спасения человека