Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ВКЛАДНЫЕ КНИГИ
Т. 8, С. 612-617 опубликовано: 24 апреля 2010г.


ВКЛАДНЫЕ КНИГИ

разновидность документов, велись в крупных рус. мон-рях и нек-рых соборах в сер. XVI - нач. XX в. Наряду с синодиками, обиходниками, кормовыми, приходо-расходными книгами В. к. содержали сведения о вкладах, вкладчиках, условиях, на к-рых сделан вклад, и иногда - информацию по истории мон-ря, сведения о хранящихся в нем святынях и т. п. В архивах и рукописных собраниях России выявлено неск. десятков В. к., бо́льшая часть списков относится к XVII-XVIII вв. Название «вкладные книги» появляется в источниках на рубеже XVI-XVII вв., ранее данный тип документов назывался «даяльными», «данными», «дачными» или «казенными» книгами.

Вкладная книга серпуховского высоцкого в честь Зачатия Пресв. Богородицы мон-ря. 1648 г. (СИХМ. Инв. N 1673. Л. 11)
Вкладная книга серпуховского высоцкого в честь Зачатия Пресв. Богородицы мон-ря. 1648 г. (СИХМ. Инв. N 1673. Л. 11)

Вкладная книга серпуховского высоцкого в честь Зачатия Пресв. Богородицы мон-ря. 1648 г. (СИХМ. Инв. N 1673. Л. 11)

Самым ранним видом церковных документов, в к-ром систематически фиксировались имена вкладчиков, а иногда и суммы вкладов, являются синодики. Мон-ри, получавшие большое количество вкладов, по-видимому, делали усилия по упорядочению сведений о вкладчиках. Известно, что в 20-х гг. XVI в. в Троице-Сергиевом мон-ре одновременно велись 2 синодика, что предполагает определенную классификацию вкладчиков (по-видимому, в зависимости от суммы вклада и следовательно способа поминовения) (АРГ, 1505-1526 гг. № 263. С. 267-268). Синодики обители кон. XVI в. имеют значительное число данных о вкладах, поступивших начиная с рубежа XIV-XV вв. (см., напр., РГБ. Ф. 304/I. № 40-42), далеко не все они были зафиксированы во В. к. мон-ря в XVII в. Однако практика записи вкладов в синодиках имела много неудобств, поскольку из-за частого употребления рукописи быстро приходили в негодность, кроме того, из них необходимо было вычеркивать имена лиц, записанных для поминания на конкретный срок, а оставшиеся имена переписывать.

Ранним и важным источником сведений о вкладчиках являются также кормовые книги, к-рые представляют собой организованные по календарному принципу указатели поминания вкладчиков на год. Кормовые книги содержат имена людей, в память о к-рых должны были ставиться праздничные трапезы для братии («кормы»), приводятся также сведения о суммах вкладов, указание на место погребения вкладчика, а также перечни блюд и напитков, подававшихся во время «больших, середних и меньших кормов».

Вкладная книга Солотчинского в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ря. XVI в. (РИАМЗ. КП 8835. Л. 76 об. - 77)
Вкладная книга Солотчинского в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ря. XVI в. (РИАМЗ. КП 8835. Л. 76 об. - 77)

Вкладная книга Солотчинского в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ря. XVI в. (РИАМЗ. КП 8835. Л. 76 об. - 77)
Время появления В. к. исследователи определяют по-разному. С. Б. Веселовский относил возникновение В. к. к XV в. и видел основное их назначение в фиксации вкладов в хронологической последовательности (Исследования по истории класса служилых землевладельцев. С. 30-32). Др. исследователи (А. Г. Маньков, Л. И. Ивина и др.) считают временем появления В. к. сер. XVI в. и видят в них реакцию на постановления Стоглавого Собора 1551 г. (75-я гл. соборных постановлений предписывала монастырским властям собирать сведения о вкладчиках, «ставити по них кормы да на их памяти пети собором панахиды самем пастырем, и обедни служити, и братию кормити по монастырскому чину. Да их имена допытався в сенаники написати и поминати их всегда по церковному чину и по божественному уставу» (Российское законодательство X-XX вв. М., 1985. Т. 2. С. 352). (Данное мнение в определенной степени подтверждается списком вкладной и кормовой книги нач. 90-х гг. XVI в. из Троице-Сергиева мон-ря. В рукописи говорится, что предшествующий список был обязан своим появлением игум. Серапиону (Курцову; 1549 - 14 июня 1551), к-рый по приказу царя и вел. кн. Иоанна IV Васильевича Грозного и созванного в связи с этим Собора монастырских старцев завел В. к. для пожертвований не менее 50 р.- РГБ. Ф. 304/I. № 821. Л. 31-34 об.) Н. А. Казакова, основываясь на сходстве записей вкладов в синодиках и В. к., считала, что постановление Стоглавого Собора послужило лишь толчком к упорядочению записей вкладов, возникновение же В. к. исследовательница относила к более раннему времени (К изучению вкладных книг. С. 266). Мнение Казаковой разделяют мн. совр. исследователи, в частности А. И. Алексеев, высказавший предположение, что назначением В. к. было согласование информации, содержавшейся в синодиках и кормовых книгах.

В. к. содержат сведения о вкладчиках, вкладах и условиях, на к-рых сделан вклад. В мон-рях В. к. велись соборными старцами, хранились у келарей и казначеев. Л. Штайндорф описал разновидности В. к., фиксировавшие вклады в зависимости от их ценности (бо́льшая часть перечисленных ниже типов документов известна по упоминаниям в др. источниках). Братские книги содержали сведения о вкладах монастырской братии, к-рые составляли менее 50 р. (списки неизвестны). В живые книги вносились данные о вкладах др. жертвователей также на сумму менее 50 р., живые книги передавались вкладчиком в мон-рь при жизни, списки их также неизвестны. Записные книги объединяли в себе содержавшиеся в братских и живых книгах сведения о вкладах, к-рые давали право на запись в «повседневный» синодик на определенный срок (ГИМ. Епарх. № 418 (686); Титов. Вкладные и записные книги Иосифова Волоколамского мон-ря. С. 80-115). Большие книги фиксировали вклады не менее 50 р. с правом бессрочного упоминания в «повседневном» синодике (ГИМ. Епарх. № 419 (687); Титов. Там же. С. 1-79). Урочные книги отмечали срок окончания ограниченного во времени поминания (списки неизвестны). Месячные тетради имели те же самые функции, что и урочные книги, были разделены на месяцы для более точного представления о сроках, они также не сохранились.

Вкладные книги белевского Преображенского мон-ря. Нач. XVIII в. (РГБ ОР. Ф. 178. N 8298. Л. 1)
Вкладные книги белевского Преображенского мон-ря. Нач. XVIII в. (РГБ ОР. Ф. 178. N 8298. Л. 1)

Вкладные книги белевского Преображенского мон-ря. Нач. XVIII в. (РГБ ОР. Ф. 178. N 8298. Л. 1)

Составление В. к. в XVI - 1-й пол. XVIII в. в большинстве случаев носило частный характер и было связано с обязательствами мон-рей перед своими вкладчиками, единой формы для этого типа документов не было. В. к., по-видимому, не имели юридической силы и не использовались для разрешения судебных и поземельных дел. В посл. четв. XVII в. на В. к. ссылались рус. дворяне (напр., Головкины, Нелединские-Мелецкие) для подтверждения древности своего происхождения.

Вклады, отраженные в В. к., делались «за здравие», на поминовение умерших родственников, ради пострижения в обители, по завещанию, зачастую в неск. мон-рей одновременно (последнее обстоятельство помогает определить время не датированных во В. к. пожертвований путем сопоставления документов, происходящих из разных мон-рей). Жертвовались книги, предметы церковной утвари и обихода, зависимые от вкладчика крестьяне, вещи хозяйственного обихода, скот, натуральные продукты и др. имущество, а также деньги. Братия обители или клирики собора, получившего вклад, должны были молиться о здравии вкладчиков и их родных или об упокоении представителей рода вкладчика. После смерти вкладчика его имя и имена его родных заносились в зависимости от суммы вклада в «повседневный» и (или) «вечный» синодики и поминались за проскомидией, на панихидах и на литиях. Кроме того, по особо щедрым вкладчикам служили заупокойные литургии (см. ст. Заупокойное богослужение), раздавали милостыню нищим и устраивали трапезу для братии («корм» - «большой, середний и меньший» в зависимости от суммы вклада) в дни памяти жертвователей (на память святого, к-рому был тезоименит вкладчик, или в день кончины, или в 2 данных дня). Срок, в течение к-рого поминались вкладчик и его родственники, определялся обычно из расчета 1 р. на год поминания 1 имени, в особо почитаемых обителях, напр. в Троице-Сергиевом мон-ре, год поминания 1 имени соответствовал вкладу в 10 р., в небольших обителях право на поминание в течение года давал вклад в полтину (или по договоренности сторон). Порядок поминания вкладчиков был установлен в большинстве мон-рей во 2-й пол. XVI в., различался в разных обителях.

Бывали случаи, когда получившие вклад монахи прекращали молиться о вкладчиках ранее установленного срока (упоминания об этом находим, к примеру, во В. к. Симонова мон-ря - Аверьянов. С. 39). В таком случае жертвователь мог потребовать свой вклад обратно. На практике это происходило редко, хотя примеры такого рода известны не только на Руси, но и в Византии, напр., в 1322 г. имп. Андроник II Палеолог потребовал у мон-ря Ватопед свои земли, уличив, как ему казалось после своего поражения на войне, монашескую братию в том, что она «недостаточно усердно» молилась за его победу (Actes de Vatopédi. T. 1. N 55. P. 308-311).

Лицевой синодик, вкладные и кормовые книги Анастасова в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ря близ Одоева. 1673 - 1675 гг. (РГБ ОР. Ф. 178. N 8299. Л. 75 об.)
Лицевой синодик, вкладные и кормовые книги Анастасова в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ря близ Одоева. 1673 - 1675 гг. (РГБ ОР. Ф. 178. N 8299. Л. 75 об.)

Лицевой синодик, вкладные и кормовые книги Анастасова в честь Рождества Пресв. Богородицы мон-ря близ Одоева. 1673 - 1675 гг. (РГБ ОР. Ф. 178. N 8299. Л. 75 об.)
Наиболее ярким примером, иллюстрирующим эволюцию В. к. в XVII в., являются рукописи из Троице-Сергиева мон-ря 1639 и 1673 гг. Имена вкладчиков в них разделены по социальному и родовому признакам, книги имеют алфавитный указатель. Е. Н. Клитина высказала предположение, что в основе данных В. к. лежит протограф, созданный в кон. 60-х - нач. 70-х гг. XVI в., источником к-рого являлись по преимуществу копийные («вотчинные») книги, а также кормовая книга и описи ризницы мон-ря; во В. к. 1639 г. ссылки на копийные книги очень часты, во В. к. 1673 г. они уже являются редкостью.

Во 2-й пол. XVII - нач. XVIII в. в нек-рых В. к. начали записываться сведения по истории мон-рей, жизнеописания их основателей, местных подвижников, сообщения о хранящихся в обителях святынях - мощах святых, особо почитаемых иконах. Так, в конце В. к. нижегородского Печерского мон-ря помещено сказание о Печерской иконе Божией Матери, принесенной в мон-рь основателем обители свт. Дионисием (Титов. 1898. С. 72-74). Большую часть составленной в 1710 г. В. к. Анзерского Голгофо-Распятского муж. скита составляет изложение монастырского предания об основателе скита прп. Елеазаре Анзерском († 1656) и истории скита (Вкладная книга Анзерского скита. 2001. С. 213-275). В начале В. к. и синодика Водожской во имя Покрова Пресв. Богородицы муж. пуст. (1711) помещено «Описание» обители (РГБ. Ф. 178. № 8539. Л. 3-8 об.). Во В. к. читается рассказ не только об основании пустыни, но и об ее предыстории, связанной с белозерскими подвижниками благочестия и ктиторами обители - свящ. Григорием, 1-м игум. Герасимом и др. лицами, их отношения с И. Нероновым; за период ок. 1652-1711 гг. отмечен ряд исторических событий, в частности эпидемия, война, в к-рой участвовали первые ктиторы пустыни П. И. Доводчиков и Ф. Г. Лызлов. Все это сближает В. к. Водожской пуст. со сказаниями об основании мон-рей и строительстве храмов XVI-XVII вв. Запись вкладов, помещенная после «Описания» пустыни, доведена до 60-х гг. XVIII в.- времени секуляризации церковных имуществ. В. к. суздальского Богородице-Рождественского собора содержит точно датированные известия о ремонте и перестройках собора в сер. XVI в.

Помимо собственно В. к. можно выделить неск. смешанных типов документов, фиксировавших вклады: объединенные вкладные и кормовые (кормовые и вкладные) книги, приходо-расходные и вкладные книги, синодики с записями вкладов.

Вкладные и кормовые книги совмещают в себе сведения о вкладах, поминаниях вкладчиков и указания на «кормы» (в кормовых и вкладных книгах «кормы» расписаны более подробно), организованы по календарному принципу. Данный тип внутримонастырской документации во 2-й пол. XVI-XVIII в. характеризуется прежде всего внесением в него имен вкладчиков, сделавших пожертвование, как правило, не менее 100 р. (в Троице-Сергиевом мон-ре «кормы» ставились за вклады не менее 500 р.). Примерами вкладных и кормовых книг могут служить документы из московского Симонова (АСЭИ. Т. 2. № 339. С. 337-338), ростовского Борисоглебского на Устье мон-ря и Михаило-Архангельского мон-ря в Юрьеве-Польском (РНБ. Тит. № 4520, 4904; ЮПКМ. № 2394. Л. 1-18), а также белёвского в честь Преображения Господня мон-ря (РГБ. Ф. 178. № 8298). Примером «книг кормовых, и вкладных, и данных» может служить рукопись из Толгского в честь Введения во храм Пресв. Богородицы мон-ря. Книга, составленная во 2-й пол XVI - нач. XVII в., содержала сведения о 22 вкладах и «кормах», обстоятельствах внесения вкладов и обязательствах мон-ря по ним (литургические поминания и трапезы); при переписке текста в обители в сер. XVII в. «кормы» и вклады кон. XIV-XVI в. были скопированы без хронологической последовательности, однако с прежней нумерацией. Записи «кормов» и вкладов можно обнаружить в кормовой и вкладной книге из московского Новодевичьего мон-ря (Вкладная книга 1674-1675 (7183) года московского Новодевичьего мон-ря. С. 152-210) и в кормовой книге Коряжемского во имя свт. Николая Чудотворца муж. мон-ря (РГБ. Ф. 178. № 7174). Во 2-й пол. XVIII в. в связи с исчезновением практики «кормов» ведение таких книг практически прекратилось.

Денежная вкладная книга и синодик Ниловой Столбенской пуст. 1860 - 1865 гг.(РГБ ОР. Ф. 200. Т 18. Л. 1)
Денежная вкладная книга и синодик Ниловой Столбенской пуст. 1860 - 1865 гг.(РГБ ОР. Ф. 200. Т 18. Л. 1)

Денежная вкладная книга и синодик Ниловой Столбенской пуст. 1860 - 1865 гг.(РГБ ОР. Ф. 200. Т 18. Л. 1)
Последовательные сведения о вкладах содержатся также в нек-рых приходо-расходных книгах мон-рей кон. XVI в., напр., в приходной книге Чудова в честь Чуда арх. Михаила в Хонех муж. мон-ря в Москве 1585/86 г., в приходо-расходных книгах и обиходнике Иосифо-Волоколамского мон-ря (Хозяйственные книги Чудова мон-ря 1585/86 г. 1996. С. 31-53; Тихомиров. С. 130-160). Окончательное отделение В. к. от приходных и приходо-расходных книг произошло в 1-й трети XVII - нач. XVIII в. Примером этому является рукопись из Белогостицкого мон-ря под Ростовом, содержащая в себе независимые друг от друга вкладные (1668/69-1702, без начала), приходо-расходные (1628-1745) и описные книги (посл. треть XVII в.) (РГБ. Ф. 178. № 10933. Л. 1-17, 20-314 об., 316-377 об.).

Достаточно долго - в отдельных случаях вплоть до сер. XIX в.- сохранялась практика записи вкладов в синодиках, характерная в первую очередь для небольших мон-рей. Зачастую причиной внесения соответствующих сведений в синодики было резкое увеличение числа вкладов. Напр., в перемышльском Резванском во имя свт. Николая Чудотворца муж. мон-ре постоянная запись вкладов в синодик началась в 80-х гг. XVII в. Связано это было с тем, что после свадьбы царя Алексея Михайловича и Наталии Кирилловны Нарышкиной (1671) в Резванский мон-рь, где была похоронена бабушка молодой царицы - П. И. Раевская, начали поступать значительные пожертвования от родственников царя, соответствующие сведения были внесены в синодик (Леонид (Кавелин). Церк.-ист. описание. 1863. С. 69-86). В монастырском синодике отражены вклады, поступавшие в Шаровкин мон-рь во имя Успения Пресв. Богородицы в Перемышльском у. (Там же. С. 1-68). (Др. примеры соединения синодиков с В. к. в монастырской документации см.: Там же; РГБ. Ф. 178. № 8299.) Синодик Архангельского собора Московского Кремля наряду с именами вкладчиков указывает сумму вкладов (данные за 1848-1849, внесенные в рукопись XVII в.- РГБ. Ф. 218. № 1518. Л. 149-154 об.).

В XVII в. в синодики, так же как и во В. к., начали записываться сведения по истории мон-рей. Ярким примером может служить синодик XVII в. Выдубицкого Всеволожа во имя св. арх. Михаила муж. мон-ря, в начале к-рого помещен краткий рассказ «О создании монастыря Выдубицкаго» с похвалой 1-му ктитору обители вел. кн. Всеволоду Ярославичу (синодик известен в выписке, сделанной в 1815 для гр. Н. П. Румянцева.- РГБ. Ф. 256. № 387. Л. 6-6 об.). Рассказ об основании обители читался также в синодике Воротынского Спасского, что на Устье, мон-ря (Леонид (Кавелин). Церк.-ист. описание. С. 95-106).

Со 2-й пол. XVIII в. сведения о вкладах включались в описи имущества действующих и упраздненных мон-рей, В. к. как вид монастырского делопроизводства стали приходить в упадок. В ряде случаев их функции сокращались, напр., В. к. и синодик Ниловой Столобенской пуст. фиксировали в 1860-1865 гг. только денежные вклады (РГБ. Ф. 200. № 18).

Во 2-й пол. XIX в. в епархиальное делопроизводство были введены типовые В. к., предназначавшиеся в первую очередь для приходских храмов,- «Справочные книги к синодику на вечное поминовение». Эти документы содержали графы для данных о дате поступления вклада, об имени, о звании или сословии, о месте жительства вкладчика или благотворителя, об условиях вклада («когда и на каких службах поминать»), графы для соотнесения с записями в приходо-расходных книгах и синодиках. Данная разновидность В. к. перестала использоваться в 20-х гг. XX в. вслед. нарушения церковного делопроизводства в условиях гонений на Церковь.

Арх.: ГИМ. Епарх. № 1(6) [Синодик Иосифо-Волоколамского мон-ря, XVI в.]; № 417 (683) [Устав о братской трапезе и поминании живых и умерших, 1565 г.]; № 418 (686) [Книга вкладов Иосифова мон-ря, сер. XVI - нач. XVII в.]; № 419 (687) [Книга вкладов Иосифова мон-ря, 2-я - 3-я четв. XVI в.]; НГМ. ОПИ. № 11033 [Синодик и записи о вкладах, сделанных в Сырков мон-рь в Вел. Новгороде в 1675 г.- посл. четв. XVII в.]; РГАДА. Ф. 181. № 146/213 [Кормовые, вкладные и данные книги, синодик ярославского Толгского мон-ря, XVII в.]; Ф. 196. Оп. 1. № 1710 [Синодик, кормовая и вкладная книги коломенского Голутвина мон-ря, нач. XVIII в.]; РГБ. Ф. 178. № 8299 [Вкладные, кормовые книги и синодик лихвинского Анастасова мон-ря, 1558 г. XVII в.]; № 8298. [Вкладные книги белёвского Спасо-Преображенского мон-ря, нач. XVIII в.]; № 8539 [Вкладная книга и синодик Водожской пуст., XVIII в.]; № 7174 [Кормовая книга и записи вкладов Коряжемского во имя свт. Николая мон-ря, XVII-XVIII вв.]; № 10933 [Вкладные 1668/69-1702 (без начала), приходо-расходные (1628-1745 гг.) и описные (посл. треть XVII в.) книги Белогостицкого мон-ря, XVII-XVIII вв.]; Ф. 256. № 387 [Выписи из синодиков, вкладных книг и описей церковного имущества древнерусских мон-рей, 1815 г.]; РГБ. Ф. 304/I. № 40-42 [Синодики и вкладные записи Троице-Сергиева мон-ря, 1575 г.- кон. XVI в.]; № 821 [Вкладная и кормовая книги Троице-Сергиева мон-ря, 1591/92 г.]; Ф. 200. № 18 [Денежная вкладная книга 1860-1865 гг. и синодик Нилово-Столобенской пуст.]; РГБ. Ф. 711. № 31 [Вкладная книга и синодик Махрищского мон-ря, XVI-XVII вв.]; ЮПКМ. № 2394 [Вкладная и кормовая книга Михаило-Архангельского мон-ря в Юрьеве-Польском, кон. XVI-XVII в.]; СИХМ. № 1673 [Вкладная книга серпуховского Высоцкого мон-ря, 1648]; РИАМЗ. КП-8835 [Вкладная книга Солотчинского Рождество-Богородицкого мон-ря, XVII в.].
Публ.: Карамзин Н. М. История гос-ва Российского. М., 1995. Т. 5. С. 262-263. Примеч. 122 [Вкладные и кормовые книги московского Симонова мон-ря]; Сахаров И. П. Кормовая книга Кирилло-Белозерского мон-ря // ЗОРСА. 1851. Т. 1. Отд. 3. С. 46-139; Выписки из рукописной вкладной книги Александро-Свирского мон-ря 1566-1743 гг. // Олонецкие ГВ. 1853. № 10-27; Вкладная книга Владимирского Рождественского мон-ря / Сообщ. К. Н. Тихонравов // Тр. Владимирского губ. стат. ком. Владимир, 1864. Вып. 3. Стб. 338-369; Горский А. В. Ист. описание Св.-Троицкой Сергиевой лавры. Ч. 2: Прил. архим. Леонида. VI. С. 45-64; Леонид (Кавелин), архим. Махрищский мон-рь: Синодик и вкладная книга // ЧОИДР. 1878. Кн. 3. С. 1-38; он же. Вкладная книга Моск. Ново-Спасского мон-ря. СПб., 1883; Титов А. А. Вкладные и кормовые книги Ростовского Борисоглебского мон-ря в XV, XVI, XVII и XVIII ст. Ярославль, 1881; он же. Вкладная книга Нижегородского Печерского мон-ря // ЧОИДР. 1898. Кн. 1. Отд. 1. С. I-VIII, 1-93; он же. Синодики XVII в. Переславского Горицкого мон-ря. М., 1902; он же. Вкладные и записные книги Иосифова Волоколамского мон-ря XVI в. // Рукописи слав. и рус., принадлежащие И. А. Вахрамееву. М., 1906. Вып. 5. С. 1-115; Памятники древней письменности Спасского мон-ря в г. Муроме: (Лицевой синодик и вкладная книга) / Предисл. Н. Добрынкина. Владимир, 1892; Покровский Н. В. Древности Костромского Ипатьевского мон-ря // ВАИ. 1885. Вып. 4. С. 1-34 [на с. 4-5 отрывки из вкладной книги]; Воронцова Л. Д. Вкладная книга Серпуховского Высоцкого мон-ря // Древности: Тр. Археогр. Комис. МАО. 1899. Т. 1. Вып. 2. Стб. 321-346; Голубинский. История РЦ. Т. 2. Ч. 2. С. 577-580 [фрагмент вкладной и кормовой книги Троице-Сергиева мон-ря кон. XVI в.]; Вкладная книга Брянского Свенского мон-ря // ИРГО. 1911. Вып. 4. С. 392-433; Апухтин В. Р. Псково-Печерский Успенский мон-рь и его вкладная книга 1558 г. М., 1914; Изюмов А. Ф. Вкладные книги Антониева Сийского мон-ря 1576-1694 (7084-7202) гг. // ЧОИДР. 1917. Кн. 2. Отд. 1 С. 1-104; АСЭИ. Т. 2. № 339. С. 337-338; Т. 3. № 479. С. 465; Вкладная книга 1674-1675 (7183) года Моск. Новодевичьего мон-ря // Источники по соц.-экон. истории России XVI-XVIII вв.: Из архива Моск. Новодевичьего мон-ря / Подгот. В. Б. Павлов-Сильванский. М., 1985. С. 152-210; Вкладная книга Троице-Сергиева мон-ря. М., 1987; Вкладные книги Далматовского Успенского мон-ря / Предисл. И. Л. Маньковой. Свердловск, 1992; Козляков В. Н. Толгский мон-рь XVII в. и его вкладчики // Ярославская старина: Из архива рус. провинции. Ярославль, 1992. С. 14-22; Вкладная книга Серпуховского Высоцкого мон-ря. М., 1993; Хозяйственные книги Чудова мон-ря 1585/86 г. М., 1996. С. 31-53; Вкладная книга Анзерского скита // Прп. Елеазар, основатель Св.-Троицкого Анзерского скита / Подгот. С. К. Севастьяновой. СПб., 2001. С. 213-275; Маштафаров А. В. Вкладная кормовая книга Михаило-Архангельского мон-ря г. Юрьева-Польского XVI - 1-й четв. XVII вв.: Введ., коммент. и текст // RM. 2001. T. 10. Fasc. 1. С. 224-233; Антонов А. В. Вкладчики Успенского Горицкого мон-ря XV-XVI вв. // Рус. дипломатарий. М., 2003. Вып. 9. С. 3-37.
Лит.: Леонид (Кавелин), иером. Церк.-ист. описание упраздненных мон-рей, находящихся в пределах Калужской епархии // ЧОИДР. 1863. Кн. 1. Отд. 1. С. 1-170; Титов А. А. Вкладные и кормовые книги монастырские // ЭС. 1892. Т. 6а: С. 619; Савич А. Я. Вклады и вкладчики в северо-рус. мон-рях XV-XVII вв. Пермь, 1929; Тихомиров М. Н. Монастырь-вотчинник XVI в. // ИЗ. 1938. Т. 3. С. 130-160; Маньков А. Г. Цены и их движение в Рус. гос-ве XVI в. М.; Л., 1951. С. 247-249; он же. Хозяйственные книги монастырских вотчин XVI в. как источник по истории крестьян // ПИ. 1955. Вып. 4. С. 287; Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.; Л., 1960. С. 355-356; она же. К изучению вкладных книг // Рукописное наследие Др. Руси: По мат-лам Пушкинского дома. Л., 1972. С. 260-266; Веселовский С. Б. Исследования по истории опричнины. М., 1963. С. 323-478; он же. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969. С. 45, 61, 207, 314, 331, 348, 351, 358; Алексеев Ю. Г. Аграрная и соц. история Сев.-Вост. Руси XV-XVI вв. (Переяславский уезд). М.; Л., 1966. С. 88-92; Ивина Л. И. Вкладная и кормовая книга Симонова мон-ря // ВИД. 1969. Т. 2. С. 229-240; она же. Крупная вотчина Сев.-Вост. Руси кон. XIV - 1-й пол. XVI в. Л., 1979. С. 24-29; Клитина Е. Н. Вкладные книги Троице-Сергиева мон-ря // ТОДРЛ. 1971. Т. 26. С. 287-293; Зимин А. А. Вкладные и записные книги Волоколамского мон-ря XVI в. // Из истории феодальной России. Л., 1978. С. 77-84; Кучкин В. А. Ценный источник по истории России XIV-XVIII вв. // ВИ. 1989. № 5. С. 165-167; Левицкая Н. В. Вкладная книга Переславль-Залесского Федоровского мон-ря // ИКРЗ, 1993 г. Ростов, 1994. С. 122-129; Левицкая Н. В., Сукина Л. Б. Вкладные книги переславских Никитского и Троице-Данилова мон-рей: Источниковедческие аспекты исследования // ИКРЗ, 1995 г. Ростов, 1996. С. 125-135; Steindorff L. Memoria in Altrußland: Stud. zu d. Formen christ. Totensorge // QSGÖE. 1994. Bd. 38; Штайндорф Л. Сравнение источников об организации поминания усопших в Иосифо-Волоколамском и в Троице-Сергиевом мон-рях в XVI в. // АЕ за 1996 г. М., 1998. С. 65-78; он же. Поминание усопших как религ. и обществен. должность мон-рей Моск. Руси (на основе мат-лов из Троице-Сергиева и Иосифо-Волоколамского мон-рей) // Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России. М., 2000. С. 103-116; он же. Вклады царя Ивана Грозного в Иосифо-Волоколамский мон-рь // ДРВМ. 2002. № 2 (8). С. 90-100; Алексеев А. И. К изучению вкладных книг Кирилло-Белозерского мон-ря // Там же. С. 68-85; Стрельников С. В. Особенности редактирования вкладных и кормовых книг Ростовского Борисоглебского мон-ря // Опыты по источниковедению. Вып. 3: Древнерус. книжность: редактор и текст. СПб., 2000. С. 305-322; он же. Ростовский Борисоглебский мон-рь и его вкладчики в XV - 1-й трети XVII в.: (По мат-лам вкладных книг) // Рус. религиозность: Пробл. изучения. СПб., 2000. С. 102-114; Николаева С. В. Вклады и вкладчики в Троице-Сергиев мон-рь в XVI-XVII вв.: (По вкладным книгам XVII в.) // Церковь в истории России. М., 1998. Сб. 2. С. 81-107; Аверьянов К. А. Вкладные и кормовые книги рус. мон-рей XVI-XVIII вв. как источник по истории поминального ритуала // Вера и ритуал: Мат-лы VIII С.-Петербургских религиовед. чтений. СПб., 2001. С. 38-40; Пудалов Б. М. Синодик нижегородских князей (опыт реконструкции) // Памятники христ. культуры Нижегородского края. Н. Новг., 2001. С. 8-22; Токарев А. В. О структуре монастырских вкладных книг XVI-XVIII вв. // Ежег. Богосл. конф. ПСТБИ. М., 2002. С. 101-106; он же. Вкладная книга Введенской Оптиной пустыни // Там же. М., 2003. С. 181-184.
А. В. Кузьмин, С. В. Стрельников
Ключевые слова:
Источниковедение. Россия. История Вкладные книги, разновидность документов, велись в крупных русских монастырях и некоторых соборах в сер. XVI - нач. XX в. Русская Православная Церковь. Основные понятия
См.также:
АКТЫ в России, документы правового характера
АКТЫ АРХЕОГРАФИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ серия документов по истории России XIII-XVII вв.
«АКТЫ ЗАПАДНОЙ РОССИИ» сборник документов по церковной и политической истории Украины, Белоруссии и Литвы
АКТЫ ИСТОРИЧЕСКИЕ
АРХЕОГРАФИЧЕСКИЕ КОМИССИИ
БЕРЕСТЯНЫЕ ГРАМОТЫ вид массового письм. источника истории средневек. Руси