Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

БОЯРЕ
Т. 6, С. 131-133 опубликовано: 19 сентября 2009г.


БОЯРЕ

(митрополичьи, Патриаршии), высшие светские чиновники рус. митрополичьего, затем Патриаршего двора. Наиболее раннее упоминание о Б. митрополита содержится в «докончании» (договоре) вел. кн. Василия Димитриевича с митр. св. Киприаном (между 1392 и 1404), где упоминаются Б. и слуги, служившие митр. св. Алексию. Имена неск. митрополичьих Б., сопровождавших претендента на Русский митрополичий престол Митяя в его поездке в К-поль, названы в «Повести о Митяе». В нач. XV в. Б. могли быть и духовные лица: одним из Б. митр. Киприана был чернец Андрей Ослебятя. Б. у митрополита было сравнительно немного - Митяя в поездке сопровождали 6 Б., при оформлении меновой грамоты Василия Димитриевича с митр. Киприаном на слободу Караш присутствовали 5 Б.

В XIV в., в период борьбы московских князей с тверскими и суздальскими за великое княжение Владимирское, неустойчивая светская власть нуждалась в поддержке митрополитов и потому практически не вмешивалась в процесс формирования митрополичьего двора, состав к-рого был достаточно пестрый. Начиная со времени правления Василия Димитриевича появляются первые примеры назначения вел. князем высших должностных лиц митрополичьего двора. По свидетельству родословцев, Василий Димитриевич «дал в бояре» митр. Киприану племянника свт. Алексия Степана Феофановича, а также др. своего приближенного - Димитрия Афинеевича. Это действие, с одной стороны, являлось знаком милости, с др.- ставило Киприана под контроль доверенных людей вел. князя. В Государеве родословце сообщается: «От Степана пошли Фомины, что словут митрополичьи. И Степанов род Феофановича весь служит у митрополитов» (Редкие источники. С. 123-124). Начиная с 60-х гг. XV в. на протяжении XVI в. известные историкам митрополичьи Б. принадлежали только к этой фамилии (исключение составляют упомянутые в 1526 братья Ю. Г. и В. Г. Мануиловы). Это не было случайностью, т. к. в 69-й гл. постановлений Стоглавого Собора (1551), фиксировавшей уже традиц. к этому времени практику, архиереям предписывалось после смерти Б. выбирать для них преемников «от тех же родов». Стоглавый Собор также постановил, что все пожалования боярского сана не должны делаться «без царева ведома»: «И повелит царь которым быти в боярех... и святителем у себя тех и держати». По-видимому, мн. митрополичьи слуги и Б. были убиты в период опричнины. Кн. А. М. Курбский сообщает, что «по убиении» митр. сщмч. Филиппа «не токмо многих клириков, но и нехиротонисанных мужей благородных сколько сот помучено разными муками и погублено»; о казни «советников и приближенных митрополита» свидетельствуют также опричники Таубе и Крузе. Однако, несмотря на казни, в одном из актов 1598 г. Патриаршим боярином по-прежнему значится представитель рода Фоминых - Иван.

После восшествия на царский престол Михаила Феодоровича Патриаршие Б. стали назначаться исключительно государевыми указами из царских думных чинов, число Б., по-видимому, уменьшилось в сравнении с XVI в. Так, ко двору Патриарха Филарета царь назначил своих бояр кн. В. Т. Долгорукого и кн. А. В. Хилкова (в офиц. документах они назывались Патриаршими Б. или Б. «Патриархове дворе у духовных дел»). Б. у Патриарха Филарета также служил московский дворянин И. А. Колтовский, после его смерти - С. В. Колтовский. Знаком особого благоволения со стороны царя Алексея Михайловича к Патриарху Никону было назначение в нояб. 1652 г. Патриаршим боярином лица высокого ранга - окольничего Н. А. Зюзина, а также дворянина московского Б. И. Нелединского. У др. Патриархов Б. были лица низких думных чинов. Так, при Патриархе Иосифе в 40-х гг. XVII в. боярином числился московский (позже думный) дворянин В. О. Янов. В 60-70-х гг. того столетия Патриаршими Б. были дворянин московский Н. М. Беклемишев, стряпчий И. Ф. Лызлов, думный дворянин Т. П. Савёлов. И наконец, при Патриархе Адриане - думный дьяк П. Б. Возницын. 16 дек. 1700 г. указом царя Петра I Патриарший разряд, где служили Патриаршие Б., был упразднен, все служилые люди архиереев были взяты на государеву службу.

В XIV-XVI вв. Б. состояли в подчиненности и подсудности митрополита. До нач. XV в. Б. и слуги митрополита во главе с митрополичьим воеводой должны были участвовать в военных походах в составе великокняжеского войска. По договору вел. кн. Василия Димитриевича с митр. Киприаном этот порядок был изменен для тех, кто «приказался ново митрополиту». Новоназначенные Б. и дети боярские шли на войну в составе войска вел. князя «под воеводою» вел. князя - «где который живет, ин под тем воеводою и есть». В мирное время, выполняя поручения митрополита, Б. участвовали в разделе земель митрополичьего дома и земель др. собственников, совершали от имени митрополита земельные сделки или выступали свидетелями («послухами») при их совершении.

От имени митрополита Б. также вершили суд в качестве верховной судебной инстанции, решения к-рой поступали на рассмотрение митрополита. Полномочия такого суда распространялись первоначально не только на светское население митрополичьих владений, но и на подчиненных власти митрополита духовных лиц. Такая практика, противоречившая нормам канонического права, вызывала критику со стороны современников. В нач. XVI в. свящ. Георгий Скрипица писал, обращаясь к архиереям: «Ни сами, ни священники избранными дозираете... како кто пасет церковь Божию, дозираете церковь по царьскому чину земного царя бояры и дворецкими». В 67-й гл. решений Стоглавого Собора провозглашалось, что «весь священнический и иноческий чин» должен судить сам архиерей «соборне по священным правилом... или кому повелят судити, а не от мирских». Однако при разработке конкретных предписаний Собор в ряде отношений отступил от этого повеления. Митрополичьим Б. в итоге было запрещено судить по любым делам настоятелей мон-рей, но в их руках остался суд над приходским духовенством по гражданским делам и над светскими людьми по находившимся в ведении Церкви семейным делам и делам о наследстве. Разбирать эти дела Б. должны были вместе с судебной коллегией, состоявшей из поповских старост и др. выборных представителей приходского духовенства (сменяясь по 2 чел.), «градских» старост, целовальников и земского дьяка. Записи судебного процесса («судные списки») должны были изготовляться в 2 экземплярах, скрепленных подписями членов судебной коллегии и боярскими печатями. Затем «судные списки», один из к-рых хранился в судебном ведомстве, а др.- у старост и целовальников, должны были представляться на утверждение митрополита и рассматриваться в присутствии членов судебной коллегии. Сложность процедуры рассмотрения дел говорит о том, что судебная деятельность Б. вызывала нарекания, и своего рода «общественный контроль» должен был помешать злоупотреблениям. Решения Стоглава, по-видимому, не во всем выполнялись. Так, не сохранилось сведений об участии в суде митрополичьих (затем Патриарших) Б. выборных представителей духовенства.

В нач. XVII в. судебная коллегия состояла из Патриаршего Б., дворецкого и 2 дьяков, в ее ведении в это время состояли также «духовные дела». Состав судебной коллегии существенно изменился после создания в нач. 20-х гг. XVII в. Патриаршего разряда, где рассматривались все дела белого и черного духовенства, включая дела по искам светских лиц, семейные дела и дела о наследстве, дела о еретиках и раскольниках. Разряд также выдавал настольные и благословенные грамоты, руководил работой по описи имущества мон-рей, здесь вели учет и занимались обеспечением служилых людей Патриарха. После решений Большого Московского Собора 1666-1667 гг. о подсудности духовных лиц только духовному суду светские судьи Разряда были отстранены от разбора дел, касавшихся духовных лиц, в разборе др. видов дел Патриарший боярин принимал участие до ликвидации Патриаршего разряда.

Дворцовые разряды и Патриаршие дворцовые разряды XVII в. сообщают о присутствии Патриарших Б. вместе с Патриархом на различных офиц. церемониях в царском дворце: в двунадесятые праздники, на семейных торжествах царствующего дома, на приемах Патриархом иностранных послов и представителей правосл. духовенства. Особо почетным для Патриарших Б. было участие в интронизации Патриархов Московских и всея Руси и в крестном ходе к Покровскому собору и Лобному месту в Вербное воскресенье - «шествии на осляти», где традиционно они вели «осля» «под губу».

В XIV-XVI вв. вознаграждением митрополичьих Б. за службу были кормления на разных должностях. Б. могли назначаться наместниками митрополита в Москве, Владимире и Юрьеве. В одном из актов сер. XV в. боярином назван митрополичий десятильник Юрий конюший. С кон. XV в. за службу при митрополичьем дворе Б. начали получать земли, вначале, по-видимому, в пожизненное владение «из строения», т. е. для привлечения населения и для хозяйственного обустройства. С XVI в. известны поместья митрополичьих Б., в документах 2-й пол. XVI в. упоминаются их «отчины и купли». Неизвестны документы о пожалованиях Патриархами земель своим Б.: по-видимому, в XVII в. Патриаршие Б. получали земельные владения только от царя. В XV в. митрополичьи Б. получали денежные «поминки» - подарки при хиротонии архиереев (ОР ГИМ. Забелин. № 419. Л. 54 об.).

Др. источником дохода митрополичьих (затем Патриарших) Б. была судебная пошлина, бравшаяся в их пользу в соответствии с царским Судебником 1550 г. В случае взимания боярином лишних пошлин, или «посулов», после «обыска», к-рый проводили члены судебной коллегии, боярин, «если в другие и в третие обличен будет», должен был лишиться сана и поместья. В XVII в. в пользу Патриарших Б. поступала часть пошлин, взимавшихся с различного рода судебных дел Разрядного приказа: с дел между белым и черным духовенством, по жалобам мирских лиц на духовных особ с виновного бралась пошлина, гривна с рубля, из к-рой в пользу Б. шло 5 денег. Очевидно, часть пошлины по делам о духовных завещаниях, предназначавшейся Патриарху, шла его Б., принимавшим участие в разбирательстве подобного рода дел.

Арх.: РГАДА. Ф. 181. № 133. Л. 16-57; № 136. Л. 1-99 [Патриаршие разряды 1667-1672 гг.].
Ист.: Дворцовые разряды. СПб., 1850-1855. 4 т.; Акты феодального землевладения и хозяйства. Т. 1. М., 1951; Т. 3. 1961; АСЭИ. 1964. Т. 3; Редкие источники по истории России. М., 1977. Вып. 2: Новые родословные книги XVI в. С. 123-126.
Лит.: Горчаков М. О земельных владениях Всероссийских митрополитов, Патриархов и Св. Синода (988-1738 гг.) СПб., 1871; Каптерев Н. Ф. Светские архиерейские чиновники в Древней Руси. М., 1874; Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси. М.; Л., 1947. Т. 1. Ч. 2. Гл. 5-6.
А. В. Маштафаров, Б. Н. Флоря
Ключевые слова:
Московская Русь (XV-XVII) Русская Православная Церковь. История. XVI в. Бояре, высшие светские чиновники рус. митрополичьего, затем Патриаршего двора
См.также:
АДРИАН [Андрей] (1637, или 1627, или 1639 – 1700), Патриарх Московский и всея Руси (1690 -1700)
БАШКИН Матвей Семенович († 3-я четв. XVI в.), еретик
БОРИС ФЕОДОРОВИЧ ГОДУНОВ († 13.04.1605), рус. царь (с 17 февр. 1598)
ИОСИФ (Санин Иван; 1439 - 1515), Волоцкий, прп. (пам. 9 сент., 18 окт.- обретение мощей, в 3-ю Неделю по Пятидесятнице - в Соборе Новгородских святых, в 1-ю Неделю после 29 июня - в Соборе Тверских святых, в неделю перед 26 авг.- в Соборе Московских святых)
АВРААМИЙ (Палицын Аверкий Иванович; ок. 1550–1626), келарь Троице-Сергиева монастыря, писатель
АЛЕКСАНДР ЯГЕЛЛОНЧИК (1460–1506), вел. кн. Литовский (1492 – 1506), кор. польский (1501 - 1506)