Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАМЧАТСКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ
Т. 30, С. 89-97 опубликовано: 22 мая 2017г.


КАМЧАТСКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ

миссия РПЦ, действовавшая на территории совр. Дальн. Востока. Основана в 1742 г. Первоначально относилась к Иркутской епархии, в 1761 г. была упразднена, в 1912 г. возрождена в составе Владивостокской епархии, с 1916 г.- в составе Петропавловской епархии (с 1916 по 1922 Камчатская и Петропавловская епархия, с 1993 Петропавловская и Камчатская епархия). Перестала существовать после установления в 1922 г. советской власти на Дальн. Востоке.

Предыстория учреждения К. д. м.

Вид г. Петропавловска. Литография Поль-Пети по рис. Ф. Денисьева. Сер. XIX в. (ГПИБ)
Вид г. Петропавловска. Литография Поль-Пети по рис. Ф. Денисьева. Сер. XIX в. (ГПИБ)

Вид г. Петропавловска. Литография Поль-Пети по рис. Ф. Денисьева. Сер. XIX в. (ГПИБ)

Камчатка была одним из самых дальних географических и социальных объектов миссии РПЦ. Первыми на северо-восток России приходили служилые (казаки, стрельцы) и промышленные люди, которых влекла надежда на быстрое обогащение. Промысловые артели пополнялись добытчиками морского и пушного зверя за счет крещеного коренного населения. Хозяин артели, получив разрешение епископа или благочинного, крестил коряка, ительмена, алеута или чукчу, давал ему свое имя и фамилию, тем самым как бы вводя в свою семью. Миссионер или приходский священник появлялись на этой территории после того, как возводились остроги и процесс присоединения к России укреплялся сменными или стационарными военными и казачьими гарнизонами.

Петропавловская гавань Камчатки. Литография по рис. Жакобе. XIX в. (ГИМ)
Петропавловская гавань Камчатки. Литография по рис. Жакобе. XIX в. (ГИМ)

Петропавловская гавань Камчатки. Литография по рис. Жакобе. XIX в. (ГИМ)
В 1705 г. по благословению митр. Тобольского и всей Сибири Филофея (Лещинского) на Камчатку с миссией проповедника прибыл архим. Мартиниан. За 12 лет его служения крестилось ок. 100 местных жителей. В это время происходили казачьи бунты в камчатских острогах, поднимались восстания большерецких камчадалов. В 1717 г., при архим. Мартиниане, первопроходец, первооткрыватель Курильских о-вов казак Иван Петрович Козыревский принял монашеский постриг с именем Игнатий. Между Нижним острогом и р. Ключевкой он основал пустынь в честь Успения Пресв. Богородицы с богадельней и мастерскими. В 1717 (1718?) г. архим. Мартиниан мученически погиб, возможно, был убит «собственными людьми, по наущению какого-то казака» (Громов. 2000. С. 4) либо камчадалами.

Поселение камчадалов. Иллюстрация к 1-му изданию книги С. Н. Крашенинникова «Описание Земли Камчатки». XVIII в. (РГБИ)
Поселение камчадалов. Иллюстрация к 1-му изданию книги С. Н. Крашенинникова «Описание Земли Камчатки». XVIII в. (РГБИ)

Поселение камчадалов. Иллюстрация к 1-му изданию книги С. Н. Крашенинникова «Описание Земли Камчатки». XVIII в. (РГБИ)
Опыт 1-й миссии выявил главную проблему в распространении Православия на Камчатке - наличие языкового барьера. Миссионерам необходимо было овладеть языками аборигенов, чтобы общаться с ними и совершать богослужения на понятном им языке. В то же время нужно было открывать школы и обучать рус. языку детей и взрослых. Такую задачу поставил Синод перед новой миссией. Определением от 22 дек. 1730 г. Сенат дозволил давать крестившимся льготу при выплате ясака на 10 лет. Было решено послать на Камчатку образованного священнослужителя.

В 1732 г. посольство возглавил учитель Московской славяно-лат. академии игум. Варфоломей (Филёвский). Его миссия не достигла полуострова, но 200 букварей, к-рые везли миссионеры, все же попали на Камчатку. Серьезное влияние на становление Православия на п-ове Камчатка оказали и 2 научно-географические экспедиции В. Беринга - А. Чирикова (1725-1730 и 1733-1741). По итогам докладов в Сенате капитан-командора Беринга на Камчатку вновь была отправлена духовная миссия. Корабельные иеромонахи окрестили более 1,5 тыс. ительменов. В гавани, названной именами апостолов Петра и Павла (ныне г. Петропавловск-Камчатский), была оставлена корабельная ц. в честь Рождества Пресв. Богородицы, в ней служил диак. Филипп Волков.

XVIII в.

Указом Сената от 2 янв. 1742 г. по инициативе еп. Тобольского и Сибирского Никодима (Сребницкого) на Камчатку направлялась новая миссия, главой которой 7 окт. 1742 г. был назначен иером. Иоасаф (Хотунцевский), возведенный в сан архимандрита Камчатского. В миссию вошли иеромонахи Иоасаф (Свияжцев) из Заиконоспасского в честь Нерукотворного образа Спасителя московского мон-ря, Пахомий из московского в честь Богоявления мон-ря, иеродиак. Александр из Донской иконы Божией Матери московского мон-ря, а также студенты Славяно-лат. академии, избранные для преподавания в школах для новокрещеных и письмоводства, В. Кочуров, П. Логинов, С. Никифоров, Ф. Серебряков, П. Грязной, А. Ласточкин и Д. Камшигин. 7 дек. 1742 г. Синод утвердил инструкцию для К. д. м., в которой, в частности, определил: «Никаких не употреблять насильственных мер к привлечению иноверцев к крещению, но располагать к тому кротким и постоянным убеждением и объяснением заслуг Искупителя» (Инструкция архим. Хотунцевскому // Приб. к Иркутским ЕВ. 1868. № 50. С. 584). Положения инструкции отражали не только терпимость правительства, но и боязнь бунтов «инородцев», а также нежелание массовой христианизации Камчатки, т. к. язычники-кочевники платили ясак мехами, а крещеные получали право жить оседло в поселениях и заниматься земледелием. Помимо утвари, облачений и книг миссия была снабжена более чем 210 тыс. нательных крестов и 50 тыс. игл для подарков. Архим. Иоасаф добился повышенного жалованья для членов миссии (100-500 р. в год) и для камчатских причтов (40-80 р.). В 1744 г. миссионеры получили «хлебную дачу» крупой и мукой, местные власти распорядились выстроить для них дома, а для обучения детей - школы, выделить для перевода проповедей толмача из солдат.

Охотский порт. Иллюстрация к 1-му изданию книги С. Н. Крашенинникова «Описание Земли Камчатки». XVIII в. (РГБИ)
Охотский порт. Иллюстрация к 1-му изданию книги С. Н. Крашенинникова «Описание Земли Камчатки». XVIII в. (РГБИ)

Охотский порт. Иллюстрация к 1-му изданию книги С. Н. Крашенинникова «Описание Земли Камчатки». XVIII в. (РГБИ)
9 авг. 1745 г. миссия достигла Камчатки, 13 авг. прибыла в Большерецкий острог. Первая школа была открыта уже 23 авг. 1745 г. Через 5 дней учителя разъехались в др. населенные пункты Камчатки. Школы начали работать в Большерецком, Верхнекамчатском и Нижнекамчатском острогах. В 1746 г. открылись школы в Шемячинском остроге, в 1748 г.- в Тигильском, Ичинском и Хайрюзовском острогах, в гавани апостолов Петра и Павла. Всего 15 школ, в т. ч. и на Курильских о-вах. Школы посещали 239 учеников, в большинстве своем дети местного населения. Эти учебные заведения готовили грамотных людей для работы в церквах, школах, приказах, в помощь промышленным людям и тойонам (местная знать). По просьбам архим. Иоасафа и иером. Пахомия «учащимся детям, указом Сената 1764 г. января 13, постановлено… выдавать хлеб, одежду, обувь и даже жалование. По выходе учащихся из училища [школы], они освобождались от ясака, а при назначении в ряды служилых и в церковнослужащие, им отдавалось преимущество [перед детьми казаков и промышленных]» (Маргаритов. 1899. С. 19). Т. о., начался процесс формирования своего рода национального сословия грамотных людей. По ходатайству начальника миссии и по его чертежам построены церкви на реках Тигиле, Иче и Ключевке, в Верхнекамчатском остроге молитвенный дом преобразован в церковь. Благодаря усилиям миссионеров крестилось ок. 4 тыс. жителей Камчатки.

Архим. Иоасаф совершил 4 путешествия по п-ову Камчатка. В янв.-февр. 1746 г. на севере Камчатки произошел бунт коряков, юкагиров и алюторцев, к которым присоединились крещеные ительмены. Но причиной бунта послужили злоупотребления казаков и сборщиков ясака, а не христианизация, как безосновательно указывается в ряде источников (бунтовщики не рушили крестов). Во время беспорядков местных жителей были убиты иером. Флавиан, посланный крестить чукчей, студент Кочуров, дьячок Ф. Смирнов, пономарь В. Решетков, а также 40 солдат и 12 сборщиков ясака.

В мае 1750 г. архим. Иоасаф покинул Камчатку в связи с хиротонией во епископа Иркутского (на место еп. Иннокентия (Неруновича), скончавшегося в 1747). Миссию возглавил иером. Пахомий. Он же стал «управителем» камчатскими церквами и причтами, сменив на этом служении умершего 28 марта 1749 г. свящ. Ермолая Иванова. 7 марта 1751 г. архим. Иоасаф сообщал в Синод о крещении почти всех коренных камчатских жителей (за исключением кочевавших в малодоступных удаленных местах): «Окрещенных на Камчатке всех прежде и вновь окрещенных ясашных и неясашных обоего пола иноземцев 7776 человек» (Громов. 2000. С. 45-46). 31 дек. 1761 г. на Камчатку доставили указ Синода от 22 июня 1758 г. об упразднении миссии. Иркутский свт. Софроний (Кристалевский) писал в Синод, что церквами на полуострове управляет член К. д. м. прот. Стефан Никифоров. Весной 1762 г. иером. Пахомий с иеродиак. Авксентием и несколькими студентами покинули полуостров. Студенты П. Логинов и П. Грязной по собственному желанию остались на Камчатке для дальнейшего служения. К нач. 60-х гг. XVIII в. на Камчатке насчитывалось 7 церквей с 9959 прихожанами.

К особенностям этого периода следует отнести тесное сотрудничество миссионеров с приходскими священниками и клиром. Миссионеры совершали требы в обширнейших по территории приходах, а приходские священники обустраивали внутреннюю церковную жизнь новообращенных, крестили взрослых ительменов и коряков, оленеводов, сменивших кочевой образ жизни на оседлый, полуоседлых коренных жителей, «гуляющих с места на место» в поисках рыбных промыслов. Невзирая на то что приходские клирики подчинялись Иркутскому епископу, а миссия - Синоду, в целом церковной жизнью на полуострове руководил архим. Иоасаф (Хотунцевский). Он обладал большими полномочиями и авторитетом как среди причта, русского населения и аборигенов, так и среди атаманов, офицеров, приказных, «закащиков», промышленников и проч. По форме такая организация духовной жизни напоминала епархиальное вик-ство. «Камчатский архимандрит» в доношениях в Синод поднимал вопрос об учреждении на Камчатке отдельной епархии.

Значителен вклад в миссионерскую деятельность приходских священников. С нояб. 1764 по апр. 1765 г. настоятель ключевской церкви свящ. Максим Лазарев крестил в бассейне р. Карага и в олюторских острожках 69 коряков (олюторов). Посетив о-в Карагинский, Лазарев крестил 50 ительменов и коряка, а по возвращении - 6 алеутов, завезенных промышленниками на Камчатку. В 1777 г. свящ. Иоанн Миронов крестил население о-ва Карагинский. В 1779 г. тигильский свящ. Петр Попов побывал на реках Подкагерной и Пустой (отстоящих от Тигиля за 400 и 500 верст соответственно) «и положил начало озарения христианством кочующих там коряков», крестив 11 чел. В 1742 г. свящ. Ермолай Иванов, приняв участие в походе на судах М. П. Шпанберга (офицер экспедиции В. Беринга), посетил Курильские о-ва. С 1733 по 1741 г. он крестил на Камчатке 878 чел. К 1744 г. трудами приходских священников Камчатки и иеромонахов экспедиции Беринга численность новообращенных христиан на полуострове составляла более 6 тыс. чел., т. е. 2/3 камчадальского населения. Порой крещение осуществлялось и мирянами. Так, на Курильских о-вах «некто из Иркутска сын боярский Матвей Новограбленный [сборщик ясака]… в 1740 году, через дозволенное мирянину крещение «собрал в церковь Христову 122 души сих простодушных островитян»» (Там же. С. 28, 29, 54, 58).

XIX в.

В 1822 г. было основано Камчатское духовное правление (благочиние). В 30-х гг. XIX в. Сенат и Синод по ходатайству начальника Камчатки капитана 2-го ранга А. В. Голенищева и Иркутского еп. Михаила (Бурдукова) приняли решение об усилении деятельности Камчатского благочиния по христианизации коряков, чукчей и других сев. народов. В этих целях за счет казны были построены и освящены церкви в национальных острожках Дранка (вост. побережье полуострова) и Лесная (зап. побережье), находившихся на расстоянии неск. сот километров от Тигиля и Ключей. Вновь возведенная дранкинская церковь 16 февр. 1836 г. была освящена во имя свт. Иннокентия Иркутского, лесновская церковь 12 февр. 1837 г.- во имя свт. Николая Чудотворца. В мест. Гижига вместо обветшавшей была построена новая ц. в честь Нерукотворного образа Спасителя. В местах проживания оседлых коряков и на путях традиц. кочевок оленеводов были основаны опорные пункты для миссионерской деятельности. В 1839 г. священники лесновской и дранкинской церквей крестили первых чукчей, кочевавших в этих краях. Первым чукчей-христианином стал тойон Чинник. Причиной столь неожиданного и долгожданного события было проведение благоприятной национальной политики в отношении коренного населения, а также продемонстрированный миссионерами благотворный пример новой жизни камчадалов, принявших не только христианство, но и рус. культуру. Они проживали в рубленых домах, занимались огородничеством и разведением домашнего скота, что гарантировало круглогодичное пропитание даже в «безрыбные годы».

В 1840 г. была образована Камчатская, Курильская и Алеутских о-вов епархия. Ее первым епископом стал прот. Иоанн Попов-Вениаминов, принявший постриг с именем Иннокентий и возведенный в сан архимандрита. 30 янв. 1841 г. свт. Иннокентий посетил Троице-Сергиеву лавру и МДА, где уговорил нек-рых студентов вместе с ним отправиться на Камчатку.

Свт. Иннокентий (Вениаминов), митр. Московский и Коломенский. Литография. 1868 г. (РГБ)
Свт. Иннокентий (Вениаминов), митр. Московский и Коломенский. Литография. 1868 г. (РГБ)

Свт. Иннокентий (Вениаминов), митр. Московский и Коломенский. Литография. 1868 г. (РГБ)
Свт. Иннокентий учил юных миссионеров тому, что не только молитва, исполнение треб и проповедь Слова Божия могут привлечь в Православие коряков и чукчей, долго сопротивлявшихся продвижению веры в приполярные районы. Большое значение имеют благочестивая жизнь священника, его нелицемерное служение людям и Богу, трудолюбие, нравственные устои и любовь к пастве. Примером стало служение свящ. Стефана Попова-Вениаминова, родного брата свт. Иннокентия, к-рый прибыл на Камчатку с малолетним сыном в сент. 1834 г. и вскоре был назначен настоятелем в строившуюся Николаевскую ц. в с. Лесная. Отец Стефан обучил коряков разведению домашнего скота, строительству домов, объяснил устройство печей. При помощи учеников, прихожан-коряков, он основал поселок и «благовидную церковь» по русскому образцу (Барсуков. 1997. С. 165-166). В 1843 г. по благословению еп. Иннокентия эта церковь была перенесена на р. Палану и стала называться лесновско-паланской Николаевской. В том же году он отправил на 3 года в Анадырь свящ. Романа Верещагина. В 1844-1849 гг. о. Роман с пономарем И. Трифоновым крестил ок. 225 чукчей. В 1844 г. на базе гижигинской Спасской ц. была создана Анадырская миссия.

Необходимость личного участия в делах миссий и приходов побуждала свт. Иннокентия совершать далекие рискованные путешествия по Камчатскому краю и Вост. Сибири. В 1842-1843 гг. он объехал всю епархию: 8 мая 1842 г. он выехал из Новоархангельска (ныне Ситка, шт. Аляска, США), посетил острова Уналашка, Еловый (ныне Спрус), Атка, Унга, Прибылова и Беринга; 19 авг. прибыл в Петропавловск (ныне Петропавловск-Камчатский), служил в соборе св. апостолов Петра и Павла, в к-ром 17 сент. освятил придельный храм. Затем совершил переход через Чукотку и добрался до Охотска на собаках и оленях. Занимался устройством епархиальных дел и организацией миссий среди местных народов. Преодолев более 5 тыс. верст, 6 сент. 1843 г. вернулся на о-в Баранова. В 1845-1846 гг. свт. Иннокентий осуществил 2-е путешествие по Камчатской епархии: 2 июня 1845 г. прибыл в Петропавловск, 1 дек. того же года открыл в Новоархангельске ДС на базе уч-ща вместо закрытой ранее семинарии в Петропавловске. 2 июля 1845 г. святитель писал обер-прокурору Синода Н. А. Протасову, что задачей просвещения должно быть укоренение прежде всего благочестия и нравственности среди детей: «Измерение просвещения народного числом грамотеев, кажется, очень может быть ошибочно, потому что грамотность без нравственности у простого народа есть то же, что нож у своевольного ребенка. Кто, большею частию, является причиной различных расколов? - Безнравственные грамотеи. И, следовательно, кто опаснее для спокойствия Отечества? - Безнравственные грамотеи» (Избранные труды свт. Иннокентия. М., 1997. С. 202). Святитель считал необходимым обучение детей при церквах и возложение преподавания на священников под надзором благочинных и архиереев.

С мая 1846 по авг. 1847 г. свт. Иннокентий путешествовал по Охотско-Камчатскому краю с остановкой в Аяне, занимался обозрением и строительством церквей и часовен. К 1848 г. под его наблюдением в Новоархангельске был возведен 3-престольный кафедральный собор во имя арх. Михаила; в 1841-1850 гг. построены церковь в архиерейском доме и церковь для тлинкитов в Новоархангельске, храмы в Кенае, Нушагаке и Куикпаке. В мае 1849 - апр. 1850 г. еп. Иннокентий совершил 4-е путешествие для обозрения Камчатской епархии, об обстоятельствах и о результатах к-рого доложил Синоду в отчете от 5 мая 1850 г. Он предлагал открыть новые миссии для тлинкитов и чукчей, прислать миссионеров и предоставить больше средств, оказать помощь в устроении мон-ря и правосл. братства на Камчатке, увеличить оклады клирикам камчатских и охотских храмов; указывал на недостаток на Камчатке церквей, а также больниц и богаделен при храмах, отмечал увеличение правосл. паствы в епархии (с 16 268 чел. в 1841 до 23 130 чел. в 1849). В авг. 1850 - апр. 1851 г. свт. Иннокентий учредил на Камчатке Гижигинскую миссию во главе со свящ. Львом Поповым. В янв.-мае 1852 г. неофициально посетил Якутск, ознакомился с положением церковных дел в Якутской обл., к-рая готовилась к переводу из Иркутской епархии в Камчатскую.

В письме 21 мая 1851 г. митр. Московскому и Коломенскому свт. Филарету (Дроздову) еп. Иннокентий сообщал, что «из всех разноплеменных инородцев, обитающих в пространстве Гижигинского округа, доныне просвещены св. крещением одни только Тунгусы (все до одного) и несколько Коряков… а с 1844 г. начали креститься чукчи, живущие вблизи реки Анадыри. Все же прочие инородцы... бродячие Коряки и другие, живущие оседло на берегах Берингова моря, между Олюторцами и устьев р. Анадыри, и даже Пареньцы и Каменцы… остаются еще во тьме и сени смертной… И потому, призвав в помощь Спасителя мира, я поручил вновь определенному к Гижигинской церкви священнику Льву Попову проповедывать Евангелие Корякам и прочим инородцам, обитающим в Гижигинском округе, делая для этого разъезды» (Барсуков. 1997. С. 295-297). Святитель писал, что с 1844 по 1851 г. крестилось 2940 «чукоч обоего пола». Епископ отмечал изменения «на лучшее», происшедшие с 1843 г. с коряками: они «стали кротче, приветливее и усерднее». Такой перемене более всех содействовал свящ. Лев Попов, «которого они очень полюбили» (Там же. С. 298-299).

В 1862 г. на пожертвования гижигинского купца П. П. Брагина при помощи местных жителей в с. Маркове была построена ц. свт. Николая Чудотворца, при храме «стала действовать новая Анадырская миссия; Гижигинскую походную церковь переименовали в Корякскую миссию» (Хаховская. 2004. С. 6). Однако после назначения в 1868 г. свт. Иннокентия на Московскую кафедру миссионерская деятельность на Камчатке пришла в упадок: активизировались шаманы, появились жертвенники и деревянные истуканы.

ХХ в.

В 1898 г. Камчатская, Курильская и Благовещенская епархия была разделена на 2. В состав вновь учрежденной Владивостокской епархии вместе с 12 церквами Гижигинского и Петропавловского округов (благочиний) и Командорских о-вов вошли и 2 миссии: Гижигинская походная (Корякская) и Анадырская (с. Марково) (см.: Мизь, Буяков. 1999. С. 6-7).

Активная деятельность К. д. м. возрождалась стараниями иером. Нестора (Анисимова), к-рый прибыл на Камчатку в 1907 г. по благословению своего духовника архим. Андрея (Ухтомского) и св. прав. Иоанна Кронштадтского. Архиеп. Владивостокский и Камчатский Евсевий (Никольский) направил молодого миссионера в Гижигу на должность настоятеля Спасской ц. и миссионера 11-го (Гижигинского) благочиннического округа, включавшего и стан Гижигинского корякского миссионера.

Предшественник о. Нестора миссионер свящ. Петр Лонгинов в основном помогал совершать богослужения и требы священникам, которые долгое время не могли попасть в села округа. Миссионерский округ объединял национальные (корякские) села: Гижига, Пусторецк, Тиличики, Култушино, Олюторка, Вывенка, Ветвей, Кичига. Миссия работала преимущественно с тунгусами и коряками. На рубеже XIX и XX вв. общая численность коряков составляла 7530 чел., в т. ч. в Гижигинском окр.- 4434, в Петропавловском - 2675, в Охотском - 244, в Анадырском - 177 чел. (Иохельсон. 1997. С. 40). Но немногочисленные коренные жители, к-рые приняли крещение много лет назад, не помнили даже своего христ. имени. Основная их масса - кочевники - пребывала в язычестве. Чукчи, за небольшим исключением, вообще не были крещены. Коренные жители Камчатки голодали, вымирали от эпидемий, трудных условий жизни. Иером. Нестор одновременно с проповедью и просвещением стремился оказывать посильную медицинскую помощь местному населению.

Нестор (Анисимов), еп. Камчатский. Фотография. 10-е гг. ХХ в.
Нестор (Анисимов), еп. Камчатский. Фотография. 10-е гг. ХХ в.

Нестор (Анисимов), еп. Камчатский. Фотография. 10-е гг. ХХ в.
В 1908 г., овладев неск. языками коренных жителей, иером. Нестор перевел на корякский язык Божественную литургию, молитвы, проповеди и беседы, нек-рые главы из Евангелия, составил русско-корякский словарь и разговорник. На тунгусский (эвенкийский) язык он перевел молитву «Отче наш», заповеди Моисея и заповеди блаженства.

Возрождению К. д. м. предшествовала организация Камчатского правосл. братства, к-рое возникло по инициативе о. Нестора с целью привлечения внимания общества к тяжелому положению коренных жителей полуострова и инициирования сбора средств для помощи им. Иером. Нестор стал свидетелем катастрофических последствий наводнения в Гижигинском у. (авг. 1907), обрекшего население на голодную смерть. Он решил привлечь внимание правительства и общественности к проблемам Камчатки, отправив письма во Владивостокскую епархию, в Казань, своему духовному учителю еп. Уфимскому Андрею (Ухтомскому) и св. прав. Иоанну Кронштадтскому. Иером. Нестор убеждал адресатов, что для объединения усилий в миссионерских делах нужна самостоятельная духовная миссия на полуострове, отдельная от Владивостокской: приходы размещались на огромной территории и управлять ими не только из Владивостока, но и благочинному из Петропавловска было сложно. Архиеп. Владивостокский Евсевий (Никольский) и св. Иоанн Кронштадтский оказали молодому миссионеру поддержку в этом начинании.

В 1909 г. о. Нестор тяжело заболел цингой и вынужден был просить об отпуске, которым воспользовался для подготовки создания Камчатского благотворительного братства во имя Всемилостивого Спаса. С этой целью он отправился в С.-Петербург. Архиеп. Евсевий телеграммой от 11 янв. 1910 г. просил Синод поддержать ходатайство иером. Нестора о нуждах К. д. м. Во время пребывания в столице иером. Нестор представил в Синод подробный доклад о проблемах края: условия жизни на Камчатке требовали создания миссионерских станов, объединенных в одну миссию. Стойбища туземцев были разбросаны на площади ок. 650 тыс. кв. верст. За неимением средств 2 священника-миссионера не успевали объехать всех коренных жителей. Иером. Нестор просил Синод способствовать созданию 5 миссионерских станов на севере Камчатки, где существовало лишь 2 стана - Корякская походная миссия и Анадырская миссия с 2 священниками-миссионерами. Стан должен был иметь небольшую отапливаемую церковь, школу для обучения грамоте, квартиру священника и аптеку. Т. о., предполагалось устроить центры не только духовного просвещения, но и обучения местных жителей и оказания пастве медицинской помощи. Иером. Нестор предложил конкретные места для устроения станов, соответствующие расположению кочующих и оседлых туземцев: Наяхан, Владимировка, Камешек и бухта Корфа. Два стана - в Пенжине и Маркове - уже существовали. На первое время о. Нестор предлагал за неимением священника поселить в станах псаломщиков-учителей, знавших туземные языки и привычных к трудным условиям жизни Сев. Камчатки. Но Синод счел возможным (принимая во внимание указанное в его докладе отсутствие священников, к-рых будут заменять псаломщики-учителя) открыть лишь 2 новых миссионерских стана, выделив на их обустройство по 3 тыс. р., с назначением псаломщиков.

Вместе с тем общегосударственное значение проектов иером. Нестора по достоинству оценил председатель Совета министров Российской империи П. А. Столыпин. 5 февр. 1910 г. в письме обер-прокурору Синода С. М. Лукьянову он отметил, что «для органического приобщения этого в высшей степени важного в государственном и экономическом отношениях края к остальной России и противодействия проникающему в него японскому влиянию со стороны Государственной власти должно быть обращено особое внимание на духовно-просветительскую деятельность». В качестве ближайших задач Столыпин назвал учреждение кафедры викарного епископа с пребыванием на Камчатке, увеличение миссионерских станов, открытие в Петропавловске церковно-учительской школы, организацию работы по переводу религ., церковных и «общеполезных книг» на местные языки (РГИА. Ф. 797. Оп. 80. Отд. 2. Д. 23. Л. 3-4).

В столице идеи молодого миссионера поддержали мн. влиятельные люди, в т. ч. члены Гос. думы, Гос. совета, профессора, директор Гос. банка, генералы. За короткое время были собраны пожертвования от 200 лиц, ставших учредителями Камчатского братства. Большую поддержку иером. Нестору оказали имп. св. мч. Николай II и имп. мц. Александра Феодоровна, вдовствующая имп. Мария Феодоровна. 5 апр. 1910 г. миссионер был приглашен в Царское Село на аудиенцию к императору. Высочайшая поддержка способствовала утверждению устава Камчатского правосл. братства в Синоде. 7 апр. 1910 г. имп. Александра Феодоровна подарила иером. Нестору церковное облачение, предметы церковной утвари, 100 шейных образков и 50 малых Евангелий (Там же. Отд. 2. Д. 23. Л. 13).

Св. прав. Иоанн Кронштадтский. Икона. 2000 г. Иконописец И. А. Мельничук (Свято-Иоанновский мон-рь в С.-Петербурге)
Св. прав. Иоанн Кронштадтский. Икона. 2000 г. Иконописец И. А. Мельничук (Свято-Иоанновский мон-рь в С.-Петербурге)

Св. прав. Иоанн Кронштадтский. Икона. 2000 г. Иконописец И. А. Мельничук (Свято-Иоанновский мон-рь в С.-Петербурге)
Решением Синода от 8 и 24 апр. 1910 г. был утвержден устав Камчатского правосл. братства (основано 14 сент. 1910), а впосл.- нагрудные знаки братства. Миссионерам предоставлялось право ежегодно бесплатно перевозить вагон предметов и вещей, жертвуемых в пользу К. д. м. и братства. В С.-Петербурге, Москве, Киеве, Перми были созданы отделения братства; духовенство и миряне др. городов просили прислать им подписные листы, желая послужить духовному возрождению далекой окраины. Из Перми на Камчатку посылались медикаменты, в которых население полуострова нуждалось больше всего. Иером. Нестор вдохновил на подвижническое служение 3 сестер милосердия Пермской Мариинской общины Красного Креста: начальницу этой общины А. М. Урусову, А. А. Кашину и М. Г. Волкову-Жукову, отправившихся добровольно в Камчатскую обл. Вслед за ними на Камчатку прибыли медсестры Т. Казанцева, Иванова, А. И. Томсон. Затем из С.-Петербурга в разные места области отправились 10 сестер милосердия.

9 апр. 1911 г. на Камчатку доставили первые пожертвования - 30 пудов одежды, в т. ч. 80 детских платьев - дар воспитаниц Алексеевской жен. гимназии. «Доброфлот» ежегодно бесплатно перевозил на Камчатку 100 пудов благотворительного груза. Члены братства дарили детям местных жителей ученические тетради, книги религиозно-нравственного содержания, иконы, крестики и церковную утварь. На собранные братством средства были построены в сел. Тиличики миссионерский дом-приют для бедных детей кочующих коряков, а также для престарелых и больных, церковноприходская школа, церковь в сел. Кичиги, причтовый дом в сел. Ново-Мариинск (ныне г. Анадырь - адм. центр Чукотского окр.), др. храмы и приходские школы; оказана помощь семьям воинов и раненых; закуплены аптеки для миссии.

3 авг. 1911 г. иером. Нестор внес на рассмотрение Синода проект создания на Камчатке единой Духовной миссии, одобренный архиеп. Владивостокским и Камчатским Евсевием (Никольским) (РГИА. Ф. 753. Оп. 1. Д. 12. Л. 11). Иеромонах предложил организовать 4 миссионерских стана в местах компактного проживания и кочевания коряков: в Гижиге, Маркове, Дранке, Палане. Указом от 4 нояб. 1911 г. К. д. м. была учреждена в составе 4 станов. Синод постановил организовать К. д. м. и распространить ее деятельность на всю новообразованную Камчатскую обл. с каноническим подчинением ее архиепископу Владивостокскому. Синод приказал увеличить содержание миссионерам до 1200 р. в год и разъездные выплаты до 600 р. в год. Иером. Нестор вновь был принят имп. Николаем II, к-рый назначил покровителем братства цесаревича св. мч. Алексия Николаевича по достижении им 7-летнего возраста. Император благосклонно отнесся к проекту строительства в глухой части Камчатской обл. (сел. Тиличики близ Гижиги, где было лишь 8 корякских юрт) ц. во имя свт. Иоасафа Белгородского. Вернувшись на Камчатку, иером. Нестор приступил к созданию миссионерского С.-Петербургского стана в сел. Тиличики, где были построены ц. во имя свт. Иоасафа Белгородского и школа. Средства Камчатского братства шли на постройку в селениях церквей, школ, школы-приюта для детей кочующих оленеводов, на походные аптеки. На берегу моря, в Раковой бухте, в 9 верстах от Петропавловска, он создал колонию для больных проказой, устроив в этой колонии ц. во имя св. Иова Многострадального.

В апр. 1912 г. иером. Нестор привез на Камчатку миро и частицы мощей для новых церквей. В конце того же месяца архиеп. Евсевий ходатайствовал перед Синодом об утверждении начальником миссии иером. Нестора, «как человека, вполне знакомого с Камчаткой и с положением миссионерского дела там и проявившего уже ревностное усердие в сем деле» (РГИА. Ф. 796. Оп. 192. Отд. 6. Стол 3. Д. 123. Л. 16). 24 мая 1912 г. последовало утверждение этой кандидатуры Синодом. Так было положено начало возрождению К. д. м.

Под миссионерское окормление иером. Нестора передавалась обширная территория Камчатской обл. (за исключением Охотского у., территорию к-рого по определению Синода включили в состав Якутской викарной епархии). Иером. Нестор на территории благочиний, совпадающих с границами уездов, мог реализовывать свои планы миссионерской помощи, не испрашивая на то разрешения начальников уездов и благочинных, а только ставя их в известность. Светская власть и церковные иерархи на территориях, включенных в К. д. м., обязывалась оказывать всяческое содействие миссионеру.

Сразу же после назначения начальником К. д. м. иером. Нестор освобождался от обязанностей настоятеля гижигинской Спасской ц., прихода и благочинного 11-го благочиннического округа. В связи с этим он принял решение о переносе центра миссии в бухту Корфа, в корякское сел. Тиличики, чтобы т. о. максимально приблизиться к олюторским корякам, к-рые кочевали от р. Анадырь на вост. побережье полуострова до р. Тигиль - на западном. В сент. 1912 г. в сел. Тиличики состоялось освящение ц. во имя свт. Иоасафа Белгородского и школы с приютом, а также крещение коренных жителей, преимущественно оседлых и кочевых коряков (алюторцев, пенжинцев, паланцев, карагинцев, апукинцев, пареньцев). В том же селении на собранные отделом пожертвования был устроен 1-й С.-Петербургский миссионерский стан на Камчатке. На торжестве освящения иером. Нестор крестил ок. 1 тыс. чел. Участники торжества обратились к губернатору Камчатской обл. с просьбой переименовать сел. Тиличики в Иоасафовское. Просьба была удовлетворена (прежнее название возвращено в 1930).

С.-Петербургское отделение Камчатского братства содействовало устройству церкви в сел. Пенжино, в сел. Начики церковь была перестроена из существовавшей там часовни. Сюда отд-нием были посланы пожертвованные гр. С. С. Игнатьевой иконостас, церковная утварь, богослужебные книги и т. п. В 1913 г. отд-ние передало в распоряжение о. Нестора 1600 р. на устройство и оборудование приюта-пансиона для корякских детей, богадельни и больницы в С.-Петербургском стане в сел. Иоасафовское.

В 1913 г. иером. Нестор просил архиеп. Евсевия ходатайствовать в Синоде об открытии неск. миссионерских станов, наиболее удаленных от приходских храмов (в селениях Наяхан, Кичиги, Иоасафовское и Ново-Мариинское, при устье р. Анадырь), и о выдаче 8 тыс. р. на постройку храма во имя равноап. Марии Магдалины. Однако Синод разрешил лишь перенос приходов из селений Пенжино в Наяхан и из Паратунка в Иоасафовское.

В марте 1913 г. в С.-Петербурге состоялось собрание Камчатского братства, на котором присутствовали члены Синода, обер-прокурор В. К. Саблер, Антиохийский патриарх Григорий IV, архиеп. Евсевий и ген.-губернатор Н. Л. Гондатти. Члены братства приветствовали о. Нестора, в ответ он присылал телеграммы с описанием своего быта. В частности, он сообщил, что при 12-дневной поездке в Гижигу был застигнут бураном: «Собаки, олени дважды сбрасывали с утесов. Чувствительно разбился. Объехал весь полуостров. Оканчиваю объездом гижигинского анадырского уездов, много перенес горя и радости… умоляю отзывчивых братчиков и всех добрых людей ходатайствовать, где можно, хотя бы пятнадцать тысяч рублей на устройство, оборудование в петербургском стане приюта пансиона отделами бедных убогих больных» (РГИА. Ф. 753. Оп. 1. Д. 12. Л. 20-22). С.-Петербургское отд-ние братства поддержало его просьбу.

Весьма значительную поддержку братству оказывал ген.-губернатор Приамурской обл., член-учредитель Благотворительного Камчатского братства Н. Л. Гондатти, крупный исследователь-этнограф народностей Зап. и Сев.-Вост. Сибири. Он считал, что «в Камчатке надо бороться не только с невежеством, часто с идолопоклонством и его влиянием, но и серьезным значением еще более важным для русской государственности, японцев и американцев, которые за многие годы своего бесконтрольного там хозяйничества привыкли считать там себя господами положения; даже и в этом отношении миссия и монастырь могут и должны принести громадную пользу всему русскому делу на далекой окраине государства» (Там же. Л. 31 об.).

14 янв. 1914 г. в сел. Кичиги иером. Нестор освятил ц. во имя прп. Нестора Летописца и сщмч. Евсевия. Богослужение совершалось на слав. и корякском языках. Перевод литургии на корякский язык был выполнен иером. Нестором. В апр. 1914 г. с иером. Нестором были отправлены из Петрограда большой сосуд св. мира и частицы мощей для новых правосл. церквей на Камчатке.

С 18 по 24 февр. 1914 г. в сел. Иоасафовское прошел I Камчатский миссионерский съезд. В начале работы председательствующий иером. Нестор проинформировал участников съезда о поддержке царской семьей создания на Камчатке особой Духовной миссии. В работе съезда приняли участие коренные жители - коряки. Делегаты съезда по предложению иером. Нестора рассмотрели вопрос о признании всех собравшихся коренных жителей не только участниками, но и членами съезда с правом обсуждения и голосования. Признание всех прибывших коряков в сел. Иоасафовское на съезд участниками съезда с правом совещательного голоса, а тойонов, старост национальных сел и старшин юрт (семей) кочевников - членами съезда с правом решающего голоса стало одним из событий съезда. Кочевники и оседлые коряки оказались в числе тех, кому было доверено решать чрезвычайно важные духовные и этнические проблемы, вопросы народной дипломатии, связанные с взаимоотношениями коренного населения и рус. людей. Задачей съезда стали составление программы деятельности К. д. м. и координация действия всех миссионеров. Главным условием миссионерской работы было признано проведение богослужений и церковных бесед с коренным населением, особенно с кочующими оленеводами, на их родном языке. Во время работы съезда шла напряженная работа по переводу основных молитв и треб на корякский язык. В этом деле особенно потрудились коренные жители Камчатки - священник, псаломщики и учителя Лонгиновы. Съезд проходил в новом здании школы, где обучались 30 учащихся, в т. ч. 20 коряков.

Церковь в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в с. Паратунке Елизовского р-на. 2005 г.
Церковь в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в с. Паратунке Елизовского р-на. 2005 г.

Церковь в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в с. Паратунке Елизовского р-на. 2005 г.
Делегатам съезда были прочитаны тексты телеграмм имп. Николая II на имя архиеп. Владивостокского и Камчатского Евсевия с пожеланием успеха К. д. м. и иером. Нестору, прмц. Елисаветы Феодоровны, ген.-губернатора Приамурского края Гондатти и др. Иером. Нестор говорил о необходимости более тесной и постоянной связи между крещеными и священниками. Для этого необходимо строить церкви, часовни, школы, молитвенные дома, миссионерские станы и передвижные миссии. Он рассказывал о случаях негативного влияния рус. населения на местных уроженцев. Не христ. вера, а жажда наживы часто руководила людьми, вступавшими в общение с коряками или тунгусами. Вместе с тем, соседствуя с язычниками, рус. люди легко перенимали элементы их материальной культуры (одежду, пищу). Отец Нестор рассказал о преображении жизни в Иоасафовском селении: с постройкой храма и школы прекратились ритуальные сожжения умерших на кострах, реже стали совершаться жертвоприношения животных и заклинания злых духов, люди реже обращались к колдунам, не использовали заговоры, многоженство уступало место христ. браку.

Камчатское братство и К. д. м. поддержали прав. Иоанн Кронштадтский, царственные мученики, прмц. Елисавета Феодоровна, священномученики Владимир (Богоявленский), Иоанн Восторгов, Дамаскин (Цедрик), пострадавшие за веру епископы Арсений (Жадановский) и Андрей (Ухтомский) и др. В целом деятельность К. д. м. под рук. иером. Нестора способствовала вхождению коренного населения Камчатского п-ова в состав России, а также формированию духовных, организационных предпосылок для учреждения на полуострове высшей формы церковного управления - Камчатской и Петропавловской епархии. Определением Синода от 12 авг. 1916 г. архим. Нестор был избран на Камчатскую и Петропавловскую кафедру. «К 1917 году,- вспоминал о. Нестор,- на Камчатке было уже 32 церкви и прихода, 60 часовен, приписанных к другим приходам, и 45 школ, а в г. Петропавловске была второклассная учительская школа и высшее начальное училище, получившие существование при содействии братства» (Камчатка, 1740-1940: Юбил. сб. в память 200-летия основания г. Петропавловска-на-Камчатке. Шанхай, 1940. С. 56).

После установления советской власти (1922-1931) на полуострове не осталось ни одной действующей церкви и церковноприходской школы, все духовенство было репрессировано.

Кон. XX - нач. XXI в.

Троицкий собор Петропавловска-Камчатского. 2001–2010 гг.
Троицкий собор Петропавловска-Камчатского. 2001–2010 гг.

Троицкий собор Петропавловска-Камчатского. 2001–2010 гг.
В 80-90-х гг. ХХ в., в период возрождения духовной жизни на полуострове, Камчатское благочиние (прот. Ярослав Левко) и Петропавловская и Камчатская епархия (еп. Нестор (Сапсай)) занимались в основном «внутренней» миссией: крестили слав. население полуострова, устраивали церкви, создавали общины и приходы, учили основам канонической церковной жизни. В нач. ХХI в. архиеп. Игнатий (Пологрудов) организовал ежегодный выезд миссионерских экспедиций приходского духовенства на север Камчатки, в национальные районы Корякского АО и на Командорские о-ва. Участники экспедиций сочетали функции миссионеров с обязанностями приходских священников, а также с благотворительной деятельностью. Архиеп. Игнатий поддержал проект создания Музея истории Православия на Камчатке и в Русской Америке, учреждение епархиального изд-ва. Еженедельно он выступал на телевидении, по его благословению были опубликованы 3 тома истории Петропавловской и Камчатской епархии.

С 2011 г. Петропавловской и Камчатской епархией управляет еп. Артемий (Снигур). При нем образован Миссионерский отдел (руководитель иером. Феодор (Малаханов)). Петропавловский во имя вмч. Пантелеимона муж. мон-рь получил статус миссионерского (9 насельников являются миссионерами). Три группы миссионеров трудятся в Пенжинском, Олюторском, Карагинском, Тигильском, Алеутском районах. Крупные поселения сев. районов посещаются работниками миссии раз в 2-3 месяца, создаются стационарные миссионерские станы в пос. Палана, пос. Оссора, сел. Тиличики, на Командорских о-вах, строятся храмы и жилые дома для населения. По распоряжению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла ежегодно сроком на полгода на Камчатку прибывают группы студентов миссионерской кафедры Белгородской ДС. Они трудятся в соответствии с планами Миссионерского отдела и под его руководством.

Арх.: РГИА. Ф. 753. Оп. 1. Д. 12. Л. 2 об.; Ф. 796. Оп. 191. Отд. 6. Стол 3. Д. 123; Оп. 192. Отд. 6. Стол 3. Д. 123; Ф. 797. Оп. 80. Отд. 2. Стол 3. Д. 23, 38; Ф. 799. Оп. 15. Д. 1109; Ф. 965 (А. А. Козен). Оп. 1. Д. 72; РГИА Дальнего Востока. Ф. 244. Оп. 3. Д. 323; ГА Камчатского края. Ф. 220. Оп. 1. Д. 9.
Лит.: Сгибнев А. С. Исторический очерк главнейших событий в Камчатке // Морской сборник. СПб., 1869. Т. 102. № 5. Неофиц. отд. С. 53-84; Маргаритов В. П. Камчатка и ее обитатели. Хабаровск, 1899; Дитмар К. Поездки и пребывание в Камчатке в 1851-1855 гг. СПб., 1901. Ч. 1; 1-й Камчатский миссионерский съезд // Владивостокские ЕВ. 1914. № 19. С. 273-280; № 20. С. 295-302; № 21. С. 328-336; № 22. С. 352-360; № 23. С. 376-385. № 24. С. 418-424; Крашенинников С. П. Описание земли Камчатки. СПб.; Петропавловск-Камчатский, 1994. Т. 2; Нестор (Анисимов), митр. Мои воспоминания: Мат-лы к биографии, письма / Публ.: М. И. Одинцов. М., 1995; он же. Моя Камчатка: Записки правосл. миссионера / Публ., фотографии, предисл. и коммент.: С. В. Фомин. М., 1995; Барсуков И. П. Иннокентий, митр. Московский и Коломенский, по его сочинениям, письмам и рассказам современников. М., 1997р; Иохельсон В. И. Коряки: Материальная структура и соц. организация. СПб., 1997; Мизь Н. Г., Буяков А. М. Вековой юбилей: К 100-летию епархии. Владивосток, 1999; Громов П. В., прот. Историко-стат. описание Камчатских церквей. Петропавловск-Камчатский, 2000р; Хаховская Л. Н. Охотские церкви в XIX - нач. ХХ в.: (Гижигинская, Тауйская, Ямская и Ольская) // Материалы по истории Севера Дальнего Востока. Магадан, 2004. С. 5-25; Фомин С. В. Апостол Камчатки: Митр. Нестор (Анисимов). М., 2004; Артемьев А. Р. Из истории крещения Камчатки: К 300-летию первой правосл. миссии // Вестник Дальневосточного отд. РАН. 2005. № 4. С. 85-94; Белашов А. И. Камчатское православие: Трехсотлетний путь, 1705-2005: Иллюстр. хронология событий. Петропавловск-Камчатский, 2005; он же. Очерк истории Петропавловской и Камчатской епархии. Петропавловск-Камчатский, 2003-2009. 3 кн.; Вернувшийся домой: Жизнеописание и сб. тр. митр. Нестора (Анисимова) / Авт.-сост.: О. В. Косик. М., 2005. 2 т.; Косик О. В. «Призыв послужить вере Христовой на Камчатке я с любовью принимаю…» // 300 лет Православия на Камчатке: Миссия Церкви в прошлом и будущем: Мат-лы науч.-богосл. конф. М., 2005. С. 196-209; Новые док-ты об истории Камчатского Правосл. братства и Камчатской Правосл. миссии / Вступ. ст., публ., коммент.: О. В. Косик // Вестн. ПСТГУ. Сер. 2: История, История РПЦ. 2005. Вып. 1. С. 197-219; Витер И. В. Православная Церковь на Камчатке в XIX в. // 300 лет Православия на Камчатке: 4-е междунар. ист. и св.-Иннокентьевские чт. Петропавловск-Камчатский, 2006. С. 67-75; Геготаулина Л. А. Просветительская деятельность духовной миссии И. Хотунцевского на Камчатке // Там же. С. 80-84; Ефимов А. Б. Камчатская миссия и митр. Нестор (Анисимов) // Он же. Очерки по истории миссионерства Рус. Правосл. Церкви. М., 2007. С. 213-240.
А. И. Белашов, О. В. Косик
Ключевые слова:
Духовные миссии Русской Православной Церкви Камчатская духовная миссия, миссия Русской Православной Церкви действовавшая на территории современного Дальнего Востока
См.также:
АЛТАЙСКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ основанная в 1830 г. миссионером прп. Макарием (Глухарёвым)
АЛЯСКИНСКАЯ (КАДЬЯКСКАЯ) МИССИЯ правосл. миссия РПЦ в Сев. Америке
ДАУРСКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ 1-я правосл. миссия в Забайкалье, действовавшая в 1680 г.- нач. 30-х гг. XVIII в.
ЗАБАЙКАЛЬСКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ правосл. миссия в Забайкалье в 1861-1918 гг.