Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАЛЪАТ-СИМЪАН
Т. 29, С. 646-650 опубликовано: 26 апреля 2017г.


КАЛЪАТ-СИМЪАН

[араб.    - крепость Симеона; греч. Τελάνισσος], монастырь в Сев. Сирии, у столпа, на котором подвизался прп. Симеон Столпник (Старший) (ок. 386-459; пам. 1 сент.), крупнейший паломнический центр в Сирии ранневизантийской эпохи (общая площадь 11 тыс. кв. м). Построен во 2-й пол. V в., после смерти прп. Симеона, предположительно между 476 и 490 гг. Расположен в горном массиве, на расстоянии ок. 30 км от Халеба (Алеппо) и в 70 км от Антиохии (ныне Антакья, Турция). Название К.-С. скорее всего появилось во 2-й пол. X в., когда комплекс был перестроен в приграничную визант. крепость.

Ок. 464 г. мощи прп. Симеона были перенесены из района К.-С. в Антиохию, где в его честь был построен мартирий на средства визант. имп. Льва I, патриарха Мартирия Антиохийского и военного магистра Востока Ардавурия (Ioan. Malal. Chron. P. 369; Evagr. Schol. Hist. eccl. I 13; Chron. Pasch. P. 593-594). Часть местного населения, в т. ч. монахи окрестных мон-рей, протестовала против перенесения мощей, и патриарху Мартирию потребовалась охрана из 600 солдат во главе с Ардавурием. Вскоре имп. Лев приказал передать мощи св. Симеона в К-поль, но антиохийцы отказались выполнять приказ, ссылаясь на то, что мощи святого - крепость Антиохии. Император был вынужден уступить. Во 2-й пол. V-VI в. прп. Симеон был одним из наиболее почитаемых святых христ. мира. Многие монахи последовали его примеру, и столпничество стало одним из самых распространенных видов аскезы, особенно в Сирии (наиболее известны святые Симеон Столпник (Младший) Дивногорец в Сирии и Даниил Столпник, подвизавшийся близ К-поля). В Сирии обнаружено неск. десятков столпов этого времени.

Датировка постройки большого комплекса К.-С. не зафиксирована в письменных источниках и основана на анализе архитектуры и декоративного стиля памятника. Для возведения столь крупного и богато украшенного комплекса была необходима поддержка императора. Поскольку в сер. 60-х гг. V в. мартирий св. Симеона был построен в Антиохии, в первые годы после смерти святого не предполагалось устроение некоего памятного сооружения на месте столпа, где он подвизался. Скорее всего, патроном строительства К.-С. в кон. 70-х - 80-х гг. V в. мог выступить визант. имп. Зинон (474-475; 476-491), исавр по происхождению, родом из горных регионов Тавра в Вост. Анатолии, поддерживавший строительство подобных комплексов в др. регионах визант. Востока (базилика св. Сергия в Сергиополе (Эр-Русафе), Абу-Мина близ Александрии, храм св. Фиды в Мериамлыке). Вероятно, эта программа создания паломнических центров на визант. Востоке была частью политики утверждения «Энотикона» 482 г. и должна была объединить монофизитов и православных (халкидонитов), имевших общие места паломничества. Так, по свидетельству Феодорита Кирского, в К.-С. приходили арабы, персы, армяне, грузины, жители Испании, Британии, Галлии и Италии (Theodoret. Hist. rel. 26. 2).

План центрального комплекса Калъат-Симъана
План центрального комплекса Калъат-Симъана

План центрального комплекса Калъат-Симъана
Об истории мон-ря известно крайне мало; его описание Евагрием Схоластиком (2-я пол. VI в.) остается единственным источником, к-рый дает сведения о состоянии комплекса в ранневизант. эпоху (Evagr. Schol. Hist. eccl. I 14). Евагрий присутствовал на празднике в память св. Симеона, к-рый устраивался в К.-С. ежегодно 1 сент. Торжество проходило в октагональном дворе, в центре к-рого был столп св. Симеона. Входить во двор имели право только мужчины; женщины наблюдали за праздником из окружавших двор базилик. Местные жители и паломники со всей Сирии и из др. регионов обходили вокруг столпа (иногда вместе с вьючными животными) с пением церковных гимнов. Были распространены предания о явлениях св. Симеона в разных частях монастыря, о яркой звезде, которая появлялась во время праздника в верхних окнах стен, окружавших двор. Паломничество в К.-С. приравнивалось по значению к поклонению св. местам в Иерусалиме.

Как центр паломничества К.-С. существовал в течение всего VI в., однако впосл., видимо, был заброшен, как и бóльшая часть монашеских комплексов Сев. Сирии, к-рые пострадали от войн между Византией, Ираном и арабами в 1-й пол. VII в., а затем, лишившись материальной поддержки и притока паломников, постепенно запустели. В хронике яковитского патриарха Михаила Сирийца (Великого) (XII в.) сообщается о том, что в 638 г., на праздник св. Симеона, в К.-С. неожиданно вторглись арабы и захватили множество мужчин, женщин и детей. Хронист объясняет это событие наказанием за грехи: вместо того чтобы поститься и петь псалмы во время праздника, христиане предпочитали пить, танцевать и веселиться (Mich. Syr. Chron. Vol. 2. P. 422). В VII-IX вв. о состоянии монастыря ничего не известно. В одной из сирийских надписей, обнаруженных в К.-С., сообщается о строительных работах, проведенных в 901/2 г., при игум. Шауми (Jarry. 1966. P. 106). Известна араб. рукопись (Sinait. arab. 330), переписанная в К.-С. в X или XI в. Тадросом, сыном Юсуфа бен Джабра. В 965-966 гг., во время мятежа антиохийцев против власти Хамданидов, в монастыре нашел убежище правосл. Антиохийский патриарх Христофор (Zayat. 1952. P. 336). Его ученик анба Григорий Старший занимал пост настоятеля К.-С. и встречался с визант. полководцем, а впосл. императором Никифором Фокой, который в 60-х гг. X в. освободил от мусульман часть Сев. Сирии (Ibid. P. 364). При патриархе Христофоре мон-рь был обновлен и превращен в крепость (Jarry. 1966. P. 107-108); его территорию обнесли стеной, частично сооруженной из остатков ранневизант. построек, поскольку К.-С. оказался в приграничной зоне между владениями Византии и мусульм. эмиров. В этот период как действующий храм использовалась лишь вост. базилика комплекса, к-рая была отремонтирована в 979 г., при игум. Феодоре (варианты имени: Феодот, Феодул), о чем говорит мозаичная напольная греко-сир. надпись в базилике (Nasrallah. 1970. P. 337). По свидетельству арабо-христианского хрониста Яхьи Антиохийского (XI в.), в 985 г. алеппский эмир Каргуя с отрядом разорил мон-рь и вырезал большую часть монахов, а жители-христиане близлежащих деревень, к-рые пытались укрыться в К.-С., были отправлены в Алеппо в качестве военных трофеев (Розен. 1883. С. 19-20). В 1017 г. отряды фатимидских войск из Алеппо вновь дважды разорили обитель (Там же. С. 58). Полуразрушенный К.-С. более никогда не отстраивался, но, возможно, еще нек-рое время продолжал существовать. Он окончательно запустел не позже XII в.: арабский путешественник этого столетия аль-Харави описывал монастырь как огромные развалины, «подобных которым нет в мире» (Haraw. 1953. P. 5). Крестоносцы, обеспечившие посещение св. мест Палестины паломниками из Европы в XII - сер. XIII в., регионом К.-С. уже не интересовались.

Архитектура

К.-С. выстроен из хорошо отполированных крупных квадров местного базальта. Его длина 94 м, ширина 81 м, общая площадь комплекса 5 тыс. кв. м, он мог вместить до 10 тыс. чел. Постройка представляет собой 4 крестообразно поставленные базилики, средокрестие к-рых занимает просторный октагон с диагонально расположенными экседрами. Октагон служит своего рода атриумом для всех 4 базилик. В его центре находился столп св. Симеона высотой 40 локтей (16-18 м). Очертания октагона формируются угловыми опорами из легких устоев, фланкируемых колоннами на пьедесталах. От одной опоры к другой перекинуто 8 арок; стены же граней октагона практически отсутствуют. На пересечении стен базилик располагаются экседры, к-рые раскрываются арками в пространство октагона, создавая пластические композиции, из октагона одновременно видны экседры и боковые нефы базилик. Пространство октагона не закрывалось от базилик дверными перегородками.

Центральный октагон
Центральный октагон

Центральный октагон
В науке выдвигались гипотезы о возможном деревянном перекрытии центрального октагона (Krautheimer. 1986. P. 157, 500) или о полностью открытом пространстве. Евагрий Схоластик, видимо неоднократно посещавший К.-С. во 2-й пол. VI в., указал, что столп стоял посреди открытого двора, и это может служить подтверждением 2-й гипотезы. Облицовка октагона из базальтовых квадров, контрастировавших с аккуратно выложенной облицовкой в технике opus sectile в вост. базилике, указывает, что поверхность была открытой и подвергалась влиянию климатических условий (Tchalenko. 1953. P. 268). А. Л. Якобсон (1983) считает, что октагон диаметром 28 м слишком велик даже для деревянного перекрытия. По его мнению, прообразом такого открытого пространства мог быть атриум в форме гексагона при храме Юпитера в Баальбеке (Ливан; II-III вв. по Р. Х.). Подобный открытый октагон в VI в. существовал в ц. Миджлея в Апамее.

Базилики К.-С. имеют одинаковую 3-нефную структуру, примерно равны по ширине, но их длина, число колонн и промежутки между ними, внешний и внутренний декор различаются. В каждой базилике было по 6 пар (7 - по Х. Батлеру) колонн, продольный ритм к-рых усиливался дополнительными пилястрами, примыкающими к внутренним поверхностям фасадных стен и угловым опорам октагона. Расстояние между колоннами, как и во мн. сир. храмах, разное (по М. де Вогюэ, среднее - 3,69 м; по Батлеру - 3,5 м). Перемычки между колоннами были скорее всего арочными. Вост. базилика была крупнее и включала 9 пар колонн. Она отклонена от главной оси комплекса, следует более точной ориентации на восток, к-рая несколько нарушена в общей планировке К.-С., что может указывать на более поздний период ее возведения. Вост. базилика имеет 3 выступающие апсиды (центральная крупнее боковых) и 2 внешние квадратные пристройки по бокам алтаря (пастофория), возможно, это была церковь, в то время как остальные базилики предназначались для размещения паломников.

Комплекс имел много входов для паломников - 18. Главный располагался по фасаду юж. базилики, что соответствовало более ранней сир. храмовой традиции. Ступенчатый подъем вел к порталу, оформленному в виде триумфальной арки, повторяющей триумфальную арку в оформлении апсид вост. базилики. Она завершалась 3 треугольными фронтонами. В главный неф юж. базилики вели 2 входа, что также соответствовало ранней сир. традиции, где разделялись проходы в храм для мужчин и женщин, хотя в К.-С. это правило соблюдать было скорее всего крайне сложно. По фасадам сев. и зап. базилик 3 дверных проема вели в каждый из 3 нефов. Помимо дверных проемов по фасадам были дополнительные входы во всех боковых стенах: по 3 входа - в южной базилике, по 2 входа - в остальных. Проемы оформлялись небольшими 2-колонными портиками с сегментными фронтонами либо внешней колоннадой. Базилики, возможно, имели верхний ряд окон (клеристорий), от к-рого сохранились лишь 4 окна по юж. фасаду и 4-скатные деревянные перекрытия.

Юж. фасад центрального комплекса
Юж. фасад центрального комплекса

Юж. фасад центрального комплекса
Поверхность стен базилик делилась на 2 зоны мощными карнизами: один проходил примерно посередине стены, а другой оформлял ее верхнюю часть и поддерживал перекрытие. Крупный выступающий профиль карнизов образовывал своеобразную полочку. Нижняя, меньшая часть стены была оставлена без декора и имитировала высокий подиум, традиционный для рим. архитектуры. Окна с полукруглым верхом опирались на нижний карниз и были расположены по всему внешнему периметру комплекса в верхней части стен на одном уровне. Окна находились симметрично по 2 между дверями. Дополнительные сегментные окна держались на дверных перемычках.

И оконные и дверные проемы с внешней стороны оформлены сложнопрофилированной тягой, которая объединяет неск. разных профилей и напоминает антаблемент ионического ордера с несколькими уступами, но в данном варианте количество уступов было увеличено, профили варьировались, а линия выходила далеко за пределы горизонтальных ритмов. Эта т. н. сирийская лента была частым элементом декора в храмах Сирии с V в. В К.-С. она огибала полукруглые верхние части окон, сегментные окна над дверями и дверные порталы. В простенках между окнами по боковым стенам базилик она плавно изгибалась под прямым углом, оставляя часть стены свободной. В эти узкие пространства вставлялись небольшие ниши с полукруглыми завершениями, внутри к-рых были установлены рельефные кресты. В простенках между верхними окнами по юж. фасаду (остатки клеристория) линия тяги создает нижнюю дугу. Вероятно, весь верхний ярус окон оформлялся подобным же образом по контрасту с более строгим геометричным декором нижнего яруса. Композиции из 3 окон с полукруглыми завершениями и круглым окном (окулосом), также подчеркнутые «сирийской лентой», украшали фронтоны на фасадах базилик. Та же «лента» появлялась в оформлении внешнего периметра алтарных апсид. Ее линия была практически непрерывна, за исключением тех мест, к-рые попадали под дверные порталы. Она переходила с одной стены на другую, объединяя декоративные элементы в единую группу. Обилие больших и малых полукруглых форм создавало особое ритмическое созвучие, которое подчеркивалось множеством мелких профилей.

Вид на алтарную часть вост. базилики
Вид на алтарную часть вост. базилики

Вид на алтарную часть вост. базилики
Колончатый пояс был вынесен в К.-С. на фасад центральной апсиды вост. базилики. Он состоял из 2 ярусов выступающих колонок с капителями: в нижнем ярусе они опирались на пьедесталы, в верхнем - на раскрепованный антаблемент. Мощные импосты и ряд арочек с разными по декору импостами, напоминающими крепостные машикули, завершали 2-й ряд. Каждый 2-й из них опирался на колонки, а остальные были декоративными. Полуколонки украшали полукруглые формы экседр на пересечении базилик в экстерьере и простенки между окнами клеристория в интерьере (по реконструкции Батлера), а также экстерьер юж. фасада. Этот прием часто использовали в V в., в т. ч. в храме Кальб-Лузе, мон-ре Басуфан, базиликах Фоки и Аршине. В отличие от «сирийской ленты» обилие полуколонок и пилястр характерно для построек, выполненных по канонам греко-рим. архитектуры. В К.-С., т. о., органично сочетались новые византийские веяния и классические античные устои.

Пространство интерьера базилик хорошо освещалось. Искусная резьба дополняла декор фасадов. Рельеф в виде «сирийской ленты» из сочетания нескольких профилей над арочными проемами подчеркивал вертикальные ритмы пилястр под арками и угловых опор октагона. В отличие от экстерьера профили здесь дополнены обильным декором с рядами всевозможных плетенок и растительными орнаментами в виде аканфовых и лавровых листьев, волнообразно вьющихся стеблей с зубчатыми листочками, бусин, веночных плетений. Горельефный пояс в виде малых арочек украшал триумфальную арку конхи апсидального полукружия. Апсиды являлись средоточием декоративных элементов всего комплекса. У пят некоторых арок профильная лента имела «отвороты» в виде волют, что встречалось и в др. сир. храмах (Дейр-Сета, Бакирха). Неск. колонн и пилястр венчали коринфские капители с развевавшимися от «неземного» ветра листьями аканфа. Подобная форма капителей была довольно необычной даже в сирийских храмах и использовалась только в вост. базилике в Бакирхе, в Дар-Кита. В VI в. этот мотив появился в постройках К-поля, региона Эгейского м. и Италии (собор Св. Софии в К-поле, базилики св. Димитрия и Св. Софии в Фессалонике, базилика Сант-Аполлинаре-ин-Классе в Равенне). Наряду с подобными капителями в К.-С. были и простые коринфские капители с жестким аканфом, и псевдоионические - со схематизированными волютами и с мотивом креста между ними. Четкого распределения капителей не было, хотя капители с развевавшимся аканфом чаще встречались в октагоне, а простые - в базиликах.

Т. о. являясь крупнейшим проектом своего времени, К.-С. внес существенные новшества в развитие христ. архитектуры в Сирии и во всем Средиземноморье. Главной ценностью его композиции стал опыт соединения центрической (октагон) и базиликальной форм культового здания. К.-С. был одним из звеньев на пути формирования концепции центрических купольных храмов, появившихся в Византии в VI в. Кроме того, декор К.-С. оказал большое влияние на развитие архитектурного стиля в Сирии и Палестине. Сир. зодчие во многом ориентировались на классическую архитектуру: выбор сухой техники кладки, подъем здания на подиум, выравнивание квадров стен почти до идеально гладкой поверхности, обильное использование колонок и капителей. Свободно располагавшаяся «сирийская лента» и коринфские капители с развевавшимися листьями создали особенное, свойственное только сирийской архитектуре сочетание логики и иррациональности. Это своего рода отход от принципов античной архитектуры, в к-рой все декоративные детали были в значительной степени подчинены стоечно-балочной системе.

Рядом с центральным комплексом в К.-С. расположен небольшой баптистерий, представляющий собой октагон (диаметр 8,1 м), заключенный в базилику. С сев. и юж. сторон в здание вели лестничные пролеты. В его центральной апсиде находилась крестильня в виде небольшого крестообразного углубления. Ее оформление проще, хотя в нем также использовалась «сирийская лента». В верхней части каждую грань октагона прорезало окно. По 3 вост. граням расположены узкие и высокие апсиды. Их ниши ориентированы по центру октагона, их оси совпадают с радиусами. Окна в апсидах располагались строго по оси «восток-запад», из-за чего они прорезали стены под косым углом и их очертания несколько искажены. Подобная особенность встречается в архитектуре М. Азии (ц. Бинбир-килисе, ок. 600; базилика на о-ве Ая-Никола (Гемилер), VI-VII вв.).

У зап. подножия холма, на котором расположен К.-С., находится дер. Дейр-Симъан (бывш. греч. название - Теланисс), возникшая как центр приема паломников, большая часть к-рого состояла из гостиниц разных видов и классов. В поселении и рядом с ним обнаружено неск. храмов и мон-рей, улицы и лавки, где паломники могли покупать продукты и сувениры, а также остатки столпа неизвестного подвижника нач. VI в. (Peña, Castellana, Fernandez. 1975. P. 147-155). В V-VI вв., когда еще продолжалась борьба христианства и античных культов, К.-С. противостоял местному языческому святилищу Зевса Мадбаха и Селамана, располагавшемуся на вершине горной гряды, на склоне которой находился К.-С.

Исследование и реставрация

В 1861 г. К.-С. посетил брит. археолог У. Г. Уоддингтон и назвал эти руины «самыми прекрасными в мире». Первые исследования К.-С. были проведены в 60-70-х гг. XIX в. М. де Вогюэ, к-рый обмерил памятник. Его сведения корректировались и дорабатывались Х. Батлером и Э. Парком в 20-х гг. XX в. Они уточнили мн. размеры и предложили первые реконструкции, основываясь на находках внутри и снаружи здания и на сравнениях с сохранившимися памятниками Сев. Сирии. Труд Батлера лег в основу реставрации памятника в XX в., которая позволила восстановить оригинальное положение большинства найденных на территории комплекса каменных деталей. В 2011 г. К.-С. был внесен в список памятников, охраняемых ЮНЕСКО.

Ист.: Theodoret. Hist. rel. 26. 2; Evagr. Schol. Hist. eccl. I 13-14; Розен В. Р. Император Василий Болгаробойца: Извлеч. из летописи Яхъи Антиохийского. СПб., 1883. С. 19-20, 58; Zayat H., éd. Vie du patriarche melkite d'Antioche Christophore (967) par le protospathaire Ibrahîm b. Yuhanna: Document inédit du Xe siècle // Proche-Orient Chrétien. Jérusalem, 1952. T. 2. Р. 336, 364; Haraw, al-. Guide des lieux de pèlerinage / Ed. J. Sourdel-Thomine. Damas, 1953. P. 5 (на араб. яз.).
Лит.: De Vogüé M. Syrie centrale: architecture civile et religieuse du I au VIIe siècle. P., 1877. T. 2; Butler H. Ch. Early Churches in Syria. Princeton, 1929. Pt. 1. P. 97-105; Krencker D., Naumann R. Die Wallfahrtskirche des Symeon Stylites in Kal‘at Sim‘a n. B., 1939; Tchalenko G. Les villages antiques de la Syrie du Nord. P., 1953. Vol. 1. P. 205-276; 1958. Vol. 3. P. 124; Jarry J. Trouvailles épigraphiques à Saint-Syméon // Syria. P., 1966. T. 43. Pt. 1/2. P. 105-115; Nasrallah J. Le couvent de Saint Siméon l'Alépin: Témoignages littéraires et jalons sur son histoire // PdO. 1970. Vol. 1. P. 327-356; idem. Convents de la Syrie du Nord portant le nom de Siméon // Syria. 1972. T. 49. Pt. 1/2. P. 127-159; idem. Histoire. Vol. 3. T. 1. P. 67; Peña I., Castellana P., Fernandez R. Les stylites syriens. Mil., 1975; Strube Ch. Die Formgebung der Apsisdekoration in Qalbloze und Qalat Siman // JAC. 1977. Bd. 20. S. 181-191; Restle M. Kalaat Seman // RBK. 1978. Bd. 3. S. 853-892; Deichmann F. Qalb Lo ze und Qal‘at Sem‘a n: die besondere Entwicklung der nordsyrisch = spaetantiken Architektur. Münch., 1982. S. 3-40. (SBA; Heft 6); Якобсон А. Л. Закономерности в развитии раннесредневек. архитектуры. Л., 1983; Saunders W. B. R. Qal‘at Seman: A Frontier Fort of the Xth and XIth Cent. // Armies and Frontiers in Roman and Byzantine Anatolia: Proc. of a Colloquium Held at University College, Swansea, in Apr. 1981 / Ed. S. Mitchell. Oxf., 1983. P. 291-303; Krautheimer R. Early Christian and Byzantine Architecture. New Haven, 19864. P. 143-156; Biscop J.-L., Sodini J.-P. Travaux à Qal‘at Sem‘an // Actes du XIe Congr. Intern. d'Archéologie Chrétienne. R., 1989. Vol. 2. P. 1675-1693; ODB. Vol. 3. P. 1763; Sodini J.-P. Qal‘at Sem‘an: Ein Zentrum des Pilgerwesens // Syrien: Von den Aposteln zu den Kalifen / Hrsg. E. M. Ruprechtsberger. Linz, 1993. S. 128-143; idem. Qal‘at Sem‘an: quelques données nouvelles // Akten des XII. Intern. Kongr. für Christliche Archäologie, Bonn 22-28 Sept. 1991 / Hrsg. J. Engemann, E. Dassmann. Vat.; Münster, 1995. P. 348-368; Butcher K. Roman Syria and the Near East. L., 2003. P. 395-396; Bogisch M. Qalat Seman and Resafa-Sergiupolis: Two Early Byzantine Pilgrimage Centers in Northern Syria // Byzantino-Nordica 2004: Papers Presented at the Intern. Symp. of Byzantine Stud., 7-11 May 2004, Tartu, Estonia / Ed. I. Volt, J. Päll. Tartu, 2005. P. 52-72; Biscop J.-L. The «Kastron» of Qal‘at Sim‘a n // Muslim Military Architecture in Greater Syria: From the Coming of Islam to the Ottoman Period / Ed. H. Kennedy. Leiden; Boston, 2006. P. 75-83.
С. В. Тарханова, И. Н. Попов
Ключевые слова:
Христианство на территории разных стран. Сирия Монастыри византийские Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Сирия) Калъат-Симъан, монастырь в Северной Сирии, у столпа, на котором подвизался преподобный Симеон Столпник (Старший) (ок. 386-459; пам. 1 сент.)
См.также:
АГАВР визант. мон-рь в р-не Вифинского Олимпа
АДЕЛЬФАТ название различных форм дохода от монастырских владений в средние века
АЛАХАН-МАНАСТЫР совр. название раннехрист. комплекса в Исаврии
АНТИОХИЯ (совр. Антакья, Турция), город на р. Оронт, истор. центр Антиох. Правосл. Церкви
АПАМЕЯ Сирийская, древний город на р. Оронт
БАРДЕСАН (154–222), крупнейший деятель ранней сирийской культуры
БОСТРА сел. в юго-зап. части Сирии, в горном массиве Эд-Друз (обл. Хауран), недалеко от границы с Иорданией. В прошлом - крупный адм. и церковный центр, известный в наст. время своими археологическими памятниками
БОХТИШО на Ближ. Востоке в VIII-XI вв. династия врачей-христиан