Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАЛОФОНИЧЕСКОЕ ПЕНИЕ
Т. 29, С. 578-582 опубликовано: 29 октября 2012г.


КАЛОФОНИЧЕСКОЕ ПЕНИЕ

Аколуфии. 1336 г. (Athen. Bibl. Nat. 2458. Fol. 1)
Аколуфии. 1336 г. (Athen. Bibl. Nat. 2458. Fol. 1)

Аколуфии. 1336 г. (Athen. Bibl. Nat. 2458. Fol. 1)

[калофония; греч. καλοφωνία, от καλός - прекрасный и φωνή - голос, звук], греч. певч. стиль, расцвет которого приходится на 2 последних столетия истории Византийской империи (1261-1453). Калофония считается вершиной развития греч. певческого искусства (см.: Wellesz. Byzantine Music and Hymnography. P. VI; Williams. 1969. P. 388) и принадлежит к эпохе палеологовского возрождения, или визант. гуманизма, с к-рой связаны выдающиеся достижения во мн. областях науки и искусства (см.: Ševcenko I. The Palaeologan Renaissance // Renaissances Before the Renaissance: Cultural Revivals of Late Antiquity and the Middle Ages / Ed. W. Treadgold. Stanford (Calif.), 1984. P. 144-171; Delvoye C. Βυζαντινή τέχνη / Μεταφρ. Μ. Παπαδάκη, εκδ. Δ. Τριανταφυλλόπουλος, Γ. Λέκκος. Αθήνα, 1999. Σ. 483-492). Наиболее глубокое влияние на богослужебное пение палеологовского периода оказало богословие исихазма с учением о нетварных энергиях, а специфическим литургическим топосом для появившегося К. п. стало всенощное бдение согласно афонской версии Иерусалимского устава (см.: Williams. 1969; Lingas. 1996; Idem. 2004; Bizău I. Imnografia şi cântarea liturgică în mistica sacramentală a Sfântului Nicolae Cabasila // Studia Universitatis Babeş-Bolyai: Theologia orthodoxa. 1999. T. 44. N 1/2. P. 189-209); Σπυράκου. 2008. Σ. 442-443.

Визант. К. п. было воспринято и на румын. землях, прежде всего в крупнейшем мон-ре Путна в Молдавии, основанном господарем св. Стефаном Великим, где с кон. XV по кон. XVI в. действовала известная певческая школа (см.: Ciobanu, Ionescu. 1983; Moisescu. 1994; Pennington. 1985; Ocneanu, ed. 2005; Catrina. 2010).

Вначале К. п. оставалось в стороне от основных направлений исследования в муз. византинистике, с 60-х гг. XX в. оно привлекло внимание мн. ученых в разных странах (см. библиографию), стало исполняться в концертах и за богослужением, распространяться в аудиозаписях.

Типы певческих рукописей и категории К. п.

Фрагмент калофонической стихиры Мануила Хрисанфа «Терпяще настоящая доблественне» 2-го плагального (6-го) гласа по рукописям Vlatadon. 46 (Fol. 246v, 1551 г.; поздняя стадия средневизант. нотации) и S. Sepulcri. 731 (Fol. 96v, 1-я пол. XIX в.; «экзегезис» хартофилакса Хурмузия)
Фрагмент калофонической стихиры Мануила Хрисанфа «Терпяще настоящая доблественне» 2-го плагального (6-го) гласа по рукописям Vlatadon. 46 (Fol. 246v, 1551 г.; поздняя стадия средневизант. нотации) и S. Sepulcri. 731 (Fol. 96v, 1-я пол. XIX в.; «экзегезис» хартофилакса Хурмузия)

Фрагмент калофонической стихиры Мануила Хрисанфа «Терпяще настоящая доблественне» 2-го плагального (6-го) гласа по рукописям Vlatadon. 46 (Fol. 246v, 1551 г.; поздняя стадия средневизант. нотации) и S. Sepulcri. 731 (Fol. 96v, 1-я пол. XIX в.; «экзегезис» хартофилакса Хурмузия)

В 1-й пол. XIV в., вероятно после длительного периода устного бытования, калофонический стиль появляется в письменной традиции у мн. мелургов, известных по указаниям в новом типе певч. сборника - Аколуфии (или Пападики), составление к-рого принадлежит прп. Иоанну Кукузелю. Древнейший датированный список Аколуфий (Athen. Bibl. Nat. 2458, 1336 г.) содержит краткий вводный теоретический трактат (включающий «Большой исон» и «Колесо» на 8 гласов Кукузеля, а также перечень интонационных формул) и нотированные песнопения вечерни (калофонические стихи Пс 2, мелодически развитые прокимны - дохи, др. прокимны с калофоническими вставками - эпифонимами и анафонимами), утрени (калофонические распевы прокимнов и пасапноариев (стихов «Всякое дыхание») перед чтением Евангелия, мегалинариев (припевов) на 9-й песни канона, полиелея и непорочных) и литургии (калофонические обработки Трисвятого и «Δύναμις», аллилуиария, херувимской, причастнов и отпустительных стихов в конце литургии) (см. ил.). Помимо нового калофонического репертуара в списки Аколуфий входят песнопения из древнего мелизматического репертуара Асматикона (книги для хора) и Псалтикона (книги для солиста) (см.: Στάθης. Αναγραμματισμοί. Σ. 62-66, 44-45 соответственно). Репертуар этих 2 сборников, как и отличающиеся высоким уровнем виртуозности песнопения т. н. стиля ᾷσμα, связан с исполнительским искусством певцов-евнухов, которые считаются предвестниками калофонического стиля (о предыстории К. п. см.: Adsuara. 1999; Troelsgård. 2004; Idem. 2008, а также: Moran. 1986; Idem. 2005; Σπυράκου. 2006; Wolfram. 2008).

Другие типы рукописей, включающие калофонические произведения: Анфология (сборник произведений из Пападики и иногда из др. книг, перечисленных далее); Калофонический Стихирарь, или Матиматарий (содержит гл. обр. калофонические стихиры и анаграмматизмы или анаподизмы (композиции - в основном стихиры, иногда мегалинарии, псалмовые стихи, кондаки, ирмосы, написанные в технике, предполагающей повторы и изменение порядка слов или разделов в поэтическом тексте), а также 15-сложники); Икиматарий, или Кондакарь, и Акафист (содержат калофонические строфы (икосы) различных кондаков или Акафист Пресв. Богородице); Кратиматарий (содержит кратимы - произведения на различные слоги: τερερε, τορορο, νενενα и др.); Калофонический Ирмологий (в качестве отдельного кодекса появляется в XVIII в., содержит калофонические ирмосы - жанр, развивавшийся в т. н. период Возрождения визант. пения (ок. 1650 - ок. 1720) на основе песненных ирмосов калофонической эпохи; см.: Στάθης. Χειρόγραφα. Τ. 1. Σ. λ´ - μα´; Idem. Αναγραμματισμοί. Σ. 99-125).

В целом все калофонические произведения могут быть названы матимами (μαθήματα, букв.- упражнения, т. е. сложные песнопения), но их можно разделить на мн. категории, наиболее значимые из к-рых были упомянуты выше (дохи, калофонические стихиры, анаграмматизмы и др.). Кроме того, в рубриках рукописей выявлены менее значимые категории: эпифонима, анафонима, аллагма, эпиволи, парекволи, пролог, катавасия, омония (см.: Στάθης. Αναγραμματισμοί. Σ. 79-98).

Содержащую калофонические песнопения Службу трех отроков в пещи (см. ст. Вавилонские отроки), известную в греческих исторических и литургических источниках с X в., а в певч. рукописях с XV в., пели в Неделю св. праотец (воскресенье перед Рождеством Христовым) между утреней и литургией. Эта служба была также заимствована славянами (см. Пападики Iver. 1120. Fol. 440-443v, 1458 г.- автограф Мануила Хрисафа, а также исследования: Velimirović. 1962; Στάθης. Αναγραμματισμοί. Σ. 107; Adamis. 2002).

Калофонические произведения принадлежат т. н. пападическому стилю пения, за исключением калофонических ирмосов, к-рые можно отнести к ирмологическому стилю (см.: Στάθης. Αναγραμματισμοί. Σ. 45-47).

Авторы калофонических песнопений

Известные мастера К. п. (μαΐστορες, от лат. magister) задали высочайший уровень для визант. певч. искусства. Проф. Г. Статис, исследовавший и каталогизировавший большое количество певч. рукописей из собраний мон-рей горы Афон, выделил следующих наиболее значимых авторов калофонических песнопений по периодам (см.: Στάθης. Χειρόγραφα. Τ. 1. Σ. μθ´): 1) 2-я пол. XIII в.: Никифор Ифик, Николай Авасиот, Феодор Манугра; 2) 1-я пол. XIV в.: протопсалт Иоанн Глика, маистор прп. Иоанн Кукузель, протопсалт Ксен Коронис (в ркп. Athen. Bibl. Nat. 2458 он назван лампадарием), Константин Магула, Георгий Панарет, Георгий Контопетрис, Димитрий Докиан, доместик Григорий Гликис, мон. Феодул Агиорит (ок. сер. XIV в.), мон. Агафон Коронис (брат Ксена), Мануил Коронис (сын Ксена, сер. XIV в.); 3) 2-я пол. XIV в.: Халивур, прот. Фардивук, Иоанн Цакнопул, Варфоломей, доместик Лавры, лампадарий Иоанн Клада, Христофор Мистакон; 4) 2-я пол. XV в.: Марк из монастыря Ксанфопулов, еп. Коринфский, лампадарий Мануил Хрисаф, Иосиф, еп. Мефонский (Иоанн Плусиадин); 5) 1-я пол. XVI в.: великий ритор Мануил Коринфский (1520). См. также списки мелургов в работах: Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης). 1936; Conomos. Communion Cycle; Καραγκούνης. 2003.

Основные черты К. п.

Согласно указаниям в рукописях, К. п. высоко ценилось в палеологовский и поствизант. периоды (см.: Levy. 1976).

Музыковедческий анализ позволяет выявить следующие основные характерные черты К. п. 1) Чрезвычайно богатый по приемам изложения мелос с широким амбитусом, поступенным движением мелодии и редкими скачками (гл. обр. нисходящими); использование высокого регистра и широких нисходящих мелодических последований ценились как придающие мелодии «сладость». К наиболее часто используемым в калофонии формулам относятся вария, параклитики, лигизма, паракалезма, этерон паракалезма, тромикон и стрептон (см. в ст. Византийская нотация). 2) Изменение формы традиц. текста песнопений с помощью повтора слогов, вставки слогов, образованных с использованием буквы ν (в форме или ), инверсия порядка слов или фраз текста (анаграмматизм, анаподизм), вставка указаний об исполнении (напр., λέγε - говори или πάλιν - снова, т. е. повтор). 3) Вставка кратим в местах, значимых с структурной и семантической т. зр. Так, часто кратима отмечает переход от одного раздела (πούς - стопа) к другому или стоит после кульминации песнопения на значимом слове и является переходом от артикулированного пения к неартикулированному (т. е. от распевания слов к распеванию слогов-вставок), как бы приглашая слушателей к медитации и намекая на апофатический смысл песнопения (т. е. невозможность выразить словами Божественную природу (сущность) и глубину веры, см. «Чудесное объяснение «терирем»» Герасима Влаха с Крита, митр. Филадельфийского (XVII в.), в ркп. Hieros. Patr. Anast. 45. Fol. 1-2v, 1719 г.). 4) Использование различных музыкально-риторических средств, таких как палиллогия (секвенция, в К. п., как правило, нисходящая), эпаналепсис (повтор формул, фраз, разделов), метаволи (модуляция), аподосис (завершение разных разделов песнопения одной и той же формулой), анафора (начало разделов с одной и той же формулы). 5) Все эти элементы складываются в комплексную муз. структуру и соединяются с помощью развитой сети каденций. Т. к. большинство каденций несовершенные, они создают ощущение бесконечного мелодического потока. 6) Калофонические произведения предполагают высокий уровень исполнительского мастерства. (См.: Χρύσανθος ἐκ Μαδύτων. 1832. § 419-423; Στάθης. Αναγραμματισμοί. Σ. 68-69, 149-206; Adsuara. 1998; Bartel D. Musica Poetica: Musical-Rhetorical Figures in German Baroque Music. Lincoln; L., 1998; Lingas. 2004. P. 149; Αναστασίου. 2005. Σ. 68-71, 428-438; Idem. 2007. P. 133-134; Μεραλίδου. 2009. Σ. 11-41; Alexandru. 2010; Eadem. 2012). В примере приведен фрагмент (кульминация и переход к кратиме) калофонической стихиры 2-го плагального (6-го) гласа 40 мученикам Севастийским «Терпяще настоящая доблественне» Мануила Хрисанфа по рукописям 1551 г. Vlatadon. 46 (Fol. 246v; средневизант. нотация) и 1-й пол. XIX в. S. Sepulcri. 731 (Fol. 96v; «экзегезис» хартофилакса Хурмузия Гиамалиса) с нотолинейными транскрипциями.

Нотация, хирономия, музыкальная теория

Три певца, показывающие знак «оксия». Роспись «Успение свт. Николая» ц. св. Николая Орфаноса в Фессалонике. Ок. 1320 г.
Три певца, показывающие знак «оксия». Роспись «Успение свт. Николая» ц. св. Николая Орфаноса в Фессалонике. Ок. 1320 г.

Три певца, показывающие знак «оксия». Роспись «Успение свт. Николая» ц. св. Николая Орфаноса в Фессалонике. Ок. 1320 г.

Новый калофонический репертуар развивался параллельно с расцветом хирономии, искусства управления хором с помощью развитой системы жестов, имеющих как практическое значение (указание ритма, динамики, артикуляции и выразительных средств, а также собственно координация пения хора), так и символические коннотации (напр., жест, соответствующий исону, обозначал тайну Св. Троицы и двух природ Христа) (см.: Герцман. 1994. С. 317-384). На фресках палеологовского времени профессиональные певцы изображены, как правило, облаченными в роскошные одежды и выполняющими особые жесты хирономии (см. ил.). Музыкально-теоретические трактаты калофонического периода описывают помимо детализации системы осмогласия систематическое расширение средневизант. нотации большим количеством новых знаков, присоединенных к т. н. большим ипостасям, и содержат различные дидактические стихотворные тексты, раскрывающие искусство исполнения как старого, так и нового репертуара. Эта обогащенная муз. симиография ранее называлась кукузелевой нотацией. Однако в последние десятилетия стало ясно, что симиография, использованная в калофонических композициях, представляет следующую фазу полностью развитой средневизант. нотации. Т. о., ее можно назвать поздней средневизант. нотацией. Технические и художественные границы К. п. и его связь с древним репертуаром описаны помимо пропедевтического текста Пападики в трактатах Псевдо-Дамаскина, иером. Гавриила из мон-ря Ксанфопулов (1-я пол.- сер. XV в.) и Мануила Хрисафа.

Иером. Гавриил призывает исполнителя калофонических обработок: а) определить возможности своего голоса, б) определить амбитус песнопения, к-рое он собирается исполнить, и в) тренировать голос перед исполнением песнопения, сначала поднимаясь до самого высокого звука песнопения, после этого возвращаясь к 1-му звуку песнопения, а затем, спускаясь еще на ступень, начать произведение с нее, чтобы иметь достаточный объем для исполнения в калофоническом стиле, в т. ч. в высоком регистре (см.: Gabriel Hieromonachos. 1985. S. 609-635). Мануил Хрисаф в своем трактате сосредоточился на тесисах (муз. формулах), фторах (знаках модуляции) и в целом на искусстве калофонической композиции, подчеркивая значение мимесиса, т. е. творческой имитации древнего репертуара для формирования нового К. п. (см.: Manuel Chrysaphes. 1985. P. 143-151).

Ист.: ᾿Ιωάννης Λαμπαδάριος, Στέφανος Α´ Δομέστικος. Πανδέκτη τῆς ἱερᾶς ἐκκλησιαστικῆς ὑμνωδίας. Τ. 3: Περιέχων τὰ μεγίστα μαθήματα τῆς τε Παπαδικῆς κα τοῦ Μαθηματαρίου. Κωνσταντινούπολις, 1851. Κατερίνη, 1997r; ᾿Ιωάννου Κουκουζέλη τοῦ Μαΐστορος ᾿Εκλόγη ἔργων / ᾿Εκδ. Γ. Παπαχρόνης. Κατερίνη, 1995. (῾Ελληνικὴ Βυζαντινὴ Χορωδία).
Кат.: Πολίτις Λ. Δύο χειρόγραφα ἀπὸ τὴν Καστοριά // Idem. Paléographie et littérature Byzantine et néo-grecque: Recuiel d'études. L., 1975. P. 30-41; Στάθης. Χειρόγραφα; Χατζηγιακουμής Μ. Χειρόγραφα ἐκκλησιαστικῆς μουσικῆς, 1453-1820: Συμβολὴ στὴν ἔρευνα τοῦ Νέου ῾Ελληνισμοῦ. ᾿Αθῆναι, 1980.
Теоретические трактаты и дидактические стихотворные тексты: Χρύσανθος ἐκ Μαδύτων. Θεωρετικὸν μέγα τῆς μουσικῆς / ᾿Εκδ. Π. Πελοπίδης. Τεργέστη, 1832; Тончева Е. Преписи на хирономическото певческо упражнение на Йоан Кукузел // Изв. на Ин-та по музикознание на БАН. София, 1974. T. 18. С. 209-302; Καράς Σ. Μέθοδος τῆς ῾Ελληνικῆς Μουσικῆς̇ Θεωρετικόν. ᾿Αθῆναι, 1982. 2 τ.; Gabriel Hieromonachos. Abhandlung über den Kirchengesang / Hrsg. v. C. Hannick, G. Wolfram. W., 1985. (MMB. CSRM; 1); Manuel Chrysaphes, the Lampadarios. The Treatise: On the Theory of the Art of Chanting and on Certain Erroneous Views That Some Hold About It (Mount Athos, Iviron Monastery Ms. 1120 (1458)) / Ed. D. Conomos. W., 1985. (MMB. CSRM; 2); Герцман Е. В. Петербургский Теоретикон. Од., 1994; Die Erotapokriseis des Pseudo-Johannes Damaskenos zum Kirchengesang / Ed. G. Wolfram, C. Hannick. W., 1997. (MMB. CSRM; 5); Στάθης Γ. ῾Η Μέθοδος τῶν θέσεων τοῦ ᾿Ιωάννου Κουκουζέλη κα ἡ ἐφαρμογή της // Byzantine Chant: Tradition and Reform: Acts of a Meeting held at the Danish Inst. at Athens, 1993 / Ed. C. Troelsgård. Athens, 1997. P. 189-204. (Monographs of the Danish Inst. at Athens; 2); Κρητικού Θ. Μία μέθοδος της καλοφωνίας και συνθέσεως των καλοφωνικών θέσεων // Proc. of the 1st Intern. Conf. of the American Society of Byzantine Music and Hymnology. 2007. P. 87-109 (электр. версия: www.asbmh.pitt.edu/page12/Kriticou.pdf); Alexandrou M., Trolesgård C. Η σημασία της Παπαδικής λεγόμενης προθεωρίας για την έρευνα της βυζαντινής και μεταβυζαντινής μουσικής // Πρακτικά του ΣΤ´ Διεθνούς συμποσίου Ελληνικής παλαιογραφίας (Δράμα, 21-27 Σεπτεμβρίου 2003) / Εκδ. Β. ´Ατσαλος, Ν. Τσιρώνη. Αθήνα, 2008. Τ. 2. Σ. 559-572; Τ. 3. Σ. 1221-1233.
Лит.: Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης), μητρ. Θρᾶκες μουσικοί // ΕΕΒΣ. 1936. Τ. 12. Σ. 46-75; Strunk O. The Byzantine Office at Hagia Sophia // DOP. 1956. Vol. 9/10. P. 112-150; idem. San Salvatore di Messina and the Musical Tradition of Magna Graecia // Idem. Essays on Music in the Byzantine World / Ed. K. Levy. N. Y., 1977. P. 45-54; Velimirović M. Liturgical Drama in Byzantium and Russia // DOP. 1962. Vol. 16. P. 349-385; Williams E. V. John Koukouzeles' Reform of Byzantine Chanting for Great Vespers in the 14th Cent.: Diss. / Yale Univ. New Haven, 1969; Panţiru G. Notaţia si ehurile muzicii bizantine. Bucur., 1971; Τατάκης Β. Ν. Γεράσιμος Βλάχος ὁ Κρής (1605/7-1685): Θιλόσοφος, θεολόγος, φιλόλογος. Βενέτια, 1973; Conomos D. E. Byzantine Trisagia and Cheroubika of the 14th and 15th Cent.: A Study of Late Byzantine Liturgical Chant. Thessal., 1974; Levy K. Le «tournant décisif» dans l' histoire de la musique byzantine 1071-1261 // XVe Congrès Intern. d'Études Byzantines: Rapports et Co-Rapports. Athènes, 1976. T. 3: Art et Archéologie. P. 281-288; Станчев К., Тончева Е. Блгарските песнопения във византийските аколутии // Музикознание. София, 1978. № 2. С. 39-70; Ψάχος Κ. ῾Η παρασημαντικὴ τῆς βυζαντινῆς μουσικῆς / ᾿Εκδ. Γ. Χατζηθεοδώρου, ᾿Αθῆναι, 19782; Ciobanu G., Ionescu M., ed. Antologhionul lui Evstatie Protopsaltul Putnei. Bucur., 1983. (Izvoare ale Muzicii Româneşti; 5: Documenta); Touliatos-Banker D. H. The Byzantine Amomos Chant of the 14th and 15th Cent. Thessal., 1984. (᾿Ανάλεκτα Βλατάδων; 46); Pennington A. E. Muzica în Moldova Medievală: Secolul al XVI-lea / Cu un eseu de D. Conomos, ed. bilingvă T. Moisescu, trad. C. Stihi-Boos. Bucur., 1985; Moran N. K. Singers in Late Byzantine and Slavonic Paintings. Leiden, 1986. (Byzantina Neerlandica; 9); idem. The Choir of the Hagia Sophia // Oriens Chr. 2005. Bd. 89. S. 1-7; Βακαλόπουλος Α. Γενικὴ Θεώρηση τῆς Παλαιολόγειας ᾿Εποχῆς στὴ Θεσσαλονίκη // ᾿Επιστημονικὸ Συμπόσιο «Χριστιανικὴ Θεσσαλονίκη - Παλαιολόγειος ᾿Εποχή». ΚΒ´ Δημήτρια. Πατριαρχικὸ ῞Ιδρυμα Πατερικῶν Μελετῶν, ῾Ιερὰ Μονὴ Βλατάδων, 29-31 ᾿Οκτωβριου 1988. Θεσσαλονίκη, 1989. Σ. 42-51; Στάθης Γ. ῾Η ἀσματικὴ διαφοροποίηση ὅπως καταγράφεται στὸν κώδικα ΕΒΕ 2458 τοῦ ἔτους 1336 // Ibid. Σ. 165-211; idem. ῾Η ἐξέλιξη τῆς ἐκκλησιαστικῆς μουσικῆς στὴ μεταβυζαντινὴ περίοδο // ᾿Αναφορὰ εἰς μνήμην Μητροπολίτου Σάρδεων Μαξίμου, 1914-1986. Γενεύη, 1989. Τ. 4. Σ. 431-449; idem. Ψάλτες οἱ ἀσίγητοι τέττιγες τῆς ᾿Εκκλησίας // Δίπτυχα, 1989. Σ. ζ´ - ιγ´; idem. Βυζαντινή μουσική // Μουσική. Εκδοτική Αθηνών / Εκδ. Χ. Χριστοπούλου, Μ. Κούρση et al. Αθήνα, 2007. Σ. 217-233; ᾿Αλυγιζάκης Α. «Βασιλεῦ οὐράνιε Παράκλιτε», ἰδιόμελο ἦχος πλ. β´ // Πρακτικὰ τοῦ ΙΒ´ Θεολογικοῦ Συνεδρίου. Θεσσαλονίκη, 1992. Σ. 63-128; idem. ̓Ηχος κα φῶς στὴ Βυζαντινὴ ψαλτική // Θεολογία κα Τέχνη / ᾿Εκδ. Χ. Σταμούλης. Θεσσαλονικη, 20002. Σ. 27-49; idem. ᾿Ιωάννης Μαΐστωρ Κουκουζέλης̇ Παρατηρήσεις στὴ ζωὴ κα τὸ ἔργο του // Διεθνὴ Συμπόσια γιὰ τὴ Μακεδονία. Β´ Συμπόσιο̇ ῾Η Μακεδονία κατὰ τὴν ἐποχὴ τῶν Παλαιολόγων, Θεσσαλονίκη, 14-20 Δεκεμβρίου 1992. Θεσσαλονίκη, 2002. Σ. 655-660; Moisescu T., ed. Manuscrisul de la Dobrovăţ. Ms. 258 / Leimonos. Bucur., 1994. (Izvoare ale Muzicii Româneşti; 9: Monumenta «Şcoala Muzicală de la Putna»); ᾿Αγγελόπουλος Λ. ᾿Ιωάννης Κουκουζέλης, ὁ βυζαντινὸς μαΐστωρ // Μέγαρο Μουσικῆς ᾿Αθηνῶν̇ Περίοδος 1994-1995. Κύκλος ῾Ελληνικῆς Μουσικῆς. Βυζαντινο μελουργοί̇ Μανουὴλ Χρυσάθης ὁ λαμπαδάριος, ᾿Ιωάννης Κλαδᾶς ὁ λαμπαδάριος, ᾿Ιωάννης Κουκουζέλης ὁ βυζαντινὸς μαΐστωρ. ᾿Αθῆναι, 1994. Σ. 62-66; idem. The «Exegesis» of Chourmouzios Hartofylax on Certain Compositions by Ioannis Koukouzelis // Byzantine Chant: Tradition and Reform: Acts of a Meeting held at the Danish Inst. at Athens, 1993 / Ed. C. Troelsgård. Athens, 1997. P. 109-121. (Monographs of the Danish Inst. at Athens; 2); Lingas A. Hesychasm and Psalmody // Mount Athos and Byzantine Monasticism / Ed. A. Bryer, M. Cunningham. L., 1996. P. 155-168; idem. Preliminary Reflections on Studying the Liturgical Place of Byzantine and Slavonic Melismatic Chant // Palaeobyzantine Notations. Hernen, 2004. Vol. 3: Acta of the Congress held at Hernen Castle (The Netherlands) in March 2001 / Ed. G. Wolfram. P. 147-155. (Eastern Christian Studies; 4); Adsuara C. Textual and Musical Analysis of the Deuteros Kalophonic Stichera for September: Diss. / Univ. Complutense. Madrid, 1997. 3 vol.; eadem. Remarks on the Structure of Kalophonic Stichera: Working Hypotheses // Cantus Planus: Papers Read at the 7th Meeting of the Intern. Musicological Society Study Group (Sopron, Hungary, 1995) / Ed. L. Dobszay. Bdpst., 1998. P. 1-16; eadem. Asmatic, Psaltic and «Kalophonic» Fragments in Palaeobyzantine Notation // Palaeobyzantine Notations. Hernen, 1999. Vol. 2: Acta of the Congress Held at Hernen Castle (The Netherlands) in October 1996 / Ed. C. Troelsgård, G. Wolfram. P. 47-61; Raasted J. Koukouzeles' Sticherarion // Byzantine Chant: Tradition and Reform. 1997. P. 9-21; Vasileios, archim., abbot of Iveron Monastery, Mantzaridis G. The Meaning of Typikon / Transl. E. Theokritoff. Montréal (Québec), 1997. (Mount Athos; 8); Χαλδαιάκης Α. ῾Η μελοποίηση στίχων τοῦ πολυελέου ἀπὸ τὸ μαΐστορα ᾿Ιωάννη Κουκουζέλη // Byzantine Chant: Tradition and Reform: Acts of a Meeting held at the Danish Inst. at Athens, 1993 / Ed. C. Troelsgård. Athens, 1997. P. 173-187; idem. ῾Ο Πολυέλεος στὴν βυζαντινὴ κα μεταβυζαντινὴ μελοποιΐα. ᾿Αθῆναι, 2003. (῞Ιδρυμα Βυζαντινῆς Μουσικολογίας. Μελέται; 5); Тончева Е. Арс нова и Йоан Кукузел в балканската източноправославна музика през XIV в. // Религия и изкуство в културната традиция на Европа. София, 1999. С. 125-135; она же. Взаимоотношението Изток - Запад в европейската музикална култура: теология и музика: Източноправославно Арс нова // Българско музикознание. 1999. T. 23. № 2. C. 91-101; Jung A. The Long Melismas in the Non-kalophonic Sticherarion // CIMAGL. 1999. Vol. 70. P. 13-80; ᾿Αββακούμ, μοναχὸς ῾Αγιορεῖτης. ῞Οσιος ᾿Ιωάννης Κουκουζέλης̇ ῾Η ἐποχή του κα ἡ ἐποχή μας. Θεσσαλονίκη, 1999; Χατζηγιακουμής Μ. ῾Η ἐκκλησιαστικὴ μουσικὴ τοῦ ῾Ελληνισμοῦ μετὰ τὴν ῞Αλωση (1453-1820): Σχεδίασμα ἱστορίας. ᾿Αθῆναι, 1999; Demetriou C. Das Sticherarion kalophonikon Machairas A. 4 und die musikalischen Werke des Manuel Chrysaphes: Diss. / Univ. Wien. W., 2001; Μπαλαγεώργος Δ. ῾Η ψαλτικὴ παράδοση τῶν ἀκολουθιῶν τοῦ βυζαντινοῦ κοσμικοῦ Τυπικοῦ. ᾿Αθῆναι, 2001. (῞Ιδρυμα Βυζαντινῆς Μουσικολογίας. Μελέται; 6); Adamis M. The Office of the Holy Three Youths in the Fiery Furnace. Malbork (Poland), 2002; Petecel Theodoru D. De la mímesis la arhetip. Încercare hermeneutică asupra ideii de Adevăr în opera de arta. Bucur., 20032; Şirli A. La relation texte-melodie dans l'Acathiste kalophonique // Acta Musicae Byzantinae. Iaşi, 2003. Vol. 6. P. 36-42; Καραγκούνης Κ. Χ. ῾Η παράδοση καῖ ἐξήγηση τοῦ μέλους τῶν χερουβικῶν τῆς βυζαντινῆς καῖ μεταβυζαντινῆς μελοποιίας. ᾿Αθῆναι, 2003. Σ. 429-433. (῞Ιδρυμα Βυζαντινῆς Μουσικολογίας. Μελέται; 7); Τσιγαρίδας Ε. et al. Μανουήλ Πανσέλινος. ᾿Εκ τοῦ ῾Ιεροῦ Ναοῦ τοῦ Πρωτάτου. Θεσσαλονίκη, 2003; Troelsgård C. Thirteenth-Century Byzantine Melismatic Chant and the Development of the Kalophonic Style // Palaeobyzantine Notations. Leuven, 2004. Vol. 3. P. 68-90; idem. Long Intonations and Kalophonia: Traces of Stylistic Development in Late Byzantine Echemata // Tradition and Innovation in Late- and Postbyzantine Liturgical Chant: Acta of the Congress held at Hernen Castle, The Netherlands, in April 2005 / Ed. G. Wolfram. Hernen, 2008. P. 65-78. (Eastern Christian Stud.; 8); Ocneanu G., ed. Acta Musicae Byzantinae. Iaşi, 2005. Vol. 8: Şcoala de la Putna; eadem. Al XII-lea manuscris din Şcoala de la Putna - manuscrisul de la Lvov // Ibid. P. 80-93; Αγγελάκης Γ. Εισαγωγή στον προβληματισμό της βυζαντινής χειρονομίας̇ Διπλοματική εργασία / Αριστοτέλειο Πανεπιστήμιο Θεσσαλονίκης. Σχολή Καλών Τεχνών. Τμήμα Μουσικὠν Σπουδών. Θεσσαλονίκη, 2005; ᾿Αναστασίου Γ. Τὰ κρατήματα στὴν Ψαλτικὴ Τέχνη. ᾿Αθῆναι, 2005. (῞Ιδρυμα Βυζαντινῆς Μουσικολογίας. Μελέται; 12); idem. Τα Πασαπνοάρια τοῦ ῎Ορθρου ὡς καλοφωνικὲς συνθέσεις̇ σκέψεις ποὺ γεννιοῦνται γιὰ τὴν σκοπιμότητα τοῦ καλοφωνικοῦ μέλους γενικότερα // Proc. of the 1st Intern. Conf. of the American Society of Byzantine Music and Hymnology. 2007. P. 124-143 (электр. версия: www.asbmh.pitt.edu/page12/Anastasiou.pdf); Садокова В. В. Калофоническая стихира: поэтика жанра: Канд. дис. / РАМ им. Гнесиных. М., 2006; она же. Явление повторности в калофонических обработках стихир и тропарей Богоявления // Вестн. РАМ. им. Гнесиных. 2007. № 1. С. 125-134; Wolfram G. ῾Ο θεωρετικὸς τῆς μουσικῆς Γαβριὴλ ῾Ιερομόναχος ὡς συνθέτης̇ τὸ ὔφος τῶν καλοφωνικῶν στιχηρῶν του // Θεωρία κα πράξη τῆς ψαλτικῆς τέχνης: Τὰ γένη κα τὰ εἴδη τῆς βυζαντινῆς ψαλτικῆς μελοποιΐας. Πρακτικὰ Β´ Διεθνοῦς Συνεδρίου Μουσικολογικοῦ κα Ψαλτικοῦ. ᾿Αθῆναι, 15-19 ᾿Οκτωβρίου 2003 / ᾿Εκδ. Γ. ᾿Αναστανσίου. ᾿Αθῆναι, 2006. Σ. 195-210; eadem. Die melodische Tradition des Psaltikon im Vergleich mit dem kalophonischen Repertoire // Tradition and Innovation in Late- and Postbyzantine Liturgical Chant: Acta of the Congress held at Hernen Castle, The Netherlands, in April 2005 / Ed. G. Wolfram. Hernen, 2008. P. 79-104. (Eastern Christian Stud., 8); Καρανίκολα Α. Συγκριτική ανάλυση του παλαιού (ανωνύμου) μέλους του στιχιρού «Προτυπῶν τὴν ἀνάστασιν» καί της καλοφωνικής επεξεργασίας του από τον Ξένο τον Κορώνη // Μουσική Θεωρία και ανάλυση - Μεθοδολογία και Πράξη̇ Πρακτικά Συμποσίου, 29.09-1.10.2006, Θέρμη Θεσσαλονίκης / Εκδ. Κ. Τσούγκρας. Θεσσαλονίκη, 2006. Σ. 346-356; eadem. Συγκριτική ανάλυση της μεσοβυζαντινής και νεοβυζαντινής καταγραφής της καλοφωνικής επεξεργασίας του στιχιρού «Χρυσέοις ἔπεσι» από το Νικηφόρο Ηθικό. Το παράδειγμα του πρώτου ποδός // Proc. of the 1st Intern. Conf. of the American Society of Byzantine Music and Hymnology. 2007. P. 390-397; Κρητικοῦ Θ. Μορφολογία κα ανάλυση τοῦ ᾿Ακαθίστου ῞Υμνου ᾿Ιωάννου Λαμπαδαρίου τοῦ Κλαδᾶ // Θεωρία κα πράξη τῆς ψαλτικῆς τέχνης. 2006. Σ. 171-193; Σπυράκου Ε. Τὰ ὀφφίκια τοῦ πρωτοψάλτου κα τοῦ δομεστίκου μέσα ἀπὸ τοὺς χειρόγραφους κώδικες τοῦ παπαδικοῦ γένους // Ibid. Σ. 195-210; eadem. Οἱ χορο ψαλτῶν κατὰ τὴν βυζαντινὴ παράδοση. ᾿Αθῆναι, 2008. (῞Ιδρυμα Βυζαντινῆς Μουσικολογίας. Μελέται; 14); Ioannidou A. The Kalophonic Settings of the Second Psalm in the Byzantine Tradition (14th-15th Cent.): A Diss. In-Progress // Proc. of the 1st Intern. Conf. of the American Society of Byzantine Music and Hymnology. 2007. P. 210-223; Λιάκος Ι. ῾Η βυζαντινὴ ψαλτικὴ παράδοση τῆς Θεσσαλονίκης κατὰ τὸν ιδ´ - ιε´ αἰῶνα. ᾿Αθῆναι, 2007. (῞Ιδρυμα Βυζαντινῆς Μουσικολογίας. Μελέται; 15); Μαζέρα-Μαμάλη Σ. Τὰ μεγαλυνάρια θεοτοκία τῆς ψαλτικῆς τέχνης. ᾿Αθήνα, 2008. (῞Ιδρυμα Βυζαντινῆς Μουσικολογίας. Μελέται; 16); Παύλος, μοναχὸς Λαυριώτης. ῾Ο ῞Οσιος ᾿Ιωάννης Κουκουζέλης. Μεγίστης Λαύρας (῾Αγιον ῎Ορος), 2008; Gheorghită N. Chinonicul duminical în perioada post-bizantină (1453-1821): Liturgică şi Muzică. Bucur., 2009; Μεραλίδου Σ. Ο ´Αγιος Ιωάννης Κουκουζέλης̇ Μεταγραφές και μουσικολογικές αναλύσεις επιλεγμένων έργων̇ Διπλοματική εργασία / Αριστοέλειο Πανεπεστήμιο Θεσσαλαλονίκης. Σχολή Καλών Τεχνών. Τμήμα Μουσικών Σπουδών. Θεσσαλονίκη, 2009; Alexandru M. Calofonia, o filocalie muzicală: Cântarea liturgică în secolele XIII-XVI din Bizanţ în Ţările Româneşti // Istorie bisericească, misiune creştină ši viaţă culturală. T. 2: Creştinismul românesc şi organizarea bisericească în secolele XIII-XIV. Ştiri şi interpretări noi: Actele sesiunii anuale de comunicări ştiinţifice a Comisiei Române de Istorie şi Studiu al Creştinismului, Lacu Sărat, Brăila, 28-29 sept. 2009 / Ed. E. Popescu, M. Ovidiu Căţoi. Galaţi, 2010. P. 543-582. Pl. 1-43; eadem. Gregorios Mpunes Alyates: An Open Bioergographic Index Card and an Analysis of the Pentekostarion «Τὴν λάμψιν τοῦ προσώπου σου» // Psaltike: Neue Studien zur Byzantinischen Musik: FS für G. Wolfram / Ed. N.-M. Wanek. W., 2011. S. 13-64; eadem. Byzantine Kalophonia, Illustrated by St. John Koukouzeles' Piece «Θρούρησον πανένδοξε» in Honour of St. Demetrios from Thessaloniki: Issues of Notation and Analysis. [2012] (в печати); Catrina C. Reverberaţii ale Putnei voievodale în contemporaneitate // Bucescu F. Pr., Catrina C., Barnea A., Dănilă Z. Grantul «Catalogul Manuscriselor de muzică sacră din Moldova - secolele XI-XX». Iaşi, 2010. Vol. 1: Universitatea de Arte «George Enescu». P. 53-58.
Дискогр.: Στάθης Γ. ᾿Ιωάννης Παπαδόπουλος ὁ Κουκουζέλης κα Μαΐστωρ (1270 περίπου - α´ ἥμ. ιδ´ αἰῶνος): Ψάλλει ὁ Χορὸς Ψαλτῶν «Οἱ Μαΐστορες τῆς Ψαλτικῆς Τέχνης», χοράρχης Γ. Στάθης. ᾿Αθῆναι, 1988. (Βυζαντινο κα Μεταβυζαντινο Μελουργοί; 6); Choeur Byzantin de Grèce, dir. L. Angelopoulos: Ioannis Koukouzèlis, Le Maistor Byzantin / JAD C 129. France, 1995; Χατζηγιακουμής Μ. Απάνθισμα μελών̇ Ψάλλει ο Θρασύβουλος Στανίτσας (1910-1987), ´Αρχων Πρωτοψάλτης του Οικουμενικού Πατρεαρχείου. Αθήνα, 1999. (Σύμμεικτα Εκκλησιαστικής Μουσικής; 1); Cappella Romana: I. Arvanitis, A. Lingas / «Epiphany»: Gothic G 49237. USA, 2004; ῾Ελληνικὴ Βυζαντινὴ Χορωδία̇ ᾿Ιωάννου Κουκουζέλη τοῦ Μαΐστωρος ἔργα, 1: Dir. Λ. ᾿Αγγελόπουλος / ΕΛΒΥΧ; 8: Digital Press Hellas S. A. См. также библиогр. к статьям об упомянутых в данной статье визант. и поствизант. мелургах.
М. Александру
Ключевые слова:
Калофоническое пение, греческий певческий стиль Музыка. Теория. Византийская и поствизантийская традиция
См.также:
АГАПИЙ ПАЛИЕРМ († 1815), (Хиосский), греч. мелург
АГАФОКЛИС Панайотис (XIX в.), греч. муз. теоретик и преподаватель
АГИОПОЛИТ древнейший из сохранивш. визант. музыкально-теоретических трактатов
АКАКИЙ ХАЛКЕОПУЛОС выдающийся греч. дидаскал псалтического искусства