Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАТОЛИЧЕСКАЯ ЛИГА
Т. 32, С. 85-91 опубликовано: 14 января 2018г.


Содержание

КАТОЛИЧЕСКАЯ ЛИГА

[Святая лига, Священный союз; франц. Ligue catholique, Sainte Ligue, Sainte Union], политическое объединение франц. католиков эпохи религиозных войн во Франции во 2-й пол. XVI в., созданное для защиты католич. веры от посягательств на нее гугенотов и др. врагов, к-рыми в зависимости от ситуации могли считаться представители партии «политиков», призывавшие к решению религ. противоречий путем переговоров и взаимных уступок, или король, якобы покровительствующий протестантам. Первые примеры самоорганизации К. л. накануне религ. войн имели локальный характер. В кон. 1561 г. в окрестностях г. Ажена дворяне-католики заключили союз, чтобы бороться с «еретиками»-гугенотами. Подобные объединения создавались в районах, где угроза распространения протестантизма была особенно сильна (Тулуза, Бордо, Экс (ныне Экс-ан-Прованс)). На 1-м этапе религ. войн, в 60-х гг. XVI в., часто говорили о «католической партии», чьи лидеры - герц. Франциск Гиз, коннетабль Анн де Монморанси, Жак д'Альбон, маршал де Сент-Андре, кард. Карл Лотарингский, кард. Франциск де Турнон, кард. Карл Бурбон и др.- поклялись отстаивать «веру отцов» и противостоять распространению протестантизма в стране. Этот союз не был организационно оформлен, однако в отдельных провинциях Французского королевства периодически возникали католич. союзы, лиги или братства, члены которых клялись до последней капли крови защищать католич. веру и короля. Королевская власть занимала по отношению к подобным орг-циям двойственную позицию. Во время военных действий против протестантов деятельность таких союзов поощрялась, в мирное время их пытались запретить или подчинить королю.

Герц. Генрих Гиз. Ок. 1580 г. Неизв. худож. (Музей Карнавале, Париж)
Герц. Генрих Гиз. Ок. 1580 г. Неизв. худож. (Музей Карнавале, Париж)

Герц. Генрих Гиз. Ок. 1580 г. Неизв. худож. (Музей Карнавале, Париж)
Ситуация изменилась в сер. 70-х гг. XVI в. благодаря союзу гугенотов и «недовольных», которые выступали против усиления власти короля, против снижения роли аристократии, против засилья во Франции «иностранцев» - итальянцев и лотарингцев, прежде всего Гизов (к «недовольным» принадлежали младший брат короля Франциск, герц. Алансонский, сестра короля Маргарита Валуа, кор. Наваррская, а также первые бароны Франции, герцоги Франциск Монморанси и Генрих Монморанси-Данвиль). После 5-й религиозной войны (1574-1576), завершившейся миром в Больё, гугеноты получили право совершать богослужения почти везде, кроме Парижа, его окрестностей и некоторых городов, где останавливался двор короля; помимо находившихся к тому времени под властью протестантов Ла-Рошели, Нима и Монтобана им были переданы еще 8 крепостей, кроме того, в каждом из 8 региональных парламентов были организованы судебные палаты с равным представительством католиков и гугенотов (chambres mi-parties). Т. о., протестанты добились беспрецедентного успеха. С этого момента союзы католиков для защиты веры стали выступать уже против короля или во всяком случае против его чиновников. Так, в Пероне (Пикардия) католики во главе с генеральным наместником Жаком д'Юмьером отказались выполнить королевский приказ передать город гугеноту принцу Генриху Конде, назначенному губернатором Пикардии. 5 июня 1576 г. католич. дворяне соседних областей составили манифест, обращенный ко всем прелатам и сеньорам королевства, с призывом восстановить католич. веру в стране и вернуть Францию к полному подчинению власти короля ([Association faite entre les Prince, Seigneurs et Gentilshommes des Bailliages] // Mémoires de Monsieur le duc de Nevers. P., 1665. T. 1. P. 458-461). Несмотря на верноподданническую риторику, католики отказывались признать заключенный с гугенотами мир и дезавуировали все королевские соглашения с протестантами. К конфедерации примкнули города Пикардии - Бове, Абвиль, Сен-Кантен, и вскоре движение, получившее название Католическая (или Перонская) лига, распространилось по всей Франции. К нояб. 1576 г. под рук. герц. Генриха Гиза К. л. появилась в Париже. Воззвания лигёров нашли отклик среди депутатов Генеральных штатов (1576-1577), собравшихся в Блуа. Лигёрская программа предусматривала создание военной организации, во главе к-рой должен был встать военный руководитель, подчиненный королю, но выбранный К. л. (предполагалось, что это будет Генрих Гиз). Франц. кор. Генрих III (1574-1589), осознав потенциальную опасность такого объединения, решил возглавить движение. Он заставил дворян Пикардии подписать манифест, в к-рый были внесены изменения: исчезло требование подчинить королевскую власть контролю Генеральных штатов, подчеркивалась руководящая роль короля в деятельности лиги. Хотя в таком виде Перонская лига была признана не всеми, король, опираясь на созданные уже к тому времени военные отряды лигёров, объявил, что будет сражаться за восстановление единства веры во Франции. Это стало началом 6-й религ. войны (янв.-сент. 1577). Несмотря на то что недостаток финансов для ведения активных военных действий вынудил правительство довольно скоро подписать мир в Бержераке (14 сент. 1577), его условия были менее выгодны гугенотам (в тех местах, к-рые ими не контролировались, протестант. богослужения разрешались лишь в одном из пригородов бальяжа (судебного округа); в парламентах Экса, Бордо, Гренобля и Тулузы сохр. судебные палаты с равным представительством католиков и гугенотов, но число судей-гугенотов уменьшалось в них вполовину). Но главное - Генрих III прекращал деятельность «всех лиг, ассоциаций и братств» (toutes ligues, associations et confréries), как католических, так и протестантских (Édit de pacification de troubles de royaume // Recueil général des anciennes lois françaises / Éd. F.-A. Isambert e. a. P., 1829. Vol. 14. P. 330). Т. о., 1-я Католическая (или Перонская) лига прекратила существование. Исследователи отмечают аристократический характер этого движения. В нем приняли участие представители высшей знати, верхушка местного дворянства, франц. прелаты. Поддержку лиге оказывали муниципалитеты некоторых городов.

Вновь К. л. возникла в июне 1584 г., после того как смерть младшего брата короля, герц. Франциска Анжуйского, обострила вопрос о престолонаследии. Король не имел детей, и трон, согласно обычаям франц. престолонаследия (т. н. Салический закон), должен был перейти к Генриху Бурбону, кор. Наварры (см. Генрих IV), к-рый не только был лидером франц. гугенотов, но и неоднократно, в зависимости от политической ситуации, менял свою веру; даже если бы он окончательно перешел в католичество, его не признали бы достойным монархом: в соответствии с традицией трон мог занимать только добрый католик, защитник католич. Церкви и враг еретиков. 31 дек. 1584 г. в Жуанвиле герц. Генрих Гиз и др. представители этого семейства (кард. Людовик Гиз, герцог Майенский, герцог Омаль и герцог д'Эльбёф), Франсуа Роншероль, сеньор де Менвилль, выступавший от лица кард. Карла Бурбона, дяди Генриха Наваррского, а также 2 представителя испан. кор. Филиппа II подписали соглашение о создании К. л., к-рая должна была защищать интересы «истинного» наследника франц. престола - кард. Карла Бурбона, сохранившего в отличие от др. членов своей семьи приверженность католич. вере. В соглашении также говорилось о необходимости признать во Франции решения Тридентского Собора и разорвать все отношения с Османской империей. Король Испании обещал оказывать финансовую поддержку новому союзу. 31 марта 1585 г. в Пероне была обнародована «Декларация причин, которые побудили монсеньора кардинала Карла Бурбона и принцев, пэров, прелатов и сеньоров, а также католические города и сообщества королевства противостоять тем, кто жаждет ниспровергнуть веру и государство» (Déclaration des causes qui ont mû M. le Cardinal de Bourbon et les princes, pairs, prélats et seigneurs, villes et communautés catholiques de ce royaume, de s'opposer à ceux qui veulent subvertir la religion et l'Estat). В документе подчеркивалось, что утверждение протестантизма во Франции грозит серьезными бедствиями, критиковалась королевская политика: ключевые должности отданы фаворитам («миньонам») короля, рост налогов и увеличение разного рода сборов отягощают народ. В мае 1585 г. К. л. поддержала сестра короля Маргарита Наваррская, разорвавшая отношения с братом и мужем, кор. Генрихом Наваррским.

Шествие Католической лиги в Париже. Ок. 1593 г. Худож. Ф. Бюнель (Нац. музей замка По)
Шествие Католической лиги в Париже. Ок. 1593 г. Худож. Ф. Бюнель (Нац. музей замка По)

Шествие Католической лиги в Париже. Ок. 1593 г. Худож. Ф. Бюнель (Нац. музей замка По)
В это же время в Париже создавалась городская К. л., лишь формально связанная с «лигой принцев» и отличавшаяся более радикальным характером. Инициатива создания католич. союза исходила от Ш. Отмана, сеньора Ла Рошблон, сборщика податей Парижского епископа, и была поддержана сначала парижскими клириками (кюре ц. Сен-Северен и викарием Парижского епископа Жаном Прево и широко известным в Париже католич. проповедником, кюре ц. Сен-Бенуа Жаном Буше (оба они имели степени докторов теологии, преподавали в Парижском ун-те), а также некогда перешедшим в кальвинизм и вернувшимся в католич. веру суасонским каноником Маттьё де Лонуа), а затем чиновниками (гл. обр. низшего и среднего уровня (нотариусы, адвокаты, прокуроры и проч.); членами К. л. были адвокаты Л. Дорлеан и Ж. де Комон, прокурор Парижского парламента Ж. Бюсси-Леклерк, прокурор Шатле (городского суда) У. Крюсе, комиссар Шатле Ж. Лушар, чиновники палаты счетов П. Акари и М. Ле Шапель-Марто). Лигу поддерживали руководители городских кварталов, выборные капитаны городской милиции, приходские священники, купцы и торговцы. Мн. лигёры были так или иначе связаны с Парижским ун-том. Сторонниками короля оставались большинство советников Парижского парламента, верхушка муниципалитета, представители высшего духовенства. Ядро парижской К. л. представляло собой тайный союз, члены которого были связаны клятвой; существовала общая касса, пополнявшаяся за счет добровольных взносов. Регулярно собиралась ассамблея активных участников лиги - Совет Шестнадцати, по числу кварталов в Париже. В каждом из 16 кварталов действовали ячейки активистов К. л.; велась антигугенотская и антикоролевская пропаганда. Постепенно под влиянием К. л. оказались практически все категории городского населения. Участники лиги боялись, что гугеноты во главе с «еретиком Бурбоном» готовят Варфоломеевскую ночь против католиков, но опасались они и того, что под видом борьбы за единство веры к движению примкнут те, кто жаждут наживы и склонны к грабежам и насилию. Лигёрские проповедники представляли действия кор. Генриха III в мрачном свете. В новом придворном церемониале они видели желание унизить франц. дворянство и ввести чужеземные обычаи, в католич. благочестии короля - лицемерие, в отказе от военных действий против гугенотов - потворство ереси, в дружбе с «миньонами» - содомский грех. Недовольству парижан способствовали резкий рост цен, увеличение налоговых сборов. Тяжелые последствия имел отказ французского духовенства обеспечивать выплаты по муниципальным рентам (о финансовом контракте, подписанном в Пуаси, см. ст. Карл IX, кор. Франции), что привело к гос. банкротству, держатели рент были разорены, антикоролевские настроения нарастали.

Король пытался маневрировать. Как и в 1576 г., он объявил себя главой К. л.; в июле 1585 г. ему пришлось подписать Немурский эдикт, по которому были аннулированы все предыдущие мирные договоры с гугенотами, касавшиеся публичного отправления протестантского культа, а Генрих Наваррский лишался прав на престол. Это стало началом 8-й религ. войны (1585-1589), «войны трех Генрихов». Кор. Генрих III надеялся, что в этой войне Генрих Гиз и Генрих Наваррский будут ослаблены. Против короля Наварры выступила армия под командованием герц. Анн де Жуайёза, «миньона» Генриха III. Генриху Гизу с небольшим войском было приказано помешать вторжению во Францию нем. рейтаров, нанятых гугенотами. Однако в проигрыше оказался король. Армия герцога Жуайёза была разбита в Гиени, сам он погиб. Гиз отразил нападение рейтаров и в очередной раз прослыл спасителем Франции. Опасаясь необычайной популярности герц. Гиза среди парижан, король запретил ему появляться в столице, а когда тот не послушался, для устрашения ввел в Париж швейцар. наемников, хотя город всегда был свободен от армейского постоя; присутствие солдат вызвало боязнь «реванша» за Варфоломеевскую ночь. 12 мая 1588 г. улицы города были перегорожены баррикадами - большими винными бочками (barriques), набитыми землей и скрепленными между собой цепями. На баррикады вышли даже те горожане, к-рых король считал своей опорой. Швейцар. солдаты оказались в западне. Парижан смог успокоить только герц. Генрих Гиз, что еще больше укрепило его авторитет. После «дня баррикад» кор. Генрих III покинул столицу.

Генрих III попирает тело убитого герц. Гиза. Худож. Ш. Б. Ж. Дюрюп. 1832 г. (собрание картин замка Блуа)
Генрих III попирает тело убитого герц. Гиза. Худож. Ш. Б. Ж. Дюрюп. 1832 г. (собрание картин замка Блуа)

Генрих III попирает тело убитого герц. Гиза. Худож. Ш. Б. Ж. Дюрюп. 1832 г. (собрание картин замка Блуа)
Нуждаясь в деньгах, а также в политической поддержке, король созвал Генеральные штаты в Блуа (16 окт. 1588 - 16 янв. 1589), однако большинство депутатов оказались под влиянием К. л. Отказав королю в субсидиях, они потребовали заменить на всех постах королевских ставленников лигёрами, нанести решительный удар «еретику Бурбону», ввести Генриха Гиза в состав Королевского совета. Герцог пользовался огромным влиянием. Если не он сам, то его сторонники говорили, что Гизы являются прямыми потомками имп. Карла Великого и, следов., имеют прав на франц. престол не меньше, чем Валуа. 23 дек. 1588 г. по приказу короля герц. Генрих Гиз был убит в коридоре замка в Блуа по пути на заседание Королевского совета. Его брата, кард. Людовика Гиза, схватили и задушили в темнице. Король сам зачитал на заседании совета список преступлений Гизов, заслуживших суровую кару. Тела убитых сожгли, пепел развеяли над Луарой. Король рассчитывал, что, лишившись лидеров, К. л. распадется, подобно многочисленным аристократическим союзам-клиентелам и партиям той эпохи. Однако этого не произошло.

Известие об убийстве Гизов вызвало в Париже взрыв негодования. В церквах проходили поминальные службы. В янв.-февр. 1589 г. десятки тысяч парижан, в т. ч. дети, выходили на улицы для поминовения Гизов. Несмотря на холод, они шли в одних рубахах, босые, со свечами в руках и по команде задували их с криком: «Да загасит Господь так же и династию Валуа!» (L'Estoile P., de. Journal pour le règne de Henri III / Publ. par L.-R. Lefèvre. P., 1943. P. 614-615). 7 янв. 1589 г. Сорбонна издала постановление, к-рое освобождало подданных от всех присяг, принесенных «тирану Валуа», и признавало справедливой войну против него; подтверждалось право сбора денег для войны с «тираном». Согласно решению Сорбонны от 5 апр. того же года, короля больше не следовало упоминать в молитвах (вместо «pro rege nostro Henrico» (за нашего короля Генриха) употреблялось «pro Christianis nostris principibus» (за наших христианских правителей)). Лигёры восприняли постановления Сорбонны как официальное и исполненное законным образом низложение короля. Парижские эмиссары прибыли в Рим, чтобы получить папское утверждение этих постановлений. В мае 1589 г. папа Римский Сикст V отлучил Генриха III от Церкви за убийство кардинала и за союз с еретиком. Радикально настроенные лигёры арестовывали горожан, подозреваемых в связях с королем; была проведена чистка Парижского парламента, некоторые его члены взяты под стражу, имущество бежавших конфисковано; оставшиеся советники издали постановление против короля и возбудили против него судебный иск.

Как показало исследование Р. Десимона (Descimon. 1983; Idem. 1985), активисты парижской К. л. не были мелкими ремесленниками, писарями и крючниками, какими их представляли политические противники. Они являлись вполне респектабельными людьми (купцы, адвокаты, нотариусы, священники), известными в основном на уровне своих кварталов. Лигёры выступали против чиновников более высокого уровня, к-рые, как считалось, монополизировав и сделав наследственными королевские должности, захватили и должности муниципальные. По мнению сторонников К. л., эти чиновники не имели права возглавлять городскую общину в такое трудное время, ведь они могли изменить делу защиты католич. веры так же, как изменяли интересам родного города. Их следовало заменить более достойными людьми, рьяными католиками. Подобное соотношение сил было характерно для мн. городов Франции.

Была сделана попытка объединить «лигу принцев», парижскую К. л. и подобные союзы, создававшиеся в др. городах Франции. Руководство К. л. взял на себя герцог Майенский, младший брат убитого герц. Генриха Гиза. В высший орган К. л.- Генеральный совет Священного союза - вошли верные ему люди, видные чиновники, представители городов и высшего духовенства. Влияние парижского Совета Шестнадцати в этом органе было ограничено, но герцог не порывал с ним: радикально настроенные сторонники могли ему пригодиться на случай, если бы в руководстве К. л. возобладали люди, склонные вести переговоры с королем.

Генрих III учредил в Туре парламент в изгнании, в состав к-рого вошли советники, бежавшие от лигёров. Король примирился со своим наследником, Генрихом Наваррским. Королевским войскам и гугенотским дворянам удалось нанести лигёрам неск. поражений. В июле 1589 г. объединенная 30-тысячная армия 2 королей осадила Париж. Однако 1 авг. Генрих III был смертельно ранен доминиканцем Жаком Клеманом, добившимся аудиенции у короля под предлогом передачи ему секретных известий от парижских роялистов. Допросить монаха не удалось: стражники убили его на месте. Современные историки полагают, что Жак Клеман действовал по собственным убеждениям, считая Генриха III антихристом. Однако тираноборческие настроения были широко распространены в обществе. К убийству короля призывали многочисленные памфлеты и «летучие листки» (libelles), распространявшиеся лигёрами. Парижанин П. де Л'Этуаль сообщал в дневнике, что 1 янв. 1589 г. кюре парижской ц. Сен-Жерве убеждал прихожан «употребить все до последней монетки из своих кошельков и всю до последней капли кровь на то, чтобы отомстить за смерть двух католиков - герцогов Лотарингских» (L'Estoile P., de. Journal pour le règne de Henri III. P., 1943. P. 603).

Карл Гиз, герц. Майенский. Ок. 1580 г. Худож. Э. Дюмонстье (собрание картин Версальского дворца)
Карл Гиз, герц. Майенский. Ок. 1580 г. Худож. Э. Дюмонстье (собрание картин Версальского дворца)

Карл Гиз, герц. Майенский. Ок. 1580 г. Худож. Э. Дюмонстье (собрание картин Версальского дворца)
После смерти Генриха III королем Франции был официально объявлен Генрих Наваррский. Сторонники К. л. отказались признать его законным правителем и провозгласили королем престарелого кард. Карла Бурбона под именем Карл X (он находился в плену у Генриха IV). После его смерти в мае 1590 г. предводитель К. л. герцог Майенский назначил себя генеральным наместником королевства и короны Франции. Генрих IV достаточно успешно вел военные действия против К. л., одержал ряд побед, в т. ч. при Арке (1589) и при Иври (ныне Иври-ла-Батай) (1590). В апр. 1590 г. король осадил Париж и до сент. держал столицу в голодной блокаде. На улицах города проводились процессии монахов, клириков и студентов, вооруженных аркебузами, они перемежали пение религ. гимнов пальбой в воздух. Лигёры утверждали, что если Париж, этот «новый Иерусалим», сдастся, то падет католич. вера, а с ней и весь мир. В городе царило ощущение наступления новой эпохи - «тысячелетнего царства конца времен»; был введен новый календарь, где отмечались праздники К. л.: «день святых баррикад», «тезоименитство спасителя веры Жака Клемана», «день мучеников Христовых Гизов». Помощь Парижу оказал испанский кор. Филипп II: прибывший из Нидерландов небольшой отряд испанских солдат под командованием Алессандро Фарнезе, герц. Пармского, сумел прорвать осаду столицы.

Убийство кор. Генриха III. Эстамп. После 1589 г. Мастер Ф. Хогенберг (Нац. музей замка По)
Убийство кор. Генриха III. Эстамп. После 1589 г. Мастер Ф. Хогенберг (Нац. музей замка По)

Убийство кор. Генриха III. Эстамп. После 1589 г. Мастер Ф. Хогенберг (Нац. музей замка По)
Активисты К. л. требовали создания новой «Огненной палаты» против еретиков и «политиков» (притворных католиков, преследовавших корыстные интересы), выборов короля-католика, к-рый находился бы под контролем Генеральных штатов (они должны были созываться регулярно), сохранения всех прав и привилегий городов и духовенства. Требования парижского Совета Шестнадцати носили более радикальный характер. Заявляя, что статус человека должен определяться не благородством и богатством, но рвением в деле защиты католич. веры, «рьяные» (zelés) настаивали, чтобы те дворяне и магистраты, которые были заинтересованы лишь в наживе, были заменены достойными людьми, доказавшими преданность общему делу. Так, 15 нояб. 1591 г. были схвачены и казнены президент Парижского парламента Б. Бриссон и 2 советника парламента, поддерживавшие К. л., но, по мнению «рьяных», неискренне (см.: Barnavi, Descimon. 1985). Спешно прибывший в Париж герцог Майенский наказал виновных и разогнал Совет Шестнадцати, опасаясь, что действия радикалов оттолкнут от К. л. всех «умеренных».

Политический кризис в стране достиг апогея. Крестьянские отряды в Бретани, Сентонже, Ангумуа убивали солдат и сборщиков налогов, появлявшихся на их территориях, независимо от того, служили ли они К. л. или королю. Крестьяне заявляли о готовности перебить всех дворян. На юго-западе Франции повстанцы-«кроканы» (их боевой клич был «Aux crocants!» (На грызунов!)) нанесли ряд поражений армиям дворян и отказывались платить налоги. Выступления крестьян и заявления радикальных лигёров о «пересмотре» социальной иерархии пугали как дворян, так и чиновников и буржуа. Генрих IV стал рассматриваться как единственный гарант спасения гос-ва. А поскольку папы Римские Сикст V и Климент VIII для сохранения католичества во Франции поддерживали кандидатуру Изабеллы, дочери испан. кор. Филиппа II и внучки франц. кор. Генриха II (что было нарушением Салического закона), Генрих IV виделся и защитником национальной идеи (лозунг «рьяных» - «Лучше видеть на троне испанца, чем еретика» - нравился не всем лигёрам). На Генеральных штатах, созванных К. л. в Париже в янв. 1593 г. для избрания нового короля (на заседаниях присутствовали лишь депутаты от городов, сохранявших верность К. л., дворянство и духовенство были представлены мало), всем, и даже герцогу Майенскому, стало ясно, что испан. кор. Филипп II предоставлял значительную денежную помощь К. л. не бескорыстно, а с целью установить опеку над Францией.

Генеральные штаты Католической лиги. Гравюра. 1593 г. (Archives nationales de France. AE II 2743)
Генеральные штаты Католической лиги. Гравюра. 1593 г. (Archives nationales de France. AE II 2743)

Генеральные штаты Католической лиги. Гравюра. 1593 г. (Archives nationales de France. AE II 2743)
25 июля 1593 г. Буржский архиеп. Рено де Бон принял в аббатстве Сен-Дени католическое исповедание веры короля, Генрих IV торжественно перешел в католичество. Несмотря на запреты герцога Майенского и лигёрского руководства, толпы парижан, воспользовавшись перемирием, отправились приветствовать короля. В Лионе, Орлеане, Мо, Пероне были изгнаны лигёрские правители; города присягнули на верность королю. 27 февр. 1594 г. в Шартре состоялась коронационная церемония. 6 марта герцог Майенский покинул Париж. 22 марта король во главе 4-тысячного отряда въехал в город через Новые ворота, заранее открытые лигёрским комендантом Парижа Шарлем де Коссе, гр. де Бриссак, которому были обещаны маршальский жезл и солидная пенсия. Парижский прево преподнес Генриху IV ключи от города, находившийся в столице гарнизон испанцев сдался. Король проследовал по традиц. маршруту для торжественных въездов и прибыл на мессу в собор Нотр-Дам. Лигёрам не удалось организовать сколько-нибудь серьезное сопротивление королевским войскам даже в Латинском квартале, который считался «цитаделью» К. л. 118 лигёров, в т. ч. проповедник Жан Буше, были изгнаны, остальным объявлялась амнистия. 22 апр. Парижский парламент и Сорбонна торжественно отменили все постановления, принятые против короля; подчинение ему вновь объявлялось обязательным для всех подданных. Вину за тираноборческую агитацию попытались переложить на иезуитов, воспользовавшись тем, что студент иезуитской коллегии Жан Шатель совершил покушение на короля (в янв. 1595 иезуиты были изгнаны из Франции). Весной 1594 г. были окончены переговоры о сдаче Руана, Гавра, Монтивилье, Понт-Одмера, Труа, Санса, Абвиля, Рьома, Ажена и др. городов, выступавших на стороне К. л. После осады (май-июль 1594) королю сдался Лан, затем Шато-Тьерри, Амьен, выступивший против герц. Ш. д'Омаля, лигёрского губернатора провинции, Бове, Нуайон. К кон. 1594 г. под власть короля перешла Бургундия.

Кор. Генрих IV в образе Геркулеса, попирающего гидру, Католическую лигу. Ок. 1600 г. Мастерская худож. Т. Дюбрёйя (Лувр, Париж)
Кор. Генрих IV в образе Геркулеса, попирающего гидру, Католическую лигу. Ок. 1600 г. Мастерская худож. Т. Дюбрёйя (Лувр, Париж)

Кор. Генрих IV в образе Геркулеса, попирающего гидру, Католическую лигу. Ок. 1600 г. Мастерская худож. Т. Дюбрёйя (Лувр, Париж)
«Отвоевывая» королевство, Генрих IV вел боевые действия против К. л. в Провансе, Лангедоке, Бретани. В 1595 г. он объявил войну Испании. В том же году французским дипломатам удалось убедить папу Климента VII снять с Генриха Бурбона отлучение от Церкви, и представители франц. короля от его имени произнесли в Риме формулу отречения от ереси (см.: Мартышева Л. Ю. Снятие отлучения с Генриха IV Бурбона в 1595 г. (СВ. 2013. Вып. 74(1/2). С. 124-159)). Сразу после этого на сторону короля перешли герцог Майенский и герц. Карл Гиз, сын убитого Генриха Гиза; совместно с королем они выступили против испанцев, угрожавших в 1597 г. наступлением на Париж. В февр. 1598 г. сдался последний из лигёров - губернатор Бретани Филипп Эмманюэль де Лоррен, герц. де Меркёр. 13 апр. 1598 г. король подписал Нантский эдикт, завершивший религ. войны во Франции. Гугеноты уравнивались в правах с католиками, им разрешалось занимать гос. должности, в парламентах воссоздавались chambers mi-parties для рассмотрения дел между протестантами и католиками. 2 мая 1598 г. был подписан Вервенский мир с Испанией.

Изучение К. л.

Первыми историографами К. л. стали ее противники. В произведениях Э. Паскье (Pasquier É. Les recherches de la France / Éd. M.-M. Fragonard, Fr. Roudaut. P., 1996. 3 vol.), П. В. Пальмы-Кайе (Palma-Cayet P. V. Chronologie novenaire, contenant l'histoire de la guerre sous le règne du... Henri IV / Éd. J.-F. Michaud, J.-J.-F. Poujoulat. P., 1838), в «Дневнике» парижанина П. де Л'Этуаля (L'Estoile P., de. Journal pour le règne de Henri III. P., 1943), в «Истории своего времени» магистрата Ж. О. де Ту (Jac. Aug. Thuani Historiarum sui temporis. P., 1609-1614. 11 vol.), а также в «Менипповой сатире» (Satyre Ménippée, ou La vertu du Catholicon [1594] / Éd. Ch. Read. P., 1892) подчеркивались антифранц. и антикоролевский характер К. л., фанатизм черни, склонной к грабежам и насилию. Позднее во франц. королевской историографии К. л. также рассматривалась как сугубо негативное явление - мятеж черни, подстрекаемой фанатичными проповедниками или демагогами, за которыми стоял испан. король, щедро оплачивавший руководителей К. л. (Anquetil. 1783).

Со 2-й пол. XIX в. историки обратились к анализу социального состава К. л. И. В. Лучицкий видел в ней прежде всего аристократический мятеж против абсолютизма (Лучицкий. 1877). С интересами определенных городских слоев связывал деятельность К. л. франц. историк А. Друо (Drouot. 1937). Опираясь на материал, собранный для Бургундии, он считал движущей силой К. л. противоречие между 2 фракциями городской верхушки - «первой буржуазией» (представители этой группы занимали высшие судебные, адм. и финансовые должности) и «второй буржуазией» (купцы, чиновники среднего уровня - адвокаты, прокуроры, нотариусы). «Вторые» обвиняли влиятельных горожан из числа «первой буржуазии» в небрежении интересами общего дела, понимая под ними и отстаивание городских привилегий, и защиту католич. веры; по их мнению, следовало отобрать у этих людей власть в городе и передать истинным защитникам общего блага и католической веры, т. е. лигёрам. Англ. исследователь Дж. Х. М. Салмон применил интерпретационную схему Друо при изучении К. л. в Париже и впервые оспорил господствовавшую трактовку лиги как массового плебейского движения (Salmon. 1972). Изучив регистры Парижского муниципалитета, Салмон пришел к выводу, что радикальное крыло К. л., связанное с Советом Шестнадцати, было представлено адвокатами и мелкими чиновниками, недовольными «закрытием» высших судебных должностей, а также «молодыми докторами» Сорбонны. Обвиняя соперников, занимавших такие должности, в «пособничестве гугенотам», эти лидеры использовали недовольство плебса. Но в целом движение носило скорее консервативный характер. Советский историк А. А. Лозинский трактовал создание К. л. как результат разложения средневекового городского сословия и оценивал союз «верных католиков» как реакционное явление, хотя программу, выработанную радикальными лигёрами, определял как антифеодальную (Лозинский. 1971).

Казнь президента Бриссона в Париже. 1591 г. Эстамп. Мастер Ф. Хогенберг (Нац. музей замка По)
Казнь президента Бриссона в Париже. 1591 г. Эстамп. Мастер Ф. Хогенберг (Нац. музей замка По)

Казнь президента Бриссона в Париже. 1591 г. Эстамп. Мастер Ф. Хогенберг (Нац. музей замка По)
С переменами в городах связывал появление К. л. и франц. исследователь Д. Рише. Он считал, что происшедшее во 2-й пол. 50-х гг. XVI в. изменение социальной базы протестантизма (лидерство в протестант. среде перешло от ремесленников и гуманистической интеллигенции к представителям муниципальной олигархии и к юристам) означало стремление городской верхушки и магистратов к социальному и культурному обособлению от городской общины. Презирая городскую чернь и имея претензии к католич. иерархам, городская элита, симпатизировавшая гугенотам, стремилась выступать в качестве «просветителя» и превратить городскую общину в «общину избранных». Напротив, «вторая буржуазия» обвиняла магистратов в ереси или в потворстве еретикам, а также в коррупции, для того чтобы занять их место. Рише описывал «возрождение» католического сознания парижан не только как результат манипуляций Римского папы и испанского монарха, но и как реакцию городской общины на вызов, брошенный традиционной системе ценностей. Т. о., в протестантизме влиятельных парижан в 50-60-х гг., а также в К. л. в 80-90-х гг. XVI в. Рише видел усиление контроля над жизнью и образом мысли городских низов, направление их активности в нужное для элиты русло, навязывание им элитарной системы ценностей (Richet. 1991).

Израильский историк Э. Барнави (Barnavi. 1980), обратившись к анализу политики Совета Шестнадцати в Париже, подчеркивал, что ядро К. л. составляли прежде всего те, кто были обделены привилегиями, «социальные аутсайдеры». Исследователь видел в Совете Шестнадцати политическую партию нового типа. Если традиц. партия представляла собой аристократическую клиентелу, связанную узами верности определенному лицу и распадавшуюся без него, то «партия Шестнадцати» основывалась на новом типе верности - верности делу, защите католич. религии. Если высшие магистраты становились лигёрами, будучи «людьми Гиза», то «партия Шестнадцати» признавала Гиза лишь потому, что он был лигёром. Эта партия скреплялась «горизонтальной солидарностью» членов, обладала устойчивой структурой, формальным членством, программой, идеологией и пропагандистским аппаратом. Захватив власть в городе и удерживая ее, «партия Шестнадцати» представляла собой, по мнению Барнави, первую в истории массовую партию с «зачатками тоталитаризма»: была осуществлена чистка всех звеньев муниципального управления, члены «партии Шестнадцати» вошли в состав военно-адм. руководства кварталами, а также в муниципалитет и в Парижский парламент; комбинируя конфискации с принудительными займами, превентивные аресты «подозрительных» с призывами черни к расправе с богатыми «политиками», они использовали террор в качестве постоянного политического инструмента. Автор тщательно проанализировал пропагандистский арсенал К. л., включавший монополию на устное и печатное слово, организацию наглядной агитации, торжественных процессий, праздников, засвидетельствование чудес. Спаянная железной дисциплиной «партия Шестнадцати», тщательно заботясь об отборе новых членов, главным критерием к-рого была преданность общему делу, апеллировала к массовости как к важнейшему доказательству своей правоты, объявляла всякого инакомыслящего еретиком.

Эта концепция встретила серьезные возражения со стороны Р. Десимона (Descimon. 1983), считавшего К. л. порождением особой ситуации 2-й пол. XVI в., когда городская система столкнулась с угрозой утраты социально-политического равновесия и культурно-религиозного единства, что послужило возрождению традиционных связей в среде горожан и активизации старых религиозно-этических форм городской жизни (братства, секретные союзы, лиги и проч.). К. л. была не политической партией, а своеобразным религ. братством мирян с характерными для такого объединения торжественными взаимными присягами, подписью кровью, сожжением соломенных чучел еретиков, массовыми шествиями и судебными процессами над святыми, которые не смогли обеспечить победу лигёрам. Отличительными чертами парижской К. л., по мнению Десимона, были ярко выраженный городской патриотизм и обостренное чувство законности.

В наст. время историки обращают внимание на то, что поражение К. л. не было абсолютным. Действуя в русле Контрреформации, лигёры добились успехов в укреплении контроля над поведением городской бедноты (в Париже удалось избежать массовых грабежей и убийств); частично были реализованы планы укрепления и изменения форм городского благочестия. Религ. обновление католицизма во Франции было связано с салоном мадам Акари, вдовы одного из руководителей парижской К. л. В целом К. л. помешала развитию французского протестантизма, способствовала расцвету католических братств в XVII в., который часто называется в историографии «веком святых».

Лит.: Anquetil L. P. L'esprit de la ligue, ou Histoire politique des troubles de France, pendant les XVIe et XVIIe siècle. P., 1783 3. 3 vol.; Лучицкий И. В. Католическая лига и кальвинисты во Франции: Опыт истории демократического движения во Франции во 2-й пол. 16 в.: (По неизд. источникам). К., 1877. Т. 1; Robiquet P. Paris et la Ligue sous le règne de Henri III: Étude d'histoire municipale et politique. P., 1886; Drouot H. Mayenne et la Bourgogne: Étude sur la Ligue, 1587-1596. P., 1937. 2 vol.; idem. Les conseils provinciaux de la Sainte-Union, 1589-1595: Notes et questions // Annales du Midi. Toulouse, 1953. T. 65. P. 415-433; Лозинский А. А. Борьба за власть в парижском муниципалитете после «Дня баррикад» (1588 - нач. 1589 г.) // СВ. 1956. Вып. 8. С. 257-294; idem. [Lozinsky A. A.]. La «Ligue» et la diplomatie espagnole // Annales: Économies, Sociétés, Civilisations. P., 1968. Vol. 23. N 1. P. 173-177; он же. Генеральный Совет Лиги: (Из истории Католической Лиги во Франции 1584-1596 гг.) // СВ. 1971. Вып. 33. С. 194-201; Вып. 34. С. 218-237; Salmon J. H. M. The Paris Sixteen, 1584-1594: The Social Analysis of a Revolutionary Movement // J. of Modern History. Chicago, 1972. T. 44. P. 540-576; idem. Society in Crisis: France in the XVIth Cent. L., 1975; Baumgartner Fr. J. Radical Reactionaries: The Political Thought of the French Catholic League. Gen., 1976; Mousnier R. Les structures administratives, sociales, révolutionnaires de Paris au temps de la seconde Ligue (1585-1594) // Les cités au temps de la Renaissance: Actes du 2me colloque / Dir. M. T. Jones-Davies. P., 1977. P. 153-172; Barnavi E. Centralisation ou fédéralisme?: Les relations entre Paris et les villes à l'époque de la Ligue (1585-1594) // RH. 1978. T. 259. P. 335-344; idem. Le parti de Dieu: Étude sociale et politique des chefs de la Ligue parisienne, 1585-1594. Brux.; Louvain, 1980; Lebigre A. La Révolution des curés: Paris 1588-1594. P., 1980; Descimon R. Qui étaient les Seize?: Mythes et réalités de la Ligue parisienne (1585-1594). P., 1983; idem. Prise de parti, appartenance sociale et relations familiales dans la Ligue parisienne // Les Réformes: Enracinement socio-culturel / Éd. B. Chevalier, R. Sauzet. P., 1985. P. 123-136; idem. Milice bourgeoise et identité citadine à Paris au temps de la Ligue // Annales: Économies, Sociétés, Civilisations. 1993. Vol. 48. N 4. P. 885-906; Barnavi E., Descimon R. La Sainte Ligue, le juge et la potence: L'assassinat du président Brisson (15 nov. 1591). P., 1985; Уваров П. Ю. Парижский университет и городские восстания: (К вопросу об идеологических функциях средневек. ун-тов) // Проблемы идеологии и культуры в раннеклассовых формациях. М., 1986. С. 62-86; он же. Борьба тенденций в новейшей историографии Католической лиги конца XVI в. // СВ. 1988. Вып. 51. С. 181-200; он же. Городской радикализм эпохи гражданских войн во Франции и его средневек. традиции // Культура и общественная мысль: Античность. Средние века. Эпоха Возрождения / Отв. ред.: Л. С. Чиколини. М., 1988. С. 230-241; он же. Что стояло за Религиозными войнами XVI в.?: От социальной истории религии к «le vécu religieux» и обратно // Французский ежегодник 2004: Формы религиозности в XV - нач. XIX вв. М., 2004. С. 3-38; Crouzet D. Les Guerriers de Dieu: La violence au temps des troubles de religion. Seyssel, 1990. 2 vol.; Bourquin L. Pratiques politiques et images de la noblesse ligueuse: L'exemple d'Antoine de Saint-Paul // Histoire, économie, société. P., 1990. Vol. 9. N 2. P. 185-195; Cassan M. Laïcs, Ligue et Réforme catholique à Limoges // Ibid. 1991. Vol. 10. N 2. P. 159-175; Richet D. De la Réforme à la Révolution: Études sur la France moderne. P., 1991. P. 15-82; Constant J.-M. La Ligue. P., 1996; Ramsey A. W. Liturgy, Politics, and Salvation: The Catholic League in Paris and the Nature of Catholic Reform, 1540-1630. Rochester (N. Y.), 1999; Gal St. Grenoble au temps de la Ligue: Étude politique, sociale et religieuse d'une cité en crise (vers 1562 - vers 1598). Grenoble, 2000; Descimon R., Ruiz Ibáñez J. J. Les ligueurs de l'exil: Le refuge catholique français après 1594. Seyssel, 2005; Penzi M. Les pamphlets ligueurs et la polémique anti-ligueuse: Faux-textes et «vrais faux»: Propagande et manipulation du récit (1576-1584) // La mémoire des guerres de religion: La concurrence des genres historiques (XVI-XVII siècles) / Éd. J. Berchtold, M.-M. Fragonard. Gen., 2007. [T. 1.] P. 133-151; Le Goff H. La Ligue en Bretagne: Guerre civile et conflit international (1588-1598). Rennes, 2010.
Н. И. Алтухова, П. Ю. Уваров
Ключевые слова:
Франция. История Римско-католическая Церковь на территории разных стран. Франция Католическая лига, политическое объединение французских католиков эпохи религиозных войн во Франции во 2-й пол. XVI в.
См.также:
АВИНЬОН город во Франции на слиянии рек Роны и Дюранса
АВИНЬОНСКОЕ ПЛЕНЕНИЕ ПАП распространенное название периода в истории папства (1309 - 1377)
АРЛЬ г. в юго-восточной Франции, архиепископство на юге Франции, в V-VI вв. резиденция примаса и папского викария Галлии
БОЛОНСКИЙ КОНКОРДАТ соглашение 1516 г.
БОРДО город в Юго-Зап. Франции, центр архиеп-ства, порт на р. Гаронна
БУРЖ г. в Центр. Франции (департамент Шер), кафедра архиепископа