Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДИПЛОМАТИКА
Т. 15, С. 381-389 опубликовано: 5 июля 2012г.


ДИПЛОМАТИКА

[франц. diplomatique; англ. diplomatics; итал. diplomatica; испан. diplomática; нем. Urkundenlehre, Urkundenforschung, Diplomatik; польск. dyplomatyka; венг. oklevéltan, diplomatika], специальная историческая дисциплина, изучающая письменные акты (дипломы, грамоты и др.). Название происходит от позднелат. res diplomatica, букв.- предмет дипломатический. Это выражение, входящее в название труда Ж. Мабильона, основано на позднелат. термине diploma (от греч. δίπλωμα - сложенное вдвое письмо) - офиц. документ. Определенная проверка подлинности актов (практическая Д.), вызванная борьбой за собственность и привилегии, производилась уже в средние века (на Западе известна с кон. VI в., на Руси - со 2-й пол. XV в.). В XIV-XV вв. зародилась научная Д., тесно переплетавшаяся до XIX в. с практической Д. (сочинения Ф. Петрарки, Л. Валлы, У. фон Гуттена, М. Франковица и др.). Сомнение в подлинности, коснувшееся в XIV-XVI вв. лишь отдельных документов, в XVII в. стало превращаться в общий подход к старинным актам. Научные критерии оценки подлинности актов разработал Мабильон - основатель Д. как исторической дисциплины (Mabillion J. De re diplomatica libri sex. P., 1681). Содержание его труда и полемика вокруг него показали несостоятельность скептического отношения к древним актам. В кон. XVII-XVIII в. Д. развивалась под влиянием работы Мабильона. Во 2-й пол. XVIII в. центр развития Д. находился в Германии (работы И. К. Гаттерера и др.).

XIX-XX века стали временем описания, издания, исследования и систематизации огромного количества актовых источников. Возникли специальные области: Д. имп. и королевских грамот; Д. папских грамот; Д. частных актов (под к-рыми подразумевались не только акты частных лиц в узком смысле слова, но и вообще все неимп. и непапские акты, что у совр. специалистов вызывает критическое отношение). В большинстве европ. стран главным объектом Д. являются средневек. акты на лат. и национальных языках. Изучаются также древневост., античные (особенно позднерим.), визант. и средневек. вост. и визант. акты (см. ст. Византийские акты). В рус. Д. исследуются акты преимущественно X-XVII вв., в меньшей степени - XVIII-XIX вв.

Австрийская и германская Д.

развивались в тесной взаимосвязи. В 1-й пол. XIX в. продолжали создаваться обобщающие труды (К. Шёнеман, 1802). Начали издаваться регесты (каталоги) актов герм. королей и императоров (с 1831), Каролингов (с 1833), Римских пап (с 1851). Во 2-й пол. XIX - нач. XX в. они дополнялись и переиздавались. Для публикации актов была основана серия «Diplomata» в составе MGH, где изданы акты Меровингов (1872, 20012), 3 первых Каролингов - Пипина Короткого, Карломана и Карла Великого (1906), герм. королей и императоров X-XII вв. (с 1884). Публиковались картулярии крупных монастырей: Санкт-Галлена, Фульды и др. В 1860-1890 гг. Ф. Миклошич и Й. Мюллер опубликовали в Вене 6 томов визант. церковных и светских актов (без попыток дипломатического анализа).

В 60-70-х гг. XIX в. на базе изучения грамот Каролингов Т. Зиккель (Вена) и Ю. Фиккер (Инсбрук) разработали схему членения актового формуляра на «протокол» («начальный протокол»), «текст» («контекст») и «эсхатокол» («конечный протокол»). Согласно этой схеме, в «протокол» входят invocatio (формула религ. посвящения), intitulatio (определение адресанта), inscriptio (обозначение адресата), salutatio (приветствие); в «тексте» различаются arenga или exordium (введение), prologus (преамбула), promulgatio или publicatio, praescriptio, notificatio (формула публичного объявления), narratio (изложение обстоятельств дела), dispositio (распоряжения по существу дела), sanctio (запрещение нарушать грамоту), corroboratio (заявление об удостоверении документа подписью, печатью и т. п.); в «эсхатоколе» помещаются datum (место и время выдачи), apprecatio (благопожелание). Удостоверительные знаки - subscriptiones (подписи) и sigilla (печати) - в грамотах Каролингов находятся перед «эсхатоколом» и как бы завершают «текст», однако в ряде др. актов их место - после «эсхатокола» (в рус. грамотах подписи делались вообще на обороте листа). Схема Зиккеля-Фиккера получила всеобщее признание в европ. Д., хотя формуляр реальных актов далеко не всегда укладывается в нее. Зиккель дал ставшее классическим определение акта (Urkunde), под к-рым он понимал «письменное, облеченное в соответствующую форму изъяснение о предметах правового характера» (1867). Он же показал необходимость использования в Д. методов палеографии для идентификации почерков писцов грамот. Королевские и имп. грамоты могли быть написаны не только в канцелярии, но и вне ее - писцом получателя или третьими лицами. Фиккер связывал отличия в формуляре актов с фактом существования разных «диктаторов» (редакторов), пользовавшихся услугами одного или нескольких писцов. Различая Beurkundung (составление документа) и Handlung (устную договоренность, предшествующую документированию), Фиккер высказал мысль, что в датах королевских грамот могло быть зафиксировано время, когда состоялась договоренность. Это допущение позволило снять подозрение в подложности с ряда актов, в которых упоминание тех или иных действующих лиц казалось не соответствующим дате документа.

Видную роль в истории Д. сыграл обобщающий фундаментальный труд Г. Бреслау (1889), до наст. времени не утративший значения. В пособиях по вспомогательным историческим дисциплинам, изданных в Германии в 1906-1907 гг., имелись разделы по Д. имп. и королевских грамот (Р. Томмен, В. Эрбен), Д. папских грамот (Л. Шмиц-Калленберг), Д. частных актов (Х. Штейнекер). Во 2-й пол. XIX - 1-й пол. XX в. имп. и королевскими грамотами занимались также К. Ф. Штумпф-Брентано, Э. Мюльбахер, А. Допш, Э. Оттенталь, М. Тангль, К. А. Кер, Э. Штенгель, В. Круш, Р. Хойбергер и др., папскими грамотами - И. Пфлук-Хартунг, П. Ф. Кер, В. Гофман, А. Бракман, Х. Хартман и др., частными актами - О. Поссе, О. Редлих и др. Специалисты 2-й пол. XX в.: в Германии - Г. Майснер, В. Хайнемаер, П. Классен, П. Ахт, К. Брюль, Х. Фурман, Р. Хиштанд, Х. Зелински, Т. Фогтхер, Р. Шиффер, П. Рюк, В. Кох, П. Херде, А. Гавлик, В. Шлёгель, П. Морав, Х. Энценсбергер, Х. Ацма, Т. Кёльцер, В. Хушнер и др.; в Австрии - Л. Зантифаллер, Ф. Хаусман, Г. Аппельт, Г. Фихтенау, О. Хагенедер, Х. Вольфрам, Р. Хертель и др. Ученые ГДР (1949-1990) особое внимание уделяли изучению актов Нового времени (XVIII-XIX вв.), среди них - Майснер, А. Опиц, И. Рёслер, Г. Кох и др.

Исследования XX в. посвящены истории возникновения и развития отдельных компонентов формуляра (invocatio, intitulatio, arenga). Обсуждался вопрос о различии понятий Urkunden (грамоты), преобладание к-рого характерно для раннего средневековья, и Akten (досье, деловые и служебные письма, протоколы и т. п.) - для более позднего времени (термин возник не ранее XV в.). В 2005 г. Хушнер подверг сомнению схему Зиккеля и Бреслау в части, касающейся механизма работы королевской канцелярии. Он показал, что в X-XI вв. графическим оформлением грамот занимались в ряде случаев не низшие канцелярские служащие (писцы), а представители высшего духовенства.

Крупнейшим специалистом по визант. Д. стал Ф. Дёльгер, составивший регесты актов имп. канцелярии, издавший акты из хранилищ монастырей Афона и факсимильные репродукции имп. дипломов. Дёльгер разработал фундаментальные принципы визант. Д. и создал совместно с И. Караяннопулосом 1-й специальный труд в этой области (1968), где представлен формулярный анализ различных видов и типов актов, изучаются и классифицируются копии и подделки визант. документов. Работу над имп. регестами продолжили П. Вирт и А. Мюллер (Мюнхен), А. Байхаммер (Вена).

Рус. акты в Германии в нач. XX в. изучали Р. Соломон, Л. К. Гётц, Г. Штёкль, В. Шульц, Ф. Грёнебаум, Х. Рюс, Ф. Кемпфер; в Австрии в сер. XIX в.- И. Фидлер, во 2-й пол. XX в.- К. Энгель, А. Каппелер и др.

Важнейшие центры, ведущие исследования в области Д.: Ин-т австрийских исторических исследований в Вене (Institut für österreichische Geschichtsforschung, с 1854, в 1923-1942 Österreichisches Institut für Geschichtsforschung); Ин-т по изданию серии MGH (с 1946 в Берлине, с 1948 в Мюнхене); Ин-т вспомогательных исторических дисциплин в Марбурге; Немецкий исторический ин-т в Париже и др. Специальные печатные органы по Д.: «Archiv für Urkundenforschung» (1907-1942), «Archiv für Diplomatik» (с 1955). Преподавание Д. ведется (с сер. XVIII в.) в ун-тах и архивных школах в Мюнхене (с 1882), Марбурге (1894-1904, с 1947), Берлине (1904-1945), в Архивном ин-те в Потсдаме (Institut für Archivwissenschaft, с 1950; Д. актов Нового времени и хозяйственных актов), при философском фак-те Берлинского ун-та им. Гумбольдта (с 1961).

Во Франции

в 1821 г. был создан 1-й центр мирового значения по разработке и преподаванию вспомогательных исторических дисциплин, в т. ч. Д.,- Школа хартий (École des chartes, совр. École nationale des chartes). Появились ученые об-ва на местах, вышли пособия по Д. и палеографии Н. де Валиса (1838) и Кантена (1846). Издавались грамоты Меровингов (факсимильно в 1866 и 1908), картулярии собора Парижской Богоматери (1850), аббатства Клюни (1876-1903) и др. духовных корпораций, ордонансы и каталоги грамот Капетингов кон. X-XIV в., сборники актов Филиппа I (1908) и Филиппа II Августа (1916-1943). Изучались происхождение и формуляры королевских грамот, тиронские знаки меровингских дипломов, история королевской канцелярии. Видные дипломатисты XIX - нач. XX в.: Ж. Тардиф, Э. де Розьер, Б. Герар, Ж. Кишра, Л. В. Делиль, Ж. Аве, А. Люшер, О. Морель, Л. Перише, Ш. В. Ланглуа, Л. Альфан, Ф. Лот, Л. Левилен, Ф. Лоэ, Ш. Самаран, М. Пру. Расширяется преподавание Д. (École Normale, нек-рые ун-ты, École pratique des hautes études). Секция Д. в созданном в 1937 г. Ин-те изучения и истории текстов (Institut de recherche et d'histoire des textes) занимается фотокопированием и палеографическим исследованием актов с применением новейшей техники. Обобщающие труды были подготовлены А. Жири (1894), М. Пру (1900), А. де Боюаром (1929-1952), Ж. Тесье (1962), О. Гюйожанненом (1993). В XX в. публиковались сборники королевских актов IX-X вв. (франц. Каролингов - от Карла Лысого до Людовика V и Робертинов), аквитанские грамоты, регистры «Сокровищницы хартий» (Registres du Trésor des chartes). На новом, более высоком научном и техническом уровне осуществлено факсимильное издание грамот в сер. «Chartae latinae antiquiores» (Х. Ацма, Ж. Везен, П. Гано). Изучался вопрос о канцелярском и внеканцелярском происхождении королевских грамот, рассматривались особенности их структуры и письма, производилась классификация актов по разновидностям. Папскими грамотами франц. Д. занималась меньше (Б. Барбиш, Л. Каролюс-Барре). Известные специалисты 30-90-х гг. XX в.: Ф. Лоэ, О. Дюма, Тесье, Ж. де Фон-Рео, Р. Фавтье, Ж. Глениссон, Ж. Буссар, М. Парис, Ж. Ришар, Элен Мишо, Франсуаза Гаспарри, Ж. Дюфур, Л. Морель, Гюйожаннен. Крупнейшие франц. дипломатисты 2-й пол. XX в.- Тесье и Р. А. Ботье.

Исследованием и составлением регестов актов К-польского Патриархата (с 381 по 1410) занимались В. Грюмель, В. Лоран и Ж. Даррузес (1932-1979). Франц. византинисты проделали огромную работу по выявлению и изучению актового материала в архивах мон-рей Афона, Патмоса, Юж. Италии. Основанная Г. Милле и П. Лемерлем группа по изданию афонских актов (А. Гийу, Ж. Лефор, Ж. Бонпер, Н. Икономидис, Ж. Дагрон и др.) подготовила более 20 томов имп. и патриарших грамот и др. актов из б-к Афона в продолжающейся сер. «Архивы Афона» (Archives de l'Athos, с 1937). Публикации содержат не только дипломатические тексты документов с всесторонним анализом, но и исторические тексты, а также фотографическое воспроизведение отдельных материалов с применением совершенных технических средств (позволяющих выявить угасшие тексты). Отдельно изданы акты мон-ря св. Иоанна Богослова на Патмосе. С помощью этих трудов удалось решить ряд принципиальных проблем визант. Д.

Русскими актами занимались А. Эк (1933), И. Сорлен, В. А. Водов и его ученики Ж. П. Арриньон и П. Гонно.

Италия

имеет давние традиции исследований и публикаций в области Д. В сер. XIX в. учреждено неск. кафедр палеографии и Д., в т. ч. Scuola di paleografia e diplomatica во Флоренции (1857). Развитию Д. во всем мире способствовало открытие Ватиканского архива (1881) и создание Pontificia scuola vaticana. Д. и палеография изучаются в Istituto di paleografia и Scuola Speciale per Archivisti e Bibliotecari Римского ун-та, в папском Григорианском ун-те и др. В XIX - 1-й пол. XX в. вышел ряд руководств и пособий по Д. и палеографии, их авторы - А. Фумагалли (1802), П. Синьорелли (1805), А. Пеличча (1822), М. Баффи (1836), П. Датта (1862), А. Глория (1870), Н. Бароне (1910), Дж. Виттани (1913-1915), А. Ладолини (1926), М. Модика (1942). Ценный каталог грамот 1260-1750 гг. издал А. Эра (1927). Наиболее фундаментальные обобщенные исследования принадлежат Ч. Паоли (1883, 1900) и Л. Скьяпарелли (1903-1939). Дипломатисты 2-й пол. XX в.: П. Коллура, Э. Пастор, Ф. Бартолони, Ф. Иодате, А. Пратези, Дж. Бателли, Дж. Гуальдо, Дж. Фиссоре, Дж. Костаманья, С. Скальфати, Джованна Николаи, Дж. Фео, Рита Косма и др. Уделяется большое внимание папским грамотам и истории папской канцелярии (Бателли, Гуальдо), нотариальным актам и городскому нотариату (Костаманья, Фиссоре). Специальное пособие по папской Д. написал на лат. языке П. Рабикаускас (1964, 19722, 19803, 19874, 19945). В Ватикане издан ряд греч. церковных актов, относящихся к Юж. Италии и Сицилии (1967-1980).

В Испании

Д. разрабатывает созданная в 1856 г. Высшая школа Д. (Escuela Superior de Diplomática, с 1900 в составе фак-та философии, словесности и истории Мадридского ун-та), Испанская академия истории (Мадрид), а также Исследовательский ин-т Каталонии (Барселона), Исследовательский ин-т Астурии (Овьедо), Ин-т Фердинанда Католика и Сарагосский ун-т. Основатель совр. испан. Д.- Х. Муньос-и-Риверо (1881). В 1-й пол. XX в. активно изучалась история королевских канцелярий Испании (Э. Котарельо-и-Мори, А. Мильярес Карло и др.). Различными вопросами Д. занимались Э. Саррабло Агарелес, М. Нуньес де Сапеда, Х. Гонсалес, П. Галиндо Ромео, Ф. Аррибас Арранс. Обобщающий труд и отдельные публикации принадлежат А. Кумбреньо Флориано (1946, 1949-1952). Дипломатисты 2-й пол. XX в.: А. Канельяс Лопес, Л. Санчес Бельда, Т. Марин Мартинес, Каруна-и-Гомес де Барреда, Х. Руис Колонха, Ф. Маттеу-и-Лопес, Э. Саэс, А. Араго Кабаньяс, Х. Тренч Одена, С. Гарсия Ларрагета, Ф. Севилано Колом, М. Х. Санс Фуэнтес, Мария Луиза Пардо Родригес, М. Лукас Альварес, М. М. Карсель Орти. Основная проблематика - история канцелярий и нотариата.

Португалия

Крупнейшие специалисты по Д.- Ж. П. Рибейру, давший свод наблюдений, касающихся испан. и португ. Д., палеографии и сфрагистики (1798, 1810-1836); Э. да Гама Барош, изучавший историю канцелярий XII-XV вв. (1885); Р. П. ди Асеведу, издатель и исследователь португ. актов (1933, 1958), автор работы о королевской канцелярии XII-XIII вв. (1938). Во 2-й пол. XX в. Д. занимались А. ди Ж. да Кошта, Ж. Маркиш, А. Л. ди Кавалью Омем, Мария Элена да Крус Коэлью и др. Исследовательские центры - Instituto de estudos historicos (Коимбра), Academia portuguesa da histуria (Лиссабон), Ун-т Порту. Преподавание Д. ведется со 2-й пол. XVIII в. В 1801 г. кафедра Д., учрежденная в кон. XVIII в., передана Королевскому архиву. В 1844 г. лицею были переданы кафедры стенографии, палеографии и Д. В 1889 г. созданы курсы библиотекарей-архивистов (ныне при филологическом фак-те ун-та в Коимбре), где преподается Д.

Великобритания

В XIX в. англ. Д. отставала в научно-теоретическом развитии от континентальной. Но при этом шло издание актовых источников и справочных материалов к ним (Дж. Кэмбл, 1839-1848; Б. Торп, 1865; В. Бёрч, 1885-1893; Дж. Эрл, 1888; и др.), публиковались факсимиле грамот (Э. Бонд, 1873-1878), исследовались актовые формулы королевских титулов, история канцелярий и т. п. (Т. Харди, Дж. Раунд, В. Стивенсон и др.). Ф. У. Мейтленд проанализировал юридическое содержание королевских дипломов и грамот в сравнении с «Книгой Страшного Суда» (1897). В нач. XX в. произошел заметный сдвиг в развитии формальной Д.: исследование Х. Холла (1908), ст. Э. М. Томпсона «Дипломатика» в Encyclopaedia Britannica и др. В 1896 г. 1-м лектором по Д. в Оксфорде был назначен Р. Лейн Пул. Активно разрабатывалась история канцелярий (Лейн Пул, 1915; Т. Таут, 1920-1933; Х. Дженкинсон и Х. Миллс, 1928). Д. Вайтлок (1930), В. Голбрейс (1934), А. Робертсон (1939) опубликовали в Кембридже акты и их исследования. После второй мировой войны интересные работы были изданы в Лондоне (Д. Стэнтон, 1947) и Манчестере (К. Чини об англ. епископских канцеляриях (1950) и Ф. Хармер об англосакс. королевских грамотах (1952)). Во 2-й пол. XX в. изучались средневек. акты королей Англии (П. Шапле, Р. Ф. Ханнисет) и Шотландии (Дж. Барроу, Г. Симпсон), папские и епископские грамоты (Чини, Дж. Сейерс, Барроу), ранняя документация городов (Р. Гриффитс, Дж. Мартин), исследовалось развитие нотариата (М. Джонс). Большое внимание уделялось формуляру, почеркам и печатям грамот, вопросу об их канцелярском или внеканцелярском происхождении, составу должностных лиц канцелярий. Рус. актами занимались Р. Э. Ф. Смит, Дж. Кип, С. Коновалов. Д. была включена в программу обучения на Архивных курсах при Лондонском ун-те.

Бельгия

Крупнейшие специалисты кон. XIX - 1-й пол. XX в.- Э. Резен и А. Пиренн, изучавшие историю правительственных канцелярий и нотариата до XIII в. Их ученики: Р. Веемее (частные акты X-XII вв.), Ж. Маре, Ю. Нели, Э. Сааб. Опубликован каталог грамот до 1792 г. (1933). В Льеже издан курс Д., написанный П. Бонанфаном (1947-19482). Дипломатисты 2-й пол. XX в.: Ф. Веркотерен, В. Превенье, Ж. Деспи, Э. Бусмар, Ж. Пик, Т. де Эптин, Ж. Деклерк и др. С 1890 г. Д. преподается в Лувенском (Лёвенском) и Гентском ун-тах.

Нидерланды

О. Опперман основал гиперкритическое направление в Д. и выпустил неск. обобщающих трудов (1922, 1928, изд. посмертно в 1951). С критикой его концепций выступил П. Мейлинк. П. Сипма исследовал языковые особенности памятников права, в т. ч. актов. В 30-х гг. акты изучали Г. Обреен, Р. Пост, ученик Оппермана Я. Нирмейер (1935, 1939). С 1954 г. Нирмейер издавал выпусками Словарь средневек. латыни, имеющий большое значение для интерпретации актов. Во 2-й пол. XX в. возрос интерес к Д. городских актов и канцелярских документов (Г. ван Сингел, Е. Дейкоф и др.). Существует Центр дипломатических исследований при Ин-те средневек. истории (Instituut voor middeleeuwsche geschiedenis) Утрехтского университета.

Швеция

В XIX в. получили развитие исследовательские работы в области Д., появился обобщающий труд Л. Рэва (1831, 1839); с 1829 г. издавались документы в сер. «Diplomatarium Suecanum». Вклад в шведскую Д. внесли О. Ридберг (1877), Э. Хильдебрант (1878), Х. Ерне (1884), К. Вестман (1904), А. Неовиус (1912), Н. Ахнулунд (1938), Э. Нийрен (1938-1943). Обобщающее пособие (о швед. актах до 1350) выпустил О. Юнгфорс (1955). Во 2-й пол. XX в. разработкой швед. Д. занимались Я. Эберг, Б. Фриц и др., ранневизант. (лат. акты Равенны) - Я. У. Чедер. Некоторое внимание уделялось также русским документам (И. Фридлендер, Е. Лёфстранд). Главные центры исследования и преподавания Д.- Уппсальский и Лундский ун-ты.

Дания

С кон. XIX в. изучается история канцелярий (К. Эрслев, В. Моллеруп). Нек-рые приемы дипломатического анализа приведены в руководстве Эрслева по технике исторического исследования (1911) и в книге Ю. Стеенструпа (1915). В работах Л. Вайбулла к дат. актам применены общеевроп. методы анализа. В 20-х гг. издавался каталог дат. средневек. грамот. Развитию Д. способствовала книга Ф. Блатта о почерках и печатях (1943) и его Словарь средневек. латыни (1957). Папскими буллами занимался Н. Скюм-Нильсен (1952). Дипломатисты 2-й пол. XX в.: Н. Дамсхольт, Х. Нильсен и др. (история формуляров грамот, королевских и епископских канцелярий, нотариата и др.). Акты печатаются гл. обр. в многотомном «Diplomatarium Danicum». Рус. источники, в т. ч. акты, изучали К. Рабек-Шмидт, К. Расмусен.

Норвегия

Издание актов ведется с сер. XIX в. (Diplomatarium Norvegicum. Christiania, 1847-). Обобщающую работу о средневек. грамотах написал Ю. Эрхольт (1929-1932). Среди специалистов 2-й пол. XX в. наиболее известен Л. Хамре.

Польша

В 1-й четв. XIX в. польск. Д. развивалась под влиянием нем. и франц. школ (работы В. Маевского, И. Лелевеля). До кон. XIX в. в центре внимания стоял вопрос о подлинности актов (З. Хельцель, В. Кентшиньский и др.). На рубеже XIX и XX вв. разрабатывалась проблема происхождения польск. документации и история княжеских канцелярий (Кентшиньский, С. Кржижановский). После первой мировой войны проблематика расширилась (Р. Таубеншлаг, 1929; С. Микуцкий, 1934, 1938; В. Семкович, 1935; и др.). Многочисленные исследования, в т. ч. и обобщающее пособие, выпустил К. Малечиньский (1951). Кроме польских средневек. актов изучались турецко-персидские документы XVI-XVIII вв. (А. Зайончковский, Я. Рейхман, 1955). Специалисты 2-й пол. XX в.: М. Бискуп, А. Томчак, И. Радтке, А. Гейштор, М. Белиньская, И. Сулковская-Курасёва, С. Куращ, Г. Самсонович, А. Гонсьоровский, М. Трояновская, К. Скупеньский, Б. Вырозумская, Т. Ясиньский, Я. Тандецкий, Т. Юрек и др. Публикуются и изучаются акты королевских, епископских, городских канцелярий, документы Тевтонского ордена, история канцелярий и нотариата в средние века и в XVI-XVIII вв. Обобщающий коллективный труд по средневек. Д. составили Малечиньский, Белиньская и Гонсьоровский (1971). Рус. грамотами занимались Микуцкий, А. Поппе, И. Граля и др.

Чехия и Словакия

Изучение чеш. актов, начатое во 2-й пол. XVIII в. (Ф. М. Пелцл), продолжилось в 1-й пол. XIX в. (Ф. Палацкий, 1836; Гулаковский, 1852). В 1836-1903 гг. издавался «Codex diplomaticus et epistolaris Moraviae» (А. Бочек). С 1855 г. выходили «Regesta diplomatica nec non epistolaria Bohemiae et Moraviae», основанные К. Я. Эрбеном и продолженные Й. Эмлером (регесты документов за 600-1346). Крупнейшей фигурой в чеш. Д. был ученик Эмлера Г. Фридрих (1871-1943). В 1904 г. он основал сер. «Codex diplomaticus et epistolaris regni Bohemiae» (документы 806-1310 гг., издание продолжается). Акты XIV в. печатал в 20-х гг. В. Грубый в сер. «Archivum coronae regni Bohemiae». В 1919 г. Фридрих создал Архивную школу в Праге (Vysoká škola archivna, позднее Štatna škola archivna), где велась интенсивная разработка Д. (печатный орган - «Èasopis archivní školy»). Изучением актов занималось также Немецкое научно-культурное об-во (Deutsche Gesellschaft der Wissenschaft und Künste) (работы Г. Зачека). Др. видные дипломатисты 1-й пол. XX в.: М. Опоченская, В. Войтишек, Ю. Добиаш, К. Стлоукал, Ф. Чада, Б. Кубичкова-Чадова, З. Кристен. Словац. Д. стала развиваться в тесной связи с чешской после 1918 г., когда она выделилась из венг. Д. После второй мировой войны чехословацкая Д. испытала влияние советской историографии (труды Б. Д. Грекова, Л. В. Черепнина). З. Фиала поставил вопрос о функции акта как об определяющем факторе его бытования. Проблему функции акта разрабатывал также Й. Шебанек. Он и С. Душкова продолжили публикацию актов в рамках «Codex diplomaticus...» Фридриха (их трудами издание доведено до 1278). Основываясь на методике Зиккеля, Шебанек и Душкова внесли большой вклад в изучение канцелярского происхождения королевских актов XIII в. Чешским королевским актам XIV в. посвящены исследования И. Главачека, епископским актам - работы Я. Бистржицкого. Др. специалисты 2-й пол. XX в.: в Чехии - Я. Пражак, Й. Спевачек, В. Вашку, М. Благова, Я. Крейчикова, Г. Йорданкова, Л. Сулиткова; в Словакии - Я. Жудель, Я. Новак, Л. Медвецкий, Р. Марсина, Д. Леготская, Ю. Рогач и др. В Братиславе издается «Codex diplomaticus et epistolaris Slovaciae». Изучаются королевские, епископские и городские акты, городские и поземельные записные книги («земские доски»), история канцелярий. Имеются учебные пособия и обобщающие труды (Жуделя и др., 1956; Пражака, Шебанека и Душковой, 1959; Марсины, 1971, 1973; Леготской, 1972, 1988; учебник «Чешская дипломатика до 1848 г.», 1971). Основные центры изучения и преподавания Д.- университеты в Праге, Брно, Оломоуце и Братиславе.

Венгрия

В сер. XIX в. акты издавались в сер. «Monumenta Hungariae Historica. Diplomataria» и др. Труды Пергера (1821), А. Хорвата (1880) и основателя совр. венг. Д. Л. Фейерпатаки (о венг. королевской канцелярии, 1885; о королевских и папских грамотах, 1923-1926) создали почву для появления обобщающего руководства И. Сентпетери «Венгерская Дипломатика» (1930). Разные вопросы венг. Д. разрабатывали в 20-30-х гг. И. Карачон, Э. Мальис, Л. Маккаи и др. Тур. актами занимался Л. Фекете. В наст. время продолжается издание текстов и регест грамот. В 1951-1958 гг. вышла 3-томная работа «Дипломы Сигизмунда» (регесты грамот 1387-1410 гг.). Специалисты 2-й пол. XX в.: А. Кубиньи, Л. Мезеи, Д. Бониш, Й. Герич, Л. Бернат Куморовиц, И. Шинкович, И. Борша, Д. Дьёрфи, Л. Шолимоши и др. Исследуются акты королевских и епископских канцелярий. Тюркоязычные акты изучают И. Вашари, М. Иванич и др. Статьи по Д. печатаются в «Архивном бюллетене» (Lévéltari közlemények). Д. преподается в ун-тах Будапешта и Дебрецена.

Румыния

Д. начала разрабатываться с 50-х гг. XIX в. (Т. Кодреску, Б. П. Хашдеу, М. Когэлничану). В 60-90-х гг. XIX в. изучением актов занимались Г. Точилеску, А. Д. Ксенопол, Э. Тодореску, В. А. Урекия, К. Эрбичану, О. Попеску, Д. Ончул и др. С 90-х гг. XIX в. и в 1-й трети XX в. появлялись обзоры господарских грамот (Г. Гибэнеску и др.). Наиболее выдающимся дипломатистом 1-й четв. XX в. был Й. Богдан. В 1913-1914 гг. он издал грамоты господаря Стефана III Великого (1457-1504), сопровождая тексты подробными генеалогическими схемами. Его работу продолжил М. Костэкеску - крупнейший дипломатист 2-й четв. XX в. Др. специалисты 1-й пол. XX в.: Н. Йорга, Ш. Г. Берекет, П. Михайлович, П. Панайтеску, Д. Ионеску, Д. П. Богдан, С. Яко. В 50-х гг. было предпринято многотомное издание господарских грамот XIV-XVII вв., с разделением их на молдав. и валашскую (собственно румын.) серии, под общим названием «Documente privind istoria Romвniei» (D. I. R.). Все грамоты, написанные по-славянски, давались в переводе на румын. язык без воспроизведения оригинальных текстов. Этот недостаток издания привел к необходимости начать с кон. 60-х гг. новую многотомную публикацию грамот молдав. и валашских воевод XIV-XVII вв. в 2 сериях под общим названием «Documenta Romaniae Historica». Здесь документы печатались на языке оригинала, причем слав. тексты снабжались переводами на румын. язык. Факсимильное воспроизведение ряда грамот XIV-XVI вв. осуществлено в альбомах Й. Богдана (1926) и Д. П. Богдана (1978). Ведущим дипломатистом 2-й пол. XX в. являлся Д. П. Богдан. Ему принадлежат, в частности, обобщающие труды по славяно-румын. Д. (1938, 1956) и палеографии (1956, 1978). Др. специалисты: Л. Шиманский, Ш. Паску, Ф. Палл, А. Сачердоцяну, Й. Капрошу, К. Чиходару, Дж. Игнат, Д. Агаке, Д. Миок, М. Догару. Изучаются вопрос о подлинности актов, история господарских канцелярий, палеография и сфрагистика грамот. Особое внимание уделяется языку: работы И. Д. Негреску (1961), Л. Джамо-Дьяконицэ (1971). Разрабатывается Д. тур. документов XVI-XVIII вв. (Йорга, 1905; М. Губоглу, 1958; и др.). Центры исследования и издания грамот - Ин-т истории и археологии им. А. Д. Ксенопола в Яссах, Ин-т истории в Бухаресте. Румын. дипломатисты за рубежом: М. Казаку, П. Настурел, Ф. Маринеску.

Сербия, Югославия

С 40-х гг. XIX в. осуществлялся сбор и публикация актов в изданиях «Србски споменици» П. Каранотвртковичем (1840), «Monumenta serbica spectantia historiam Serbiae, Bosnae, Ragusii» Ф. Миклошичем (1858). Появлялись обзоры и исследования (Д. Авраамович, Дж. Даничич, М. Пуцич, М. Милоевич). Видные дипломатисты кон. XIX - 1-й четв. XX в.- С. Новакович и Л. Стоянович. Хорват. и др. акты издавались в 1904-1934 гг. в «Codex diplomaticus regni Croatiae, Dalmatiae et Slavoniae» (15 томов). С. М. Димитриевич занимался выявлением в архивах и б-ках России серб. грамот и рус. грамот, адресованных серб. мон-рям (публикации 1903 и 1922). С 1912 по 1935 г. выходил частями обобщающий труд С. Станоевича по серб. Д. В 1-й пол. XX в. серб. акты изучали также К. Йиречек (1909, 1913-1918), Г. Черемошник (1940), тур.- Ф. Байрактаревич (1932, 1935), Г. Елезович (1940, 1952). Заметную роль в развитии сербской Д. сыграли русские ученые-эмигранты А. В. Соловьёв (2-я четв. XX в.) и В. А. Мошин (30-80-е гг.). Совместно они опубликовали сборник греч. грамот серб. монархов XIV в. (1936). Во 2-й пол. XX в. серб. и визант. Д. занимались Д. Анастасиевич, Г. Острогорский, Мошин, М. Динич, В. Джурич, М. Маркович, С. Чиркович, Б. Ферьянчич, М. Живойинович, С. Габелич, Т. Томович, Б. Шекуларац, Л. Славева и др. Древние хорват. акты и историю хорват. королевских и княжеских канцелярий изучали А. Маринович, Я. Стипишич, М. Курелац и др. Основные темы дипломатических исследований - эволюция формуляра (особенно интитуляции, санкции), вопрос о зап. и визант. влияниях, канцелярском и внеканцелярском происхождении грамот, о фальсифицированных актах. В Белграде с 2002 г. издается ежегодник «Стари српски архив», посвященный специально сербской средневековой Д.

Болгария

Изучение грамот (болг., визант. и тур.) развивалось с кон. XIX в. В 30-40-х гг. появились работы Г. Гелебова, Д. Ихчиева, М. Ласкариса и др. Специалисты 2-й пол. XX в.- И. Дуйчев, П. Мятев, Б. Цветкова, Х. Ангелов и др. И. И. Илиева рассматривала интитуляцию рус. грамот XV-XVI вв.

Греция

Вопросами визант. и тур. Д. занимались в кон. XIX - нач. XX в. И. Саккелион и С. Ламброс (к-рый, в частности, показал, что греч. язык был офиц. языком канцелярии османских султанов), в 1-й пол. XX в.- С. Петридис, Х. Ктенас, Д. А. Закитинос, И. В. Пападопулос, А. Сигалос и др., во 2-й пол. XX в.- М. Манусакас, Ф. Дзенетатос, Н. Зворонос, Д. Папахрисанту, Э. Врануси, И. Караяннопулос (соавтор Дёльгера по составлению и изданию «Византийской дипломатики»). Рус. актам посвятили работы М. Нистазопулу-Пелекиду (царские грамоты XVII в. мон-рю Рождества Богородицы на о-ве Милос), Я. Малингуди (византийско-рус. договоры X в.). Греч. ученые принимают активное участие в иностранных издательских проектах (франц. сер. «Архивы Афона» и др.).

Канада

Визант. Д. занимался Н. Икономидис (1977), изучением нотариальных записных книг шотл. городов XV-XVI вв.- Э. Эванс (1998).

США

Дж. Болдуин исследовал и совместно с Р. А. Ботье готовил к печати древнейший франц. регистр времен Филиппа II Августа (1980). Дж. Констэбл занимается вопросами актовой археографии. С рус. актами работали М. Шефтел, Х. В. Дьюи, Г. Алеф, Р. Дж. Хаус, Д. Кайзер, Э. Кинен, Р. Хелли, М. Злотник, А. Клеймола, Н. Колман.

Мексика

Изучаются гл. обр. грамоты раннего периода испанского господства в Лат. Америке (XVI-XVII вв.). Исследователи: А. Мильярес Карло (1941, 1955), Х. Кальво (1952), Х. Игнасио Монтекон (1955) и др. Вопросами Д. занимается Instituto Panamericano de Geografia e Historia.

Россия

Сбор и изучение древних грамот начались при Петре I. А. А. Введенский связывал зарождение научной Д. в России с разоблачением поддельных документов в полемическом сочинении старообрядцев А. и С. Денисовых (т. н. Поморские ответы, 1723). Больше оснований считать началом рус. Д. труды В. Н. Татищева и Г. Ф. Миллера. Татищев различал документы по разновидностям, дал определение грамоте, диплому, жалованной грамоте, проводил аналогию между рус. грамотами и лат. дипломами и патентами. Миллер в ответ на письмо И. К. Гаттерера (1766) впервые подробно описал внешние и внутренние особенности важнейших разновидностей рус. актов (гл. обр. публично-правовых) и скрепляющих их печатей. В посл. четв. XVIII - 1-й трети XIX в. акты довольно интенсивно издавались (Н. И. Новиковым, Амвросием, СГГД) и изучались (М. М. Щербатовым, В. В. Крестининым, А. Л. Шлёцером, К. Ф. Калайдовичем, Евгением (Болховитиновым)). В обобщающих работах давался обзор разновидностей рус. грамот (С. Г. Саларёв, 1819) и излагались основы Д. по Гаттереру (К. П. Паулович, 1829) и Лелевелю (И. Н. Данилович, 1829). Огромное значение для развития рус. Д. имели многотомные актовые публикации Археографической комиссии 30-80-х гг. XIX в. (ААЭ, АИ, ДАИ, АЮ, АЮБДР). Наряду с публикациями актов Сев.-Вост. и Сев.-Зап. Руси появились серии изданий актов Зап. и Юго-Зап. Руси, входившей в состав Великого княжества Литовского (АЗР, АЮЗР, АрхЮЗР), а также актов по истории Кавказа. В XIX в. изучались преимущественно публично-правовые акты: договоры Руси с Грецией X в., ханские ярлыки рус. митрополитам, жалованные грамоты, духовные и договорные грамоты вел. и удельных князей XIV-XVI вв., уставные наместничьи, губные и земские грамоты, судные списки и правые грамоты. В кон. XIX - нач. XX в. усилилось внимание к частным актам, особенно к актам крестьянской и холопской зависимости XVI-XVII вв. (порядные грамоты и служилые кабалы). В дореволюционной историографии превалировал юридический подход к актам (установление зафиксированных в них норм права), в связи с чем широко практиковалось составление «сводных текстов» грамот по разновидностям. Занятые изучением юридического содержания актов, рус. дипломатисты не уделяли должного внимания их внешней форме и канцелярскому происхождению. Рус. Д. развивалась в отрыве от палеографии и сфрагистики, в чем было ее существенное отличие от западной. В 1883 г. вышла обобщающая статья Д. М. Мейчика с обзором юридического содержания основных разновидностей рус. грамот XIV-XV вв. Более полный обзор разновидностей рус. грамот XIV-XVII вв. представил С. А. Шумаков, связывавший происхождение нек-рых групп актов (напр., жалованных грамот) с перипетиями классовой борьбы (1917). Качественно новым было направление в рус. Д., к-рое разрабатывал в нач. XX в. А. С. Лаппо-Данилевский. Вместо статичных «сводных текстов» он предложил изучать динамику формуляра грамот определенной разновидности, показав это на примере служилых кабал (1909). Такая методика позволяла установить зависимость изменений формуляра от места и времени его употребления. Лаппо-Данилевский больше др. рус. дипломатистов учитывал опыт зап. Д., но чаще он придерживался юридического метода Фиккера, чем палеографического подхода Зиккеля. В его делении актов на «удостоверительные» и «осведомительные» проявилось нечто подобное нем. Urkunden и Akten. Лаппо-Данилевский создал школу исследователей частных актов, к-рые по-новому разрабатывали методологию Д. и расширяли ее тематику (в частности, был поставлен вопрос о начале рус. нотариата). В «Очерке русской дипломатики частных актов» (1920) Лаппо-Данилевский обратился к категории общего источниковедения, применил анализ (внешняя и внутренняя критика), синтез и др. методы исследования. В кон. XIX - нач. XX в. курсы Д. читали в археологических ин-тах Москвы (Н. Н. Ардашев) и С.-Петербурга (Н. П. Лихачёв).

В развитии советской Д. 1917-1941 гг. значительную роль сыграли ученики Лаппо-Данилевского. Было продолжено изучение актов холопской зависимости (полных грамот) и поставлен вопрос о начале рус. частного акта (С. Н. Валк), намечены пути исследования истории складывания частных канцелярий и архивов в XVI-XVIII вв. (А. А. Введенский о делопроизводстве у Строгановых), подвергнут тщательному дипломатически-палеографическому анализу ряд сомнительных и подложных актов (А. И. Андреев, Валк, Н. С. Чаев, Введенский). Наряду с этим вводился в научный оборот большой массив поземельных частных актов, жалованных и послушных грамот, хотя они изучались не столько дипломатически, сколько как источник по истории социально-экономических отношений и генеалогии служилого сословия (С. Б. Веселовский, И. И. Полосин, И. И. Смирнов). А. И. Яковлев впервые в историографии произвел классификацию и составил список кабальных и записных книг старых крепостей - важнейших сборников актов на холопов (1938). Новой тенденцией в рус. Д. было начатое нек-рыми учеными исследование политических причин и обстоятельств создания публично-правовых актов (А. Е. Пресняков, Чаев, Смирнов, Б. А. Романов, Г. Е. Кочин). Обобщающие труды по рус. Д., появившиеся в это время (А. М. Большаков, Н. Коробков, И. Ф. Колесников), отличались традиционализмом в трактовке задач и методов Д. Пособие по груз. Д. опубликовал И. А. Джавахишвили (1926). С кон. 30-х гг. началось преподавание Д. в МГИАИ.

1-е послевоенное двадцатилетие отмечено появлением крупных публикаций актов: ГВНиП (1949), ДДГ (1950), АФЗХ (1951-1961), АСЭИ (1952-1964). Практически был издан основной комплекс рус. актов XII - нач. XVI в. (до 1505). В ДДГ и АСЭИ применялись правила дипломатической передачи текста, что резко повысило археографический уровень публикаций. В АСЭИ ко мн. документам давался историко-географический и генеалогический комментарий (Веселовский, И. А. Голубцов). Эта традиция была продолжена в АРГ (1975), «Полоцких грамотах XIII - нач. XVI в.» (1977-1985) и АММС (1984). В 80-90-х гг. вышли сборники актов Симонова, Соловецкого, Спасо-Евфимиева монастырей XVI - нач. XVII в., московских мон-рей и соборов XV-XVII вв. Была основана серия «Акты служилых землевладельцев», в к-рой печатаются документы XV-XVII вв. (1997-2002). Важнейшее значение для развития русской Д. имела монография Л. В. Черепнина «Русские феодальные архивы XIV-XV вв.» (1948-1951), в к-рой автор рассмотрел все разновидности актов этого периода, выделив проблему происхождения духовных и договорных грамот вел. и удельных князей, а также жалованных грамот. Черепнин решительно отошел от формально-юридической методологии, изучая прежде всего движение и развитие формуляра. Сочетание формулярного анализа духовных и договорных грамот с палеографическим приближало его подход к методике западноевропейской Д. Предложенные Черепниным датировки грамот впосл. неоднократно пересматривались учеными (А. А. Зимин, В. Л. Янин, В. А. Кучкин, В. Д. Назаров, Б. Н. Флоря и др.). Формуляр духовных грамот вел. князей XIV - нач. XVI в. изучал С. М. Каштанов. Духовные и договорные грамоты XIV в. исследовал Кучкин. Предметом особого рассмотрения была духовная Иоанна Грозного, дошедшая только в списке XIX в. (Веселовский, Р. Г. Скрынников, А. Л. Юрганов). Жалованные грамоты XVI в. стали объектом изучения Каштанова. Жалованными грамотами XIV-XVII вв. занимались также Зимин, А. Д. Горский, Н. Е. Носов, Д. А. Тебекин, Назаров, Кобрин, Флоря, Кучкин, А. Л. Хорошкевич, И. П. Ермолаев, В. И. Корецкий, Л. И. Ивина, С. П. Григорова-Захарова, Т. А. Тутова, Ю. Г. Алексеев, Ю. Д. Рыков, Г. В. Семенченко, А. П. Павлов, М. С. Черкасова, Б. Н. Морозов, К. В. Баранов и др. Новгородские договорные и жалованные грамоты исследовал Янин. Он пересмотрел имевшиеся в лит-ре датировки этих актов и предложил свои решения (1991). Неизменно пользовались вниманием уставные наместничьи, губные и земские грамоты (Зимин, А. И. Копанёв, Носов, Флоря, А. В. Антонов и др.), уставные таможенные грамоты (А. Т. Николаева, Зимин, Ю. А. Тихонов, Е. П. Маматова и др.), послушные грамоты (Корецкий), правые грамоты и судные списки (Ивина, Горский, Алексеев, Н. Н. Покровский), грамоты Земских соборов (Зимин, Черепнин, Скрынников, С. П. Мордовина, Павлов). Внешнеполитические акты (договоры с Византией, нем. городами, Ливонией, Швецией, Данией, Литвой, Польшей, Крымом) изучали К. В. Базилевич, В. Т. Пашуто, Н. А. Казакова, И. П. Шаскольский, И. Э. Клейненберг, Ю. Б. Рябошапко, А. Н. Сахаров, Хорошкевич, Флоря, Кучкин, Каштанов, А. А. Горский. Церковным уставам и уставным грамотам епископий посвящены книги и статьи Я. Н. Щапова. Структуру, терминологию и юридические нормы ханских ярлыков исследуют А. П. Григорьев и М. А. Усманов.

В сфере Д. частных актов традиционно сохранялся интерес к документам, фиксировавшим установление холопской и крестьянской зависимости,- служилым кабалам, порядным и ссудным записям (Е. И. Каменцева, В. М. Панеях, Е. И. Колычева, Г. Н. Образцов, Ю. С. Васильев, А. В. Камкин, В. Я. Дерягин и др.). Н. А. Горская исследовала грамоты кабального найма XVII в.- жилые записи. Вопрос о древнейших новгородских частных актах рассматривался в работах Валка, М. Н. Тихомирова, Янина, Алексеева, М. Б. Свердлова, В. Ф. Андреева, Каштанова, Панеяха. Андреев изучал весь комплекс новгородских частных актов XII-XV вв. Л. М. Марасинова обнаружила в ЦГАДА ряд неизвестных ранее псковских частных актов XIV-XV вв., дошедших в списках XVII в. Формуляр и происхождение духовных грамот XIV-XV вв. исследовал Семенченко. Поземельные частные акты (данные, купчие, меновные и др.) широко использовали в общеисторических трудах Веселовский, Копанёв, Зимин, Алексеев, Ивина, М. С. Черкасова. Анализ разновидностей актовых источников по истории черносошного землевладения в XIV-XVI вв. представлен в монографии Покровского (1973). Акты архива Троице-Сергиева монастыря кон. XVI - 1-й пол. XVII в. исследовала Л. А. Кириченко (2006). Анализ отдельных разновидностей поземельных частных актов содержится в трудах Алексеева и Ивиной. Язык и формуляр частных актов XVI-XVII вв. изучали также лингвисты (С. С. Волков, Дерягин и др.). Все больше внимания стало уделяться частным актам и записным книгам XVIII в. (Г. Д. Капустина, С. М. Троицкий, М. Ф. Прохоров, Н. В. Козлова, Н. В. Середа), уставным грамотам периода крестьянской реформы 2-й пол. XIX в. (Б. Г. Литвак и др.). Исследовалась и традиц. проблема Д.- выявление фальсифицированных актов (Зимин, Янин, Щапов, Корецкий, Н. Калистратов, Введенский). Изучались разного рода сборники актов: кабальные книги-регистры (Каменцева, Панеях), монастырские копийные книги (Черепнин, Каштанов, Ивина, Б. М. Клосс, А. А. Амосов и др.), митрополичий формулярник XVI в. (изд. и откомментирован А. И. Плигузовым и Семенченко). Вводились в научный оборот описи монастырских архивов XVI-XIX вв. (Амосов, Тутова, Антонов и др.). Составлялись перечни грамот по разновидностям (таможенные, жалованные, наместничьи уставные, полные и докладные и т. п.), по фондообразователям, по географическому признаку (А. Т. Николаева, Зимин, Каштанов, Тебекин, Колычева, И. П. Ермолаев, Антонов и др.); был опубликован перечень кабальных книг 1-й пол. XVI в. (Панеях).

Обобщающие и обзорные работы по рус. Д. принадлежат перу Введенского (1963), Копанёва (1968) и Каштанова, к-рый предложил различать 4 типа формуляров: индивидуальный, групповой, абстрактный («сводный текст») и условный (схема Зиккеля). Каштанов наметил общую схему классификации рус. актов, разделив их на 6 групп - внутри каждой группы документы распределяются по видам и разновидностям (1988). С позиций филологической науки схему классификации рус. грамот по жанрам разработал А. Н. Качалкин (1990). Велись дискуссии о методике изучения жалованных грамот (Носов, Зимин, Каштанов), о предмете, объекте и задачах Д. как науки (А. П. Пронштейн, Каштанов, В. В. Фарсобин, Л. Е. Шепелев, Григорьев, Черепнин); Кобриным ставился вопрос о степени репрезентативности сохранившегося актового материала. Фарсобин утверждал, что Д.- наука исключительно формулярного анализа, приложимого ко всем видам источников. Т. о., в источниках можно выявить типичные «общие места» (стереотипы), но не индивидуальные частности, к-рые, по мнению Фарсобина, изучает текстология. Шепелев придерживался взгляда на Д. как на науку, к-рая занимается только формой источника. Однако, ограничиваясь одной лишь формой, нельзя во мн. случаях решить даже традиц. для Д. вопрос о подлинности акта. Каштанов полагает, что Д. не может игнорировать ни одну из 4 составляющих акта (внешняя и внутренняя форма, внешнее и внутреннее содержание): первыми двумя она должна заниматься целиком и полностью, 3-й и 4-й - постольку, поскольку это необходимо для установления подлинности и достоверности акта, его происхождения и тенденций развития формуляра. Лекции и занятия по рус. Д. в 50-х гг. проводили в МГИАИ (Зимин, А. Ц. Мерзон), в Киевском ун-те (Введенский), в 1972-1975 гг.- в МОПИ им. Н. К. Крупской (Каштанов), с 1987 г.- в МГИАИ (с 1991 ИАИ РГГУ, Каштанов).

Изучением западноевроп. и визант. актов занимались мн. российские медиевисты XIX-XX вв. У истоков научного исследования греч. актов стоял еп. Порфирий (Успенский). Среди ранних опытов издания монастырских актов на греч. языке следует назвать подготовленное схим. Азарией (Попцовым) и Ф. А. Терновским издание актов рус. мон-ря св. Пантелеимона на Афоне (Киев, 1873). В приложении к «Византийскому временнику» в 1903-1916 гг. публиковались при участии русских и зарубежных ученых акты Афона (В. Регель, В. Кораблёв, Л. Пети, Э. Курц). Высокую оценку в мировой науке получило подготовленное Ф. И. Успенским и В. Н. Бенешевичем издание актов мон-ря Вазелон (1927). Во 2-й пол. XX в. крупнейшим специалистом в области изучения частноправовых визант. документов является И. П. Медведев.

Международные конгрессы по Д.

I конгресс (1968, Брно), созванный по инициативе Й. Шебанека, был посвящен общим проблемам Д. как науки. Тема II конгресса (1969, Фрибур) - вопросы истории частного акта. III конгресс (1971, Рим) обсуждал папские акты. IV (1973, Будапешт) - происхождение канцелярий светских государей Европы; V (1977, Париж) - канцелярии и акты суверенных монархов Европы XIII - сер. XV в. VI (1983, Мюнхен) - канцелярии территориальных князей позднего средневековья. С VI конгресса доклады стали издаваться в виде сборников (Акты конгресса). Тема VII (1986, Валенсия) - публичный нотариат и частный акт от зарождения до XIV в.; VIII (1993, Инсбрук) был посвящен Д. епископских грамот до 1250 г.; IX (1998, Гент) - городской Д. Европы в средние века; X (2001, Болонья) обсуждал проблему судебных документов в средневек. Европе; тема XI (2003, Труа) - язык средневек. актов.

Спонтанно образовавшаяся (по инициативе Шебанека) Международная комиссия по Д. (Commission internationale de diplomatique, CID) была официально конституирована на XIII Международном конгрессе исторических наук (1970, Москва) в качестве особой комиссии при Международном комитете исторических наук.

Периодика: Archiv für Diplomatik, Schriftgeschichte, Siegel- und Wappenkunde. Köln; Graz, 1955-; Folia diplomatica. Brno, 1971-1976. T. 1-2; Русский дипломатарий: Сб. статей, обзоров и публикаций / Отв. ред. А. В. Антонов. М., 1997-.
Лит.: Sickel Th., von. Beiträge zur Diplomatik. W., 1861-1882. 8 Tl.; Ficker J. Beiträge zur Urkundenlehre. Innsbruck, 1877-1878. 2 Bde; Bresslau H. Handbuch der Urkundenlehre für Deutschland und Italien. Lpz., 1889. B., 1968-19694. 2 Bde; Giry A. Manuel de diplomatique. P., 1894, 19252; Лихачёв Н. П. Дипломатика. СПб., 1901; Erben W. Die Kaiser- und Königsurkunden des Mittelalters. Münch., 1907. Darmstadt, 19672; Ардашев Н. Н. Дипломатика. М., 1908 [литогр.]; Hall H. Studies in English Official Historical Documents. Camb., 1908; Веретенников В. И. К вопросу о методах изучения древнерус. частноправовых актов // Историческое обозрение. Пг., 1916. Т. 21; Шумаков С. А. Обзор «Грамот коллегии экономии». М., 1917; Лаппо-Данилевский А. С. Очерк рус. дипломатики частных актов. Пг., 1920; Regesten der Kaiserurkunden des oströmischen Reiches von 565 bis 1453 / Bearb. F. Dölger. Münch., 1924-2003. Teil 1-5; Станоjевић Ст. Студиjе о српскоj дипломатици. Београд, 1928; Boüard A., de. Manuel de diplomatique française et pontificale. P., 1929-1952. 4 t.; Zatschek H. Beiträge zur Diplomatik der mährischen Immunitätsurkunden. Prag, 1931; Валк С. Н. Начальная история древнерусского частного акта // ВИД. 1937. C. 285-317; Acht P. Die Cancellaria in Metz. Fr./M., 1940; Modica M. Diplomatica. Mil., 1942; Тихомиров М. Н. О частных актах в Древней Руси // ИЗ. 1945. Т. 17. C. 225-244; Documentos medievais portugueses. Lisboa, 1945-1958. 3 vol.; Floriano A. C. Diplomática española del periodo astur. Oviedo, 1949-1951. 2 t.; Bonenfant P. Cours de diplomatique. Liège, 1947-19482. 2 vol.; Черепнин Л. В. Рус. феодальные архивы XIV-XV вв. М.; Л., 1948-1951. 2 ч.; Maleczyсski K. Zarys dyplomatyki polskiej weków średnich. Wrocław, 1951. T. 1; idem. Studia nad dokumentem polskim. Wrocław, 1971; Dölger F. Byzantinische Diplomatik. Ettal, 1956; Введенский А. А. Лекции по документальному источниковедению истории СССР: Дипломатика. К., 1963; Meisner H. O. Urkunden- und Aktenlehre der Neuzeit. Lpz., 19522; Zajączkowski A., Reychman J. Zarys dyplomatyki osmaсsko-tureckiej. Warsz., 1955; Žudel J., Novák J. Príručka diplomatiky, sfragistiky a heraldiky. Brat., 1956; Guboglu M. Paleografia şi diplomatica turco-osmană. Bucur., 1958-1984. 3 vol.; Registres du Trésor des chartes. P., 1958-1984. 3 vol.; Зимин А. А. Методика издания древнерусских актов. М., 1959; Šebánek J., Pražák J., Dušková S. Studie k české diplomatice doby přemyslovské. Praha, 1959; Tessier G. Diplomatique royale française. P., 1962; Herde P. Beiträge zum päpstlichen Kanzlei- und Urkundenwesen im 13. Jh. Kallmünz, 1961; Caenegem R. C., van, Ganshof F. L. Kurze Quellenkunde des westeuropäischen Mittelalters. Gött., 1964; Rabikauskas P. Diplomatica pontificia: Praelectionum lineamenta. R., 1964; Марасинова Л. М. Новые псковские грамоты XIV-XV вв. М., 1966; Michaud H. La Grande Chancellerie et les écritures royales au seizième siècle (1515-1589). P., 1967; Wolfram H., e. a. Intitulatio. W., 1967-1988. 3 Bde; Dölger F., Karajannopulos J. Byzantinische Urkundenlehre. Münch., 1968. 1. Abschnitt: Die Kaiserurkunden; Копанев А. И. Советская дипломатика // ВИД. 1968. Вып. 1. С. 56-73; Каштанов С. М. Очерки рус. дипломатики. М., 1970; он же. Современные проблемы европ. дипломатики // АЕ за 1981 г. М., 1982. С. 26-51; он же. Русская дипломатика. М., 1988; он же. Из истории рус. средневек. источника: Акты X-XVI вв. М., 1996; он же. Актовая археография. М., 1998; он же. Актуальные проблемы дипломатики // Проблемы источниковедения. М., 2006. Вып. 1(12). С. 469-476; Янин В. Л. Актовые печати Др. Руси X-XV вв. М., 1970. Т. 1-2; он же. Новгородские акты XII-XV вв.: Хронол. коммент. М., 1991; Mariotte-Löber R. Ville et seigneurie: Les chartes de franchises des comtes de Savoie (fin XIIe siècle - 1343). Annecy; Gen., 1973; Покровский Н. Н. Актовые источники по истории черносошного землевладения в России XIV - нач. XVI в. Новосиб., 1973; Алексеев Ю. Г. Частный земельный акт средневек. Руси: от Русской Правды до Псковской Судной грамоты // ВИД. 1974. Вып. 6. С. 125-141; Свердлов М. Б. Древнерус. акт X-XIV вв. // Там же. 1976. Вып. 8. С. 50-69; Classen P. Kaiserreskript und Königsurkunde. Thessal., 1977; Григорьев А. П. Монгольская дипломатика XIII-XV вв.: Чингизидские жалованные грамоты. Л., 1978; он же. Сб. ханских ярлыков рус. митрополитам. СПб., 2004; Актовое источниковедение: Сб. ст. / Отв. ред. С. М. Каштанов. М., 1979; Усманов М. А. Жалованные акты Джучиева улуса XIV-XVI вв. Каз., 1979; Душкова С. Чешский дипломатарий // АЕ за 1980 г. М., 1981. С. 69-79; Фарсобин В. В. Источниковедение и его метод: Опыт анализа понятий и терминологии. М., 1983; Андреев В. Ф. Новгородский частный акт XII-XV вв. Л., 1986; Hausmann F., Gawlik A. Arengenverzeichnis zu den Königs- und Kaiserurkunden von den Merowingern bis Heinrich VI. Münch., 1987; Медведев И. П. Очерки византийской дипломатики: Частноправовой акт. Л., 1988; Славева Л., Мошин В. Српски грамоти од Душаново време. Прилеп, 1988; Bautier R.-H. Chartes, sceaux et chancelleries: Études de diplomatique et de sigillographie médiévales. P., 1990. 2 vol.; Соболева Н. А. Русские печати. М., 1991; Guyotjeannin O., Pycke J., Tock B.-M. Diplomatique médiévale. Turnhout, 1993; Malingoudi J. Die russisch-byzantinischen Verträge des 10. Jh. aus diplomatischer Sicht. Thessal., 1994; Vocabulaire international de la diplomatique / Éd. M. Cárcel Ortí. València, 1994; Die Diplomatik der Bischofsurkunde vor 1250: Referate zum VIII. Intern. Kongr. für Diplomatik. Innsbruck, 27. Sept.- 3. Okt. 1993 / Hrsg. Ch. Haidacher, W. Köffer. Innsbruck, 1995; Янин В. Л., Гайдуков П. Г. Актовые печати Др. Руси X-XV вв. М., 1998. Т. 3; Prevenier W. La Commission internationale de diplomatique 1965-2000. Turnhout, 2000; Ивина Л. И. Формулярный анализ купчих грамот Центр. России (Переславская земля) кон. XIV-XV вв. // CРМ. 2003. Вып. 13: Россия и проблемы европ. истории: Средневековье, новое и новейшее время: Сб. в честь С. М. Каштанова. Ростов, 2003. С. 189-214; она же. Древнейшие частные акты купли-продажи Белозерского края // Времена и судьбы: Сб. в честь 75-летия В. М. Панеяха. СПб., 2006. С. 342-356; Кучкин В. А. Договорные грамоты моск. князей XIV в.: Внешнеполит. договоры. М., 2003.
С. М. Каштанов