Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДЕНИСЕНКО
Т. 14, С. 391-403 опубликовано: 16 марта 2012г.


ДЕНИСЕНКО

Михаил Антонович [в монашестве Филарет] (род. 28.01.1929, с. Благодатное, ныне Амвросиевского р-на Донецкой обл.), деятель церковного раскола на Украине в кон. XX - нач. XXI в., самозваный «патриарх Киевский и всея Руси-Украины».

После средней школы поступил в 1946 г. в 3-й класс Одесской ДС. По окончании семинарии в 1948 г. продолжил учебу в МДА, к-рую окончил в 1952 г. со степенью кандидата богословия. 1 янв. 1950 г., во время учебы на 2-м курсе МДА, был пострижен в монашество с наречением имени Филарет. Одновременно назначен исполняющим обязанности смотрителя Патриарших покоев в ТСЛ. 15 янв. 1950 г. рукоположен во диакона, 18 июня 1952 г.- во иерея. В 1952 г. по окончании МДА назначен преподавателем Свящ. Писания НЗ Московской ДС и благочинным ТСЛ. С 1954 г. доцент, старший помощник инспектора МДА. В 1956 г. возведен в сан игумена, назначен инспектором Саратовской ДС. В 1957 г. переведен в той же должности в Киевскую ДС. В 1958 г. возведен в сан архимандрита. В 1960 г. назначен управляющим делами Украинского Экзархата РПЦ. С мая 1961 по янв. 1962 г. настоятель подворья РПЦ в г. Александрии (Египет).

4 февр. 1962 г. в соответствии с решением Свящ. Синода хиротонисан во епископа Лужского, викария Ленинградской епархии с назначением временно управляющим Рижской епархией. 16 июня того же года освобожден от обязанностей викария Ленинградской епархии и назначен викарием Среднеевропейского Экзархата, к-рым временно управлял до 10 окт. 1962 г.; 16 нояб. того же года назначен епископом Венским и Австрийским. С 22 дек. 1964 г.- епископ Дмитровский, викарий Московской епархии и ректор МДА и Московской ДС. 14 мая 1966 г. возведен в сан архиепископа и переведен на Киевскую и Галицкую кафедру, назначен Патриаршим экзархом Украины, постоянным членом Свящ. Синода. 25 февр. 1968 г. возведен в сан митрополита. Неоднократно участвовал в экуменических мероприятиях по линии Всемирного Совета Церквей и др. организаций, а также в различных миротворческих форумах.

В период управления Украинским Экзархатом вокруг митр. Филарета сложилась неблагоприятная в духовно-нравственном плане обстановка. Его репутация была подорвана подозрением в немонашеском образе жизни. В 60-80-х гг. ХХ в. экзарх не предпринял конструктивных мер для укоренения православной традиции в Галиции, где в 1946 г. произошло воссоединение униатов с правосл. Церковью.

Когда в кон. 80-х гг. в результате политики «перестройки» и общей либерализации жизни в СССР в западноукр. областях начался рост националистических настроений, и на их волне в регионе стали возрождаться униатство и автокефалистский раскол, митр. Филарет не смог найти приемлемого решения униат. проблемы в Галиции. Он отказался от попыток диалога со священноначалием Украинской греко-католической Церкви (УГКЦ) и предпочел занять позицию, исключавшую к.-л. компромисс. Нек-рые из уклонившихся в автокефалистский раскол клириков также отмечали, что причиной их ухода из канонической Церкви стала личность митрополита Киевского, создавшего крайне тягостную атмосферу в Украинском Экзархате.

Стремясь предотвратить распространение раскола и униатства на Украине, Архиерейский Собор РПЦ 30-31 янв. 1990 г. принял «Положение об Экзархатах Московского Патриархата», согласно к-рому Украинский и Белорусский Экзархаты получали более широкую автономию и право именоваться Украинской и Белорусской Православными Церквами соответственно. Экзархаты получили финансовую самостоятельность и право иметь собственные Синоды, к-рым передавалась высшая судебная, законодательная и исполнительная церковная власть в епархиях, расположенных на их территории.

Автономизация Украинского Экзархата привела к тому, что Филарет стал управлять им почти бесконтрольно. Личность и непродуманные действия митрополита Киевского в новых условиях способствовали дискредитации Православия в западных регионах Украины, где уже в кон. 1989 - нач. 1990 г. возникло острое межконфессиональное противостояние, в результате которого православные епархии были здесь подвергнуты разгрому приверженцами унии и раскола.

3 мая 1990 г. на 80-м году жизни скончался Патриарх Московский и всея Руси Пимен, и митр. Филарет был избран Местоблюстителем Патриаршего Престола. Между тем в прессе все чаще стала появляться информация о безнравственном образе жизни митр. Филарета. На Поместном Соборе РПЦ 1990 г., проходившем 7-8 июня 1990 г. в ТСЛ, экзарх Украины фигурировал в числе кандидатов на Патриаршество. Однако Собор, впервые после 1917 г. получивший возможность избирать нового Предстоятеля Русской Церкви без давления со стороны гос-ва, избрал новым Патриархом Московским и всея Руси митр. Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера, Патриарх Алексий II). Это обстоятельство стало одной из причин уклонения митр. Филарета в раскол и попытки добиться незаконного «патриаршества» в Киеве.

Уже летом 1990 г. митр. Филарет стал стремиться к еще большему расширению автономии УПЦ под предлогом необходимости нормализации церковной жизни на Украине. 9 июля 1990 г. укр. архиереи по инициативе митр. Филарета приняли «Обращение Украинской Православной Церкви о предоставлении ей независимости и самостоятельности в управлении». На Соборе в Киеве епископат УПЦ избрал митр. Филарета своим предстоятелем. 10 июля 1990 г. Синод УПЦ принял постановление о мерах, направленных на расширение автономии Украинского Экзархата, что вновь мотивировалось сложной религиозно-политической ситуацией на Украине. Оно было рассмотрено Синодом РПЦ на заседании 20 июля 1990 г. В связи с принципиальной значимостью данного вопроса было решено вынести его на обсуждение на Архиерейском Соборе РПЦ.

На Украине обсуждение вопроса о предоставлении УПЦ полной самостоятельности в управлении проходило без широкой огласки, правосл. общественность не была информирована о предстоящих переменах. Большинство правосл. населения Украины было настроено против церковной независимости и выступало за единство с Русской Церковью в составе Московского Патриархата. В новом автономном статусе Украинской Церкви многие видели шаг на пути к автокефалии, которой большинство православных верующих Украины не желало даже при условии ее каноничности. Митр. Филарет, напротив, стремился к более высокой степени автономии УПЦ, видя в ней не столько средство противостояния расколу, сколько способ укрепления личной власти и независимости от Московской Патриархии.

Архиерейский Собор РПЦ 25-27 окт. 1990 г. по вопросу о возможности предоставления УПЦ независимости и самостоятельности в управлении определил: «1. Украинской Православной Церкви предоставляется независимость и самостоятельность в ее управлении. 2. В связи с этим наименование «Украинский Экзархат» упраздняется. 3. Предстоятель Украинской Православной Церкви избирается украинским епископатом и благословляется Святейшим Патриархом Московским и всея Руси. 4. Предстоятель Украинской Православной Церкви носит титул «Митрополит Киевский и всея Украины»».

На следующий день после окончания работы Собора, 28 окт. 1990 г., Патриарх Алексий II прибыл в Киев, чтобы торжественно объявить о независимости УПЦ, даруемой ради преодоления раскола и водворения мира церковного. Однако во время совершения торжественного Патриаршего богослужения в храме Св. Софии в Киеве произошли события, к-рые показали, что разрешить проблемы в церковной жизни Украины путем предоставления УПЦ даже самой высокой степени автономии невозможно. Националистически настроенные политики и их приверженцы, прибывшие в Киев из Зап. Украины, с целью срыва Патриаршего богослужения устроили на Софийской пл. враждебную манифестацию.

22-23 нояб. 1990 г. в Киеве в связи с предоставлением УПЦ статуса независимой и самостоятельной в управлении по решению Синода Украинской Церкви прошел ее 1-й Собор. На нем был принят новый Устав УПЦ, который был рассмотрен 29 окт. 1990 г. на Соборе правосл. епископов Украины.

До распада СССР отношение властей Украинской ССР к конфессиональным проблемам в республике выглядело противоречиво. Коммунистическая номенклатура, стоявшая у власти в Киеве и вост. областях Украины, после 1988 г. относилась к церковным делам в целом индифферентно. Напротив, национально-демократические круги, пришедшие к власти на западе Украины уже в нач. 1990 г., всячески поддерживали униатов и раскольников-автокефалистов. Такая разница в отношении к Церкви тем не менее позволяла локализовать очаг религ. конфликтов в пределах Галиции и не допустить эскалации межконфессиональных распрей на восток Украины. В сер. 1990 г. распространение автокефалистского раскола было приостановлено. Несмотря на то что к этому времени в раскол ушло ок. 1,5 тыс. приходов, ранее находившихся в юрисдикции канонической УПЦ, в 1991 г. ее новые потери были минимальными и положение фактически стабилизировалось. По состоянию на 1 янв. 1991 г. в юрисдикции канонической Церкви пребывала 5031 община. Через полгода их количество оставалось на прежнем уровне.

Но уже летом 1991 г. в расстановке политических сил на Украине произошли большие изменения. После того как в июне 1990 г. Верховным Советом УССР была принята Декларация о гос. суверенитете Украины, все заметнее становилась тенденция к распаду СССР и выходу Украинской Республики из его состава. В таких условиях большая часть партийной номенклатуры в целях сохранения своего положения в быстро меняющихся условиях вступила в альянс с националистическими кругами и изменила политическую ориентацию. Сепаратизм стал уже не только особенностью одних западноукр. политиков, но и идеологией республиканских властей.

Поворотным моментом в отношениях Украины и России стала попытка гос. переворота в авг. 1991 г. в Москве, к-рая ускорила распад СССР и образование на его территории независимых гос-в. Вскоре после августовского путча Украина в одностороннем порядке объявила о выходе из состава СССР. Сменившие политические ориентиры представители бывш. партийной номенклатуры разделили власть с галицкими националистами и сохранили господствующее положение в руководстве независимой Украины. За основу новой гос. идеи в Киеве были приняты давно оформившиеся в Галиции националистические принципы, к-рые с этого времени стали насаждаться по всей стране. Разрыв с Россией стал требованием, настойчиво предъявляемым сверху ко всем сферам жизни - культурной, экономической и церковной в т. ч.

Л. М. Кравчук, к-рый в недавнем прошлом был секретарем ЦК КПУ по идеологии, а в дек. 1991 г. стал 1-м президентом получившей независимость Украины, решил наряду с др. атрибутами независимой укр. государственности добиваться создания независимой УПЦ, к-рая разорвала бы юрисдикционную связь с Москвой. Однако ни раскольническая т. н. Украинская Автокефальная Православная Церковь (УАПЦ), ни тем более УГКЦ, на стороне к-рых были лишь зап. украинцы, диаспора и националистически настроенная часть интеллигенции, не пользовались поддержкой большинства населения страны. Практически все приходы униатов и автокефалистов были в то время сосредоточены на западе Украины. Ни УАПЦ, ни УГКЦ не подходили на роль наиболее влиятельной конфессии Украины, способной поддержать новую власть. Кравчук также сознавал, что УАПЦ и ее глава - «патриарх» Мстислав Скрыпник - не признаны ни одной Поместной Православной Церковью в мире. К тому же Скрыпник постоянно пребывал в США и, как и вся диаспора, не был подконтрольным Президенту Украины политическим партнером.

Кравчук вполне мог рассчитывать на тесный союз с Филаретом, с которым его связывали не только служебные, но и дружеские отношения со времен работы в идеологическом секторе ЦК КПУ. Он понимал, что подавляющее большинство украинцев, несмотря на все перемены в религ. жизни, наступившие в кон. 80-х - нач. 90-х гг., по-прежнему принадлежат к юрисдикции канонической УПЦ. Поэтому он решил добиться автокефального статуса для канонической УПЦ. Кравчук рассчитывал на честолюбивые амбиции митр. Филарета, к-рый в новых условиях мог надеяться стать предстоятелем автокефальной правосл. церкви на Украине, и на зависимость митрополита Киевского от укр. властей. Митр. Филарет, прежде выступавший против полной автокефалии Украинской Церкви, к осени 1991 г. стал активным поборником ее скорейшего достижения. У митр. Филарета имелся еще один мотив для того, чтобы изменить свою линию: в СМИ все чаще стали обвинять его в аморальной личной жизни. Опасаясь возможных прещений со стороны Московского Патриархата, Филарет понимал, что только выход из юрисдикции Московского Патриархата может гарантировать ему безнаказанность.

Впервые митр. Филарет изложил новое видение развития Украинского Православия, выступая на Соборе УПЦ, проходившем 1-3 нояб. 1991 г. в Киеве. В работе Собора приняли участие 95 делегатов, представлявших 22 епархии и 32 мон-ря. Под сильнейшим нажимом Филарета участники Собора приняли Определение по вопросу о полной самостоятельности УПЦ. От имени Собора укр. иерархи обратились к Патриарху Алексию II и епископату РПЦ с просьбой о даровании канонической автокефалии УПЦ. Укр. епископат также просил Патриарха Московского и всея Руси и архиереев Русской Церкви поспособствовать учреждению Киевского Патриархата, что изобличало личные амбиции митр. Филарета. Никто из участников Киевского Собора 1-3 нояб. 1991 г. не решился возразить митр. Филарету: документ единогласно подписали все присутствовавшие на Соборе. Требования, сформулированные в определении, явились отражением новой согласованной политики митр. Филарета и президента Кравчука. В определении отмечалось: «…независимая Церковь в независимом государстве является канонически оправданной и исторически неизбежной...» Помимо Определения об автокефалии епископат УПЦ от имени Собора принял Обращение к Патриарху Алексию II и епископату РПЦ, в к-ром просил о даровании канонической автокефалии Украинской Церкви. В тексте обращения подчеркивалось, что оно исходит от участников Собора, представлявших весь укр. епископат, клир, мирян, мон-ри и духовные учебные заведения УПЦ. Однако, как показали последующие события, число приверженцев автокефалии внутри канонической Церкви было невелико. Укр. епископам было достаточно оказаться в условиях, исключающих давление на них со стороны митр. Филарета, чтобы большинство иерархов высказались против автокефалии, дезавуировав свои прежние выступления в ее поддержку, равно как и свои подписи под решением Собора УПЦ 1-3 нояб. 1991 г.

Вопрос о предоставлении автокефалии УПЦ рассматривался на заседаниях Свящ. Синода РПЦ 25-27 дек. 1991 г. и 18-19 февр. 1992 г. В обоих случаях члены Синода констатировали, что этот вопрос, как исключительно важный для Украинской Церкви, должен быть более обстоятельно рассмотрен на Архиерейском Соборе РПЦ. Митр. Филарета неоднократно приглашали в Москву для участия в заседаниях Синода и разъяснения церковной ситуации на Украине, однако он всякий раз отказывался приезжать, сообщая, что болен. Решение Синода всесторонне рассмотреть этот вопрос на Соборе было оправданным в сложившихся условиях. Попытка уврачевания раскола путем поспешного и неподготовленного образования поместной Украинской Церкви вполне могла обернуться новыми нестроениями в церковной жизни Украины. В случае получения канонической автокефалии не было никаких гарантий относительно возвращения раскольников в лоно Церкви. Кроме того, были очевидны нежелание верующих вост. епархий УПЦ выходить из юрисдикции Московского Патриархата и неприятие ими самой идеи автокефалии, ассоциируемой с проявлением национализма на церковной почве.

Понимая, что круг сторонников автокефалии очень невелик, митр. Филарет отверг все попытки оценить истинное число приверженцев курса на церковную «самостийность». 22 янв. 1992 г. митрополит Киевский собрал Украинское епископское совещание, на к-ром настоял на принятии ультимативного требования о предоставлении автокефалии, адресованного Святейшему Патриарху и Свящ. Синоду РПЦ.

Итогом совещания стало еще одно Обращение к Патриарху, Синоду и всем архиереям Московского Патриархата. В нем утверждалось, что из Москвы в продолжение 3 месяцев не поступило никакого ответа на предыдущее обращение, в связи с чем укр. епископы заявляли о якобы создавшемся у них впечатлении, что положительное решение вопроса об автокефалии в Москве умышленно затягивается. Митр. Филарет намеренно стремился обострить отношения с Московской Патриархией, дабы показать себя укр. патриотом и поборником национальной идеи,- эти качества были необходимы для буд. «патриарха Киевского». С аналогичной целью в обращении от 22 янв. все обвинения в адрес митр. Филарета и сообщения о его безнравственном поведении объявлялись не просто клеветой - критика митрополита Киевского квалифицировалась как «выпады против независимости Украины». Митр. Филарет бросил вызов Московской Патриархии, считая, что поддержка укр. гос. руководства, обеспечившая ему практически единогласное одобрение всех его инициатив со стороны епископата, гарантирует положительное решение вопроса об автокефалии.

В то же время Киевский митрополит в тексте обращения пытался опровергнуть очевидное и доказать, что власти Украины отнюдь не оказывают давления на иерархов УПЦ в направлении получения автокефалии. Не соответствовало действительности и утверждение о том, что все епископы УПЦ единодушны и единомысленны в своем стремлении к автокефалии. 3 архиерея - епископы Донецкий и Славянский Алипий (Погребняк), Черновицкий и Буковинский Онуфрий (Березовский), Тернопольский и Кременецкий Сергий (Генсицкий) - заявили о несогласии с Киевским митрополитом и отказались поставить подписи под обращением о даровании автокефалии. Под давлением митр. Филарета Синод УПЦ сместил епископов Алипия, Сергия и Онуфрия с занимаемых кафедр и заменил их др. архиереями. Произошло это буквально на следующий день после того, как 3 иерарха выразили несогласие с курсом Предстоятеля Украинской Церкви. Филарет объявил о назначении епископов Сергия и Алипия своими викариями, а владыке Онуфрию предписал поменяться местами с еп. Иларионом (Шукало), управлявшим Ивано-Франковской епархией. Т. о., Киевский митрополит надеялся нейтрализовать влияние несогласных с его линией епископов на их паству. Кроме того, с должности наместника Киево-Печерской лавры был смещен архим. Елевферий, т. к. руководимые им монахи не поддержали митр. Филарета.

Чтобы нормализовать ситуацию на Украине, Патриарх Алексий II отправил 4 февр. 1992 г. телеграмму на имя митр. Филарета с просьбой до предстоящего 18-19 февр. 1992 г. заседания Синода РПЦ воздержаться от любых канонических прещений в отношении несогласных с его курсом. В ответ митрополит Киевский заявил: «Прошу Ваше Святейшество и Священный Синод Русской Православной Церкви не принимать никаких постановлений, касающихся внутренней жизни Украинской Православной Церкви...»

Противодействие автокефалистскому курсу митрополита Киевского со стороны 3 укр. архиереев тем не менее мало повлияло на позицию Филарета. 29 янв. 1992 г. обращение епископата УПЦ о даровании автокефалии было доставлено в Москву. Его привезли архиеп. Одесский и Измаильский Лазарь (Швец), епископы Волынский и Луцкий Варфоломей (Ващук) и Львовский и Дрогобычский Андрей (Горак). Накануне заседания Синода Патриарху Алексию II было доставлено и открытое письмо Совета по делам религий при Кабинете министров Украины, которое также содержало настоятельную просьбу предоставить автокефалию УПЦ.

На заседании Свящ. Синода РПЦ, проходившем (без участия митр. Филарета, вновь не прибывшего «по болезни») 18-19 февр. 1992 г., было принято «Послание Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету и епископату Украинской Православной Церкви». В нем выражалось недоумение по поводу инсинуаций с якобы имевшим место умышленным затягиванием РПЦ вопроса об автокефалии УПЦ. В послании укр. епископам говорилось: «Просьба Собора Украинской Православной Церкви о предоставлении «полной канонической самостоятельности» выходит за пределы компетенции Священного Синода и может быть ответственно рассмотрена только на соборном уровне (см.: Устав об управлении Русской Православной Церкви. Разд. II, III, V, XV). Руководствуясь этими уставными нормами, Священный Синод передает поднятый Собором Украинской Православной Церкви вопрос Архиерейскому Собору».

В послании также отвергались беспочвенные обвинения в разжигании церковной смуты на Украине, адресованные Киевским митрополитом Московской Патриархии. Сообщалось также, что на заседании Синода не предлагалось провести на Украине церковный референдум, как утверждалось в обращении укр. епископата, но шла речь лишь о необходимости свободного волеизъявления клира и мирян в соответствии с нормами канонической традиции Православия.

В послании Синоду УПЦ рекомендовалось незамедлительно пересмотреть свое решение от 23 янв. 1992 г. о мерах против епископов, не подписавших обращение о даровании автокефалии. В послании говорилось также о том, что мн. клирики, монашествующие и миряне выразили желание оставаться в лоне Московского Патриархата. Это подтверждало крайнюю сложность и неоднозначность вопроса об автокефалии и необходимость его соборного изучения.

На заседании Свящ. Синода РПЦ 18-19 февр. 1992 г. впервые было заявлено, что в случае действий митр. Филарета, направленных на обретение автокефалии Украинской Церкви неканоническим путем, Московский Патриархат не оставит укр. паству, а примет ее в свою непосредственную юрисдикцию.

Вопрос об автокефалии УПЦ обсуждал Архиерейский Собор РПЦ 31 марта - 5 апр. 1992 г. Открывая работу Собора, Патриарх Алексий II, касаясь темы автокефалии, сказал, что обращение укр. епископата с просьбой о даровании автокефалии и Определение Собора УПЦ от 1-3 нояб. 1991 г. были разосланы всем епархиальным архиереям Московского Патриархата для ознакомления. Епископат РПЦ, по словам Патриарха Алексия II, также изучил повторное, январское, обращение митр. Филарета и укр. архиереев и ответное послание Патриарха и Синода РПЦ от 19 февр. 1992 г.

На Соборе состоялась оживленная дискуссия по вопросу об автокефалии. Проведенная в условиях, исключавших давление извне, она позволила участникам Собора сформировать адекватное представление о церковной жизни на Украине. Мнения, высказанные архиереями по данному вопросу, разделились. Итог обсуждения проблемы автокефалии Украинской Церкви стал поистине сенсационным: не только российские иерархи, но и подавляющее большинство укр. епископов высказались против предоставления полной самостоятельности УПЦ. Большинство архиереев укр. епархий дезавуировали свои подписи, поставленные под обращением с просьбой о даровании автокефалии, т. к. были к тому принуждаемы под страхом прещений со стороны митр. Филарета и притеснений со стороны укр. властей.

Митр. Филарет на Соборе пытался продолжать отстаивать курс на достижение автокефалии. Он говорил о необходимости соответствия между гос. независимостью Украины и автокефальным статусом УПЦ. Но сторонников автокефалии на Соборе выявилось крайне мало: Филарета поддержали лишь неск. архиереев из числа 58 выступавших на Соборе. Телеграммы, присланные в адрес Собора президентом Кравчуком и Кабинетом министров Украины, в которых содержалась настоятельная просьба ускорить положительное решение вопроса об автокефалии УПЦ, большинство архиереев также расценили как попытку вмешательства в жизнь Церкви.

Мн. иерархи обвиняли митр. Филарета в том, что он не только не использовал для блага Церкви и уврачевания раскола предоставленную УПЦ широкую автономию, но и сделал ее орудием укрепления личной власти и произвола против всех несогласных с его курсом. На Соборе стали достоянием гласности факты грубейшего нажима на епископов и клириков с целью принудить их к поддержке линии на достижение автокефалии. Подробности последних конфликтов на этой почве стали широко известны благодаря пикетам, к-рые у московского Данилова муж. мон-ря организовали представители правосл. верующих Украины. Они не только протестовали против автокефалии, но и требовали от Киевского митрополита, запятнавшего себя неблаговидным поведением, уйти на покой. О том же говорили и мн. архиереи на заседаниях Собора. Ульяновский и Мелекесский еп. Прокл (Хазов) подчеркнул, что автокефалия не спасет Православие на Украине, если не будет избран новый Предстоятель УПЦ.

Немногочисленные сторонники автокефалии пытались воспрепятствовать обсуждению поведения Киевского митрополита. Они заявили о недопустимости рассмотрения деятельности митр. Филарета на Соборе в Москве, считая, что этот вопрос касается лишь внутренней жизни УПЦ. Но большинство укр. архиереев, напротив, сочли необходимым свободное обсуждение поведения митр. Филарета именно на Архиерейском Соборе РПЦ, где отсутствовало давление на них со стороны как Киевского митрополита, так и его покровителей из руководства укр. гос-ва.

В ходе дискуссии по вопросу об автокефалии участники Собора констатировали, что сторонников независимости Украинской Церкви крайне мало, а вся кампания за церковную независимость основана исключительно на личных амбициях митр. Филарета, запугавшего епископат и духовенство и принудившего их поддержать идею автокефалии. Поэтому большинство архиереев, выступавших с 1 по 4 апр. 1992 г. на Соборе, высказались категорически против предоставления УПЦ автокефалии на данном этапе. В качестве более действенного средства, направленного на преодоление церковной смуты, архиереи предложили митр. Филарету уйти на покой.

Обсуждение проблемы автокефалии на Соборе постепенно переросло в дискуссию об аморальном поведении Киевского митрополита и его грубых просчетах в управлении Украинской Церковью. Митр. Филарет попытался уйти от соборного обсуждения своей деятельности, заявив, что судить его и разбирать его дело может только укр. епископат, а не Архиерейский Собор РПЦ. Тем не менее большинство иерархов поддержали предложение рассмотреть на Соборе вопрос о смене Предстоятеля УПЦ.

Мнения, изложенные в выступлениях архиереев, участников Собора, обобщил Патриарх Алексий II. Подводя итог дискуссии, Предстоятель РПЦ сказал: «Нас уверяют, что предоставление автокефалии Украинской Православной Церкви решит все вопросы, как ранее нас уверяли в необходимости независимости в управлении и даровании митрополиту титула Блаженнейшего. Но титул Блаженнейшего не спас положения, предоставление независимости и «незалежности» тоже не дало результата. Не вернулись ушедшие в неканоническую автокефалию приходы, раскол укрепился. Возьмем ли мы на себя ответственность за разделение, есть ли у нас уверенность в том, что это принесет благо Святой Церкви? Такой уверенности нет ни у украинского епископата, ни у всего Собора». Патриарх также указал на часто имевшие место факты принуждения к поддержке идеи автокефалии и репрессий против несогласных с митр. Филаретом. Первосвятитель отметил, что попытка увязать решение вопроса о церковном устройстве на Украине с политической конъюнктурой - это путь, на к-ром невозможно нормальное устроение жизни Церкви. В заключение выступления Патриарх Алексий II также обратился к митр. Филарету с просьбой уйти со своего поста ради мира церковного и предоставить епископам Украины возможность избрать нового Предстоятеля УПЦ.

Наконец, митр. Филарет внял многочисленным просьбам об отставке и согласился покинуть Киевскую кафедру. Но при этом он поставил условием своего ухода проведение выборов нового митрополита Киевского и всея Украины в Киеве, что якобы позволяло избежать обвинений во вмешательстве Москвы в дела УПЦ. На это предложение митр. Филарет получил согласие участников Собора. Ему было обещано предоставить для служения иную епархию. Неск. укр. архиереев предупредили Патриарха о том, что обещаниям Филарета верить нельзя. Дабы развеять сомнения, митр. Филарет по настоянию Патриарха перед крестом и Евангелием обещал, что он сложит свои полномочия, как только соберется Собор УПЦ. Митр. Филарет также обещал сразу же после Архиерейского Собора РПЦ провести заседание Синода УПЦ с целью восстановления на своих кафедрах ранее смещенных епископов.

Было принято Определение Архиерейского Собора РПЦ, в к-ром говорилось, что в ходе соборного обсуждения выявилось неоднозначное отношение духовенства и верующих Украины к вопросу об автокефалии. В определении отмечалось, что популярная на западе Украины идея церковной независимости не находит отклика в восточноукр. епархиях, а потому, чтобы выражение воли всей полноты УПЦ было истинным, вопрос о ее полной независимости решено вынести на обсуждение ближайшего Поместного Собора РПЦ. Определение также доводило до сведения верующих, что митр. Филарет подаст в отставку с поста Предстоятеля УПЦ на ближайшем Архиерейском Соборе УПЦ. Аналогичное содержание имело и послание, с к-рым Архиерейский Собор РПЦ обратился к пастырям и пастве УПЦ. Послание призывало всех уклонившихся в автокефалистский раскол к диалогу о восстановлении единства в Церкви.

Хотя планы митр. Филарета добиться автокефалии УПЦ не увенчались успехом на Архиерейском Соборе РПЦ в Москве, он вопреки обещанию не оставил попыток создать на Украине независимую церковную структуру. 7 апр. 1992 г., в день праздника Благовещения, за богослужением в киевском Владимирском соборе Филарет объявил об отказе сложить с себя обязанности Предстоятеля УПЦ. 14 апр. на пресс-конференции в Укринформагентстве он заявил, что Архиерейский Собор в Москве прошел с нарушениями Устава об управлении и регламента РПЦ. Филарет сказал, что на Соборе в Москве его присяга была вынужденной, а потому недействительной. Он, по его словам, был оклеветан и по этой причине отказался уйти в отставку. Митр. Филарет заявил, что намерен оставаться на посту Предстоятеля УПЦ до конца жизни.

Всемерная поддержка противоканоническим действиям митр. Филарета была оказана со стороны администрации президента Кравчука. Тем не менее, когда Филарет призвал укр. архиереев собраться в его киевской резиденции и поддержать его, откликнулся лишь викарий Тернопольской епархии, Почаевский еп. Иаков Панчук, наместник Почаевской лавры, изгнанный братией из обители как сторонник Филарета. Архиереи, к-рые на Архиерейском Соборе в Москве выступали поборниками автокефалии, отказались поддержать Филарета. Лишь спустя неск. месяцев к Филарету примкнул и уклонился в раскол еп. Львовский Андрей (Горак). Большинство верующих также отнеслись к действиям митр. Филарета крайне негативно. Практически во всех храмах Украины прекратилось поминовение Предстоятеля УПЦ за богослужением. Наиболее резко отрицательное отношение к идее автокефалии Украинской Церкви и личности Киевского митрополита выразила Одесская епархия. В обращении к Патриарху Алексию II выражалась просьба принять ее в непосредственное Патриаршее управление.

17 апр. 1992 г. Патриарх Алексий направил митр. Филарету письмо с нарочным, в к-ром просил Киевского митрополита сообщить, соответствует ли действительности распространенная через СМИ информация об изменении его решения оставить пост Предстоятеля Украинской Церкви. Письменного ответа Филарет не дал, от него также не последовало ответа на приглашение прибыть на заседание Свящ. Синода РПЦ, к-рое должно было состояться 6-7 мая 1992 г.

30 апр. 1992 г. в Житомире по инициативе Житомирского и Овручского архиеп. Иова (Тывонюка) состоялось Собрание архиереев, духовенства, монашествующих, представителей правосл. братств и мирян УПЦ. Из числа архиереев помимо архиеп. Иова на собрании присутствовали: митр. Агафангел (Саввин), епископы Кировоградский Василий (Васильцев), Черновицкий Онуфрий (Березовский), Тернопольский Сергий (Генсицкий), Донецкий Алипий (Погребняк). Заявление Киевского митрополита было подвергнуто участниками собрания острой критике, Филарет был обвинен в клевете на Архиерейский Собор и в клятвопреступлении. Собрание потребовало от Киевского митрополита незамедлительной отставки. Участники собрания также заявили, что настаивают на проведении 11 мая 1992 г. Архиерейского Собора УПЦ, с тем чтобы на нем принять отставку митр. Филарета.

Деятельность митр. Филарета стала предметом обсуждения на расширенном заседании Свящ. Синода РПЦ 6-7 мая 1992 г. Филарет на заседание Синода не явился. Члены Синода решительно осудили его заявление по поводу московского Архиерейского Собора как не соответствующее истине и вводящее в заблуждение паству. Синод квалифицировал слова Киевского митрополита как «хулу на соборный разум Церкви, действующий по водительству Святого Духа», и предписал митр. Филарету до 15 мая 1992 г. созвать Архиерейский Собор УПЦ, подать на нем прошение об отставке с поста ее Предстоятеля. В связи с чрезвычайным положением, возникшим в УПЦ по вине ее Первоиерарха, Синод запретил митр. Филарету до Архиерейского Собора УПЦ действовать в качестве ее Предстоятеля, а именно: созывать Синод, рукополагать архиереев, издавать указы и обращения. Исключением мог быть только Собор, на к-ром Филарет должен был подать в отставку. Решением Синода все прещения и наказания, к-рые уже были или могли быть наложены на архиереев, клириков и мирян митрополитом в связи с поддержкой ими постановлений Архиерейского Собора РПЦ 31 марта - 5 апр. 1992 г., объявлялись незаконными и недействительными. Синод предупредил Филарета о том, что в случае неисполнения постановлений Собора и данного решения Синода он будет предан церковному суду. О принятых на Синоде РПЦ решениях укр. паства была извещена Посланием Святейшего Патриарха и Свящ. Синода, в к-ром подчеркивалось, что решения, пресекающие антиканонические действия митр. Филарета, находятся в строгом соответствии с соборными определениями и не являются покушением на самостоятельность УПЦ, дарованную ей Архиерейским Собором РПЦ в окт. 1990 г.

По результатам расширенного заседания Свящ. Синода РПЦ 7 мая 1992 г. была проведена пресс-конференция для представителей СМИ. Патриарх Алексий II сообщил на ней об итогах Архиерейского Собора РПЦ и обрисовал ситуацию, сложившуюся на Украине в результате противоканонических действий митр. Филарета. Митр. Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) отметил, что до 95% верующих и клира УПЦ выступают категорически против дарования ей канонической автокефалии и выхода ее из юрисдикции Московского Патриархата.

Митрополит Киевский не внял призывам прекратить опасную для Церкви раскольническую деятельность. Собора УПЦ, на к-ром Филарет ушел бы в отставку и обеспечил бы избрание ее нового Предстоятеля, он так и не созвал. В связи с этим Свящ. Синод РПЦ, заседавший 21 мая 1992 г. (вновь в отсутствие Филарета, отказавшегося явиться) и имевший суждение о положении в УПЦ, поручил старейшему по хиротонии среди укр. иерархов - митр. Харьковскому и Богодуховскому Никодиму (Руснаку) - незамедлительно созвать и провести до праздника Св. Троицы Архиерейский Собор УПЦ для избрания ее нового Предстоятеля. Свящ. Синод рекомендовал провести выборы тайным голосованием не менее чем из 3 выдвинутых Архиерейским Собором кандидатов. На том же заседании Свящ. Синода было определено, что до выборов нового Предстоятеля УПЦ будет управлять митр. Никодим. В ответ на это 25 мая 1992 г. Филарет отправил на имя Патриарха Алексия сообщение о том, что он считает решения Синода «необоснованными и недееспособными».

26 мая 1992 г. Предстоятель РПЦ направил Филарету еще одну телеграмму, в к-рой возвал к совести архиерея и просил его уйти в отставку. В тот же день Филарет собрал в Киеве своих немногочисленных сторонников, громко назвав свое мероприятие «Всеукраинской конференцией по защите канонических прав Украинской Православной Церкви». Ни одного архиерея в ее составе не было. «Конференция» отвергла решения Свящ. Синода РПЦ от 7 и 21 мая 1992 г. Небольшая группа клириков и мирян, поддержавших Филарета, стремясь вовлечь в церковный конфликт на Украине К-польского Патриарха Варфоломея I, обратилась к нему с посланием, в к-ром заявлялось об отвержении акта 1686 г. о передаче Киевской Митрополии из юрисдикции К-польской Церкви в ведение Московского Патриархата. 30 мая 1992 г. Филарет направил Патриарху Варфоломею послание, в к-ром обвинил Московскую Патриархию в «антиканонической деятельности» и в том, что она «фактически учинила раскол в лоне Украинской Православной Церкви». Филарет просил К-польского Патриарха принять его вместе с ближайшими помощниками под свою юрисдикцию.

Во исполнение Определения Свящ. Синода РПЦ от 21 мая 1992 г. Архиерейский Собор УПЦ собрался 27 мая 1992 г., как и было предписано, под председательством митр. Никодима. На Собор приехали 18 укр. иерархов. Ввиду того что не явившийся на Собор Филарет, поддерживаемый властями Украины, мог воспрепятствовать проведению Собора, используя все имеющиеся в его распоряжении средства - от властных структур до формирований националистических боевиков,- Собор проходил не в Киеве, а в Харькове. Президент Кравчук требовал от руководства Харькова и области воспрепятствовать выборам нового Предстоятеля УПЦ. Тем не менее Собор сместил митр. Филарета с Киевской кафедры и с поста Первоиерарха УПЦ и почислил его за штат с запрещением в священнослужении. Новым Предстоятелем УПЦ епископат в ходе тайного голосования, проходившего в 2 тура, большинством голосов (16 из 18) избрал митр. Ростовского и Новочеркасского Владимира (Сабодана). В соответствии с 3-м пунктом Определения об УПЦ, принятого Архиерейским Собором РПЦ 27-28 окт. 1990 г., Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил митр. Владимира на первосвятительское служение в УПЦ.

На заседании Свящ. Синода РПЦ, к-рое состоялось 28 мая 1992 г., было выражено согласие с решением Архиерейского Собора УПЦ о смещении митр. Филарета и избрании митр. Владимира Предстоятелем УПЦ. Определением Синода для рассмотрения дела митр. Филарета, бывш. Киевского и всея Украины, на 11 июня 1992 г. было назначено провести в Москве Архиерейский Собор РПЦ. Решение Архиерейского Собора УПЦ об избрании митр. Владимира на пост ее Предстоятеля было с одобрением воспринято большинством Поместных Православных Церквей. Предстоятели Церквей вскоре после харьковского Собора направили телеграммы в адрес Патриарха Алексия II с выражением поддержки решений Собора и сообщением о признании митр. Владимира единственным законным первоиерархом УПЦ.

Во исполнение определения Свящ. Синода для рассмотрения деятельности митр. Филарета был созван Архиерейский Собор РПЦ 11 июня 1992 г. Накануне Собора укр. архиереи сделали заявление, в к-ром давалась обстоятельная характеристика противоканонических действий Филарета. Укр. епископы обвинили бывш. Предстоятеля УПЦ в жестоком и высокомерном отношении к архиереям и клирикам. Это квалифицировалось как грубое физическое и духовное насилие, за которое клирик, согласно 27-му прав. св. апостолов, подлежит извержению из сана. Обвинялся митрополит и в соблазне, вносимом в среду верующих своим поведением, что давало повод для поношения и хулы на Церковь со стороны внешнего мира. Подобные действия также подлежали каноническому наказанию в соответствии с 3-м прав. I Вселенского Собора и 5-м прав. Пято-Шестого (Трулльского) Собора. Невыполнение Филаретом обещания созвать в Киеве Архиерейский Собор и подать на нем в отставку, данного перед крестом и Евангелием, было приравнено украинскими епископами к клятвопреступлению. За подобные действия 25-е прав. св. апостолов предусматривает извержение из сана. Под действие 6-го прав. II Вселенского Собора подпадали публичные выступления Филарета через СМИ, направленные на дискредитацию и извращение решений Архиерейского Собора РПЦ, проходившего 31 марта - 5 апр. 1992 г. Они были расценены епископами как клевета и хула на соборный разум Церкви. В заявлении также говорилось: «Митрополит Филарет, проигнорировав решения Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви от 27 мая 1992 года и потеряв совесть пастыря, святотатственно усвоил себе не принадлежащее право на священнодействия в качестве архиерея. В частности, он неоднократно совершал Божественную литургию и рукополагал диаконов, пресвитеров и даже епископов, не имея на то никакого полномочия со стороны Священного Синода». За эти действия бывший первоиерарх подлежал «анафеме пред всем народом» согласно 88-му прав. св. Василия Великого и 28-му прав. св. апостолов. В совокупности действия Филарета епископы расценили как учинение раскола в Церкви, что наказывается лишением сана на основании 15-го прав. Двукратного Собора. Укр. архиереи, изложив эти аргументы, настоятельно просили Архиерейский Собор РПЦ «принять в отношении митрополита Филарета, как сознательного нарушителя церковного благочестия и канонического порядка, строгие меры взыскания, как того требуют священные каноны...»

Архиерейский Собор РПЦ, созванный для суждения о противоканонической деятельности митр. Филарета и ее последствиях, проходил в московском Даниловом мон-ре. Троекратно приглашавшийся на Собор Филарет так и не прибыл на его заседания; вместе с еп. Почаевским Иаковом он объявил о неподчинении Собору, подтвердив тем самым свой окончательный разрыв с Церковью и уход в раскол. На суд Архиерейского Собора было представлено заявление укр. епископата, подписанное 16 иерархами. Собор принял его в качестве иска и постановил, что судебную власть по делу митр. Филарета применит полнота Архиерейского Собора на настоящем его заседании. В ходе состоявшегося после этого судебного разбирательства участники Собора признали, что обвинения в адрес митр. Филарета, изложенные в заявлении, соответствуют истине. Архиереи Украинской Церкви и епископы, ранее проходившие служение на Украине, свидетельскими показаниями подтвердили достоверность всех пунктов обвинения, выдвинутых против Филарета. Ими были подтверждены следующие преступления бывшего предстоятеля Украинской Церкви: авторитарные методы управления Украинской Церковью и Киевской епархией, игнорирование соборного голоса Церкви, проявления жестокости и высокомерия в отношениях с собратьями по архипастырскому служению, клириками и мирянами, отсутствие сострадания и христианской любви; образ жизни, не соответствующий требованиям канонов и бросающий тень на Церковь; клятвопреступление, выразившееся в нарушении слова, данного перед крестом и Евангелием; сознательное извращение подлинных решений Архиерейского Собора, хула и клевета на Собор и тем самым на правосл. Церковь; совершение священнодействий, в т. ч. диаконских, пресвитерских и епископских хиротоний, в состоянии канонического запрещения; единоличное присвоение соборной власти, выразившееся в угрозе наложения прещения на архиереев, к-рые, действуя в соответствии с канонами и Уставом УПЦ, приняли на Архиерейском Соборе в Харькове 27 мая 1992 г. решение о смещении его с поста митрополита Киевского и всея Украины с запрещением в служении; учинение раскола в Церкви незаконным рукоположением новых епископов и назначением их на кафедры, занятые каноническими архиереями, и иными преступными действиями.

Было проведено голосование, по итогам которого Собор постановил: «1. Извергнуть митрополита Филарета (Денисенко) из сущего сана, лишив его всех степеней священства и всех прав, связанных с пребыванием в клире. 2. Считать все рукоположения в сан диакона, пресвитера и епископа, совершенные митрополитом Филаретом в запрещенном состоянии с 27 мая с. г., а также все прещения, наложенные им на клириков и мирян с 6 мая с. г., незаконными и недействительными. 3. Извергнуть из сана епископа Почаевского Иакова (Панчука) за соучастие в антиканонических действиях бывшего митрополита Киевского Филарета, лишив его всех степеней священства. 4. Решения Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о извержении митрополита Филарета (Денисенко) и епископа Иакова (Панчука) из сущего сана и о лишении их всех степеней священства довести до сведения Предстоятелей всех Поместных Православных Церквей».

Архиерейский Собор обратился с Посланием к пастырям и верным чадам УПЦ, оповещавшим о том, что в укр. Православии возник новый раскол. До ведома верующих доводились решения Собора. Особо отмечалось в послании, что извержение из сана Филарета (Денисенко) и Иакова (Панчука) никоим образом не связано с принципиальным отношением к проблеме автокефалии Украинской Церкви, которая станет предметом рассмотрения на Поместном Соборе РПЦ. Участники Собора подтвердили стремление решить вопрос об автокефалии на основе свободного волеизъявления верующих. Наличие архиереев, выступавших за предоставление УПЦ канонической автокефалии, среди епископов, осудивших Филарета и Иакова, было подтверждением того, что последние понесли наказание не за свои убеждения, а за направленные против Церкви действия. В послании также содержалось предупреждение о том, что «все миряне, которые отныне будут вступать в церковное общение с бывшими митрополитом Филаретом (Денисенко) и епископом Иаковом (Панчуком), подвергают себя отлучению от Церкви, а клирики - извержению из сана» в соответствии с 4-м прав. Антиохийского Собора и 2-м прав. св. апостолов.

Лишенный священного сана, Филарет стал искать опору не только у гос. власти Украины, но и у откровенно экстремистских сил, прежде всего боевиков из молодежной националистической орг-ции УНА-УНСО (Украинская национальная ассамблея - Украинская национальная самооборона). Именно последние вместе с милицией преградили доступ в митрополичью резиденцию делегации представителей канонической Церкви, к-рые пришли принять дела у низложенного Филарета. То же самое повторилось и у входа в кафедральный Владимирский собор, когда туда приехал новоизбранный Предстоятель УПЦ - митр. Киевский и всея Украины Владимир, восторженно встреченный правосл. киевлянами. Боевики из УНА-УНСО перекрыли подступы к храму и забаррикадировались изнутри. Чтобы избежать кровопролития, митр. Владимир призвал православных не применять силу и отправился в Киево-Печерскую Успенскую лавру. Т. о., УПЦ лишилась Владимирского собора и хранящихся в нем святынь - мощей св. вмц. Варвары и сщмч. Макария, митр. Киевского. В наст. время этот храм остается в руках Д. и его приверженцев.

При поддержке президента Кравчука Филарет сохранил за собой контроль за денежными средствами УПЦ. Президентскими указами были устранены с постов чиновники, к-рые отказывали Филарету в поддержке. В их числе оказался и председатель Совета по делам религий Н. А. Колесник, его место занял А. Зинченко, поддерживавший Филарета. Кравчук и Зинченко объявили незаконными решения харьковского Архиерейского Собора УПЦ. Президиум Верховной Рады Украины по инициативе депутата Д. В. Павлычко (греко-католика по вероисповеданию) принял заявление, в к-ром харьковский Собор объявлялся не только незаконным, но и неканоническим. В то же время вопреки негласному приказу властей о поддержке филаретовцев далеко не все структуры МВД были на стороне Д. Так, когда накануне приезда митр. Киевского и всея Украины Владимира в Киев боевики из УНА-УНСО совершили нападение на Киево-Печерскую лавру и пытались штурмом овладеть мон-рем, монахи и верующие отбили их натиск совместно с подразделением ОМОН «Беркут», прибывшим для обороны лавры от националистов.

Несмотря на поддержку властей и большие финансовые возможности, Филарет оказался в полной изоляции со стороны канонического Православия. В создавшейся ситуации для него оставался один выход - пойти на объединение с УАПЦ, которую он недавно обличал как раскольническую. Для того чтобы снять напряжение в отношениях с гос. властью и избежать обвинений в незаконности, правосл. иерархи во главе с митр. Киевским и всея Украины Владимиром решили провести новый Собор УПЦ в стенах Киево-Печерской лавры. Назначен он был на 27 июня 1992 г. Собор был призван еще раз подтвердить решения харьковского Собора. Зная о планах проведения Собора канонической Церкви, Филарет решил опередить события и при поддержке властей Украины объединиться с УАПЦ в одну конфессию - «Украинская православная церковь - Киевский патриархат» (иначе - Украинская православная церковь Киевского патриархата, или УПЦ КП). Создание УПЦ КП юридически ликвидировало как УАПЦ, так и УПЦ (представленную в объединительной акции лишь Д. и Иаковом (Панчуком)). Филарет надеялся, что тем самым каноническая Церковь, наибольшая по численности приходов и приверженцев конфессия Украины, с момента «объединения» окажется вне закона и потеряет все права.

Без ведома престарелого «патриарха» УАПЦ Мстислава Скрыпника при поддержке властей и содействии депутатов-националистов между Филаретом и представителями УАПЦ состоялись переговоры об объединении. Этому в значительной мере способствовало то, что в июне 1992 г. на соборе УАПЦ в Киеве управляющему делами УАПЦ «митрополиту» Антонию (Масендичу) были предоставлены исключительные полномочия и было разрешено принимать в отсутствие Мстислава наиболее важные решения самостоятельно, хотя и после предварительной телефонной консультации с пребывавшим в США «патриархом». По словам Антония (Масендича), на «епископат» УАПЦ оказали сильное давление депутаты Верховной Рады Павлычко, Н. Скорик, Л. Червоный, В. Поровский, Тернопольский и др., к-рые настаивали на объединении с Филаретом, ссылаясь при этом на распоряжение президента Кравчука. «Архиереи» УАПЦ Василий Романюк (пострижен в УАПЦ в монашество с именем Владимир), Спиридон Бабский и Антоний (Масендич) неоднократно встречались с Филаретом и обсуждали условия возможного союза. Филарет требовал 25 июня созвать «объединительный собор», с тем чтобы опередить открытие Собора канонической Церкви и 26 июня совершить совместную службу с «иерархами» УАПЦ; для проведения службы правительство обещало предоставить Софийский собор.

25 июня 1992 г. в Киев для участия в соборе УАПЦ прибыли ее раскольнические «архиереи», за исключением «епископов» Тернопольского Василия Боднарчука и Львовского Петра Петруся. На собор также явились экстремистски настроенные депутаты Верховной Рады, которые в ультимативной форме потребовали от «епископов» УАПЦ объединиться с Филаретом, угрожая в противном случае расправой. Тем не менее 3 «епископа» УАПЦ: Андрей Абрамчук, Антоний (Фиалко) и Николай (Грох) - покинули собрание, отказавшись от объединения с Филаретом. Позже Абрамчук все-таки вошел в состав УПЦ КП, а Антоний (Фиалко) и Николай (Грох) принесли покаяние и после получения законной хиротонии стали каноническими епископами в УПЦ. Впосл. к ним также присоединился Пантелеимон (Романовский).

На мероприятии, которое его организаторы назвали «Всеукраинский православный собор», было постановлено «объединить Украинскую Православную Церковь и Украинскую Автокефальную Православную Церковь в единую Украинскую Православную Церковь - Киевский Патриархат». УПЦ КП была объявлена правопреемницей УПЦ и УАПЦ, всех их средств, имущества, включая храмы, мон-ри, учебные заведения и банковские счета. Главой УПЦ КП номинально был объявлен «патриарх» Мстислав Скрыпник. Одновременно было решено «в связи с крайней необходимостью укрепления руководства Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата, учитывая пребывание Патриарха Мстислава за рубежами Украины, а также его возраст (94 года), что усложняет руководство Церковью, ввести должность Заместителя Патриарха Киевского Патриаршего Престола» и «утвердить Заместителем Патриарха Блаженнейшего Филарета, Митрополита Киевского и всея Украины». Управляющим делами УПЦ КП стал Антоний (Масендич). Помимо «Синода» была также образована «Высшая церковная рада» УПЦ КП, в состав к-рой помимо 4 наиболее влиятельных раскольнических «протоиереев» вошли народные депутаты Червоный, О. Шевченко и Поровский, известные своими экстремистскими убеждениями. 26 июня 1992 г. была совершена торжественная служба по случаю образования УПЦ КП. Бывший митрополит вместе с «иерархами» УАПЦ совместно отслужили молебен и литургию в Софийском соборе. Акция раскольников завершилась снятием анафемы с гетмана Ивана Мазепы.

Менее чем через 2 года после объединения с УАПЦ Антоний (Масендич), принеся покаяние и вернувшись в лоно канонической Церкви, назвал собор УПЦ КП «нелегитимным и незаконным», «совершенно не соответствующим канонам Православия». Такой же т. зр. придерживался и Генеральный прокурор Украины В. Шишкин, осмелившийся опротестовать «объединительный собор» и поставивший под сомнение легитимность новоявленной УПЦ КП. Однако он был снят с поста президентом Кравчуком. «Всеукраинский собор», организованный Филаретом, действительно проходил вопреки воле подавляющего большинства тех, от лица кого совершалось «объединение», причем с обеих сторон. Ни единого епископа УПЦ, которую якобы представлял Филарет, на соборе не было. Со стороны УАПЦ также далеко не все были согласны пойти на союз с Филаретом. Среди противников этого альянса был и сам глава УАПЦ «патриарх» Мстислав. Узнав об образовании УПЦ КП, Мстислав долго не хотел признавать новую «церковь», и лишь с большим трудом его удалось уговорить встать во главе УПЦ КП, к-рой в реальности руководил Филарет.

26 июня 1992 г. в Киево-Печерской лавре состоялся Архиерейский Собор УПЦ. Он признал Архиерейский Собор, проходивший 27-28 мая 1992 г. в Харькове, каноническим и законным и утвердил все его деяния. Собор утвердил избрание Предстоятелем УПЦ митр. Владимира (Сабодана) и призвал к единству всех верующих в связи с антиканонической деятельностью Филарета. Т. н. объединение, состоявшееся 25 июня 1992 г., рассматривалось как личное дело Филарета и объявлялось не имеющим никакого отношения к УПЦ. Собор признал недопустимыми вмешательство гос. властей Украины в церковные дела и поддержку, оказываемую ими раскольникам, и обратился к судебным инстанциям Украины с просьбой положить конец беззаконным действиям Филарета. К постановлению Собора было добавлено за подписью управляющего делами УПЦ Житомирского и Овручского архиеп. Иова (Тывонюка) особое приложение. В нем содержалось обращение к органам прокуратуры с просьбой о возбуждении против Филарета уголовного дела по факту присвоения им имущества и денежных средств УПЦ. Однако реакции на это заявление от прокуратуры не последовало. Администрация Киева также не откликнулась на просьбу о возвращении канонической Церкви Владимирского собора и митрополичьей резиденции. Возмущение правосл. общественности произволом, творимым Филаретом, было столь велико, что Кравчук был вынужден принять митр. Владимира по окончании Собора и признать полную законность его избрания и легитимность УПЦ.

После создания УПЦ КП Филарет и Антоний (Масендич) ездили в Стамбул к Патриарху К-польскому Варфоломею I с намерением добиться от него признания статуса автокефальной Поместной Церкви. Однако, приняв раскольников, Патриарх не оказал им поддержки. Отказал он и в выдаче св. мира для УПЦ КП. Одновременно Патриарх Московский и всея Руси Алексий II обратился с письмом к К-польскому Патриарху Варфоломею, в к-ром изложил церковную ситуацию на Украине, возникшую в связи с раскольнической деятельностью Филарета. Предстоятель Русской Церкви выражал надежду, что Патриарх Варфоломей не допустит распространения раскола и не окажет поддержки раскольникам. В ответ из Стамбула в Москву поступило сообщение о том, что литургического общения Патриарха Варфоломея с укр. раскольниками не было. 26 авг. 1992 г. К-польский Патриарх известил Патриарха Московского о признании митр. Владимира (Сабодана) единственным законным Предстоятелем УПЦ и о поддержке решения о лишении Филарета священного сана.

К кон. 1992 г. «патриарх» Мстислав изменил отношение к УПЦ КП и объявил объединительную акцию Филарета и Антония (Масендича) их частным делом. Скрыпник признал факт лишения сана Филарета Московским Патриархатом и в свою очередь объявил лишенными сана Антония (Масендича) и Владимира Романюка - главных инициаторов создания УПЦ КП. Однако эти акты пребывавшего в США «патриарха Киевского» не были обнародованы на Украине.

Филарет, прежде заявлявший, что УАПЦ - это «канализация, куда текут все нечистоты», теперь возглавил автокефалистский раскол, оттеснив от управления его первоначальных лидеров - Мстислава Скрыпника и Антония (Масендича). Ранее почти не умевший говорить по-украински, теперь Филарет старался подчеркнуть приверженность националистическим убеждениям. Показателем доминирующего положения Филарета в УПЦ КП стала весьма необычная акция, предпринятая им вскоре после «объединительного собора»: изверженный из сана бывш. митрополит Киевский заново рукоположил большинство «архиереев», перешедших под его начало из УАПЦ. При поддержке президента Кравчука и депутатов-националистов Тернопольского, Поровского, Червоного, Скорика и др. УПЦ КП стала крайне агрессивно действовать против канонической Церкви и расширять свою структуру на всей территории Украины. Несмотря на то что вне Зап. Украины раскол не находил поддержки у большинства правосл. населения, здесь при содействии гос. властей УПЦ КП передавались храмовые здания. Нек-рые храмы УПЦ были захвачены при помощи боевиков УНА-УНСО и др. экстремистских формирований, к-рым Филарет стал активно покровительствовать. Во 2-й пол. 1992 - нач. 1993 г. при поддержке националистических политиков приверженцы УПЦ КП организовали серию захватов правосл. храмов: были захвачены кафедральные соборы в Луцке, Ровно и храмы в ряде др. городов. Неск. раз боевики из УНА-УНСО пытались захватить Киево-Печерскую лавру, но монахам и мирянам удавалось ее отстоять.

Чтобы обеспечить себе господствующее положение в УПЦ КП, Филарет назначал на ключевые посты в раскольническом сообществе своих ставленников. С этой целью «заместитель патриарха» проводил многочисленные «епископские хиротонии». Нередко филаретовских «епископов» ставили на кафедры, которые существовали в УПЦ КП практически номинально: за пределами Зап. Украины мн. епархии раскольников включали лишь по неск. приходов, и то, как правило, малочисленных. Так, напр., к 1 янв. 1993 г. в Днепропетровской и Полтавской епархиях УПЦ КП было всего по 5 приходов, в Житомирской и Харьковской - по 4, в Запорожской и Одесской - по 3, в Сумской - 2, в Донецкой, Кировоградской и Луганской - по 1 религиозной общине. Новые «епископы», ставленники Филарета, в короткий срок заняли в УПЦ КП доминирующее положение и оттеснили «архиереев», начинавших деятельность в УАПЦ. Прежний авторитарный стиль церковного руководства Филарет демонстрировал и в новых условиях. Мн. «епископы» УПЦ КП не пожелали терпеть произвола «заместителя патриарха» и стали приносить покаяние, возвращаясь в лоно канонической Церкви. Только за 1,5 года, прошедшие с момента создания УПЦ КП, ее покинуло 12 раскольнических «архиереев», в т. ч. один из создателей УПЦ КП Антоний (Масендич).

Внутри УПЦ КП далеко не все были согласны с узурпацией власти Филаретом. Против диктатуры «заместителя патриарха» выступали прежде всего идейные националисты, понимавшие, что Филарет примкнул к расколу лишь из конъюнктурных соображений. Раскольники из зарубежной укр. диаспоры после смерти Скрыпника не захотели оставаться в юрисдикции УПЦ КП и, избрав своим главой митр. Константина (Багана), вскоре перешли в юрисдикцию К-польского Патриархата. На Украине недовольные тем, что идею автокефалии «оседлал» Филарет, сплотились вокруг «архиепископа Львовского» Петра Петруся и «протоиерея» Владимира Яремы. Большинство западноукраинских раскольничьих приходов отказалось подчиняться Филарету, они настаивали на восстановлении УАПЦ. УПЦ КП покинуло свыше 1/3 общего числа ее приходов. Фактически весной 1993 г. на Украине оформились 2 самостоятельные раскольнические конфессии, причем обе формально возглавлялись «патриархом» Мстиславом, но управлялись совершенно др. лицами. Окончательное восстановление УАПЦ и ее полное размежевание с УПЦ КП произошло после смерти Скрыпника (11 июня 1993).

Кончина Мстислава поставила перед обеими группировками автокефалистов вопрос о его преемнике, что неминуемо приводило к появлению 2 новых «патриархов Киевских». В УАПЦ, возрожденной после смерти Скрыпника, «патриархом» стал один из зачинателей автокефалистского раскола кон. 80-х гг. XX в. львовский прот. Владимир Ярема (пострижен в монашество с именем Димитрий). 7 сент. 1993 г. «Второй поместный собор УАПЦ» избрал Димитрия «патриархом Киевским» и главой УАПЦ.

Но несмотря на стремление Филарета стать «патриархом», в рядах УПЦ КП образовалась значительная партия противников его избрания. Они понимали, что Филарет необходим УПЦ КП как гарант благоприятного отношения к ней со стороны властей, но вместе с тем полагали, что его избрание на «патриаршество» оттолкнет многих от раскола. Эта группа лиц была склонна избрать «патриархом» какого-то иного деятеля, но при этом соглашалась сохранить реальную власть в УПЦ КП за Филаретом. Оппозицию Филарету в УПЦ КП возглавил Антоний (Масендич). Несмотря на поддержку депутатов Верховной Рады и председателя Совета по делам религий Зинченко, Филарет не смог стать «патриаршим местоблюстителем» и согласился на избрание таковым 14 июня 1993 г. Владимира Романюка. Выборы нового «патриарха» УПЦ КП были отложены до осени. 21-24 окт. 1993 г. в Киеве состоялся новый собор УПЦ КП. На соборе народные депутаты Поровский, Червоный и Скорик требовали избрания Филарета «патриархом». В знак протеста Антоний и неск. др. «архиереев» УПЦ КП покинули собор. Эта акция подействовала, и 23 окт. 1993 г. «патриархом Киевским» был избран «местоблюститель» Владимир Романюк. Филарет же по-прежнему остался «Блаженнейшим митрополитом Киевским» и «заместителем патриарха Киевского и всея Руси-Украины». Свящ. Синод РПЦ отозвался на возникновение 2 раскольничьих «патриархатов» постановлениями, которые были приняты на заседании 1 нояб. 1993 г. Синод определил считать избрания обоих «Киевских патриархов» самочинными, а лиц, дерзнувших незаконно присвоить патриарший сан, святотатцами, принявшими смертный грех на души.

Избрание на «патриаршество» Романюка мало изменило ситуацию внутри УПЦ КП. Новый «патриарх» находился в полной зависимости от своего «заместителя», к-рый в реальности по-прежнему руководил УПЦ КП. Филарет свободно распоряжался всеми финансами УПЦ КП, для чего организовал специальный «Банк Киевского патриархата». Из средств УПЦ КП финансировались не только отдельные политики, но и политические движения, сотрудничество с к-рыми было выгодно Филарету. Он по-прежнему покровительствовал боевикам-националистам из УНА-УНСО, создал в УПЦ КП собственные силовые структуры на базе своей бывш. охраны, официально оформив ее как квазицерковную организацию «Чин святителя Илариона».

УПЦ КП стала прибежищем для раскольников, к-рые были отторгнуты от различных Поместных Православных Церквей. Так, напр., в лоно «Киевского патриархата» были приняты представители «Украинской автокефальной православной церкви соборноправной» - одной из американских ветвей УАПЦ, организованной в 1942 г. и после второй мировой войны следовавшей принципам, на к-рых строилась «самосвятская» УАПЦ Василия Липковского. К УПЦ КП некоторое время примыкала раскольническая группа «митрополита» Миланского Евлогия - «митрополия Западной Европы и Канады». В состав УПЦ КП также вошли нек-рые раскольнические приходы на территории России. В частности, в 1994 г. в УПЦ КП была создана Курско-Обоянская епархия, в 1996 г.- Сибирская, в подмосковном Ногинске на протяжении неск. лет существовала Богородская епархия. К УПЦ КП также присоединилось несколько раскольнических «архиереев» в Греции. Филарет вступил в общение с раскольническими сообществами, существующими в Болгарии и Черногории.

Владимир Романюк очень непродолжительное время являлся «патриархом Киевским». Он скончался 14 июля 1995 г. на 70-м году жизни при весьма неясных обстоятельствах, к-рые заставили усомниться в естественном характере смерти главы УПЦ КП. В частности, сообщалось о том, что незадолго до кончины Романюка осложнились его отношения с Филаретом, поскольку глава УПЦ КП пытался инициировать расследование финансовой деятельности контролируемого Филаретом банка УПЦ КП. Романюк также собирался осуществить комплексную проверку финансово-хозяйственной деятельности Киевской епархии УПЦ КП, к-рую возглавлял Филарет, и с этой целью обратился за содействием в Управление внутренних дел Киева. Владимир беспокоился за личную безопасность. В апр. 1995 г. он обратился в правоохранительные органы с просьбой выделить ему охрану, отмечая, что он подвергается грубому нажиму со стороны Филарета и его окружения. Накануне состоявшегося 20 мая 1995 г. синода УПЦ КП Романюк вновь обращался в органы МВД с просьбой обеспечить его безопасность, т. к. боялся реакции Филарета на планируемое «патриархом» упразднение должности «заместителя патриарха», занимаемой Филаретом. Тем не менее его приверженцы в агрессивной и грубой форме принудили «патриарха» отказаться от намерения снять Филарета с поста «заместителя».

Похороны «патриарха» Владимира Романюка, проходившие 18 июля 1995 г., Филарет использовал для привлечения внимания к УПЦ КП и демонстрации ее силы и амбиций всему укр. обществу. Его провокационные действия привели к серьезным беспорядкам у стен собора Св. Софии в Киеве, в результате к-рых пострадало множество людей. Филарет сделал все, чтобы его образ как горячего поборника автокефалистского движения и ревнителя памяти почившего «патриарха» стал заметен накануне выборов нового главы УПЦ КП. Эти драматические события не помешали лидеру раскольников выступить с заявлениями, в к-рых он вновь потребовал от властей Украины признать УПЦ КП «национальной церковью» и передать ей главнейшие храмы Украины. В авг. 1995 г. Архиерейский Собор канонической УПЦ, состоявшийся в Киево-Печерской лавре, оценил июльские события на Софийской пл. как провокацию, связанную с похоронами «патриарха» Владимира, в очередной раз подтвердившую, что «Киевский патриархат» - орг-ция не религиозная, а политическая, которая ведет народ к противостоянию и разделению. Архиереи УПЦ обратились с призывом к братьям, пребывающим в расколе, покаяться и вернуться в лоно Матери-Церкви.

Вскоре после кончины Романюка Филарет, несмотря на протесты значительной части «епископата» УПЦ КП, был объявлен «патриаршим местоблюстителем». Против его избрания на «патриаршество» выступила группа «иерархов» во главе с «митрополитом Галицким» Андреем Абрамчуком. Оппозицию составили «епископы», недовольные тем, что Филарет возглавил автокефалистское движение и сделал из него средство для достижения политического влияния и материального обогащения. «Иерархи», не ушедшие из УПЦ КП в УАПЦ после смерти Мстислава Скрыпника в 1993 г., смирились с лидирующей ролью Филарета в УПЦ КП, считая, что это обеспечит поддержку конфессии со стороны гос. власти. Однако к 1995 г. политическая конъюнктура изменилась: Кравчука на посту Президента Украины сменил Л. Д. Кучма, к-рый стал более сдержанно, чем его предшественник, относиться к УПЦ КП. Оппозиционно настроенные «архиереи» теперь были склонны видеть в Филарете фигуру, к-рая дискредитировала идею автокефалии. Многие понимали, что любые переговоры о возможном объединении с канонической Церковью и УАПЦ будут обречены на провал, если УПЦ КП в качестве «патриарха» возглавит Филарет.

Накануне «поместного собора» УПЦ КП, к-рый должен был избрать нового «патриарха», 4 «иерарха» УПЦ КП - «митрополит Галицкий», управляющий Ивано-Франковской епархией Андрей Абрамчук; «архиепископ» Тернопольский и Бучацкий Василий Боднарчук; «архиепископ» Нежинский и Брацлавский Роман Балащук; «епископ» Хмельницкий и Каменец-Подольский, управляющий делами УПЦ КП Мефодий Кудряков - заявили о выходе из состава УПЦ КП и переходе в УАПЦ вместе со своими епархиями. В общей сложности за ними в УАПЦ ушло более чем 700 (по др. сведениям, свыше 900) приходов, т. е. ок. 40-50% всех общин УПЦ КП, к-рая на 1 янв. 1995 г., по данным Госкомрелигии Украины, насчитывала 1753 прихода. 19 окт. 1995 г. состоялся «архиерейский собор» УПЦ КП, в работе которого помимо 25 «архиереев», представлявших 27 епархий (в т. ч. 7 находившихся за пределами Украины), приняли участие члены «Высшей церковной рады». «Архиерейский собор» УПЦ КП выдвинул 9 кандидатов для предстоящих выборов «патриарха», но все они, кроме Филарета, сняли свои кандидатуры. «Поместный собор» УПЦ КП, заседавший 20-21 окт. 1995 г. во Владимирском соборе в Киеве, избрал Филарета 3-м по счету «патриархом» УПЦ КП.

В связи с тем что Филарет, бывш. митрополит Киевский и всея Украины, не внял неоднократно обращаемым к нему со стороны священноначалия канонической Церкви призывам покаяться и прекратить раскольническую деятельность, Архиерейский Собор РПЦ 18-23 февр. 1997 г. в Москве своим определением отлучил мон. Филарета от Церкви и предал его анафеме.

К наст. времени ситуация, которая сложилась в УПЦ КП в сер. 90-х гг. XX в., в целом мало изменилась. Д. ныне продолжает оставаться самопровозглашенным «патриархом Киевским» и возглавлять раскольническое сообщество, где не произошло существенных перемен.

Ист.: Определения Свящ. Синода // ЖМП. 1990. № 2. С. 4-5; Обращение архиереев Укр. Экзархата к духовенству, монашествующим и всем верующим Укр. Экзархата // Там же. № 3. С. 7-8; Определения Поместного Собора РПЦ // Там же. № 9. С. 6-9; Послания Святейшего Патриарха Алексия II // Там же. № 12. С. 4-6; Док-ты Архиерейского Собора РПЦ, 25-27 окт. 1990 г.: Определение об УПЦ // Там же. 1991. № 2. С. 2; Грамота Алексия II, Божией милостию Патриарха Московского и всея Руси, митр. Киевскому и всея Украины Филарету // Там же. С. 11; Заявление-протест Президенту Украины Л. М. Кравчуку Свящ. Синода УПЦ // Вестн. РХД. 1992. № 165. С. 267-268; Определения Собора УПЦ по вопросу полной самостоятельности УПЦ, 1-3 нояб. 1991 г. // ЖМП. 1992. № 3. Ч. офиц. С. 3-4; Обращение епископата УПЦ к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II и епископату РПЦ // Там же. С. 4-5; Обращение епископов УПЦ к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, Свящ. Синоду и всем архиереям РПЦ // Там же. № 4. Ч. офиц. С. 5; Послание Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Свящ. Синода РПЦ митр. Киевскому и всея Украины Филарету и епископату УПЦ // Там же. С. 6-7; Слово Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на открытии Архиерейского Собора РПЦ, 31 марта 1992 г. // Там же. № 6. Офиц. хроника. С. IV-VII; Определение Архиерейского Собора РПЦ // Там же. С. XI-XII; Послание Архиерейского Собора РПЦ пастырям и пастве Правосл. Украины // Там же. С. ХII; Ответное письмо Президенту Украины Л. М. Кравчуку // Там же. С. XVI; Из выступлений участников Архиерейского Собора РПЦ // Там же. № 7. С. 11-20; № 8. С. 3-7; Определения Свящ. Синода // Там же. № 7. Офиц. хроника. С. VIII-IX; Определения Свящ. Синода // Там же. № 8. Офиц. хроника. С. II-III; Определения Архиерейского Собора РПЦ, 11 июня 1992 г. // Там же. С. VII-VIII; Судебное деяние Архиерейского Собора РПЦ, 11 июня 1992 г. // Там же. С. IХ-Х; Послание Архиерейского Собора РПЦ пастырям и верным чадам УПЦ // Там же. С. ХI-ХII; Отклики Предстоятелей Поместных Правосл. Церквей на избрание Митр. Киевского и всея Украины Владимира // Там же. № 9. Офиц. хроника. С. VII-VIII; Постановления Собора УПЦ, 26 июня 1992 г., Киево-Печерская Лавра // Там же. № 10. Офиц. хроника. С. VII-VIII; Обращение Собора УПЦ к Президенту Украины Л. М. Кравчуку // Там же. С. IX-X; Архиерейский Собор РПЦ, 18-23 февр. 1997 г. М., 1997.
Лит.: Наречение и хиротония архим. Филарета (Денисенко) // ЖМП. 1962. № 3. С. 11-16; Архиерейский Собор РПЦ, 30-31 янв. 1990 г. // Там же. 1990. № 5. С. 4-12; Патриарший Местоблюститель Митрополит Киевский и Галицкий Филарет, Экзарх всея Украины: Биогр. // Там же. № 7. С. 5-6; Владимир (Сабодан), митр. Ростовский и Новочеркасский. Интервью // Там же. С. 9; Визит Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Украину // Там же. № 12. С. 14-18; Первосвятительский визит в Киев // Там же. 1991. № 2. С. 15-17; Гавриленко З. Первый Собор УПЦ // Там же. № 4. С. 8-9; Добровольский М. Положение церк. дел на Украине // Вестн. РХД. 1992. № 165. С. 238-247; Архиерейский Собор РПЦ // ЖМП. 1992. № 6. Офиц. хроника. С. II; Пресс-конференция Святейшего Патриарха Алексия II // Там же. № 7. Офиц. хроника. С. XI-XII; Архиерейский Собор РПЦ // Там же. № 8. Офиц. хроника. С. IV-VI; К церковной ситуации на Украине // Там же. № 9. Офиц. хроника. С. VIII-IX; Украïнська автокефальна церква: Iсторичний нарис про церковний розкол на Украïнi. Почаïв, 1995; Зарiчний О. Митр. Фiларет. Львiв, 1995; Лоза А. Чи iснує Украïнська Правосл. Церква - Киïвський Патрiархат? // Правосл. вiсник. 1996. № 1. С. 43-55; Блажейовський Д. Iєрархiя Киïвськоï Церкви. Львiв, 1996; Цыпин. История РЦ; Петрушко В. И. Автокефалистские расколы на Украине в постсоветский период: 1989-1997. М., 1998; Феодосiй (Дикун), митр. На захист Правосл. Церкви вiд фiларетiвського розколу. Житомир, 1997; Драбинко А. Православие в посттоталитарной Украине: Вехи истории. К., 2002.
В. И. Петрушко
Ключевые слова:
Денисенко Михаил Антонович [в монашестве Филарет] (род. 1929), деятель церковного раскола на Украине в кон. XX - нач. XXI в., самозваный «патриарх Киевский и всея Руси-Украины» Русская Православная Церковь. Борьба с расколами и ересями Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата
См.также:
АНДРЕЙ (Горак Андрей Григорьевич; род. в 1945), "митр. Львовский и Сокальский" Украинской Православной Церки Киевского Патриархата, раскольник
БОДНАРЧУК Василий Николаевич (Иоанн) (1929 – 1994), «митрополит Луцкий и Волынский» Украинской Православной Церкви
ВЫШЕГОРОДСКАЯ ЕПАРХИЯ РПЦ, названа по Вышгороду (под Киевом)
АЛЕКСАНДР (Иноземцев Николай Иванович; 1887–1948), архиеп. Полесский и Пинский
АЛЕКСИЙ I (Симанский Сергей Владимирович; 1877 - 1970), Патриарх Московский и всея Руси, в 1945-1970
АЛЕКСИЙ II (Ридигер Алексей Михайлович; 1929 - 2008), Патриарх Московский и всея Руси (1990–2008)