Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИРГИЗСКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
Т. 34, С. 95-99 опубликовано: 17 сентября 2018г.


КИРГИЗСКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

основана в 1881 г. в ведении Томской и Асиновской епархии; первоначально подчинялась начальнику Алтайской духовной миссии и действовала на территории совр. Восточно-Казахстанской обл. В 1895 г. отделилась от Алтайской миссии и перешла в подчинение Омской епархии, распространив свою деятельность на Семипалатинскую и Акмолинскую области. С 1896-1897 гг. сотрудники К. д. м. служили в Оренбургской епархии, открытой в 1894 г. и действовавшей в Тургайской обл.

Предыстория учреждения К. д. м.

В XVII-XVIII вв. киргизы (так в Российской империи в XIX - нач. XX в. называли казахов) кочевали в степных областях от р. Урал до зап. предгорий Алтая. С 1730 г. начался процесс постепенного вхождения этого тюркского по происхождению народа в состав Российского гос-ва. Во 2-й пол. XVIII в. среди них распространился ислам суннитского толка.

24 дек. 1828 г. в указе Святейшего Синода архиеп. Тобольскому и Сибирскому Евгению (Казанцеву) предписывалось восстановить в Сибири должность инородческих миссионеров, упраздненную в 1799 г. Архиеп. Евгений предполагал организовать 2 миссии: на севере - для остяков (совр. ханты) и вогулов (совр. манси), на юге - для киргизов (совр. казахи), калмыков и алеутов Алтая, а также для черновых татар (старое название сев. групп народов Алтая). Насельник Глинской в честь Рождества Пресв. Богородицы муж. пустыни иером. прп. Макарий (Глухарёв; впосл. архимандрит) был готов занять эту должность и проповедовать в Киргизской степи, мотивируя свое согласие тем, что климат этой местности более подходил для его слабого здоровья.

В 1829 г. в С.-Петербург прибыли представители киргизов и среди прочего подали прошение о том, чтобы «мечетей и школ у них не заводить, ахунов и указных мулл не определять и позволить им не отдавать детей учиться в школы» (Алтайская церк. миссия. 1865. С. 52). Возможно, киргизы т. о. пытались высказать свое нерасположение к исламу, и соответствующие решения российского правительства могли бы оградить их от ислам. прозелитизма, или они опасались утратить собственные традиции, подпав под влияние чужой веры и культуры, русской и православной или татарской и мусульманской. Просьба киргизов повлияла на запрет деятельности правосл. миссии: возникли опасения, что киргизы не воспримут должным образом правосл. веру, хотя «в стране киргизов» уже были «устроены правительством два селения, составленныя из военных людей православнаго христианскаго исповедания». Так, Кокчетаву требовался священник, сообщение с петропавловскими иереями было затруднено. Именно здесь «было бы очень удобно устроить миссионерский стан» (Нек-рые сведения об учреждении Алтайской духовной миссии. 1877. С. 65). Архиеп. Тобольский Евгений разрешил иером. Макарию занять должность миссионера и 30 июня 1830 г. просил ген.-губернатора Зап. Сибири И. А. Вельяминова о содействии в устройстве миссии. В ответ Вельяминов объяснил, что «при таковых домогательствах Киргиз было бы... весьма неосторожно, под каким бы то ни было предлогом, допустить пребывание архимандрита Макария в Кокчетавском округе... где одно появление его без сомнения произвело бы уже в подозрительных Киргизах весьма неприятное впечатление; и сколько бы поведение его ни было осторожно, но уверить их, что он прибыл туда для одного только богослужения между христианами, весьма было бы трудно...» (Там же. С. 67). Не получив разрешения проповедовать киргизам, иером. Макарий отправился на Алтай, в Бийский окр. Томской губ., к кочевым калмыкам.

Запрет Вельяминова на деятельность миссионеров дал возможность усилить проповедь ислама среди местных татар-мусульман. Вскоре уже во всех городах и укреплениях Киргизской степи открылись мечети и уч-ща, чуть ли не в каждом ауле появились муллы и учителя Корана и татар. грамоты, «разумеется, не столь образованно-индифферентные и веротерпимые, как мы (имеются в виду православные.- Авт.)» (Алтайская церк. миссия. 1865. С. 52). После такой политики, проводимой почти 30 лет, прибывшим правосл. миссионерам местные жители объясняли, что они «уже опоздали с обращением Киргизов» в христианство (Там же. С. 53).

1880-1917 гг.

В 1880 г. вик. Томской епархии Бийский еп. Владимир (Петров) совершил поездку по Семипалатинскому, Усть-Каменогорскому уездам и соседним с ними частям Бийского окр. с целью собрать сведения о количестве местных жителей и склонности их к Православию, а также найти подходящее место для опорного пункта миссии. Вскоре он ходатайствовал перед Синодом и Православным миссионерским обществом о разрешении открыть особую миссию для киргизов и выделить на нее средства. В сер. 1881 г. было получено разрешение Синода учредить противомусульманскую миссию для киргизов. В ее составе предполагался миссионер, псаломщик и переводчик. Миссия должна была существовать на средства Миссионерского об-ва и подчиняться начальнику Алтайской духовной миссии. Миссионеры должны были не только проповедовать христианство, но и противодействовать возраставшему ислам. влиянию.

Перед новой миссией открылось широкое поле деятельности. Только в 2 уездах, Семипалатинском и Усть-Каменогорском, насчитывалось ок. 200 тыс. некрещеных, а во всей Семипалатинской обл.- ок. 500 тыс. киргизов, в соседней, Акмолинской обл.- ок. 350 тыс., в Семиреченской и Сырдарьинской областях - неск. сот тыс. чел.

В сент. 1882 г. еп. Владимир назначил 1-м миссионером алтайского свящ. Филарета Синьковского (впосл. архиеп. Донской Владимир), его помощником - новокрещеного А. Холуева. Священник поселился в Усть-Каменогорске, в нач. 1883 г. переехал в Семипалатинск и, наконец, 11 дек. того же года - в казачий пос. Буконь (Буконский), в 20 верстах от г. Кокпекты. Для новокрещеных он перевел и опубликовал «Первоначальные сведения о православной вере», Евангелие от Матфея и нек-рые молитвы.

В 1884 г. К. д. м. состояла из священника, псаломщика и переводчика. Центром миссии стал пос. Буконь, где проживали рус. правосл. казаки. По словам свящ. Филарета, «буконские казаки, усердные к церкви и отлично владеющие киргизским языком, способны содействовать распространению христианства между киргизами» (Всеподданнейший отчет... за 1884 г. СПб., 1886. С. 138-139). Он заботился о христ. просвещении самих казаков, «по воскресным дням... вел беседы, усердно посещаемые буконцами; последствием их является значительный запрос на книги Священного Писания» (Там же. С. 138-139). Поздней осенью миссионер переезжал в зимовки Зайсанского приставства, где беседовал на религиозные темы с местными жителями. В 1884 г. приняли крещение 13 чел. В 1885 г. «в Буконской школе, состоящей в казачьем ведомстве и имеющей от казачьяго начальства учителя, члены миссии участвуют в преподавании Закона Божия и обучении детей старшаго отделения первоначальному пению и церковно-славянскому чтению» (Там же. С. 62). В 1885 г. крестились 11 чел.

Одной из важнейших задач миссионеров был перевод на язык киргизов Свящ. Писания и основных молитв. К 1885 г. были переведены неск. частей из Евангелия и кн. Апостол, читаемых при совершении таинства Крещения, Символ веры и молитвы перед причастием. Исходя из специфики работы миссии в ислам. среде, перевели молитвы из чина «О приходящих ко св. Церкви из магометанства». Кроме того, были переведены «Огласительное поучение для готовящихся принять Крещение» и Житие вмч. Евстафия Плакиды. К 1893 г. было полностью переведено Евангелие.

Серьезным затруднением в работе К. д. м. являлся недостаток пахотной земли у местного населения. Многие из новокрещеных, вернувшись в окружение соплеменников-язычников, постепенно возвращались и к прежнему образу жизни. Необходимо было создать отдельные поселения для новокрещеных. С этой целью в 1885 г. по ходатайству миссии Степной ген.-губернатор Г. А. Колпаковский распорядился отвести для них 600 дес. земли близ пос. Буконского, в ведомстве Зайсанского приставства. В 1886 г. помещения Алтайской миссии сильно пострадали при пожаре, что отразилось и на зависимой от нее К. д. м.

В 1889 г. был учрежден 2-й стан миссии в ст-це Алтайской и обязанности миссионера легли на местного приходского священника. В том же году в Православное миссионерское об-во поступила просьба сотрудников миссии о выделении необходимых средств на учреждение 4 или в крайнем случае 3 станов: в Семипалатинском и Усть-Каменогорском уездах Семипалатинской обл. и в Забайкальской обл. Число крещеных в 1889 г. составило 23 чел. Особо отмечено было крещение семьи из 5 чел.

В 1890 г. афонские монахи прислали в К. д. м. икону вмч. Пантелеимона с частицей его мощей. О торжественной встрече святыни и глубоком благотворном влиянии ее на духовную жизнь местного населения свящ. Филарет Синьковский подробно рассказал в своих «Записках…». 21 нояб. того же года он был пострижен в монашество с именем Владимир, возведен в сан игумена, в мае 1891 г.- в сан архимандрита. 26 июня архим. Владимир был назначен и 18 авг. хиротонисан во епископа Бийского, викария Томской епархии, одновременно получив должность начальника Алтайской и Киргизской миссий.

В 1892 г. десятилетие деятельности К. д. м. было отмечено царствующей семьей: проезжавшие через Омск император и цесаревич подарили «миссии дорожный миссионерский ящик, содержащий в отдельных сафьяновых футлярах: серебряные и позлащенные Св. Крест, Евангелие, дарохранительницу, крестильный ящик, кадило и священническое облачение» (Владимир (Петров). 1893. С. 21).

К сер. 1892 г. в 3 станах миссии работали 2 миссионера. Место буконского миссионера было свободно, и этим станом руководил большенарымский миссионер. В июле 1892 г. буконским миссионером стал свящ. Ефрем Елисеев после специальной подготовки на противомусульм. курсах при КазДА. Томское епархиальное начальство приняло его для служения в К. д. м. Свящ. Ефрем опубликовал неск. научных работ, составил русско-татар. словарь и букварь для татар, перевел на язык киргизов Евангелие от Луки (Зайцев. 2002). В этот период в К. д. м. работали помощник начальника миссии иером. Сергий, 3 священника, 4 псаломщика и 2 переводчика (в отчете обер-прокурора за 1892-1893 гг. упомянуто 3 переводчика).

В 1892-1893 гг. в К. д. м. работали уже 4 стана: Буконский, Большенарымский, Долонский и в пос. Шульбинском. В отчете обер-прокурора за эти годы сообщалось о 95 крестившихся. Еп. Владимир (Петров) писал о 25 принявших христианство мусульманах. Миссионер Большенарымского стана свящ. Стефан Борисов отмечал, что «в отчетном году... крещено нами из магометанства в Большенарымском стане 8 душ обоего пола и в Буконском - 7, всего пятнадцать» (Владимир (Петров). 1893. С. 15). Но миссионер Буконского стана свящ. Ефрем Елисеев приводил в своем отчете др. данные: «Буконская новокрещенская паства увеличилась в истекшем году приобретением 13 духовных чад нашей Церкви, из которых 7 мужскаго и 6 женскаго пола» (Там же. С. 8). Крещены были не все изъявившие желание. Тем не менее твердое намерение креститься они выразили, дав от своего имени официально засвидетельствованные подписки. В одном только Буконском стане было 18 чел., пожелавших креститься. Нек-рые из новокрещеных возвращались обратно в степь. «Справедливость требует сказать, что убегали худшие из новокрещеных, которые своими настойчивыми просьбами ускорить крещение вводили в заблуждение миссионеров... в степь влечет их вовсе не ислам, с которым они плохо были знакомы и прежде, а привольная кочевая жизнь. Убежать же в степь, сплошь населенную мусульманами, и остаться верным христианству - значит рисковать своей жизнью»,- отмечал еп. Владимир (Там же. С. 23). Почти всегда крещение киргизов сопровождалось «волнениями некрещеных их сородичей и соплеменников». В 1893 г. в Зайсане даже было покушение на жизнь новокрещеного киргиза со стороны мусульманина (Всеподданнейший отчет... за 1892-1893 гг. СПб., 1895. С. 355).

Постепенно решался болезненный для миссии вопрос о земле для новокрещеных: миссионеры получили от Мин-ва гос. имуществ участок земли в 1 тыс. дес. близ Буконского стана.

К 1890 г. К. д. м. заметно обособилась от Алтайской орг-ции и стала собирать отдельные съезды своих сотрудников в Бийске. В этот же период встал вопрос о пенсиях и об увеличении жалованья миссионерам, а также о ведении ими путевых дневников, «чтобы возможно было знать, соответствуют ли труды миссионеров получаемому ими вознаграждению» (Там же. С. 356). С 1895 г. К. д. м. окончательно стала самостоятельной и подчинялась только Омскому епископату. Теперь ее деятельность распространилась на Семипалатинскую и Акмолинскую области. Центр миссии переместился в Семипалатинск, в район, называемый Заречная слободка, где был открыт стан с домом для начальника миссии, церковью, домом со службами для членов миссии и 2 избами для новокрещеных. В Семипалатинской обл. действовали Центральный в Заречной слободке Семипалатинска, Буконский, Большенарымский, Долонский, Шульбинский, Баянаульский и Бельагачский станы; в Акмолинской обл.- Татарский, Атбасарский и Александровский станы. Значительно расширился и личный состав миссии: в 1896-1897 гг. было 26 сотрудников, в т. ч. архимандрит (начальник миссии), 8 священников, 2 диакона, 9 псаломщиков, 5 переводчиков и фельдшер.

За 1896 г. количество новокрещеных составило 64 чел., в 1897 г.- 46 чел. Вся православная паства миссии состояла из 2853 чел., в т. ч. русских - 2503, инородцев - 350 чел. Сотрудники миссии по-прежнему уделяли много внимания обучению и христ. воспитанию детей. В 1896-1897 гг. при станах работали 6 уч-щ, в к-рых в 1896 г. обучались 162 мальчика и 41 девочка, а в 1897 г.- 145 мальчиков и 71 девочка. В ведении К. д. м. находилось 6 храмов и молитвенных домов, строились церкви: в Заречной слободке Семипалатинска, в урочище Тумараши (Усть-Нарымское), близ Большенарымского стана миссии, в поселках Татарском и Преображенском. В отчете миссии сообщалось, что «селение Преображенское возникло в 1896 г. и представляет собою опыт водворения в одном месте крещеных киргизов Буконскаго стана, для которых отведен участок земли в 1000 десятин. При церкви этого селения строятся также школа, дом для миссионера и учителя. Для помещения новокрещеных на средства миссии в настоящее время выстроено 20 изб. Подобным же образом предположено устроить быт новокрещеных Больше-Нарымского стана, с водворением их в урочище Тумараши на участке земли в 1000 десятин в Алтайском горном округе...» (Всеподданнейший отчет... за 1896-1897 гг. СПб., 1899. С. 102). Для новокрещеных Долонского стана был отведен участок в 1500 дес. из земель, находившихся в ведении Омской палаты гос. имуществ.

Гос-во обещало и материальную помощь новокрещеным: 24 февр. 1897 г. было утверждено т. н. мнение Гос. совета, предписывавшее местным жителям после крещения оставить своих соседей-мусульман и поселиться в городах или селениях между христианами. Переселенцам было обещано пособие из казны.

В 1899 г. К. д. м. имела 9 станов: в Семипалатинской обл.- Центральный в Семипалатинске, Буконский, Долонский, Большенарымский, Шульбинский и Черноярский, в Акмолинской обл.- Татарский, Александровский и Атбасарский. Штат К. д. м. составляли 28 чел., в т. ч. архимандрит (начальник миссии), 8 миссионеров (в т. ч. 3 иеромонаха с академическим образованием и 2 священника, окончившие семинарию), 9 псаломщиков, фельдшер (диакон), 2 учителя, помощник учителя и 6 переводчиков. При миссии действовали 9 школ, в которых обучались 272 ребенка (207 мальчиков и 65 девочек). В Центральном и Преображенском станах открыли приюты для инородческих детей. В 1899 г. были крещены 3 язычника и 63 мусульманина, причем больше всего крещений совершено в Центральном (7) и Большенарымском (12) станах.

В 90-х гг. XIX в. еп. Владимир (Петров) с сожалением замечал, что только спустя 50 лет осуществилось желание архим. Макария (Глухарёва) открыть правосл. миссию среди киргизов. «Опасения оказались совершенно напрасными, вся степь знает миссионеров, киргизы охотно принимают их, и не только принимают, но и слушают и ежегодно крестятся. В десятилетний период существования миссии окрещено уже около 200 человек... А 50 лет тому назад, передают старожилы, киргизы целыми волостями желали принять православие» (Владимир (Петров). 1893. С. 27-28).

В 1901 г. в 9 станах К. д. м. служили начальник миссии в сане архимандрита, 4 иеромонаха, 4 священника, 4 диакона, рясофорный монах, 6 псаломщиков и 6 переводчиков; действовали 11 церквей и молитвенных домов. Правосл. паству К. д. м. составляли 4633 чел., в т. ч. русских - 4121 чел., инородцев - 512 чел., крестился 61 чел. В школах при миссии обучалось 357 детей, при некоторых станах имелись приюты для детей новокрещеных и приходские попечительства, оказывавшие значительную помощь бедным, число к-рых в 1901 г. возросло. К 1902 г. ситуация в епархиях ухудшилась из-за того, что не хватало пахотных земель и 5-й год подряд был неурожай, голод и безработица, скот вымирал из-за отсутствия корма, и владельцы стад разорялись. Миссионеры пытались помочь нуждающимся: раздавали запасы продовольствия, покупали хлеб на ссуду, взятую в Семипалатинском обл. правлении. После Пасхи усть-нарымские новокрещеные засеяли хлебом до 100 дес. земли, но всходы уничтожили черви, с трудом удалось вновь засеять 50 дес. По-прежнему самый больной вопрос миссии заключался в отсутствии земли у новокрещеных. Из-за недостатка пропитания им приходилось работать на своих некрещеных сородичей и терпеть от них притеснения и насмешки. Немногим лучше было положение в Буконском и Усть-Нарымском станах, где у новокрещеных была собственная земля. В Долонском стане земельный участок находился в 80 верстах от Долони, но там не было воды. Тяжелое положение новокрещеных усугублялось враждебным отношением казаков, которым было удобнее эксплуатировать мусульман-киргизов, чем крещеных местных жителей. Миссионерский съезд ходатайствовал о перенесении станов из этих поселков, «в других станах крещеные пользовались сочувствием казачьяго населения». Так, напр., вдова есаула М. И. Баранова пожертвовала Татарскому стану 635 дес. земли (Всеподданнейший отчет... за 1902 г. СПб., 1905. С. 169).

В 1902 г. в штате К. д. м. было 21 чел., население в 9 станах составляло 6091 чел., в т. ч. 892 инородца; действовали 11 церквей и молитвенных домов. К Православию присоединились из мусульман 42 чел. муж. и 24 - жен. пола, из старообрядцев - 5 мужчин и 4 женщины, из иудеев - четверо мужчин, из лютеран - 1 женщина. Из 9 школ 4 содержались на средства миссии и 5 - на средства Сибирского казачьего войска. В пос. Преображенском Буконского стана обучались исключительно дети инородцев. В 3 станах имелись приюты, в них проживал 21 новокрещеный ребенок. Действовали 6 попечительств (в них состояло 73 чел.), к-рые безвозмездно выдали бедным ок. 1500 р. Разъезды по степи сократились, т. к. лошади и др. скот были очень слабы и умирали от бескормицы. По-прежнему почти каждое крещение проходило с трудом. В отчете обер-прокурора сообщалось, что миссионерам даже приходилось идти на хитрость, чтобы крестить киргизов. Так, местная жительница специально решила отправиться к родственникам, чтобы в дороге ей легче было при помощи новокрещеных освободиться от конвоя родных и креститься. Несмотря на уговоры родных, она приняла крещение. В отчете обер-прокурора за 1903-1904 гг. в разд. «Общий обзор миссионерской деятельности» среди 9 сибир. миссий упомянута К. д. м. в Омской епархии.

К. д. м. в Тургайской обл.

В 1894 г. была открыта миссия Оренбургской епархии, действовавшая в Тургайской обл. В 1896-1897 гг. в сев. части этой области были учреждены Макарьевский и Александровский станы, окормлявшие уезды Кустанайский и Актюбинский (41 тыс. кв. верст, население - 143 557 чел., из к-рых 2777 православных). Русские, к-рые живут не в городах, а в степи, на арендованных у местных жителей землях, попадали под влияние ислама и местных бытовых традиций. К. д. м. в Тургайской обл. не только приобщала иноверцев к христианству, но и делала все, чтобы сохранить правосл. веру среди рус. населения.

В 1894 г. в Макарьевском стане на частные пожертвования была построена церковь со школой. Лес для строительства был выдан по ходатайству военного губернатора Тургайской обл. Церковь предназначалась для рус. поселенцев пос. Михайловского, расположенного в 100 саженях от Макарьевского стана, и для новокрещеных киргизов. В 1897 г. в этом поселке была построена новая миссионерская школа с интернатом для местных детей (Всеподданнейший отчет... за 1896-1897 гг. СПб., 1899. С. 116). Александровский миссионерский стан находился в одноименном поселке, в 40 верстах от Кустаная. Это был многонаселенный рус. поселок, имевший приходскую церковь, дома для духовенства и школу. При Александровском и Макарьевском станах в 3-классных школах обучение велось на рус. языке.

В 1899 г. в миссии действовали Александровский, Макарьевский (оба в Кустанайском у.) и Актюбинский станы. Миссионерской просветительной работой среди инородцев занимались также и причты 10 приходов рус. поселенцев в степях. В 1898 г. они были объединены в особое благочиние. В ведении миссии и священников рус. поселений находились 37 школ (6 мужских, 6 женских и 25 смешанных), в которых было 1272 учащихся, в т. ч. 72 мусульманина. Школы содержались на средства Православного миссионерского об-ва, местного отделения Училищного совета и др.

В отчете о работе К. д. м. за 1899 г. сообщалось, что в губернии число крещеных татар, калмыков, чувашей и мордвы достигает 15 тыс. Во всех инородческих приходах и поселках существуют школы, всего их 25; 6 школ (из них 4 чувашские и 2 ногайбакские крещено-татарские, мужская и женская) находятся в ведении Оренбургского епархиального комитета Православного миссионерского об-ва и помещаются в хороших зданиях, принадлежащих комитету. Эти школы содержатся на 1500 р., ежегодно отпускаемых К. д. м. Главные предметы обучения - Закон Божий, чтение на церковнослав. и русском языках и церковное пение. В большинстве инородческих приходов имелись хоры из мальчиков и девочек, к-рые прекрасно исполняли песнопения на церковнослав., татар. и чуваш. языках не только за богослужениями, но и во время бесед со школьниками и с их родителями (Всеподданнейший отчет... за 1899 г. СПб., 1902. С. 67-68). В 1899 г. в Оренбургской епархии были крещены из казахов 16 чел., из башкир - 32 и из татар - 21, в т. ч. 2 женщины.

К 1901 г. в К. д. м. были образованы Уральский стан и еще 3 миссионерских прихода в поселках Борисовско-Романовском, Владимирском и Михайловском Кустанайского у. Тургайской обл. Назначенные туда священники имели миссионерское образование. В 1901 г. в К. д. м. служили 16 священников, 2 иеромонаха, 5 диаконов, 6 псаломщиков, 5 «церковников», 38 учителей и 8 учительниц. При 13 школах миссионерского благочиния Тургайской обл. проводились народные религиозно-нравственные чтения, имелось 4 приходских миссионерских братства, об-во трезвости, 4 миссионерские школы с интернатами. В 1901 г. Синод разрешил открыть миссионерский стан Оренбургской епархии в селении при Преображенском заводе Орского у., но подходящих зданий не оказалось, и стан был временно учрежден при оренбургском Богодуховском мон-ре, где имелись свободные дачные помещения. В кон. сент. того же года в стане открылась миссионерская школа, в которую из разных уездов Оренбургской губ. были приняты 17 ногайских (крещено-татарских) и 10 рус. мальчиков. Смешанный состав учеников способствовал усвоению рус. языка инородческими детьми. Все ученики содержались за гос. счет. Кроме того, в 10 нагайбакских приходах служили 7 нагайбакских иереев и 4 рус. священника, их миссия была успешной среди нагайбаков-мусульман. Т. о., сфера деятельности К. д. м. постепенно распространилась и на татар. население Оренбургской губ. Христ. просвещению местного населения содействовали 4 миссионерские и 20 других школ. В 1901 г. в этих школах обучались 948 мальчиков и 617 девочек.

В 1902 г. в К. д. м. Оренбургской епархии действовали 4 стана, им помогали 12 соседних приходов, общий состав миссии превышал 80 чел. Работали 45 школ (2090 учащихся, в т. ч. 112 детей киргизов и татар). В 4 миссионерских школах были интернаты, аульная Убаганская школа, 6 русско-киргиз. заимковых (смешанного типа, особенно полезных по мнению епископа Оренбургского) и 49 церковноприходских школ, в которых обучались в общей сложности 1867 русских и 144 инородца. В отчете за 1902 г. сообщалось, что в Тургайской обл. были открыты 4 начальные школы, в Макарьевском стане из новокрещеных образовался особый поселок (116 жителей); отмечалось сильное влияние татар-мусульман.

К. д. м. была закрыта в ходе антирелиг. кампании. В 1921 г. имущество миссии было передано Благовещенскому храму г. Семипалатинска.

Лит.: Харлампович К. В. Архиеп. Казанский Владимир (Петров), его жизнь и деятельность: Характеристика архиеп. Владимира // ХЧ. 1911. № 12. С. 1426-1449; Алтайская церк. миссия. СПб., 1865; Нек-рые сведения об учреждении Алтайской духовной миссии и об ея основателе о. архим. Макарии // Миссионер. М., 1877. № 9. С. 65-68; Всеподданнейший отчет обер-прокурора Св. Синода К. П. Победоносцева по Ведомству правосл. исповедания за 1884-1904 гг. СПб., 1886-1909; Записки миссионера Киргизской миссии, игум. Владимира (Синьковского), за 1890 г. М., 1891; Богословский Г. К., свящ. Краткий ист. очерк Казанской епархии: С прил. биогр. сведений о казанских архипастырях. Каз., 1892; Отчет правосл. миссионерского об-ва за 1891 г. // Миссионерский сб. Рязань, 1892. № 9/10. С. 237-250; Владимир (Петров), еп. Алтайская и Киргизская миссии Томской епархии в 1892 г. Бийск, 1893; Ястребов И. И. (впосл. архиеп. Иннокентий). Миссионер высокопреосв. Владимир, архиеп. Казанский и Свияжский: Исслед. по истории развития миссионерства в России. Каз., 1898; Андрей [Ухтомский], архим. Памяти архиеп. Владимира // Деятель. Каз., 1902. № 11. С. 477-479; Смолич. История РЦ. Ч. 2. С. 247; Зайцев И. В. Евангелие от Луки на казахском яз.: Addenda к биобиблиогр. словарю отеч. тюркологов (Ефрем Елисеев) // Altaica: [Сб. ст. и мат-лов]. М., 2002. [Кн.] 7. С. 67-74.
К. В. Бирюкова
Ключевые слова:
Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви Киргизская духовная миссия Русской Православной Церкви, основана в 1881 г. в ведении Томской и Асиновской епархии
См.также:
АВРААМ (Шумилин Алексей Федорович; 1761-1844), архиеп. Ярославский и Ростовский
АЛТАЙСКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ основанная в 1830 г. миссионером прп. Макарием (Глухарёвым)
АМФИЛОХИЙ (Лутовинов Александр; † 1905), архим., глава 17-й Пекинской духовной миссии, китаист
АНТОНИЙ (Амфитеатров; 1815-1879), архиеп. Казанский и Свияжский