Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КОСМА МАЮМСКИЙ
Т. 38, С. 253-261 опубликовано: 16 октября 2019г.


КОСМА МАЮМСКИЙ

[Греч. Κοσμᾶς ὁ Μαϊουμᾶ], прп. (пам. 12 окт.; пам. греч. 14 окт.).

Житие

Прп. Косма Маюмский. Роспись ц. вмч. Пантелеимона в Горно-Нерези близ Скопье
Прп. Косма Маюмский. Роспись ц. вмч. Пантелеимона в Горно-Нерези близ Скопье

Прп. Косма Маюмский. Роспись ц. вмч. Пантелеимона в Горно-Нерези близ Скопье
Самое раннее свидетельство о К. М. содержится в лексиконе «Суда» (кон. X в.), но оно крайне лаконично: из Иерусалима, современник прп. Иоанна Дамаскина (Suda. T. 2. P. 353). Др. источники представляют собой жития разной степени подробности. Поскольку в церковном предании К. М. тесно связан с Иоанном Дамаскином, биографические сведения о К. М. в той или иной степени содержатся в житиях прп. Иоанна. Г. Деторакис, автор наиболее полного на сегодняшний день исследования о К. М. (Δετοράκης. 1979), называет 8 основных источников: Синаксарь К-польской ц. (кон. XI в.; см.: SynCP. Col. 395-396), т. н. Лаврское Житие К. М. (известно по единственной ркп. XI-XIII вв., из афонской Великий Лавры - см.: BHG, N 394b), т. н. Маркианово житие Иоанна Дамаскина (Marc. gr. 363, XII в.- см.: Gordillo M. Damascenica, I. Vita Marciana // OrChr. 1926. Vol. 8. P. 47-81; BHG, N 885b), Иерусалимское Житие Иоанна Дамаскина (самые древние рукописи датируются X в.- см.: PG. 94. Col. 429-490; BHG, N 884), единое Житие К. М. и Иоанна Дамаскина, составленное Иоанном Меркуропулом, патриархом Иерусалимским (1156-1166) (см.: Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 303-350; BHG, N 395), т. н. Халкинское житие, общее житие К. М. и Иоанна Дамаскина (самая древняя ркп.- XII в.- см.: Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 271-302; BHG, N 394); Афинское Житие К. М. (сохр. в ркп. XII в.; см.: BHG, N 884a); Ватиканское Житие К. М. (сохр. в единственной ркп.- Vat. Barber. gr. 583, XV в.; см.: Δετοράκης. 1981; BHG, N 394a). Эти тексты по характеру содержащихся в них сведений о жизни К. М. можно разделить на 3 группы: 1) Синаксарь К-польской ц., Лаврское и Маркианово Жития; 2) Иерусалимское Житие Иоанна Дамаскина и единое Житие святых, составленное Иоанном Меркуропулом; 3) Халкинское, Афинское и Ватиканское Жития (см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 17-80).

Хронологические рамки жизни К. М. и Иоанна Дамаскина в целом совпадают. Согласно данным Жития, составленного Иоанном Меркуропулом, и Ватиканскому Житию, К. М. был на 3-5 лет старше прп. Иоанна. Установить точную дату рождения Иоанна Дамаскина не представляется возможным. Из наиболее вероятных датировок Деторакис выбрал 679-680 гг., следов., рождение К. М. он датирует 674-676 гг. (Δετοράκης. 1979. Σ. 86-88).

Из-за несовпадений сведений в источниках установить год смерти К. М. еще сложнее; Жития сообщают о различной продолжительности жизни К. М.: либо говорится, что он умер в глубокой старости, либо указан конкретный возраст - 78 лет или 54 года. Но в Житиях есть информация, что К. М. умер немногим позднее Иоанна - спустя год или чуть больше. Традиционно считается, что Иоанн умер до 754 г. или конкретнее, в 749-750 гг. Т. о., по предположению Деторакиса, К. М. скончался в 751-752 гг. Такую же датировку можно получить, если допустить, что К. М. был поставлен епископом Маюмы в 735 г. и умер спустя 17 лет, о чем сообщается в Житии, составленном Иоанном Меркуропулом. Приблизительно та же дата получается, если к возможному году рождения К. М. (674-676) прибавить 78 лет (Δετοράκης. 1979. Σ. 89-90). Несмотря на неоднозначность данных, на к-рые опирался Деторакис в своих расчетах, предложенная им датировка жизни К. М. в наст. время представляется наиболее правдоподобной.

Прп. Косма Маюмский. Роспмсь ц. вмц. Георгия Победоносца в Старо-Нагоричино. 1317-1318 гг.
Прп. Косма Маюмский. Роспмсь ц. вмц. Георгия Победоносца в Старо-Нагоричино. 1317-1318 гг.

Прп. Косма Маюмский. Роспмсь ц. вмц. Георгия Победоносца в Старо-Нагоричино. 1317-1318 гг.

Относительно происхождения К. М. сведения из Синаксаря К-польской ц., из житий 2-й группы и Ватиканского Жития совпадают в том, что он был родом из Иерусалима. Это же косвенно подтверждается подписями К. М. в акростихах его канонов, в к-рых он называет себя святоградцем (агиополитом - ῾Αγιοπολίτης) и иерусалимцем (῾Ιεροσολυμίτης). Из Халкинского и Афинского Житий известно о происхождении К. М. с о-ва Крит. Согласно Лаврскому Житию, К. М. род. в Дамаске. Митр. Софроний (Евстратиадис), а вслед за ним и Деторакис настаивают именно на последней версии: во-первых, поскольку К. М. был усыновлен Сарджуном, отцом Иоанна Дамаскина, вероятнее всего, все они жили в одном и том же городе; во-вторых, в Афинском Житии К. М. именуется Дамасским - исследователи видят в этом указание на древнюю традицию, согласно которой К. М. происходил, как и Иоанн, из Дамаска; кроме того, в Ирмологии XIII в. (Сrypt. E. γ. II. fol. 16v) К. М. также именуется Дамаскином: один из ирмосов надписан «Космы монаха Дамаскина (Κοσμᾶ μοναχοῦ τοῦ Δαμασκηνοῦ) (см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 84-85).

К. М. мог называть себя агиополитом, желая показать, что он был монахом одного из палестинских мон-рей, а именно лавры прп. Саввы Освященного - на этом же основании так именуют себя гимнографы Герман I Константинопольский и Стефан Савваит Старший, племянник Иоанна Дамаскина.

Версию, согласно к-рой К. М. родился и получил образование на Крите, следует признать недостоверной. В Халкинском и Афинском Житиях К. М. предстает не как усыновленный брат Иоанна Дамаскина, но как его учитель - это заблуждение возникло на почве отождествления К. М. и учителя братьев, к-рый в Житиях также может именоваться Космой. Деторакис предполагает, что, поскольку этот учитель в некоторых Житиях назван асикритом (ἀσηκρήτης), то это слово могло быть неверно интерпретировано как ἐκ Κρήτης - с Крита (Δετοράκης. 1979. Σ. 56).

Еще один факт биографии К. М., отмеченный во всех источниках (кроме Халкинского и Афинского Житий, ошибочно отождествляющих К. М. и общего учителя К. М. и Иоанна Дамаскина) - усыновление К. М. отцом Иоанна Дамаскина. Впрочем, отдельные исследователи сомневались в достоверности этого предания и считали, что К. М. и Иоанн именуются братьями, поскольку оба пребывали в лавре Саввы Освященного и занимались песнотворчеством (напр., см.: Jugie M. La Vie de Saint Jean Damascene // EO. 1924. Vol. 23. N 134. P. 141).

По свидетельству большинства источников, К. М. и Иоанна учил выкупленный отцом Иоанна пленник - некий ученый монах. В источниках 1-й группы сообщается, что он был асикритом и происходил из К-поля; в источниках 2-й группы и Ватиканском Житии сказано, что он происходил из Италии и что его также звали Косма (тексты 3-й группы - Халкинское и Афинское Жития, как уже отмечалось, ошибочно отождествляют К. М. и этого учителя). В числе наук, к-рые преподавал Косма-учитель, упоминается музыка (напр., в Житии Иоанна Меркуропула - см.: Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 311). Тем не менее не исключено, что информация об общем учителе К. М. и Иоанна недостоверна и является домыслом составителей Жития: сам Иоанн Дамаскин в качестве своего учителя называет лишь Иоанна V, патриарха Иерусалимского (см.: Каждан. 2002. С. 149).

Следующий важный биографический эпизод, отмеченный во всех Житиях, касается отъезда К. М. и Иоанна из Дамаска и начала их монашеской жизни. Согласно Житию, составленному Иоанном Меркуропулом, после конфликта, происшедшего между Иоанном и халифом в результате клеветы на Иоанна, братья оставили все свое имущество и отправились в Иерусалим, поклонились там св. местам и удалились в лавру прп. Саввы, игуменом к-рой в то время был Никодим. Там братья начали свою монашескую жизнь (см.: Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 327-328).

В Житии, составленном Иоанном Меркуропулом, также содержатся сведения, не подтверждаемые др. источниками и, очевидно, недостоверные: К. М. нек-рое время был помощником Иоанна Дамаскина в финансовом ведомстве Дамаска, возглавляемом последним: К. М. якобы отвечал за податные списки (см.: Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 317-318; также см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 44-45).

Проведя нек-рое время в лавре прп. Саввы (11 лет, согласно тексту Меркуропула), К. М. был поставлен епископом г. Маюма (приморская область Газы). В источниках говорится, что он был рукоположен против своей воли и что его хиротонию совершил Иерусалимский патриарх (см.: SynCP. Col. 396; PG. 94. Col. 477; Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 327-328). Возможно, речь идет об Иоанне V, к-рый занимал Иерусалимскую кафедру в 705-735 гг. (см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 48, 97-98). Меркуропул уточнил, что К. М. был рукоположен Иерусалимским патриархом Илией, однако эти сведения едва ли возможно соотнести с временем жизни К. М., установленным Деторакисом: Илия I (II) († 518) правил задолго до рождения К. М., а Илия II (III) (770-797) - уже после смерти К. М. (см.: Каждан. 2002. С. 150). Т. о., если К. М. действительно рукоположил Иоанн V, то его хиротония имела место не позднее 735 г. Существует т. зр., что К. М. сменил на Маюмской кафедре Петра, к-рый претерпел мученическую кончину в 743 г., т. е. хиротония К. М. в таком случае была в 743 г. С последней гипотезой не согласен Деторакис (см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 93-95).

Нек-рые источники упоминают об участии К. М. в иконоборческой полемике, хотя подробности не сообщаются (напр., см.: PG. 94. Col. 477; Δετοράκης. 1979. Σ. 24; также см. гимнографический канон на память К. М., составленный Феофаном Начертанным - Минея (МП). Окт. С. 297, 300). Лишь в источниках, отражающих поздний этап бытования жития К. М. и соответственно недостаточно достоверных (напр., в Халкинском Житии), говорится, что К. М. во время путешествий вступал в конфликты с иконоборцами: в Никомидии он полемизировал с местным епископом-иконоборцем Евсевием, а в К-поле выступил против влиятельных иконоборцев - Максима и Флоренция (см.: Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 287-288, 293-297).

В Житиях К. М. 3-й группы также содержатся сведения о путешествиях и чудесах К. М., неизвестных по др. источникам: К. М. в Антиохии принял участие в богослужении на Крестовоздвижение и публично продемонстрировал свой песнотворческий дар, в Никомидии молитвой воскресил сына вдовы, в К-поле встретился с Константином VI и патриархом Тарасием, а также посетил Фракию, Македонию, Рим и Египет (см.: Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 287-300). Весьма вероятно, что рассказ о путешествиях К. М. является художественным вымыслом (см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 64; Kazhdan. 1989. P. 131-132).

Наиболее древние свидетельства о жизни К. М. не сообщают подробностей об обстоятельствах его смерти. Тем не менее большинство источников отмечают, что он умер в преклонном возрасте (напр., см.: SynCP. Col. 396, PG. 94. Col. 480), хотя из отдельных текстов (напр., из Лаврского Жития) известно, что ему было всего 54 года. В Житии, составленном Меркуропулом, присутствуют обе точки зрения, т. е. автору были известны обе традиции (см.: Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 338, 350). Указание о 54-летнем возрасте К. М. не выдерживает критики в контексте др. хронологических данных о жизни К. М. и Иоанна Дамаскина; более соответствует этому контексту возраст 78 лет (Δετοράκης. 1979. Σ. 48, 85-90).

Согласно традиции, к-рую передают Халкинское и Ватиканское Жития, К. М. скончался в лавре прп. Саввы Освященного примерно через год после смерти Иоанна Дамаскина (Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 300-301; Δετοράκης. 1979. Σ. 79). Меркуропул называет днем смерти К. М. 15 янв. (Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 350). Погребен К. М. был в лавре прп. Саввы - Иоанн Фока, паломник XII в., рассказывая об этом мон-ре, сообщает, что видел там могилы К. М. и Иоанна, «древних поэтов» (PG. 133. Col. 948).

Существенные различия в источниках о жизни К. М. заставляют относиться к его биографическим данным критически. Напр., А. П. Каждан считает, что историческая ценность этих источников незначительна, но как литературные произведения они представляют большой интерес. Каждан предполагает, что житийная традиция К. М. сформировалась в неск. этапов: изначально сообщалось лишь то, что он был современником Иоанна Дамаскина; затем легенда стала дополняться подробностями, в частности о сиротстве и усыновлении К. М. отцом Иоанна Дамаскина; важным элементом стал сюжет про выкупленного из плена учителя с именем Косма (он, очевидно, заимствован из повести о Варлааме и Иоасафе); по сходству имен впосл. отождествили К. М. и учителя, и в Житии К. М. появились сведения, изначально относившиеся к биографии учителя (см.: Kazhdan. 1989. P. 131-132).

Творчество

Прп. Косма Маюмский. Роспись мон-ря Хора (Кахрие-джами) в К-поле. Ок. 1316-1321 г.
Прп. Косма Маюмский. Роспись мон-ря Хора (Кахрие-джами) в К-поле. Ок. 1316-1321 г.

Прп. Косма Маюмский. Роспись мон-ря Хора (Кахрие-джами) в К-поле. Ок. 1316-1321 г.
К. М. известен прежде всего своими церковными гимнами, к-рые он посвятил многим Господским праздникам и дням памяти святых. О высокой муз. ценности этих песнопений свидетельствует тот факт, что К. М., как и прп. Роман Сладкопевец, знаменитый создатель кондаков, получил эпитет Μελῳδός (т. е. певец).

О гимнографической деятельности К. М. сообщают с разной степенью подробностей все его Жития. Так, напр., в Иерусалимском Житии говорится, что К. М. стал «тимпаном Богу» и «десятиструнной Псалтирью» (PG. 94. Col. 477), в Лаврском Житии (Δετοράκης. 1979. Σ. 25) и в Житии, составленном Иоанном Меркуропулом, перечисляются праздники и памяти святых, к-рых прославил в гимнах К. М. (см.: Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 336-340); в Афинском и Ватиканском Житиях К. М. и Иоанн названы изобретателями новых песнопений (Δετοράκης. 1979. Σ. 69, 79) - судя по всему, подразумевается вклад этих песнописцев в развитие жанра гимнографического канона; в Халкинском Житии говорится, что К. М. и Иоанн сочинили песнопения, к-рые «по сей день исполняются на вечерне и на утрене, украсили праздники Спасителя, возвеличили Богородицу и святых всех прославили в песнях» (Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 279).

Каноны

Большую часть песнопений К. М. составляют каноны. Они имеют следующие характерные черты. Во-первых, его каноны содержат фразовый акростих. Если Иоанн Дамаскин, как правило, включал в акростих свое имя (напр., ᾿Ιωάννου μοναχοῦ - Иоанна монаха), то К. М. крайне редко обращался к этой практике. Акростихи мн. канонов К. М. написаны ямбическим триметром, в каноне на Преображение он использует дактилический гекзаметр. Гимнограф обязательно включал в акростих ирмосы; в канонах, для к-рых он использовал ирмосы Иоанна Дамаскина, акростихи отсутствуют. При сопоставлении акростихов канонов К. М. (см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 119-121) можно выделить своеобразный стиль автора.

Во-вторых, большинство канонов К. М. не имеют 2-й песни. В Ирмологии Софрония (Евстратиадиса) содержатся лишь 3 ирмоса 2-й песни авторства К. М.: на Рождество и 2 на Богоявление (Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης). Εἱρμολόγιον. P., 1932. Σ. 6, 36). Не исключено, что эти ирмосы были составлены не К. М., а др. поэтом, напр. Андреем Критским (Δετοράκης. 1979. Σ. 127).

В-третьих, большинство канонов К. М. написано на уникальные авторские ирмосы. Всего насчитывается 173 ирмоса авторства К. М. (Ibid. Σ. 173-178; также см.: Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης). Εἱρμολόγιον. P., 1932). Для нек-рых канонов он составил по 2 ирмоса к отдельным песням. Впрочем, для ряда канонов он заимствовал ирмосы у др. гимнографов, в частности у Иоанна Дамаскина.

В-четвертых, К. М. писал каноны с малым числом тропарей в песнях и без богородичнов. Как правило, в песнях 2-3 тропаря, а в каноне на Пятидесятницу вовсе по 1-2. Количество тропарей, судя по всему, зависит от длины акростиха. Эти особенности, вероятно, объясняются тем, что канон как жанр к тому времени еще окончательно не сформировался, так что песнотворцы экспериментировали с его формой.

В-пятых, К. М. нередко использует одинаковое окончание ирмоса и тропарей по аналогии с общим рефреном древнего кондака.

Каноны К. М. высоко оценивали византийские авторы. Феодор Продром (XII в.; см.: Theodori Prodromi Commentarios in carmina sacra melodorum Cosmae Hierosolymitani et Ioannis Damasceni / Ed. H. M. Stevenson. R., 1888) и Григорий Пардос († 1156) составили комментарии к его канонам на главные церковные праздники. Толкованием канонов К. М. занимался также прп. Никодим Святогорец (см.: Νικόδημος ῾Αγιορείτης. ῾Εορτοδρόμιον, ἤτοι ρμηνεία εἰς τοὺς σματικοὺς κανόνας τῶν δεσποτικῶν κα θεομητορικῶν ορτῶν. Βενετία, 1836) и многие др. (в т. ч. рус. исследователь Е. И. Ловягин (Богослужебные каноны на греч., слав. и рус. языках. СПб., 18753)).

Все исследователи, в т. ч. современные, подчеркивают яркую индивидуальность канонов К. М. В его песнопениях гармонично сосуществуют красота ритма, поэтические приемы и богословская глубина.

К. М. наиболее часто обращается к таким темам как Боговоплощение, наличие двух природ во Христе, полнота Его божества, приснодевство Пресв. Богородицы. Описания сопровождаются яркими образами, сравнениями; используются определенный терминологический аппарат и ветхозаветная типология (также см.: Игнатия (Пузик). 1981. С. 118-135; Она же. 2005. С. 34-52). Определить, какому именно из архаичных стихотворных размеров соответствует тот или иной канон К. М., весьма затруднительно: в его поэзии сосуществуют архаичные и его собственные ритмические модели, при этом принципы омотонии и изосиллабизма соблюдаются (см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 142-149).

Язык песнопений К. М. близок к архаичному: он часто использует выражения из произведений Гомера и трагиков, а также из творений христ. авторов, в частности свт. Григория Богослова. Так, напр., начальные слова ирмоса канона на Рождество Христово скопированы из соответствующей гомилии Григория. В канонах встречаются гапаксы - слова, к-рые К. М. составил сам (также см.: Ibid. Σ. 134-139).

Наиболее частыми поэтическими приемами К. М. являются антитеза, метафора, оксюморон. Нек-рые песни его канонов написаны в диалогической форме (напр. 7-я песнь канона на Рождество Христово, 8-я песнь канона на Богоявление).

Песнопения, в т. ч. каноны К. М., содержащиеся в совр. богослужебных книгах, как правило, имеют надписание «τοῦ Κυρίου Κοσμᾶ (  )», «Κοσμᾶ Μοναχοῦ (  )», «Κοσμᾶ τοῦ ποιητοῦ (  )», но есть и анонимные.

Согласно данным из исследований Деторакиса (Δετοράκης. 1979. Σ. 178-227), Софрония (Евстратиадиса) (Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης). 1933) и др. (напр., Émereau. 1923. P. 21-22; Карабинов. 1910. С. 112-114; Филарет (Гумилевский). Песнопевцы. С. 240-245), известно 43 канона К. М.

В совр. Минее содержатся следующие каноны с именем К. М. (нумерация носит условный характер): № 1 на Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня (особенность канона - продублированная 9-я песнь; существует предание, что К. М. сочинил др. 9-ю песнь для этого канона, когда во время его визита в Антиохию народ усомнился в том, что он является его автором - см.: Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. 1897. Σ. 287); № 2 на Рождество Христово; № 3 Иосифу Обручнику, прор. Давиду и Иакову, брату Господню, 26 дек.; № 4 на Богоявление; № 5 свт. Григорию Богослову, 25 янв.; № 6 на Сретение Господне; № 7 вмч. Георгию, 23 апр.; № 8 на Преображение Господне; № 9 на Успение Пресв. Богородицы. Вероятно, К. М. также принадлежит канон прав. Иову, 6 мая (№ 10), помещенный в совр. Минее анонимно.

Ряд канонов К. М. на дни памяти святых неподвижного богослужебного круга известен только по рукописям: № 11 на Рождество Богородицы, 8 сент. (Ταμεῖον. Σ. 40; этот канон можно приписать К. М. на основании акростиха, который полностью совпадает с содержащимся в каноне К. М. на Успение Пресв. Богородицы); № 12 на предпразднство Крестовоздвижения (Ibid. Σ. 43; атрибуция на том же основании, что и № 11); № 13 вмч. Димитрию Солунскому, 26 окт. (Ibid. Σ. 71; атрибуция на том же основании, что и № 11); № 14 мч. Артемидору, 26 окт. (Δετοράκης. 1979. Σ. 181-182); № 15 прп. Иоанникию Великому, 3 нояб. (Ταμεῖον. Σ. 77; атрибуция спорная: К. М. или Иоанна Дамаскина); № 16 мученикам Авкту, Тавриону и Фессалоникии, 7 нояб. (Ibid. Σ. 80; авторство спорное: К. М. или Иоанна Дамаскина); № 17 мученикам Мине, Виктору и Викентию, 11 нояб. (AHG. T. 3. P. 300-319); № 18 в Неделю по Рождестве Христовом (Ταμεῖον. Σ. 133; авторство спорное: К. М. или Иоанна Дамаскина); № 19 мч. Иакинфу Амастридскому, 18 июля (Ibid. Σ. 249; акростих в этом каноне тот же, что и в каноне К. М. на Успение Пресв. Богородицы).

В совр. Постной и Цветной Триодях К. М. принадлежат: № 20 четверопеснец на Лазареву субботу; № 21 полный канон 8-го гласа в Лазареву субботу (в рус. Триоди ошибочно надписан именем Иоанна монаха); № 22 полный канон в Неделю ваий; № 23 трипеснец для Великого понедельника; № 24 двупеснец для Великого вторника; № 25 трипеснец для Великой среды; № 26 полный канон для Великого четверга; № 28 трипеснец для Великой пятницы; № 29 четверопеснец Великой субботы (в Триоди помещен полный канон: четверопеснец (6-9 песней) К. М. в IX в. был дополнен (1-5 песнями) прп. Кассией, тропари к-рой впосл. были заменены на составленные Марком, еп. Отрантским; допускается, что все ирмосы канона принадлежат К. М.; см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 209-212; Shiro G. La seconda leggenda di Cassia // Diptycha. 1979. Vol. 1. P. 301-315; Papagiannis G. Κύματι θαλάσσης... // BZ. 2005. Bd. 98. N 2. S. 465-472); № 30 канон на Пятидесятницу.

В совр. Октоихе также содержатся каноны К. М., но без подписи: № 31 крестовоскресен 1-го гласа; № 32 воскресный 2-го гласа (авторство К. М. сомнительно, но в рукописях надписан его именем - см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 196); № 33 крестовоскресен 5-го гласа; № 34 крестовоскресен 7-го гласа; № 35 канон Пресв. Богородице 1-го гласа.

Еще неск. канонов Октоиха авторства К. М. известны по рукописям: № 36-38 воскресные 2, 3 и 4-го гласов (на основании акростихов можно предполагать, что эти каноны некогда входили в состав венка воскресных канонов К. М.- см.: Ibidem); № 39 воскресный 4-го гласа; № 40 воскресный 5-го гласа; № 41-42 крестовоскресные 6-го гласа; № 43-44 воскресные 7-го гласа; № 45-47 покаянные Господу и Пресв. Богородице (см.: Ibid. Σ. 199-200).

Стихиры

Стихиры были составлены К. М. в честь главных церковных праздников, большинство из них самогласные. Список из 64 самогласнов К. М., известных по рукописям, был опубликован Софронием (Евстратиадисом) (Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης). 1933. Σ. 489-504). Деторакис скорректировал этот перечень, ориентируясь на данные совр. богослужебных книг (Δετοράκης. 1979. Σ. 212-219).

Под именем К. М. в совр. богослужебных книгах сохранились циклы стихир на Рождество Христово, Богоявление, Сретение, Преображение; отдельные самогласны для пения на «Славу» в день памяти свт. Иоанна Златоуста (27 янв.), апостолов Варфоломея и Варнавы (11 июня), апостолов Петра и Павла (29 июня); мучеников Маккавеев (1 авг.).

К. М. также составил стихиры, которые помещены в совр. Постной Триоди анонимно для утрени Недели ваий, Великих понедельника, вторника, среды и четверга (также см.: Карабинов. 1910. С. 113-114). Ему же принадлежат цикл стихир на литии на Вознесение и 2 цикла стихир (на литии и на хвалитех) на Пятидесятницу, включая стихиру   .

Авторство К. М. также засвидетельствовано в рукописях для цикла воскресных стихир 7-го гласа, который в печатном Октоихе имеет надписание «Анатолиевы» (Октоих. Ч. 2. С. 317-318).

Также К. М. принадлежат стихиры, помещенные в Часослове в чине великого повечерия (см. Часослов. С. 202-203, 190-191, 210-211, где они названы тропарями; также см.: Δετοράκης. 1979. Σ. 219), в т. ч. 3 покаянные стихиры -      ,        ,   , входящие и в др. чинопоследования (напр., в молитвы на сон грядущим).

Помимо самогласнов К. М. принадлежит пространный цикл стихир-подобнов на предпразднство Богоявления с акростихом Εἰς τὰ προεόρτια τῶν Θώτων Κοσμᾶ ᾠδή (На предпразднство Светов Космы песнь; см.: Pitra. Analecta Sacra. Vol. 1. 410-412). Целиком этот цикл сохранился только в рукописях, но отдельные стихиры из него встречаются в печатной Минее в дни пред- и попразднства Богоявления (также см.: Ibid.; Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης). 1933. Σ. 505; Δετοράκης. 1979. Σ. 211).

Кондак

Несмотря на то что К. М. известен в первую очередь как творец канонов, и его вклад в развитие гимнографии связывают именно с этим жанром, К. М. обращался и к более древним формам церковной поэзии, в частности к кондаку. По рукописям известен полный кондак К. М. на Успение Пресв. Богородицы, 15 авг. (см.: Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης). 1933. Σ. 530-544; Δετοράκης. 1979. Σ. 221-222). Кондак самогласный, плагального 2-го (т. е. 6-го) гласа, имеет акростих Τοῦ ταπεινοῦ Κοσμᾶ ὕμνος (Смиренного Космы песнь; акростих очень похож на содержащиеся в кондаках Романа Сладкопевца), состоит из 1 проимия (нач.: Τὴν ἐν πρεσβείαις ἀκοίμητον Θεοτόκον̇;     ) и 21 икоса. В совр. Минее находятся лишь проимий и 1-й икос этого кондака (см.: Μηναῖον. Αὔγουστος. Σ. 152-153; Минея (МП). Авг. Ч. 2. С. 44-45).

Комментарий к сочинениям свт. Григория Богослова

Комментарий к сочинениям свт. Григория Богослова под названием «Собрание и толкование мест из Священного Писания и из других сочинений, которые Григорий цитирует в своих стихах» сохранился в рукописи Vat. gr. 1260, XII в. и издан в греч. Патрологии Ж. П. Миня вместе с сочинениями свт. Григория Богослова (PG. 38. Col. 339-570). Автором этого текста назван «Косма Иерусалимский, почитатель Григория (φιλογρηγόριος)». Так же К. М. именуется в одном из Житий (см.: Δετοράκης. 1981). Кроме того, в своих гимнах К. М. нередко обращается к сочинениям свт. Григория Богослова, иногда даже цитирует их: напр., в 1-м ирмосе канона на Рождество Христово (Idem. 1979. Σ. 185), в акростихе канона на Пятидесятницу (Idem. Σ. 204-205; также см.: Idem. Σ. 138-139). Хотя атрибуция этого сочинения К. М. является общепринятой (напр., см.: Idem. Σ. 226-227; Menestrina G. Note al Commento di Cosma di Gerusalemme al «Carmina» di Gregorio Nazianzeno // Gregorio Nazianzeno - teologo e scrittore / Ed. C. Moreschini, G. Menestrina. Bologna, 1992. P. 217-226), отдельные реалии, содержащиеся в тексте, относятся скорее к IX, чем к VIII в., и это ставит авторство К. М. под сомнение (см.: Каждан. 2002. С. 163-165).

Гимнография

Память К. М. зафиксирована 12 янв. в одной из рукописей Типикона Великой церкви IX-XI вв. (Mateos. Typicon. T. 1. P. 199); богослужебное последование не описано.

Прп. Косма Маюмский. Роспись ц. Превсв. Богородицы Амасге близ Монагри, Кипр. Кон. XII в.
Прп. Косма Маюмский. Роспись ц. Превсв. Богородицы Амасге близ Монагри, Кипр. Кон. XII в.

Прп. Косма Маюмский. Роспись ц. Превсв. Богородицы Амасге близ Монагри, Кипр. Кон. XII в.

Память К. М. отмечается 12 окт. в Евергетидском Типиконе 2-й пол. XI в., отражающем малоазийскую редакцию Студийского устава (Дмитриевский. Описание. Т. 1. С. 295). О службе К. М. говорится после основной рубрики, посвященной соединению службы сщмч. Лукиана Антиохийского с будничной службой Октоиха; составитель Типикона замечает, что служба К. М. совершается, если найдется его богослужебное последование (т. е. составитель Типикона подозревал, что богослужебное последование К. М. существует, но не был с ним знаком или не имел его под рукой). Оно соединяется со службами сщмч. Лукиана и Октоиха и предполагает наличие канона, цикла стихир и седальна. Тем не менее в древнейшей сохранившейся редакции студийского Синаксаря, содержащейся в Студийско-Алексиевском Типиконе 1034 г. и др. важных редакциях Студийского устава - Георгия Мтацминдели Типиконе сер. XI в. и Мессинском Типиконе 1131 г.,- К. М. не упоминается.

Память К. М. отмечается 15 окт. в одной из древнейших сохранившихся редакций Иерусалимского устава - Sinait. gr. 1096, XII-XIII вв. (Дмитриевский. Описание. Т. 3. С. 31) и 14 окт. в его древнейшем слав. переводе - Типиконе серб. архиеп. св. Никодима 1319 г. (Миркович. Типикон. С. 52a); богослужебное последование не описано.

В первопечатном греч. Типиконе память К. М. отмечается 14 окт. вместе с памятью мучеников Назария, Гервасия, Протасия и Келсия; указан отпустительный тропарь К. М. плагального 4-го (т. е. 8-го) гласа ᾿Ορθοδοξίας ὁδηγέ̇ (  ).

В первопечатном московском Типиконе 1610 г. память К. М. отмечается 12 окт. вместе с памятью мучеников Прова, Тараха и Андроника; указан тот же отпустительный тропарь, что и в первопечатном греч. Типиконе; по 3-й песни канона помещен кондак К. М. 8-го гласа   .

В совр. греч. и рус. богослужебных книгах помещены разные последования К. М.- в них совпадает только отпустительный тропарь К. М. плагального 4-го (т. е. 8-го) гласа ᾿Ορθοδοξίας ὁδηγέ̇ (  ).

Богослужебное последование К. М., содержащееся в совр. рус. Минее (Минея (МП). Окт. С. 293-306) восходит к древней греч. службе К. М., известной по рукописям XI-XII вв. (и более поздним) и схематично изданной Софронием (Евстратиадисом) (Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης), Μητρ. Ταμεῖον ᾿Εκκλησιαστικῆς ποιήσεως // ᾿Εκκλησιαστικὸς Θάρος. 1938. Τ. 37. Σ. 257-258). Из этой службы в рус. Минею были включены кондак плагального 4-го (т. е. 8-го) гласа    (Κεκοσμημένος ἀρεταῖς̇); канон, приписываемый Феофану Начертанному, с акростихом     (Κοσμᾶν ἐπαινῶ τὸν μελουργὸν προφρόνως) 4-го гласа, ирмос:    (Θαλάσσης τὸ ἐρυθραῖν πέλαγος̇), нач.:     (Καλλύνας τῶν ἀρετῶν τὸν βίον σου) (также см.: Παπαδόπουλος-Κεραμέυς Α. ῾Ιεροσολυμιτικὴ βιβλιοθήκη. 1894. Τ. 2. Σ. 132; Ταμεῖον. Σ. 58); цикл из 3 стихир-подобнов, седален.

Богослужебное последование К. М., помещенное в совр. греч. Минее (Μηναῖον. ᾿Οκτώβριος. Σ. 139-150) помимо отпустительного тропаря содержит: анонимный канон без акростиха 4-го гласа, ирмос: Θαλάσσης τὸ ἐρυθραῖον πέλαγος̇ (   ), нач.: ῾Ως θεῖος ὡς φωτοφόρος, ῞Οσιε (Яко боговдохновенный, яко светоносный, преподобне); 2 самогласна, 3 цикла стихир-подобнов; ексапостиларий.

По рукописям известны дополнительные песнопения К. М.: икос, 3 самогласные стихиры, цикл стихир-подобнов, 3 ексапостилария (см.: Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης), Μητρ. Ταμεῖον ᾿Εκκλησιαστικῆς ποιήσεως // ᾿Εκκλησιαστικὸς Θάρος. 1938. Τ. 37. Σ. 257-258).

Лит.: PG. 98. Col. 455-524; Christ, Paranikas. Anthologia. P. 161-204; Филарет (Гумилевский). Песнопевцы. С. 238-246; Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. ᾿Ανάλεκτα. 1897. Τ. 4. Σ. 271-350; idem. ᾿Ανέκδοτον ᾆσμα τοῦ μελῳδοῦ Κοσμᾶ // BZ. 1905. Bd. 14. N 2. S. 519-526; Карабинов. Постная Триодь. 1910. С. 112-114; Chappet A. Cosmas de Maiouma // DACL. 1914. Vol. 3. Pt. 2. Col. 2993-2997; Émereau C. Hymnographi Byzantini // EO. 1923. Vol. 22. N 129. P. 11-25; Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης), μητρ. Κοσμᾶς ῾Ιεροσολυμίτης ὁ ποιητὴς ἐπίσκοπος Μαϊουμᾶ // Νέα Σιών. ᾿Αθῆναι, 1933. Τ. 28. Σ. 83-99, 143-158, 202-218, 257-272, 330-338, 400-416, 489-505, 530-544; Ξύδης Θ. Κανόνες Δεσποτικῶν ορτῶν Κοσμᾶ τοῦ Μαϊουμᾶ. ᾿Αθῆναι, 1949; Τρέμπελας Π. Ν. ᾿Εκλογὴ ῾Ελληνικῆς ᾿Ορθοδόξου ῾Υμνογραφίας. ᾿Αθῆναι, 1949. Σ. 184-185; McWilliams L. The Poetry of Kosmas of Maioum: Thesis. N.Y., 1951; Follieri. Initia hymnorum. Vol. 5. Pt. 1. P. 287-288; Beck. Kirche und theol. Literatur. 1959. S. 515-516; Szöverffy. Hymnography. Vol. 2. P. 14-16 [Библиогр.]; Δετοράκης Θ. Κοσμᾶς ὁ Μελωδός: Βίος κα ἔργον. Θεσσαλονίκη, 1979; idem. Vie inédite de Cosmas le Mélode // AnBoll. 1981. Vol. 99. P. 101-116; Игнатия (Пузик), мон. Прп. Косьма Маиумский и его каноны: (Духовные размышления) // БТ. 1981. Сб. 22. С. 116-138; она же. Церковные песнотворцы. М., 2005. С. 28-57; Kazhdan A., Gero S. Kosmas of Jerusalem: A more critical approach to his biography // BZ. 1989. Bd. 82. N 1/2. S. 122-132; iidem. Kosmas of Jerusalem 2: Can we speak of his political views? // Le Muséon. 1990. Vol. 103. P. 329-346; Kazhdan A. Kosmas of Jerusalem 3: The Exegesis of Gregory Nazianzus // Byz. 1991. Vol. 61. P. 396-412; он же (Каждан А.). История визант. литературы, 650-850 гг. СПб., 2002. С. 146-168.
Е. Е. Макаров

Иконография

Одно из ранних изображений К. М. сохранилось в составе миниатюр Минология Василия II (Vat. gr. 1613. Р. 213, 1-я четв. XI в.). Святой гимнограф представлен по образцу изображений евангелистов - он сидит за столом и пишет на свитке, напротив, справа, также занятый писательским трудом - прп. Иоанн Дамаскин. По возрасту К. М. старше прп. Иоанна - в его волосах седина, клиновидной формы борода длиннее; оба изображены с непокрытыми головами, облаченными в хитоны и полумантии, под которыми видны схимы. Черты облика К. М. здесь можно назвать сформировавшимися, впосл. в визант. памятниках они не претерпели существенных изменений. Важным моментом для атрибуции святого, особенно, когда он помещен в ряду преподобных, является наличие свитка в руке, указывающего на род его деятельности как песнотворца.

Преподобные Косма Маюмский и Иоанн Дамаскин. Роспись ц. праведных Иоакима и Анны (Кралева Ц.) мон-ря Студеница. 1314 г.
Преподобные Косма Маюмский и Иоанн Дамаскин. Роспись ц. праведных Иоакима и Анны (Кралева Ц.) мон-ря Студеница. 1314 г.

Преподобные Косма Маюмский и Иоанн Дамаскин. Роспись ц. праведных Иоакима и Анны (Кралева Ц.) мон-ря Студеница. 1314 г.

В ориентированном на поствизант. искусство греческом руководстве для иконописцев - Ерминии иером. Дионисия Фурноаграфиота (ок. 1730-1733) - в разделе «Песнотворцы» (Ч. 3. § 15. № 12) об облике К. М. сказано: «Старец плешивый, с остроконечной бородой» (Ерминия ДФ. С. 175. №11). Данная характеристика образа была актуальна и для средневизантийских памятников. Вариативность в иконографии касается гл. обр. головного убора К. М. Чаще всего святой представлен с непокрытой головой, когда куколь лежит на плечах. Столь же привычны его изображения с куколем на голове. В ряде случаев типичный для изображений прп. Иоанна Дамаскина вост. тюрбан, указывающий на вост. происхождение его обладателя, становится головным убором и К. М. (как напр., на фресках ц. Пресв. Богородицы Перивлепты в Охриде, 1294/95, и ц. Успения Пресв. Богородицы мон-ря Грачаница, ок. 1320).

Большое число изображений К. М. сохранилось в росписи визант. храмов, после того как в их декорацию с XII в. стали включать образы гимнографов. Вне зависимости от состава группы «песнотворцев» обязательными для храмовой живописной программы стали изображения наиболее почитаемых визант. гимнографов - прп. Иоанна Дамаскина и К. М. Уже в ранних памятниках заметно стремление составителей программы росписи учитывать литургические особенности творчества гимнографов. Так, во фресках костницы Бачковского мон-ря (80-е гг. XI в.- по Д. Мурики, 2-я пол. XII в.- по Э. Бакаловой) образы К. М. и прп. Иоанна Дамаскина помещены в наосе на зап. стене, по сторонам композиции «Успение Пресв. Богородицы»; К. М., как создатель канона на Успение Пресв. Богородицы, представлен со свитком с начертанными на нем строками из стихиры утрени этого праздника. Еще раз такой же вариант размещения К. М. и прп. Иоанна Дамаскина встречается рядом с композицией «Успение Пресв. Богородицы» в ц. вмч. Георгия в Полошко, Македония (ок. 1370, впосл. переписаны). Ту же композицию в ц. праведных Иоакима и Анны (Кралева ц.) в мон-ре Студеница, Сербия (1314) попарно обрамляют 4 фигуры песнотворцев или 2, как в ц. св. Петра в Беренде, Болгария (XIV в.). В Боянской ц. свт. Николая Чудотворца, Болгария (между 1156 и 1188) фигуры К. М. (сохр. частично) и прп. Иоанна Дамаскина расположены парно на юж. и сев. склонах (соответственно) зап. свода, фланкируя композицию «Распятие»; текст на свитке К. М., а также надписи, индентифицирующие образ, не сохранились, в данном случае логику размещения здесь этого гимнографа подтверждают его труды составителя песнопений Великого четверга и Великой пятницы, а также канона на Воздвижение Креста Господня. Та же схема повторена в росписи трапезной (2-я пол. XIII в.- по А. Орландосу, посл. четв. XIII в.- по И. Коллиасу) мон-ря ап. Иоанна Богослова на Патмосе. В ц. Пресв. Богородицы Амасгу близ Монагри, Кипр (кон. XII в.) К. М. и прп. Иоанн Дамаскин представлены на вост. склоне арки, рядом с композицией «Введение во храм Пресв. Богородицы». В ц. свт. Николая Чудотворца в с. Манастир близ Прилепа, Македония (1271) гимнографы (К. М. в составе 4 фигур) помещены по сторонам композиции «Древо Иессеево», тексты в их свитках отражают тему Боговоплощения. Данный композиционный принцип размещения гимнографов - рядом со сценами воспетых ими праздников, известен и в иконописи, напр., на визант. иконе «Успение Пресв. Богородицы, с избранными святыми в клеймах» (кон. XIV - сер. XV в., Музей Павла и Александры Канеллопулос, Афины).

Ерминия иером. Дионисия Фурноаграфиота в части рекомендаций по росписи храма предписывает изображать гимнографов в 4-м ярусе сверху наряду с мучениками, иерархами «в остальных местах», кроме алтаря и клиросов, т. е. в центральной и зап. частях наоса (Ерминия ДФ. С. 226). Так, в одном из ранних по времени создания памятников - росписи ц. вмч. Пантелеимона в Горно-Нерези близ Скопье (1164), образы 5 песнотворцев находятся в центральном пространстве храма - на сев. стене в сев. рукаве креста (в порядке следования от алтаря: К. М., Иоанн Дамаскин, Феодор Студит, Феофан Начертанный, Иосиф Песнописец), причем они соотнесены с изображениями великих монахов-подвижников в юж. рукаве; в свитке К. М.- начало 1-го тропаря 5-й песни канона Великого четверга. В близкой по времени росписи кипрской ц. Панагии Аракос близ Лагудеры (1192) образы песнотворцев уже перемещены в зону вимы: поясные в медальонах парные изображения К. М. и прп. Иоанна Дамаскина с развернутыми вверх свитками фланкируют Мандилион на склонах арки алтарной конхи. В виме К. М. и прп. Иоанн Дамаскин изображены еще в одной кипрской ц. мон-ря Св. Креста (Ставрос-ту-Агиасмати) близ Платанистасы (1494). В зоне вимы - на зап. склоне юж. подкупольной арки (напротив прп. Иоанна Дамаскина на противоположной арке) - в ц. Панагии Кумбелидики в Кастории, Греция (60-80-е гг. XIII в.).

Преподобные Косма Маюмский и Иоанн Дамаскин. Роспись ц. Успения Пресв. Богородицы мон-ря Грачаница. Ок. 1320 г.
Преподобные Косма Маюмский и Иоанн Дамаскин. Роспись ц. Успения Пресв. Богородицы мон-ря Грачаница. Ок. 1320 г.

Преподобные Косма Маюмский и Иоанн Дамаскин. Роспись ц. Успения Пресв. Богородицы мон-ря Грачаница. Ок. 1320 г.

В сохранившейся фрагментарно росписи храма монастыря Давидовица, Сербия (80-е гг. XIII в.) был впервые представлен еще один вариант расположения гимнографов в системе декорации храма. Он повторен в юж. парекклисионе мон-ря Хора (Кахрие-джами) в К-поле (ок. 1316-1321), где образы преподобных К. М., Иоанна Дамаскина, Иосифа Песнописца и Феофана Никейского помещены в парусах купола. Место расположения, привычное для изображений евангелистов,- в парусах центрального купола продиктовало иконографию песнотворцев как авторов, представленных в процессе написания своих сочинений. К. М. с остроконечной, раздваивающейся на конце длинной бородой, голова покрыта куколем, складки к-рого напоминают тюрбан, сидит перед столиком, на коленях книга, в к-рой он пишет, окуная калам в чернильницу (во внешнем нартексе мон-ря Хора над аркасолием помещены медальоны с полуфигурами К. М. и прп. Иоанна Дамаскина по сторонам от образа Богоматери Влахернитиссы). Вместе с прп. Иоанном Дамаскином К. М. также изображен пишущим на фреске мон-ря Хумор, Румыния (1530-1535).

В росписях храмов, начиная с ц. вмч. Пантелеимона в Горно-Нерези, фигуры гимнографов, в т. ч. К. М., монаха лавры прп. Саввы Освященного, связаны с монашеской тематикой. Изображение К. М. работы Мануила Панселина сохранилось на Афоне в мон-ре Протат в Карее (ок. 1290) - в рост, с непокрытой головой, в левой руке свиток, правой благословляет; в парекклисионе прп. Евфимия Великого базилики вмч. Димитрия в Фессалонике (1303) его полуфигура помещена на арке колоннады в паре с прп. Иоанном Лествичником, еще одну пару составляют преподобные Иоанн Дамаскин и Феодор Студит. Монашеская тематика подчеркнута и в ц. вмч. Георгия в Старо-Нагоричино, Македония, (1317-1318 ), в нартексе которой в сев.-зап. части зап. стены, в нижнем ярусе росписи, образы 3 монахов-гимнографов (К. М., Иоанна Дамаскина, Иосифа Песнописца) помещены рядом с традиционно монастырским сюжетом «Явление ангела прп. Пахомию Великому». В ряду преподобных К. М. изображен, напр., в ц. Честного Креста в Пелендри, Кипр (3-я четв. XIV в.), в ц. Пресв. Богородицы Хриселеусы в Эмбе, Кипр (кон. XV в.) и в др.

Расположенный в нижнем ярусе росписи «чин» гимнографов в ц. Богородицы Перивлепты в Охриде (1294/95) - преподобные К. М., Иоанн Дамаскин (сохр. нижняя часть фигуры) и Иосиф Песнописец (каждый держит развернутый свиток в правой руке, К. М. указывает перстом левой руки на текст в свитке) - обращает на себя внимание тем, что находится под композицией «Премудрость созда себе дом». Аналогичное размещение встречается и в рус. памятнике - ц. Успения на Волотовом поле близ Вел. Новгорода. Кроме того, в Ерминии иером. Дионисия Фурноаграфиота К. М. предпосланы слова: «…говорит: премудрость, слово и сила Сын, сый Отчий» (Ерминия ДФ. С. 175).

Примеры изображения «чина» песнотворцев представлены и в миниатюрах лицевых рукописей: напр., в Октоихе кон. XII в. из университетской б-ки в Мессине (Италия; Mess. Salvad. 51) - К. М. входит в состав 4 гимнографов.

"Слава Богородицы". Миниатюра из Гомилий Иакова Коккиновафского. 2-я четв. XII в. (Vat. gr. 1162. Fol. 6r)
"Слава Богородицы". Миниатюра из Гомилий Иакова Коккиновафского. 2-я четв. XII в. (Vat. gr. 1162. Fol. 6r)

"Слава Богородицы". Миниатюра из Гомилий Иакова Коккиновафского. 2-я четв. XII в. (Vat. gr. 1162. Fol. 6r)

По наблюдению О. В. Овчаровой, близкие к фреске в ц. вмч. Пантелеимона в Горно-Нерези образы гимнографов включены в состав монашеского ряда на миниатюрах «Слава Богородицы» с изображением святых по чинам, к-рые иллюстрируют Слово на Зачатие Богоматери в рукописях Гомилий Иакова Коккиновафского (Vat. gr. 1162. Fol. 6 r, 2-я четв. XII в.; Paris. gr. 1208. Fol. 8, 1-я пол. XII в.) (Овчарова. 2004. С. 241).

Литургические гимны и Слова, прославляющие Пресв. Богородицу, стали основой для композиций ряда рус. икон Божией Матери, в к-рые включены образы гимнографов - прп. Иоанна Дамаскина и К. М. с присущими им атрибутами - свитком с творением в честь Пресв. Богородицы. Одной из ранних появившихся на Руси композиций такого типа считается икона 60-80-х гг. XIV в. работы греч. мастера «Похвала Богоматери, с Акафистом» из Успенского собора Московского Кремля (ГММК), на к-рой присутствуют К. М. (сохр. фрагментарно) и прп. Иоанн Дамаскин. На иконах «О Тебе радуется» К. М. изображен у подножия трона Пресв. Богородицы (напр., на иконе из Ростово-Суздальской земли, сер. XV в., ГТГ - Дом-музей П. Д. Корина; на иконе из собрания Н. М. Постникова, кон. XVI - нач. XVII в., ГТГ; на иконе из ярославской ц. в честь Феодоровской иконы Божией Матери, 1680-1690, ГРМ, и на мн. др.; как К. М. атрибутировали образ читающего по книге святого на ранней иконе из Варваринской ц. Пскова, XIV в., ГТГ, см: Антонова, Мнева. Каталог. Т. 1. Кат. 149. С. 190-191). «Чин» гимнографов преподобные Иоанн Дамаскин и К. М. представляют в композициях «Достойно есть» развернутой иконографии, напр., на 4-частной иконе из Успенского собора Московского Кремля (ок. сер. XVI в., ГММК) - в ряду монахов, прославляющих Богоматерь.

В рус. иконописных подлинниках сводной редакции (XVIII в.) отмечаются старческий возраст К. М. и наличие у него характерной бороды, чаще встречающейся у анахоретов: «Брада до колена, широка, к концу поуже, раздвоилась» (Филимонов. Иконописный подлинник. С. 171; то же см.: Большаков. Подлинник иконописный. С. 38). В отличие от этих подлинников в позднем руководстве для иконописцев, составленном акад. В. Д. Фартусовым (1910), изменен традиц. состав одежд, со свойственных монаху («риза преподобническая») на епископские - фелонь и омофор, хотя типологические черты облика сохранены: «Маститый старец греческого типа с очень большой, до колен, бородой, которая к концу суживается и раздвояется; лицо худощавое, умное и восторженное» (Фартусов. Руководство к писанию икон. С. 44).

Самые ранние сохранившиеся изображения К. М. в рус. монументальном искусстве относятся к XIV в. Учитывая традиц. парность изображений К. М. и прп. Иоанна Дамаскина, можно предположить, что неизвестный монах с развернутым свитком в левой руке (текст не сохр.) и благословляющий правой рукой, помещенный рядом с прп. Иоанном Дамаскином в юж. рукаве подкупольного креста в соборе Рождества Пресв. Богородицы Снетогорского мон-ря (в составе Рождественского цикла, в ряду преподобных) (1313) - это К. М. У него длинная клиновидная, опускающаясяся на грудь борода, голова непокрыта, короткие седые, вьющиеся над ушами волосы не скрывают высокую залысину. В ц. Успения на Волотовом поле близ Вел. Новгорода (80-е гг. XIV в.) К. М. изображен дважды, оба раза с прп. Иоанном Дамаскином: на алтарной арке (К. М.- на юж. стороне) они фланкируют образ Богоматери в конхе, в свитках строки из канона на Великий четверг; на юж. склоне свода притвора в композиции «Премудрость созда себе храм», в руке свиток. На зап. наружном фасаде собора Рождества Пресв. Богородицы в Ферапонтове, над порталом (мастер Дионисий, 1502), К. М. и. прп. Иоанн Дамаскин изображены с развернутыми свитками по сторонам от Богоматери с Младенцем Христом на груди. Такое же изображение повторено в росписи интерьера собора (на юж. стене) в композиции «Что Ти принесем, Христе» (Собор Богоматери).

Лит.: LCI. Bd. 7. Sp. 343-344; Babić-Đorđevi G. Les moines-poètes dans l'église de la Mère de Dieu a Studenica // Студеница и византиjска уметност око 1200. године. Београд, 1988. С. 206-210; Вздорнов Г. И. Волотово: Фрески ц. Успения на Волотовом поле близ Новгорода. М., 1989. С. 50, 58; Stylianou A., Stylianou J. The Painted Churches of Cyprus. Nicosia, 19972. Р. 182, 184, 217, 230, 243, 413; Саликова Э. П. Сложение иконографии «Похвала Богоматери» в рус. искусстве XV-XVI вв. // ГММК: Мат-лы и исслед. М., 1998. Вып. 11. С. 69-80; Овчарова О. В. Образы монахов и гимнографов во фресках ц. св. Пантелеймона в Нерези (1164) // ВВ. 2004. Т. 63. С. 232-241; Сарабьянов В. Д. Программа монашеских изображений в росписях собора Рождества Богородицы Снетогорского мон-ря // ДРИ. 2008. [Вып.:] Художественная жизнь Пскова и искусство поздневизант. эпохи. C. 76.
Э. В. Шевченко
Ключевые слова:
Святые Русской Православной Церкви Святые Греческих Православных Церквей Иконография преподобных Гимнография преподобных Косма Маюмский, преподобный (пам. 12 окт.; пам. греч. 14 окт.)
См.также:
АЛИПИЙ СТОЛПНИК († VII в.), прп. (пам. 26 нояб.)
АММОН НИТРИЙСКИЙ († между 345 и 350 г.), прп. (пам. 4 окт., греч. 15 марта, 29 февр., 7 дек.)
АНДРЕЙ ЮРОДИВЫЙ (V или IХ-X вв.), прп., блж. (пам. 2 окт., пам. греч. 28 мая)
АНДРОНИК И АФАНАСИЯ (IV-V вв.), супруги, подвизавшиеся в егип. скитах, преподобные (пам. 9 окт., пам. греч. 2 марта)
АХИЛЛИЙ еп. Ларисский († ок. 330), прп. (пам. 15 мая)
ГРИГОРИЙ ДЕКАПОЛИТ прп. (пам. 20 нояб.)
ДАВИД СОЛУНСКИЙ (448/50-538/40), прп. (пам. 26 июня)
ИОСИФ ПЕСНОПИСЕЦ († ок. 886), прп. (пам. 4 апр.; пам. греч. 3 апр.)
ИПАТИЙ (ок. 366 - 446), прп. Руфинианский (пам. 31 марта; пам. греч. 17 июня; пам. визант. 29 мая, 9 и 17 июня)
АВКСЕНТИЙ ВИФИНСКИЙ (ок. 420 – ок. 470), прп. (пам. 14 февр.; 28 янв., 12, 15 февр., 15 апр.), отшельник, гимнограф