Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КОНСТАНТИН МАНАССИ
Т. 37, С. 98-100 опубликовано: 16 июня 2019г.


КОНСТАНТИН МАНАССИ

[греч. Κωνσταντῖνος ὁ Μανασσῆς] (ок. 1115, по другой версии - ок. 1130, К-поль - после 1173-1175, по др. данным - 1187), визант. писатель. К. М. некоторое время служил секретарем при дворе имп. Мануила Комнина и уже в юности примкнул к интеллектуальному кружку под покровительством севастократориссы Ирины, жены Андроника Комнина, брата Мануила. Вскоре после смерти мужа Ирина попала в немилость из-за подозрений в участии в заговоре; возможно, в этот период К. М. отдалился от кружка. Вероятно, преподавал риторику и был профессором Патриаршей школы в К-поле. К. М. имел связи и с др. аристократическими родами, в т. ч. с семьей Иоанна Контостефана, родственника Мануила. Ему принадлежит монодия на смерть жены Иоанна Феодоры (Курц. 1900). В 1160 г. Контостефан возглавил посольство в Палестину к Иерусалимскому кор. Балдуину III и гр. Триполитанскому Раймонду III для переговоров о заключении брака между Мануилом и Триполитанской принцессой Мелисендой. Путешествие, в к-ром принял участие и К. М., длилось 2 года и нашло отражение в стихотворных «Путевых заметках». Ряд исследователей полагают, что К. М. в последние годы жизни был митрополитом Навпактским (Bees. 1928/1929; Καρπόζηλος. 2009. Σ. 537-538). В заглавии неск. списков «Хроники» (Bodl. Misc. 205, Monac. gr. 254) К. М. сказано, что автор «впоследствии стал митрополитом Навпактским». Кроме того, в одном из писем Иоанн Апокавк сообщал, что в молодости служил секретарем у митрополита Навпакта Константина Манасси. Также известна печать 1170 г., принадлежавшая Константину Манасси, епископу фракийского г. Панион (в таком случае это была предшествующая карьерная ступень) (Fedalto. Hierarchia. Vol. 1. P. 293). К. М. мог принять монашеский постриг уже к 1160 г., поскольку в начальных строках «Путевых заметок» сказано, что он, «избежав потрясений бурной жизни… наконец пристал к тихой гавани» (Horna. 1904. S. 325-326). Др. ученые полагают, что упоминание сана К. М. в заглавии «Хроники» является результатом ошибки переписчиков XIV в., а 2 др. аргумента считают недостаточными (Lampsidis. 1988. P. 97-104; Magdalino. 1997. P. 161). Также противники отождествления полагают, что придворный поэт вряд ли согласился бы покинуть К-поль ради митрополичьей кафедры в провинции.

К. М. принадлежит множество произведений разных жанров: стихотворная «Хроника» (Σύνοψις χρονική), «Путевые заметки» (῾Οδοιπορικόν), «Моральные стихи» (᾿Ηθικὸν ποίημα), сохранившийся во фрагментах роман «Аристандр и Каллифея» (Τὰ κατ᾿ ᾿Αρίστανδρον κα Καλλιθέαν), монодии, утешительные слова, похвальные речи и экфрасисы.

«Хроника»

«Хроника» содержит 6620 пятнадцатисложников (по критическому изданию О. Лампсидиса), повествование начинается с сотворения мира и доводится до конца правления имп. Никифора Вотаниата (1081). Ряд исследователей считают, что «Хроника» написана между воцарением Мануила (1143) и смертью севастократориссы Ирины (1153), поскольку она содержит посвящение Ирине (l. 1-17) и похвалу Мануилу с пожеланием, чтобы его царствование продлилось много лет (l. 2507-2512). Однако издатель «Хроники» Лампсидис указывает на то, что в посвящении упомянута не только Ирина, но и ее муж Андроник, который умер в 1142 г. В таком случае «Хронику» следует датировать временем до 1142 г., а похвалу Мануилу считать более поздним добавлением. Рукописная традиция «Хроники» очень богата, в критическом издании использовано 13 самых авторитетных списков более чем из 100 известных, хотя первоначально К. М. ориентировался на узкую аудиторию и писал «Хронику», только чтобы развлечь взыскательного придворного читателя.

Как и большинство авторов всемирных хроник после Иоанна Малалы, К. М. излагал историю как череду сменяющих друг друга правителей. Он сформулировал этот принцип в начале «Хроники», пояснив, что намерен рассказать, кто, кем и на какой территории правил и сколько лет длилось каждое правление. После описания дней творения (l. 27-341) К. М. излагает историю от Адама до Авраама (l. 283-534), историю вост. правителей - от полулегендарных Бела и Сарданапала до персид. царей, Александра Македонского и эллинистических правителей (l. 535-966), обращается к иудейской истории и доходит до вавилонского пленения (l. 967-1107), хронологически возвращаясь назад, но уже к греч. истории, подробно рассказывает о Троянской войне (l. 1108-1470), повествует об истории Рима - от Энея до равноап. Константина I Великого (l. 1471-2290), после чего переходит к самому объемному визант. разделу (l. 2291-6620). Т. о., из повествования выпадает период полисной Греции и республиканского Рима. К. М. сосредоточен на светской истории: ни церковные Соборы, ни борьба с ересями его не интересуют, история Боговоплощения занимает всего неск. строк, а святые почти не упоминаются. Современная К. М. политическая действительность не нашла отражения в «Хронике»; правящий имп. Мануил упомянут лишь однажды, при противопоставлении Ветхого Рима Новому (l. 2506-2512). Нередко К. М. выступает в роли морализатора, при этом объектом его поучений являются не только конкретные исторические фигуры, но и имперсональные силы - Зависть, Судьба, Эрос, поскольку, согласно его видению истории, именно они, а не Провидение, к-рое упомянуто лишь дважды, играют главенствующую роль в истории человечества.

Как правило, К. М. не называет свои источники. Иудейская история отчасти основана на «Краткой хронике» Георгия Амартола. Описание Троянской войны опирается не на поэмы Гомера, а преимущественно на произведения Георгия Кедрина, при этом часть эпизодов не находит иных соответствий, кроме как в «Истории» Геродота, откуда, вероятно, заимствованы и нек-рые события персид. истории. Сведения о периоде от Энея до начала империи восходят к «Римским древностям» Дионисия Галикарнасского и к «Изложению истории» Иоанна Зонары. Повествование о рим. императорах основано на истории мон. Иоанна Антиохийского и дополнено сведениями из сочинений Кедрина и Зонары (в 2 местах К. М., вероятно, обращался к сочинениям Иоанна Лида). Хроники тех же авторов, а также «Хронография» Феофана Исповедника и тексты Псевдо-Симеона были использованы для рассказа о визант. эпохе. Заключительный раздел, начинающийся с правления имп. Василия I, преимущественно основан на соч. «Изложение истории» Иоанна Зонары, нек-рые сюжеты находят параллели только в хронике Феодора Скутариота. Можно предполагать существование общего несохранившегося источника, к-рым пользовались эти авторы.

«Хроника» имеет эпизодическую структуру, при этом жанровая природа отдельных эпизодов неодинакова, что вынуждало К. М. прибегать для их связи к необычным повествовательным техникам. Это отличает его текст от др. хроник, где связующим звеном по большей части выступают датировки. Каждый эпизод имеет хорошо продуманные вступление и заключение. В исторических разделах «Хроники» эпизоды обрамляют отвлеченные рассуждения о превратностях судьбы или несовершенстве человеческой природы. Подобные авторские комментарии вводят общие мотивы и создают связи между разными частями текста. Описание человеческих страстей (властолюбия, плотских страстей, ревности) уводит К. М. за пределы жанра хроники и приближает нек-рые эпизоды к возродившемуся в XII в. жанру романа. Эпизод, посвященный предыстории Троянской войны, воспроизводит романную схему, а текст, повествующий об ослеплении имп. Ириной своего сына Константина VI, близок к античной трагедии: властолюбивая и коварная Ирина приказывает ослепить Константина ночью, и, пробудившись в той самой Порфировой комнате, в к-рой он когда-то впервые увидел свет, тот с ужасом осознаёт, что ослеп. Часто К. М. инкорпорирует в «Хронику» элементы экфрасиса: рассказ о днях творения насыщен традиц. мотивами античного экфрасиса сада, при этом Творец уподобляется художнику или садовнику, к-рый пользуется в работе не садовыми инструментами, а Логосом, подобно поэту, чьим инструментом является слово. Язык «Хроники» - соединение народноязычных элементов и гомеровской лексики, античных и библейских аллюзий; автор прибегает к неологизмам.

«Путевые заметки»

«Путевые заметки», рассказывающие о путешествии К. М. в Палестину, написаны 12-сложником. Текст сохранился в 2 списках: Marc. gr. 524. Fol. 94v - 96r (XIV в.) содержит только первые 269 строк; Vat. gr. 1881. Fol. 102r - 109r (XIV в.) - текст целиком, за исключением строк 124-212. Вероятно, отсутствие отрывка с описанием внешности принцессы Мелисенды указывает на то, что в ватиканской рукописи содержится поздняя редакция сочинения, созданного, когда помолвка с Мануилом была расторгнута и похвала красоте принцессы стала неактуальной. Путешествие начинается в М. Азии, в Самарии участники посольства случайно встречают предполагаемую невесту императора. Св. места Палестины упоминаются лишь кратко, большую часть текста занимают жалобы на тяжелый климат и суровые условия путешествия. К. М. даже задается вопросом, почему Господь избрал для Воплощения столь неблагодатную землю, и отмечает, что если бы не Божественное присутствие, то эти места и вовсе были бы лишены притягательности. По пути в Триполи К. М. заболел, лечился на Кипре, а прибыв в Триполи, заболел вторично. В обоих случаях К. М. подробно описал симптомы болезни и свои страдания, дополнив этот рассказ рассуждениями об уязвимости человеческой природы. На обратном пути в К-поль посольство останавливалось в Сисе (Киликия), однако вынуждено было бежать на Кипр, спасаясь от пиратов, подосланных Раймондом III, графом Триполи. Последний сюжет, описанный К. М.,- анекдотический рассказ о драке с простолюдином во время службы в церкви на Кипре. На протяжении рассказа К. М. неск. раз обращается мыслью к К-полю, к-рый противопоставлен как суровой Палестине, где даже воду пить опасно, так и провинциальному Кипру, где нет ни привычного круга общения, ни б-ки. Предположительно разные части сочинения были написаны по ходу путешествия: тональность первых глав указывает на то, что автор еще не знал, вернется ли живым в К-поль (Marcovich. 1987). Вероятно, К. М. был приглашен Иоанном Контостефаном, чтобы увековечить в стихах их миссию, однако она не имела успеха, текст К. М. не пригодился. В жанровом отношении «Путевые заметки» уникальны: они содержат упоминания св. мест, однако совсем не похожи на традиц. паломничества, рассказ балансирует между псогосом чужого дикого мира и энкомием покинутому К-полю, а предметом описания оказывается не внешний мир, а внутренние переживания автора, вырванного из привычного культурного пространства.

«Аристандр и Каллифея»

«Аристандр и Каллифея» - роман, сохранившийся во фрагментах. По большей части это гномические высказывания на разные случаи жизни. Текст входит в сборник апофтегм светского и религ. содержания Макария Хрисокефала и занимает 612 строк (Marc. gr. 452 (XIV в.)). В 2 др. рукописях (Vindob. Phil. gr. 306. Fol. 1-16v; Monac. gr. 281. Fol. 144-161) этот текст дополнен еще 346 строками, которые помимо апофтегм содержат некоторые элементы романного действия, что позволяет приблизительно реконструировать сюжет. Источниками нравоучительной части служили произведения Гомера, Геродота, Софокла, Аристофана, Элиана; некоторые гномы восходят к Гелиодору и Ахиллу Татию, чьи романы послужили сюжетными источниками для большинства византийских романов.

«Моральные стихи»

«Моральные стихи» написаны 15-сложником, содержат пролог (l. 1-76), основной текст с делением на главы (l. 77-898) и эпилог (l. 899-916). В рукописи Paris. gr. 2750A сочинение не имеет ни названия, ни имени автора, общий заголовок и подзаголовки глав («О вере», «О любви», «О зависти») принадлежат издателю. Поэма посвящена описанию разных человеческих качеств, поступков и чувств, хороших (любовь, смирение, целомудрие, справедливость) и плохих (зависть). В начале каждого отрывка поэт смиренно заявляет, что, хоть и берется описать некое хорошее качество, сам обладает противоположным. Текст имеет ряд дословных совпадений с фрагментами романа «Аристандр и Каллифея», что ставит перед исследователями вопрос атрибуции. Одни считают, что поэма принадлежит более позднему автору, возможно ученику К. М., который не слишком искусно инкорпорировал заимствованный текст в свой собственный (Mazal. 1967. S. 249). Другие полагают, что поэма написана К. М., когда он уже был монахом, а ее простота объясняется попыткой очистить текст поучительного содержания от романных элементов, непригодных для монашеского чтения (Τσολάκης. 2003. Σ. 9).

Экфрасисы

Экфрасисы принадлежат к малым риторическим произведениям, к-рые в большом количестве были написаны К. М. Нередко они вбирали элементы др. жанров: в экфрасисе, посвященном журавлиной охоте, в которой принимал участие Мануил Комнин (Курц. 1906. С. 79-88), К. М. сопоставил охотничьего сокола с императором на войне, и экфрасис превратился в энкомий. Большинство экфрасисов если и не связаны с имп. семьей непосредственно, то так или иначе касаются придворной жизни: «Описание земли» (рассказ об изображении женщины, увиденном во дворце, которое воспринимается им как персонификация земли в окружении плодов и животных), «Одиссей и циклоп» (описание античной камеи, принадлежащей некоему сановнику).

Соч.: Miller M. E. Poème moral de Constantin Manassès // Annuaire de l'Association pour l'encouragement des études grecques en France. P., 1875. Vol. 9. P. 23-75; Sternbach L. Analecta Manassea // Eos. Lwów, 1901. Vol. 7. P. 180-194; idem. Constantini Manassae ecphrasis inedita // Symbolae in honorem L. Ćwikliński. Leopoli, 1902. P. 1-10; idem. Constantini Manassae versus inediti // WSt. 1902. Bd. 24. S. 473-477; Horna K. Einige unedierte Stücke des Manasses und Italikos // Jb. des K.K. Sophiengymnasiums in Wien für das Schuljahr 1901/1902. W., 1902. S. 3-26; idem. Das Hodoiporikon des Konstantin Manasses // BZ. 1904. Bd. 13. S. 313-355; idem. Eine unedierte Rede des Konstantin Manasses // WSt. 1906. Bd. 28. S. 171-204; Курц Э. Два произведения Константина Манасси, относящиеся к смерти Феодоры Контостефанины // ВВ. 1900. Т. 7. Вып. 4. С. 621-645; он же. Еще два неизд. произведения Константина Манасси // Там же. 1906. Т. 12. С. 69-98; Mazal O. Der Roman des Konstantinos Manasses: Überlfg; Rekonstruktion, Textausg. d. Fragmente. W., 1967; Среднеболгарский пер. Хроники Константина Манассии в слав. лит-рах / Под ред. И. С. Дуйчева, Д. С. Лихачева. София, 1988; Lampsidis O. Der vollständige Text der «῎Εκφρασις γῆς» des Konstantinos Manasses // JÖB. 1991. Bd. 41. S. 189-205; Constantini Manassis Breviarium chronicum / Rec. O. Lampsidis. Athenis, 1996. 2 vol. (CFHB; 36/1-2); Polemis I. D. Fünf unedierte Texte des Konstantinos Manasses // RSBN. N. S. 1996. Vol. 33. P. 279-292.
Лит.: Bees N. Manassis, der Metropolit von Naupaktos, ist identisch mit dem Schriftsteller Konstantinos Manassis // BNJ. 1928/1929. Bd. 7. S. 119-130; Mazal O. Das moralische Lehrgedicht in Cod. Paris. Gr. 2750 A - ein Werk eines Nachahmers und Plagiators des Konstantinos Manasses // BZ. 1967. Bd. 60. S. 249-268; Λαμψίδης ᾿Ο. Δημοσιεύματα περ τὴν Χρονικὴν Σύνοψιν Κωνσταντίνου τοῦ Μανασσῆ. ᾿Αθῆναι, 1980; idem. [Lampsidis]. Zur Biographie von K. Manasses und zu seiner Chronike Synopsis (CS) // Byz. 1988. T. 58. P. 97-111; Marcovich M. The «Itinerary» of Constantine Manasses // Illinois Classical Studies. 1987. Vol. 12. N 2. P. 277-291; Magdalino P. In Search of the Byzantine Courtier: Leo Choirosphaktes and Constantine Manasses // Byzantine Court Culture from 829 to 1204 / Ed. H. Maguire. Wash., 1997. P. 141-165; Reinsch D. R. Historia ancilla litterarum?: Zum literarischen Geschmack in der Komnenenzeit: Das Beispiel der Σύνοψις χρονική des Konstantinos Manasses // Pour une «nouvelle» histoire de la littérature byzantine: Actes du colloque intern. philologique, Nicosie, 25-28 mai 2000 / Ed. P. Odorico, P. A. Agapitos. P., 2002. P. 81-94; Τσολάκης Ε. Το λεγόμενο «Ηθικό ποίημα» του Κωνσταντίνου Μανασσῆ // Ελληνικά. Θεσσαλονίκη, 2003. Τ. 53. Σ. 7-18; Nilsson I. Narrating Images in Byzantine Literature: The Ekphraseis of Konstantinos Manasses // JÖB. 2005. Bd. 55. S. 121-146; eadem. Discovering Literariness in the Past: Literature vs. History in the Synopsis Chronike of Konstantinos Manasses // L'écriture de la mémoire: La litterarité de l'historiographie: Actes du IIIe colloque intern. philologique «EPMHNEIA», Nicosie, 6-7-8 mai 2004 / Ed. P. Odorico e. a. P., 2006. P. 15-32; eadem. Constantine Manasses, Odysseus and the Cyclops: On Byzantine Appreciation of Pagan Art in the XII Century // Bsl. 2011. Vol. 69. N 3. P. 123-136; Nilsson I., Nyström E. To Compose, Read, and Use a Byzantine Text: Aspects of the Chronicle of Constantine Manasses // BMGS. 2009. Vol. 33. P. 42-60; Καρπόζηλος Α. Βυζαντινοί ιστορικοί και χρονογράφοι. Αθήνα, 2009. Τ. 3: 11ος-13ος αι. Σ. 535-557; Hinterberger M. Phthonos als treibende Kraft in Prodromos, Manasses und Bryennios // Medioevo greco. Alessandria, 2011. Vol. 11. P. 83-106.
В. Ю. Жаркая
Ключевые слова:
Писатели византийские Константин Манасси (ок. 1115, по другой версии - ок. 1130 - после 1173-1175, по др. данным - 1187), византийский писатель
См.также:
АЛЕКСЕЙ МАКРЕМВОЛИТ († между 1349 и 1353), визант. писатель
АНАСТАСИЙ КВЕСТОР (IX -X вв.), визант. писатель, гимнограф и мелод
АННА КОМНИНА (1083-ок. 1153 или 1154 г.), дочь визант. имп. Алексея I Комнина, жена кесаря Никифора Вриенния (мл.)
ВАРЛААМ КАЛАБРИЙСКИЙ (ок. 1290 - 1348), еп. Джераче, визант. писатель, философ и богослов