Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КОММОДИÁН
Т. 36, С. 548-554 опубликовано: 12 июня 2019г.


КОММОДИÁН

[лат. Commodianus] (сер. III в.), зап. апологет, один из первых христ. поэтов.

Жизнь

О К. и его поэмах упоминает Геннадий Марсельский, к-рый в соч. «О знаменитых мужах», написанном в кон. V в., сообщает: «Когда Коммодиан наряду с языческими сочинениями прочел и христианские, он пришел к вере. Став христианином и захотев принести в дар своему Спасителю Христу что-нибудь из своего литературного таланта, он написал посредственным слогом, как бы стихами, книгу «Против язычников». И поскольку он был плохо знаком с христианскими писаниями, то смог скорее ниспровергнуть учения язычников, чем утвердить наше. Поэтому он рассуждал против них также и на основании божественных обетований в весьма простом и грубом смысле, приводя их в недоумение, а нам внушая безнадежность. Последовав за писателями Тертуллианом, Лактанцием и Папием, он наилучшим образом усвоил нравственное учение и особенно любовь к добровольной бедности и внушил это своим ученикам» (Gennad. Massil. De script. eccl. 15). В списке лат. христ. писателей Геннадий ставит К. после Пруденция (ок. 348 - после 405) и до Руфина Аквилейского (ок. 345-410). Немногочисленные сведения о К. можно почерпнуть из его сочинений, в которых он, притом что часто говорит о себе, своем окружении и христ. общине, к которой принадлежал, не сообщает точных данных о себе, месте и времени жизни. Большинство ученых полагают, что К. происходил из Палестины, точнее из Газы (вероятная интерпретация выражения «nomen Gasei» (имя человека из Газы) - Commod. Instruct. II 35), и жил в сер. III в. в Сев. Африке, вероятнее всего в Карфагене (Durel. 1912. P. 20; Daniélou. 1978. P. 93-94; Di Berardino. 1986. P. 259-261; Poinsotte. 1996. P. 270; Heck. 2000. P. 693; Nazzaro. 2006. P. 1132-1133 и др.).

По словам К., он происходил из нехрист. семьи и долгое время разделял языческие заблуждения, посещая святилища и участвуя в нечестивых таинствах (Commod. Instruct. I 1. 4-5; I 7. 20-21; I 8. 1-2; I 26. 24; I 33. 1-2; II 16. 1; Idem. Carmen apol. 3-8; 83-84; 765). Вероятно, К. учился в риторской школе (Heck. 2000. P. 693). На основании того, что в соч. «Апологетическая поэма» К. показывает прекрасное знание иудейской веры, к-рую он резко критикует, нек-рые исследователи выдвинули гипотезу, что он прошел путь от язычества к иудаизму, а от него - к христианству, которое он принял из-за неудовлетворенности своей религ. жизнью (Di Berardino. 1986. P. 261). Как предполагают, К. вместе с сир. купцами переехал сначала в Италию, а затем в Карфаген, где и произошло его обращение в христианство (Poinsotte. 1996. P. 270, 277-280). Там же проходила его церковная и лит. деятельность.

Общепризнано, что его поэмы отражают ситуацию, сложившуюся в Карфагене в 50-60-х гг. III в., во время и после гонений имп. Деция («septima persecutio nostra» (седьмое гонение на нас) - Commod. Carmen apol. 807) и имп. Валериана (см.: Durel. 1912. P. 20, 311-313; Gagé. 1961; Di Berardino. 1986. P. 260; Poinsotte. 1996. P. 272-273). К. сообщает, что в какой-то момент (возможно, во время одного из гонений) он отпал от Церкви (terroremque diu quondam sensisse ruinae), впосл. принес публичное покаяние (Commod. Instruct. II 4. 8-9). Он также говорит о негативных последствиях некоего раскола из-за вопроса о падших, происшедшего в Церкви после одного из гонений (Instruct. II 21). Предположительно это был раскол Новата и Фелициссима при свт. Киприане Карфагенском в 251-252 гг., после гонения имп. Деция (D'Alès A. Commodien et son temps // RechSR. 1911. T. 2. P. 502; Salvatore. 1977. P. 14-15).

На основании того что К. называет себя Gaseus (вариант: Gazaeus - Commod. Instruct. II 35), некоторые исследователи выдвинули гипотезу о том, что он был хранителем церковной казны (gaza), средства из к-рой использовались для помощи нуждающимся. Это объясняет, почему К. называет себя «нищий Христов» (mendicus Christi - Ibidem; ср.: Durel. 1912. P. 18).

К. был хорошо знаком с устройством церковной общины, с правами и обязанностями ее членов; он часто критикует различные злоупотребления, дает многим советы, включая диаконов, пресвитеров и епископов, побуждает к щедрой милостыне, осуждает богатых и угнетателей, к-рые будут отвечать за свои поступки перед Богом. Его горячий и несгибаемый характер, бескомпромиссность напоминают Тертуллиана. Вместе с тем он всегда противопоставляет свое «частное» учение мнениям официально признанных «учителей» (doctores - Commod. Instruct. II 12. 1-3; 18. 15; Idem. Carmen apol. 61-62; см.: Di Berardino. 1986. P. 261).

Хотя рукопись VIII в., содержащая текст «Carmen apologeticum...», в конце имеет принадлежащую, очевидно, писцу приписку «explicit tractatus sancti episcopi…» (закончен трактат святого епископа), в свете вышесказанного весьма маловероятно, что К. был епископом или членом церковного клира (Heck. 2000. P. 693; нек-рые, впрочем без веских оснований, полагают, что К. был диаконом - см.: Poinsotte. 1996. P. 272).

Сочинения

1. «Наставления» (Instructiones; CPL, N 1470; PL. 5. Col. 201-262; CSEL. Vol. 15. P. 3-114; CCSL. Vol. 128. P. 3-70). Текст сохранился лишь в 1 древней рукописи IX в. (Codex Cheltenhamensis Berolin. SB. Phillipps. 1825); впервые опубликован Н. Риго в 1649 г. «Наставления» представляют собой 80 стихотворных глав, состоящих из акростихов разных размеров, написанных гекзаметром, так что каждый акростих образует название или тему главы. Исключение составляют акростихи I 35 и II 15, начальные буквы которых соответствуют буквам лат. алфавита. Кроме того, акростих I 28 представляет собой также телестих.

В поэме можно выделить 2 книги, или части: апологетическую (1-45) и церковно-дисциплинарную (46-80). В 1-й ч. К. жестко и саркастично критикует языческие религии и многобожие (I 2-23), равно как иудаизм и иудействующих язычников (I 24-40). В последних главах К. излагает свои эсхатологические взгляды (I 41-45). Во 2-й ч. говорится о членах церковной общины и о нравственно-религ. требованиях, которые к ним предъявляются: об оглашенных (II 1), о верующих (II 2-3), кающихся (II 4), вероотступниках (II 5, 7), младенцах (II 6), воинах Христовых (II 8), беглецах (II 9), плевелах (II 10), лицемерах (II 11), матронах (II 14-15), церковном народе в целом (II 16), готовящихся к мученичеству (II 17), чтецах (II 22), диаконах («служителях» - II 23), епископах («пастырях» - II 24, 33), пресвитерах (II 25), клириках в целом (II 30). Также К. говорит о бегстве от мира (II 12), о том, каким должен быть христианин (II 13), о борьбе со страстями (II 18-20), об обманчивом мире (II 21), о посещении немощных (II 26), о нищих (II 27), смерти и похоронах (II 28-29), молитве (II 34). В последнем акростихе поэмы, обобщающем нравственно-религ. требования в эсхатологической перспективе, приводится имя ее автора, если начальные буквы стихов прочитать снизу вверх: Commodianus mendicus Christi (Коммодиан, нищий Христов - II 35).

2. «Апологетическая поэма» (Carmen apologeticum), или «Поэма о двух народах» (Carmen de duobus populis; CPL, N 1471; PLS. 1. Col. 75-101; CSEL. Vol. 15. P. 115-188; CCSL. Vol. 128. P. 73-113). Текст сохранился также лишь в 1 рукописи VIII в., хранящейся в настоящее время в б-ке Британского музея (Codex Mediomontanus - Lond. Brit. Mus. Add. 43460); впервые опубликован кард. Ж. Б. Ф. Питрой в сер. XIX в. (Pitra. 1852. P. 21-49). Хотя в рукописи отсутствует название и имя автора, совпадение нек-рых стихов (напр.: Commod. Instruct. I 29. 1 = Idem. Carmen apol. 229), близость богословских идей, лит. стиля, стихотворного размера и лингвистических особенностей позволили без труда установить ее принадлежность К.

Поэма состоит из 1059 (по др. делению - 1060) гекзаметров, сгруппированных по 2 стиха. По жанру это не столько апология, сколько краткое изложение христ. вероучения с ясно выраженной нравоучительной направленностью. Поэма разделяется на 4 большие части. В 1-й ч. (1-88) дается представление об авторе, обращенном из язычников и страстно желающем, чтобы и др. язычники могли принять его веру в Бога, о Котором легко узнать через пророков и Иисуса Христа. Во 2-й ч. (89-578) излагается история спасения, начиная с сотворения мира и вплоть до смерти и воскресения Спасителя. В 3-й ч. (579-790) опровергаются аргументы язычников и иудеев против божественности Христа и приводится увещание о вере, к-рая одна лишь может принести спасение. В 4-й ч. (791-1059) К. излагает свои эсхатологические взгляды, отличающиеся ярко выраженным хилиастическим характером. В поэме заметно стремление заставить читателя задуматься о своей участи в буд. жизни. Сатира, нравственное назидание, эсхатологические картины, простой и остроумный язык - все служит этой цели. Кроме того, одна из основных тем поэмы, равно как и предыдущей,- беспощадная критика богатых и угнетателей, которые в буд. жизни сами станут рабами святых (Carmen apol. 994-998; Instruct. I 43). Христ. вероучение К. излагает довольно туманно, триадология неразвита и близка к монархианской.

Как считается, К. был плохо знаком с классической лит-рой, но хорошо знал Свящ. Писание и произведения нек-рых лат. христ. авторов (Di Berardino. 1986. P. 261). Наблюдается зависимость поэм К. от писем и трактатов «О единстве Церкви», «О падших», «К Квирину» свт. Киприана Карфагенского (Salvatore. 1977. P. 15-24). В стихах К. использовал народный язык, писал в красочной, но грубой манере. Хотя ему были известны сочинения Вергилия, Цицерона, Теренция, Лукреция Тита Кара и нек-рых др. лат. писателей (см., напр.: Commod. Carmen apol. 583-584), по сравнению с классической латынью язык К. изобилует многочисленными отступлениями от норм грамматики в склонении и спряжении, нарушении правил синтаксиса, употреблением неологизмов и варваризмов и т. о. может быть отнесен к «вульгарной латыни» (Durel. 1912. P. 115; Heck. 2000. P. 699; Poinsotte. 2009. P. XII). Стихотворные размеры поэм К. грубы и близки к прозе (quasi versus - Gennad. Massil. De script. eccl. 15). В них он стремился имитировать дактилический гекзаметр, но не соблюдал сочетания долгих и кратких гласных, ударных и безударных слогов. За исключением неск. удачных случаев, у него отсутствуют к.-л. следы лит. мастерства. Некоторые исследователи склонны видеть в этом сознательный отказ от античного культурного наследия (Heck. 2000. P. 701) или желание приспособиться к языку простого народа (Boissier G. La fin du paganisme: Étude sur les dernières luttes religieuses en Occident au IVe siècle. P., 1891. T. 2. P. 43), создать новую христ. поэзию, понятную для всех, в противовес классической, понятной только для образованных (Amatucci A. G. Storia della letteratura latina cristiana. Torino, 19552. P. 91-92). Несмотря на это поэмы К. не пользовались успехом. В 494 г. Римским Собором под председательством папы Геласия I они вместе с сочинениями Тертуллиана, Лактанция и некоторых др. христ. писателей были отнесены к разряду апокрифических, т. е. тех, к-рые не приемлет Церковь (Decret. Gelas. // PL. 59. Col. 163B).

Учение

О Боге

Учение К. о Боге весьма архаично и представляет собой сочетание иудео-христ. элементов. В нем практически нет никакого следа учения о Логосе Божием, Его роли в творении мира или Промысле о нем. Все ветхозаветные богоявления К. относит к единому Богу, а не к Логосу. Сосредоточенная на Божием единстве, триадология К. представляет собой разновидность модалистического монархианства, или патрипассианства, смешивающего различия между Лицами Троицы (см.: Durel. 1912. P. 78-80; Daniélou. 1978. P. 94, 101; Di Berardino. 1986. P. 263; Heck. 2000. P. 701; ср.: Commod. Carmen apol. 277-278, 363-366): «Есть Бог всемогущий, единый, от Самого Себя рожденный, / Которого далее ты найдешь великим и уничиженным. / Он был положен в Слове, Самому Себе лишь известен, / Он называется Отцом, и Сыном, и Святым Духом» (Commod. Carmen apol. 91-94; ср.: Ibid. 803-804).

Бог безначален, бесконечен и вечен (Ibid. 125-126). «Нельзя искать начала Его и конца» (Ibid. 124). Бог окружен Своей славой и обитает в неприступном свете: «Он есть слава, сокрытая для нас и для ангелов, / Так что величие Божие, каково оно, известно только Ему Самому. / Сияет оно, безграничное, превыше небес, без конца; / Золотое все, что оно есть, словно пламенная сила. / Эта слава Божия единственна, превыше всех ангелов, / Это есть Бог вечного света, это - Дух вечности» (Ibid. 101-106). Бог непостижим и невидим ни для какой твари: «Итак, даже сами ангелы не могут познать, / Каков и сколь велик Он» (Ibid. 99-100); «Каков Он в Своей основе (in primitiva sua), никто не видит» (Ibid. 109); «Невозможно познать форму столь великого Бога; / Все, что Он есть,- Единое, в беспредельном свете Единый» (Ibid. 113-114).

Понятие «secreta Dei» (тайны Божии), т. е., вероятно, сокрытые в Боге замыслы, часто встречается у К. (см., напр.: Ibid. 502; Instruct. I 27. 19; I 29. 11). Бог пребывает над миром и промышляет о нем: «Все, что небо содержит, всюду с неба Он наблюдает, / И проницает все взором, и слышит слухом» (Carmen apol. 127-128). Он может являться везде, где пожелает, и в той форме, в какой пожелает: «Он преображается так, как пожелает Себя открыть. / Он делает Себя видимым ангелам в их образе / И для человека становится человеком, / Впрочем, что Бог,- подтверждается словом» (Ibid. 109-112). «И если Он желает, чтобы узнали о Нем, кто Он есть, / С высоты Своего Божества Он делает Себя способным быть видимым. / Одним Он являлся в огне и говорил гласом. / Обретал плоть Тот, Кого никакая страна не вмещает. / Он - Бог всемогущий, Господь Своего создания, / Хотя Он невидимый, делает Себя видимым некоторым» (Ibid. 117-122). Впрочем, все это лишь временные формы богоявления: «То Он принимает образ, то растворяется в воздухе» (Ibid. 123).

О творении

Согласно К., сначала Бог сотворил свет (ignis - огонь) и ангелов, к-рым усваиваются некоторые управляющие функции: «Но когда Он повелел сложить мир по приказу, / Огнь расположил, страшный для самих ангелов, / Которых Он назначил, созданных с меньшим могуществом, / Чтобы они управляли небом, землею и тем, что под ней» (Ibid. 95-98). Не исключено, что под «огнем» здесь имеется в виду божественная слава, о к-рой речь шла выше. Ангелам, как тварным существам, недоступно познание Бога по сущности (Ibid. 99, 101). Происхождение демонов К., как и мн. др. раннехрист. писатели, связывает с эпизодом Быт 6. 1-4, где говорится о происхождении исполинов: «Когда Бог всемогущий начал украшать природу мира, / Он восхотел, чтобы ангелы землю сию посетили. / Но посланные, законы Его они презрели:/ Такова была красота женщин, которая их покорила. / Так что оскверненные, они уже не могли вернуться на небо. / Отсюда мятежные, воздвигли они глаголы против Бога. / С тех пор Всевышний приговор произнес им, / А от семени их произошли исполины... / Но Всемогущий, поскольку произошли они от превратного семени, / Не позволил принять их усопшими в смерти. / Вот почему они все еще блуждают, терзая многие тела, / Особенно те, кого ныне вы чтите и молитесь им, как богам» (Commod. Instruct. I 3. 15).

Творение человека и его грехопадение (см. ст. Грех первородный) К. характеризует следующим образом: «[Бог] сотворил первого человека, чтобы он стал вечным, / Но тот подпал смерти, презрев заповедь. / Ради этого Бог приготовил таковые повествования, / Чтобы обнаружить все козни диавола. / Правителем на земле Бог поставил этого ангела, / Который, позавидовав человеку, сам погиб еще прежде» (Carmen apol. 149-154). «Чтобы Адам первозданный уклонился от заповеди Божией, / Велиар подстерегал его по зависти к созданию. / И на нас перенес то благо или зло, которое совершил, / Начальник рода, из-за него мы равно умираем. / Он сам, удалившись от божественного слова, стал изгнанником» (Instruct. I 35. 1-5).

В результате грехопадения Адама в мир вошли смерть и грех (Ibid. I 35. 7), связанные с забвением Бога: «В пороках начал жить весь род человеческий, / Не вспоминая, Кто есть его Творец» (Carmen apol. 157-158). «Адам, вкусив от плода, получил приказание идти умирать; / От его греха как все мы умираем, так равно и каждый» (323-324). К. полагает, что после грехопадения у человека сохранилась свобода избирать добро или зло, как это утверждалось в древнехрист. лит-ре «двух путей», с к-рой К. был знаком (см.: Dombart B. Praefatio // CSEL. 1887. Vol. 15. P. IV): «Вот, пред тобой лежат два пути: избери тот, какой хочешь, / Ведь ты не можешь разделиться, чтобы идти по обоим; / Но ты должен найти из них подходящий» (Commod. Carmen apol. 699-701).

Об искуплении

Согласно К., искупление людей совершилось в результате пришествия на землю Самого Бога для дарования нового закона и победы над смертью. Однако у К. остается неясным, кто же пришел на землю - Сын или Отец: «Это Отец в Сыне пришел, Бог, единый повсюду, / И Он не был бы назван Отцом, если бы не стал Сыном. / Ведь Он не покинул небо, чтобы явиться на земле, / Но, как Он определил, явилось на земле Величие; / Силой Своею Он родился по плоти … / [Бог] стал плотью, в которой действовала Сила Божия. / Вот что пророки воспевают: Невидимый должен стать видимым, / Чтобы такая Слава [claritas] ради нас стала человеком» (Ibid. 277-286). «Поэтому Он не захотел являться таким, каков Он есть, / Но сказал, что Он есть Сын, посланный Отцом. / Так Он Сам предал Себя, по слову пророков, / Чтобы Бог на земле был Сыном Всевышнего» (Ibid. 363-366). При этом К., по всей видимости, отрицает полноту человечества во Христе: «Он не был уже человеком, но Бог был плотью ради нас» (Ibid. 342).

К. проводит параллель между грехопадением человека и его искуплением. Так, если в первом случае диавол обманул человека, пообещав ему бессмертие, но в результате подвергнув смерти, то во втором случае Господь обманул диавола, Сам став человеком и захотев умереть, чтобы человека освободить от смерти: «Так возглашает Божий закон: когда Всевышний стал уничиженным, / Ад отступил, чтобы Адам был избавлен от смерти; / Снисшел в могилу Господь, сжалившись над Своим созданием, / И так таинственно Он опустошил крепость смерти. / Перехитрил Господь древнего разбойника, скрывшись, / И захотел пострадать, а скорее его ниспровергнуть. / А тот, дерзкий и всегда свирепый, как враг, / Пока надеялся свирепствовать над человеком, был побежден Всевышним» (Ibid. 313-320).

Как в грехопадении древо познания добра и зла было причиной смерти человека, так в искуплении древо Креста стало причиной его жизни: «Смерть в древе была, и жизнь скрывалась в древе, / На котором висел Бог и Господь, Творец нашей жизни. / Это древо жизни предсказал Господь, / Чтобы тот, кто поверит Ему, так стал бы вкушать от него. / Берет и вкушает сладостно заповеди Вышнего Бога / И уходит, поскольку силен воскреснуть, от смерти» (Ibid. 327-332). Как древо познания означало древний закон, так и древо Креста, к-рое было древом жизни, означало новый закон. И так же как непослушание древнему закону стало для человека источником смерти, так и исполнение нового закона есть источник жизни (Instruct. I 35. 11-14; I 36. 11).

О Церкви и таинствах

В полемике против иудеев К. развивает характерную для раннего христианства экклезиологическую тему соотношения ветхозаветной и новозаветной Церквей: иудейская церковь («синагога»), не познав Христа, уступила место «Церкви из язычников». Прообразы этого он находит в ВЗ и у ап. Павла: «Два народа различила в себе Ревекка: / Этот первый возник, другой - чтоб ему наследовать» (Carmen apol. 189-190). «Какая слава вдруг осияла язычников, / Чтобы они стали народом, которого ранее не было! / Не был ли удивлен Исав, возлюбленный отцом, / Что младший брат взял его первородство?/ И синагога не могла узнать время, / Когда она отпадет и какого лишится Вождя; / Как было написано: Птицы знают свои времена, / А народ сей не узнал время Моего пришествия» (Ibid. 249-256). То же было прообразовано Ефремом и Манассией, Каином и Авелем, Лией и Ревеккой: «Посмотри: Лия была прообразом синагоги, / Столь слабая глазами, что для Иакова было знаком; / Но служил он опять за любимую младшую - / Истинное таинство и прообраз нашей Церкви» (Instruct. I 39. 1-4; см.: Ibid. 39. 1-11; cp.: Tertull. Adv. Iud. 1; Idem. Adv. Marcion. III 24. 8-9; Iust. Martyr. Dial. 134. 3-5; Iren. Adv. haer. IV 35. 1-3).

В «Наставлениях» К. кратко упоминает основные церковные служения, делая акцент на тех религиознонравственных качествах, которыми должны обладать эти люди. Так, он говорит о «клириках» (clerici): «пастырях Церкви» (pastores), т. е. епископах, и «старших по возрасту» (majores nati), т. е. пресвитерах (см.: Commod. Instruct. II 24; 25; 30; 33). Если они будут править преданно и верно, не допуская отступления от веры и расколов, если будут помогать бедным и немощным, то исполнят свой долг и сохранят свою паству: «В таких заключается надежда и живет вся Церковь» (II 24. 13). О диаконах (ministri, zacones = diaconi) К. говорит несколько подробнее: «Служение Христа, диаконы, исполняйте в чистоте; / О, служители, исполняйте указания Учителя. / Не убегайте от лица справедливого Судии, / Усиливайте свое служение во всем как опытные. / В горняя взирая, всегда будьте преданы вышнему Богу. / Служители, воздавайте Богу все непорочные таинства [inlaesa sacra], / Будьте готовы подать пример во всем. / Преклоняйте ваши главы перед пастырями, / Пусть будет так, чтобы вы могли быть угодны Христу» (II 23. 1-9). Чтецов [lectores] К. называет «цветами народа», «светильниками Христовыми» (II 22. 9-10).

Совсем немного К. говорит о церковных таинствах. В Крещении человеку «даруется основа рождения» (genitali sola donantur - II 1. 7-8). Совершается оно однократно: «Единожды ты был омыт, неужели ты можешь креститься заново?» (II 2. 9). О Покаянии К. говорит более подробно: «Ты стал кающимся (paenitens), молись день и ночь: / Но не удаляйся далеко от Матери [Церкви], / И Всевышний может стать милосердным к тебе. / Исповедание твоего греха не будет тщетным, / О вине своей ты должен открыто скорбеть. / Если ты получил глубокую рану, взыщи врача, / И в наказаниях ты сможешь облегчить свои страдания… / Поэтому я увещеваю уязвленных [грехом] идти с осторожностью, / Браду и власы извалять в земном прахе, / Облечься во вретище и молить Вышнего Царя / Оказать тебе помощь, да не погибнешь в народе» (II 4. 1-13). Подобно Тертуллиану, К. различает грехи легкие и тяжкие (II 1. 7-11).

К. практически ничего не говорит о таинстве Евхаристии. Упоминаются «непорочные таинства» (inlaesa sacra), в приготовлении к-рых участвуют диаконы. Кроме того, касаясь праздника Пасхи, К. увещает: «Подобает, чтобы на Пасху, в наш счастливейший день, / Радовались и те, кто просят ежедневных раздач: / Пусть им дадут то, что достаточно: вино и пищу (vinum et esca)» (II 30. 1-3). Однако неясно, идет ли здесь речь о евхаристических Хлебе и Вине.

О кончине мира

Значительное место в поэмах К. отводится вопросам эсхатологии, к-рая представляет собой разновидность хилиазма (см.: Instruct. I 41-43; Carmen apol. 807-1060). Как отмечают исследователи, она сформировалась под влиянием неск. факторов: библейской эсхатологии, иудейской и иудео-христ. апокрифической лит-ры (включая «Сивиллины оракулы»), наконец, политических событий сер. III в., отразившихся на христ. учении о конце мира (см.: Durel. 1912. P. 56-60; Daniélou. 1978. P. 104-106; Salvatore. 1977. P. 25-31; Poinsotte. 1996. P. 273; Heck. 2000. P. 697-698). Подобно Тертуллиану и свт. Киприану Карфагенскому, К. придерживается крайне пессимистического взгляда на мир, искаженный грехопадением Адама, а потому полагает всю надежду на воскресение мертвых и жизнь будущего века: «Страданье есть все, чем живем мы в сем веке; / А потому в будущем следует искать нам надежду: / В этом и Бог убеждает, и закон, и страданье Христово, / Чтобы мы верили в то, что воскреснем в веке грядущем» (Commod. Carmen apol. 309-312). В этом, по мнению К., нас убеждает и сказание о птице Феникс, которая «дает нам пример того, что можно восстать после погребения» (Ibid. 140). По воскресении, когда «восстановится человек, какой был и некогда умер» (Ibid. 144), не будет страдания; «так Бог устроит, что у [человека] будет еще бóльшая слава» (Ibid. 148; ср.: Clem. Rom. Ep. I ad Cor. 25; Tertull. De resurr. 13. 2-4). Однако К. рассматривает надежду на воскресение и буд. жизнь в хилиастической перспективе: ожидаемое воскресение произойдет в «седьмом тысячелетии» («После того как окончатся шесть тысяч лет, мы будем бессмертны» - Commod. Instruct. I 35. 6) и будет восстановлением человека в райском состоянии, утраченном в результате грехопадения.

Подобно Юлию Африкану, К. полагает, что первые 3 тыс. лет прошли от творения мира до Авраама, а вторые - от Авраама до совр. ему эпохи (Carmen apol. 45-48). Прежде чем рассматривать само тысячелетнее царство праведных на земле, К. упоминает те события, к-рые будут ему непосредственно предшествовать: «Много будет знамений того погибельного конца, / Но началом его будет седьмое гоненье на нас» (Ibid. 807-808) - гонение имп. Деция, к-рое совпадет с нашествием готов и др. варварских народов на империю. Под предводительством царя Аполлиона (ср.: Откр 9. 11) - вероятно, имеется в виду король готов Книва (ок. 250-271), разбивший армию имп. Деция в 251 г. (см.: Salvatore. 1977. P. 27. Not. 58; Poinsotte. 1996. P. 273),- они захватят Рим, поработят сенаторов и язычников, прекратят гонения и будут хорошо обращаться с христианами (Commod. Carmen apol. 810-818). Затем придет некий царь по имени Кир (Cyrus). Вероятно, это имя взято К. из Библии в качестве нарицательного для царя-освободителя (см.: Ис 44. 28; 45. 1; Labriolle. 1920. P. 240. Not. 4). Др. чтение - Syrus (сириец), предложенное Й. Мартином (Martin. 1913. S. 132-133), вызывает трудности для понимания. Исторически этот правивший 7 лет царь отождествляется исследователями с имп. Валерианом (Salvatore. 1977. P. 28; Poinsotte. 1996. P. 273). По мнению К., это будет не кто иной, как воскресший имп. Нерон, к-рый освободит рим. сенат и начнет новые гонения на христиан (Commod. Carmen apol. 823-831; ср.: Instruct. I 41. 7).

Его воцарению будет непосредственно предшествовать приход в Иудею прор. Илии, к-рый «поставит печать на верных» (signare dilectos) и будет проповедовать иудеям Христа, а пред теми, кто не поверит ему, сотворит великие знамения и чудеса (Carmen apol. 833-846; Instruct. I 41. 8). Однако неверующие иудеи донесут рим. сенату, что Илия - враг римлян, и сенаторы потребуют от Нерона расправы над ним (Carmen apol. 847-854). По приказу императора Илию доставят в Рим, где он будет умерщвлен, равно как и множество (7 тыс.) христиан. Но все они на 4-й день воскреснут и будут вознесены Господом на небо (Ibid. 855-864). Затем гонение продолжится, христиане будут изгнаны из Рима и жестоко преследуемы по всему миру в течение 3 с половиной лет. Нерон поставит в помощники себе 2 кесарей, к-рые издадут указы всем жителям империи принести жертвы богам (Ibid. 865-890). Тогда на востоке восстанет некий царь (rex ad orientem), к-рый соберет народы - персов, мидян, халдеев и вавилонян - на войну против Рима. Его пришествие будет сопровождаться великими знамениями: эпидемиями, войнами, голодом, засухой, трубным гласом с неба, огненной колесницей, несущейся среди звезд и факелов; все это - знамения конца света. В результате Нерон будет убит, а Рим - разрушен (Ibid. 891-918). Затем этот царь-победитель, к-рого исследователи отождествляют с персид. шахом Шапуром I (239 или 241-272), в 260 г. разбившим армию имп. Валериана и умертвившим его (см.: Poinsotte. 1996. P. 273), направится в Иудею, где сотворит много знамений и чудес, чтобы соблазнить иудеев уверовать в него (Commod. Carmen apol. 927-932). Он объявит себя бессмертным и будет антихристом иудеев, так же как Нерон был антихристом язычников: «Для нас Нерон стал антихристом, а тот - для иудеев; / Оба они суть два лжепророка последних времен. / Нерон - это гибель для Города, а тот - для земли всей» (Ibid. 933-935). Помимо К. представление о 2 антихристах можно встретить и у некоторых др. раннехрист. авторов (см., напр.: Vict. Petav. Comm. in Apoc. 13. 16 // PL. 5. Col. 338C; Lact. De mort. persecut. 2; cp. также: Sulp. Sev. Dial. II 14; Idem. Chron. II 29.5; Hieron. In Dan. IX 29 // PL. 25. Col. 568).

К. приводит также мнение об одном антихристе - воскресшем Нероне (Commod. Instruct. I 41. 12-18; сp.: Aug. De civ. Dei. XX 19), к-рому будут покланяться в Иерусалиме и лжепророк к-рого сотворит знамения и чудеса. Так или иначе, вскоре антихрист станет неугоден иудеям; они воспротивятся ему и обратятся за помощью к Богу (Commod. Carmen apol. 937-940). Тогда «Бог Вседержитель... / Произведет на свет долгое время скрывавшийся народ. / Они суть иудеи, запертые за Персидской рекой, / О которых Бог хотел, чтобы они оставались там до конца. / Плен привел их туда, чтобы там оставались; / Из двенадцати колен девять с половиной там пребывали» (Ibid. 941-946; ср.: Instruct. I 42. 1-21). Эти оставшиеся в Вавилонском плену иудеи из 9 с половиной колен израильских (по др. толкованию - 2 с половиной колена; см.: Daniélou. 1978. P. 105-106; ср.: Commod. Instruct. I 42. 1-9) проводили там строгую жизнь, воздерживались от мясной пищи, не печалились о смерти близких, но ожидали будущего воскресения (Carmen apol. 946-958; Instruct. I 42. 1-35; представление о затерянных коленах израильских, к-рые сыграют решающую роль в победе над антихристом, заимствовано К. из иудейской и иудео-христ. апокалиптики - см.: 3 Езд 13. 39-50; 2 Вар 73. 2-5; 74. 1; 77. 19-22; 78. 1; см. также: Durel. 1912. P. 58-59; Daniélou. 1978. P. 106). Их возвращение в Иудею будет сопровождаться чудесами. Народ встретит их с радостью, перед ними будет шествовать ангел Всевышнего, и Сам Бог будет с ними (Commod. Carmen apol. 960-978). По другой версии, «Сам Вседержитель Христос сойдет к Своим избранным» (Instruct. I 42. 22).

Однако антихрист и его сообщники воспротивятся им, соберут войско на севере и вступят с ними в сражение, но будут сокрушены ангелами и «небесным страхом». Обманщик антихрист и его лжепророк (adulter ipsius et pseudopropheta) будут схвачены и брошены живыми в огненное озеро для мучения (Carmen apol. 983-986; Instruct. I 42. 36-42). Одна часть нечестивых будет наказана огнем (Instruct. I 43. 9-10; ср.: Carmen apol. 995-996); др. часть будет сохранена для служения праведникам: «Огнь же разделит середину народа и сохранит, / Чтобы в течение тысячи лет они подавали пищу святым» (Instruct. I 43. 16-17; ср.: Ibid. I 44. 19-20; Iren. Adv. haer. V 33. 3; Lact. Div. inst. VII 24). Праведники наследуют тысячелетнее царство, начало к-рого будет ознаменовано 1-м воскресением (Откр 20. 5): «Святые войдут в святое царство / И получат обетованное им Богом [блаженство], бесконечно ликуя. / Возопиют они к Богу о мертвых, чтобы воскресли, / Что Сам Он некогда обещал о первом воскресении» (Commod. Carmen apol. 989-992).

Воскресшие праведники будут жить в св. граде Иерусалиме, который сойдет с неба (Откр 21. 10-26). «И люди тогда будут нетленны уже, живя без смерти, / Ни скорби, ни воздыхания не будет в сем граде» (Commod. Instruct. I 44. 4-5; ср.: Iren. Adv. haer. V 35. 2; Tertull. Adv. Marcion. III 24; Lact. Div. inst. VII 22; VII 24). Описание нового Иерусалима у К. (Commod. Instruct. I 44. 14-18) в основном совпадает с описанием в Откр 21. 11-27. Жизнь праведников в нем будет преисполнена различными чувственно-телесными наслаждениями: «Они получат блага, поскольку претерпели страдания / И, вступив в брак, произведут потомство в течение тысячи лет. / Там будет приготовлена вся дань земли, / Ибо земля, без конца обновляясь, будет давать урожай в изобилии. / Ни дождь, ни холод не проникнут в золотую крепость, / Не будет ни осад, ни грабежа, как ныне; / Ни в свете светильника не будет нуждаться тот Град:/ От Творца своего будет сиять, и не будет там ночи» (Commod. Instruct. I 44. 8-15; ср.: 1 Енох. 10. 17; Iren. Adv. haer. V 33. 3; Euseb. Hist. eccl. III 28).

После 7-го тысячелетия наступит конец мира (saeculi ruina - Commod. Carmen apol. 1001-1002, 1012) и судный день (dies judicii - Instruct. I 45; Carmen apol. 993-1041). Мировой пожар разрушит весь прежний мир: «Посланный Богом огонь будет господствовать, / Тогда издаст стон земля в последнем конце [всех] вещей, / А на земле - все народы и все неверующие. / Но [Божий огонь] обойдет стороной крепости своих святых. / В одно пламя обратится вся природа, / Сгорит земля до основания, и горы растают. / От моря ничего не останется, будет оно побеждено мощным огнем; / Погибнет это небо, и эта земля изменится. / Образуется иная новизна неба и вечной земли» (Instruct. I 45. 1-10). Затем явится на землю Сын Человеческий с ангелами Своими и произойдет 2-е воскресение: «Могилы разверзнутся, восстанут праведные тела, / Которые будут восхищены на облака в сретенье Христу / На воздухе. Господа встретят живые святые. / Он воскресит и тех [богоубийц], чтобы они увидели славу Того, / Кого они пригвоздили ко Кресту; после чего Он возвратит их обратно в преисподнюю» (Carmen apol. 1044-1048). Тогда участь нечестивых и праведных будет окончательно решена: «После тысячи лет [нечестивые] будут преданы геенне / И будут гореть вместе с тем, чьими делами они были» (Instruct. I 43. 18-19); «Те, кто заслуживают, будут посланы в смерть вторую, / А праведники будут помещены во внутренние обители (interius autem habitaculis)» (Instruct. I 45. 11-12; ср.: Carmen apol. 1053).

В целом хилиастическая эсхатология К., пронизанная иудео-христ. мотивами, близка к эсхатологии свт. Иринея Лионского и характерна для зап. богословия II-III вв. (Daniélou. 1978. P. 104-106, 109).

Соч.: Instructiones: Commodiani Instructiones adversus gentium deos pro Christiana disciplina: Per litteras versuum primas / Ed. N. Rigaltius. Tulli Leucorum, 1649; PL. 5. Col. 201-262; Commodiani episcopi africani Instructiones // Commodiani Carmina / Ed. E. Ludwig. Lipsiae, 1878. Part. 1; CSEL. 1887. Vol. 15. P. 3-114; CCSL. 1960. Vol. 128. P. 3-70; Commodianus. Instructiones / Testo crit., trad. ital. a cura di A. Salvatore. Napoli, 1965. T. 1/1; 1966. T. 1/2; 1968. T. 2; Commodien. Instructions / Texte établi et trad. par J.-M. Poinsotte. P., 2009. Carmen apologeticum: Pitra J. B., ed. Spicilegium Solesmense. P., 1852. Vol. 1. P. 21-49; Commodiani Carmen Apologeticum adversus Judaeos et paganos / Hrsg. H. Rönsch // ZHTh. 1872. Bd. 42. S. 163-302; Commodiani episcopi africani Carmen apologeticum adversus judaeos et gentes // Commodiani Carmina / Ed. E. Ludwig. Lipsiae, 1877. Part. 2; PLS. 1. Col. 75-101; CSEL. Vol. 15. P. 115-188; CCSL. Vol. 128. P. 73-113 ; Commodianus. Carme apologetico / Introd., testo crit., trad. ital., comment. a cura di A. Salvatore. Torino, 1977; Commodiano. Carmen de duobus populis / Introd., nota crit. e comment. I. Salvadore. Bologna, 2011; рус. пер.: Наставления (фрагм.); Апологетическая поэма (фрагм.) / Пер.: А. Р. Фокин // Фокин А. Р. Латинская патрология. М., 2005. Т. 1. С. 242–259; Наставления, написанные акростихами / Вступ. ст., пер., коммент.: прот. А. Пенькевич // Саранские ЕВ. 2007. № 2. С. 38–48; № 3. С. 46–60; № 4. С. 58–71; № 5. С. 28–39; № 6. С. 62–74; № 7. С. 44–55; № 8. С. 17–30; № 9. С. 39–55; № 10. С. 52–69; Aпологетическая песнь. 1–88 / Пер.: прот. А. Пенькевич // Есть время удивительных минут…: Альм. Саранск, 2008. С. 25–29.
Библиогр.: Monti U. Bibliografia di Commodiano // Athenaeum. Pavia, 1915. Vol. 3. P. 200-208.
Лит.:Durel J. Commodien: Recherches sur la doctrine, la langue et le vocabulaire du poète. P., 1912; Ciceri P. L. Di alcune fonti dell'opera poetica di Commodiano e di Commodiano come scrittore // Didaskaleion. Torino, 1913. Vol. 2. P. 363-422; Cucco S. La grammatica di Commodiano // Ibid. P. 307-362; 1914. Vol. 3. P. 183-219; 1915. Vol. 4. P. 7-64; Martin J. Studien und Beiträge zur Erklärung und Zeitbestimmung Commodians. Lpz., 1913. (TU; Bd. 9. H. 4); idem. Commodianea: Textkritische Beiträge zur Überlieferung, Verstechnik und Sprache der Gedichte Commodians. W., 1917; idem. Commodianus // Traditio. N. Y., 1957. Vol. 13. P. 1-71; Vroom H. B. De Commodiani metro et syntaxi annotationes. Utrecht, 1917; Labriolle P., de. Histoire de la littérature latine chrétienne. P., 1920. P. 234-251; Groot A. W., de. Le rhythme de Commodien // Neophilologus. Dordrecht, 1923. Vol. 8. P. 304-313; Rein E. De fontibus Commodiani mythologicis. Turku, 1923; Gasperetti L. Quaestiones commodianae // Didaskaleion. N. S. 1926. Vol. 4. P. 1-48; Brakman C. J. Commodianea // Mnemosyne. N. S. Lugd. Batav., 1927. T. 55. P. 121-140, 269-272; Katwijk A. F., van. Lexicon Commodianeum: Cum introd. de Commodiani vita, temporibus, sermone: Diss. Amst., 1934; Bégué C. Le polémique anti-juive de Commodien // Mélanges de littérature, d'histoire et de philologie offerts à P. Laumonier. P., 1935. P. 19-39; Courcelle P. Commodien et les invasions du Ve siècle // REL. 1946. T. 24. P. 227-246; Сastorina E. Appunti di metrica classica. Catania, 1950. [Vol.] 1: La prosodia di Commodiano nella storia della metrica latina; Ferrari C. Il problema cronologico di Commodiano // Giornale italiano di filologia. R., 1951. Vol. 4. P. 59-73; Simonetti M. Sulla cronologia di Commodiano // Aevum. Mil., 1953. Vol. 27. N 3. P. 227-239; Callebat L. La poésie de Commodien: Diss. Toulouse, 1955; Варцл Л. К вопросу о характеристике Коммодиана // ВДИ. 1959. № 2(68). С. 165-167; Thraede K. Beiträge zur Datierung Commodians // JAC. 1959. Bd. 2. S. 90-114; idem. Untersuchungen zum Ursprung und Geschichte der christlichen Poesie // Ibid. 1961. Bd. 4. S. 108-127; Salvatore A. Appunti sulla cronologia di Commodiano // Orpheus. Catania, 1960. Vol. 7. P. 161-187; idem. Commodianea. Napoli, 1970; idem. Interpretazioni commodianee: Nuove ricerche sul «Carme apologetico». Napoli, 1974; idem. L'enigma di Commodiano: Considerazioni sullo scrittore, il suo ambiente e la sua epoca // Vichiana. N. S. Napoli, 1974. Vol. 3. P. 50-81; idem. Introduzione // Commodianus. Carme apologetico. Torino, 1977. P. 5-39; Gagé J. Commodien et le movement millenariste du IIIe siècle (256-262 ap. J.-C.) // RHPhR. 1961. T. 41. P. 355-378; Hoppenbrouwers H. Commodien, poète chrétien. Nijmegen, 1964; Daniélou J. Les Origines du christianisme latin. P., 1978. P. 93-111, 224-234; Groppo G. Catechesi ufficiale e letteratura apocrifa nella cristologia di Commodiano // Cristologia e catechesi patristica: Convegno di studio e aggiornamento / Ed. S. Felici. R., 1981. Vol. 2. P. 93-110; idem. Commodiano e la communità cristiana: Spunti di catechesi ecclesiologica // Ecclesiologia e catechesi patristica: «Sentirsi chiesa»: Convegno di studio e aggiornamento / Ed. S. Felici. R., 1982. P. 187-212; Loi V. Commodiano nella crisi teologica ed ecclesiologica del III secolo // La poesia tardo-antica: Tra retorica, teologia e politica: Atti del V Corso della Scuola superiore di archeologia e civiltà medievali. Messina, 1984. P. 187-208; Di Berardino A. Commodian // Quasten. Patrology. 1986. Vol. 4. P. 259-265; Castrillo Benito N. Commodiano, primer poeta de la Cristiandad: Estudio del vocalismo, con un apéndice bibliográfico sobre el autor y sus obras // Revista Augustiniana. Madrid, 1989. Vol. 30. N 91/92. P. 3-61; Poinsotte J.-M. Commodien dit de Gaza // REL. 1996. T. 74. P. 270-281; idem. Un «Nero redivivus» chez un poète apocalyptique de IIIe siècle (Commodien) // Néron: Histoire et légende: Actes du Ve Colloque intern. de la SIEN / Éd. J. M. Croisille e. a. Brux., 1999. P. 201-213. (Neronia; 5); idem. Introduction // Commodien. Instructions. P., 2009. P. IX-XLVI; Heck E. Commodien // Nouvelle histoire de la littérature latine. Turnhout, 2000. Vol. 4: L'âge de transition: De la littérature romaine à la littérature chrétienne de 117 à 284 aprés J.-C. P. 693-703; Фокин А. Р. Коммодиан // Он же. Латинская патрология. М., 2005. T. 1. С. 238-259; Badilita C. L'Apocalypse selon Commodien // Idem. Métamorphoses de l'Antichrist chez les Pères de l'Eglise. P., 2005. P. 302-324; Nazzaro A. V. Commodiano // Nuovo dizionario patristico e di antichità cristiane. Genova; Mil., 20062. Vol. 1. P. 1132-1134; Хандога Н. А. К вопросу об эсхатологических представлениях Коммодиана и свт. Викторина Петавийского // Тр. Перервинской правосл. ДС. 2012. № 6(3). С. 29-45.
А. Р. Фокин
Ключевые слова:
Апологеты раннехристианские (II - III вв.) Коммодиан, (сер. III в.), западный апологет, один из первых христианских поэтов Поэты раннехристианские
См.также:
АММОНИЙ АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ (III в.), христианский писатель
АПОЛЛИНАРИЙ (Клавдий Аполлинарий; II в.), еп. Иерапольский, апологет, свт. (пам. зап. 8 янв., 7 февр.)
АПОЛОГЕТЫ РАННЕХРИСТИАНСКИЕ христианские писатели II - III вв.
АРИСТИД (II в.), один из первых христианских апологетов, св. (пам. зап. 31 авг.)
АРИСТОН ИЗ ПЕЛЛЫ (II в ), апологет
АРНОБИЙ СТАРШИЙ Старший (ок. 240 – ок. 330), апологет, учитель риторики