Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЙОСЕФ АСАР ЯСАР
Т. 28, С. 738-739 опубликовано: 9 декабря 2016г.


ЙОСЕФ АСАР ЯСАР

[сабейск.   Юсуф зу Нувас, Масрук, Дунаас, Димнос, Финхас], иудей, узурпировавший царскую власть в гос-ве Химьяр в нач. 20-х гг. VI в., гонитель христиан. Подлинное имя Й. А. Я., сохранившееся в сабейских надписях, состоит из евр. личного имени   (Ja 1028/1; вариант -   (Ry 508/2)), к-рое почти не встречается в доислам. арав. эпиграфике, и 2 эпитетов, к-рые, вероятно, давались по обретении определенного социального статуса. Обычно имена представителей знати и царей в доислам. Юж. Аравии дополнялись одним эпитетом, однако в истории Катабана и Химьяра есть примеры, когда по неясным причинам их оказывалось 2. Среди поздних химьяритских царей Й. А. Я. был единственным, кто имел тройное имя (в надписи Ry 508/2 приведено в сокращенном варианте, лишь с одним эпитетом ( )).

В сир. традиции Й. А. Я. известен как Масрук ( ). Это имя приводится в единственной сохранившейся рукописи сир. «Книги химьяритов» (в перевернутом виде) и в написанном по-гречески, но дошедшем лишь в сир. версии гимне Иоанна Псалта. Возможно, авторы ошибочно отождествили Й. А. Я. с царем Масруком, сыном Абрахи, последним представителем т. н. эфиоп. династии, правившей Химьяром в 30-60-х гг. VI в. В обеих версиях письма еп. Симеона Бет-Аршамского, написанного по-сирийски и описывающего гонения Й. А. Я., царь не называется по имени.

В арабо-мусульманских источниках Й. А. Я. упоминается как Юсуф зу Нувас (   ). Прозвище зу Нувас (обладающий локоном), по общему мнению средневек. комментаторов, царь получил потому, что его лицо обрамляли 2 курчавых локона. Связь этого прозвища с принадлежностью Й. А. Я. к иудейской религиозной традиции не просматривается, поскольку обычай носить пейсы возник гораздо позднее. В результате искажения араб. прозвища Й. А. Я. появилось греч. имя Дунаас (Δουναάς), представленное в Мученичестве Арефы, откуда оно перешло в церковнослав. язык в различных вариантах (Дунас, Дунаан и др.). К греч. форме имени восходит также арабо-христ. вариант Финхас ( ), без изменений заимствованный эфиоп. агиографией ( ). В ряде произведений греч. и сир. историографии (напр., у Иоанна Малалы, в хронике Зукнина (см. Дионисия Телль-Махрского хроника)) араб. прозвище зу Нувас превратилось в царское имя Димнос (Дамнос, Дамианос, Димнон).

Нек-рые представители средневек. йеменской историко-культурной традиции утверждали, что при рождении Й. А. Я. был наречен именем Асад ( ; согласно Вахбу ибн Мунаббиху) или Зура ( ; согласно аль-Хамдани), но достоверность этих сведений вызывает сомнения, в т. ч. из-за их внутренней противоречивости. Йеменский историк Нашван ибн Саид аль-Химьяри (XII в.) указывал, что имя Зура носил не Й. А. Я., а его отец.

Практически все источники сходятся в том, что Й. А. Я. был иудеем по рождению. Приводимые средневек. йеменскими учеными генеалогические предания, возводящие его род к великим химьяритским царям, в частности к Абикарибу Асаду, крайне сомнительны и представляют собой попытку оправдать узурпацию верховной власти. Встречающееся у ряда совр. авторов указание на то, что Й. А. Я. происходил из могущественного знатного рода зу Язан, основано на давней гипотезе, выдвинутой и впосл. отвергнутой Ж. Рикмансом, к-рый пытался вывести принятое в греч. агиографии имя этого царя в форме винительного падежа (Δουναάν) из    (Ryckmans. 1956. P. 5. Not. 23; Idem. 1964. P. 430. Not. 86).

О жизни Й. А. Я. до вступления в борьбу за верховную власть в Химьяре сведений нет. Попытка объяснить его ненависть к христианам тем, что он в юности якобы пострадал от них во время предполагаемого аксумского вторжения ок. 500 г., несостоятельна, поскольку это событие реконструируется лишь на основании косвенных данных. Из источников известно только о факте интервенции аксумского войска в Химьяр в кон. 518 - нач. 519 г. По-видимому, к этому времени среди химьяритской знати обострилась борьба между теми, кто ориентировались на Византию и Аксум и симпатизировали христианству, и теми, кто хотели сделать гос. религией иудаизм и избрать союзником во внешней политике сасанидский Иран. Лидером последних стал Й. А. Я., который фактически узурпировал царскую власть, но из-за вмешательства аксумитов бежал в горы. На химьяритском престоле оказался их ставленник Маадикариб Яафур ( ), после кончины которого (лето 522) Й. А. Я. взошел на трон, приняв титул «царь всех общин» (Ja 1028/1:   под общинами имелись в виду основные единицы социальной структуры оседлого населения).

Й. А. Я. проводил политику открытых и жестких репрессий против потенциальных противников, к числу к-рых он относил христиан, в первую очередь единоверных Аксуму монофизитов. В химьяритской столице Зафаре он сжег церковь и ок. 500 находившихся в ней аксумитов. Затем он направил войска под командованием представителя рода зу Язан Шарахила Якбула ( ) на красноморское побережье (Тихаму). В ходе проводившихся операций, подробности к-рых известны лишь из сабейских надписей, была, в частности, сожжена церковь в портовом г. Моха (  ), общее число убитых превысило 12 тыс. чел., в плен было взято 11 тыс. чел., в качестве добычи уведены верблюды, крупный и мелкий рогатый скот, всего 290 тыс. животных. Преследованиям подверглись христиане прежней сабейской столицы Мариба и обл. Хадрамаут, но особо сильными были гонения на христиан оазиса Награн, который Шарахил Якбул осаждал с июня по кон. нояб. 523 г. Награнцы поверили Й. А. Я., который обещал им пощаду в случае сдачи, но впоследствии для сохранения жизни он потребовал отречения от христианства. После пыток и издевательств ок. 5 тыс. местных христиан, включая женщин, детей и стариков, были преданы смерти (см. статьи Арефа, Награнские мученики). Дополнительным стимулом для расправы над награнскими христианами стал уровень достатка значительной их части, участвовавшей в трансаравийской караванной торговле; все имущество казненных досталось царю и его подручным. По-видимому, гонения не затронули несториан, придерживавшихся, как и Й. А. Я., проиранской ориентации.

Не только монофизитский мир, но и правосл. Византия была потрясена столь чудовищным насилием над тысячами христиан. Имп. Юстин I и высшие иерархи восточнохрист. Церквей обратились к аксумскому царю Калебу Элла Ацбэхе (см. Елезвой) с просьбой покарать иудея-узурпатора. Й. А. Я. попытался склонить лахмидского царя Мунзира III также начать гонения на христиан в своем гос-ве, но столкнулся с резкой оппозицией союзных Лахмидам представителей араб. племенной знати, исповедовавшей христианство. Химьяритский посол, прибывший в военный лагерь под Хирой в янв. 524 г., ничего не добился. Понимая, что вторжения аксумитов не избежать, Й. А. Я. перегородил вход в бухту Гурайра (150 м) железной цепью, упоминаемой и в агиографических памятниках, и в надписях (  - цепь Эль-Мандеба (Маддабана)). Флот Калеба состоял из 70 кораблей, в большинстве полученных от византийцев, однако лишь незначительная их часть попыталась прорваться в бухту; 20 судов с аксумитами пошли к Мохе, а 40 высадили десант недалеко от того места, где в средние века был основан г. Забид. Почти все источники сходятся в том, что решающая битва произошла там же, на берегу моря. Данные, приведенные в Мученичестве Арефы, о 120 тыс. или даже 310 тыс. воинов, сражавшихся на стороне Калеба, являются преувеличением по меньшей мере на порядок, о 50-тысячном химьяритском войске - в неск. раз. Итогом сражения стал полный разгром химьяритов. По основной версии, Й. А. Я. бросился на лошади в море и утонул; согласно Нашвану аль-Химьяри, он погиб на суше и его тело было брошено без погребения на растерзание лисицам. Вторжение аксумитов и гибель Й. А. Я. произошли не ранее лета 525 г. и не позже осени 529 г., скорее всего в 525 г.

Царствование Й. А. Я., отмеченное религ. нетерпимостью, закончилось для Химьяра катастрофой. Гос-во на неск. лет попало под полный контроль Аксума, лишилось значительной части элиты и потеряло внутреннее единство. Гонения на христиан Й. А. Я. являются одной из главных причин гибели южноаравийской цивилизации во 2-й пол. VI в.

Ист.: эпиграфика: Jamme A. Sabaean and H˘asaean Inscriptions from Saudi Arabia. R., 1966. P. 39–55. Fig. 13–15. Pl. X–XIII. (Studi Semitici; 23) [Ja 1028]; Ryckmans G. Inscriptions sud-arabes. 10ème série // Le Muséon. 1953. Vol. 66. P. 284–303. Pl. III, IV [Ry 507, 508]; RIE. T. 1. Pl. 271–274, 284–288; T. 2. Pl. 129–132, 143–144; христ. историография: Zach. Rhet. Hist. eccl. VIII 3; Ioan. Malal. Chron. P. 433–434; Ps.-Dionys. Chron. Vol. 2. P. 54–69; христ. агиография: La lettera di Simeone vescovo di Bêth-Arśâm sopra i martiri omeriti / Publ., trad. I. Guidi // MRAL. 1881. Ser. 3. Vol. 7. P. 488–490 [итал. пер.], 507–508 [сир. текст]; Shahîd I. The Martyrs of Najrân: New Documents. Brux., 1971. P. III–XXXII [сир. текст], 43–111 [англ. пер. и коммент.], 260– 268 [исслед. о Й. А. Я.]. (SH; 49); The Book of the Himyarites: Fragments of a Hitherto Unknown Syriac Work / Ed. A. Moberg. Lund etc., 1924. P. 3–61 [сир. текст], CI–CLXX [англ. пер. и коммент.] (рус. пер. отрывков: История Африки в древних и средневековых источниках: Хрестоматия / Под ред. О. К. Дрейера; сост.: С. Я. Берзина, Л. Е. Куббель. М., 19902. С. 211–212); Historia dos martyres de Nagran: Versão ethiopica / Publ. F. M. Esteves Pereira. Lisboa, 1899 (рус. пер. отрывков: Там же. С. 223–226); Le martyre de Saint Aréthas et de ses compagnons (BHG 166) / Éd. crit., étude, annot. M. Detoraki; trad. J. Beaucamp. P., 2007. (Le massacre de Najrân; 1); Tradizioni orientali del «Martirio di Areta»: La prima recensione araba e la versione etiopica / Ed. crit. e trad. a cura di A. Bausi e A. Gori; present. di P. Marrassini. Firenze, 2006. (Quaderni di Semitistica; 27); мусульм. историография: Wahb ibn Munabbih. Kitāb at-tīdjān fī mulūk Himyar: Riwāyat ‘Abd al-Мalik b. Hišām. Sana‘ā’, [1979]. P. 312–313; Našwān ibn Sa‘īd al-Himyarī. Mulūk Himyar wa-aqyāl al-Yaman. Al-Qāhira, [1958]. P. 147–149, 164; idem. Die auf Südarabien bezüglichen Angaben Našwân’s im Šams al-‘ulûm gesammelt / Hrsg. ‘Azuîmuddîn Ahmad. Leyden; L., 1916. S. 106–107; al-Hamdānī, al-Hasan ibn Ahmad. Kitāb al-Iklīl. Al-Qāhira, 1966. Pt. 2 / Ed. Muhammad b. ‘Alī al-Akwa‘ al-Hiwālī. P. 59–64; Bayrūt; Şana‘ā’, [1980]. Pt. 8 / Ed. Nabêh Amên Fa\ris. P. 127, 137, 226; at-Tabari. Annales / Ed. M. J. de Goeje. Lugd. Batav., 1890. Ser. 1. Vol. 2. P. 918–919, 926–929; Ibn-Wādhih qui dicitur al-Ja‘qubī. Historiae / Ed. M. Th. Houstma. Lugd. Batav., 1883. Pars 1. P. 225–226; Das Leben Muhammed’s nach Muhammed Ibn Ishāk bearbeitet von Abd el-Malik Ibn Hischa\m / Hrsg. F. Wüstenfeld. Gött., 1858. Bd. 1. S. 19–24; Maçoudi. Les prairies d’or / Éd., trad. C. Barbier de Meynard, A. Pavet de Courteille. P., 1861. T. 1. P. 129–131; 1864. T. 3. P. 156–157, 175.
Лит.: Ryckmans J. La persécution des chrétiens himyarites au sixième siècle. Istanbul, 1956; idem. Le christianisme en Arabie du Sud préislamique // Atti del Convegno internazionale sul tema: L'Oriente cristiano nella storia della civiltà (Roma 31 marzo - 3 aprile 1963; Firenze 4 aprile 1963). R., 1964. P. 421-426, 429-431, 438-439, 446, 451-452; Al-Assouad M. R. Dhu  Nuwa s // EI. 1991. Vol. 2. P. 243-245; Beaucamp J., Briquel-Chatonnet F., Robin C. J. La persécution des chrétiens de Nagra n et la chronologie himyarite // Aram Periodical. Leuven, 1999. Vol. 11. N 1. P. 15-83; Tardy R. Najran: Chrétiens de l'Arabie avant l'islam. Beyrouth, 1999. P. 29, 57-59, 61, 77, 89, 118-136, 151-154; Robin C. J. Joseph, dernier roi de Himyar (de 522 à 525, ou une des années suivantes) // Jerusalem Studies in Arabic and Islam. Jerusalem, 2008. Vol. 34. P. 1-124; Nebes N. The Martyrs of Najra n and the End of the Himyar: On the Political History of South Arabia in Early 6th Cent. // The Qur'a n in Context: Historical and Literary Investigations into the Qur'a nic Milieu / Ed. A. Neuwirth, N. Sinai, M. Marx. Leiden; Boston, 2010. P. 27-59. (Texts and Studies on the Qur'a n; 6).
С. А. Французов