Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОАНН
Т. 23, С. 435-438 опубликовано: 20 марта 2015г.


ИОАНН

(Поярков Виктор Алексеевич; 10.11.1883, г. Кунгур Пермской губ.- 30.01.1933, Уфа), архиеп. Уфимский и Давлекановский. Из потомственной казачьей семьи, отец был учителем. Рано осиротел. В 1892 г. поступил в Уральское казачье войсковое реальное уч-ще (в г. Уральске), получал стипендию и помощь от Об-ва вспомоществования недостаточным ученикам. С юности отличался религиозностью, посещал все службы в храме уч-ща, исполнял обязанности чтеца и псаломщика. Интересовался церковным бытом уральских единоверцев, изучал старую обрядность.

В 1900 г. окончил уч-ще по основному отделению, а в 1902 г.- по дополнительному классу, получив право поступать в высшие специальные уч-ща. В авг. 1903 г. выдержал экзамены по богословским предметам семинарского курса в Казанской ДС и был принят на казенное содержание в КазДА. В период учебы в академии посещал казанский единоверческий храм во имя Четырех евангелистов, принимал участие в чтении и богослужении; сблизился с настоятелем храма, видным деятелем единоверия свящ. Симеоном Шлеёвым (впосл. еп. сщмч. Симон). Их духовная связь не прервалась и после перевода свящ. Симеона в С.-Петербург в Никольский единоверческий храм. Летом 1905 г. Виктор Поярков стал одним из 3 полномочных представителей, получивших поручение объехать единоверческие приходы Н. Волги и Уральской обл. для сбора подписей под ходатайством о даровании всероссийскому единоверию особого архиерея - члена Святейшего Синода и о назначении на эту должность Антония (Храповицкого), еп. Волынского и Житомирского.

В 1907 г. окончил КазДА без аттестата, т. к. не представил работ, обязательных по окончании 3-го и 4-го курсов, и итогового сочинения. Получил приглашение от Волынского архиеп. Антония (Храповицкого) стать клириком Волынской епархии; после бракосочетания был рукоположен во иерея. Служил священником в церкви с. Галиевка Житомирского у. Волынской губ., позже в овручском Васильевском жен. мон-ре. В 1909 г. по представлении в КазДА не сданных ранее поучений получил звание действительного студента. В 1911 г. был удостоен степени кандидата богословия за соч. «Благодать и свобода в деле спасения человека (по творениям преосв. Феофана Затворника)». Архиеп. Антоний отзывался о свящ. Викторе Пояркове как об образцовом, ревностном пастыре, проповеднике строго церковного настроения и безупречного образа жизни.

В нач. 1912 г. назначен настоятелем казанской единоверческой ц. Четырех евангелистов, стал благочинным единоверческих церквей Казани в сане протоиерея. С кон. 1914 г. служил инспектором классов и преподавателем Уфимского епархиального жен. уч-ща, одновременно являлся настоятелем училищной ц. во имя свт. Тихона Задонского. Состоял членом Епархиального училищного совета (с 1916). Являлся сторонником идей Уфимского еп. Андрея (Ухтомского) о возрождении приходской жизни, стал одним из основателей и активных деятелей учрежденного по инициативе еп. Андрея Восточнорусского культурно-просветительного об-ва, которое было призвано содействовать «сближению местного инородческого населения с русским народом на почве взаимного уважения и приобщения к русской образованности и гражданственности; развитию образования и воспитания среди местного русского и инородческого населения» (Уфимские ЕВ. 1916. № 8. С. 254-255). Являлся автором программной ст. «Церковь, община и приход».

В авг. 1917 г. избран от духовенства Уфимской епархии членом Поместного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 гг. Активно участвовал в работе 1-й и 2-й сессий Собора, выступал за восстановление Патриаршества, в защиту как правовых, так и имущественных интересов Церкви в Российском гос-ве, за осуществление освобожденной от гос. контроля Церковью дел милосердия и духовного просвещения народа. Принимал участие в дискуссиях на Соборе о единоверии, по положениям о Высшем церковном управлении, о православном приходе. Поддержал учреждение особых кафедр единоверческих епископов, в т. ч. Саткинской в Уфимской епархии.

С 1919 г., после закрытия жен. епархиального уч-ща, стал настоятелем уфимской Никольской ц. Во время обновленческого раскола (см. Обновленчество) сохранил верность Православию, поддержал переход Уфимской епархии на положение временной автокефалии. Самостоятельное церковное управление было провозглашено в нояб. 1922 г. Томским еп. Андреем (Ухтомским) и подтверждено епархиальным собранием, избравшим еп. Андрея временно управляющим епархией. Это была вынужденная мера в связи с арестом Патриарха свт. Тихона и отсутствием законной высшей церковной власти. Для сохранения правосл. иерархии в Уфимской автокефальной епархии был совершен ряд тайных архиерейских хиротоний, позднее признанных Патриархом Тихоном. Одним из кандидатов на епископство совет Союза уфимских приходов выдвинул прот. Виктора Пояркова. По принятии монашеского пострига (вместе с женой) с именем Иоанн 12 дек. 1922 г. он был рукоположен во епископа Давлекановского. Стал викарием Давлекановского вик-ства Уфимской епархии (по с. Давлеканову в Белебеевском у. Уфимской губ.). Хиротонию по благословению арестованного к тому времени еп. Андрея (Ухтомского) совершили в Уфе ранее рукоположенные еп. Андреем викарии Уфимской автокефальной епархии епископы Стерлитамакский Марк (Боголюбов), Бирский Трофим (Якобчук) и поставленный ими накануне Староуфимский Аввакум (Боровков).

27 дек. 1922 г. в Уфе было созвано чрезвычайное епархиальное собрание духовенства и мирян. Несмотря на давление со стороны властей большинство присутствовавших на собрании поддержало автокефальных епископов и просило И. ввиду ареста еп. Андрея принять на себя временное управление Уфимской епархией. Прибывший на заседание И. заявил о согласии взять на себя временное руководство епархией при условии, если новый состав Епархиального совета откажется от признания обновленческого Высшего церковного управления (ВЦУ). Состоявший в основном из обновленцев президиум собрания объявил заседание закрытым, однако в тот же день совет Союза приходских советов постановил до возвращения в Уфу канонического правящего архиерея передать временное управление епархией 4 викарным епископам. Епископы Стерлитамакский Марк, Бирский Трофим и Староуфимский Аввакум вместе с И. приняли решение, что каждый будет управлять своей частью Уфимской епархии, И. было поручено председательствовать в «составившемся малом соборе епископов» и постоянно пребывать в Уфе. Для управления епархией организовали канцелярию.

Вместе с собором автокефальных архиереев И. продолжил осуществлять меры по защите Православия, выработанные еп. Андреем на основе ряда постановлений высшей церковной власти, разрешавших архиереям временное самостоятельное управление епархиями в случае отсутствия канонического центра или невозможности связи с ним. И. сыграл важную роль в противодействии обновленческому расколу в Уфимской епархии и на Урале: он совершал епископские хиротонии, учреждал новые вик-ства, создавал и сохранял системы управления правосл. приходами епархии, выступал с воззваниями против обновленцев.

В связи с продолжавшимися арестами православных архиереев И. и др. Уфимские викарии провели в 1-й пол. 1923 г. ряд епископских хиротоний, в т. ч. на викарные кафедры др. епархий. Вскоре после ареста Староуфимского еп. Аввакума для восполнения числа епископов И. и Бирский еп. Трофим хиротонисали иером. Петра (Гасилова) во епископа Нижегородского (по слободе Нижегородка на окраине Уфы). В нач. февр. 1923 г. по просьбе православных приходов, поддержанной находившимся в заключении Екатеринбургским архиеп. Григорием (Яцковским), И. совместно с Нижегородским еп. Петром совершили хиротонии иером. Льва (Черепанова) во епископа Нижнетагильского и архим. Иринея (Шульмина) во епископа Кушвинского - викариев Екатеринбургской епархии. По благословению еп. Андрея (Ухтомского) И. совместно с Аскинским еп. Серафимом (Афанасьевым), ранее хиротонисанным Бирским еп. Трофимом (Якобчуком), совершил тайную хиротонию иером. Иерофея (Афонина) во епископа Тайгинского, викария Томской епархии.

27 марта 1923 г. И. подписал соборное послание Уфимских викарных епископов, составленное в связи с хиротонией в Москве обновленческого еп. Уфимского Николая Орлова. Послание давало строго правосл. оценку обновленческого раскола с догматической, канонической и нравственной т. зр. и предупреждало духовенство и мирян о незаконности какого бы то ни было общения со лжеепископом Уфимским. И. выступал и с собственными воззваниями к пастырям и пастве с призывом сохранять верность Патриарху Тихону, активно рассылал их по епархии. Деятельность И. имела огромное влияние на верующих. Захваченные обновленцами при поддержке властей храмы Уфы, в т. ч. кафедральный Воскресенский собор, пришли в запустение, в то время как Никольская ц., где продолжал служить И., не могла вместить молящихся. Никольский храм стал кафедральным собором православной Уфимской епархии.

За противодействие обновленцам И. подвергался частым обыскам, и только тяжелая болезнь на время отсрочила его арест. Обновленцы добились закрытия властями епархиальной канцелярии, только в мае 1923 г. она нелегально возобновила деятельность. 20 апр. 1923 г. И. был арестован и заключен в тюрьму, но 2 мая благодаря многочисленным ходатайствам верующих, а также в связи с болезнью «и в честь празднования Первого мая» освобожден. И. управлял также приходами в Бирском и Белебеевском кантонах Башкирской АССР в связи с тем, что мн. викарии были высланы за пределы епархии. При получении известий об освобождении из-под ареста Патриарха Тихона И. 15 июля 1923 г. направил ему доклад с кратким изложением истории автокефалии Уфимской епархии с просьбой об утверждении сделанного и о дальнейших распоряжениях. Патриарх признал все совершенные в период автокефалии тайные хиротонии. Указом от 13 авг. 1923 г. И. был назначен временно управляющим Уфимской епархией.

Однако еще 28 июля того же года И. был вновь арестован по доносу обновленцев. Проходил по одному делу с викарным Аскинским еп. Серафимом, обвинялся в распространении «ложных слухов» о руководстве ГПУ деятельностью обновленческого епархиального управления, «в чем дискредитировал в глазах трудящихся советскую власть». Башкирский областной отдел ГПУ счел невозможным поддержать обвинение в открытом суде и направил материалы следствия в Москву в Секретный отдел ГПУ для применения к арестованным внесудебных мер. 24 авг. 1923 г. Комиссия НКВД по адм. высылкам приговорила И. к 2 годам ссылки в Нарымский край, но, как было сообщено из Башкирского отдела ГПУ, «постановление о высылке условно к Пояркову не применено ввиду того, что Поярков как епископ, пользующийся среди верующих авторитетом, будет использован в работе духовенства». В кон. авг. И. был освобожден из-под стражи и приступил к управлению Уфимской епархией. 26 окт. того же года Комиссия НКВД по адм. высылкам официально отменила свое решение о ссылке в связи с тем, что в ходе следствия И. «выявил свое отрицательное отношение к черносотенным церковным группировкам».

В условиях ограничения свободы передвижения и вмешательства светских властей в управление епархией политика И. приобрела двойственный характер. С одной стороны, имея большой авторитет среди верующих, он продолжал противодействовать обновленческому расколу, в связи с чем, по признанию ОГПУ, «обновленческое движение в Уфимской губернии... развивалось слабо». 1 янв. 1924 г. с целью сохранения правосл. иерархии в Поволжье в связи с арестом Самарского архиеп. сщмч. Анатолия (Грисюка) и с его согласия И. совместно с викарными епископами Байкинским Вениамином (Фроловым) и Стерлитамакским Марком (Боголюбовым) совершил в Уфе хиротонию иером. Алексия (Буя) во епископа Бугульминского, викария Самарской епархии (хиротония была совершена вопреки телеграмме Патриарха Тихона с просьбой воздержаться от рукоположения до выяснения всех обстоятельств дела, но впосл. получила признание). С др. стороны, в это время И. пошел на определенные уступки светским властям, требовавшим от него отделения от Патриаршей Церкви. В янв. 1924 г. И. обратился к Патриарху Тихону с ходатайством о «временном обособлении» (т. е. временной автономии) «Восточной Церкви» в составе Уфимской и некоторых соседних с ней епархий Поволжья и Урала. Согласно ходатайству, автономия предполагала возможность рукоположения епископов и учреждения новых епископий без согласия Патриарха, созыв Малого Восточного церковного Собора, прием обновленческих женатых епископов в сущем сане в случае их покаяния при одобрении Малого Восточного Собора. 31 янв. на совещании духовенства в канцелярии И. было принято решение об отмежевании от Патриарха Тихона.

Постановлением Патриарха и Временного Патриаршего Синода от 3 февр. 1924 г., подтвержденным постановлением от 17 февр., И. был освобожден от временного управления Уфимской епархией и назначен временно управляющим Екатеринбургской епархией; при этом ему напоминалось об архиерейской присяге и о церковных канонах. И. предупреждали, что если он прекратит связь с Патриархом и Синодом, то будет подлежать суду архиереев. Управление Уфимской кафедрой поручалось вернувшемуся из заключения еп. Уфимскому и Мензелинскому Борису (Шипулину). Власти не позволили И. выехать из Уфы, а с еп. Бориса под угрозой высылки взяли подписку о невмешательстве в дела епархии. 5 февр. общее благочинническое собрание духовенства Уфы по докладу И. приняло предложенную им резолюцию о поддержке советской власти и отмежевании от «контрреволюционных течений»; под влиянием верных Патриарху священников вопрос о «платформе по отношению к патриарху Тихону» был снят с рассмотрения до пастырско-мирянского собрания Уфы. 29 февр. 1924 г. в главном советском печатном органе Башкирской АССР газ. «Власть труда» было опубликовано заявление И., где говорилось, что он отходит от «реакционного политического тихоновского течения, с которым порывает всякую связь». Получив от еп. Бориса написанное под угрозой ареста прошение об увольнении на покой «по состоянию здоровья», Патриарх Тихон 14 марта 1924 г. вновь назначил И. временно управляющим Уфимской епархией, освободив от поручения временного управления Екатеринбургской кафедрой. При этом И. больше не поднимал вопрос об автономной «Восточной Церкви».

В окт. 1924 г. И. удалось легализовать деятельность органов правосл. епархиального управления. Условием их признания со стороны властей явилось введение в состав Епархиального совета по требованию светских властей «лиц прогрессивного направления» и издание «декларации с выявлением политической и церковной платформы вновь организованного Совета». Среди прочих лиц в состав Епархиального совета вошел бывш. уполномоченный обновленческого ВЦУ по Уфимской епархии прот. Михаил Севастьянов (автор доноса в 1923, ставшего причиной ареста И.). В «Обращении к верующим православной Христовой Уфимской церкви» И. сделал заявление, с одной стороны, о лояльности к Советской власти, об отмежевании от какой бы то ни было политической работы и о «решительной борьбе с церковной контрреволюцией». С др. стороны, ссылаясь на заявление Патриарха Тихона на необходимость церковных реформ и созыв Собора, И. призвал в ожидании Поместного Собора объединиться всем верующим епархии (т. е. православным и обновленцам) буд. Собора.

Регистрация Епархиального совета не способствовала объединению и ликвидации обновленческой Уфимской епархии, но, напротив, обострила борьбу обновленцев против И. В то же время деятельность И., направленная на достижение легализации путем компромисса с гражданской властью, привела к разделению среди православных в епархии. Декларация И. вызвала резко негативную реакцию находившегося в ссылке архиеп. Андрея (Ухтомского), который оставался избранным временно управляющим Уфимской епархии и в таком качестве поминался за богослужением во всех правосл. храмах после имени остававшегося формально правящим архиереем еп. Бориса (Шипулина). Архиеп. Андрей расценил политику И. как скрытое обновленчество («полуобновленчество»), еще более опасное, чем обновленчество открытое. К кон. 1924 г. в епархии произошел раскол: одни поддерживали линию И., другие - сторонников позиции, к-рую занимал архиеп. Андрей (андреевское течение).

После кончины Патриарха Тихона по распоряжению И. во всех храмах Уфимской епархии совершались заупокойные литургии и панихиды, а в Православном календаре на 1926 год, изданном Уфимской архиерейской кафедрой, была напечатана большая ст. «Памяти в Бозе почившего Святейшего Патриарха Тихона», в к-рой отмечались многочисленные заслуги свт. Тихона перед Церковью. 6 июля 1925 г. права И. на временное управление Уфимской епархией были подтверждены Патриаршим Местоблюстителем митр. сщмч. Петром (Полянским). После ареста в кон. 1925 г. Местоблюстителя митр. Петра И. признал полномочия Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергия (Страгородского; впосл. Патриарх Московский и всея Руси).

Находившийся в ссылке архиеп. Андрей совместно с Нижнетагильским еп. Львом (Черепановым) совершил ряд архиерейских хиротоний викариев для Уфимской епархии. 16 марта 1926 г. И. созвал в Уфе епископское совещание «по вопросу о поставлениях, совершенных после смерти Патриарха Тихона для Уфимской и Златоустовской епархий архиепископом Андреем (Ухтомским) совместно с епископом Нижнетагильским Львом (Черепановым)». Совещание приняло решение о признании неканоничными поставлений архиеп. Андрея, о пресечении деятельности рукоположенных им лиц и запрещении их в священнослужении. Постановление было подписано И., викариями Аскинским Серафимом (Афанасьевым) и Байкинским Вениамином (Фроловым), а также Златоустовским еп. Николаем (Ипатовым). Вернувшийся в Уфу весной 1926 г. архиеп. Андрей (Ухтомский) не признал полномочий ни Местоблюстителя митр. Петра, ни Заместителя Местоблюстителя митр. Сергия, что послужило углублению возникшего ранее раскола в епархии. И. энергично боролся с андреевским течением. Он попытался осуществить план по организации обширной церковной области с центром в г. Уфе для координации действий архиереев нескольких соседних епархий. Предполагалась и организация архиерейского суда над архиеп. Андреем. В июне 1926 г. на регистрацию в Башкирский НКВД был подан «Устав Областного Епископского Совещания», первое совещание предполагалось созвать в дек. 1926 г. под председательством И. с участием епископов Уфимской епархии, епископа Златоустовского, др. архиереев Урала и Поволжья. Однако власти не позволили осуществить проект, опасаясь консолидации правосл. епископата.

И. поддержал митр. Сергия в его действиях против григорианского раскола. 10 авг. 1927 г. в связи с появлением в епархии сторонников еп. Григория (Яцковского) И. издал «Циркуляр духовенству, православным правлениям и общинам» с предупреждением о появлении нового раскола, к-рый «состоит в противлении порядку законного иерархического преемства». В том же году И. поддержал «Декларацию» митр. Сергия. Архиеп. Андрей (к тому времени вновь арестованный) и его сторонники выступили против «Декларации». Это привело к окончательному отделению части епархии и образованию самостоятельной андреевской Уфимской автокефальной епархии в составе течения непоминающих.

В 1928 г. И. был утвержден правящим архиереем Уфимской епархии с титулом «епископ Уфимский и Давлекановский». В нояб. 1930 - апр. 1931 г. вызывался к присутствию на зимней сессии Временного Свящ. Синода. 2 апр. 1931 г. был возведен в сан архиепископа. Перед смертью владыка принял схиму. Был похоронен на Сергиевском кладбище Уфы рядом с еп. Симоном (Шлеёвым). В 2003 г. перезахоронен у алтаря уфимского кафедрального собора в честь Рождества Пресв. Богородицы.

Соч.: Церковь, община и приход // Заволжский летописец. Уфа, 1917. № 5. С. 123-125; № 6. С. 154-158; № 7. С. 184-188; № 8. С. 208-212; № 16. С. 441-444; Чего желать? // Там же. 1917. № 7. С. 195-197, 202-205.
Арх.: РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 209. Л. 3-12 об.; Д. 272. Л. 841; НАРТ. Ф. 10. Оп. 1. Д. 10441. Л. 26-29; Д. 10434. Л. 32-32 об.; Д. 10871. Л. 1-1 об.; Д. 10981. Л. 7, 9, 13; Архив УФСБ Респ. Башкортостан. Д. В-20193.
Лит.: Шлеев С. И., свящ. Единоверие в своем внутреннем развитии: (В разъяснение его малораспространенности среди старообрядцев). СПб., 1910. С. 241; Протоколы заседаний КазДА за 1909 г. № 27, 31, 36 // ПС. 1911. Прил. Июнь. С. 95-97, 108-109, 129-130; То же, за 1910 г. № 26 // ПС. 1912. Февр. Прил. С. 103-104; То же, № 54 // Там же. Окт. С. 194; То же, за 1911 г. № 30 // Там же. 1913. Апр. С. 144; Протоколы заседаний... за 1911 г. Отзывы [П. П. Пономарев (С. 104-106), В. А. Никольский (С. 107-108)]. 1913. Нояб. С. 104-108; Адрес-календарь и справ. кн. Казанской губ. на 1915 г. Каз., 1914. С. 297; Адрес-календарь Уфимской губ. на 1916 г. Уфа, 1916. С. 62, 69; Адрес-календарь Уфимской епархии на 1917 г. Уфа, 1917. С. 39, 61, 68; Православный календарь на 1926 г. / Изд. Правосл. Уфимской Архиерейской каф. Уфа, [1925]. С. 36; То же, на 1927 г. Уфа, [1927]. С. 32; То же, на 1928 г. Уфа, [1928]. С. 42; Мануил. Русские иерархи, 1893-1965. Т. 3. С. 320-321; Зеленогорский М. Л. Жизнь и деятельность архиеп. Андрея (кн. Ухтомского). М., 1991. С. 92, 94, 97, 101-105, 128-131, 134-135, 182-184, 192, 193, 208, 238, 253-256, 286; Дорога к храму: История религиозных учреждений г. Уфы. Уфа, 1993. С. 30; Иоанн (Снычев). Церк. расколы. С. 63-65; Польский. Кн. 2. С. 253; Акты свт. Тихона. С. 292, 312, 513-514, 588, 622, 952, 975; Политбюро и Церковь. Кн. 2. С. 384-385; ЖМП, 1931-1935. С. 14, 49, 67, 156; Священный Собор Правосл. Рос. Церкви, 1917-1918: Обзор деяний. М., 2002. 1-я сессия. С. 160, 360; 2001. 2-я сессия. С. 75, 126, 194, 196, 370, 388, 486; Зимина Н. П. Путь на Голгофу: Жизнеописание и духовное наследие сщмч. Симона, еп. Охтенского. М., 2005. Т. 1. С. 84, 262, 292, 318, 319, 320, 329, 347-348, 394, 396, 400, 403; Т. 2. С. 372-373; она же. Стояние в вере: Временная автокефалия Уфимской правосл. епархии в период заключения Святейшего Патриарха Тихона (нояб. 1922 г.- авг. 1923 г.) // Вестн. ПСТГУ. Сер. 2: История. История РПЦ. 2007. Вып. 3(24). С. 79-117; она же. «Церковь - это душа нашего народа...»: Страницы жизни Александра Ницы, члена Поместного Собора 1917-1918 гг. от Уфимской епархии. М., 2008. С. 90, 160.
Н. П. Зимина
Ключевые слова:
Архиепископы Русской Православной Церкви Иоанн (Поярков Виктор Алексеевич; 1883-1933), архиепископ Уфимский и Давлекановский
См.также:
АВГУСТИН (Беляев Александр Александрович; 1886-1937), архиеп. Калужский и Боровский, сщмч. (пам. 10 нояб., в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Ивановских святых)
АВГУСТИН (Виноградский Алексей Васильевич; 1766 - 1819), архиеп. Московский и Коломенский
АВЕРКИЙ (Кедров Поликарп Петрович; 1879-1937), архиеп. Волынский и Житомирский
АВРААМ (Шумилин Алексей Федорович; 1761-1844), архиеп. Ярославский и Ростовский