Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДАМАС I
Т. 13, С. 671-676 опубликовано: 1 декабря 2011г.


ДАМАС I

Дама́с I [лат. Damasus] (ок. 304/5, Рим - 11.12.384, там же), св. (пам. зап. 11 дек.), папа Римский (с 1 окт. 366).

Согласно Liber Pontificalis, предки Д. были родом из Испании, родители (Антоний и Лауренция) получили статус граждан Рима. Отец Д., овдовев, а по др. версии получив согласие жены на развод, служил в сане диакона в рим. ц. св. Лаврентия, впосл. став субурбикарным епископом. При той же церкви начинал служение и Д. В 355 г. он покинул Рим вместе с папой Либерием (352-366), которого имп. Констанций II (337-361) отправил в ссылку во Фракию из-за нежелания папы осудить на Миланском Соборе 355 г. свт. Афанасия I Великого. В отсутствие Либерия в Риме оставшиеся клирики во главе с архидиак. Феликсом (впосл. антипапа Феликс II) на особом собрании, в к-ром принимал участие и Д., торжественно поклялись в присутствии мирян, что, «пока Либерий жив, они не примут никакого другого епископа» (Collectio Avellana, N 1; Hieron. Chron. 2365). Однако, когда в 355 г. имп. Констанций утвердил Феликса новым епископом Рима, большинство рим. клириков встали на его сторону, а миряне поддержали Либерия.

После смерти Феликса (22 нояб. 365) его сторонники решили не избирать преемника, папе Либерию на нек-рое время удалось восстановить единство рим. клира. 24 сент. 366 г., в воскресенье, Либерий умер. Противники Либерия в тот же день собрались в базилике Юлия (ц. Санта-Мария ин Трастевере) и в присутствии 7 пресвитеров и 3 диаконов избрали новым папой диак. Урсина (366-367), к-рого сразу же рукоположил во епископа Павел, еп. Тибурский. Др. партия римлян собралась на краю Марсова поля в Луцинской базилике (ц. Сан-Лоренцо ин Лучина), где папой был избран Д. Его рукоположение было отложено до следующего воскресенья, 1 окт. Но, узнав вечером о посвящении Урсина, сторонники Д. отправились громить базилику Юлия. Беспорядки в городе, в к-рых были человеческие жертвы, продолжались 3 дня (Socr. Schol. Hist. eccl. IV 29; Sozom. Hist. eccl. VI 23).

1 окт. в Латеранской базилике с участием епископа Остийского состоялось рукоположение Д. во епископа. Вскоре префект Рима Вивенций выслал из города антипапу Урсина вместе с диаконами Амантием и Лупом, однако оставшиеся 7 пресвитеров и верные Урсину миряне продолжали собираться на богослужения, чем был недоволен Д. Он добился их ареста и высылки из Рима. Сторонники Урсина освободили пресвитеров и укрылись в базилике Либерия, ставшей до кон. 367 г. оплотом схизматиков. 26 окт. 366 г. сторонники Д. предприняли попытку штурма базилики, потеряв убитыми 137 чел. (Amm. Marc. Rer. gest. XXVII 2. 12-14). В 367 г. имп. Валентиниан I признал законными права Д. на Римский престол. 15 сент. того же года Урсин с разрешения императора возвратился в Рим, что стало причиной новой вспышки борьбы. 16 нояб. Валентиниан приказал вновь сослать Урсина в Галлию, а через нек-рое время - и его приверженцев. В 368 г. на Соборе в Риме Д. пытался добиться осуждения Урсина, однако участники Собора отказались осудить того заочно (Collectio Avellana, N 1. 13).

Блж. Иероним Стридонский и св. Дамас I, папа Римский. Инициал «F» из Библии. Франция. 1260 г. (Lond. Brit. Lib. Toms. N 22. Fol. 1)
Блж. Иероним Стридонский и св. Дамас I, папа Римский. Инициал «F» из Библии. Франция. 1260 г. (Lond. Brit. Lib. Toms. N 22. Fol. 1)

Блж. Иероним Стридонский и св. Дамас I, папа Римский. Инициал «F» из Библии. Франция. 1260 г. (Lond. Brit. Lib. Toms. N 22. Fol. 1)

Д. стремился повысить статус и укрепить духовный авторитет Римской кафедры. В 372 г. в Риме был созван Собор 92 епископов, к-рый должен был определить отношение к «никской вере» (см. ст. Аримино-Селевкийский Собор). Собор признал ложной никскую вероисповедную формулу о подобии Сына Отцу и призвал придерживаться догматов, выработанных Вселенским I Собором. Послание к Иллирийским епископам с решением Собора было подписано Д. и еще 90 епископами (Sozom. Hist. eccl. IV 23; Theodoret. Hist. eccl. II 22, 23). На том же Соборе был осужден за распространение арианской ереси еп. Медиоланский Авксентий I, к-рый вопреки решению Собора сохранил за собой кафедру. Под рук. Д. прошли неск. Соборов в Риме (первый состоялся в 374), разбиравших ересь аполлинарианства и учение Евстафия Севастийского о Св. Духе.

Основанием для созыва Собора в Риме в 378 г. послужил иск против папы выкреста Исаака, к-рый обвинил Д. в прелюбодеянии и убийстве. Отведя от себя обвинения, Д. для доказательства своей невиновности пожелал быть оправданным не только префектом Рима, но и специально для этой цели созванным Собором 44 епископов, дабы в качестве прецедента дать основание закону, что епископов могут судить только епископы (Mansi. T. 3. Col. 419). В соборном послании было подчеркнуто, что невмешательство в дела Церкви со стороны светской власти не должно быть абсолютным. Имп. Грациан (367-383) отказался утвердить определение о неподсудности папы светским властям, ограничившись оговоркой, что не следует принимать против пап иски сомнительных людей, но подтвердил решение Собора о праве Римской Церкви свободно избирать епископа (Ibid. Col. 628), распространив судебную власть Римского епископа на всех зап. епископов. Соправители Грациана императоры Валентиниан II (375-392) и Феодосий I Великий (379-395) последующими декретами признали духовный авторитет Римского епископа в делах Церкви, в т. ч. в борьбе с ересями. Законом от 28 февр. 380 г. имп. Феодосий предписывал всем следовать кафолической вере, к-рую сохраняли Д. и Петр II, патриарх Александрийский, храмы еретиков передавались сторонникам Никейского Символа веры (CTh. XVI 1, 2).

В 380 г., возможно при поддержке Петра II Александрийского, Максим Киник пытался оспорить К-польский престол у свт. Григория Богослова. Изгнанный имп. Феодосием I, Максим искал убежища сначала в Александрии, а затем в Риме. Впосл., хотя и с нек-рым опозданием, Д. осудил Максима, усомнившись даже в его христианстве (Ep. 5 // PL. 13. Col. 367A).

В Антиохийской Церкви Д., подобно свт. Афанасию Великому и большинству зап. епископов, поддерживал лидера «староникейцев» патриарха Павлина III (362-388) и его сторонников, требовавших строгого следования Никейскому Символу веры и верных памяти сосланного имп. Константином I Великим свт. Евстафия Антиохийского. Свт. Василий Великий, поддержавший поставленного в 360 г. на Антиохийскую кафедру свт. Мелетия, в 371 г. обратился к Д. с призывом положить конец схизме в Антиохии. Папа, до 375 г. не признавая законных прав ни одного из епископов, занял жесткую позицию и остановил свой выбор на Павлине. В 377 г. в Риме был созван Собор, на к-ром Д. заявил, что видит в Мелетии лишь самозванца, неканонично перемещенного на Антиохийскую кафедру из Севастии Армянской, не признав его т. о. законным епископом.

Вселенский II Собор открылся в К-поле в мае 381 г., первым председателем был свт. Мелетий Антиохийский. Благодаря настойчивости новоизбранного К-польского еп. Нектария, возглавившего работу Собора после кончины Мелетия и ухода с Собора (ради мира в Церкви) свт. Григория Богослова, изданное Собором послание содержало пункт, к-рый впосл. составил 3-е каноническое правило, гласившее, что епископ К-поля (в иерархическом отношении подчинявшийся епископу фракийского г. Гераклея) отныне по рангу чести занимает место после епископа Рима, исходя из столичного статуса К-поля («новый Рим»). Этот канон служил возвышению К-польской Церкви над др. Церквами Востока, гл. обр. над Александрийской. В вопросе о первенстве главенствующих Церквей папа поддерживал Александрийского еп. Тимофея I (380-384): по мнению Д., значение церковных кафедр должно определяться не политической ролью городов, но древностью апостольских кафедр. Римским Собором 382 г. было определено, что первенство в делах Церкви принадлежит епископам тех 3 городов, где ранее проповедовали ап. Петр и его ученик,- Рима, 1-м епископом к-рого являлся ап. Петр, Антиохии, как его 1-го епископского местопребывания, Александрии, с к-рой связана деятельность ап. Марка. Римскому Собору приписывают 1-е офиц. провозглашение примата епископа Рима по божественному праву, поскольку он признал его преемником и викарием ап. Петра (Vries. 1974. P. 57). Однако декларации примата Римского епископа не встречали сочувствия не только на Востоке, но иногда и на Западе.

На Римском Соборе Д. низложил Аполлинария Лаодикийского и его ученика пресв. Тимофея (Theodoret. Hist. eccl. V 10). Папа выступил против ереси духоборчества, а также против учения присциллиан. После осуждения этого учения в 380 г. Собором в Цезаравгусте (совр. Сарагоса, Испания) Присциллиан обратился с апелляцией к Д., надеясь заручиться его поддержкой. Но когда он с единомышленниками прибыл в Рим, то не был принят папой. Состоявшийся в 384 г. Собор в Бурдигале (совр. Бордо, Юго-Зап. Франция) вновь осудил это учение, а в кон. окт. того же года Собор в Треверах (совр. Трир, Германия) передал дело Присциллиана и его приверженцев светскому суду; впосл. рассматривался не факт распространения ереси, а приверженность к магии и нехрист. культам.

К арбитражу Римского епископа прибегали в сложных ситуациях некоторые иерархи. Опираясь на доктрину первенства «апостольского престола», Д. стремился принимать участие в решении внутренних проблем не только Римской Церкви, но и др. Церквей. Имея поддержку в лице имп. Грациана, папа пренебрег решением II Вселенского Собора о невмешательстве епископов в дела чужих епархий (прав. 2). Д. разослал предписание, запрещающее поставлять епископов без согласия Рима. Впосл. оно было им дополнено и затем подтверждено папой Римским Сирицием (384-399): рукоположение во епископа считалось действительным лишь при согласии Римской Церкви, по его совершении епископы обязаны были являться в Рим для получения паллия.

При Д. проявилось стремление к расширению территорий, подвластных Римской кафедре, в основном за счет тех земель, у к-рых произошли изменения в статусе владений имп. Рима. В 379 г., когда часть Иллирика была выделена из состава Зап. Римской империи, Д. постарался создать на его территории Фессалоникийский (Солунский) викариат, подчиненный Риму (где викарий, обладавший достоинством митрополита, управлял от имени папы), поставив во главе еп. Асхолия (Mansi. T. 8. Col. 158).

При Д. появились зачатки папской канцелярии, где подготавливались нормативные постановления Римского епископа - декреталии. Как особый вид документов, исходящих от лица Римских епископов, декреталии получили распространение при папе Сириции, но, по мнению нек-рых исследователей, эта практика была инициирована Д. (Сирицию ранее приписывалось также послание Д. к епископам Галлии - Ep. 10: Seu canones Synodi Romanorum ad Gallos episcopos). Уже при преемниках Д. были сформированы 2 независимые инстанции: нотариев в составе курий (центральных папских учреждений) и папских эмиссаров (дефенсоров) вне курий.

По свидетельству папы Иннокентия III (1198-1216) и хрониста Радульфа Глабера (985-1047), Д. первым начал возглашать во время литургии Никейский Символ веры. Им были введены в литургическую практику покаянный чин «Confiteor» и пение аллилуиария на литургии во время пасхальных богослужений. Папа Римский свт. Григорий I Великий (590-604), говоря о том, что в его время «Аллилуия» в Римской Церкви поется в период от Пасхи до Пятидесятницы, замечал, что этот обычай традиционно связывается с именем Д. (Greg. Magn. Ep. IX 12).

Большое значение Д. придавал почитанию и прославлению памяти апостолов Петра и Павла; при нем велись реставрационные и строительные работы в базилике св. Петра на Ватиканском холме. Стремясь подчеркнуть статус «вечного города» как резиденции Римских епископов (пап), он приступил к реставрации и реконструкции рим. катакомб: приказал расширить проходы между ранними христ. захоронениями, построить лестничные марши, прорубить световые шахты и провести вентиляцию. С именем Д. связывают строительство базилики св. Севастиана над системой катакомб, расположенных по Аппиевой дороге. Д. также составил стихотворный путеводитель по катакомбам в виде элогий, стихотворных эпитафий, выгравированных на мраморных стелах («дамасианские инскрипции»).

Деятельность Д. среди современников получила неоднозначную оценку. Большинство раннехрист. писателей отзывались о нем как о человеке, украшенном «многочисленными видами добродетели» (Theodoret. Hist. eccl. II 22). В позднеантичной историографии его упрекали за то, что он проводил время в кругу сановных и богатых семейств, не принявших христианство, был популярен в среде остававшейся языческой рим. аристократии, склонен к любостяжанию (Amm. Marc. Rer. gest. XXVII 2. 11-15). Папские приемы, по мнению современников, роскошью превосходили императорские. 29 июля 370 г. имп. Валентиниан обратился к папе с призывом запретить священнослужителям и монахам (позже - также епископам и монахиням) требовать от вдов и сирот к.-л. подарков либо доли наследства. Д. постарался проследить за тем, чтобы этот закон строго соблюдался (Hieron. Ep. ad Pammah. et Ocean // PL. 22. Col. 100).

Д. был похоронен в кладбищенской ц. святых Марка и Маркеллина, построенной по его повелению на Аппиевой дороге, неподалеку от места захоронения сестры и матери. Позднее прах Д. был перенесен в рим. ц. св. Лаврентия (Сан-Лоренцо ин Дамазо).

О. В. Шаталов, Р. О. Шаталов

Сочинения

Блаженные Иероним Стридонский и Феодорит Кирский ставили Д. в один ряд с такими церковными писателями, как Тертуллиан, святители Киприан Карфагенский и Амвросий Медиоланский (Hieron. Ep. 22. 9; Theodoret. Ep. 146. 212-215). До наст. времени сохранилась лишь малая часть литературно-богословского наследия Д.: 59 эпиграмм, 10 посланий и 1 соборное постановление (CPL, N 1632-1635; Hieron. De vir. illustr. 103; Quasten. Patrology. Vol. 4. P. 275-277). Д. способствовал библиологическим и экзегетическим занятиям блж. Иеронима, рецензировал его труды.

Эпиграммы

(CPL, N 1635; PL. 13. Col. 375-418; Epigrammata Damasiana). Наибольшую лит. известность Д. принесли т. н. эпиграммы (epigrammata), или элогии (elogia) - надгробные надписи в честь мучеников или почивших родственников и друзей Д., а также в память о различных важных событиях. Большинство из них было выгравировано на мраморных стелах другом Д., рим. каллиграфом Фурием Дионисием Филокалом. Часть этих надписей сохранилась до наст. времени, но в основном эпиграммы известны по спискам, сделанным в средние века. В наст. время доказана подлинность 59 эпиграмм и 13 фрагментов, принадлежащих Д. (см.: Epigrammata Damasiana. P. 50-53; Quasten. Patrology. Vol. 4. P. 275). Мн. эпиграммы представляют собой важное свидетельство о почитании мучеников, погребенных в Риме, но в целом их содержание недостаточно определенное. Хотя Д. был знаком с сочинениями рим. классиков, в частности Вергилия и Лукреция, в эпиграммах он, как правило, с небольшими вариациями повторяет обычные агиографические мотивы: описание мучений, страданий, смерти, небесных наград и т. п. Поэтому, несмотря на высокую оценку, к-рую дал поэтическим дарованиям папы блж. Иероним (Hieron. De vir. illustr. 103), эпиграммы Д. имеют больше историческую и археологическую, чем лит., ценность.

Послания

(CPL, N 1633; PL. 13. Col. 347-373). Из посланий Д. сохранилось лишь 10. Бо́льшая часть их адресована вост. епископам и связана с арианскими спорами, антиохийским расколом, проблемами Фессалоникийского вик-ства и событиями на К-польской кафедре в 380-381 гг. (Ep. 1-7), др. часть - обращения к блж. Иерониму по различным экзегетическим вопросам (Ep. 8-9). 2-е послание сохранилось во фрагментах и представляет собой изложение веры (Explanatio fidei // PL. 13. Col. 350-353), направленное Д. в 376 г. в ответ на послания свт. Василия Великого и свт. Мелетия Антиохийского (см.: Grillmeier. 1975. P. 350) или составленное Д. на Римском Соборе 377 г. (см.: Mansi. T. 3. Col. 466). 4-е послание включает исповедание веры (Confessio fidei), было написано Д. на Римском Соборе 377 г. (см.: Piétri. 1976. P. 839) или на Римском Соборе 382 г. (см.: Clerval. 1911. Col. 34) и направлено Павлину Антиохийскому (т. н. Догматическое послание Дамаса (Tomus Damasi) - Confessio fidei catholicae // PL. 13. Col. 358-364). Исповедание состоит из 24 анафематизмов против различных тринитарных и христологических ересей, в особенности против пневматомахов, считавших Св. Дух творением Сына. Послание заканчивается утверждением, что вера во Св. Троицу необходима для спасения. Богословские формулы исповедания близки по букве и духу к Символу веры, принятому на Никейском Соборе, к-рый здесь раскрывается и дополняется.

К 9 посланиям примыкает послание к епископам Галлии, к-рое ранее приписывалось папе Сирицию (Ep. 10: Seu canones Synodi Romanorum ad Gallos episcopos // PL. 13. Col. 1181-1194; Babut. 1904. P. 69-87). Послание представляет собой ответ «апостольского престола» на запрос нек-рых епископов Галлии, желавших получить у папы консультацию по вопросам церковной дисциплины (legis scientiam seu traditiones, букв. - знания закона или традиций) - о поведении и образе жизни клириков и мирян. В послании затрагивались вопросы о девственницах, нарушивших свои обеты, о необходимости целомудрия и воздержания для клириков, об особенностях совершения таинства Крещения во внепасхальное время, об освященном елее, о браке с родственниками, об особых случаях рукоположения клириков, о епископах и клириках, переходящих из одной церкви в другую, о совершении рукоположения на чужой канонической территории, о мирянах, отлученных от Церкви своим епископом и принятых в клир другим, и др.

«Explanatio fidei»

(Изложение веры - CPL, N 1634; PL. 13. Col. 373-376; 59. Col. 157-159) представляет собой первые 3 главы «Decretum Gelasianum de libris recipiendis et non recipiendis» (Декрета папы Геласия о принимаемых и непринимаемых книгах - CPL, N 1676; PL. 19. Col. 787-794; 59. Col. 157-164; 62. Col. 537-540); в нек-рых рукописях они сохранились отдельно от остальных глав «Декрета...» и приписывались Д. Вероятно, они были составлены Д. на Римском Соборе 382 г. (Turner. 1899. P. 554-560; Idem. 1904. P. 155-158). В 3 главах «Изложения веры» говорится о 3 источниках церковного авторитета: в 1-й - о 7 духах, или о «седмеричном Духе» (Spiritus septiformis), почившем на Христе; во 2-й - о книгах библейского канона (куда включены и второканонические книги: Книга премудрости Соломона, Екклезиастик (т. е. Книга премудрости Иисуса, сына Сирахова), Книга Товита, Книга Иудифи и 2 Маккавейские); в 3-й - о первенстве Римской кафедры. Впосл. к ним были добавлены 4-я и 5-я главы, где речь шла об авторитете Вселенских Соборов и писаний св. отцов Церкви, а также о еретических и апокрифических книгах.

Несохранившиеся сочинения

По сообщению блж. Иеронима, Д. написал в прозе и стихах соч. «De virginitate» (О девстве - Hieron. Ep. 22. 9), к-рое не сохранилось; нек-рые исследователи отождествляли его с эпиграммами в честь сестры Д. Ирины и мц. Агнии. Возможно, Д. составил краткие гекзаметрические описания нек-рых книг ВЗ и НЗ (Merenda A. M. De sancti Damasi. Col. 265 C), а также раннюю версию мученических актов св. мучеников Петра и Маркеллина (Ibid. Col. 262). В одной из утраченных в наст. время рукописей Д. приписывалось также соч. «De vitiis» (О пороках - Delisle. 1883. P. 87).

Богословие

Догматические послания и деятельность против различных ересей принесли Д. известность авторитетного богослова-догматиста; его высказывания впосл. цитировались св. отцами в сочинениях и на Соборах, в частности на Антиохийском Соборе 379 г., а также на III и V Вселенских Соборах (см.: ACO. Vol. 1. Pt. 1/3. P. 41-42; Vol. 4. Pt. 2. P. 104, 167; Arnobius Junior. Conflictus de Deo Trino et Uno. II 13, 32 // PL. 53. Col. 239-322; Theodoret. Eranist. 238. 24-29).

В тринитарном учении Д., с одной стороны, сохраняет неизменной веру Никейского Собора (Nicaeni concilii fidem inviolabilem), а с др.- развивает учение Собора о единосущии Отца и Сына, добавляя к этому и догмат о Св. Духе (Ep. 2, 4; Explanatio fidei и др.). Согласно Д., Сын Божий во всем равен Отцу как рожденный от истинного Бога истинный Бог, причем рожденный не извне, а из самой Божественной сущности Отца (de divina substantia - Ep. 2. 1; 4. 11). Рождение Сына как Сияния вечного Света также вечно, поскольку по самому порядку природы ни свет не может быть без сияния, ни сияние без света (Ep. 2. 1; 4. 10). В рождении Сын не отделился от Отца (Ep. 2. 1). Он есть Слово Божие (Verbum Dei), но не внутреннее, протяженное, произнесенное или собранное, а совершенное и ипостасное (insubstantivum, subsistens - Ep. 2. 1-2; 4. 8). В Лице Сына пребывает вся полнота природы Отца, или Божества (Patris natura aut divinitatis plenitudo - Ep. 2. 1). Поэтому Он обладает тем же могуществом и знанием, что и Отец, и во всем равен Отцу (Patri aequalis - Ep. 4. 12). Подобным образом Д. учит и о Св. Духе, Которого пневматомахи объявляли творением Сына (Ep. 4. 18). Согласно Д., Св. Дух поистине и в собственном смысле получает бытие от Отца (de Patre esse), точнее, как и Сын, из Божественной сущности (de divina substantia), и есть истинный Бог (Deus verus - Ep. 4. 16). Поэтому Св. Дух не сотворен (increatus) и обладает единой силой, единым могуществом, единым величием, единой честью и единой сущностью с Отцом и Сыном (Ep. 2. 1-2; 4. 1, 17). Так же как и Сын, Св. Дух существует вечно (semper esse - Ep. 4. 10). Ему следует воздавать поклонение наравне с Отцом и Сыном (Ep. 4. 22). При этом Д., как и нек-рые др. совр. ему зап. богословы, настаивает на том, что Св. Дух есть не только Дух Отца и не только Дух Сына, но «Дух Отца и Сына» (Patris et Filii Spiritus - Explanatio fidei. 1), тем самым утверждая одно из тех догматических положений, к-рое впосл. легло в основу зап. учения о Filioque. Далее, согласно Д., хотя каждое из Лиц Св. Троицы в отдельности есть Бог, Их всех вместе не следует именовать 3 Богами, но только единым Богом, вслед. единства Божества и могущества (propter unam divinitatem et potentiam - Ep. 4. 24). Основываясь на крещальной формуле, Д. утверждает, что вера во Св. Троицу (Trinitas) совершенно необходима для нашего спасения (Ep. 4. 24). Т. о., Д. исповедует в Боге единую силу, единое величие, единое Божество, единую сущность, нераздельное могущество и утверждает 3 Лица (tres personas), Которые не сводятся одно к другому и не уменьшаются, но пребывают вечно (Ep. 2. 1; 4. 20, 24). Отец, Сын и Св. Дух суть «три Лица - истинные, святые, равные, вечно живые, содержащие все видимое и невидимое, всемогущие, все судящие, все животворящие, все созидающие, все спасающие»; у Них «единое Божество, власть, величие, могущество, слава, господство, царство, воля и истина» (Ep. 2. 1; 4. 20-21).

В изложении христологического догмата Д. придерживался ставшей уже традиц. на Западе христологической схемы «Слово - человек» (см.: Grillmeier. 1975. P. 350). Согласно Д., Тот же Самый Сын Божий, в вечности рожденный от Отца, ради нашего искупления произошел от Девы (Ep. 2. 1); так «совершенный Бог воспринял совершенного человека» (perfectum Deum perfectum suscepisse hominem - Ep. 2. 2), всецелого Адама (integrum Adam), т. е. совершенную человеческую природу (humanitas), состоящую из тела, души и ума (corpus, anima, sensus - Ep. 3; 7). При этом Д. исходил из того же сотериологического принципа, что и свт. Григорий Богослов в 101-м послании к Кледонию: если погиб весь человек, необходимо, чтобы было спасено все, что погибло; поскольку если Богом был воспринят несовершенный человек, то наше спасение также несовершенно, ибо тогда не весь человек спасен. Более того, Д. отмечает, что суть первородного греха и гибели всего человека заключалась в человеческом уме, к-рый первый согрешил, а если бы не согрешил, то человек не подвергся бы смерти. Значит, для спасения человека Бог в первую очередь должен был воспринять человеческий ум (Ep. 2. 2). Итак, Слово Божие и Сын Божий не просто обитал в бездушном и неразумном человеческом теле, но воспринял и спас как человеческое тело, так и разумную душу (intelligibilem animam - Ep. 4. 7). При этом не произошло какого-то осквернения Божества, поскольку Он воспринял «всего нашего ветхого человека без греха» (sine peccato). Это последнее замечание очень важно, ведь если мы признаем, что Сын Божий воспринял человеческое тело, то это вовсе не означает, что вместе с ним Он унаследовал его пороки и страсти; точно так же, если мы признаем, что Он воспринял человеческую душу и ум, то это вовсе не означает, что Ему были присущи греховные человеческие помыслы и желания (Ep. 3). Вместе с тем, по мнению Д., наличие во Христе разумной души не привело к появлению какого-то иного лица, иного сына наряду с Сыном Божиим, но следует исповедовать одного и Того же Сына Божия и до воплощения, и после него (Ep. 3; 4. 6). Хотя, согласно Д., две природы во Христе после соединения остаются вечно нераздельными, так что и ныне Он восседает одесную Отца в той плоти, к-рую воспринял, и в конце явится в ней судить живых и мертвых. Однако Д. замечает, что две природы не смешиваются и сохраняют свои свойства и после соединения, так что крестные муки претерпел не Бог, а плоть вместе с душой, к-рые Он воспринял, облекшись в «образ раба» (Ep. 4. 14-15). Вместе с тем Д. еще не пытается обнаружить к.-л. основание единства двух природ во Христе (см.: Grillmeier. 1975. P. 350).

По мнению Д., спасение всего человека и освобождение его от всякого греха произошли не столько благодаря воплощению Сына Божия, сколько благодаря Его страданию (per passionem), к-рым Он совершил полнейшее спасение человеческого рода (Ep. 7). Выработанные Д. авторитетные христологические формулы нередко использовались в ходе последующих христологических споров V-VII вв., а его осуждение аполлинарианства на Римском Соборе 377 г. послужило отправной точкой в борьбе Церкви с этой христологической ересью (см.: Kelly. 1968. P. 295-296; Grillmeier. 1975. P. 351).

В истории экклезиологической мысли Д. известен тем, что одним из первых Римских епископов попытался обосновать учение о т. н. примате Римской кафедры, т. е. о том, что будто бы уникальное положение и авторитет, данные Христом ап. Петру, принадлежат и Римским епископам (папам), к-рые наследуют ему как епископу Рима (см.: Kelly. 1968. P. 419-420). Учение Д. представлено в 3-й главе «Изложения веры», где все тогдашнее церковное устройство возводится к ап. Петру: «Хотя вселенская Церковь распространена по всему миру, словно единый брачный чертог Христов, но святая Римская Церковь, [как ясно] из немалых соборных постановлений, превознесена над другими Церквами (caeteris Ecclesiis praelata est) и получила первенство (primatum) от евангельских слов Самого Господа и Спасителя нашего: ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах (Мф 16. 18-19). [С Римом] также связан блаженный апостол Павел, избранный сосуд, который не в другое время, как измышляют еретики, но в то же самое, в один и тот же день принял славную смерть вместе с Петром в городе Риме,- претерпев мучение, он получил [мученический] венец при императоре Нероне. Они вместе освятили Господу Иисусу Христу эту Римскую Церковь, которую своим присутствием и досточтимым триумфом они превознесли над всеми остальными [Церквами] по всему миру. Итак, первый престол апостола Петра (prima Petri apostoli sedes) - это Римская Церковь, не имеющая «пятна, или порока, или чего-либо подобного» (Еф 5. 27). Второй престол - в Александрии, освященной во имя блаженного Петра его учеником и евангелистом Марком, так как он был направлен апостолом Петром в Египет, где проповедовал слово истины и претерпел славное мученичество. Третий престол блаженнейшего апостола Петра - в досточтимой Антиохии, так как он жил в ней прежде, чем прийти в Рим, и там новый народ впервые начал называться христианами» (Explanatio fidei. 3). Из Рима, «апостольского престола» (apostolica sedes), для всех епископов исходит не только авторитет власти, но и авторитет веры: «Апостольская дисциплина требует, чтобы у всех кафолических епископов было одно исповедание; а если есть одна вера, должно быть и одно предание; а если есть одно предание, во всех Церквах должна сохраняться одна дисциплина. И хотя Церкви основаны в разных областях, но по всему миру именуется одна Церковь благодаря единству вселенской веры» (Ep. 10: Seu canones Synodi Romanorum ad Gallos episcopos. III 9).

Много внимания Д. уделял церковно-каноническим вопросам. Так, он проводил четкое различие между клиром (clerici) и мирянами (laici); клир состоит из 3 степеней священнослужителей (ministri): епископов, пресвитеров и диаконов, к-рые участвуют в совершении Божественных жертвоприношений и руками к-рых преподается благодать крещения и приготовляется Тело Христово (Ibid. II 5-6). Епископов и пресвитеров Д. также называет священниками (sacerdotes), приносящими Богу «духовные жертвы» (spiritalia sacrificia) и совершающими «небесное служение» (officium coeleste - Ibid. II 6). Они должны быть примером для церковного народа в нравственности и добродетелях; быть целомудренными и соблюдать плотское воздержание (continentiam corporalem servare), даже если они женаты (Ibid. II 5). Епископы должны рукополагаться из числа клириков, т. е. из числа людей испытанных (Ibid. V 15). Они не должны переходить из одной церкви в другую (Ibid. V 16), равно как и распространять притязания за пределы своей канонической территории, вмешиваться в дела др. церкви и совершать там рукоположения (Ibid. VI 18). Пресвитеры и диаконы по приходам от имени епископа могут совершать таинство Крещения в период праздника Пасхи; в др. же время в случае необходимости (напр., во время опасной болезни) совершать крещение могут только пресвитеры (Ibid. IV 10). Клирики, отстраненные от служения своим епископом, не могут переходить в др. церковь и не должны допускаться там до церковного общения даже в качестве мирян (Ibid. VI 17). Также и миряне, отлученные от церковного общения своим епископом, не могут быть рукоположены в члены клира др. епископом (Ibid. VI 19). Д. упоминает и о служении девственниц (virgines), к-рые публично объявляли о своем решении сохранить целомудрие и венчаться Христу (velari Christo); в знак этого они после молитвы священника получали «покров благословения» (benedictionis velamen - Ibid. I 3).

Соч.: PL. 13. Col. 347-424; CPL, N 1632-1635; Ep. 8-9 // CSEL. Vol. 54. P. 103-104, 265-267; Ep. 2-4 // Ibid. Vol. 71. P. 518-522; Ep. 10: Canones Synodi Romanorum ad Gallos episcopos // PL. 13. Col. 1181-1194; Epigrammata Damasiana: Sussidi allo studio delle antichità cristiane / Ed. A. Ferrua. Vat., 1942; Задворный В. Л. История Римских пап. М., 1995. Т. 1. С. 178-190.
Ист.: Quae gesta inter Liberium et Felicem episcopos // Collectio Avellana / Ed. O. Guenther. Vindobonae, 1895. N 1. P. 1-5. (CSEL; 35); LP. Vol. 1. Col. 212-215; Socr. Schol. Hist. eccl. IV 29; Sozom. Hist. eccl. VI 23; Theodoret. Hist. eccl. II 22-23; V 10; idem. Ep. 146. 212-215; Hieron. Ep. ad Pammach. et Ocean // PL. 22. Col. 100 (рус. пер.: Творения. Т. 2. С. 360-374); Amm. Marc. Rer. gest. XXVII 2. 11-15.
Лит.: Merenda A. M. De sancti Damasi papae opusculis et gestis // PL. 13. Col. 111-348; Delisle L. Les manuscripts du comte d'Ashburnham. P., 1883; Turner C. H. Latin List of the Canonical Books: The Roman Council under Damasus, A. D. 382 // JThSt. 1899. Vol. 1. P. 554-560; idem. Ecclesiae Occidentalis Monumenta Iuris antiquissima. Oxf., 1904. T. 1. Pt. 2. P. 155-158; Лебедев А. П. Вселенские Соборы IV и V вв.: Обзор их догматич. деятельности в связи с направлениями школ Александрийской и Антиохийской. СПб., 1904; Babut E. La plus ancienne décrétale. P., 1904; Cavallera F. Le schisme d'Antioche: (IV-V siècles). P., 1905; Clerval A. Damase I // DTC. 1911. Vol. 4. Col. 28-36; Howorth H. H. The Decretal of Damasus // JThSt. 1912. Vol. 14. P. 321-337; Дюшен Л. История Древней Церкви. М., 1914. Т. 2. С. 302-327; Спасский А. А. История догматич. движений в эпоху Вселенских Соборов: (В связи с филос. учениями того времени). Серг. П., 19142; Caspar E. Geschichte des Papsttums. Tüb., 1930. Bd. 1. S. 196-256; Vivés J. San Dámaso papa español ó los mártires. Barcelona, 1943; Palanque J.-R. Les Églises occidentales vers le milieu du IVe siècle // Fliche, Martin. HE. 1950. Vol. 3. P. 205-236; Bardy G. Les variаtions de l'Arianisme // Ibid. P. 131-176; Mendieta A. E., de. Basile de Césarée et Damase de Rome: Les causes de l'échec de leurs négotiations // Biblical and Patristic Studies: In Memory of R. P. Casey. Freiburg i. Br., 1963. P. 122-166; Lippold A. Ursinus und Damasus // Historia. Wiesbaden, 1965. Bd. 14. S. 105-128; Kelly J. N. D. Early Christian Doctrines. L., 1968; Griffe E. En relisant l'inscription damasienne «ad catacumbas» // BLE. 1970. Vol. 71. P. 81-92; Shepherd M. H. The Liturgical Reform of Damasus I // Kyriakon: FS J. Quasten. Münster, 1970. Vol. 2. P. 847-863; Vries W., de. Orient et Occident: Les structures ecclésiales vues dans l'histoire des sept premiers conciles œcuméniques. P., 1974; Grillmeier A. Christ in Christian Tradition. Oxf., 1975. Vol. 1; Simonetti M. La crisi ariana nel IV sec. R., 1975; Piétri Ch. Roma Christiana. R., 1976. Vol. 1; Болотов. Лекции. Т. 1. С. 111-112, 222-223; Т. 4. С. 102-107; Quasten. Patrology. Vol. 4. P. 273-278; Hanson R. P. C. The Search for the Christian Doctrine of God: The Arian Controversy: 318-381. Edinb., 1993r; Lietzmann H. A History of the Early Church. Camb., 1993r. T. 2. P. 938-955.
О. В. Шаталов, Р. О. Шаталов, А. Р. Фокин
Ключевые слова:
Святые Римско-католической Церкви Папы Римские Дамас I (ок. 304/5 - 384), святой (пам. зап. 11 дек.), папа Римский (с 366)
См.также:
АГАПИТ I († 536), папа Римский (535-536), свт. (пам. 17 апр., зап. 22 апр.)
АГАФОН (кон. VI в. – 681), папа Римский (678-681), свт. (пам. 20 февр., зап. 10 янв.)
АДЕОДАТ I папа Римский (615-618), св. (пам. зап. 8 нояб.)
АДРИАН III (Агапит; † 885), папа Римский (884-885), св. (пам. зап. 8 июля)
АЛЕКСАНДР I (Александрион I Римский; † 115 или 118), еп. Рима (105 или 108 – 115 или 118), сщмч. (пам. 16 марта, зап. 3 мая)
АНАКЛЕТ I (Аненклет), папа Римский, св. (пам. 7 июня; католич. пам. как мученика 26 апр. и 13 июля)