Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИОАННА
Т. 24, С. 674-677 опубликовано: 24 августа 2015г.


ИОАННА

Свящ. Сергий Булгаков и Ю. Н. Рейтлингер. Фотография. Кон. 20-х — нач. 30-х гг. ХХ в.
Свящ. Сергий Булгаков и Ю. Н. Рейтлингер. Фотография. Кон. 20-х — нач. 30-х гг. ХХ в.

Свящ. Сергий Булгаков и Ю. Н. Рейтлингер. Фотография. Кон. 20-х — нач. 30-х гг. ХХ в.
(Рейтлингер Юлия Николаевна; 1898, С.-Петербург - 1988, Ташкент), инокиня; принадлежала к числу ярких мастеров иконописи XX в. рус. зарубежья. Род. в семье обрусевших нем. баронов Рейтлингеров. Отец Николай Александрович, экономист по образованию, активно интересовался духовно-религ. исканиями нач. XX в. Мать Лидия Николаевна (урожд. Гонецкая) воспитывала 4 дочерей в атмосфере религиозности. И. вспоминала о посещении служб в «небольшой домовой церкви при Музее Александра III (ныне ГРМ.- Ред.), в которую попадать надо было какими-то длинными коридорами с чудесным запахом масляных красок,- там же первая исповедь, первое говенье на Страстной неделе».

Прор. Иоанн Предтеча. Икона. 1946 г. (мон-рь Покрова Пресв. Богородицы в Бюсси-ан-От, Франция)
Прор. Иоанн Предтеча. Икона. 1946 г. (мон-рь Покрова Пресв. Богородицы в Бюсси-ан-От, Франция)

Прор. Иоанн Предтеча. Икона. 1946 г. (мон-рь Покрова Пресв. Богородицы в Бюсси-ан-От, Франция)

Обнаружившая способности к живописи Рейтлингер по окончании 8 классов гимназии в 1916 г. была определена в «4-й (головной) класс школы Общества поощрения художеств (минуя скучные гипсы)», через полгода ее перевели в 5-й и к весне - в 6-й класс. Т. о., систематическое начальное художественное образование, прерванное революцией в России в 1917 г., свелось к году обучения. Стремительное продвижение от класса к классу было возможно благодаря успехам Рейтлингер в живописи.

Изгнание из рая. Роспись ц. вмч. Иоанна Воина в Мёдоне, Франция. Нач. 30-х гг. XX в. (Б-ка фонд «Русское Зарубежье»)
Изгнание из рая. Роспись ц. вмч. Иоанна Воина в Мёдоне, Франция. Нач. 30-х гг. XX в. (Б-ка фонд «Русское Зарубежье»)

Изгнание из рая. Роспись ц. вмч. Иоанна Воина в Мёдоне, Франция. Нач. 30-х гг. XX в. (Б-ка фонд «Русское Зарубежье»)

Летом 1917 г. сестры Рейтлингер уехали в Крым, позднее к ним присоединились родители. В 1918 г. в Крыму состоялось знакомство Рейтлингер с ее буд. духовным наставником свящ. Сергием Булгаковым, к-рого она сопровождала до конца его дней († 1944). В крымский период, несмотря на голод, на смерть от тифа 2 старших сестер и матери, Рейтлингер продолжала занятия рисованием. В 1921 г. Юлия и Екатерина выехали из Крыма к отцу в Польшу. Сохранилось неск. рисунков варшавского периода, все остро трагического звучания, скованные по манере исполнения. В 1922 г. благодаря помощи Нины Александровны Струве сестры, а затем их отец переехали в Прагу, ставшую одним из центров рус. эмиграции 20-х гг. Рейтлингер поступила в Карлов ун-т, слушала лекции акад. Н. П. Кондакова, стала студенткой Пражской АХ, посещала христ. кружки свящ. Сергия Булгакова и проф. В. В. Зеньковского, участвовала в Русском христианском студенческом движении. В Праге наступил перелом в ее духовных и художественных исканиях и получил развитие наметившийся еще в Крыму интерес к древнерус. и визант. искусству. Одновременно с изучением иконографии шло обучение «ремеслу древнего иконописания» на основе «секретов», заимствованных из старообрядческой практики. Интересы и вкусы Рейтлингер соответствовали идеям о возрождении русских национальных (собственно православных) традиций, популярных в художественных кругах от Кондакова, В. М. Васнецова до Н. К. Рериха, Н. С. Гончаровой и К. С. Малевича. Этюды и акварели Рейтлингер пражского периода свидетельствуют не только о возросшем мастерстве, но и о более мажорном, «благополучном» восприятии художницей окружающего мира. Несмотря на то что первые иконописные работы Рейтлингер называла неудачными, в 1924 г. она написала «главу св. Иоанна Предтечи по наброскам с натуры - с отдыхающего отца Сергия» (в наст. время икона находится в храме Казанского скита в Муазне, близ Парижа, где И. работала в 1938). Духовную поддержку Рейтлингер оказывал свящ. Сергий Булгаков, с энтузиазмом воспринявший ее вхождение в сферу религиозного творчества, но провидивший нападки на художницу в связи с ее отходом от внешне привычных каноничных норм. Обращение в 1-й иконописной работе к образу св. Иоанна Предтечи, впосл. ее небесного покровителя, оказалось символичным. Привезенная в Париж «портретная» икона стала этапной в судьбе художницы. Рейтлингер поступила в мастерскую (Ateliers d'arts sacré) религ. худож.-монументалиста М. Дени и в течение неск. лет прошла полный курс обучения (она поддерживала отношения со своим учителем и позднее; их переписка хранится в архиве Музея М. Дени в Сен-Жермен-ан-Ле). Появление Рейтлингер в 1925 г. в Париже связано с назначением свящ. Сергия Булгакова по инициативе митр. Евлогия (Георгиевского) инспектором Свято-Сергиевского православного богословского ин-та. Для Рейтлингер программным стало стремление к «живой» иконе, соединившей каноничный подход к иконографии, живость пластического языка и художественные новации. Графические листы предшествующего периода свидетельствуют о ее увлечении эстетикой «Мира искусства» и романтическими образами европ. средневековья. Для рисунков 20-х гг. характерно умелое построение композиции, животные приобретают некую одухотворенность и обаяние. Впосл. одним из любимых сюжетов художницы стала композиция «Всякое дыхание да хвалит Господа».

Мц. Бландина, со сценами жития и святыми на полях. Икона. 30-е гг. XXв. (частное собрание)
Мц. Бландина, со сценами жития и святыми на полях. Икона. 30-е гг. XXв. (частное собрание)

Мц. Бландина, со сценами жития и святыми на полях. Икона. 30-е гг. XXв. (частное собрание)

Стремление к возрождению традиций рус. религ. искусства в новых условиях свелось к противостоянию с формальным исполнением старообрядческих икон и с популярной в нач. XX в. эстетикой модерна. Технология иконописи осваивалась Рейтлингер недолго и недостаточно. Из-за несовпадения взглядов на совр. («живую») икону и на пути ее развития художнице не были близки большинство членов парижского об-ва «Икона». Впрочем, на представление Рейтлингер о задачах современного иконописания повлияло знакомство с ведущим представителем модерна в Париже Д. С. Стеллецким, но творчество художника не стало для нее определяющим. Переломным моментом в осмыслении искусства иконописи, как для Рейтлингер, так и для большинства деятелей культуры русского зарубежья, явилась передвижная выставка вновь открытых произведений иконописи XII-XVII вв., экспонировавшаяся в 1929-1930 гг. в крупнейших городах Европы и США. Особое впечатление на Рейтлингер помимо шедевров произвели «научные копии» Владимирской иконы Божией Матери работы Е. И. Брягина (ныне в собрании В. А. Бондаренко, Москва) и «Св. Троицы» прп. Андрея Рублёва работы Г. О. Чирикова. В 1931 г. в Париже вышла кн. «Икона и иконопочитание» свящ. Сергия Булгакова с размышлениями о принципах соотношения в иконописи содержания и формы, функции к-рой сводятся к «обличению вещей невидимых»; книга во многом повлияла на творчество Рейтлингер. В отказе от следования «прорисям» и в преобладании «сочинительства» в рамках канона она выступает как представитель скорее новоевропейской, а не традиционно иконописной формации. В этом проявилось и воздействие атмосферы мастерской Дени, где она училась.

Деисус. 1938 г. (храм Казанского скита в Муазне, Франция
Деисус. 1938 г. (храм Казанского скита в Муазне, Франция

Деисус. 1938 г. (храм Казанского скита в Муазне, Франция

В 20-30-х гг. Рейтлингер сделала множество подготовительных рисунков и набросков и написала цикл портретов свящ. Сергия Булгакова (большая часть графического наследия хранится в б-ке-фонде «Русское Зарубежье» и в ЦМиАР). Иконы этого периода получили высокую оценку, в т. ч. и в прессе. В 1931-1932 гг. по инициативе свящ. Андрея Сергеенко она оформила ц. св. Иоанна Воина (бывш. барак) в Мёдоне под Парижем. Ей помогали ее сестра (в замужестве Кист) и Е. Я. Браславская (в замужестве Ведерникова; известна иконописными работами после возвращения из эмиграции). Росписи исполнены темперой по грунтованной фанере (сохранившиеся после пожара части находятся в б-ке-фонде «Русское Зарубежье»). Главными в программе украшения церкви стали циклы «Небесная литургия» и «Апокалипсис»; роспись открывается сценами «Рай» и «Изгнание из рая», далее следуют традиц. по составу двунадесятые праздники и фигуры святых. В процессе работы Рейтлингер обращалась к широкому кругу иконографических источников - от визант. рукописей, хранящихся в Ватиканском собрании, и фресок Димитриевского собора во Владимире кон. XII в. до росписей храмов Ярославля и Москвы XVII в., а также ц. Богоматери Перивлепты в Мистре 3-й четв. XIV в. Автору удалось достичь свободы в интерпретации иконографии (при этом вполне каноничной) и художественных образов, для к-рых характерны экспрессия и подвижность. Нек-рые элементы росписи напоминают работы Н. С. Гончаровой и даже Поля Гогена с его трактовкой таитянского «рая», природы и экзотического животного мира. При всей разнородности источников росписи церкви в Мёдоне относятся к явлениям правосл. искусства Новейшего времени. Для этой церкви было написано неск. икон, среди них широкую известность получил храмовый образ «Не рыдай Мене, Мати» (утрачен); в дальнейшем Рейтлингер неоднократно возвращалась к этому сюжету. Она много и плодотворно работала, сотрудничая с мон. Григорием (Кругом) и с мон. Марией (Кузьминой-Караваевой). Для мон. Марии Рейтлингер нередко делала подготовительные рисунки - чаще всего «личного письма» - для изделий церковного шитья (их совместное творчество, шитье мон. Марии и иконопись Рейтлингер, сохр., напр., в Покровской ц. на ул. Лурмель в Париже).

Прор. Илия в пустыне. Икона. 70-е гг. XX в. (частное собрание)
Прор. Илия в пустыне. Икона. 70-е гг. XX в. (частное собрание)

Прор. Илия в пустыне. Икона. 70-е гг. XX в. (частное собрание)

Переломным моментом в жизни Рейтлингер явился постриг в рясофор с именем Иоанна, совершенный в Париже 11 сент. 1935 г. митр. Евлогием. Это событие способствовало духовному сосредоточению И., направленному в т. ч. на осмысление творческого процесса. Работы И. стилистически неоднородны: от традиц. манеры до следования примитиву, от использования привычного тематического репертуара до осваивания западноевроп. тематики («Жанна д'Арк», «Св. мученица Бландина, со сценами жития и святыми на полях» - обе в частном собрании, Париж; появление последнего образа, возможно, обусловлено дружбой с кнг. А. В. Оболенской, принявшей при постриге имя этой католич. святой). И. писала многочисленные небольшие иконки преподобных Герасима Иорданского, Сергия Радонежского, Серафима Саровского. Независимо от размеров большинство работ И. отличается тяготением к масштабности, монументализацией форм и образов, повышенной экспрессивностью. Особо выделяются небольшой иконостас и алтарные иконы в храме Казанского скита в Муазне (1938), написанные под влиянием традиций византийской живописи XIII-XIV вв.; в работах 30-х гг. XX в. заметны черты произведений рус. искусства XV-XVI вв. (картон с запрестольным панно «История Адама и Евы» во Введенской ц. на ул. Оливье-де-Сер в Париже, 1937); на произведения позднего периода повлияло увлечение И. раннехристианским искусством: росписями катакомб, мозаиками римских и равеннских храмов.

Святые Русской Церкви. Роспись часовни свт. Василия Великого в доме Содружества св. Албания и прп. Сергия Радонежского, Лондон. 1945-1947 гг.
Святые Русской Церкви. Роспись часовни свт. Василия Великого в доме Содружества св. Албания и прп. Сергия Радонежского, Лондон. 1945-1947 гг.

Святые Русской Церкви. Роспись часовни свт. Василия Великого в доме Содружества св. Албания и прп. Сергия Радонежского, Лондон. 1945-1947 гг.

Главными произведениями И. позднего зарубежного периода стали работы в часовне свт. Василия Великого в доме Содружества св. Албания и прп. Сергия Радонежского в Лондоне (1945-1947). Содержание росписей перекликается с трудами умершего к тому времени свящ. Сергия Булгакова. Росписи отличают масштабность и устойчивое для творчества И. внимание к апокалиптической теме. В сохранившихся машинописных комментариях (датированы 29 апр. 1949, частный архив) автора к росписям излагается программа художественного замысла: «Общая тема росписи - Церковь. Ее история как бы в двух планах… Нижний - видимая… представлена соборами исторических церквей; верхний иллюстрирует видение Иоанна (Апокалипсис), которое… рассказывает историю Церкви, идущую в метафизическом плане». Роспись часовни выдержана в классических формах произведений сходной тематики, элементы художественной и религиозной эстетики XX в. выражены через очищенные, аскетические черты, экспрессию образов, обостренное восприятие колорита росписей. Лондонский ансамбль - одна из вершин правосл. искусства на Западе, И. как автор росписей вошла в число художников «большого стиля» 30-40-х гг. XX в.

Тайная вечеря. Икона. 1981 г. (?) (частное собрание)
Тайная вечеря. Икона. 1981 г. (?) (частное собрание)

Тайная вечеря. Икона. 1981 г. (?) (частное собрание)

Перед оформлением документов для возвращения из эмиграции И. в 1947 г. переехала в Чехословакию к сестре. От этого периода сохранился образ с Деисусом, с Распятием и со сценами из Жития св. Прокопия Сазавского для алтаря храма святых Кирилла и Мефодия на Рессловой ул. в Праге.

В 1955 г. И., вернувшейся из эмиграции в СССР, разрешили жить в Ташкенте; средства к существованию она зарабатывала, расписывая шелковые платки. После оформления пенсии она часто и подолгу бывала в Москве. Вернувшаяся из эмиграции Ведерникова способствовала тому, чтобы И. вновь занялась иконописанием. В записях последних лет И. отмечала, что понемногу начинала «дышать забытым воздухом: Ведерниковы, книги, встречи с чудесной новой молодежью». «Я возвращаюсь,- писала она,- в Отчий дом, исповедуюсь и причащаюсь у о. Андрея Сергиенко… и 15-20 лет работаю над иконой, больше чем когда-либо в жизни. Наконец, это знакомство с о. Александром Менем как будто послано мне о. Сергием [Булгаковым]».

Создание икон в обстановке религ. гонений в СССР в 60-70-х гг. было подвигом. И. писала иконы бесплатно, посылала их почтой из Ташкента (часто в коробках из-под конфет), называла в письмах «просьбами» и «подарками» (переписка с о. Александром Менем за 1974-1987). В этот период скромного существования И. часто создавала небольшие образки на кусочках фанеры и прессованного картона, грунт заменял зубной порошок; они были лаконичны, просты по форме и манере исполнения; этот стиль был близок к аскетическим идеалам монашеского искусства. Несмотря на камерность изображений, образы получались монументально величественными, искренними. Сохранилась тематическая связь с предшествующим периодом («Царь Давид во рву львином», преподобные Герасим Иорданский, Сергий Радонежский и Серафим Саровский, «Всякое дыхание да хвалит Господа»). Одна из лучших работ позднего времени - группа икон на тему Тайной вечери (все в частных собраниях). В последние годы жизни И. к ее хронической глухоте прибавилась слепота, лишившая возможности работать.

Соч.: Иоанна (Рейтлингер), инокиня. Из писем к моск. молодежи // Вестн. РХД. 1988. № 154. С. 198-201; она же. Автобиография // Там же. 1990. № 159. С. 84-104; она же. Последние воспоминания / Публ. и коммент.: Н. Портнова // Там же. № 170. С. 85-114; она же. Апофеоз невечернего света: (Из воспоминаний об о. Сергии) // Там же. 2001. № 182. С. 64-66; она же. Дневник духовный: 1935-1938 гг. / Публ. и примеч.: Б. Б. Попова, А. С. Бахурина // Там же. 2003. № 186. С. 7-36; 2004. № 188. С. 7-36; Иоанна (Рейтлингер), инокиня, Зеньковский В. В., прот. Дискуссия о монашестве: Из переписки о. Василия Зеньковского с сестрой Иоанной Рейтлингер // Там же. 2003. № 185. С. 53-64; Умное небо: [переписка Ю. Н. Рейтлингер с прот. Александром Менем]. М., 2003.
Лит.: Шустов А. Н. Свидетельства современника [Ю. Н. Рейтлингер] о матери Марии [Е. Ю. Кузьминой-Караваевой] // Вестн. РХД. 1992. № 166. С. 272-279; Попов Г. В. Духовный мир и иконопись инокини Иоанны (Юлии Николаевны Рейтлингер): 1898-1988. (Петербург-Ташкент): Кат. выст. в ЦМиАР 20 сент.- 17 окт. 2000 г. М., 2000; Попова Б. Б. Юлия Николаевна Рейтлингер // Наше наследие. 2008. № 87/88. С. 122-139; она же. «Подняться над этим счастьем»: Страница истории русского зарубежья // Русское искусство. 2009. № 4. С. 152-159; она же. Ю. Н. Рейтлингер (сестра Иоанна) и о. Сергий Булгаков: Диалог художника и богослова. Дневники. Записные книжки. Письма / Сост. и подгот.: Б. Б. Попова. М., 2010; она же. Отец Андрей Сергеенко - житель 101-го километра, или От Медона до Александрова // Рус. искусство. 2010. № 1. С. 150-157; Художественное наследие сестры Иоанны (Ю. Н. Рейтлингер): Альбом / Сост.: Б. Б. Попова, Н. А. Струве. М.; П., 2006 [библиогр.: с. 179-183]; Белевцева Н. «Икона имеет право будить, рассказывать…» // Наше наследие. 2008. № 87/88. С. 140-143.
Б. Б. Попова, Г. В. Попов
Ключевые слова:
Русское зарубежье Иконописцы русские Иоанна (Рейтлингер Юлия Николаевна; 1898-1988), инокиня; иконописец Монашество Русской Православной Церкви Заграницей
См.также:
АБРАМОВЫ Михей Иванович (1830-1912?) и Иван Михеевич (1869-30-е гг. ХХ в.), иконописцы
АВРААМОВ Егорий, иконописец 1-й пол. XVIII в.
АГНИЯ (Стародубцева Александра Васильевна; 1884–1976), схимонахиня
АЛЕКСА ПЕТРОВ иконописец XIII в. (Новгород)
АЛЕКСАНДР (Семёнов-Тян-Шанский Александр Дмитриевич; 1890-1979), еп. Зилонский (К-польский Патриархат), дух. писатель
АЛЕКСЕЕВ Андрей, московский иконописец 1-й четв. XVIII в.
АЛЕКСЕЕВ Георгий, иконописец, кон. XVII – 1-й трети XVIII в., свящ.
АЛЕКСЕЕВ Михаил, иконописец XVII в.