Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЗЕЛЕНЕЦКИЙ [МАРТИРИЕВ ЗЕЛЕНЕЦКИЙ] ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 20, С. 48-60 опубликовано: 13 января 2014г.


ЗЕЛЕНЕЦКИЙ [МАРТИРИЕВ ЗЕЛЕНЕЦКИЙ] ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

(С.-Петербургской и Ладожской епархии), находится близ ст. Зеленец Октябрьской железной дороги (Волховский р-н Ленинградской обл.). Название мон-ря происходит от наименования участка, представлявшего собой зеленый остров в окружении болотных топей - Зеленецких Мхов.

Основан прп. Мартирием († 1603) в 60-х гг. XVI в. Сведения об основателе помимо Жития XVII в. содержатся в записках «Повесть о житии преподобнаго отца Мартириа, жившаго в области Великаго Новаграда в Обонежской пятины, в Зеленой пустыни, тако нарицаемей, яже сам о себе исповеда отцу своему духовному и учеником своим: како и где жителствоваше прежде вселения его в пустыню ту, и како обреете ю, како же и вселися, и храмы созда, и обитель состави. Всели же ся он в пустыню ту при благочестивом царе и великом князе Иване Васильевиче, всея Руси самодержце, и жил многие лета. Преставися же в той же обители в царство Бориса Годунова». Эти записки сохранились в составе сборника-конволюта в единственном списке, датированном 40-50-ми гг. XVII в. (РНБ. О.I.424. Л. 161-176 об. Текст изд.: Бычков И. А. Кат. собр. рукописей Ф. И. Буслаева. СПб., 1897. С. 342-351; Крушельницкая. 1998; цитаты приводятся по последнему изданию). Записки, именуемые прп. Мартирием «духовной памятцей», представляют собой комбинацию отрывков различных жанров: сказания об основании мон-ря, наставления братии, «духовного дневника» - одного из первых образцов древнерус. автобиографии. Соч. «Житие и жизнь преподобнаго отца Мартирия игумена, составльшаго обитель Живоначалныя Троицы в пределех Великаго Новаграда, в некоей пустыни, яже нарицает Зеленая. Списано бысть некоим клириком Стефаном» известно в 11 списках (РНБ. Соф. № 1403 (кон. XVII в.); РГИА. Ф. 834. № 3786 (кон. XVII в.); ГИМ. Муз. № 1196 (XVII в.; фрагменты); ИРЛИ (ПД). Древл. Ленинградское обл. собр. № 4 (кон. XVII в.; фрагменты); РГБ. Ф. 178. № 9106 (XVIII в.); Ф. 98. № 1220 (XVIII в.); № 1462 (XVIII в.); № 1314 (кон. XVIII - нач. XIX в.); № 1470 (нач. XIX в.); РНБ. Собр. Александро-Невской лавры. А-51 (нач. XIX в.); РНБ. Колоб. № 260 (нач. XIX в.); текст изд.: Кушелев-Безбородко. Памятники. Вып. 4. С. 52-66; Крушельницкая. 1998. С. 52-109. Цитаты приводятся по последнему изданию).

Зеленецкий во имя Св. Троицы мон-рь. Гравюра В. Баженова по рис. архит. А. Макушева. 1824 г. (ГПИБ)
Зеленецкий во имя Св. Троицы мон-рь. Гравюра В. Баженова по рис. архит. А. Макушева. 1824 г. (ГПИБ)

Зеленецкий во имя Св. Троицы мон-рь. Гравюра В. Баженова по рис. архит. А. Макушева. 1824 г. (ГПИБ)
Согласно «Повести...», прп. Мартирий подвизался в Троице-Сергиевском мон-ре на своей родине, в г. Вел. Луки, под рук. духовника иером. Боголепа. Став насельником тихвинского в честь Успения Пресвятой Богородицы монастыря, прп. Мартирий в поисках уединения решил отправиться в Поморье, о чем уведомил своего ученика мон. Авраамия. В ответ Авраамий рассказал о бывшем ему видении: он, «воззрев на небо ко оной стране, идеже ныне пустыня сия, и виде на небе крест воссиял, светел, аки лучь, иссажен же звездами весь, над оным пустынным местом… Место же то непроходимо бяше, бо во мху стоит» (Крушельницкая. 1998. С. 48). Помолившись перед Тихвинской иконой Божией Матери и получив благословение настоятеля, прп. Мартирий отправился к указанному месту явления «крестовидной зари». Проводником стал крестьянин Иосиф из дер. Буборино, расположенной в «четырех поприщах» от местности Зелёный Остров. Прп. Мартирий принес с собой иконы Св. Троицы и «Одигитрии» (утрачены). Поселившись на месте буд. мон-ря, он поставил «часовницу и малую хижину» (РНБ. Собр. СПбДА. А I/275; Крушельницкая. 1998. С. 184-197), затем храм во имя Св. Троицы. Позднее на средства Ф. Д. Сыркова († 1570) в З. м. была возведена трапезная Благовещенская ц. Когда собрались ученики, по их просьбе прп. Мартирий в Вел. Новгороде был рукоположен во иерея.

В писцовой книге Обонежской пятины Вел. Новгорода за 1564 г., составленной А. Лихачёвым «со товарищи», упоминания о З. м. еще нет; в 1570 г., во время репрессий царя Иоанна IV Васильевича Грозного, в Новгороде погиб жертвователь мон-ря Сырков, следов., обитель была основана в 1565-1570 гг.

Впервые З. м. упоминается в писцовой книге Обонежской пятины за 1583 г.: «Монастырь Живоначальной Троицы зеленая пустыня, а на монастыре церковь деревянная Живоначальной Троицы, да на монастыре ж келья строителя Мартирия, да 2 кельи, а в них живут 2 брата, поп да проскурник; пашни четверть без полу осмины в поле, а в дву потому же, сена 15 копен, а обжи не положено, потому что распахали старцы на черном лесу сами» (Неволин. 1853. С. 141). В. В. Фомин считает, что это описание относится к более раннему периоду, возможно связанному с переписью 1563-1566 гг., поскольку отличается от содержания др. писцовой книги также за 1583 г.: «В Михайловском же погосте на Ладожском пороге монастырь, словят Новая пустыня Зеленая, на острову ставятся ново на черном лесу. А в монастыре церковь Троицы Живоначалной, другая церковь Благовещения Пресвятыя Богородицы с трапезою, обе деревянные. В монастыре игумен Мартирий да двенадцать старцев. А около монастыря ограда деревянная, да за монастырем двор коровницкий да двор конюшенный. Пашни у монастыря нет» (Писцовая книга Обонежския пятины нагорние половины письма и дозору Ондрея Васильевича Плещеева, да подьячего Семейки Кузмина лета 7091 г. // ВОИДР. 1850. Кн. 6. Мат-лы. С. 98).

Прп. Мартирий Зеленецкий. Икона. XVIII в. (Зеленецкий мон-рь)
Прп. Мартирий Зеленецкий. Икона. XVIII в. (Зеленецкий мон-рь)

Прп. Мартирий Зеленецкий. Икона. XVIII в. (Зеленецкий мон-рь)
В 1595 г. в Москве прп. Мартирий получил от царя Феодора Иоанновича жалованную грамоту, по к-рой обители предоставлялись «две выти земли и рыбные ловли на Ладожском озере с прилегающими угодьями» (текст сохр. в составе жалованной грамоты царя Михаила Феодоровича от 16 февр. 1624, подтверждающей владения мон-ря - СПбФИРИ РАН. Ф. 172. № 80). По пути в Москву, в Твери, прп. Мартирий воскресил умершего сына кн. Симеона Бекбулатовича отрока Иоанна. В благодарность князь пожертвовал средства на строительство в З. м. к северу от Троицкой ц. каменного храма в честь Тихвинской иконы Божией Матери «Одигитрия» (освящен в сер. 1601).

Прп. Мартирий составил завещание «Наказание к братии», к-рое должны были огласить после его кончины. Он наставлял своих духовных чад не покидать обитель, не принимать от царя земельные пожалования, советовал «от своих трудов питатися», не надеясь «ни на князя, ни на болярина» (Повесть о Мартирии. 1862. С. 38). Возможно, к 1595 г. взгляды прп. Мартирия изменились и он принял земли во владение обители от царя Феодора Иоанновича. Последние месяцы жизни прп. Мартирий провел в безмолвии у могилы, ископанной собственными руками. 1 марта 1603 г. он был погребен близ монастырской Богородицкой ц.

Сведения по дальнейшей истории обители содержатся в рукописи 1-й пол. XIX в. из б-ки тихвинского Успенского мон-ря «Летописец Зеленецкого монастыря. По преставлении преподобнаго Мартириа какия нещасныя случаи постигали обитель святую, и како оная паки сугубо за молитвами преподобнаго исправлялась» (РГИА. Ф. 834. Д. 3996. Л. 34-62; текст изд.: История и древности 3-кл. Троицкого Зеленецкого мон-ря. 1866. С. 27-62; Крушельницкая. 1998. С. 110-177). В Смутное время, в 1612-1613 гг., все деревянные строения З. м. были сожжены «варягами». Узнав о приближении захватчиков, насельники ушли из З. м. и спрятали в лесу церковную утварь. Значительная часть имущества все же была разграблена, но каменная Одигитриевская ц. с приделом свт. Иоанна Златоуста сохранилась. Долгое время З. м. оставался разоренным, в писцовой книге Обонежской пятины за 1620 г. содержатся сведения об «убогой новой пустыни Зеленой, на острову» в Михайловском погосте на Волхове (совр. ц. во имя арх. Михаила в г. Волхове) с деревянной Троицкой и каменной Одигитриевской церквами (последняя «стоит без пения, разорена от немецких и от литовских людей»), а «место церковное Благовещения Пресвятыя Богородицы сожгли немецкие люди» (СПбФИРИ РАН. Ф. 172. № 198). В это время в мон-ре было лишь 5 насельников: свящ. Иустин, келарь Порфирий, старцы Пафнутий и Илия, а также казначей Сильвестр, очевидно управлявший монастырем, т. к. именно он просил царя Михаила Феодоровича подтвердить права монастырского землевладения по грамоте 1595 г. Царской жалованной грамотой 1624 г. за З. м. закреплялись не только земли, но и крестьяне, освобождавшиеся от податей, от суда воевод и дьяков (Там же. № 80). После 1624 г. игуменом в З. м. стал Закхей, к-рый также ходатайствовал перед царем как о подтверждении прав на прежние земельные владения, так и о пожаловании новых: в 1628 г. «из дворцовых земель» игум. Закхею было «дано... в пустоши в Буборине средние земли три выти».

Постриженик З. м. иером. Корнилий в 1665 г. был назначен настоятелем тихвинского Успенского монастыря, но продолжал посещать родную обитель и в 1668 г. по собственному прошению вновь возглавил З. м., в авг. 1674 г. взошел на Новгородскую кафедру. В период его управления епархией мон-рь, прежде находившийся в упадке, благоденствовал. В 80-х гг. XVII в. были построены каменные Троицкий собор, Благовещенская ц. с трапезной, колокольня, ограда с надвратной ц. во имя ап. Иоанна Богослова и 4 келейных корпуса. Митр. Корнилий на свои средства украсил храмы «благолепными иконами с венцами и окладами сребропозолоченными», снабдил «крестами, сосудами церковными, Евангелиами и кандилами, и ризницею и всеми богатыми украшениями» (Крушельницкая. 1998. С. 116). Он увеличил число монастырских колоколов до 15, причем вес самого большого составил 200 пудов. Над погребением прп. Мартирия, к-рое после возведения Троицкого собора оказалось в его подцерковье, по благословению митр. Корнилия поставили каменную гробницу. Обветшавшая Одигитриевская ц. была разобрана, а ее престол и придел свт. Иоанна Златоуста перенесены в церковь ближайшего к З. м. староладожского во имя святителя Николая Чудотворца монастыря.

По инициативе святителя за пределами З. м. были построены часовня и келья «для збору суммы от проезжающих», хлебные амбары, гостиный двор, риги, харчевня с хозяйственным двором, мельница с 2 поставами и толчея, скотный двор. В обители разводили павлинов, журавлей, гусей, голубей (Там же. С. 118, 164). В дер. Буборино митр. Корнилий построил деревянную ц. во имя прор. Илии (в 1734 перенесена в с. Заболотье (Усадище), в 1835 построена вновь; не сохр.) с садом, с пчельником, с конюшенным и со скотными дворами. В разной степени удаленности от мон-ря были обустроены еще 4 села, обеспечивавшие обитель всем необходимым. Для удобного сообщения к оз. Щало, где находились монастырские рыбные ловли, был проложен 12-километровый канал, на р. Полоне сооружена мельница. Попечением святителя во владение З. м. отошли 8 деревень с пашнями, покосами, лесами и рыбными ловлями, в к-рых проживало ок. 600 крестьян (Мыслино, Дуброво, Ср. Верховина, Бёзово, Безуево, Тарково, Пруди и Дубровка). К З. м. было приписано 4 мон-ря: староладожские Иоанновский (1687), Василиевский (1687) и Гостинопольский и новгородский Нередицкий в честь Преображения Господня (1695) - с деревнями и угодьями. В Вел. Новгороде митр. Корнилий учредил подворья «с хоромным строением»: на Федоровском ручье, в Кожевниках, в Тихвинском посаде на Богородицкой ул. (Там же. С. 122).

Митр. Корнилий провел от З. м. «пространныя дороги»: 12-километровую к востоку до р. Сясь и далее до большого Тихвинского тракта; 30-километровую к западу через Буборино и Усадище до Гостинопольской пристани на р. Волхов, откуда шли водный и «сухой» пути на Новгород. Общая протяженность только гатей, проложенных через болота, составила 6 верст. Благодаря дорогам был значительно сокращен путь из Новгорода в Тихвин, где устраивались ярмарки. Процветание мон-ря позволяло братии заниматься широкой благотворительностью. Митр. Корнилий в «неурожайное семилетнее гладное время» помогал нуждающимся, снабжая их хлебом, рожью, житом и овсом (Там же).

С 1695 г. митр. Корнилий пребывал на покое в З. м., в 1698 г. погребен в подцерковье Троицкого собора рядом с прп. Мартирием. В 1852 г. настоятель Череменецкого Иоанно-Богословского мон-ря игум. Антоний (Бочков) написал поэму «Зеленецкий лес», в к-рой изложил монастырское предание о кончине святителя (РГИА. Ф. 1680. Оп. 1. Ед. хр. 13. Л. 5-6, 57-58; вариант текста поэмы находится также в: РО ИРЛИ. Инв. № 3577. Л. 72-75, 98-99 об.; Крушельницкая. 1998. С. 198-210). По преданию, из столицы в З. м. прибыл комиссар, к-рому царь Петр поручил лишить подозреваемого в некой измене митр. Корнилия священного сана. Узнав, что святитель уже скончался, комиссар зачитал царский приговор над усопшим. Согласно указу, царскому посланцу надлежало «снять со главы [митрополита] клобук». Но, увидев, что «со святительской ресницы слеза скатилась, как алмаз», устрашенный посланец не смог приблизиться к телу почившего. Не посмев совершить поругание мощей, посланник возвратился в столицу, «и до второго приказанья Корнилий был не погребен». После того как Господь открыл царю невиновность святителя, в З. м. прибыл др. посланник, при к-ром был открыт гроб с нетленными останками митрополита (Там же). Почивший архиерей был отпет и погребен лишь спустя 20 лет после кончины.

В сборнике духовных песнопений (псальм) нач. XVIII в. (РНБ. О. XIV. № 21. Л. 75-77) находятся «Стихи на гробницу Корнилия Новгородского» (текст без заглавия, изд.: Отчет имп. Публичной б-ки за 1898 г. СПб., 1902. С. 188-189). Эпитафия в форме канта была сочинена, очевидно, вскоре после смерти митр. Корнилия и помещена на всеобщее обозрение у его гробницы: «На сие писание умилно взирайте». В «Молитвенном... прошении», написанном 1 окт. 1693 г. и адресованном буд. преемникам на Новгородской кафедре (СПбФИРИ РАН. Ф. 183. № 289), митр. Корнилий говорил об особой любви к З. м. и «молил» своих преемников о том, чтобы мон-рь сохранялся «без всякаго умаления твердо и неподвижимо, якоже и при нашем бытии» (Крушельницкая. 1998. С. 128, 130). Однако вскоре архиеп. Новгородский и Великолуцкий Феодосий (Яновский) забрал из З. м. архиерейскую ризницу, ок. 350 наиболее ценных икон в окладах, серебряную утварь, 17 книг, 3 колокола. Мон-рь лишился приписных обителей, сел и большей части земельных владений, а в 1698 г. был приписан к Новгородскому архиерейскому дому с обязательством уплаты оброка, причем в мон-ре было оставлено лишь 10 работников. Хозяйство пришло в упадок, мон-рь горел в 1710, 1715, 1727 и 1730 гг.

3 февр. 1747 г. З. м. посетила имп. Елизавета Петровна. Подробное описание визита автором «Летописца» позволяет причислить его к очевидцам этого события. Елизавета Петровна молилась у мощей основателя. Узнав, что они не освидетельствованы и в З. м. служатся лишь панихиды, Елизавета Петровна повелела совершать «ему службу и молебны по общей Минеи» (Там же. С. 138). Когда экипаж императрицы, выезжавшей из мон-ря, достиг придорожной часовни, кони стали. Елизавета Петровна послала в мон-рь курьеров с просьбой отслужить молебен, пожертвовала 1 тыс. р. Эти деньги пошли на восстановление мон-ря после пожара, к-рый произошел 20 июня (или 24 июля) того же года. Трудились в З. м. плотники из тихвинского Успенского мон-ря и 24 крестьянина из дер. Стретилово.

Указом от 20 февр. 1762 г. З. м. был выведен за штат и оставлен на собственном содержании без казенного жалованья. По указу Сената от 1 нояб. 1762 г. в обитель стали направлять душевнобольных. Летом 1765 г., при игум. Иове, З. м. был захвачен группой старообрядцев-самосожженцев, состоявшей из 23 мужчин и женщин. Они изгнали братию и заперлись в З. м., забаррикадировав ворота, разорили ризницу, осквернили гробницы прп. Мартирия и митр. Корнилия, в Троицком соборе рассыпали по престолу запасные Св. Дары, мощи из мощевика, сломали резное распятие, выскребли изображения троеперстия на иконах, повредили 143 книги (Там же. С. 146, 150). Не найдя храмовой иконы Божией Матери «Одигитрия» в серебряном окладе, они пытали монастырского огородника Дмитрия Артынова, чтобы узнать, где спрятана святыня (Артынов А. Я. Воспоминания крестьянина с. Угодич Ярославской губ. Ростовского у. // ЧОИДР. 1882. Кн. 1. Смесь. С. 82). В Зеленец прибыла рота гренадеров Суздальского пехотного полка. Возглавлявший отряд капитан Помогалов привез из Ст. Ладоги т. н. записных раскольников, к-рые «всячески тех уговаривали и вызывали многократно с увещанием их и грозами судом Божиим от напрасной смерти, вечной муки и адской погибели, отвращая их от самоволнаго сожжения» (Крушельницкая. 1998. С. 146). 4 июня (или июля) 1765 г. раскольники, не пожелав внять увещаниям, подожгли себя. Более 500 крестьян из близлежащих деревень тушили пожар. Зачинщик, крестьянин Заболотской вол. И. Еремеев, спрятался, был найден и в кандалах отправлен в С.-Петербург, затем отдан в солдаты. В том же году имп. Екатерина II пожертвовала 2 тыс. р. на восстановление мон-ря (ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 1. Д. 7982. Л. 9). 24 авг. 1772 г., во время литургии, на З. м. напали разбойники. Ворвавшись в алтарь Троицкого собора, они схватили казначея прот. Никифора Григорьева, пытали его и др. насельников. Разбойники скрылись с 500 р., похищенными из мон-ря. После их ухода братия дослужила прерванную литургию, затем казначей отправился в столицу с донесением о случившемся. Вскоре в З. м. прибыл майор И. Григорьев с 25 солдатами, которые в сент. того же года поймали разбойников в окрестных лесах. В 1773 г. обветшавшая надвратная ц. во имя ап. Иоанна Богослова была разобрана, ее престол перенесен в храм, устроенный в подцерковье Троицкого собора. В 1790 г. во время пожара сгорели деревянные кровли на одном из келейных корпусов и часть монастырской ограды.

26 окт. 1771 г. З. м. был приписан к С.-Петербургской епархии и возведен в 3-й класс. Из упраздненного староладожского Николаевского мон-ря в З. м. перевели архимандрита, братию и штат служителей. В мон-рь по-прежнему ссылали душевнобольных, а также духовенство на покаяние. Так, в 1803 г. в обители проживали 3 «запрещенных священника». По свидетельству П. И. Мельникова (А. Печерского), на рубеже XVIII и XIX вв. в З. м. «бывали хлысты, даже евнухи», а иноки Савватий (Софон Авдеев Попов) и Пармен увлекли в хлыстовскую секту одного из зеленецких архимандритов.

В 1800 г. настоятелем З. м. был назначен архим. Евгений (Болховитинов; впосл. митрополит Киевский и Галицкий). Будучи одновременно префектом СПбДА, преподавателем и администратором-хозяйственником, архим. Евгений за время настоятельства ни разу не посетил З. м. Другу, помещику В. И. Македонцу, он писал о том, что, «где настоятели не живут, всех тех монастырей состояние несчастное. Я то же могу сказать и о своем. Лет 10 уже не бывали в нем настоятели, да за болотами туда и ездить нельзя иначе, как зимою» (РА. 1870. № 4/5. С. 781).

К кон. XIX в. З. м. посещало до 400-500 паломников в день памяти прп. Мартирия (11 нояб.), а также в престольные праздники Св. Троицы, Благовещения и 30 авг. Вечерня начиналась в 5-6 ч., утреннее богослужение - в 4, литургия - в 9 ч.

Святыни и достопримечательности

В Иоанно-Богословской ц. под спудом находились мощи прп. Мартирия. В 1855-1857 гг., при архим. Иннокентии, была изготовлена и установлена над ними чеканная посеребренная медная рака. На верхней кипарисной доске помещалось горельефное изображение прп. Мартирия в схиме. По сторонам раки располагались рельефные изображения сцен из Жития прп. Мартирия. Над ракой была устроена сень «малинового бархата с золотой бахромой». Из центральной части сени к раке спускалась «посеребренная фигура парящего голубя резной работы» (ЦГИА СПб. Ф. 2280. Оп. 1. Д. 5. Л. 27-28).

Рака прп. Мартирия Зеленецкого. Литография. 1904 г. (ГПИБ)
Рака прп. Мартирия Зеленецкого. Литография. 1904 г. (ГПИБ)

Рака прп. Мартирия Зеленецкого. Литография. 1904 г. (ГПИБ)
Напротив раки в киоте (1854; изготовлен мастером И. М. Баевым по рис. архит. Н. А. Сычёва) хранились 2 небольшие келейные иконы прп. Мартирия. Икону Cв. Троицы (47×59 см) украшала серебряная позолоченная риза (1,15 кг), изготовленная в 1846 г. на средства новоладожского купца Ф. Луковицкого. Рядом в киоте хранилась Тихвинская икона Божией Матери (49×58 см) с изображением сюжетов акафиста, в жемчужной ризе с 3 «крупными стразовыми камнями; оклад и венец сребропозлащенные, чеканные, в короне, вычекан[ен]ной в венце, шесть гранатов, величины средней и два самых мелких; восемь камней бирюзы и несколько мелких стразов». Наружный серебряный оклад был изготовлен в 1844 г. на средства с.-петербургского купца Старчикова (Там же. Л. 25 об.- 26).

Рядом с ракой прп. Мартирия находилось погребение митр. Корнилия. В 1912 г. была установлена новая мраморная гробница. У гробницы в деревянном футляре хранились мантия «светлокофейного цвета, богатой материи», клобук с жемчужным крестом и четки. На футляре имелась надпись: «Лета 7185 (1677) августа 6 дня переведен из Казани в Новгород Корнилий митрополит, а взят с Казань из Зеленецкой пустыни, а прежде того времени был на Тихвине архимандрит. И оставил митрополию, сошел с престола в Зеленецкую пустыню построения своего 7203 (1695) марта в 3 день, в 4 неделю Великого поста. На престоле был 20 лет 7 месяцев. Преставился 7206 (1698) года марта в 5 день на память св. мученика Конона Градаря, на сырной неделе в пяток, в 8 часов нощи и погребен в той же Зеленецкой пустыни Иовом, митрополитом Великого Новграда и Великих Лук, в субботу 3 поста марта в 26-й день, и после отшествия ко Господу в будущий век, положено на сохранение в предыдущие лета его архиерейства: мантия со источники, клобук и лестовка вязаная черная в сем ковчеге…» (Зеленецкий Троицкий мон-рь. 1883. С. 473-474).

В З. м. хранились и др. вещи митр. Корнилия: епитрахиль «лазоревого бархата, затканная золотом и обложенная зеленою камкою; она по древнему обычаю составлена из ораря, сложенного пополам и состегнутого одиннадцатью пуговицами» (Там же. С. 474); костяной и деревянный посохи (3-й из сохранившихся в обители посохов, по преданию, принадлежал прп. Мартирию); наперсный крест с надписью: «Лета 7203 (1595), месяца октября, сей крест сребряной позлащен с мощами святых построил Великий Господин Преосвященный Корнилий митрополит Великого Новаграда и Великих Лук в Троицко-Зеленецкий монастырь своею келейною казною; весу в нем 178 золотников». В крест были вложены частицы мощей ап. Матфея, сщмч. Дионисия Ареопагита, свт. Григория Богослова, прав. Лазаря, мч. Феодора Тирона, священноисп. Михаила Синадского, вмц. Анастасии, мч. Иакова Персиянина, мц. Татианы, мч. Евстафия, прп. Евфимия Суздальского. Личными вещами митр. Корнилия считались складни в сребропозлащенных окладах «мерою в 5 вершков» Деисуса, арх. Михаила и Гавриила, апостолов Петра и Павла, преподобных Кирилла Белозерского, Антония Римлянина, Варлаама Хутынского и Александра Свирского, а также священноисп. Василия Анкирского и мц. Параскевы, к-рые, согласно монастырскому преданию, были небесными покровителями родителей митр. Корнилия. Ко времени, когда мон-рем управлял святитель, относили сооружение древних царских врат.

В З. м. также хранились: напрестольное Евангелие в серебряном окладе, которое, согласно надписи, было «построено» митр. Корнилием в авг. 1676 г. для обители; Евангелие (1647) в серебряном окладе, изготовленном в 1667 г. «подьячим Петром Меркурьевым… на поминку душ своих родителей» (Там же. С. 477-478); напрестольный серебряный позолоченный крест, украшенный стразами и финифтью, мелким жемчугом и драгоценными камнями; наперсный крест с мощами св. Михаила, свт. Григория Богослова, свт. Иоанна Златоуста, вмц. Варвары и кн. равноап. Владимира; крест, изготовленный для рус. посольства в Риме (пожертвован в 1846 архим. Герасимом).

В Троицком соборе почитались 3 иконы. Местная икона Св. Троицы (160×149 см) была украшена 3 серебряными позолоченными венцами с цатами и 3 ожерельями из мелкого жемчуга, «в венцах и цатах восемнадцать простых камешков в серебряных оправах» (ЦГИА СПб. Ф. 2280. Оп. 1. Д. 5. Л. 9 об.- 10). На 26 клеймах представлены библейские и апокрифические сюжеты (напр., «Ангел Господень Авраама посади на два голубия, а сам сяде на криле и показа огня велика»). Под иконой была сделана подпись: «Лета 7185 (1677) писал сей образ иконописец Михаил Корнилиев» (Зеленецкий Троицкий мон-рь. 1883. С. 467-469; Кочетков. Словарь иконописцев. С. 357-358). Тот же мастер, работавший в Новгороде и Ст. Руссе, написал парную икону для иконостаса «Сошествие Св. Духа с апостольскими проповедями» (180×169 см) с 28 клеймами. В верхних клеймах изображены «Св. Троица» (трижды), «Распятие», «Положение во гроб», «Воскресение», «Вознесение» и «Тайная вечеря» (дважды), в 12 боковых - 12 апостолов с краткими надписями об особенностях их служения и местах пребывания. В 3 клеймах были изображены ап. Иаков, брат Господень, архидиак. первомч. Стефан и ап. Петр. Последние 4 клейма были посвящены деяниям ап. Павла. За правым клиросом на столпе находилась икона Преображения Господня (Зеленецкий Троицкий мон-рь. 1883. С. 472).

Ризница и книгохранилище

Общий вид Зеленецкого мон-ря. Фотография. 2008 г.
Общий вид Зеленецкого мон-ря. Фотография. 2008 г.

Общий вид Зеленецкого мон-ря. Фотография. 2008 г.
Согласно главной церковной и ризничной описи 1856 г., в ризнице З. м. хранились 7 напрестольных Евангелий в серебряных и позолоченных окладах; 7 напрестольных сребропозлащенных крестов; 4 комплекта сребропозлащенных богослужебных сосудов; 3 ковчега (серебряный, сребропозлащенный и накладного серебра); сребропозлащенная дароносица; 3 серебряных кадила; 5 митр; 2 наперсных серебряных креста; 10 комплектов воздухов и покровцов; покровы на престол и жертвенник; 2 плащаницы с покровами; 10 парчевых и бархатных священнических риз; 10 подризников; 10 диаконских стихарей с орарями; 6 икон в серебряных и сребропозлащенных ризах и окладах (ЦГИА СПб. Ф. 2280. Оп. 1. Д. 5. Л. 51-142). По описи 1920 г., в ризнице находились 15 напрестольных Евангелий (из них 5 в серебряных окладах); 7 напрестольных сребропозлащенных крестов; 6 сребропозлащенных потиров с дискосами, со звездицами и лжицами; 14 сребропозлащенных тарелочек; 5 сребропозлащенных ковшецов; 3 напрестольных сребропозлащенных ковчега и 1 - накладного серебра; серебряная дароносица; 3 серебряных кадила; 17 наперсных крестов (из них 1 золотой, остальные серебряные и сребропозлащенные); 3 плащаницы; 11 воздухов; 7 икон в серебряных ризах; 3 серебряные лампады, а также подсвечники, покровы, священнические и диаконские облачения (ЦГА СПб. Ф. 639. Оп. 1. Д. 224. Л. 32-36 об.). Серебряные «трапезные» блюда были с надписями, напр.: «Блюдо строителя иеромонаха Филарета Козловского».

В книгохранилище были рукописи: Синодик староладожского Никольского монастыря, где были записаны роды Святейшего патриарха Филарета, преподобных Зосимы Соловецкого и Александра Свирского, Новгородских митрополитов Исидора и Макария и др.; книга «в лист», объединявшая службу прп. Мартирию и Житие святого, а также «Летописец Зеленецкого монастыря». В б-ке находились богослужебные книги (напр., Октоих (М., 1715), вложенный в нояб. 1748 в староладожский Никольский мон-рь) и небольшое количество «духовно-назидательных» книг (напр., напечатанные в Киево-Печерской лавре сочинения архиеп. Черниговского Лазаря (Барановича) «Меч духовный» (1666), «Трубы словес» (1679), 4-я ч. «Добротолюбия» (М., 1792)).

В XIX в. (а возможно, и ранее) в З. м. занимались книгописанием, переписывалось Житие основателя обители для паломников и поднесения в дар наиболее важным гостям. Пример такого парадного списка с богатой орнаментикой в стиле барокко и изображением прп. Мартирия на заставке представляет рукопись из б-ки Русского Пантелеимонова мон-ря на Афоне (Слав. № 66), выполненная в З. м. в 1853 г. «богомольцем многогрешным Александром Калмыковым»; судя по объему (19 л.), это сокращенная редакция текста (см.: Tachiaos A.-E. N. The Slavonic Manuscripts of S. Panteleimon Monastery (Rossikon) on Mount Athos. Thessal.; Los Ang., 1981. P. 113. № 57).

Некрополь

В годы советской власти в З. м. было уничтожено неск. кладбищ: вне монастырской ограды с каменной часовней, за алтарями храмов, в притворе Иоанно-Богословской ц. В XIX в. внутри ограды были захоронены настоятель З. м. в 1902-1903 гг. архим. Иероним (Иванов Иоанн; 1840/41 - 22 июня 1903); архим. Серапион (Пименов Сергий; 29 сент. 1844 - 10 окт. 1910); благотворительница мон. Анфия (Лазарева Анна Степановна; † 12 марта 1891, на ее средства были изготовлены чугунная плита над погребением митр. Корнилия, серебряная позолоченная лампада у раки прп. Мартирия и железная решетка в Троицком соборе). К 2009 г. обнаружены надгробия архим. Серапиона, с.-петербургского купца А. Е. Телепнёва († 1853) и статского советника и кавалера И. Н. Владимирова († 1857). В притворе Иоанно-Богословской ц. частично сохранилось надгробие настоятеля обители в 1870-1888 гг. архим. Иоанна (Никольского Иакова; 1813/14 - 20 янв. 1888).

Архитектура

З. м. представляет собой уникальный монументальный ансамбль: все сохранившиеся здания сооружены в 1680-1688 гг. по замыслу митр. Корнилия, к-рый в церковном строительстве придерживался консервативных архитектурных форм. Кроме того, сохранилась исторически сложившаяся окружающая среда, свойственная мон-рю-пустыни.

Первоначальные деревянные строения в ограде, в т. ч. 2 храма, построенные при прп. Мартирии, не сохранились. Основные здания совр. ансамбля - Троицкий собор, расположенный в центре комплекса, и стоящая к юго-западу от него колокольня. К северу от собора находится Благовещенская ц. с трапезной. Ранее они соединялись деревянными переходами, образуя сложную композицию. По предположению Фомина, Троицкий собор был заложен 11 июня 1680 г., закончен в 1684 г. (согласно храмозданной надписи). Из переписки митр. Корнилия со священноначалием Валдайского Святоозерского в честь Иверской иконы Божией Матери мон-ря известно, что собор строили старцы Ивашка Шадрин, Прошка Фомин и Афонька Тюфякин (1681-1682), затем - Ивашка Иванов, Тимошка Андреев, Сысойка Захаров, Сенька Офромеев (1683-1685). Благовещенская ц., вероятно, была заложена в сент. 1683 г., закончена в 1686 г., в те же годы была сооружена колокольня. В 1680-1684 гг. келейные корпуса возводила артель Якова Агапитова из Тихвинского мон-ря, с 1684 г.- артель Андрея Оптекирева, в 1686-1688 гг.- обе артели. Большую часть строителей, т. о., составляли мастера из Новгородской епархии, прежде всего Валдайской и Тихвинской обителей, но возможно и участие строителей из Центр. России. Интерес представляет изразцовое убранство зданий З. м. В апр. 1681 г. по просьбе митр. Корнилия из Валдайского мон-ря в З. м. были отпущены изразцовых дел мастер и печник Сильвестр и в помощь ему 2 гончара, поскольку сам он «немощен и древен». Обрамление окон Благовещенской ц. поясами из изразцов по периметрам прямоугольных наличников сходно с обрамлением уцелевшего наличника настоятельского корпуса Иверского монастыря. По предположению Е. В. Кондратьевой, мастер Сильвестр организовал в мон-ре керамическое производство, в т. ч. редких фасадных изразцов (валик - «подзор» Троицкого собора и декор его портала). Поливная зеленая черепица крыш и шатров, изразцовые печи, известные по описям XVIII в., не сохранились.

Троицкий собор

главный храм обители,- массивное 5-главое 4-столпное сооружение, поставленное на подклет (на фасадах не выявлен) со сводчатыми перекрытиями. В плане собор неск. вытянут за счет расширения зап. части (длина 23 м, ширина 16,5 м, высота до карниза 13 м). С востока он имеет 3 полуциркульные апсиды, с запада - притвор (на месте древнего крыльца с шатровым верхом). Зап. барабаны, поставленные по оси широкого пролета, отстоят от центрального дальше, чем восточные. Главы были «обиты жестию» и имели, видимо, луковичную форму. Сев. и юж. фасады разделены лопатками на неравные по ширине части, не соответствующие системе перекрытий. Килевидные завершения каждого из 3 прясел на боковых фасадах, пропорциональные несохранившемуся 3-щипцовому завершению, отделяет валиковая тяга.

Троицкий собор. 1680-1684 гг. Фотография. 2008 г.
Троицкий собор. 1680-1684 гг. Фотография. 2008 г.

Троицкий собор. 1680-1684 гг. Фотография. 2008 г.
Декор из фигурного кирпича и изразцов выполнен в лучших традициях московского и ярославского узорочья XVII в. (на апсидах и сев. фасаде сохр. наборные наличники неск. типов, частично скрытые под слоями штукатурки). Апсиды украшены орнаментальным фризом из бегунца и поребрика, в центральной добавлен пояс ширинок с частично сохранившимися керамическими вставками. Килевидное обрамление изразцового портала зап. фасада очерчивает валик с полихромными муфтами и выпуклым орнаментом из завитков, далее - пояс темно-лазоревых изразцов с травчатыми разводами и белой храмозданной надписью и валиковые профили с зеленой поливой. Профильные зеленые изразцы включены в композицию наличника сев. фасада. В среднем прясле зап. фасада в стену вставлены квадратные изразцы с полихромным орнаментом. Керамический валиковый профиль с орнаментом из завитков опоясывает все здание собора, отделяя завершающую часть здания. На зап. фасаде он имеет полихромную поливу, на остальных - зеленую. Поясом из гладких муравленых (зеленых) изразцов украшен фриз алтарной апсиды. Такие же изразцы применены в декоре колокольни.

Зап. столбы собора, 8-гранные в плане, имеют прямоугольные основания. Иконостас располагается перед вост. столбами, пространство перед ним освещается потоком света из центрального купола. Подпружные арки почти не выявлены, т. к. они выложены на одном уровне с коробовыми сводами рукавов креста, оканчивающимися лотками со стороны закомар. Угловые компартименты перекрыты сомкнутыми сводами, боковые барабаны глухие.

Как и сооруженные при митр. Корнилии соборы Вяжищского Никольского мон-ря (1681-1685) и Знаменский в Новгороде (1682-1688), а также собор Рождества св. Иоанна Предтечи староладожского Иоанновского мон-ря (1695), собор З. м. отличается большими размерами, сложной композицией и своеобразным декором. Возможно, что в этих мон-рях работала одна и та же артель, хотя Троицкий собор (как и Иоанно-Предтеченский) более архаичен, стены толще (в подклете - 2,5 м), и нек-рыми чертами он напоминает новгородские храмы XVI в. Восьмигранные столбы являются «новгородской версией круглых столбов с постаментами, распространенных в зодчестве Московской Руси в храмах, ориентирующихся на интерьер Успенского собора Московского Кремля» (Седов. 2006. С. 82-83). По мнению исследователя, тип и конструкции 3 соборов митр. Корнилия связаны с архитектурой Ростовской епархии эпохи митр. Ионы (1652-1690), представленной такими памятниками, как собор Воскресенского мон-ря в Угличе (1674-1677), Никольский собор Улейминского во имя свт. Николая Чудотворца мон-ря (1677), надвратная ц. прп. Сергия Радонежского в Борисоглебском мон-ре (ок. 1680), верхние части Покровского собора Паисиева угличского мон-ря (не сохр.) и собор Спасского на Песках мон-ря в Ростове (80-е гг. XVII в.). Их роднит пятиглавие с центральным световым барабаном и глухими барабанами на сомкнутых сводах в углах, а также невыявленные, слитые со сводами подпружные арки. Принципиально близки к декору ростовских памятников приплюснутые закомары, аркатуры барабанов и наличники окон 3 новгородских соборов. Приведенные аналогии позволяют Вл. В. Седову с большой долей вероятности предполагать сильнейшее влияние зодчества Ростова и разработанного им типа соборного храма на новгородскую архитектуру эпохи митр. Корнилия (Там же. С. 83). «Таким образом, в Троицком соборе Зеленецкого монастыря сочетаются архитектурно-строительный опыт, накопленный в новгородском зодчестве XIV-XVI столетий и в среднерусской архитектуре XVII в.» (Кондратьева. Архитектурный ансамбль. 1971. С. 12).

Церковь в честь Благовещения Пресв. Богородицы

Церковь в честь Благовещения Пресв. Богородицы. 1683 - 1686 гг. Фотография. 2008 г.
Церковь в честь Благовещения Пресв. Богородицы. 1683 - 1686 гг. Фотография. 2008 г.

Церковь в честь Благовещения Пресв. Богородицы. 1683 - 1686 гг. Фотография. 2008 г.
Здание ц. в честь Благовещения Пресв. Богородицы включает неск. сужающихся к западу объемов: небольшой, но высокий четверик собственно храма, увенчанный главкой на глухом восьмерике, полукруглую в плане апсиду, трапезную, келарские палаты с притвором и классицистическим крыльцом (кон. XVIII в.). Длина церкви 30 м, ширина более 16 м, высота до верха карниза более 7 м. Фасады не имеют членений. Под карнизом идут пояса бегунца и поребрика, непосредственно на объеме церкви они вместе с профилированными тягами и прямоугольными нишками образуют очень широкий декоративный орнаментальный фриз. На нижнем ярусе юж. фасада сохранились 3 нарядных оригинальных наличника из фигурного кирпича, окруженные в простенках поясами ширинок. Такой же наличник украшает алтарную апсиду. Ниши декоративного «ковра» из ширинок так и не были заполнены изразцами. На фасадах церкви сохранились поливные профильные изразцы глубокого зеленого тона. На изразцах изображены обращенные друг к другу львы и букеты в 8-угольных рамках. Кресты из 5 прямоугольных изразцов (18×21 см) помещены в простенках 2-го этажа преимущественно на зап. и юж. фасадах; такие кресты известны на фасаде трапезной Петропавловской ц. Сереткина мон-ря в Пскове (1682-1684). Барабан главки до 1770 г. был украшен зеленой глазурованной черепицей. Интерьеры Благовещенской ц. достаточно просты. Планы основного объема и подцерковья полностью совпадают. Низкий, но широкий зал почти квадратной в плане трапезной переходит в также квадратный в плане, более высокий, но небольшой по объему интерьер церкви. Изначально подцерковье, не выявленное на фасадах, предназначалось для устройства придела или усыпальницы. Одностолпные палаты нижнего и верхнего этажей перекрыты коробовыми сводами с распалубками, помещение церкви - крутым сомкнутым сводом. Подцерковье, как и основной объем, разделено столбами на 3 нефа и имеет низкие своды. Трапезная З. м. по структуре соответствует трапезным Александро-Свирской (30-е или 80-е гг. XVI в.) и тихвинской Успенской (1581-1583) обителей, но богатый декор выделяет ее среди подобных новгородских сооружений.

Колокольня

Восьмигранная столпообразная колокольня (1686), отдельно стоящая, шатровая, высотой 32 м. Каждый из ее ярусов уже предыдущего и отделен небольшим уступом. Глухая плоскость стен 1-го яруса выделена лишь порталом. Второй ярус обработан большими килевидными нишами, расположенными на каждой грани. Такие же, но меньшего размера ниши-филенки попарно расположены на гранях 3-го яруса. Пояс ширинок, на полях к-рых находились поливные изразцы, отделяет этот ярус от яруса звона, большие арки оформлены 3/4-ными колонками с муфтами. Карниз раскрепован, в наст. время воссоздано историческое шатровое завершение (шпиль был утрачен в советское время). Кондратьева возводит тип Зеленецкой колокольни к архитектуре придела «под колоколы» св. Феодосия новгородской ц. вмч. Никиты (1555-1557). Однако колокольня З. м. построена «восьмериком от земли» (новгородские колокольни XVII в. обычно представляют собой «восьмерики на четверике»), и ее пластическое решение (особенно верхних ярусов) богаче.

Другие постройки

Наличник ц. в честь Благовещения Пресв. Богородицы. Фотография. 2008 г.
Наличник ц. в честь Благовещения Пресв. Богородицы. Фотография. 2008 г.

Наличник ц. в честь Благовещения Пресв. Богородицы. Фотография. 2008 г.
Храмовые здания окружены по периметру четырьмя 2-этажными корпусами, возводившимися одновременно с храмами. При митр. Корнилии в них размещались настоятельские и братские кельи, келарская, поварня, кладовые и сушила; жилые помещения преимущественно располагались на верхних этажах. Среди монастырских комплексов Новгородской земли почти не сохранилось подобных сооружений. Впосл. в юж. и сев.-зап. корпусах располагались братские кельи, в юго-вост. (бывш. настоятельском) корпусе - трапезная и кельи, в северном - хлебный амбар, швальни и кладовые. В ряде интерьеров сохранились сводчатые перекрытия.

Завершена реставрация монументального (в 16 осей) юж. корпуса, богато декорированного перспективными порталами и наличниками разной формы (3 основных типа), схожими с декором монастырских церквей, но, по мнению Кондратьевой, более близкими к сев. традиции украшения храмов (Кириллов Белозерский мон-рь). Хуже сохранился юго-вост. корпус (в 11 осей по главному зап. фасаду и в 5 осей по боковым): нек-рые проемы заложены, наличники скрыты под штукатуркой. Сев. корпус включает здание на высоком подклете в 4 оси (восстановлено с сохранением переделок XIX в.) и здание в 5 осей; декор наличников был срублен. Сев.-зап. корпус, частично разобранный к сер. 1-го десятилетия XXI в., находится в аварийном состоянии.

Строительные особенности большинства сооружений З. м. отличаются самобытностью, но в целом восходят к новгородской традиции XVI-XVII вв. Основания сооружений выкладывались из валунов диаметром до 1,5-2 м, особенно по углам. Как строительный материал использовался большемерный кирпич на известковом растворе, в кладке чередуются тычки и ложки в одном ряду. По сдержанному характеру изразцового убранства ансамбль З. м. близок к новгородским храмам 80-х гг. XVII в.

Массивная кирпичная ограда «в 2 аршина толщиною» (80-е гг. XVII в.) включала надвратную Иоанно-Богословскую ц. В плане она представляет собой четырехугольник с переломом в зап. стене (у св. ворот) и со срезанным юго-зап. углом. Длина стены более 480 м, высота 5,7 м, толщина 1,4 м, была покрыта тесом. Ограда разбита лопатками шириной немногим более 1 м, расположенными через 5-6 м, завершена карнизом простого рисунка. Из 3 ворот мон-ря только северные сохранились близкими к первоначальному виду. Они состоят из широкого въездного проема и калитки (закрыта кирпичной пристройкой), по оси ворот возвышается декоративная главка на барабане.

Юж. клейный корпус. 80-е гг. XVII в. Фотография. 2008 г.
Юж. клейный корпус. 80-е гг. XVII в. Фотография. 2008 г.

Юж. клейный корпус. 80-е гг. XVII в. Фотография. 2008 г.
Следующий этап строительных и ремонтных работ в мон-ре наступил только в кон. 10-х гг. XIX в., в основном проходил с 1824 г., при архим. Кирилле. В 1818-1819 гг. с.-петербургские мастера с Охты, резчик М. Волков и золотильщик И. Ярославцев, выполнили соборный 4-ярусный иконостас, состоявший из местного, деисусного, праздничного и праотеческого (уничтожен в советское время) рядов. В 20-х гг. XIX в. осмотром зданий, сметами и проектами занимался приглашенный в Зеленец архит. Александро-Невской лавры В. П. Петров, предоставивший проект необходимых переделок к янв. 1824 г. Собор был укреплен контрфорсами. В процессе ремонта первоначальное пощипцовое покрытие заменили 4-скатной железной кровлей, появились «барочная» форма луковичных глав собора с «перехватами» и новые кресты, изменили завершение Благовещенской ц. Окна собора приобрели полуциркульные очертания и частично лишились наличников из фигурного кирпича. «Чугунный плитный пол» собора не сохранился. Были расписаны внутренние стены собора и купола Благовещенской ц., отремонтированы келейные корпуса. Шатровое завершение колокольни заменили куполом со «шпицем», тесовые кровли на корпусах и ограде - покрытием из листового железа. До 1827 г. все предусмотренные архитектором работы были выполнены. Между 1827 и 1834 гг. появились угловые башни ограды в классицистических формах, завершенные шлемовидными куполами со шпилями (частично воссозданы). В 1831 г. на месте разобранной надвратной церкви построили классицистический 2-этажный настоятельский корпус (разобран в 1998 в связи с аварийным состоянием), хозяйственные юж. ворота украсили ионическими колоннами и росписями иером. Автонома, сделав их въездными св. воротами.

Новая планировка примонастырской территории отражена на гравюре 1824 г. (В. Баженов, А. Макушев): к югу от обители в направлении «восток-запад» идет улица из одноэтажных монастырских строений (ее трасса сохр.). Близ юж. входа в мон-рь сохранилась построенная в формах классицизма 6-гранная деревянная надкладезная часовня с притвором, к юго-востоку - каменная жилая часть хозяйственного двора. В 1832 г. за юго-зап. углом ограды построили каменную часовню, в оформлении ее фасадов был использован ионический ордер (не сохр.). В 1875 г. началось сооружение полукаменного дома для скотников (построен только 1-й каменный этаж), надстроен 2-й этаж над каменной гостиницей к югу от обители (сер.- кон. XIX в.; гостиница разобрана в нач. ХХI в.).

По проекту губ. архит. И. С. Носкова в 1886 г. разобрано древнее крыльцо собора, перестроена зап. паперть; от старой паперти сохранились фрагменты аркады на уровне 1-го этажа. Новый притвор под 2-скатной кровлей декорирован порталом с килевидным навершием, угловыми лопатками с филенками, ползучими арочками. Вероятно, тогда же появилась пристройка для ризницы в сдержанных позднеклассицистических формах, закрывшая сев.-зап. угол собора. В 1902 г. заменены старые кровли на основных монастырских зданиях, капитально отремонтирован новый настоятельский корпус, сооружен кирпичный завод (возможно, к старому кирпичному заводу относятся руины здания XVII в. в 1 км к юго-западу от мон-ря). В 1904-1906 гг. собор был оштукатурен и заново расписан изнутри масляной живописью. Сохранились сюжетные изображения, выполненные в академической манере, в т. ч. «Выбор веры князем Владимиром», «Жертвоприношение Авраама», ростовые изображения святых, разнообразные орнаментальные композиции в духе классицизма. Тогда же были позолочены иконостас, кресты на главах (РГИА. Ф. 1879. Оп. 1. Д. 12. 1905-1913. Л. 8-9). Судя по тому, что в соборе есть образ св. Анны Кашинской, можно предположить более позднюю дату окончания росписей - после возобновления ее почитания в 1908 г. Построенные в разное время за монастырской оградой деревянные часовни (на месте первоначальных подвигов преподобного, против гостиницы и на лесной даче, а также на приписных землях в Буборине, на берегу р. Сясь и в Васкиничах (1822)) разрушены после 1917 г.

Имущественное положение и хозяйство в XVIII - нач. XX в.

В 1737 г. З. м. владел 173 четв. пашни и 202 четв. покосов, годовой доход составлял 80 р. 2 к. При мон-ре и в близлежащем с. Буборине содержались 17 лошадей и 37 коров (ЦГИА СПб. Ф. 2280. Оп. 1. Д. 4. Л. 12). После секуляризации в 1762 г. «на пропитание» были оставлены «состоящия круг монастыря пашни и сенныя покосы, лесныя угодья и село Буборины» (Крушельницкая. 1998. С. 144). Закрепленные за обителью рыбные ловли и пустоши вскоре были расхищены. По приходо-расходным книгам З. м. в 1765 г. денежные поступления в обитель составили 2278 р. 7 к. Учитывая, что 2 тыс. р. было пожертвовано имп. Екатериной II на возобновление обители, собственно доход мон-ря составил 278 р. 7 к. (в том же году было израсходовано 526 р. 97 к.) (ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 1. Д. 7982. Л. 9). Впосл. монастырские доходы менялись незначительно (Там же. Ф. 1709. Оп. 1. Д. 41. Л. 217 об.).

В 1819 г. землю в пользу З. м. пожертвовал помещик Головин (РГИА. Ф. 796. Оп. 100. Д. 799). В 1874 г. поземельная собственность З. м. составила 19 277 дес., мон-рь получил 3695 р. 45 к. от продажи леса, 150 р.- от продажи рыбы, 375 р. 93 к.- от аренды пахотной земли и покосов. Сена было накошено на 1,2 тыс. р. Обмолочено 1260 четвериков ржи, 1478 четвериков овса, 116 четвериков жита, 78 четвериков гороха, 12 четвериков гречихи; с огородов получено 1 тыс. четвериков картофеля, всего на 3644 р. Мон-рь держал до 14 лошадей и ок. 40 коров. Из казны мон-рь ежегодно получал 669 р. 54 к. Годовой доход составил 9996 р. (средняя сумма на каждого насельника - 420 р.), капитал - 49 397 р. Доход собственно от богомольцев (кружечный, свечной, проскомидийный) был незначителен (до 1 тыс. р. в год) из-за труднодоступности обители.

К нач. ХХ в. у З. м. было 19 272 дес. земли, из них пахотной - 111 дес., луговой - 1060, лесной - 18 101, в т. ч. неудобной - 10 067 дес. По площади угодий мон-рь не имел себе равных в С.-Петербургской епархии, превосходя все вместе взятые владения др. обителей, кроме лавры, и был 5-м в числе самых крупных мон-рей-землевладельцев в России. Данные о наличии у З. м. на 1908 г. несколько меньшей площади - 19 176 дес. земли, возможно, объясняются продажей отдаленной пустоши Плосково в Тихвинском у. Новгородской губ.: ее трудно было возделывать, и местные крестьяне покушались на этот надел. 12 тыс. дес. земли составляли ближние запашки, включая пустоши Буборино и Долгий Нос, остальные сдавались в аренду, как и 2 харчевни. Мон-рь имел 130 тыс. р. капитала (по др. данным, 30 тыс. р.), причем доходы от продажи леса, в частности с дачи «Буборино», к 1905 г. возросли до 12 793 р. (ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 97. Д. 43. Л. 88; Зырянов. 1999. С. 184, 288). В 1901-1902 гг. при З. м. был сооружен кирпичный завод. Обители принадлежал завещанный мон. Анфией 2-этажный деревянный дом с усадьбой в г. Тихвине, большие хутора при с. Буборино с каменным и деревянными домами, конным и «коровьим» дворами, в дер. Васкиничи Тихвинского у. с деревянным 2-этажным домом (1914), Залустовье, Плосково в Пашекожельском погосте Тихвинского у., Венчина, Халези (Халезево) и Валя в Ильинском Сясьском погосте, покосы и рыбные ловли на Ладоге.

Настоятели и братия

З. м. управляли игумены и строители, с 1771 г.- архимандриты. В 1582-1603 гг. настоятелем был прп. Мартирий (по актам известен как строитель и как игумен); затем - свящ. Иустин, упоминаемый вместе с келарем Порфирием и казначеем Сильвестром в писцовой книге Обонежской пятины за 1620 г.; в 1624 г.- старец Сильвестр, он же был строителем при следующем игумене. После 1624 г. З. м. управлял игум. Закхей, затем - «черный поп» Иосиф, в 1650 г.- строитель Арсений. Из известных церковных деятелей З. м. возглавляли: в 1663-1664 и 1668-1674 гг.- строитель иером. Корнилий (впосл. митрополит); в 1757-1765 гг.- игум. Иосиф (Шаров), бывш. строитель Спасо-Преображенского Валаамского и староладожского Гостинопольского мон-рей. В 1771-1774 гг. настоятельствовал ректор СПбДС архим. Вениамин (Краснопевков; впосл. архиепископ Нижегородский); в 1774-1782 гг.- ректор СПбДС архим. Иоанникий (Орловский); в 1782-1783 гг.- архим. Вениамин (Багрянский; впосл. епископ Иркутский); в 1784-1785 гг.- Иннокентий (Полянский; впосл. епископ Воронежский); в 1792-1795 гг.- архим. Анастасий (Братановский-Романенко; впосл. архиепископ Астраханский); в 1795-1796 гг.- архим. Феофилакт (Русанов; впосл. митрополит, экзарх Грузии); в 1796-1798 гг.- архим. Ксенофонт (Троепольский; впосл. архиепископ Подольский); в 1798-1799 гг.- архим. Флавиан (Ласкин); в 1800-1802 гг.- архим. Евгений (Болховитинов); в 1810-1816 гг.- архим. Гедеон (Федотов), участник кругосветного плавания на корабле «Нева», с 1804 г. благочинный амер. миссии, с 1809 г. наместник Александро-Невской лавры, после 1816 г. архимандрит новгородского Сковородского Михаило-Архангельского мон-ря; затем поселился на покое в Коневском мон-ре и в Андрусовой Николаевской пуст., где принял подвиг юродства; в 1910-1918 гг.- архим. сщмч. Виктор (Островидов; впосл. епископ Глазовский), при к-ром было издано последнее перед революцией описание мон-ря.

Братия З. м. была немногочисленной. Так, на 1736 г. было лишь 9 насельников (игум. Иоиль, иеродиак. Сергий, «крылосный» мон. Иннокентий, «житенный» мон. Маркелл, «подкеларник» мон. Тарасий, чередной мон. Феогност, посыльный мон. Филарет, больничные монахи Серапион и Матфей), 4 бельца (3 псаломщика и «отправляющий пономарскую должность»), за мон-рем в рабочей слободе проживали 24 чел. (ЦГИА СПб. Ф. 2280. Оп. 1. Д. 4. Л. 12). Среди жителей рабочей слободы упоминается Иван Еремеев, возможно, буд. предводитель старообрядцев-самосожженцев. По штату 26 февр. 1764 г. в обители должно было быть 12 монашествующих, включая настоятеля; в 1803 г. числились архимандрит, 2 иеромонаха, священник, иеродиакон, 2 монаха и 11 послушников; в 1814 г.- архимандрит, 4 иеромонаха, иеродиакон, диакон, 3 монаха и 3 послушника; в 1830 г.- архимандрит, 6 иеромонахов, 2 священника, 3 иеродиакона, 8 послушников. В 1832 г. З. м. определено было иметь 12 послушников и 12 чел. братии. Двух иеромонахов и 2 иеродиаконов по указу духовной консистории от 22 июня 1833 г. мон-рю дозволялось иметь на вакансиях Александро-Невской лавры. По данным послужных списков 1897 г., в З. м. было 11 штатных монашествующих, 3 на вакансиях от лавры, 3 послушника. К нач. ХХ в. в мон-ре проживали 13 монашествующих и 4 послушника, в 1908 г.- архим. Иероним (Иванов), 5 иеромонахов, 2 иеродиакона, 5 монахов, 3 послушника.

1918-1990 гг.

16(29) сент. 1918 г. митр. Петроградский и Гдовский сщмч. Вениамин (Казанский) назначил временно исполняющим должность настоятеля насельника Александро-Невской лавры архим. Владимира (сохр. телеграмма св. Патриарха Тихона с резолюцией сщмч. Вениамина - РГИА. Ф. 915. Оп. 11 (1918). Д. 69. Л. 77).

Эксперт Наркомюста бывш. свящ. М. В. Галкин, посетив в кон. 1918 г. Новоладожский у. Петроградской губ., сделал заключение, что «монастыри благоденствуют по-прежнему. Так, например, в Зеленецком монастыре 28 монахов владеют 42 коровами». По отзыву Галкина, «необходимо, не разрушая прекрасно поставленной молочной монастырской фермы, выселить из Зеленецкого монастыря монахов и устроить здесь санаторию или для детей петроградского пролетариата, или же для туберкулезных больных». В том же 1918 г. большая часть земельных владений, а также 19 лошадей и 29 коров были переданы сельхозкоммуне «Восход» в составе 38 чел. (ЦГА СПб. Ф. 2004. Оп. 1. Д. 2320), остальные земли были распределены между жителями соседних деревень. С 19 дек. 1918 г. все монастырские постройки (кроме церквей, а также части церковного имущества), леса, земли и «прочий инвентарь» перешли в «полное пользование» Зеленецкой коммуны (Там же. Л. 36-36 об.). Изъятие монастырских земель сопровождалось кампанией в прессе: сообщалось, что в З. м. якобы имеются большие запасы хлеба и проч. продуктов, излишки к-рых мон-рь продает «богатеям», а его насельники «едят по 2 фунта хлеба в день», в то время как в стране голод (Тунеядцы Зеленецкого монастыря // Коммунар. Пг., 1918. № 1. Дек. С. 64).

Раки с мощами прп. Мартирия и митр. Корнилия Новгородского (Благовещенская ц. Зеленецкого мон-ря)
Раки с мощами прп. Мартирия и митр. Корнилия Новгородского (Благовещенская ц. Зеленецкого мон-ря)

Раки с мощами прп. Мартирия и митр. Корнилия Новгородского (Благовещенская ц. Зеленецкого мон-ря)
В дек. 1919 г. Новоладожский отдел записей актов гражданского состояния сообщал в Петроградский окружной отдел гражданской регистрации, что «все четыре [находящихся в уезде] монастыря закрыты», на их землях образованы совхозы и коммуны (ЦГА СПб. Ф. 1001. Оп. 107. Д. 43. Л. 5).

11 марта 1920 г. настоятель З. м. архим. Владимир отправил в Усадище-Спасовский волостной исполком копию описи церковного имущества мон-ря, к-рая свидетельствует, что большая часть церковных ценностей еще находилась в обители, в т. ч. посеребренная рака над гробницей прп. Мартирия, напрестольные Евангелия, иконы в серебряных окладах, сребропозлащенные кресты, сосуды и т. п. (Там же. Ф. 639. Оп. 1. Д. 224. Л. 32-36 об.). 28 апр. 1922 г. в З. м. произошло изъятие церковных ценностей. В губфинотдел поступило: серебра 5 пудов 33 фунта 91 золотник, золота 58 золотников 12 долей, медной монеты 5 пудов 32 фунта, бриллиантов мелких 17, аметистов 5, жемчужин 4 (Там же. Ф. 5865. Оп. 1. Д. 311. Л. 22). В описи, составленной в нояб. 1924 г. представителями администрации Волховского уездного исполкома, перечислены оставшиеся в З. м. 5 Евангелий «в серебряных переплетах», 4 креста, из них 2 позолоченных, 3 кадила, ковчег и дароносица, 10 икон с серебряными деталями убранства, складень на гробнице митр. Корнилия в серебряном окладе (Там же. Ф. 7838. Оп. 4. Д. 13. Л. 18). В мон-ре имелось 10 колоколов весом от 1 до 214 пудов.

В нач. 20-х гг. XX в. последним настоятелем перед упразднением З. м. стал архим. Иосиф (Харин; † 1965). В 1924 г. в числе братии кроме него состояли 6 иеромонахов и иеродиакон. В 1928-1929 гг. Троицкий собор и Благовещенская ц. бывш. З. м. перешли к иосифлянам.

К марту 1930 г. З. м. был окончательно ликвидирован. Решением Волховского райисполкома от 29 апр. 1930 г. по ходатайству «двадцатки прихода Троицко-Зеленецкого монастыря» было дано разрешение на проживание в сторожке при Иоанно-Богословской ц. иеромонаха (Там же. Ф. 1000. Оп. 50. Д. 44. Л. 18). 9 июня 1932 г. коопсельхоз «Зеленец» ходатайствовал о закрытии и передаче ему 2 храмов обители для переоборудования их под клуб и дом отдыха рабочих «Алюминьстроя», «исходя из того, что в церквях постоянной службы не производится и три церкви б<ывшего> монастыря обслуживает 1 иеромонах, который служит не чаще 1 раза в год» (Там же. Л. 10 об.). На заседании Леноблисполкома от 3-11 июля 1932 г. было принято постановление «считать Троицкий собор и Благовещенскую ликвидированными» (Там же. Ф. 7179. Оп. 10. Д. 382. Л. 48). «В пользование верующим» оставлялась Иоанно-Богословская ц. Собор был переоборудован под клуб, позже перестроена Благовещенская ц., внутреннее убранство храмов полностью утрачено.

По рассказам местных жителей, последним насельником упраздненного монастыря был иером. Дамиан (Юдин), до 1937 г. проживавший при церкви. В 1937 г. часть монастырских зданий передали «агробазе «Зеленец»» - подсобному хозяйству алюминиевого комбината (Там же. Ф. 1000. Оп. 56. Д. 310. Л. 19). В З. м. располагались трудовая колония г. Волхова, профтехучилище для инвалидов, в 1941 г.- военный госпиталь, в 1945-1975 гг.- дом инвалидов общего типа (с 1969 психоневрологический интернат Ленинградского отд-ния социального обеспечения, или дом психохроников). В 1976 г. арендаторы окончательно выехали с территории обители. Проект реставрации З. м. был разработан Ленинградским филиалом ин-та «Спецпроектреставрация» (1982-1989, А. Д. Масленников, Фомин, В. М. Антипин, Т. Н. Пятницкая).

1990-2009 гг.

12 дек. 1990 г. здания мон-ря были переданы епархиальному управлению. Первая литургия была отслужена 23 окт. 1991 г. в Благовещенской ц. В марте следующего года настоятелем З. м. был назначен игум. Сергий (Булатников). 28 мая в обитель прибыли первые постоянные насельники, с июня 1992 г. возобновились богослужения в Троицком и Иоанно-Богословском храмах. Решением Синода РПЦ от 12 июня 1992 г. З. м. был официально открыт. Первый иноческий постриг состоялся 28 авг. того же года. С 10 марта 1994 г. и. о. настоятеля являлся иером. Иосиф (Белицкий), с 1996 г. настоятель - игум. Пахомий (Трегулов). В обители проживает ок. 10 чел. братии.

В авг. 1992 г. в Иоанно-Богословской ц. были обретены мощи прп. Мартирия, 22 окт.- останки митр. Корнилия. 11 нояб. 1994 г., по окончании ремонтных работ, состоялось малое освящение Иоанно-Богословского храма. 24 нояб. 1998 г. в связи с его подтоплением мощи прп. Мартирия и останки свт. Корнилия в специально изготовленных ковчегах были перенесены в Благовещенскую ц.

В 2003 г. в З. м. торжественно отмечалось 400-летие со дня кончины прп. Мартирия. 14 марта состоялось освящение часовни, построенной на предполагаемом месте первоначального подвига преподобного (в 1,5 км от мон-ря). В 2004 г. Иоанно-Богословская ц. пострадала от поджога, в мае 2008 г. была восстановлена, и в ней совершаются богослужения. Святыни возвращены в Благовещенскую ц., где проходят праздничные богослужения. В храме находятся чтимые Коневская и Тихвинская иконы Божией Матери, иконы арх. Михаила, святых Митрофана Воронежского, Александра Невского, Мартирия Зеленецкого и Иакова Боровичского. Устроена звонница, заменены кровли храмов, келейных корпусов и монастырской стены, восстановлено шатровое завершение колокольни, отремонтированы кельи. Предполагается реставрация Троицкого собора с восстановлением первоначальной формы куполов и сев.-зап. корпуса. Ансамбль мон-ря - объект культурного наследия федерального значения.

Подворья

С 22 мая 1992 г. подворьем З. м. в С.-Петербурге является ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (1906-1909) (проспект Обуховской Обороны, 22-24), построенная на месте сгоревшей деревянной часовни в честь Тихвинской иконы Божией Матери (кон. XVIII в.). В Тихвинской часовне находилась чудотворная икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость» с грошиками: когда 23 июля 1888 г. от удара молнии часовня загорелась, то после пожара к иконе оказались чудесным образом прикреплены 12 монет - полукопейки из кружки для сбора пожертвований.

Подворье Зеленецкого мон-ря в С.-Петербурге - ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». 1906-1909 гг. Фотография. 2008 г.
Подворье Зеленецкого мон-ря в С.-Петербурге - ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». 1906-1909 гг. Фотография. 2008 г.

Подворье Зеленецкого мон-ря в С.-Петербурге - ц. в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». 1906-1909 гг. Фотография. 2008 г.
В 1894-1896 гг. рядом с часовней, на участке, подаренном имп. Александром III, был построен каменный храм в рус. стиле (архитекторы А. И. фон Гоген, А. В. Иванов). 2 авг. 1898 г. состоялось освящение главного придела в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» еп. Ямбургским Вениамином (Муратовским). 3 дек. 1898 г. св. прав. Иоанн Кронштадтский освятил левый придел во имя свт. Николая Чудотворца и св. прор. Илии. Икона оставалась в часовне, но на праздники переносилась в Скорбященскую ц.

В 1906-1909 гг. по ходатайству прихода на месте деревянной была построена каменная часовня в рус. стиле (архит. А. И. фон Гоген). Освящена 20 дек. 1909 г. еп. Нарвским Никандром (Феноменовым). В вост. части часовни на цоколе из лабрадора находился киот для чудотворной иконы, с бронзовою сенью в золотой раме, с 2379 драгоценными камнями (в т. ч. бриллиантами). Деревянную часовню сохранили и установили в правой части новой постройки. В 1932-1933 гг. Скорбященская ц. была закрыта и разрушена, часовня же была обращена в церковь. В 1938 г. была закрыта и она, иконы и др. предметы интерьера утрачены, шатры и главки разобраны. В 1991 г. здание часовни возвращено приходу, в 1992 г. освящено как церковь. Храм получил статус подворья З. м. Образ, именуемый с 1998 г. С.-Петербургской иконой Божией Матери «Всех скорбящих Радость», находится в Троицкой ц. бывш. с. Александровского. В церкви подворья помещен список иконы в киоте, являющемся копией исторического. К востоку от часовни восстановлена могила блж. старицы схим. Марии (Мыльниковой; блж. Матренушка Босоножка, 1829-1911), которую отпевали в Скорбященской ц., ее останки обретены 6 мая 1995 г.

Нижний широкий ярус храма 4-столпный; верхний объем завершен горкой килевидных кокошников и тонким цилиндрическим световым барабаном с декоративным шатром. К зап. фасаду пристроен прямоугольный в плане объем притвора в виде галереи, с севера и юга фланкированного шатровыми крыльцами. Шатры были покрыты белой глазированной черепицей, центральную главу украшали мозаика и позолота. Фасады облицованы зигерсдорфским кирпичом, 3 крыльца и цоколь - гранитом. Зап. фасад украсили мозаики иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», святых Илии и Николая (мастерская В. А. Фролова; сохр. с утратами). С 2001 г. церковь - объект культурного наследия федерального значения. В 2005 г. закончена реставрация интерьеров с устройством иконостаса и киота со списком чудотворной иконы (воспроизведение исторического образа), в 2003-2008 гг. выполнены работы по ремонту фасадов и шатрового завершения.

3 дек. 1998 г. к мон-рю приписана новая часовня св. Иоанна Милостивого при бывш. больнице Кировского завода.

Приписная ц. во имя свт. Николая Чудотворца

(дер. Кобона Кировского р-на Ленинградской обл.) построена в 1820-1821 гг. в с. Кобоно, при впадении одноименной речки в Ладожское оз. Во 2-й пол. XVI - 1-й пол. XVII в. здесь стояли деревянные церкви во имя мучеников Фрола и Лавра и свт. Николая Чудотворца. После пожаров 1765 и 1815 гг., уничтоживших церкви, службы совершались в путевом дворце имп. Анны Иоанновны. Когда Кобоной владел гофмейстер гр. И. А. Мусин-Пушкин, свящ. Стефаном Алексеевым с прихожанами при участии купца Филатова на берегу Ладожского канала был сооружен каменный храм во имя свт. Николая Чудотворца с приделами во имя апостолов Петра и Павла (в 1861 упразднен) и мц. Параскевы. Церковь сохраняет традиц. луковичное пятиглавие, отделка фасадов отличается сдержанностью и соответствует стилю переходной эпохи от барокко к классицизму. В дек. 1937 г. в Ленинграде были расстреляны причетники церкви - свящ. Иаков Дмитриевич Чулков и диак. Николай Пастухов. В 1938 г. храм был официально закрыт, пострадал во время войны, использовался как эвакуационный пункт для размещения жителей блокадного Ленинграда, затем как склад. Восстанавливается, с 2000 г. в нем совершаются нерегулярные богослужения священниками, приписанными к З. м.

Арх.: РГИА. Ф. 796. Оп. 45. Д. 262; Оп. 52. Д. 467; Ф. 799. Оп. 33. Д. 1389. Л. 32-37; Ф. 834. Оп. 3. Д. 3786; Ф. 835. Оп. 1. Д. 664; Ф. 1293. Оп. 126. Д. 44; Ф. 1680. Оп. 1. Д. 13; ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 1. Д. 7982, 8242, 8902; Оп. 83. Д. 21; Оп. 97. Д. 43; Оп. 113. Д. 94, 363, 817; Ф. 256. Оп. 14. Д. 43; Ф. 262. Оп. 22. Д. 13; Оп. 109. Д. 63; Ф. 513. Оп. 102. Д. 1108; Ф. 639. Оп. 1. Д. 224; Ф. 1709. Оп. 1. Д. 41; Ф. 2280. Оп. 1. Д. 4, 5, 6; РГАДА. Колл. 172; Арх. СПбФРИ РАН. Ф. 172. Д. 80, 198; Ф. 181. Оп. 1. Д. 2985, 3016, 3104, 3293, 3345, 3464; Ф. 183. Д. 289; ЦГА СПб. Ф. 639. Оп. 1. Д. 224; Оп. 5. Д. 117; Ф. 1000. Оп. 50. Д. 44; Оп. 56. Д. 310; Ф. 1001. Оп. 107. Д. 43; Ф. 2004. Оп. 1. Д. 2320; Ф. 5865. Оп. 1. Д. 311; Ф. 7179. Оп. 10. Д. 382; Ф. 7838. Оп. 4. Д. 13; Ф. 7858. Оп. 4. Д. 10; Троицкий Зеленецкий мон-рь в пос. Зеленец Волховского р-на Ленинградской обл.: Проект реставрации. Л., 1986. Маш. С. 39-40; Троицкий Зеленецкий мон-рь в пос. Зеленец Волховского р-на Ленинградской обл.: Проект реставрации. Разд. 2: Ист. справка / Авт.-сост.: В. В. Фомин. Л., 1987 // Арх. ин-та «Спецпроектреставрация». № 3662/2; Стеценко Н. К., Воинова И. Л. Церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»: Ист. справка. СПб., 2004 // Арх. подворья Св.-Троицкого Зеленецкого муж. мон-ря; Берташ А., диак., Малахиева А. Ю. Часовня церкви иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радости: Паспорт. СПб., 2004 // Арх. Комитета по гос. контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Правительства С.-Петербурга.
Ист.: Новгородская третья летопись: О церквах каменных, в кое время строены в Великом Новеграде, и кто их строил // ПСРЛ. 1841. Т. 3. С. 274; Повесть о Мартирии, основателе Зеленой пуст. // Кушелев-Безбородко. Памятники. 1862. Вып. 4. С. 52-66; Житие прп. Мартирия, игум. Зеленецкого мон-ря. СПб., 1889; Житие и подвиги прп. отца нашего Мартирия, основателя Свято-Троицкия Зеленецкия обители, яже в пределах Новоладожскаго у. между Тихвином и Ладогою состоящия, и первого в ней игумена. СПб., 1908; Крушельницкая Е. В. Неизученная повесть о Мартирии Зеленецком - памятник литературы Рус. Севера кон. XVI в. // Источники по истории нар. культуры Севера: Межвуз. сб. науч. тр. Сыктывкар, 1991. С. 5-11; она же. Автобиография и житие в древнерус. лит-ре: Жития Филиппа Ирапского, Герасима Болдинского, Мартирия Зеленецкого, Сказание Елеазара о Анзерском ските: Исслед. и тексты. СПб., 1996. С. 108-138, 285-322; Буланин Д. М. Стихи на гробницу Корнилия Новгородского // СККДР. Вып. 3. Ч. 4. С. 643-645.
Лит.: Троицкий Зеленецкий муж. 3-го класса мон-рь // Словарь геогр. Российского гос-ва / Сост.: Л. М. Максимович, А. Щекатов. М., 1808. Ч. 6. Стб. 353-364; ИРИ. Ч. 4. С. 155-182; Глаголев А. Г. Краткое обозрение древних рус. зданий и др. отечественных памятников. Ч. 1: Церкви и мон-ри // Мат-лы для статистики Рос. Империи. СПб., 1841. Ч. 2. Отд. 1. С. 51-52; Павлов А. М. Историческое описание святыни Новгородской. СПб., 1848. С. 37-38; Ратшин А., свящ. Полное собр. ист. сведений о всех бывших в древности и ныне существующих мон-рях и примечательных церквах в России. М., 1852. С. 477; Неволин К. А. О пятинах и погостах новгородских в XVI в. СПб., 1853. Прил. С. 142. (Зап. Имп. РГО; 8); История и древности 3-кл. Троицкого Зеленецкого мон-ря С.-Петербургской епархии, с прил. записи достопамятных событий, по преставлении прп. Мартирия в нем совершившихся. СПб., 1866; Петр, мон. Подробные сведения о пчеловодстве в Троицком Зеленецком мон-ре С.-Петербургской епархии с 1870 по 1873 г. // Тр. Имп. Вольного экон. об-ва. СПб., 1873. Т. 2. Вып. 2. Отд. 4. С. 267-273; Ростиславов Д. И. Опыт исследования об имуществах и доходах наших мон-рей. СПб., 1876. С. 80-82, 85, 237, 238, 242, 262, 263; Строев. Списки иерархов. Стб. 273; Зеленецкий Троицкий мон-рь // Ист.-стат. сведения о С.-Петербургской епархии. 1883. Вып. 7. С. 429-495; Описание Зеленецкого Троицкого мон-ря. СПб., 1883; Церковь св. Николая в Кобоне // Ист.-стат. сведения о С.-Петербургской епархии. 1884. Вып. 9. С. 182-183; Константиновский И. В. Рус. законодательство об умалишенных // Тр. 1 съезда отеч. психиатров. СПб., 1887. С. 537; Зверинский. Т. 1. С. 145-146; Кузнецов В. Поездка в Зеленецкий мон-рь // Рус. паломник. 1891. № 12. С. 183-186; № 13. С. 199-202; Тихомиров П. И., прот. Митр. Корнилий // Он же. Кафедра новгородских святителей. Новгород, 1897. Т. 2: Со времени покорения Новгорода Московской державе в 1478 г. до кончины последнего митр. Новгородского Иова в 1716 г. Вып. 2. С. 291-315; Новый храм в столице // Рус. паломник. 1898. № 33. С. 519-523; Храм во имя Пресв. Богородицы «Всех скорбящих Радости» в Петербурге // Нива. 1898. № 37. С. 739-740; Церковь во имя Пресв. Богородицы «Всех скорбящих Радости» в С.-Петербурге // Родина. 1898. № 50. С. 1975, 1987-1990; Церковь во имя Пресв. Богородицы «Всех скорбящих Радость», чтона Стеклянном, в С.-Петербурге // СПбДВ. 1898. № 31. С. 525-531; Любинецкий Н. А. Землевладение церквей и мон-рей Российской империи. СПб., 1900. С. 26 (отд. паг.); Ведомость муж. и жен. мон-рям и общинам за 1901 г. СПб., 1902. С. 90-91; Знаменский Ф., прот. Прп. Мартирий Зеленецкий и основанный им Зеленецкий Троицкий мон-рь в Новоладожском у. С.-Петербургской епархии: К 300-летию со дня преставления преподобного (1 марта 1603 г.- 1903 г.) // ПрибЦВед. 1903. № 9. С. 313-317; А-в С. Прп. Мартирий Зеленецкий: По поводу 300-летия со дня его кончины // Рус. паломник. 1903. № 9. С. 147-148, 150; Попов А. В. Правосл. рус. акафисты, изд. с благословения Свят. Синода. Каз., 1903. С. 438; Токмаков И. Ф. Краткий ист.-стат. очерк Троицкого Зеленецкого муж. мон-ря, в связи с кратким житием прп. Мартирия, Зеленецкого чудотворца. М., 1904; Афанасьев Я. Л. Новоладожский у. в истор. и геогр. отношении // С.-Петербургский земский вестн. 1907. Март. С. 46; Новая часовня Скорбящей Божией Матери и ее освящение // Изв. по С.-Петербургской епархии. 1910. № 1. С. 23-25; Часовня при ц. Божией Матери «Всех скорбящих радости» на Шлиссельбургском просп. (С.-Петербург). Бронзовая сень и киот в часовне при ц. Божией Матери // Зодчий. 1910. № 13. Л. 6, 7; Троицкий Зеленецкий мон-рь и его основатель прп. Мартирий. СПб., 1912; Рункевич С. Г. Свято-Троицкая Александро-Невская лавра. СПб., 1913. Т. 2; Церк. торжество на Стеклянном // Всемирное обозрение. 1913. № 31. С. 1-2; Шереметевский В. В. Рус. провинциальный некрополь. М., 1914. Т. 1; Наркевич С. С., прот. Чудотворная икона Пресвятой Богородицы Всех скорбящих Радости... и описание чудес от нее. Пг., 1916; Кондратьева Е. В. К истории формирования архитектурного ансамбля Зеленецкого мон-ря // Архитектура: Кр. содерж. докл. к XXVI науч. конф. ЛИСИ (20 янв.- 9 февр. 1968 г.). Л., 1968. С. 33-35; она же. Архитектурный ансамбль XVII в. бывш. Троицкого Зеленецкого мон-ря и проблема его реставрации: АКД / ЛИСИ. Л., 1971; она же. К вопросу реконструкции Троицкого собора бывшего Зеленецкого мон-ря Ленинградской обл. // Архитектура: Мат-лы к XXIX науч. конф. / ЛИСИ. Л., 1971. С. 26-29; она же. Керамическое убранство зданий бывш. Зеленецкого мон-ря // Архитектура: Мат-лы к VI конф. молодых ученых-строителей / ЛИСИ. Л., 1971. С. 15-20; она же. Ансамбль Зеленецкого мон-ря // Андреева Л. В., Коляда М. И., Кондратьева Е. В. По Ленинградской обл.: Посвирье, Бокситогор. и Волхов. р-ны. Л., 1978. С. 134-164; она же. Новые данные о деятельности керамической мастерской Валдайского Иверского мон-ря // ПКНО, 1980. Л., 1981. С. 465-477; Гоголицын Ю. М., Иванова Т. М. Архитектурная старина: Памятники зодчества Ленинградской обл. Л., 19792. С. 85-88; они же. Памятники архитектуры Ленинградской обл. Л., 1987. С. 47-49; Булкин В. А., Овсянников О. В. По Неве и Волхову. Л., 1981. С. 81-86; Архит. наследие Ленинградской земли: Фотоальб. / Сост.: Н. А. Дока, К. А. Дока. Л., 1983. С. 132-141; Пятницкая Т. Н. Братские кельи Тихвинского и Зеленецкого мон-рей: Сравн. анализ объемно-планировоч. структуры и декора // Архит. наследие и реставрация: Реставрация памятников истории и культуры России. М., 1992. Вып. 5. С. 188-194; Петров Д. А. Строительство Сырковых // Заказчик в истории рус. архитектуры. М., 1994. Ч. 1. С. 64-96. (Архив архитектуры; 5); Крушельницкая Е. В., ред. Мартирий Зеленецкий и основанный им Троицкий мон-рь. СПб., 1998; Зырянов П. Н. Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века. М., 1999. С. 32, 33, 87, 183, 196; Седов Вл. В. Источники новгородского зодчества эпохи митр. Корнилия // Филевские чт.: Тез. 6-й науч. конф. по проблемам рус. худож. культуры XVII - 1-й пол. XVIII в., 20-23 дек. 1999 г. М., 1999. С. 72-73; он же. Новгородские формы собора Зеленецкой пустыни // Филевские чт.: Тез. 9-й науч. конф., 10-13 окт. 2006 г. М., 2006; Медведев А. В. Митр. Корнилий и судьба Св.-Троицкого Зеленецкого мон-ря // Церк. вестн. СПб., 2000. № 5. С. 20-24; он же. Два Корнилия - два игумена - два Божьих угодника // Макарьевские чт. Можайск, 2000. Вып. 7: Мон-ри России: Мат-лы. С. 292-307; СПб. мартиролог. 2002. С. 10; Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни С.-Петербурга. СПб., 2003. С. 77-78; Мартирий Зеленецкий: Акафист, житие, летопись / [Сост.: А. В. Медведев]; Св.-Троицкий Зеленецкий муж. монастырь. [СПб.], 2003; Прп. Мартирий Зеленецкий / Сост.: прот. Г. Беловолов. СПб., 2003; Берташ А. В., диак., Векслер А. Ф. Новая Ладога. СПб., 2004. С. 86-87, 132-134, 142; Св.-Троицкий Зеленецкий мон-рь / [Сост.: иером. Арсений (Казаров), А. Е. Лисичкина]. [Б. м.], 2008.
Свящ. Александр Берташ, иеродиак. Антоний (Козин)
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Россия) Санкт-Петербургская и Ладожская епархия Русской Православной Церкви (1892-1914; с 25 сентября 1991) Зеленецкий [Мартириев Зеленецкий] во имя Святой Троицы мужской монастырь Санкт-Петербургской и Ладожской епархии
См.также:
АЛЕКСАНДРО-НЕВСКАЯ ЛАВРА С-Петербургской митрополии
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АЛЕКСАНДРОВ СВИРСКИЙ В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (С.-Петербургской и Ладожской епархии)
АНДРОНИКОВ В ЧЕСТЬ НЕРУКОТВОРНОГО ОБРАЗА СПАСИТЕЛЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Москве на лев. берегу Яузы, осн. ок. 1358 г.
БЕЛЁВСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Тульской епархии (с 1525 г.)
БЕЛЫЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Новгороде, осн. в нач. XIV в.
БОГОЛЮБСКИЙ В ЧЕСТЬ ЯВЛЕНИЯ БОГОЛЮБСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ (РОЖДЕСТВА БОГОРОДИЦЫ) МОНАСТЫРЬ Владимирской и Суздальской епархии
БОРИСОГЛЕБСКИЙ НА УСТЬЕ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Ярославской и Ростовской епархии