Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

АРХЕОЛОГИЯ ХРИСТИАНСКАЯ
Т. 3, С. 517-528 опубликовано: 28 февраля 2009г.


АРХЕОЛОГИЯ ХРИСТИАНСКАЯ

раздел археологии, изучающий древности раннехрист. общин и гос-в, преимущественно позднеантичной и раннесредневек. эпох. А. х., исследующая раннюю историю христ. Церкви, предоставляет материалы для общей церковной археологии. Зародилась как одна из вспомогательных дисциплин католич. церковной истории. Совр. А. х. изучает церковные сооружения, обстановку и убранство храма, богослужебные принадлежности, иконографию, погребения, надгробия, эпиграфику, святыни и др., используя общие методы критики и анализа источников (сравнительно-типологический, стратиграфический, иконографический и т. д.).

География А. х. охватывает территорию Римской империи и пространство, на к-ром до VIII в. существовали общины или велась проповедь христ. вероучения (Средиземноморье, значительная часть Евразии вплоть до Дальн. Востока и Индийского океана); в России памятники А. х. обнаружены в Причерноморье и на Сев. Кавказе. Хронологические границы зависят от научной школы и конкретной территории: в Сев. Африке и на Ближ. Востоке период А. х. кончается с завоеванием кочевниками и арабами-мусульманами (нач. VII в.); на Балканах, в Греции, в Болгарии, в Венгрии и в Румынии - со слав. и аварским нашествием (VI-VII вв.); во Франции и на Рейне - с появлением державы Карла Великого (VIII-IX вв.). В ХХ в. А. х. включила в сферу изучения ранневизант. и восточнохрист. материал. Об этом писал еще А. П. Голубцов, отмечая разницу в изучении церковных древностей на Западе, где ограничиваются раннехрист. периодом, и в России, где археолог «обязан иметь дело не с первохристианскими только церковными древностями, но с искусством и богослужением еще и греческой церкви» (Голубцов. С. 27). В истории А. х. выделяются 4 этапа, соотносимых с общим развитием археологии: антикварный (донаучный, до сер. XIX в.); зарождение А. х. как науки (рим. школа, 40-90-е гг. XIX в.); становление метода («открытий и дискуссий», 90-е гг. XIX в.- 50-е гг. XX в.); совр. (междисциплинарный подход).

Донаучный период

Обретение мощей св. Амфивала. Миниатюра. XIII в. (Королевская б-ка Альберта I. Брюссель)
Обретение мощей св. Амфивала. Миниатюра. XIII в. (Королевская б-ка Альберта I. Брюссель)

Обретение мощей св. Амфивала. Миниатюра. XIII в. (Королевская б-ка Альберта I. Брюссель)

Вскоре после утверждения христианства в Римской империи св. равноап. имп. Константин Великий принял меры к отысканию, сохранению, прославлению Креста и Гроба Господня в Иерусалиме (326), святых мест. Со 2-й пол. IV в. известна традиция раскопок с целью обретения мощей, особо развитая в средневековье. Большое внимание реставрации катакомб, о посещении к-рых пишет уже блж. Иероним Стридонский, уделяли папы Римские. В ризницах соборов хранились огромные собрания святынь, впосл. ставшие опорой для изучения А. х. В хождениях многочисленных паломников описаны древние христ. святыни (итинерарии по Риму известны с VII в., самый подробный - Уильяма из Малмсбери, 1120-1140); в XII в. делались попытки систематического описания собора ап. Петра (П. Маллио) и Латеранской базилики (диак. Иоанн).

В эпоху Возрождения стимулирующее воздействие на А. х. оказало зарождение интереса к античности и первые значимые находки христ. памятников в Риме (статуя Ипполита пресвитера, саркофаг Басса Юния и др.). А. х. сохраняла описательный характер до начала Реформации (Т. Альфарано, О. Панвинио, Альд Мануций, П. Угонио), когда в ответ на критику ученых-протестантов, указывавших католич. Церкви на ее «порчу (см. в ст. «Магдебургские центурии»), их оппоненты как к аргументам обратились к материальным свидетельствам, выявленным А. х. (Ц. Бароний). Целенаправленное натурное изучение катакомб как памятников ранней Церкви начал А. Бозио.

Саркофаг Юния Басса. Ок. 359 г. (Музеи Ватикана)
Саркофаг Юния Басса. Ок. 359 г. (Музеи Ватикана)

Саркофаг Юния Басса. Ок. 359 г. (Музеи Ватикана)

В XVII-XVIII вв. развитие А. х. определялось соперничеством ученых, представителей католицизма и протестантизма. Изучение раннехрист. древностей католич. стран сосредоточилось вокруг собирания святынь. В спорах по вопросам догматики и литургики нередко прибегали к подделкам надписей, печатей и т. п., чтобы подчеркнуть вклад Римской Церкви в развитие христианства. Протестанты, отрицавшие все, что исходило из Рима, приписывали фрески катакомб средневек. монахам, подвергали сомнению датировки и подлинность погребений и т. д. Но создание церковных собраний «мраморов» и мозаик, а позже и лапидариев с каталогами привили почтение и интерес к находкам, способствовали их сохранению. В Риме продолжались труды по описанию храмов (П. де Анджелис, Дж. Северано, Дж. Гримальди, А. Донати), исследовались Неаполь (Ж. Мабильон), Равенна (Дж. Дж. Чампини), Сиракузы (М. А. Больдетти), в XVII в. при содействии ордена францисканцев появились первые обмеры памятников Св. земли. Развитие классической эпиграфики подтверждало историчность евангельских текстов надписями I в. («Клавдиева таблица», надпись из Тиволи, Палатина Секунда надпись, Нимфея надпись, надпись из Баальбека).

Зарождение научной А. х.

Дж. Б. Де Росси
Дж. Б. Де Росси

Дж. Б. Де Росси

На развитии А. х. сказался прорыв в изучении античного мира, происшедший после открытия Геркуланума (1711) и Помпей (1748), и рождение метода классической археологии (И. И. Винкельман). Появились первые публикации архитектурных и археологических натурных обследований (Г. Бертоли - Аквилея и Градо; А. Л. Муратори - рим. базилики). В 1757 г. папа Бенедикт XIV создал отдел христ. древностей Ватиканского музея. В XIX в. под опекой Ватикана складывается рим. школа А. х. Предпосылками к этому послужили назначение папой Григорием XVI на должность «суперинтенданта святых мощей и кладбищ» Дж. Марки (1840) и создание папой Пием IX «Комиссии священной археологии» (1852). Собственную программу изучения христ. древностей и издания надписей развернул секретарь б-ки Ватикана, создатель и лидер рим. школы Дж. Б. Де Росси, к-рый идентифицировал серию плит, установленных папой Дамасом (366-384), и открыл гробницы епископов III в. в катакомбах Каллиста. Было доказано, что катакомбы не являлись тайными убежищами христиан от преследований; работы Де Росси по изучению катакомб продолжили его ученики (Э. Стевенсон, О. Марукки, Й. Вильперт, Э. Йоси). Де Росси основал Об-во христ. археологии (1875-1877), издавал «Бюллетень христианской археологии», читал публичные лекции, был инициатором международных конгрессов христ. археологии. Его труды оказали формирующее воздействие на становление А. х. как науки, к-рая нашла своих приверженцев в Европе (Ф. К. Краус - в Германии, Ф. Булич - в Австро-Венгрии, Э. Ф. Леблан, С. Гзелль, П. Делаттр - во Франции) и России (Ф. И. Буслаев, А. П. Голубцов, Н. П. Кондаков, Н. В. Покровский, А. С. Уваров, Н. П. Лихачёв), отдельные исследовательские проекты де Росси жизнеспособны и в наст. время.

Баптистерий в "Доме собраний". Дура-Европос (Сирия). Ок. 30–50-х гг.
Баптистерий в "Доме собраний". Дура-Европос (Сирия). Ок. 30–50-х гг.

Баптистерий в "Доме собраний". Дура-Европос (Сирия). Ок. 30–50-х гг.

В кон. XIX - 1-й пол. XX в. археологические работы охватили все Средиземноморье. Были открыты главные памятники доконстантиновского периода: обычаи погребения и почитания мучеников изучили на руинах Салоны (Э. Диггве), устройство первых «домов собраний» - в крепости Дура-Европос (см. Дж. Г. Брестед, М. И. Ростовцев), ранние мозаики - в Аквилее. В Дельфах был обнаружен рескрипт имп. Клавдия проконсулу Ахайи Юнию Галлиону, в Коринфе - надпись с именем «Эраста эдила» (надзирателя за рынком), возможно упомянутого ап. Павлом в послании к римлянам (16. 23). К А. х. имели отношение и случайные находки письменных источников (папирусы текстов Оригена и Дидима Слепца), существенно уточнивших представления о раннем христианстве (см. статьи «Наг-Хаммади», «Кумранские рукописи»).

Франц. ученые, опираясь на помощь армии и католич. Церкви, раньше др. приступили к сплошному обследованию земель Сев. Африки. Архиеп. Ш. М. А. Лавижери начал работы в Карфагене и Цезарее, их продолжил А. Л. Делаттр, открывший мозаичные надгробия 2-й пол. IV в. в Табарке и комплекс Дамус аль-Карита с крупнейшей базиликой Сев. Африки. Гзелль смог доказать, что в IV в. рим. провинции Африки были полностью христ.: здесь было учтено 170 древних храмов, от больших базилик в рим. городах (Типаса с «кладбищем св. Сальсы») до крохотных часовен в глубине Нумидии, и древнейшие христ. эпитафии (Разинии Секунды, 238 г.). Работы продолжились в городах Вегеселе, Гиппоне Регии и др.

Базилика Дамус-аль-Карита в Карфагене. IV–V вв.
Базилика Дамус-аль-Карита в Карфагене. IV–V вв.

Базилика Дамус-аль-Карита в Карфагене. IV–V вв.

В Сев. Африке археологические находки позволили представить историю распространения христианства в кон. II-IV в., в т. ч. расцвет и угасание донатизма. Были доказаны длительное существование латино- и грекоязычной христ. культуры, ее новый этап развития в визант. период (с 534) и упадок к VII в. Ряд городов просуществовал до IX-XII вв., оказавшись на стыке 2 культур - христ. и исламской (Джемила, Сетиф, Тиддис). В наст. время исследуются причины стремительного распространения в христ. Сев. Африке ислама и араб. языка, одной из них считают уничтожение сельских донатистских общин (У. Френд).

На рубеже XIX-XX вв. были открыты древности христиан Египта, Нубии и Эфиопии. Внимание привлекли памятники письменности, ткани (напр., из раскопок 80-х гг. XIX в. в Ахмиме), копт. храмы Каира (90-е гг. XIX в.- 10-е гг. XX в.; А. Дж. Батлер) и древнейшие христ. мон-ри (Асуан, Асьют, Бауит, Багават). Рус. путешественник В. С. Голенищев и сотрудник ГЭ В. Г. Бок начали сбор и атрибуцию копт. древностей; Й. Стржиговский составил их каталог в Каирском музее. В нач. XX в. приступили к изучению Эфиопии (германская экспедиция Кренкера и Э. Литтманна в 1906); в Нубии при строительстве Асуанской плотины (10-е гг. XX в.) англо-американ. группа провела систематическую разведку и массовые раскопки некрополей; сводку христ. памятников составил У. Моннере де Виллар. В 1-й трети XX в. предметами исследований стали архитектура, иконография и погребения мон-рей (напр., Вади-эн-Натрун; экспедиции музея Метрополитен под рук. Э. Уайт). Как одна из областей А. х., христ. древности Египта получат особое развитие в 60-80-х гг. XX в.

У. М. Рамсей
У. М. Рамсей

У. М. Рамсей

Национальные и конфессиональные научные сообщества соперничали в полевой деятельности. Гордостью франц. школы стали работы Ш. М. де Вогюэ в Сирии и Ш. С. Клермона-Ганно в Иерусалиме. Важнейшим предприятием австр. школы А. х. стали многолетние раскопки в Эфесе с его «двойной базиликой», пещерой Семи спящих отроков эфесских и мавзолеем над могилой ап. и евангелиста Иоанна Богослова. Стремление доказать историчность текстов Свящ. Писания было основой деятельности и англ. ученых сер. XIX в.: пастор Р. Уиллис создал исследование о храме Гроба Господня в Иерусалиме; У. М. Рамсей соединил методы исторической географии с археологией на примере евангельского рассказа о странствиях ап. Павла в М. Азии. Находки последнего уточнили обстоятельства истории ранней Церкви и показали их реальность (Аверкия эпитафия, надгробия Сев. Фригии III - нач. IV в.). Начались исследования раннехрист. храмов (Г. Белл и др.) в труднодоступных районах Каппадокии.

Триумф Мардохея. Роспись синагоги Дура-Европос (Сирия). Ок. 250 г.
Триумф Мардохея. Роспись синагоги Дура-Европос (Сирия). Ок. 250 г.

Триумф Мардохея. Роспись синагоги Дура-Европос (Сирия). Ок. 250 г.
В Палестине велись раскопки святых мест на принадлежавших разным конфессиям участках земли, особенно активны были ин-ты, созданные монашескими орденами. Библейская школа доминиканцев (Ф. М. Абель, Л. Венсан, А. Лагранж) с 10-х гг. XX в. вела в Иерусалиме раскопки базилик эпохи имп. Константина, в 20-30-х гг. изучала «вымостку» Антониевой башни и карту-мозаику из Мааина. Итал. ученые-францисканцы (Библейская францисканская школа) начали в 90-х гг. XIX - 10-х гг. XX в. работы в Назарете, Капернауме, Айн-Кареме и древнейших мон-рях, а позже внесли вклад в изучение пустынь Иордании. С ними соперничали основанный в 1865 г. англикан. Палестинский исследовательский фонд, особенно активный в 1934-1948 гг., Американские школы исследования Востока и экспедиции главных ун-тов США (Йельского, Принстонского). В числе их достижений - работы Дж. У. Кроуфута в Герасе (1928-1930, Британская археологическая школа в Иерусалиме); открытия в Дура-Европос и Антиохии на Оронте. К изучению А. х. Палестины и Сирии стремились и российские ученые, до Октябрьской революции 1917 г. опиравшиеся на Русскую духовную миссию в Иерусалиме (1847) и Палестинское православное об-во.

Становление метода

Дно стекляной чаши с золотой росписью, украшающей локулу в катакомбах Памфилия в Риме. IV в.
Дно стекляной чаши с золотой росписью, украшающей локулу в катакомбах Памфилия в Риме. IV в.

Дно стекляной чаши с золотой росписью, украшающей локулу в катакомбах Памфилия в Риме. IV в.

Развитие метода А. х. в 1-й пол. XX в. отставало от полевых работ. Стратиграфический и типологический подходы осваивали медленно, раскопки ограничивали «очисткой» древней архитектуры, ее обмерами, копированием мозаик и надписей; часто уничтожались средневек. слои (визант., копт. и др.). А. х. оставалась «ведомственной» наукой католич. Церкви, профессионально занимались ею в основном священнослужители, ее изучали в церковных учебных заведениях, большинство светских ученых ею пренебрегали. Рим. школа опиралась на архаичную и противоречивую методику, католич. традиция требовала следовать при анализе определенной иерархии источников: предпочтение отдавалось письменной традиции (библейской, патрологической и др.), А. х. лишь дополняла ее. Это вело зачастую к ошибочным выводам и датировкам. Считалось, что возникновение христианства должно было отчетливо отразиться в древностях I в., в действительности христ. элементы оставались неразличимы в среде античности. А. х. подтверждает их несомненное выделение начиная с 80-х гг. II в.

Базилика в катакомбах Коммодиллы в Риме. IV в.
Базилика в катакомбах Коммодиллы в Риме. IV в.

Базилика в катакомбах Коммодиллы в Риме. IV в.

На рубеже XIX-XX вв. вышли первые общие труды протестант. школы (И. К. В. Аугусти «Руководство по христианской археологии»; Ф. Пипер «Монументальная теология»; В. Шульце «Археология раннехристианского искусства»), в 10-х гг. XX в. методика исследований А. х. была усовершенствована швейцар. ученым П. Штайгером, предложившим датировать погребения катакомб по стратиграфии накопления локул; его выводы были признаны, развиты (А. М. Шнайдер, П. Тестини) и подкреплены новыми находками, вызвавшими сенсацию. Так, христ. погребения датировались в основном периодом не до, а после 313 г. (древнейшие восходят к III в., дата самой ранней эпитафии - 266); катакомбы превратились из частных гробниц в общие принадлежащие Церкви кладбища в кон. III-IV в.; сюжетное разнообразие росписи росло постепенно (до 313 известно 15 композиций, к кон. IV в.- более 60); катакомбы иудеев и христиан возникли одновременно, в кон. II - нач. III в., и не обязательно связаны генетически. После первой мировой войны потребность в развитии А. х. ощутил и Ватикан. В 1925 г. на базе Папской академии христ. археологии был создан Папский ин-т христ. археологии. В 30-40-х гг. XX в. ведущее место в области научного анализа заняла созданная в Бонне группа И. Лицмана и Ф. Дёльгера, рассматривавшая раннее христианство как часть общей культуры Средиземноморья в религиозно-историческом контексте эллинизма. Т. Клаузер сплотил Боннскую группу в работе над «Словарем античности и христианства» и «Ежегодником античности и христианства». Научные школы Запада официально заявили об отказе от конфессионального подхода в сер. XX в. (IX Международный конгресс христ. археологии), однако сохранились направления, стремившиеся избежать противоречий между письменными источниками и археологией (см. в статьях «саркофаги христианские»; «Иудео-христиане»).

Ф. И. Дёльгер
Ф. И. Дёльгер

Ф. И. Дёльгер

Метод А. х. формировали дискуссии о корнях христ. иконографии, включавшие вопрос генезиса базилики и мартирия. На смену типологическим разработкам и классификации (завершены к сер. XX в.) пришел функциональный метод, способный объяснить зависимость форм от служебно-литургического и символико-богословского назначения. А. И. Грабар выявил связь происхождения базилики и центрического храма с традицией почитания мощей, Р. Краутхаймер показал пути сложения раннехрист. столиц на востоке и западе Византийской империи, Ж. Б. Лассю и Ж. Чаленко исследовали зависимость планировки храмов от местных форм социальной жизни и литургии. Этот же метод был применен к изучению раннехрист. иконографии (А. Альфольди, Э. Китцингер). Краутхаймер, Ф. В. Дайхманн и др. видели в памятниках А. х. комплексные источники, всестороннее изучение к-рых возможно лишь с помощью методов мн. дисциплин. Этот подход утвердился и в советской археологии с кон. 40-х - нач. 50-х гг. XX в. (Н. Н. Воронин, М. К. Каргер), и в совр. изучении архитектуры на Западе (см. в ст. «Византийская империя, архитектура»). Методическое развитие А. х. затронуло принципы проведения полевых работ: в Сирии для изучения раннехрист. мон-рей и поселений применили аэрофотосъемку; в Африке была создана брит. армейская служба охраны памятников (М. Уилер, Б. Уорд-Перкинс); в Тунисе начались контрольные раскопки (Н. Дюваль), в Триполитании и Киренаике - сплошные обследования (Р. Гудшильд); П. А. Феврье разработал абсолютную шкалу массового материала для Сетифиса.

Р. Краутхаймер
Р. Краутхаймер

Р. Краутхаймер

Новые подходы позволили А. х. перейти к решению общих исторических проблем, таких, как взаимоотношения классического и раннехрист. миров. В XIX в. древности кон. III - нач. VII в. были изучены плохо, археологи-классики считали это время эпохой упадка и связывали этот процесс с победой христианства, указывая т. о. на непреодолимость культурного разрыва между язычеством и ранним христианством. После того как переходной эпохой в рамках специальных программ (напр., «Изменения в Римском мире: 400-900 гг.» European Science Foundation, 1993-1997) занялись археологи (Р. Ходжес), историки (П. Браун) и др. ученые, было доказано, что в христ. Церкви следует видеть не «могильщика античности», а фактор стабильности, позволивший отсрочить упадок Римской империи и связавший классическое прошлое со средневек. будущим.

Фрагмент древнейшей рукописи НЗ (Ин 18.31–33; 18. 37–38). Египет. Ок. 125 г. (Б-ка ун-та в Манчестере)
Фрагмент древнейшей рукописи НЗ (Ин 18.31–33; 18. 37–38). Египет. Ок. 125 г. (Б-ка ун-та в Манчестере)

Фрагмент древнейшей рукописи НЗ (Ин 18.31–33; 18. 37–38). Египет. Ок. 125 г. (Б-ка ун-та в Манчестере)

Одной из важнейших форм развития А. х. стали международные конгрессы христ. археологии (МКХА с 1898). К 50-м гг. XX в. были разрешены дискуссионные вопросы о распространении базилик в Италии, воздействии визант. архитектуры и приоритете вост. (иудейских, иран.) или зап. (классических) истоков в христ. иконографии. Если первые МКХА контролировались католич. Церковью и ограничивались зоной ее интересов, то в послевоенный период началось исследование проблем сравнительной истории, объединявших вост. и зап. материал (история баптистерия; христиане в доконстантиновскую эпоху; сложение раннехрист. города; роль паломничеств в культуре об-ва и др.). А. х. вышла за рамки определенной конфессии: в Папском ин-те христ. археологии учатся слушатели разных вероисповеданий, преподавание А. х. введено во мн. ун-тах.

Среди главных открытий А. х.- география и время распространения христианства, его формы и особенности в регионах. А. х. доказала, что христианство гораздо шире и глубже вошло в жизнь об-ва, чем это отражено в письменных источниках. Предметно очерчены 3 главных этапа развития раннего христианства: выделение материальной культуры христиан из общего эллинистически-рим. окружения в кон. II - нач. IV в.; переход от поздней античности к визант. об-ву во 2-й пол. V в. на Востоке и раннему средневековью V-VII вв. на Западе; конфликт с ранним исламским миром в VII в. В иконографии, эпиграфике, погребальном обряде А. х. этого периода отражены такие явления, как монтанизм, донатизм, монофизитство.

Основные открытия

Баптистерий мон-ря прор. Моисея на горе Нево (Синай). V–VI вв.
Баптистерий мон-ря прор. Моисея на горе Нево (Синай). V–VI вв.

Баптистерий мон-ря прор. Моисея на горе Нево (Синай). V–VI вв.

(Обзор по регионам). Во 2-й пол. XX в. возросло количество полевых открытий. В Сиро-Палестинском регионе древнейший этап, от восстания Бар Кохбы до правления имп. Константина Великого (I-IV вв.), изучен недостаточно, хотя кумран. рукописи и раскопки Хирбет-Кумран, предполагаемого центра общины ессеев (Р. де Во, Л. Хардинг, 1951-1958), представили период с I в. до Р. Х.- I в. по Р. Х. В III в. господствует язычество, нехрист. монотеизм приходит в упадок (иудейские и самаритянские общины преобладали только в Галилее и Самарии). Массовое изучение памятников визант. периода (в обзоре нач. 90-х гг. XX в. Й. Цафрир привел цифру в неск. тысяч храмов) дало представление о размещении в храме священнослужителей и мирян относительно алтаря, о роли святынь в богослужении, а благодаря храмовой эпиграфике - о строителях церквей. Св. земля предстала центром, откуда распространялись формы церковной архитектуры и иконографии. Был изучен конфессиональный состав населения: количество христиан Палестины при имп. Юстиниане (VI в.) составило ок. 2/3. Сводки поздних материалов (Р. Шик и др.) по-новому осветили влияние на христ. культуру персид. нашествия, ислама, иконоборчества. Открытие мозаик 10-х гг. VIII в. в Иордании (Мааин и др.) доказало, что в этот период здесь сохранялось церковное устройство, на кафедру ставились епископы, обновлялись храмы и мон-ри, но вследствие исламизации с сер. VIII в. церкви возводились в меньших размерах, снизилось качество исполнения мозаик, испортился язык надписей и т. д.

Вид раскопок сев.-зап. части ц. св. Полиевкта в К-поле (524–527), где предположительно располагался баптистерий
Вид раскопок сев.-зап. части ц. св. Полиевкта в К-поле (524–527), где предположительно располагался баптистерий

Вид раскопок сев.-зап. части ц. св. Полиевкта в К-поле (524–527), где предположительно располагался баптистерий

Археология ранней Византии составила важную часть совр. А. х. Ее области рано привлекали внимание протестант. исследователей: Дж. Уэлер (1689), стремясь изучить обрядовую сторону раннего христианства, сопоставлял храмы Палестины и Сирии с описаниями отцов Церкви. Из-за господства Турции до сер. XIX в. А. х. была территориально ограничена, работы носили случайный характер (напр., раскопки базилики Мир Ликийских) или представляли собой компиляцию материалов, составленную людьми, реально не видевшими памятник (напр., работа Дж. Уиллиса о храме Гроба Господня). В XIX в. появились общие труды по церковной архитектуре, основанные на изучении К-поля (В. Зальценберг, 1855; Ш. Тексье, 1847), в к-рых указано более 500 храмов и мон-рей, в большинстве разрушенных турками (сохранилось ок. 30). Начало изучения К-поля восходит к XVII в. (Ш. Дюканж), но значительные открытия здесь были сделаны только с 70-80-х гг. XIX в. В нач. XX в. Археологический ин-т в К-поле (РАИК) начал работу над составлением свода церквей К-поля, вел наблюдения за открытием древностей (остатки ц. Богоматери Халкопратийской, сер. V в., и др.). После первой мировой войны стало возможным исследование остатков имп. дворца. В 30-40-х гг. XX в. один из основателей археологического изучения города, А. М. Шнайдер, открыл ц. св. Евфимии и зап. часть собора Св. Софии; важным достижением стало открытие мозаик собора Св. Софии (Т. Уиттмор). В послевоенное время исследования велись как в Стамбуле (храмы на Бычьем форуме, храм св. Полиевкта), так и в М. Азии (полное изучение комплекса Алахан-монастыр, V в., Британским ин-том в Анкаре, М. Гоф, 50-70-е гг. XX в.). Были созданы труды по топографии К-поля и визант. архитектуре, составляющие и в наст. время основу их изучения (Т. Мэтьюс, Краутхаймер, С. Манго, В. Мюллер-Винер, Р. Жанен). А. Грабар начал издание ж. «Археологические записки», возникла «Энциклопедия византийского искусства» (Штутгарт, с 1964), в США сформировались специальные центры по изучению христ. древностей (в Принстонском ун-те - Индекс христианского искусства, при Гарвардском ун-те - ин-т Дамбартон-Окс), в главных музеях мира состоялись международные конференции и выставки («Век духовности: позднеантичное и раннехристианское искусство III-VII вв.» в музее Метрополитен, 1977).

Саркофаги раннехрист. некрополя в Салоне (совр. Солин. Хорватия). IV–V вв.
Саркофаги раннехрист. некрополя в Салоне (совр. Солин. Хорватия). IV–V вв.

Саркофаги раннехрист. некрополя в Салоне (совр. Солин. Хорватия). IV–V вв.

С кон. XIX в. зона открытий распространилась на территорию Греции и Балкан. Комплексы базилик и некрополей IV-V вв. были изучены в Фессалонике, Софии, Никополисе-на-Истре (Болгария) и др. городах. Решающим для развития А. х. в Греции был период массовых раскопок базилик в сер. 20-70-х гг. XX в. под рук. А. Орландоса, Г. Сотириу. К 1929 г. было изучено ок. 40 базилик, к 40-м гг.- 75, к 1954 г.- ок. 100, а к нач. 70-х гг.- ок. 300, что позволило приступить к разработке типологии храмов (Ш. Дельвуа, П. Лемерль). Гигантские размеры и роскошь базилик Греции кон. IV - нач. V в. в Коринфе, Филиппах, Никополе (Эпир), в Фессалии (Неа-Анхиалос), Македонии (Стоби) представили особый стиль церковной архитектуры, ориентированной на Сирию и зап. провинции. Были изучены перестроенные в христ. церкви языческие храмы (Гефеста на агоре, Парфенон и Эрехтейон на акрополе Афин; ротонда-мавзолей имп. Галерия в Фессалонике). А. х. дала также представление о процессе христианизации Балкан и островов архипелага (Кипр, Лесбос, Делос, Крит) кон. IV - сер. V в.

Коринф. Руины визант. Базилики в Коринфе на месте проповеди ап. Павла. Вима алтаря.
Коринф. Руины визант. Базилики в Коринфе на месте проповеди ап. Павла. Вима алтаря.

Коринф. Руины визант. Базилики в Коринфе на месте проповеди ап. Павла. Вима алтаря.

Удалось проследить распространение раннего христианства из Средиземноморья на запад (Испания, Португалия), север (Британия, Шотландия, Исландия, Ирландия) и юг (Сев. Африка, Египет, Нубия, Эфиопия). В 60-80-х гг. XX в. активизировалось изучение копт. древностей. В Н. Египте открыли первые обители кон. IV - сер. V в. антониевой и пахомиевой традиций, сотни скитов отшельников (Келлии), мон-ри пещерного типа (Эсна, VI в.). В Нубии раскопана столица митрополии Фарас (Пахорас) (К. Михаловский) и собор Ст. Донголы (630) с портретами епископов и точными датами эпитафий (первый храм на месте собора был построен в сер.- 2-й пол. V в.; христианство сохранялось в течение 900 лет в исламском окружении: титулатура и формуляры остались визант., сохранялся греч. язык богослужения). Собираются сведения о зарождении христианства в Эфиопии (экспедиция Д. У. Филлипсона 1993-1994; Аксум).

На восток через Палестину, Сирию, М. Азию и Закавказье (см. в статьях «Абхазский (Западногрузинский) Католикосат», «Армения», «Грузия») и в глубь Центр. Азии христ. вероучение распространялось после отделения несторианской Церкви (к 30-м гг. VII в. была создана митрополия и строились храмы). Открытие церквей VI в. в Ктесифоне подкрепило сведения о создании здесь в 484 г. церковной иерархии последователями Нестория. Катакомбы, обнаруженные на о-ве Харк в Персидском зал., дают представление о движении христианства не только по караванным путям, но и морем, в обход Евразии.

Богоматерь, с предстоящим еп. Марианом. Роспись капеллы в Фарасе (Египет). XI в.
Богоматерь, с предстоящим еп. Марианом. Роспись капеллы в Фарасе (Египет). XI в.

Богоматерь, с предстоящим еп. Марианом. Роспись капеллы в Фарасе (Египет). XI в.

На пространстве от Кавказа, Междуречья и Персидского зал. до Турфанского оазиса и пещер Дуньхуана памятники А. х. открыты трудами ученых из России. Начало положила находка намогильных камней (611 экз.) с сир. надписями и крестами у городов Токмак и Бишкек (1885). Последовала серия работ (Д. Хвольсон, М. В. Никольский, С. С. Слуцкий, В. В. Болотов, В. В. Бартольд) и открытие в Алмалыке надгробных надписей тюрок-христиан XIII-XIV вв. Работа была возобновлена лишь в 50-х гг. XX в. (Бернштам А. П.). Остатки церквей и мон-рей обнаружены в Туркмении (г. Мерв). Интерпретация и датировка объектов («овальный дом» - мон-рь городища Гяур-Кала IV(V)-VI вв. и «кладбище иноверцев» с наусами II-VI вв.; храм Хароба-Кошук) спорны, но ряд находок, несомненно, связан с христианством (халцедоновая печать с крестом, клад Геок-Тепе из раннехрист. золотых медальонов и бляшек; оттиски печатей с крестом из Ак-Тепе VI-VII вв.; керамическая форма для отливки подвесок и нательных крестов с Эрк-Калы). Центром распространения христианства в Азии с VI в. был Согд: следы есть в районе Самарканда (крестик VIII в. с городища Афрасиаб; гальки-надгробия с изображениями креста и бронзовое кадило со сценами из НЗ в Ургуте; некрополь с погребениями христиан-кочевников в урочище Дурмен на Зеравшане). В Пянджикенте среди росписей VI-VIII вв. отмечен ветхозаветный сюжет с элементами христ. иконографии, найден остракон с текстом из Библии, открыт христ. некрополь (Дашт-Урдакон). Христ. вещи и предметы из Византии находят в Ташкенте (богослужебная утварь), на городище Канка, в Ходженте (поливная чаша с араб. крестообразной надписью «Иса и Марьям», XI в.). В Ст. Термезе открыта сырцовая церковь, план к-рой сопоставляют с сир. архитектурой IV-VI вв. и с храмами М. Азии и Армении VII-VIII вв. Памятники христианства обнаружены в районах Киргизии, юж. Казахстана, в городах по течению р. Сырдарьи (Карлукская митрополия). Здесь открыто много христ. текстов, предметов, кладбищ и церквей, среди к-рых храм сер. VII - нач. VIII в. в Суябе и мон-рь Таш-Рабат в горах Тянь-Шаня. Храмы северо-вост. части шелкового пути описал в XIII в. Г. Рубрук. Некрополи Сев. Притяньшанья дали самую многочисленную (ок. 700 экз.) группу христ. памятников Центр. Азии - надгробий (кайраков) тюрок-несториан 2-й пол. VIII-XIV в. (крупные «гальки» с равноконечными крестами и сиро-тюрк. эпитафиями), хронологически продолжающих линию надгробий Мерва, Самарканда и Ургута VI-VII вв. Надписи указывают на влияние сир. религ. лит-ры, а в захоронениях некрополей находят кресты (серебро, бронза, нефрит, кость).

Кадило из Ургута. VIII–IX вв. Сирия. (ГЭ)
Кадило из Ургута. VIII–IX вв. Сирия. (ГЭ)

Кадило из Ургута. VIII–IX вв. Сирия. (ГЭ)

Христ. искусство внесло вклад в формирование общей культуры Центр. Азии: иконографическими образцами служили евлогии святых мест (ампулы св. Мины, стеклянные сосуды из Египта VI-VII вв. и др.); влияние на монетное дело оказали визант. монеты IV-VIII вв.; оформление саркофагов (крест под аркой; с гирляндами; двустворчатые врата) воспроизводилось на оссуариях. Долго сохранялась христ. иконография (каменный сосуд XI-XII вв. с христ. символами из городища Торткуль-Тобе; поливная чаша с изображением 12 апостолов с оз. Иссык-Куль; серебряные сосуды клада 1923 г. из городища Новопокровское в Чуйской долине). Литургическая утварь по торговым путям распространялась далеко за пределы зоны влияния христиан, вплоть до Закамья (дискос из Закамья с рельефными композициями «Распятие», «Жены-мироносицы», «Вознесение», «Даниил во рву львином», «Отречение ап. Петра», «Кустодия» и сир. надписями).

Крипта в гипогее Дюн-а-Пуатье (Франция). До 1-й пол. VIII в.
Крипта в гипогее Дюн-а-Пуатье (Франция). До 1-й пол. VIII в.

Крипта в гипогее Дюн-а-Пуатье (Франция). До 1-й пол. VIII в.

Значительные открытия сделала А. х. в Италии, Франции, Германии и Англии, где в эпоху романтизма (кон. XVIII - 1-я пол. XIX в.) шла усиленная работа по изучению «темных веков» (V-X вв.). Рождение А. х. во Франции связано с именем Э. Ф. Леблана, к-рый в 1886 г. опубликовал свод саркофагов (295 экз.) христ. Галлии, ставший классическим. Христианизацию Франции изучали также по обряду погребения V-VIII вв., в XVII в. начались публикации сочинений Григория Турского и трудов болландистов, С. Тильмона, Ж. Мабильона, мавристов. Открытия в 40-50-х гг. XVII в. погребений знати и первых королей франков в Турне и Париже (ц. Сен-Жермен-де-Пре) стали стимулом к изучению меровингских гипсовых саркофагов. Затем последовали раскопки наполеоновской эпохи (нач. XIX в.), непрофессиональные массовые вскрытия некрополей во время дискуссий о происхождении франц. нации (70-80-е гг. XIX в.), в ХХ в.- находки в Сен-Дени и Кёльнском соборе. Ключевой фигурой в изучении некрополей Парижа был Т. Ваке, за 40 лет описавший ок. 2 тыс. саркофагов VI-VIII вв. В 1913 г. в Париже была открыта первая раннехрист. церковь - Сен-Бертран-де-Комманж. Исследования погребальных памятников эпохи Меровингов суммировали работы Э. Салена. Новую эпоху в А. х. Франции составили труды группы во главе с П. А. Феврье (П. Перен и др.), изучавшей церковные памятники во всей полноте, включая археологический контекст «вплоть до керамики». Итоги их деятельности отразил «Атлас раннехристианских памятников Франции» (Perin P., Young B. [ed.] Naissance des arts chrétiens: Atlas des monuments paléochrétiens de la France. P., 1991).

Надгробие из крипты в Дюн-а-Пуатье. VIII в.
Надгробие из крипты в Дюн-а-Пуатье. VIII в.

Надгробие из крипты в Дюн-а-Пуатье. VIII в.

В Германии расцвет А. х. пришелся на XIX - нач. XX в. (обзор дан в трудах Г. Феринга). Уже в 90-х гг. XIX в. Комиссия по национальным памятникам в аналитическом каталоге обобщила итоги изучения церковной архитектуры Германии и перешла к работам в соборах Майнца, Трира, Шпайера и Вормса. Совместные исследования архитекторов и археологов обеспечили методический уровень работ. Итоги исследований памятников, разрушенных в 40-х гг. XX в., были обобщены в работах, совмещающих архитектурные и археологические подходы (Ф. Освальд, Л. Шеффер, Х. Зеннхаузер), после чего обычной практикой стали стратиграфические раскопы и вскрытия широкой площадью, а также изучение иконографии архитектуры. В XIX в. интерес вызывали саркофаги и надгробия с надписями VI в. из Кёльна (ц. св. Гереона), могильники алеманнов. Раскопки некрополей королей, императоров Римско-Германской империи и епископов в соборах Шпайера и Вормса в 1-м десятилетии ХХ в. стали событием национального масштаба, реализовавшим идею обретения древностей «салической эпохи». Такие исследования позднее продолжили во всех соборах и на множестве кладбищ (ц. св. Северина в Кёльне, ц. св. Павла в Вормсе и др.), что позволило создать сводки ранних памятников Н. Рейна (А. Нистерс-Вайсбекер), побережья между Эмсом и Везером (Г. Гайдук). Важное значение имели публикации общегерм. сводов (Deutsche Inschriften. Stuttg., 1945-.) и каталогов выставок литургической утвари и святынь (Ars sacra. Münch., 1950; Ornamenta Ecclesiae. Köln, 1985, и др.).

Богослужебные сосуды и епископский перстень из погребения еп. Осдага из Хильдесхайма. Х в. Германия
Богослужебные сосуды и епископский перстень из погребения еп. Осдага из Хильдесхайма. Х в. Германия

Богослужебные сосуды и епископский перстень из погребения еп. Осдага из Хильдесхайма. Х в. Германия

Важнейшие памятники А. х. связаны с рим. поселениями на Рейне и Мозеле, с христианизацией франк. и герм. племен, а также с церковной жизнью первых королевств. В пригородах Трира следы христианства III - нач. IV в. открыты в аббатстве св. Матфея (раннехрист. «кладбище св. Евхария», крупнейшее в долине Рейна, ок. 5 тыс. саркофагов III-VI вв., в т. ч. Альбаны саркофаг и саркофаг с изображением Ноя, 300-306), на кладбищах св. Паулина и св. Максимина. Христ. кладбища Трира, где собрано до 800 фрагментов христ. эпиграфики, разрослись на месте языческих; существование кладбищенских храмов отмечено с IV в. В Бонне в ц. святых Кассия и Флоренция среди языческих могил II-III вв. открыта постройка 260-300 гг. для поминальных трапез, над к-рой в кон. IV в. поставили церковный зал, где размещали саркофаги, в XI в.- собор. Важнейшее свидетельство перехода от античности к христианству в пограничных рим. провинциях - мартирий вне стен Ксантена: могила мучеников Виктора и Маллоза, вокруг к-рой сформировался мемориальный комплекс (кон. VI в.), впосл. перестроенный в храм.

Процесс христианизации герм. племен отражает погребальный обряд, т. к. устойчивый тип христ. погребения (ингумация на спине, лицом к востоку) был выработан лишь со временем. На юго-западе страны изучены сотни некрополей, показывающих, что в Сев. Германии кремация исчезла лишь в развитом средневековье, но преобладала западно-вост. ориентация тел, с поздней античности встречались предметы с христ. символами (напр., кресты из тонкого листка золота в могилах у лангобардов, алеманнов и баваров VII - нач. VIII в.). Христианам принадлежали надгробия VI-VII вв. с соответствующими надписями и изображениями.

Лангобардский крест из золотой фольги. VII–VIII в. (Городской музей Павии. Италия)
Лангобардский крест из золотой фольги. VII–VIII в. (Городской музей Павии. Италия)

Лангобардский крест из золотой фольги. VII–VIII в. (Городской музей Павии. Италия)

Религ. принадлежность погребенных выясняется при рассмотрении общей топографии кладбищ и церквей. В период перехода от поздней античности к средневековью некрополи находились за пределами поселений. В VI-VII вв. старые кладбища сохранялись, лишь знать хоронили внутри поселения, у церкви. Нек-рые гробницы ктиторов VIII в. удается соотнести с надежными письменными источниками (погребение Хафти в ц. св. Дионисия, 2-я пол. VIII в., в Эслингене на р. Неккар). Перенос кладбищ внутрь городов, к церквам, окончательно закрепили капитулярии Карла Великого: погребение в старых языческих некрополях, а тем более кремация строго запрещались.

Крипта в ц. св. Павла. Аббатство Жуарре (Франция). VII в.
Крипта в ц. св. Павла. Аббатство Жуарре (Франция). VII в.

Крипта в ц. св. Павла. Аббатство Жуарре (Франция). VII в.

Одна из особенностей А. х. в Германии - хорошая изученность следов первых одноапсидных деревянных церквей (с кон. VI в.), появление к-рых связывают с деятельностью миссионеров из Британии и Ирландии, как и могилы первых епископов в соборе св. Петра в Бремене (Д. Парсонс). Стала возможной типологическая и функциональная оценка раннехрист. архитектуры в Германии, в частности развития крипт из коридорных в зальные в связи с распространением почитания мощей. В докаролингский период известны 3 типа плана - 2 простейшей схемы: прямоугольный зал с алтарем, отделенным барьером, или с более узким прямоугольным хором (IV-V вв.); 3-й тип имеет укороченный и зауженный хор, копирующий каменные апсидные залы. Первые каменные церкви в Германии повторяют этот план (мон-рь Райхенау-Миттельцель, 724-727; Нидермюнстер в Регенсбурге, ок. 700). До 70-х гг. XX в. не было известно ранних кафедральных соборов, кроме Трирского; позже в Ойхштадте был открыт епископский центр эпохи Меровингов, а в Зальцбурге, Вормсе и Констанце раскопаны большие трехнефные базилики. Во 2-й пол. VIII в. распространение почитания святых и перенос их мощей в города вызвали появление крипт. Первоначально к расположенной в центре храма раке святого вел лестничный марш или проход, затем стали сооружать крипты с обходом под апсидой; в кон. VIII - нач. IX в. прямоугольный обход превратился в кольцевой или в зальное пространство.

У. Френд
У. Френд

У. Френд

А. х. изменила картину развития христианства и в Римской Британии (труды Ч. Томаса, У. Френда, Д. Уаттс). Клады золотых и серебряных богослужебных предметов кон. IV - нач. V в. (Милденхолл, Хоксни, Уотер-Ньютон, Трапрайн-Лоу) показали, что оно охватывало заметную часть об-ва и процветало. На рим. виллах юга Англии открыты домашние церкви 40-х гг. IV в. (Лаллингстоун, Хинтон-Сент-Мэри, Фрамптон и Файфхед-Невилл). Зафиксировано оживление кельт. и рим. язычества после варварских нашествий 60-х гг. IV в.- 10-х гг. V в. (раскопанные М. Уилером городища Лидни-Парк и Мейден-Касл). После прихода англосаксов христианство сохранило традиции на севере и западе Британии (лат. язык эпитафий, обряд погребения, нек-рые церкви). Англосаксы были крещены в кон. VI в., но черты язычества заметны и в VIII в., и позже. А. х. удалось наметить линию развития церковной архитектуры VII-XI вв.- от храмов Кентербери до церквей св. Уистана в Рептоне, св. Марии в Дирхеpсте, св. Петра в Бартоне-апон-Хамбер и др. Монастыри англосаксонской эпохи изучены в аббатствах Уитби, в Джерроу (Ярроу) и Манквермоуте, на шотл. границе (Сент-Хильда, Хартлпул, Галлоуэй, Уитхорн, Тинтаджел, Гластонбери и др.). Особое значение имели открытие М. Биддлом 2 англосаксонских соборов и ряда приходов средневек. Уинчестера с группой маленьких церквей (Сент-Мэри на Таннер-стрит, Сент-Панкрас на Брук-стрит), работы в минстере Йорка (Д. Филлипс), в сельских приходах (Уоррем-Перси в Йоркшире, Ривенхолл в Эссексе), в аббатствах Бермондси, Бордсли и приорате Нортон (Г. Коппак, П. Грин, У. Родуэлл).

Серебряная чаша. III-IV вв. Клад из Уотер-Ньютона (Британский музей. Лондон)
Серебряная чаша. III-IV вв. Клад из Уотер-Ньютона (Британский музей. Лондон)

Серебряная чаша. III-IV вв. Клад из Уотер-Ньютона (Британский музей. Лондон)

А. х. изучает общеевроп. процесс формирования церковной топографии. Различают ее модели: «приходскую» для сев. зоны Европы и «епископальную» для юж. Зачатки 1-й фиксируются в рим. титулах, а развитие 2-й как епископских комплексов показывает Латеранский дворец и доконстантиновские постройки, открытые в имперских центрах 60-70-х гг. III в. (Милан, Равенна, Аквилея); во Флоренции изучен процесс переноса центра города к «периферийному» епископскому комплексу. Доказано, что мн. городские соборы Испании, Галлии, Германии стоят на месте ранних христ. церквей и кладбищ IV в. и к моменту падения Рима (476) формирование епископских комплексов как центров власти уже состоялось. Вне Италии к нач. V в. распространяется христ. эпиграфика, виллы аристократов превращаются в «дома собраний» (в Мериде, близ Кордовы и Малаги, в пров. Мурсия); в Таррагоне археологически изучены огромное кладбище и базилика IV в. с баптистерием. Христ. комплексы открыты близ Ниццы (ок. 350, перестроены из рим. терм), в Монферрато, в Сев. Галлии (с 80-х гг. IV в.) и Вост. Пиренеях (Эстажель, кладбище христиан-визиготов сер. VI в.), в Каринтии и Тироле, где ряд епископских комплексов V в. трансформировался в средневек. мон-ри. В маленьких городских общинах за Альпами, в Женеве и Августе Претории (Аосте), открыты епископские комплексы базилик и баптистериев, восходящих ко 2-й пол. IV в., и более ранних дворцовых зданий.

Значительные усилия европ. наука посвятила изданию пособий по А. х.

См. справочные издания: DACL; DHGE; RAC; Meer F. van der, Mohrmann C. Atlas of the Early Christian World. L., 1958; RBK; Gough М. The Early Christians. L., 1961; Andersen C. Einführung in die christliche Archäologie: Ein Handbuch. Gött., 1971; Schiller G. Ikonographie der christlichen Kunst: In 5 Bd. Gütersloh, 1971; LCI; EAEHL; NCE; Deichmann F. W. Einführung in die Christliche Archäologie. Darmstadt, 1983; Milburn R. Early Christian Art and Architecture. Berkeley; Los Ang., 1988; Snyder G. F. «Ante Pacem»: Archaeol. Evidence of Church Life Before Constantine. Mercer, 1985, 19912; McRay J. Archaeology and the New Testament. Grand Rapids (Mch.), 1991; Enciclopedia dell' arte medievale. R., 1991-; Dictionary of Art: In 34 vol. / Ed. by J. Turner. L.; N. Y., 1996; Thiede C. P. The Heritage of the First Christians. Oxf., 1992; Frend H. C. W. The Archaeology of Early Christianity: A History. Minneapolis, 1996.

А. х. в России

Интерес рус. Православия к святым местам был давним, описания паломничеств и хождений восходят к XII в. (см. в статьях: «Даниил, игум.», «Иоанн (Вишенский), мон.», «Григорович-Барский В. Г.», «Норов А. С.»). Основу коллекций А. х. составили церковные собрания почитаемых евлогий, в XVIII-XIX вв. пополненные приобретением объектов античного, визант., средневек. искусства, а позже найденными при раскопках в Крыму и на Кавказе вещами. Тогда же было положено начало составлению корпуса христ. древностей (П. И. Севастьянов) и осуществлены «ученые путешествия» на Афон и Ближ. Восток за рукописными источниками (А. А. Дмитриевский).

Предпринимались первые попытки раскопок храмов (50-60-е гг. XIX в., базилика свт. Николая в Мирах Ликийских). Во 2-й пол. XIX в. толчок развитию А. х. дала организация археологических учреждений в России (см. статьи: «Археологическая комиссия», «Археологические об-ва», «Археологические съезды»), деятельность В. А. Прохорова и особенно А. С. Уварова.

Базилика свт. Николая в Мирах Ликийских. V - XI вв. Интерьер
Базилика свт. Николая в Мирах Ликийских. V - XI вв. Интерьер

Базилика свт. Николая в Мирах Ликийских. V - XI вв. Интерьер

Стимулирующее воздействие на развитие рус. А. х. оказала византинистика, важной частью к-рой являлись специальные дисциплины археологического круга (хронология, нумизматика, палеография и др.). РАИК под рук. Ф. И. Успенского организовал экспедиции на правосл. Восток, создал музей древностей и начал натурные работы в К-поле, где была изучена базилика прп. Феодора Студита, V в. (Б. А. Панченко); в Палестине зафиксировали мозаики 2-й пол. VI в. (Мадаба, см. Медева) с изображением главных пунктов паломничеств в Палестине, Сирии и Египте; экспедиция во главе с Успенским (1900) занималась изучением жизни христ. общин V в. С 1915 г. ППО работало над проектом «Института палестиноведения» и Рус. археологического ин-та в Иерусалиме, к-рый не был осуществлен. После Октябрьской революции 1917 г. работы на Ближ. Востоке надолго стали недоступны ученым из России.

В Сирии и Палестине интересы России в большой мере представляла Русская духовная миссия в Иерусалиме во главе с еп. Чигиринским Порфирием (Успенским), позже архим. Антонином (Капустиным) и архим. Леонидом (Кавелиным). Они активно собирали церковные древности и проводили важные для развития А. х. работы. Создание ППО расширило в 80-х гг. XIX в. возможность отправки экспедиций, публикаций источников и периодики (Православный Палестинский сборник, Сообщения ППО). Стремление к протекторату над святыми местами и созданию сети паломнических центров выразилось в приобретении земель в местах возможных раскопок: Мамре, участки с гробницами «жены царя Соломона» в дер. Силоам и «гробами пророческими» в Иерусалиме, с древнеевр. гробницами Эр-Румание и др. Рус. А. х., т. о., вошла в круг международной религиозно-научной жизни, а ее представители стали участниками дискуссии наряду с учеными - протестантами и католиками. Работы 1883 г. на «русском месте» положили начало археологическим исследованиям храма Гроба Господня.

Для палестинской А. х. основополагающими стали путешествия, организованные ППО и РАИК. Экспедиция 1891-1892 гг. в Иерусалим охватила также Сирию и Палестину, были привезены фотографии, обмеры, рисунки и музейные экспонаты. Труд Н. П. Кондакова «Путешествие по Ливану и Палестине» стал введением в А. х. этих стран, а изучение храма Гроба Господня («пропилей Мартириона», арки ворот Иерусалима с визант. капителями VII-VIII вв., аканфа вост. типа V в. и др.) - образцом научного анализа. Кондаков отказался от «научно-религиозного» подхода, «монументального богословия» Св. земли в пользу «положительного знания», он опирался на сравнительно-иконографический метод и анализ художественных форм в искусстве I-VIII вв. Он подчеркивал особое значение литургического устройства ранних церквей, влияние иерусалимского образца и константиновских базилик Палестины. Кондаков хотя и следовал традиц. в религ. археологии двухуровневой процедуре реконструкции, но не признавал первенства письменных свидетельств и работал в рамках комплексного подхода, активно опираясь на археологию и архитектуру. Большой научный результат дали путешествия Кондакова на Синайский п-ов, где удалось отснять сотни древних объектов в мон-ре вмц. Екатерины.

Мозаичная карта Св. земли из церкви в Мадабе. VI в. Фрагмент
Мозаичная карта Св. земли из церкви в Мадабе. VI в. Фрагмент

Мозаичная карта Св. земли из церкви в Мадабе. VI в. Фрагмент

Анализ А. х. Ближ. Востока Кондаковым поставил рус. науку на уровень, методологически равный европ., и ввел в ее оборот материал, накопленный на Западе. В кон. XIX в. рус. А. х. проникла в «святая святых» рим. школы, в Италию, где Кондаков изучал визант. миниатюры, его ученики (Д. В. Айналов, Е. К. Редин) - мозаики, а Н. Д. Протасов обследовал т. н. василианские гроты - пещерные мон-ри Калабрии и Апулии в окрестностях Бари, Монополи и Бриндизи - и установил их визант. происхождение.

В советский период исследования в области А. х. смогли уцелеть и развиваться в России вопреки атеистической идеологии, благодаря источниковедческим основам, выработанным на рубеже XIX-XX вв. Решающая роль в процессе закладки основ принадлежала группе ученых, сложившейся вокруг Кондакова. Предпосылки метода Кондакова, заложенные работами Ф. И. Буслаева, были впосл. развиты М. В. Алпатовым, Н. И. Бруновым, В. Н. Лазаревым, Л. А. Мацулевичем и др. Я. И. Смирнов доработал методику Кондакова, включив в процедуру археологического анализа приемы, принятые в филологической критике; Айналов воспитал учеников-искусствоведов В. К. Мясоедова, Н. П. Сычёва, Н. Л. Окунева, К. В. Шероцкого, А. Грабара и др. В 20-50-х гг. выдающиеся рус. ученые (Кондаков, А. А. Васильев, М. И. Ростовцев, Грабар и др.), вынужденные после Октябрьской революции 1917 г. уехать из страны, способствовали развитию А. х. в Европе и Америке. Оставшиеся подвергались преследованиям (Айналов, Мацулевич, Ф. И. Шмит), многие погибли. В России были закрыты Херсонесская комиссия ГАИМК (1927), «Византийский временник» (1928), отд-ние визант. искусства в ГЭ (1931) и Византино-русская комиссия. Но сохранялась возможность изучать А. х. в рамках поздней античности, истории искусства, строительства и ремесел, национальных культур СССР, прежде всего Армении и Грузии.

Победа в Великой Отечественной войне ослабила идеологические преследования и открыла возможность активизировать изучение визант. древностей юга СССР и Балкан. Был возобновлен «Византийский временник» (1947), издавались труды по визант. искусству и архитектуре, в к-рых затрагивались темы А. х. (Лазарев, Брунов, А. Л. Якобсон), устраивались выставки музейных собраний, включавших раннехрист. памятники, велись раскопки в Крыму и на Кавказе. Несмотря на изолированность советской науки, ученые получали информацию о развитии А. х. на Западе, публиковали обзоры выставок и книг; появились рецензии С. А. Кауфман на учебник П. Тестини (Archeologia cristiana. P.; N. Y., 1958), на свод баптистериев А. Хачатряна (Les baptistères paléochrétiens. P., 1962), на работы о монастырских древностях Антиохии (Festugière A. J. Antioche païenne et chrétienne: Libanius, Chrysostome et les moines de Syrie. P., 1959), о базилике Сан-Лоренцо Маджоре в Милане (Calderini A., Chierici G., Cecchelli C. La basilica di San Lorenzo Maggiore in Milano. Mil., 1951) и др.

Развить методическую основу и заложить фундамент совр. А. х. позволила работа в музеях страны по реставрации и атрибуции. Ведущей фигурой в этом процессе стала А. В. Банк, исследовавшая в основном средневизант. материал. Ее труды не имели равных по широте охвата и глубине методического подхода, разработанные под ее руководством каталоги памятников и курс археологии и искусства Византии стали уникальными явлениями в СССР. Не меньшее значение для сохранения и развития традиции А. х. имели раскопки памятников раннего христианства в Крыму, на Кавказе и в Азии, продолжающиеся и в наст. время. В 90-х гг. XX в. возможности прямого изучения А. х. в России были восстановлены, эта отрасль научного знания, успешно выйдя на международный уровень, опирается в своих исследованиях на лучшие традиции дореволюционной науки.

В XVI-XIX вв. развитие теологии, библеистики, церковной истории и связанных с ними дисциплин сформировало 3 специальные отрасли, изучающие историю Свящ. Писания и Церкви при опоре на данные археологии: библейская базируется на материалах Ближ. Востока и Египта позднего каменного, бронзового и раннего железного веков; христ. изучает жизнь христ. мира в период от Рождества Христова до VII-VIII вв.; церковная исследует богослужение и церковную жизнь средневек. и постсредневек. периода.

В российской науке церковная археология является одной из дисциплин восточнохрист. исторической литургики, изучающей правосл. богослужение и символические толкования Божественной литургии (см. также Т. РПЦ. С. 459-463). Сюда относят также область археологии, занимающуюся материальными памятниками Церкви эпохи средневековья и Нового времени (древнерус., средне- и поздневизант., в основном IX-XVII вв.). Этот термин широко распространен в странах Сев. Европы (в Англии, Германии и др.), где используется в качестве синонима А. х. и в приложении к натурному изучению и реставрации церковных зданий как синоним архитектурной археологии (англ.- Church Archaeology, нем.- kirchliche Archäologie и т. д.). В период с 50-х гг. XX в. в России и на Западе сфера изучения церковных древностей расширилась до изучения храмов и мон-рей с их природной или городской средой, ролью в экономике и др. вопросов исторической экологии. С 90-х гг. XX в. по наст. время церковная археология играет все большую роль в обретении и сохранении правосл. святынь (см. также разделы по археологии в статьях «Византийская империя»; «Древняя Русь»; «иконография»; «крещение Руси»; «монастырь»; «Мощи»; «погребение»; «Храм»).

Лит.: Лопухин А. П. Библейская история в свете новейших исследований и открытий: Новый Завет. СПб., 1895; Kaufmann C. M. Handbuch der christlichen Archäologie. Paderborn, 1922; Moule A. C. Christians in China before the Year 1550. L., 1930; Saeki Yoshiro. The Nestorian Documents and Relics in China. Tokyo, 1951 [Библиогр.]; Testini P. Archeologia cristiana: Nozioni generali dalle origini alla fine del sec. VI. R., 1958. Bari, 19802; Tisserant E. Eastern Chtristianity in India. Calcutta, 1959; Дресвянская Г. Я. История изучения христианства в Средней Азии // Тр. Ташкентского гос. ун-та. Ташкент, 1968. Вып. 333; Bovini G. Gli studi di archeologia cristiana, dalle origini alla meta del secolo XIX. Bologna, 1968; Iñiguez J. A. Sintesis de arqueología cristiana. Madrid, 1977; Кычанов Е. Г. Согдийское несторианство в Китае и Центральной Азии // ППС. 1978. Вып. 26 (89). С. 76-86; Finegan J. The Archeology of the New Testament: the Mediterranian World of the Early Christian Apostles. L., 1981; idem. The Archaeology of the New Testament. Princeton (N. J.), 1992; Parsons D. Sites and Monuments of the Anglo-Saxon Mission in Central Germany // Archaeol. J. 1983. Vol. 140. P. 280-321; idem. Some Churches of the Anglo-Saxon Missionaries in Southern Germany: A Review of the Evidence // Early Medieval Europe. 1999. Vol. 8. N 1. P. 30-67; Славина Т. А. Исследователи русского зодчества: Рус. ист.-архит. наука XVIII - нач. XX в. Л., 1983; Никитин А. Б. Христианство в Центральной Азии (древность и средневековье) // Восточный Туркестан и Средняя Азия. М., 1984; Schmauder V., Wisskirchen R. (Hrsg.) Spiegel einer Wissenschaft: Zur Geschichte der christlichen Archäologie vom 16. bis 19. Jh. dargestellt an Authoren and Büchern. Bonn, 1991; Мусин А. Е. К вопросу о перспективах изучения русской церковной культуры в российской археологии // Археологические вести. СПб., 1993. Вып. 2. С. 145-156; он же. Церковные древности Средневековой Руси IX-XII вв. как исторический источник // Вестн. РГНФ. М., 2001. № 3. С. 14-27; Müller-Wille M. Death and Burial in Medieval Europe. Stockholm, 1993; Из истории древних культов Средней Азии: Христианство. Ташкент, 1994 [Библиогр.]; Голубцов А. П. Из чтений по церковной археологии и литургике. СПб., 1995r; Церковная археология: Мат-лы 1-й Всерос. конф. СПб.; Псков, 1995. Вып. 1-3; Мат-лы 2-й Всерос. церк.-археол. конф. СПб., 1998. [Вып. 4]; Lala Comneno M. A. Cristianesimo nestoriano in Asia Centrale nel primo millennio: Testimonianze archeologiche // OCP. 1995. Vol. 61, fasc. 1. P. 495-533; Church Archaeology: Research Directions for the Future / Ed. J. Blair, C. Pyrah. L., 1996; Сохранение памятников церковной старины в России XVIII - начала XX вв.: Сб. док-тов. М., 1997. Vol. 3; Сhurch Archaeology. York, 1997. Vol. 1; 1998. Vol. 2; 2000; Coates-Stephens R. Introduction Developement of Ecclesiastical Architecture in Rome // Papers of the British School in Rome. 1997. Vol. 65. P. 177-232; Ward-Perkins B. Continuitists, Catastrophists and the Towns of Post-Roman Northern Italy // Ibid. P. 157-176; Беляев Л. А. Христианские древности. М., 1998; Хрушкова Л. Г. Международные Конгрессы по христианской археологии // Сов. Арх. 1998. № 2. С. 207-214; она же. Европейская христианская археология: традиция и новые подходы // Вестн. РГНФ. 2000. № 3. С. 94-105.
Л. А. Беляев
Ключевые слова:
Археология христианская, раздел археологии, изучающий древности раннехристианских общин и государств Археология российская Археология, область науки, изучающая прошлое по его материальным остаткам
См.также:
АРХЕОЛОГИЯ область науки, изучающая прошлое по его материальным остаткам
ДРЕВНЕЙ РУСИ АРХЕОЛОГИЯ одно из главных направлений отечественной истории и археологии
АБУ-МИНА руины «города паломников» в пуст. Марьют
АВЕРКИЯ (ИЕРАПОЛЬСКОГО) ЭПИТАФИЯ самая ранняя идентифицированная христианская надпись
АГАПА в христ. общинах I – V вв. особая совместная трапеза – «вечеря любви»,- имевшая благотворительные цели и первоначально включавшая совершение Евхаристии
АКВИЛЕЯ [лат. Aquileia], древний город в Сев.-Вост. Италии (при слиянии Анче и Торре, притоков р. Изонцо), центр Аквилейского Патриархата