Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КРЕВЗА
Т. 38, С. 493-496 опубликовано: 26 ноября 2019г.


Содержание

КРЕВЗА

(Кревза-Бейда (Жевуский)) Лев (Лаврентий; † ок. 1639, Смоленск?), униат. еп. Смоленский и Черниговский, писатель-полемист. К. происходил из Подляшья (совр. Польша), род. в рус. дворянской семье герба Кшивда. Его предки владели с. Жевуски (Жевушки?) близ совр. Константынува (свидетельства с 1541). Одна из ветвей семьи основала сел. Бейда (Бейды) вблизи с. Морды. Род Жевуских (Жевуские-Бейды, упоминаются с 50-х гг. XVI в.) известен также как Кревзы (Kreuza). О происхождении последнего прозвища сообщил униат. митр. Иосиф Вельямин Рутский в письме к вице-канцлеру П. Сапеге от 26 нояб. 1623 г.: дед К. имел прозвище Криуша, оно закрепилось за его потомками, во время учебы К. в Риме прозвище было латинизировано.

Дата рождения К. неизвестна, ко времени своей смерти в 1639 г. он достиг «крайней старости». Первые документальные свидетельства о К. относятся к нач. 1603 г.- когда он прибыл для обучения в Рим, К. отмечен в числе слушателей Греческого коллегиума. Предположительно на рубеже XVI и XVII вв. К. перешел из Православия в унию. Он оставил обучение в 1609 или 1613 г. по состоянию здоровья. О своей учебе К. вспоминал в соч. «Obrona iedności cerkiewney, abo Dowody ktorymi się pokazuie, iż grecka Cerkiew z lacinską ma być ziednoczona» (Защита церковной унии, или Доводы, показывающие, что греческая Церковь должна быть объединена с латинской): вместе с др. рус. студентами он дал клятву твердо держаться своей веры (не принимать римо-католицизма).

Вернувшись в Речь Посполиту (вероятно в 1613), К. принял монашеский постриг с именем Лев в виленском во имя Св. Троицы монастыре (с 1609 в унии), присоединился к василианам, помогал митр. Рутскому и архим. Иосафату Кунцевичу в устройстве новоучрежденного ордена св. Василия Великого. К. принимал участие в работе первых капитулов василиан (Новогрудок, 1617 г.; Лавришево, 1621 г.; Рута, 1623 г.; Жировицы, 1629 г.; Вильно, 1636 г.), на к-рых были заложены организационные основы ордена. В 1617 г. К. стал архимандритом Свято-Троицкого мон-ря и ректором Виленской униатской семинарии. В том же году опубликовал соч. «Obrona iedności cerkiewney...», к-рое наряду с произведениями Ипатия Потея и Рутского было призвано укреплять позиции унии. (Сочинение было написано после объявленного в 1616, но не состоявшегося публичного диспута униатов с православными. На собрание пришло немало жителей Вильно, которым из-за бойкота диспута со стороны православных пришлось слушать только униатов. В книге К. были подробно изложены аргументы униат. стороны.) О деятельности К. до 1624 г. сведений мало. Известно, что он путешествовал по Смоленщине и Черниговщине, вероятно пропагандируя унию.

После присоединения Смоленщины к Речи Посполитой в 1611 г. было создано Смоленское воеводство, что сделало возможным распространение католицизма и унии на традиционно правосл. землях. В нач. 20-х гг. XVII в. часть церковных имений края, конфискованных у правосл. мон-рей и смоленского собора, была передана шляхтичам - офицерам польск. армии, получившим пожалования на Смоленщине после ее присоединения к Речи Посполитой, и католич. духовным учреждениям (прежде всего иезуитам). Эта шляхта могла служить опорой для К. в его борьбе со сторонниками православия. Правосл. храмы в Смоленском кремле перешли к католич. монашеским орденам, в 1621 г. на Смоленщине появились василиане. В 1614 г. смоленские правосл. священники, соглашаясь перейти в унию, просили оставить им хотя бы один городской храм. В соответствии с «Прерогативой» кор. Сигизмунда III Вазы от 12 марта 1623 г. в Смоленском воеводстве и Северской земле устанавливался особый порядок - здесь были разрешены только лат. обряд и униатство. «Прерогатива» была выдана в ответ на 2 ходатайства смоленской польск. шляхты, выдвигавшиеся на сеймах. В таких условиях создавалась Смоленская униатская епархия, к-рая должна была заменить правосл. кафедру после кончины правосл. архиеп. Сергия († 1623). (20 марта 1621 архиеп. Сергий был признан королевской грамотой Смоленским архиереем, он предположительно мог принять к тому времени унию. По некоторым данным, архиеп. Сергий при утверждении получил лишь десятую часть имений кафедры.)

К. был назначен на Смоленскую епархию по инициативе митр. Рутского. В февр. 1624 г. в одном из писем униат. митрополит сообщил, что на место умершего архиеп. Сергия назначен К., 6 мая Рутский писал в Конгрегацию распространения веры в Рим о том, что направил соответствующее обращение польск. королю. В грамоте 1625 г. (до 23 марта) Сигизмунд III назвал Смоленского униат. архиепископа правопреемником архиеп. Сергия. К. был хиротонисан в последнее воскресенье Великого поста 1627 г. (прибыл на Смоленщину в 1624).

К. был поставлен с целью распространения унии. Под его власть передали все «греческие» церкви в бывш. Смоленском, Северском и Черниговском княжествах. Об архиерейской деятельности К. известно из реляций, к-рые направлялись в Рим. Первоначальной его задачей было развитие униатской епархии, которая попала в неравноправное положение по сравнению с римско-католич. структурами. Обращаясь в Рим, К. стремился получить в распоряжение своей кафедры те земли, к-рые принадлежали прежде правосл. Церкви, а затем были отданы лат. церковным учреждениям. К. возмущался, что он не располагает ни одним храмом в городе, требовал передачи ему смоленского кафедрального собора. Он считал, что такое положение подрывает престиж униатской Церкви и усложняет процесс обращения в унию местного населения. Усилия К. встретили непонимание в Риме и сопротивление властей Речи Посполитой. Архиепископу удалось получить только с. Капустинское, которое было когда-то подарено кафедре кор. Александром Ягеллончиком. Униат. кафедре не был передан ни один храм в городе. В конце правления Сигизмунд III выделил для обеспечения смоленского «русского» капитула 100 уволок земли в с. Топоров (римско-католич. капитул имел 1749 уволок земли).

Источники содержат не много информации об усилиях К. по распространению унии на Смоленщине. В рус. документах сообщается о том, что летом 1624 г. он был в Дорогобуже, где «попов всех велел збирать» и говорил, чтобы «они веру русскую покинули», иначе их будут «от поповства отставливать». В реляции в Рим за 1627 г. сообщалось, что более 100 священников признали власть униат. архиепископа. В то же время в отчете в Рим в янв. 1629 г. К. докладывал, что из 3 тыс. правосл. приходов, расположенных на территории его епархии, сравнительно небольшая часть признает его власть. Для присоединения духовенства к унии архиепископ в 1631 г. направил в Стародуб протопопа Исаию, архимандритом в Успенском монастыре в Стародубе стал Варлаам Цапля, в Новгород-Северский был послан смоленский протопоп Иосиф. Практиковалось «опечатывание» (закрытие) церквей в случае отказа от перехода в униатство. Учитывая сопротивление населения, а также приграничное положение своей епархии в условиях начавшейся Смоленской войны с Россией, в 1632 г. К. открыл «запечатанные» церкви.

Во время Смоленской войны Речь Посполита признала униатскую и православную Церкви равноправными. В привилее кор. Владислава IV от 9 февр. 1633 г., данном К., были обозначены пределы власти униат. Смоленского архиепископа. В документе перечислены мон-ри и церкви Смоленщины, к-рые передавались под власть униат. кафедры, любой формы собственности, кроме новопостроенных римско-католич. костелов. Архиепископ получил исключительное право церковного суда, а также разрешение на основание церквей, мон-рей, школ и братств. Привилей установил монополию униат. Церкви над всем духовенством Смоленщины вост. обряда. В привилее были очерчены отношения с Римом и униат. митрополитом, а также с православными, к-рые прибывали в край. К. был передан полуразрушенный собор в Смоленском кремле с имениями. 2 янв. 1634 г. Владислав IV подтвердил «Прерогативу» 1623 г. Подтверждение было выдано королем по ходатайству смоленской шляхты и дополнено запретом строить «схизматические» церкви и протестантские «зборы», устраивать к.-л. собрания людей, не принадлежащих к «католической религии».

По условиям др. привилеев К. получил подтверждение на все имения кафедры и даже приобрел новые владения. Смоленские мещане должны были позаботиться о восстановлении ц. св. апостолов Петра и Павла; под опеку кафедры переходил мон-рь Рождества Пресв. Богородицы под Невелем; за архиепископом закреплялась протопопия (наместничество) в Стародубе. Были подтверждены прерогативы униатского смоленского капитула, его глава - смоленский протопоп Матфей Яковлевич Останков - получил имения в Смоленском у. В 1635 г. привилегии Смоленской униатской епархии были подтверждены. Вероятно, еще в 1624 г. К. основал в Смоленске монастырь, к-рый к 1635 г. стал архимандритией, в том же году получил «наданья» (земельные наделы) и был передан Стефану Властовичу, одному из соратников архиерея. Обитель должна была стать центром монашеской жизни Смоленщины. Значительные пожалования получили соратники К. Матфей Яковлевич Останков и Иосиф Григорьевич. В результате положение униатской Церкви на Смоленщине укрепилось. Вслед. усилий К. даже в отдаленных частях Смоленщины к сер. XVII в. признавали власть униат. архиепископа. В значительной степени этому способствовала поддержка гос. власти (в лице смоленского воеводы Александра Госевского) и смоленской шляхты.

По привилею 1625 г. в сферу влияния униат. епископа попала Новгород-Северская земля. 25 марта 1626 г. была восстановлена Черниговская архимандрития, предоставленная униату Кириллу (Транквиллиону-Ставровецкому). Ее центром стал василианский Елецкий черниговский в честь Успения Пресв. Богородицы монастырь, архимандрития получила 115 уволок земли в разных районах Черниговской волости. Привилей требовал хранить «послушание и единство с Костелом римской традиции». Впосл. униат. духовенству начали предоставлять также отдельные храмы. Королевские привилеи, относившиеся к черниговским и новгород-северским землям, обязывали рус. духовенство подчиняться униат. Смоленском архиепископу. Получив правосл. Спасский мон-рь в Новгороде-Северском (до 1630), архиепископ 15 апр. 1631 г. добился предоставления ему в том же городе мон-ря Св. Троицы, с обеспечением имениями. В инструкции послам от казачества на сейм 1632 г. отмечалось, что в Северской земле чинятся препятствия правосл. богослужению. Насильственные меры по переводу в унию, применявшиеся К., привели к усилению миграции населения из черниговских и северских земель в Россию.

Начало Смоленской войны с Россией (1632) положило конец политике К. по насаждению унии. С началом войны деятельность униат. Церкви на Смоленщине была затруднена, значительная часть епархии была занята рус. войсками, в плен к русским попал архим. Варлаам Цапля. Осенью 1632 г. до К. дошли слухи, что король может разрешить «схизматикам» иметь церковь в Смоленске. Со стремлением противодействовать таким решениям была связана поездка К. на коронационный сейм в нач. 1633 г. В мае 1634 г. по ходатайству местных правосл. шляхтичей Владислав IV разрешил устроить при ц. св. князей Бориса и Глеба на Смядыни мон-рь, к-рый получил бы такие же свободы, к-рыми пользуется Виленское братство. При строившемся храме поселились монахи. Смоленская шляхта, собравшись на сеймик 4 янв. 1636 г., приняла решение «церковь уничтожить до основания, что и было сделано». Могилёвскому и Мстиславскому еп. Сильвестру (Косову) было запрещено посетить Смоленск, ранее туда не был допущен митр. Петр (Могила).

Смоленский архиепископ участвовал в делах униат. Киевской митрополии, в частности в подготовке новой унии с православными. 6 сент. 1626 г. как нареченный Смоленский епископ К. присутствовал на Кобринском соборе униатской Церкви, где обсуждались планы новой унии. К. пожертвовал 500 флоринов на основание рус. семинарии. Следующий объединительный собор был запланирован на 1629 г. 9 июля 1626 г. униаты, в т. ч. К., съехались на предварительное совещание в Фалемичах близ Владимира-Волынского. 14 окт. 1629 г. митр. Рутский провел совещание с Антонием (Селявой), К. и Рафаилом Корсаком в с. Белополь на Волыни, где было решено принять участие в объединительном соборе. 28 окт. 1629 г. такой собор открылся во Львове, однако объединение не произошло не только из-за позиции православных, но и из-за несогласия Рима. В источниках, касающихся переговоров об «универсальной унии» между униатами и православными в 30-х гг. XVII в., К. не упоминается. Существуют свидетельства о его временном сближении с Мелетием (Смотрицким), к-рый встретился с К. в Смоленске перед публикацией своего соч. «Apologia peregrinatiey do kraiów wschodnych» (Апология путешествия на Восток) (Львов, 1628).

Точная дата смерти К. неизвестна. Принято считать, что он скончался в 1639 г. и был похоронен в смоленском кафедральном соборе.

Сочинения

К. приписывается значительное число полемических сочинений. Определенно его авторство засвидетельствовано для 2 произведений. Самым известным является трактат «Obrona iedności cerkiewney...». Сочинение состоит из 4 частей, к-рые делятся на разделы. В произведении впервые изложена униатская версия рус. церковной истории, призванная доказать правомочность Брестской унии 1596 г.

На трактат оказали влияние сочинения Кунцевича «О старшинстве Петра» и «О крещении Владимира», поэтому значительное место в труде К. занимает обращение к эпохе Киевской Руси, благодаря к-рому автор хочет доказать изначальное принятие Русью христианства из Рима. К. излагает концепцию 3-этапной христианизации Руси. Первое крещение произошло в эпоху Рюрика, Аскольда и Дира, К-польского патриарха Игнатия, имп. Василия Македонянина, равноапостольных Кирилла и Мефодия. По мнению К., Русь была крещена не «схизматиком» патриархом Фотием, а преданным Риму патриархом Игнатием, Кирилл и Мефодий получили благословение на создание слав. богослужебного языка от папы Адриана и были им посланы в слав. страны. Два последующих этапа христианизации Руси автор не раскрыл, «забыв» о крещении страны равноап. кн. Владимиром (Василием) Святославичем. Как и др. представители этого поколения униат. иерархов, К. был заинтересован в сохранении и особого обряда, и богослужения на слав. языке, отсюда своеобразная апелляция к кирилло-мефодиевским традициям. «Obrona iedności cerkiewney...» - 1-е издание, в к-ром цитировалось пространное Житие Константина-Кирилла, к-рое К. нашел в рукописном собрании Супрасльского мон-ря. В разделе «Что произошло на Руси после принятия святого христианства» К. привел имена 16 Киевских митрополитов XIII-XVI вв., которые, по его мнению, находились в канонических отношениях с Римом (список заканчивается Ипатием Потеем); автор высоко оценивает их деятельность. Митрополитов, враждебных к Риму, К. считает хотя и благочестивыми, но «неучеными простаками».

Автор приводит выдержки из трудов отцов Церкви, богослужебных песнопений, сочинений церковных писателей, к-рыми стремится доказать первенство ап. Петра и Римского престола. Представляет интерес рассказ К. о секретных переговорах об унии митр. Михаила (Рагозы) с белорус. магнатом Ф. И. Скуминым-Тышкевичем.

Провозглашая единство униатства с Римской Церковью, К. считает униатов в этническом отношении «Русью», одновременно он признаёт «русскость» православных. К. полагает, что конфессиональный раскол Руси - это временное явление, объединение произойдет под властью папы (Московский Патриархат он считает нелегитимным).

Ответом на полемический трактат К. стала «Палинодия» Захарии (Копыстенского), в ней правосл. автор подверг сокрушительной критике аргументацию К. Ошибки униатского полемиста в вопросах об отношениях между Киевскими митрополитами и К-полем, относительно Крещения Руси, церковной хронологии исправил еп. Сильвестр (Косов) в «Paterikon, abo Żywoty ss. ojców pieczarskich» (Патерик, или Жития св. Печерских отцов) (1635).

К. также является автором проповеди на погребении Кунцевича, состоявшемся 16-17 янв. 1625 г. в полоцком кафедральном соборе, тогда же проповедь была напечатана (в издании автор назван номинантом на Смоленскую кафедру) - «Kazanie o świątobliwym żywocie y chwalebney śmierci przewielebnego w Bodze oyca Iosaphata Kuncewicza, arcybiskupa Połockiego, Witebskiego y Mścisławskiego» ((Wilno), 1625) (Сказание о благоговейной жизни и хвалебной смерти преосвященного в Боге отца Иосафата Кунцевича, архиепископа Полоцкого, Витебского и Мстиславского). К. хорошо знал Кунцевича. Написанное сразу после смерти униат. Полоцкого архиепископа и приуроченное к его канонизации «Сказание...» отличается информативностью, содержит изложение основных фактов жизни Кунцевича, особенно подробно описаны последние месяцы и дни его жизни. Сделаны акценты на аскетизме Кунцевича, его упорстве в распространении унии, верности королевской власти, прославляется мученичество Полоцкого архиепископа. «Сказание...» принадлежит к антиправосл. лит-ре, автор отождествляет «схизматиков» (православных) с «еретиками», считает необходимым подавление их «бунтов» различными методами, опровергает утверждение православных о справедливости возмездия Кунцевичу за его действия. Однако, как и в более раннем произведении К., в «Сказании...» защищается обрядовая самостоятельность «русского набоженства».

Поскольку К. в Вильно тесно сотрудничал с Кунцевичем, считается, что неск. произведений были созданы ими совместно. П. Н. Жукович писал о возможности участия Кунцевича в подготовке трактата «Obrona iedności cerkiewney...». Вероятно, К. и Кунцевич вместе составили предисловия к 2 виленским изданиям: к Служебнику (1617) («Наука иереом, к порядочного отправованя службы Божие велце потребная») и к Требнику (1618) («Наука в седми тайнах церковных»). Оба предисловия написаны под значительным латинским влиянием, однако опираются еще на вост. литургическую традицию.

Соч.: Оборона унии // Памятники полемической лит-ры в Зап. Руси. СПб., 1878. Кн. 1. Стб. 157-312. (РИБ; 4); Lev Krevza's A Defense of Church Unity, and Zaxarija Kopystens'kyj's Palinodia. Camb. (Mass.), 1987-1995. 3 vol.
Ист.: АВАК. Т. 1. № 21. С. 67-73; Захария (Копыстенский), архим. Палинодия // Памятники полемической лит-ры в Зап. Руси. СПб., 1878. Кн. 1. Стб. 313-1200. Прил. (РИБ; 4); Акты Московского гос-ва. М., 1890. Т. 1. № 332. С. 350; Шмурло Е. Ф. Римская курия на рус. правосл. Востоке в 1609-1654 гг. Прага, 1928. Прил. № 40-43. С. 73-77; Воссоединение Украины с Россией: Док-ты и мат-лы. М., 1953. Т. 1. № 67. С. 117; № 68. С. 118-119; Analecta OSBM. LEHU. 1972. Vol. I. N 73. P. 123; Susza J. De laboribus unitorum // Ibid. 1973. Vol. 2. P. 296-335.
Лит.: Kreuza Rzewuski Leon // Encyklopedia kościelna / wid. M. Nowodworski. Warsz., 1878. T. 11. S. 403; Brukner A. Spory o unie w dawnej litereturze // Kwartalnik historyczny. Lwów, 1896. T. 10. N 3. S. 578-644; Жукович П. Н. О неизд. сочинениях Иосафата Кунцевича // ИОРЯС. 1909. Т. 14. Кн. 3. С. 215; Krajcar J. Religious Conditions in Smolensk: 1611-1654 // OCP. 1967. Vol. 33. N 2. P. 404-456; Ozorowski E. Kreuza-Rzewuski Wawrzyniec Leon // Slownik polskich teologow katolickich. Warsz., 1982. T. 2. S. 425-426; Куракин Ю. Н. Распространение католичества и униатства на землях Черниговского воеводства Речи Посполитой в 1-й пол. XVII в. // Славяне и их соседи. М., 1991. Вып. 3: Католицизм и православие в ср. века. С. 97-101; Wagilewicz J. D. Pisarze polscy rusini. Przemysl, 1996. S. 189-194; Галадза П. Лiтургiчне питання i розвиток богослужiнь напередоднi Берестейськоï унiï аж до кiн. XVII ст. // Берестейська унiя та внутрiшнє життя Церкви в XVII ст.: Мат-ли IV «Берестейських читань». Львiв, Луцьк, Киïв, 2-6 жовтня 1995 р. / Ред.: Б. Гудзяк. О. Турiй. Львiв, 1997. С. 9-12; Флоря Б. Н. Прерогатива Сигизмунда III смоленской шляхте: К истории религ. нетерпимости в Речи Посполитой 1-й пол. XVII в. // Kultura staropolska - kultura europejska: Prace ofiarowane Januszowi Tazbirowi w siedemdziesiątą rocznicę urodzin. Warsz., 1997; он же. Кирилло-Мефодиевские традиции и униатская иерархия 1-й пол. XVII в. // Слово и культура: Пам. Н. И. Толстого. М., 1998. Т. 2. С. 387-393; он же. Положение правосл. населения Смоленщины в составе Речи Посполитой (20-40-е гг. XVII в.) // RES. 1998. T. 70. N 2. P. 333-345; он же. Унiйна Церква на Смоленщинi в 20-х - на початку 30-х рр. XVII ст. // Ковчег: Наук. зб. iз церк. iсторiï. Львiв, 2000. Ч. 2. С. 85-98; Саверчанка I. Aurea mediocritas: Кнiжна-пiсьмовая культура Беларусi: Адраджэнне i ранняе барока. Мiнск, 1998. С. 105, 109, 119, 120, 129, 131, 133, 134, 136, 137, 139-143, 145, 149, 152, 186, 219; Димид М. Єпископ Киïвськоï Церкви (1589-1891). Львiв, 2000. С. 85, 87, 89-90; Stradomski J. Spory o «wiare grecka» w dawnej Rzeczypospolitej. Kraków, 2003. S. 91-93, 98, 99, 126, 130-132, 134, 148, 149, 154, 173; Гуцуляк Л.-Д. Божественна лiтургiя Йоана Золотоустого в Киïвськiй митрополiï пiсля унiï з Римом (перiод 1596-1839 рр.). Львiв, 2004. С. 39, 346; Новаковський П. Лiтургiйна проблематика в мiжконфесiйнiй полемiцi пiсля Берестейськоï унiï (1596-1720). Львiв, 2005. С. 56-57; Кулаковський П. М. Чернiгово-Сiверщина у складi Речi Посполитоï: (1618-1648) рр. К., 2006. С. 70-74; Савченко С. В. Давня Русь у полемiчнiй лiт-рi кiн. XVI-XVII ст. Днiпропетровськ, 2007. С. 96-100; Неменский О. Б. Воображаемые сообщества в «Палинодии» Захарии Копыстенского и «Оброне унии» Льва Кревзы // Белоруссия и Украина: История и культура: Ежег., 2005/2006. М., 2008. С. 41-78; он же. Об этноконфессиональном самосознании правосл. и униатского населения Речи Посполитой после Брестской унии // Между Москвой, Варшавой и Киевом: К 50-летию проф. М. В. Дмитриева. М., 2008. С. 105-113; он же. Русская идентичность в Речи Посполитой в кон. XVI - 1-й пол. XVII в.: (По мат-лам полемической лит-ры) // Религиозные и этнические традиции в формировании нац. идентичностей в Европе: Ср. века - Новое время / Ред.: М. В. Дмитриев. М., 2008. С. 180-197.
Л. В. Тимошенко
Ключевые слова:
Епископы униатские Кревза (Кревза-Бейда (Жевуский)) Лев (Лаврентий; † ок. 1639), униатский епископ Смоленский и Черниговский, писатель-полемист
См.также:
АФАНАСИЙ (Крупецкий Александр; ок.1570 - 1652), униатский еп. Перемышльский и Самборский
БЕЛЯНСКИЙ Петр († 1798), греко-католич. еп. Львовско-Галицкий
БОЦЯН Иосиф (1879-1926), униатский еп. Луцкий
ГАГАНЕЦ Иосиф; 1793 - 1875, униатский еп. Пряшевский, карпаторосский просветитель