Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИТАЙСКАЯ АВТОНОМНАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ
Т. 35, С. 146-152 опубликовано: 18 февраля 2019г.


КИТАЙСКАЯ АВТОНОМНАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

(КАПЦ) в юрисдикции Московского Патриархата, объединяет правосл. общины на территории Китая. Православие было принесено в Китай в 80-х гг. XVII столетия, когда туда прибыло несколько десятков пленных казаков из состава гарнизона русской крепости Албазин и крестьян прилегающих деревень, в том числе свящ. Максим Леонтьев, основавший в 1696 г. в Пекине первый православный храм. Первые столетия Православие сохранялось в Китае как религия потомков пленной русской общины в Пекине - т. н. албазинцев. С XVIII в. в Китае действовала рус. правосл. миссия (см. Пекинская духовная миссия). 26 марта 1901 г. указом Святейшего Синода сан главы миссии был определен как архиерейский. 3 июня 1902 г. начальник духовной миссии в Китае архимандрит

Свято-Николаевский собор в Харбине. Фотография. 30-е гг. XX в.
Свято-Николаевский собор в Харбине. Фотография. 30-е гг. XX в.

Свято-Николаевский собор в Харбине. Фотография. 30-е гг. XX в.
Иннокентий (Фигуровский) в Александро-Невской Лавре в Петербурге был рукоположен в сан епископа Переславлского, викария Владимирской епархии, с поручением ведать православными Китая, Монголии и Тибета. Возведение начальника миссии в сан епископа стало первым шагом к созданию Китайской Православной Церкви. С апр. 1918 г. определением патриарха Тихона и постановлением Свящ. Синода РПЦ титул начальника духовной миссии в Китае был изменен на епископа Пекинского. В силу политических причин после революции 1917 г. и гражданской войны в России прервалась связь кит. правосл. Церкви с Московской Патриархией. Духовная миссия в Китае перешла во временную юрисдикцию Русской Зарубежной Церкви. В Китай начался массовый приток рус. беженцев, которые стали составлять подавляющую часть правосл. паствы. Главной задачей клира в этих условиях было окормление многочисленной русской диаспоры; проповеди среди кит. населения не уделялось должного внимания (хотя она не прекращалась). До сер. 40-х гг. ХХ в. правосл. общины на территории Китая находились в подчинении РПЦЗ, которая имела здесь 2 самостоятельные епархии: Харбинскую на северо-востоке и Пекинскую, охватывавшую приходы остальной части страны. В составе Пекинской епархии существовало полусамостоятельное Шанхайское викариатство, в Харбинской епархии были организованы номинальные Хайларское и Цицикарское вик-ства (их архиереи проживали в Харбине). Пекинский архиерей одновременно являлся главой рус. духовной миссии в Китае. Связь архиереев Пекинской и Харбинской епархий с Архиерейским Синодом РПЦЗ в Сремски-Карловци из-за дальности расстояния и внешнеполитических проблем (оккупация Японией в 30-х гг. части территории Китая, включая Харбин, Пекин и Шанхай) была неустойчивой, а с началом второй мировой войны практически прекратилась.

В июне 1945 г. Харбинский митр. Мелетий (Заборовский), его викарные епископы Хайларский Димитрий (Вознесенский) и Цицикарский Ювеналий (Килин) вместе с пребывавшим в Харбине Камчатским архиеп. Нестором (Анисимовым) обратились к патриарху Московскому и всея Руси Алексию I с просьбой принять их под свое окормление. В авг. того же года глава духовной миссии в Китае Пекинский архиеп. Виктор (Святин)

Софийский собор в Харбине. 1923-1932 гг. 2013 г.
Софийский собор в Харбине. 1923-1932 гг. 2013 г.

Софийский собор в Харбине. 1923-1932 гг. 2013 г.
также отправил патриарху Алексию I прошение о принятии его в юрисдикцию Московского Патриархата. 26 окт. в Харбине, занятом после поражения в войне Японии советскими войсками, был подписан акт о воссоединении Харбинской епархии с РПЦ. 27 дек. 1945 г. был издан указ Свящ. Синода РПЦ о присоединении Харбинской и Пекинской епархий с их вик-ствами к Московскому Патриархату, а также об образовании Восточноазиатского митрополичьего округа, объединяющего Харбинскую епархию и православные приходы на территории Кореи. Временно управляющим митрополичьим округом в связи с тяжелой болезнью митр. Мелетия († 6 апр. 1946) был назначен архиеп. Нестор.

Из-за политических разногласий среди рус. эмиграции в Православной Церкви в Китае произошло разделение. 10 мая 1946 г. Архиерейский Синод РПЦЗ возвел оставшегося в юрисдикции Зарубежной Церкви викарного Шанхайского еп. св. Иоанна (Максимовича) в сан архиепископа. Тем же указом была организована Шанхайская епархия РПЦЗ, существовавшая параллельно с Шанхайским вик-ством РПЦ. 11 июня 1946 г. указом патриарха Алексия I Восточноазиатский митрополичий округ был преобразован в Восточноазиатский Экзархат РПЦ с центром в Харбине. Тем же указом архиеп. Нестор был назначен патриаршим экзархом Вост. Азии с возведением в сан митрополита Харбинского и Маньчжурского, а еп. Ювеналий перемещен в Шанхай (занимал викарную кафедру до янв. 1947). Цицикарским викарием стал еп. Никандр (Викторов). Пекинская духовная миссия оставалась в прямом подчинении Московской Патриархии. 22 окт. того же года определением Свящ. Синода РПЦ Пекинская епархия и Шанхайское вик-ство были включены в состав Восточноазиатского Экзархата, а Пекинский архиеп. Виктор, утвержденный в должности начальника духовной миссии в Китае, был поставлен в подчинение Восточноазитскому экзарху митр. Нестору.

Архиеп. Виктор, принявший советское гражданство, не получил признания кит. правительства Гоминьдана, контролировавшего до 1948 г. большую часть страны (кроме северо-востока), и подвергался преследованиям со стороны гоминьдановских властей. Из-за угрозы потери имущества Пекинской миссии он был вынужден в июне 1947 г. передать права на него в собственность СССР. Правительство Гоминьдана признавало главой правосл. миссии в Китае принявшего кит. гражданство Шанхайского архиеп. Иоанна в юрисдикции РПЦЗ. Однако в связи с переломом в ходе гражданской войны и оставлением Шанхая гоминьдановскими войсками весной 1949 г. Шанхайская епархия РПЦЗ прекратила существование. Ее паства и клир (в т. ч. кит. национальности) были эвакуированы на Филиппины, а затем выехали в США и др. страны.

В той части Китая, которую контролировали коммунистические силы, юридический статус русской духовной миссии не был вполне определен. Положение здесь правосл. Церкви определялось в целом лояльной по отношению к Московскому Патриархату позицией, занятой со времени Великой Отечественной войны руководством СССР. Однако в июне 1948 г. Восточноазиатский экзарх митр. Нестор был арестован в Харбине кит. властями и депортирован в СССР, где осужден за прошлую политическую деятельность. Временным управляющим Харбинской епархией и Восточноазиатским Экзархатом стал Цицикарский еп. Никандр (со 2 окт. 1949 епископ Харбинский и Маньчжурский).

В 1949 г. окончилась гражданская война и была провозглашена народная республика в Китае. К этому времени в стране насчитывалось 106 правосл. храмов. Ок. 50 из них находилось в Харбинской епархии, примерно столько же - в Пекинской, 5 приходов - в отдаленном Синьцзяне, почти не имевшем связей с церковными центрами Китая. Из-за массового отъезда рус. населения численность правосл. верующих в кон. 40-х гг. ХХ в. сильно уменьшилась и продолжала стремительно сокращаться. В этих условиях начальник духовной миссии в Китае архиеп. Виктор в рапорте к патриарху Алексию I поднял вопрос о возобновлении проповеди среди китайцев. 24 янв. 1950 г. патриарх в ответном обращении поставил перед миссией принципиально новую задачу: «Надо в короткий срок (скажем, менее чем в десять лет) при помощи Божией создать Китайскую Православную Церковь, с архипастырями - китайцами, священниками и монахами - китайцами, с миссионерами - китайцами, и, главное, с многочисленной паствой - китайцами». Важным шагом к созданию Китайской Православной Церкви стала хиротония 1-го кит. архиерея - Тяньцзиньского епископа Симеона (Ду), к-рая состоялась 30 июля 1950 г. в Москве. 22 авг. того же года архиеп. Виктор был назначен экзархом Вост. Азии с сохранением должности главы духовной миссии в Китае. Центр Экзархата переносился из Харбина в Пекин. В составе Экзархата были учреждены епархии: Пекинская (храмы в Пекине, Ханькоу и Гонконге), Харбинская, Шанхайская, Тяньцзиньская (храмы в Тяньцзине и Циндао) и Синьцзянская (до назначения правящего архиерея епархия оставалась в ведении Патриархии). 26 сент. еп. Симеон был назначен на Шанхайскую епархиальную кафедру; управление Тяньцзиньской епархией перешло к экзарху.

Кит. духовенство активно привлекалось к руководству церковной работой. Во Временное управление Экзархата входили 3 русских и 3 кит. священнослужителя, в ревизионную комиссию - 2 китайца и 1 русский, во главе высшей начальной школы миссии был поставлен свящ. Гермоген Тан, должность кафедрального протоиерея занимал свящ. Михаил Мин, духовником миссии был назначен архим. Василий (Шуан), экономом стал свящ. Леонид Лю, свечным заводом заведовал диак. Николай Чжан. В связи с преклонным возрастом большинства иереев-китайцев стал насущным вопрос подготовки среди китайцев кандидатов к рукоположению в священный сан. Осенью 1950 г. архиеп. Виктор рукоположил 5 иереев и 4 диаконов из числа китайцев. Велась работа и по расширению паствы. В 1951-1953 гг. в Пекине были крещены 310 китайцев, преимущественно служащих миссии. Однако в условиях массового оттока из Китая русского населения к сер. 50-х гг. большинство правосл. церквей в Китае опустело.

В наиболее тяжелом положении находилась Шанхайская епархия. К лету 1954 г. в Шанхае, ранее бывшем одним из главных правосл. центров Китая, оставалось лишь ок. 200 рус. прихожан и 70 правосл. китайцев. Из-за скудости средств епархия встала перед проблемой содержания храмов. Шанхайский еп. Симеон предлагал закрыть все правосл. церкви Шанхая, кроме кафедрального собора. Ситуацию осложняли конфликты еп. Симеона с экзархом архиеп. Виктором и с рус. духовенством в Шанхае, в то время как кит. клир Шанхайской епархии состоял только из священника и диакона, а миссионерская работа носила эпизодический характер. При этом еп. Симеон претендовал на руководство всей Китайской Церковью, предлагая немедленное предоставление ей автономного статуса. В сент. 1952 г. еп. Симеон обратился к главе ОВЦС Московского Патриархата Крутицкому и Коломенскому митр. Николаю (Ярушевичу) с письмом о необходимости скорейшего открытия автономной Китайской епархии, во главе к-рой стоял бы архиерей-китаец. Это представлялось как первый шаг Китайской Церкви на пути к автокефалии. В ответном письме еп. Симеону в апр. 1953 г. митр. Николай выразил сомнения в готовности кит. клира и паствы к церковной самостоятельности: «Китайская православная паства малочисленна, богословское образование кандидатов китайской национальности в члены клира не всегда стоит на должной высоте… не явятся ли мероприятия по организации Автокефальной Китайской Православной Церкви слишком преждевременными?» Подобных же взглядов придерживался и архиеп. Виктор, писавший патриарху Алексию I в февр. 1952 г.: «Никак нельзя спешить оставлять епископат, клир и паству китайской национальности без непосредственного руководства представителей Русской Православной Церкви до срока, когда епископат, клир и паства будут соответствовать своему назначению».

В то же время архиеп. Виктор критиковал и позицию Харбинского еп. Никандра, к-рый, по мнению главы рус. духовной миссии в Китае, не уделял должного внимания миссионерской работе, «продолжал смотреть на нового Экзарха как на лицо чисто титулярное, держась изолированно, как чисто русский архиерей, и не принимая никаких мер к китаизации церковной жизни в своей епархии». В Харбине был лишь один священник-китаец, а кит. иереев из Пекинской епархии еп. Никандр принимать отказывался, распределяя вакантные должности среди рус. духовенства. Богослужение в Харбинской епархии велось на церковнослав. языке. Значительный кит. клир (17 священников и 5 диаконов) существовал в сер. 50-х гг. ХХ в. только в Пекинской епархии, богослужения проходили на кит. языке. Священнослужители-китайцы возглавляли управление Экзархата и Совет миссии, занимали все адм. и хозяйственные должности Пекинской епархии.

Правосл. епархии в КНР столкнулись с серьезными финансовыми трудностями не только из-за сокращения паствы, но и в значительной степени из-за резкого падения доходов, прежде всего по причине утраты большей части земельной собственности. Архиеп. Виктор вынужден был согласиться на передачу гос-ву принадлежавших миссии земельных участков в Бадаханьгоу, Калгане (Чжанцзякоу), Дундинани, Бэйдайхэ, Лаошани и пров. Цзянси ради получения согласия на регистрацию правосл. епархий и приходов. К тому же духовная миссия была обложена высокими налогами. Фактически единственным источником существования для клира Пекинской и Шанхайской епархий стали денежные поступления из Московской Патриархии. Деятельность Православной Церкви в Китае также осложнялась из-за все более жесткой позиции по отношению к правосл. миссии со стороны властей КНР. Власти не позволили продолжать издание журнала миссии «Китайский благовестник», были закрыты типография миссии и переплетная мастерская. В силу трудностей с получением разрешений на поездки иностранных граждан по Китаю была крайне затруднена связь между епархиями и приходами. Архиеп. Виктор, как гражданин СССР, не мог входить в состав руководства официально зарегистрированных кит. религиозных организаций и представлять Китайскую Церковь в Управлении по делам религий при Госсовете КНР, где были представлены другие религиозные объединения. Власти КНР относились с недоверием к религиозной орг-ции, возглавляемой иностранцами и связанной в материальном и адм. отношении с иным, хоть и дружественным на тот момент Китаю, гос-вом. Получение Православной Церковью в КНР юридического статуса связывалось с переходом ее под контроль кит. властей.

Подобная позиция кит. правительства была доведена до руководства СССР, а также через Совет по делам РПЦ при Правительстве СССР до Московской Патриархии. 13 апр. 1954 г. патриарх Алексий I обратился к председателю Совета по делам РПЦ Г. Г. Карпову с просьбой разрешить приезд в Москву экзарха и главы духовной миссии архиеп. Виктора для личных переговоров по вопросам деятельности правосл. Церкви в новых условиях гос. жизни в Китае. Такое согласие было дано, однако принципиальное решение об изменениях в организации правосл. общин в Китае было принято советским руководством еще до приезда архиеп. Виктора. 22 апр. Карпов в согласовании с МИД СССР подал в ЦК КПСС докладную записку, в которой был сделан вывод, что «в настоящее время в связи с установлением народно-демократического строя в Китае и ничтожным влиянием православия среди китайцев дальнейшее существование миссии, а также существование экзархата в настоящем его виде политически ничем не оправдано». Совет по делам РПЦ предлагал ликвидировать духовную миссию и Экзархат и решить вопрос о церковном имуществе в Китае (Письма патриарха Алексия I в Совет по делам РПЦ. 1954-1970. М., 2010. Т. 2. С. 62-63).

12-27 июня 1954 г., во время пребывания в Москве архиеп. Виктора, обсуждались организационные вопросы, связанные с ликвидацией миссии и судьбой ее имущества. 30 июля Свящ. Синод принял решение: «Ввиду новых государственных и общественных условий жизни в КНР, считать дальнейшее существование Российской Духовной Миссии в Китае не соответствующим этим условиям и упразднить ее, оставив все православные храмы в Китае в ведении Экзархата Московской Патриархии в Восточной Азии». Архиеп. Виктору было предложено через посольство СССР в КНР ознакомиться с мнением кит. правительства о дальнейших формах управления Китайской Православной Церковью. 10 авг. в Совет по делам РПЦ был направлен план Московской Патриархии по реорганизации Восточноазиатского Экзархата. Было предложено 2 варианта: 1) сохранение в Китае Экзархата и существующих епархий РПЦ, 2) преобразование Экзархата в одну епархию во главе с епископом из СССР. Также Московская Патриархия предлагала передать кит. инстанциям лишь часть церковного имущества. 11 авг. Совет по делам РПЦ, рассмотрев предложения Патриархии, рекомендовал ликвидировать Восточноазиатский Экзархат, оставив в Китае одну епархию с центром в Харбине. Также Патриархии было рекомендовано «архиереев из СССР в Китай не посылать и прекратить денежное субсидирование в отношение православного духовенства и церквей в Китае со стороны Московской Патриархии» (Там же. С. 63-64). Т. о., Московская Патриархия была поставлена перед необходимостью предоставить Китайской Церкви самостоятельность в самые короткие сроки.

31 мая 1955 г. советское посольство в Пекине направило в МИД КНР ноту по вопросу о реорганизации структуры Православной Церкви в Китае. Правительство Китая извещалось о ликвидации духовной миссии и Восточноазиатского Экзархата РПЦ. Из имущества миссии в собственности СССР оставались бывшая главная резиденция миссии - участок Бэйгуань в Пекине (позднее власти СССР и КНР договорились, что советскому посольству будет передана лишь сев. часть территории миссии, в т. ч. с церковными зданиями). Все остальное церковное имущество - храмы, приходские и монастырские здания, земельные участки со строениями - безвозмездно передавалось Правительству КНР. Всего кит. власти получали имущественные права на 73 храма, часовни, молитвенных дома и монашеские обители. Вопросы дальнейшего существования и обустройства правосл. приходов на территории Китая передавались на усмотрение властей КНР.

Когда в правосл. епархиях в Китае стало известно о скорых изменениях в церковной жизни, это вызвало смятение среди клира и паствы. «Всех смущает то обстоятельство, что готовится к передаче миллиардное недвижимое имущество Церкви, а православные люди, которым это имущество не принадлежит, чувствуют свои сиротство и оставленность»,- писал архиеп. Виктор патриарху в мае 1955 г. Многими верующими передача храмов, часовен, молитвенных домов и мон-рей кит. гос-ву воспринималась как насилие над совестью верующих и поругание святынь. Рус. духовенство было извещено о том, что все желающие выехать в СССР должны обращаться в советские консульства для получения въездных виз. В Московской Патриархии было принято решение о перемещении на архиерейские кафедры на территории СССР как Пекинского архиеп. Виктора, так и Харбинского еп. Никандра, при этом вопрос о поставлении на Харбинскую кафедру кит. архиерея не обсуждался. Не было принято и решение о ликвидации Харбинской епархии. Неопределенность положения вызывала беспокойство у еп. Никандра, который в мае 1955 г. обращался к митр. Николаю (Ярушевичу) с вопросом: «Если моя епархия закрывается, прошу подтверждения сего указом, и указаний, кому я имею передать управление и имущество. Если она остается действующей, и только под влиянием постепенно свертывается, то и в этом отношении мне необходимо знать, как и что делать и как поступать со святынями, утварью и всем церковным имуществом. А нужно сказать, что имущество большое и ценное».

Интерьер ц. Пресв. Богородицы в г. Хэндаохэцзы. 2-я пол. XX в.
Интерьер ц. Пресв. Богородицы в г. Хэндаохэцзы. 2-я пол. XX в.

Интерьер ц. Пресв. Богородицы в г. Хэндаохэцзы. 2-я пол. XX в.
Между тем вопрос о положении остающихся в КНР православных оставался неопределенным. Архиеп. Виктор просил у советского посольства в Пекине содействия в решении вопроса о будущем юридическом статусе Православной Церкви в Китае. «Реорганизация церковной жизни в связи со сдачей имущества уже происходит,- писал экзарх в посольство 5 окт. 1955 г.,- а мнение Китайского Правительства о дальнейших формах управления Православной Церковью в Китае для нас остается вопросом открытым». В ответ из посольства сообщили, что «вопрос о форме управления Китайской Православной Церковью будет решен самим китайским правительством». 11 окт. архиеп. Виктор отправил епархиальным архиереям Харбинскому Никандру и Шанхайскому Симеону офиц. письма о том, что все недвижимое церковное имущество во вверенных им епархиях подлежит передаче кит. властям. Еп. Симеон считал указания экзарха о передаче недвижимости прежде решения вопроса о форме управления Православной Церковью в Китае неправильным и в знак протеста отправил 15 окт. телеграмму патриарху с просьбой об увольнении на покой. На телеграфные запросы архиеп. Виктора о причинах требуемой отставки еп. Симеон не давал ответа.

29 окт. архиеп. Виктор был приглашен в Отдел по делам религий при Госсовете КНР, где ему было сообщено, что отныне делами правосл. Церкви будет ведать не МИД КНР, а религ. ведомство и что все назначения и переводы священнослужителей должны согласовываться с ним. Через Отдел по делам религий предлагалось решать и все нужды правосл. людей КНР. 3 нояб. архиеп. Виктор разослал епархиальным епископам извещение о вступлении в силу распоряжений о новом устроении церковной жизни в Китае. В связи с этим еп. Симеон вновь выслал в Москву телеграмму с просьбой об увольнении на покой. Ранее он опубликовал в Шанхае в епархиальном «Церковном листке» полученные директивы по реорганизации церковного управления, а также и свое, отличное от распоряжений высших церковных властей мнение о путях реформ церковной жизни в Китае. Шанхайский архиерей предлагал организовать в КНР автономную Пекинскую и Китайскую епархию, возглавляемую епископом-китайцем, а рус. храмы объединить в одно благочиние. Недвижимое имущество должно было быть передано новой епархии. Когда руководитель ОВЦС митр. Николай потребовал от еп. Симеона телеграммой публично опровергнуть свои слова, он отказался это сделать. Все это дискредитировало еп. Симеона в глазах экзарха и Патриархии. Архиеп. Виктор, впрочем, полагал, что удовлетворять прошение еп. Симеона об отставке нецелесообразно, и оно так и не было благословлено. Тем не менее действия еп. Симеона сделали невозможным его выдвижение главой Китайской Церкви. В качестве кандидата на этот пост был предложен архим. Василий (Шуан).

27 февр. 1956 г. еп. Никандр по распоряжению Московской Патриархии покинул Харбин. Вместе с ним в СССР отбывали рус. священнослужители. Харбинскую епархию оставляло и рус. население, закрывались десятки правосл. приходов. 30 марта 1956 г. вся недвижимая собственность Пекинской духовной миссии и Восточноазиатского Экзархата РПЦ были официально переданы посольством СССР Правительству КНР (кроме сев. подворья миссии (Бэйгуань) в Пекине, перешедшей в собственность посольства СССР). 24 апр. того же года начальник Отдела по делам религий при Госсовете КНР Хэ Чэнсян сообщил архиеп. Виктору о согласии на назначение архим. Василия епископом Пекинской епархии Китайской Православной Церкви и временным управляющим всеми правосл. епархиями в Китае. Отдел по делам религий также утвердил список ответственных лиц из священнослужителей китайцев в Пекине, Шанхае, Тяньцзине, Ханькоу, Харбине, Шэньяне и Даляне. Правосл. приход в Циндао за отсутствием паствы приписывался к приходу в Тяньцзине, а приходы во Внутренней Монголии признавались лишенными и священнослужителей, и паствы. Также в списке присутствовал правосл. приход в Синьцзяне с рус. настоятелем. В тот же день, 24 апр., архиеп. Виктор передал архим. Василию, назначенному временно исполняющим обязанности главы Китайской Церкви, все церковные дела. Секретарем Пекинской епархии был назначен прот. Николай Ли, он же выполнял обязанности эконома. 24 мая архиеп. Виктор выехал в СССР.

В окт. того же года в Пекин самочинно прибыл Шанхайский еп. Симеон. Он дважды устраивал собрания кит. священнослужителей, предлагая свою кандидатуру в качестве главы Китайской Церкви, но не получил поддержки ни клира, ни кит. властей и вынужден был вернуться в Шанхай. Сразу после передачи кит. властям и советскому посольству прав на участки с церковными строениями начались массовые закрытия правосл. храмов. Взамен храмов на территории закрытой миссии, разрушенных или приспособленных под хозяйственные нужды советского посольства, Пекинская епархия получила от кит. властей перестроенное из жилого дома здание, где была устроена кафедральная Успенская ц. Из 3 храмов Тяньцзиня остался всего один.

23 нояб. 1956 г. состоялось заседание Свящ. Синода под председательством патриарха Алексия I, на котором после доклада архиеп. Виктора было принято решение о закрытии Восточноазиатского Экзархата и о предоставлении автономии Церкви Китая. КАПЦ должна была получать св. миро от Московского Патриархата, возносить за богослужением имя патриарха Московского и принимать участие через своих представителей в Поместных Соборах РПЦ, во внутренних же церковных делах иметь полную независимость. Глава КАПЦ утверждался Московской Патриархией после его избрания Китайской Церковью. На том же заседании Синод принял по представлению архиеп. Виктора постановление о возведении архим. Василия в сан епископа Пекинского и Китайского.

30 мая 1957 г. в московском Преображенском храме состоялась архиерейская хиротония архим. Василия. Для избрания Пекинского еп. Василия предстоятелем КАПЦ необходим был созыв Китайского церковного Собора, однако этому помешали позиция Шанхайского еп. Симеона и противодействие властей КНР. Церковь в Китае юридически не была оформлена в единую структуру и по сути оставалась группой не связанных между собой приходов в разных частях страны. В сент. того же года Харбинское епархиальное управление, где еще оставалось до 5 тыс. православных, обратилось к еп. Василию с просьбой посетить Харбинскую епархию. По разрешению кит. властей в окт. еп. Василий прибыл в Харбин. Епархиальное управление обратилось к Пекинскому архиерею с просьбой принять на себя управление Харбинской епархией, на что было получено согласие Московской Патриархии. В Харбине стали возносить за богослужением имя еп. Василия. Однако сам еп. Василий полагал, что Харбинской епархией должен управлять епархиальный совет.

С кон. 50-х гг. ХХ в. религ. политика властей КНР последовательно ужесточалась, что пагубно сказалось на положении КАПЦ. В 1958 г. в Харбине было закрыто 3 правосл. храма, уничтожено 2 правосл. кладбища. В Пекине большинство бывш. служащих правосл. миссии было переведено властями на сельскохозяйственные работы. В 1959 г. за неимением паствы закрылся правосл. приход в Тяньцзине. В том же году в КНР было принято постановление, предписывавшее русским, не имевшим кит. гражданства, покинуть страну. В 1960 г. из Урумчи (Синьцзян-Уйгурский автономный р-н) выехал в СССР настоятель последнего на северо-западе Китая правосл. прихода игум. Софроний (Иогель). С февр. 1960 г. Пекинский еп. Василий был тяжело болен и фактически не участвовал в церковном управлении. 3 янв. 1962 г. он скончался в Пекине. В управление Пекинской епархией вступил свящ. Николай Ли. В 1964 г. последний в Пекине Успенский храм был закрыт. В еще остававшихся правосл. приходах поминали за богослужением Шанхайского еп. Симеона. 3 марта 1965 г. еп. Симеон умер. Китайская Церковь лишилась своего последнего иерарха. После его смерти в Шанхае был закрыт кафедральный Богородицкий собор. 28 авг. того же года прекратилась деятельность последнего на территории Китая правосл. мон-ря в Харбине, откуда отбыла единственная насельница игум. Ариадна.

К тому времени в Китае служили всего 10 православных священников. Четверо из них находились в Пекине, 4 - в Харбине, 2 - во Внутренней Монголии, на границе с СССР. С сер. 60-х гг. ХХ в. в Китае началась т. н. культурная революция, в связи с чем на правосл. Церковь обрушились прямые гонения. Священнослужители и миряне подвергались преследованиям, многие из них были замучены или сосланы в трудовые лагеря. В авг. 1966 г. революционные кит. студенты захватили и разрушили кафедральный Свято-Николаевский собор в Харбине. Закрывались и др. правосл. храмы, многие из них разрушались. Церковное имущество конфисковали или разграбили и уничтожили. Китайская Церковь институционально перестала существовать. В 1970 г. после смерти настоятеля прот. Димитрия Успенского закрылся и правосл. приход в Гонконге (Сянгане), тогда принадлежавшем Великобритании.

Возрождение Православной Церкви в Китае началось в сер. 80-х гг. ХХ в. В 1986 г. была возобновлена деятельность храма в честь Покрова Пресв. Богородицы в Харбине, где служил прот. Григорий Чжу (1924-2000), единственный правосл. священник в Китае, получивший гос. регистрацию. Харбинский Покровский храм был единственным православным храмом на территории КНР, где регулярно проходили службы. Богослужения совершались на церковнослав. языке. Трудами прот. Григория на рус. участке городского кладбища Хуаншань в пригороде Харбина в 1995 г. возведена часовня во имя св. Иоанна Предтечи. В 1996 г. настоятелю Свято-Покровского храма были переданы антиминс и св. миро из Московской Патриархии. После кончины прот. Григория Чжу богослужения изредка по согласованию с кит. властями проводятся приглашенными прихожанами священнослужителями из России, также собираются на молитву миряне.

Помимо Покровского храма в Харбине официально признанный статус в Китае имеют еще три православных храма. В 1986 г. правосл. община получила разрешение на строительство Свято-Никольского храма в г. Урумчи. Строительство храма завершилось к 1990 г. Из-за отсутствия священников богослужения в храме не возобновились. По праздникам и в воскресные дни православные собираются в храме для молитвы. В 1990 г. было начато строительство правосл. храма во имя свт. Иннокентия Иркутского в г. Лабудалинь (Лабдарин) во Внутренней Монголии. Служба ведется мирским чином, иногда храм посещают рус. священники из ближайших епархий. В 2000 г. был построен и в 2003 г. освящен Свято-Никольский храм в г. Кульджа (Инин) в Синьцзяне. В 2008 г. власти объявили о финансировании строительства правосл. храма в Чугучаке (Тачэне), также на территории Синьцзяна.

Особое место в православной жизни Китая занимает приход в Сянгане во имя св. апостолов Петра и Павла, к-рый воглавляет прот. Дионисий Поздняев. В 2003 г. в Сянгане было основано правосл. Петропавловское братство, а в 2008 г. определением Свящ. Синода РПЦ была возобновлена деятельность Петропавловского прихода в Сянгане (существовал в 1934-1970). Богослужения совершаются в домовом храме на церковнослав., англ. и кит. языках. Приход проводит широкую просветительскую, в т. ч. книгоиздательскую деятельность. В ряде городов Китая (Шэньян, Ухань, Шанхай и др.) сохранившиеся православные храмовые здания включены в число памятников архитектуры. Однако многие из них (в Харбине, Шанхае, Шэньяне, Ухане) находятся в частично разрушенном состоянии или используются не в богослужебных целях.

Помимо зарегистрированных правосл. общин в разных регионах Китая существуют общины, не имеющие своих храмов. Ок. 400 правосл. китайцев проживает в Пекине. После закрытия последних пекинских православных храмов местную паству продолжал окормлять в келейных условиях прот. Александр Ду (1923-2003), к-рый с 1997 г. регулярно участвовал в богослужениях на территории посольства России в Пекине, проводимых в здании Иннокентиевского храма («Красная фанза») (с 2009 г. на территории российского посольства восстановлен для регулярных богослужений Успенский храм). Однако члены пекинской кит. правосл. общины не имеют возможности участвовать в богослужениях в церквах на территории российского посольства. Эпизодически правосл. службы проводятся в помещениях, предоставляемых в католич. храмах Пекина. После кончины прот. Александра в Китае осталось лишь два престарелых правосл. священнослужителя - свящ. Михаил Ван (род. 1925) и протодиак. Евангел Лу (род. 1929), пребывающие на покое в Шанхае и лишь изредка совершающие богослужения, в т. ч. на кит. языке. Эти редкие службы собирают значительное количество китайских верующих.

С 90-х гг. ХХ в. в духовных семинариях Москвы и С.-Петербурга проходили обучение неск. правосл. граждан КНР. Однако граждане КНР, пожелавшие получить духовное образование в России, не были допущены к священническому служению в Китае и не получили рукоположение из-за нерешенности ряда правовых вопросов. В наст. время ведется работа по разрешению правовых проблем. Гос. управление КНР по делам религий утвердило 2 кандидатов из православной общины Покровского храма в Харбине для обучения на священников в духовных учебных заведениях России. Указанные кандидаты с окт. 2012 г. приступили к обучению.

Общее число правосл. граждан Китая оценивается от 13 до 15 тыс. чел. В основном это проживающие в Китае уже несколько поколений группы этнических русских, переселившихся в Китай после гражданской войны в России, в т. ч. потомки забайкальских, амурских и семиреченских казаков, образовавших компактные поселения в Синьцзяне и Внутренней Монголии; новоприбывшие русские и их потомки от смешенных браков; этно-конфессиональная группа албазинцев, а также этнические китайцы, сознательно выбирающие Православие как свою веру. Большая часть православных Китая проживает в 3 сев. регионах: Синьцзян-Уйгурском автономном р-не (ок. 9 тыс.), пров. Хэйлунцзян и автономном р-не Внутренняя Монголия. В этих регионах Православие имеет статус традиционной религии рус. этнического меньшинства. Вопрос о восстановлении юридического правового статуса КАПЦ на уровне всего государства в КНР пока не решен, централизованная церковно-административная организация Китайской Автономной Церкви по-прежнему отсутствует.

17 февр. 1997 г., когда отмечалось 40-летие дарования автономии Китайской Церкви, Свящ. Синод РПЦ принял постановление поручить каноническое управление КАПЦ впредь до избрания ее Поместным Собором своего предстоятеля патриарху Московскому и всея Руси. Тем самым признавалось, что Китай до момента восстановления в полноте иерархии КАПЦ является зоной пастырской ответственности для РПЦ. При этом Китай является для РПЦ канонической территорией автономной Церкви, жизнь которой регулируется канонами вселенского Православия, внутренними определениями Китайской Автономной Церкви и китайским национальным законодательством. Существенное значение для нормализации положения правосл. приходов в Китае имеют контакты между РПЦ и КАПЦ и обеих Церквей с Гос. управлением по делам религий при Госсовете КНР.

В 2007 г. Свящ. Синод РПЦ счел полезным открытие Патриаршего подворья КАПЦ. 25 апр. 2012 г. состоялось офиц. учреждение в Москве при храме свт. Николая в Голутвине Китайского подворья, деятельность к-рого должна способствовать нормализации отношений с КАПЦ.

10-15 мая 2013 г. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил визит в Китай во главе представительной делегации РПЦ (свой первый визит в Китай будущий Патриарх, а тогда митр. Смоленский и Калининградский совершил в качестве председателя ОВЦС в 1993 г.). Патриарх встретился с Председателем КНР Си Цзиньпином и директором Гос. управления по делам религий КНР Ван Цзоанем, другими гос. деятелями, совершил богослужения в Пекине, Харбине и Шанхае, встретился с кит. правосл. верующими. 12 мая в Пекине состоялась презентация кн. «Свобода и ответственность»

Литургия в ц. Покрова Божией Матери в Харбине. Фотография. 2013 г.
Литургия в ц. Покрова Божией Матери в Харбине. Фотография. 2013 г.

Литургия в ц. Покрова Божией Матери в Харбине. Фотография. 2013 г.
патриарха Московского и всея Руси Кирилла, опубликованная на кит. языке. На заседании Свящ. Синода РПЦ 29 мая 2013 г. по итогам визита Патриарха в КНР было выражена надежда на нормализацию положения КАПЦ, восполнение ее клира и восстановление регулярных богослужений в православных храмах Китая.

Московсий Патриархат последовательно отстаивает принцип нерушимости канонических границ КАПЦ. 9 янв. 2008 г. Свящ. Синод К-польской Православной Церкви принял решение об изменении границ своей Гонконгской и Юго-Восточной Азии митрополии

Литургия в посольстве Российской Федерации в Пекине. Фотография. 2013 г.
Литургия в посольстве Российской Федерации в Пекине. Фотография. 2013 г.

Литургия в посольстве Российской Федерации в Пекине. Фотография. 2013 г.
(учреждена в 1996), включив в ее пределы всю территорию КНР (хотя в континентальном Китае никогда не было приходов иных, кроме Русской Церкви, поместных православных Церквей; в юрисдикции К-польского Патриархата имеются только приходы на Тайване и в Сянгане). 15 апр. того же года Свящ. Синод РПЦ принял по этому поводу специальное заявление. Решение К-польского Патриархата о распространении своей епархиальной структуры на Китай было расценено как посягательство на права КАПЦ в юрисдикции Московского Патриархата; оно признавалось несправедливым и канонически неправомерным, наносящим урон отношениям между поместными Церквами. В заявлении Свящ. Синода РПЦ говорилось о долгом историческом пути, пройденном КАПЦ, о том, что в Китае «после периода запустения начинает возрождаться церковная жизнь, восстанавливаются православные храмы...», а Московский Патриархат последовательно продолжает диалог с государственными и религиозными кругами КНР по вопросу о нормализации положения православных верующих в Китае.

Лит.: Ипатова А. С. Российская Духовная Миссия в Китае: век двадцатый // История Российской Духовной Миссии в Китае: Сб. ст. М., 1997. С. 281-317; Поздняев Д., свящ. Китайская Православная Церковь на пути к автономии // Проблемы Дальн. Востока. 1998. № 4. С. 125-134; он же. Православие в Китае (1900-1997). М., 1998. С. 150-163; он же. Православная Церковь в Китае - проблемы и перспективы // Христианство на Дальнем Востоке: Мат-лы междунар. науч. конф. Владивосток, 2000. Ч. 1. С. 147-149; Кирилл (Гундяев), митр. (ныне Патриарх Московский и всея Руси). Пути Православия в Китае // Китайский благовестник. 2002. № 2. С. 14-18; он же. Китайская Автономная Православная Церковь: история, сегодняшний день, перспективы: Доклад на торжествах, посвящ. 50-летию образования КАПЦ, 27 нояб. 2007 г., Паломнич. центр Моск. Патриархата // http: www.patriarchia.ru [Электр. ресурс]; Ефимов А. Б., Меркулов О. А. История православия в Китае в ХХ в. // ЕжБК. 2006. Т. 2. С. 47-56; Дацышен В. Г. Христианство в Китае: история и современность. М., 2007. С. 182-189, 218-225; Православие в Китае / Под ред. М. Л. Титаренко; ОВЦС МП. М., 2010. С. 138-210 (на рус. и кит. языках); Православие в Китае: Сб. мат-лов выставки. Благовещенск, 2013. С. 49-56.
Ключевые слова:
Пекинская духовная миссия Зарубежные приходы Русской Православной Церкви Китайская Автономная Православная Церковь (КАПЦ) в юрисдикции Московского Патриархата
См.также:
АВВАКУМ (Честной Дмитрий Семенович; 1801-1866), архим., синолог
АВРААМИЙ (Часовников Василий Сасильевич; 1864-1918), архим., миссионер, редактор "Китайского благовестника"
АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО СОБОР В ПАРИЖЕ Западноевропейского экзархата русских православных приходов
АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО СТАВРОПИГИАЛЬНЫЙ СОБОР В ТАЛЛИНЕ возведен в 1900 г. в центре города, на Тоомпеа (Вышгороде)
АЛЕКСИЙ (Виноградов Александр Николаевич; 1845-1919), иером., ученый востоковед
АМВРОСИЙ (Юматов; 1717-1771), архим., глава 5-ой Пекинской духовной миссии