Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

«КИЕВСКИЕ ЛИСТКИ»
Т. 33, С. 309-310 опубликовано: 21 мая 2018г.


«КИЕВСКИЕ ЛИСТКИ»

(«Киевские глаголические листки», «Киевский миссал»), один из древнейших памятников старославянского языка и глаголической письменности (X - нач. XI в.). Осенью 1870 г. в монастыре вмц. Екатерины на Синае архим. Антонином (Капустиным) были найдены 7 листков пергаменного кодекса (13,6/14,5×10,2/10,8 см). (Фонкич. 1972. С. 82-83); 2 мая 1872 г. он передал их в дар КДА (совр. место хранения: НБУВ ИР. ДА/П 328). В научный оборот памятник ввел И. И. Срезневский (Срезневский. 1878).

«Киевские листки» Х — нач. XI в. (НБУВ ИР. ДА/П 328. Л. 5)
«Киевские листки» Х — нач. XI в. (НБУВ ИР. ДА/П 328. Л. 5)

«Киевские листки» Х — нач. XI в. (НБУВ ИР. ДА/П 328. Л. 5)
Основная часть «К. л.» (л. 1 об.- 7 об.) содержит перевод Сакраментария лат. Миссала и включает молитвы 10 месс: 1) сщмч. Клименту, папе Римскому; 2) мц. Фелиците; 3-8) мессы седмичного круга с понедельника по субботу; 9) св. мученикам; 10) всем небесным силам. Мессы седмичные и сщмч. Клименту состоят из 4 молитв: oratio (основная), super oblatae («надъ оплатъмъ»), praefatio («префацие») и postcommunio («на въсуде»), остальные не включают praefatio. Содержание основной части «К. л.» текстологически связано с Падуанским Сакраментарием (Padua. Bibl. Capit. D. 47), написанным при Римском имп. Лотаре (817-855) в районе Ахена - Льежа на нижнем Рейне в качестве парадной рукописи для Вероны; в нем находится лат. аналог praefatio мессы св. Клименту. Лат. аналоги молитв «К. л.» (отсутствующие в Падуанской рукописи) имеются и в Сакраментарии нач. IX в., происходящем, возможно, из Сев. Италии (St. Gallen. Stiftsbibl. 348), и в Фульдском Сакраментарии X в. (Goth. N 231). Эти рукописи не могут считаться текстами, с к-рых непосредственно был выполнен перевод, представленный в «К. л.», однако «К. л.» и Падуанский Сакраментарий могут восходить к общему архетипу, отражающему т. н. Григория Сакраментарий, кон. VI - нач. VII в. (Mohlberg. 1928. P. 213-220). При этом Падуанский кодекс воспроизводит позднюю редакцию Римского Сакраментария, которая широко использовалась в Аквилейском Патриархате и в связанных с ним епархиях в Зальцбурге, Пассау и Регенсбурге, занимавшихся миссионерством на землях соседней Вел. Моравии.

Вопрос о времени и месте перевода на слав. язык текстов «К. л.» является предметом дискуссий и едва ли может быть решен однозначно. Лексика древнейшей части памятника содержит значительные заимствования («фелицита», «поганьскъ», «префация», «въсудъ» и др.) и кальки («вълитие», «всемогы» и др.) из лат. и староверхненем. языков. При этом бесспорным источником таких слов, как «Богородица», «Приснодева», и имен собственных Иисус и Климент был греч. язык (подробнее о лексике «К. л.» см.: Hamm. 1979; Нiмчук. 1983). Синтаксис памятника в основном соответствует кирилло-мефодиевским нормам старославянского языка. Главнейшей фонетической особенностью текстов «К. л.», отличающей их от большинства старослав. памятников (имеющих южнослав. (болг.) происхождение), является употребление букв «з», «ц» для передачи *tj, *dj, «шч» для *skj, *stj, переход «з» в «ж» перед мягкими «л» и «н», наличие эпентетического «л» и «ђ». Эти и др. признаки указывают на чеш. или моравское происхождение текста (или его архетипа). Следов., перевод текстов «К. л.» был выполнен в слав. регионе, по соседству с областями распространения римского литургического обряда и староверхненемецкого языка, но ориентированном на кирилло-мефодиевскую книжно-письменную традицию, прежде всего это могут быть Моравия, Паннония (Блатненское княжество кн. Коцела (сер. IX в.)) или чешские земли. Единого мнения о более узкой локализации места создания рукописи в научной литературе не сложилось (обзор мнений см.: Нiмчук. 1983. С. 63-84; Минчева. 1995. С. 254-257). С одной стороны, это вызвано тем, что язык паннонских славян (растворившихся среди славян после венгерского завоевания в кон. IX в.) не засвидетельствован письменными памятниками (за исключением, быть может, «К. л.»), а с др. стороны - отражает колебания исследователей в определении самого отрывка: являются ли его правописно-языковые особенности исходными, или же они возникли при копировании текста в близкой, но не тождественной языковой среде. Это не умаляет уникальности «К. л.» как нового (моравского) текста, созданного в рамках кирилло-мефодиевских образцов, но в соответствии с местной культурной лексикой и церковной терминологией отражающими лат. и староверхненем. заимствования (Минчева. 1995. С. 257).

Особое место в вопросе о происхождении «К. л.» занимает гиперкритическая, не получившая признания в науке т. зр. австр. исследователя Й. Хамма, который пытался доказать, что памятник является подделкой, созданной в 1-й пол.- сер. XIX в. фальсификатором западнослав. письменных древностей чеш. ученым В. Ганкой. Но физико-химическое изучение кодекса, проведенное на рубеже 70-80 гг. XX в. в лаборатории судебно-технических исследований документов Киевского научно-исследовательского ин-та судебных экспертиз и лаборатории радиофизики Киевского ун-та показало отсутствие в «К. л.» палимпсестных текстов и отличие состава их чернил от чернил, к-рыми пользовался Ганка (Нiмчук. 1983. С. 26, 28-29).

Основная (древнейшая) часть «К. л.» написана 2 почерками. Первым - 2 начальные мессы (Л. 1 об.- 2 (верхние 8 строк)), вторым - остальные (Л. 2-7 об.). Оба почерка представляют древнейший, не вполне круглый вариант глаголицы, письмо «висящее» (буквы не стоят на линии строки, а подвешены к ней), что свойственно ряду древнейших слав. рукописей, как глаголических, так и кириллических. В «К. л.» употребляются 34 глаголические буквы: нет букв «зело», «омега», «щ», «юс малый» и «х паукообразное»; «у» встречается только в составе диграфа «оу». Литургические тексты снабжены развитой системой надстрочных знаков, отсутствующей в других старослав. памятниках, истолкованию к-рой посвящена обширная лит-ра (Н. К. Грунский, Дж. Л. Трагер, Э. Зиверс, Э. Кошмидер, О. Неделькович, Ф. Кортландт, Й. Схакен, В. М. Загребин). Изолированное положение почерков «К. л.» среди древнейших памятников глаголической письменности осложняет их датировку, к-рая в научной лит-ре колеблется от кон. IX - нач. X в. до кон. X - нач. XI в. (последняя считается наиболее вероятной).

На лицевой стороне 1-го листа позднее (вероятно, в XII в.) были приписаны отрывок Послания к римлянам ап. Павла (Рим 13. 11-14; 14. 1-4) и молитва Богородице из мессы на Благовещение. Единого мнения о месте написания этой части рукописи также не сложилось: высказывались предположения о ее древнеболг. (Б. Велчева, Схакен) или хорват. (далматинском) происхождении (И. В. Ягич, М. А. Пантелич).

Время и обстоятельства, при которых «К. л.» оказались на Синае, остаются невыясненными. В 1985 г. М. Пантелич (Pantelić. 1985) отождествила почерк писца позднейших дополнений на лицевой стороне Л. 1 «К. л.» с письмом пасхальных таблиц, приписанных на Л. 2 отрывка Синайского Евхология (РНБ. Глаг. 2). Отождествление представляется вполне вероятным, несмотря на ограниченное число глаголических графем, содержащихся в таблицах. Однако вопрос о месте, где были сделаны обе приписки - на родном языке писца (будь то Болгария или Далмация) или же на Синае (либо в Палестине), остается открытым.

Лит.: Kolář J. O starém a posud neznámém rukopise hlaholském v Kyjevĕ // Časopis Musea Království Českého. Praha, 1875. Roč. 49. S. 192-197; idem. O hlaholském zlpmku Kyjevském // Ibid. 1878. Roč. 52. S. 330-334; Срезневский И. И. Римско-католический миссал в древнем глаголическом списке // Он же. Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных памятниках. СПб., 1876. С. 529-545. (СбОРЯС; Т. 15. № 1); он же. О древней глаголической рукописи, хранящейся в КДА // Тр. III Археол. съезда в России, бывшего в Киеве в 1874 г. К., 1878. Т. 2. С. 269-276; он же. Список с подлинника древнего глаголического миссала КДА кирилловскими буквами // Там же. Прил. С. 185-197; Макушев В. В. О римско-католическом миссале, писанном глаголицею в Чехии: (Доп. к 1 чтению) // Филологические зап. Воронеж, 1878. Вып. 3. С. 64-69; Ягич И. В. Образцы языка церковнослав. по древнейшим памятникам глаголической и кирилловской письменности. СПБ., 1882. С. 30-33; idem. (Jagič V.). Glagolitica: Würdigung neuentdeckter Fragmente. W., 1890. (Acad. d. Wissenschaften in Wien. Philos.-hist. Kl.; Bd. 38/2); idem. Einige Streitfragen: 1. Zur Provenienz der Kijever glagolischen Blätter // ASPh. 1898. Bd. 20. S. 1-13; idem. Einige Streitfragen: 4. Nochmals die Kijever Blätter // Ibid. 1900. Bd. 22. S. 39-45; idem. Neueste Publikationen über Kijever Blätter // Ibid. 1905. Bd. 27. S. 441-446; Oblak V. Zur Proveniens der Kijewer und Prager Fragmente // Ibid. 1896. Bd. 18. S. 106-112; Соболевский А. И. Церковно-слав. тексты моравского происхождения // РФВ. 1900. Т. 43. С. 159-160; он же. Киевские глаголические отрывки // Он же. Мат-лы и исследования в области слав. филологии и археологии. СПб., 1910. С. 92-99. (СбОРЯС; Т. 88. № 3); он же. Родина Киевских отрывков // Там же. С. 106-109; Каринский Н. М. Об ударениях в Киевских глаголических отрывках // ИОРЯС. 1901. Т. 6. Кн. 3. С. 281-289; Грунский Н. К. Памятники и вопросы древнеслав. письменности. Юрьев, 1904. Т. 1. Вып. 1-3: Киевские глаголические листки; он же (Грунський М. К.). Киïвськi листки та Фрейзiнгенськi уривки. К., 1928; Vondrák V. O původu Kijevských listů a Pražských zlomků: A o bohemismech v starších církevnĕslovanských památkách vůbec. Praha, 1904; idem. Über die Provenienz der Kiever Blätter und der Prager Fragmente // ASPh. 1906. Bd. 28. S. 472-478; idem. Kirchenslavische Chrestomathie. Gött., 1910. S. 15-16, 71-72; Šachmatov A. Der Ausdruck âúñžäú in altkirchenslavischen Denkmälern // Ibid. 1905. Bd. 27. S. 141; Lietzmann H., Hrsg. Das Sacramentarium Gregorianum nach dem Aachener Urexemplar. Münster, 1921; Дурново Н. Н. К вопросу о языке Киевских листков // Slavia. Praha, 1922/1923. Roč. 1. S. 219-227; Čremošnik G. Kratice «Nomina sacra» u crkoslovenskim spomenicima // Ibid. 1925/1926. Roć. 4. S. 238-264, 485-498; Sievers E. Die altslawischen Verstexte von Kiew und Freising. Lpz., 1925; Van Wijk N. Kilka uwag o pochodzeniu Miszału Kijowskiego // Księga pamiątkowa ku czci O. Balzera. Lwów, 1925. T. 2. S. 665-667; Арасимович Л. К вопросу о Киевских листках // Slavia. 1927/1928. Roč. 6. S. 18-27; Mohlberg L. C., Baumstark A. Die älteste erreichbare Gestalt des Liber sacramentorum anni circuli der römischen Kirche: (Cod. Pad. D47, fol. 11r - 100r). Münster, 1927; Mohlberg L. C. Il messale glagolitico di Kiew (sec. IX) ed il suo prototipo romano del sec. VI-VII. R., 1928; idem. Zu meinen Untersuchungen über das glagolitische Missale von Kiev // ZSP. 1933. Bd. 10. S. 100-103; Огiєнко I. Пам'ятки старослов'янскоi мови X-XI в. Варшава, 1929. С. 75-91, 311-323; Ušeničnik F. Najstarejši glagolski spomenik i Liturgija sv. Cirila in Metodia: (De primo fragmento glagolitico et de liturgia ss. Cyrilli et Methodii) // Bogoslovni vestnik. Ljubljana, 1930. Letnik 10. S. 235-253; Vajs J. Kyevské listy a jejich latinský (římský) originál stoleti VI-VII // Bratislava: Časopis Učene společnosti Šafaříkovy. Bratislava, 1930. Roč. 4. S. 521-527; idem. Rukovĕt' hlaholské paleografie. Praha, 1932. S. 117-119; Trager G. L. The Old Church Slavonic Kiev Fragment: Its Accent and Their Relation to Modern Slavonic Accentuation. Phil., 1933; Vaillant A. Vieux slave stužd , tužd // Сб. в чест на Л. Милетич за 70-годишнината от рождението му (1863-1933). София, 1933. С. 26-28; Nahtigal R. Kijevski listi staroslavenskog prevoda latinskog misala (sakramentarija) // Idem. Starocerkvenoslovanske študije. Ljubljana, 1936. S. 5-31; Vašica J. Slovanská liturgie sv. Petra a jejé slovanský překlad // Bsl. 1939/1946. T. 8. S. 313-332; idem. Slovanská liturgie novĕ osvĕtlená Kijevskými listu // Slovo a slovesnost. Praha, 1940. Roč. 6. S. 65-77; idem. Origine cyrillo-méthodienne du plus ancien code slave dit «Zakon sudnyi ljudem» // Bsl. 1951. T. 12. S. 154-174; Koschmieder E. Die ekphonetische Notation in Kirchenslawischen Sprachdenkmälern // Südost-Forschungen. Lpz., 1940. Bd. 5. S. 22-32; idem. Die vermeintlichen Akzentzeichen der Kiever Blätter // Slovo. Zagreb, 1955. Br. 4/5. S. 5-23; idem. Wie haben Kyrill und Method zelebriert? // Anfänge der slavischen Musik. Bratislava, 1966. S. 7-22; Weingart M. Československý typ cirkevnej slovančiny. Bratislava, 1949. S. 33-44, 126-128; Weingart M., Kurz J. Texty ke studiu jazyka a písemnictví staroslovĕnského. Praha, 19492; Liewehr F. Zum Vers der Kiewer Blätter // ZfS. 1956. Bd. 1. N 2. S. 35-48; Tradlčík V. Trojí hlaholské i v Kyjevských listech // Slavia. 1956. Roč. 25. S. 200-216; Gamber K. Das glagolitische Sakramentar der Slavenapostel Cyrill und Method und seine lateinische Vorlage // ÖS. 1957. Bd. 6. S. 165-173; idem. Die Kiewer Blätter in sakramentargeschichtlicher Sicht // Cyrillo-Methodiana: Zur Frühgeschichte des Christentums bei den Slaven, 863-1963. Köln; Graz, 1964. S. 362-371; Leumann M. Die altkirchenslavischen Kiewer Blätter und ihr lateinisches Original // Idem. Kleine Schriften. Zürich; Stuttg., 1959. P. 371-385; Мареш Ф. В. Древнеславянский лит. язык в Великоморавском гос-ве // ВЯ. 1961. № 2. С. 12-23; idem (Mareš F. V.). Das altkirchenslavische «vъsà dъ», communio Eucharistia // Das Romanische in den Ostalpen: Vorträge und Aufsätze. W., 1984. S. 125-131; Matĕjka L. Systematic Sound Repetition in the Kiev Leaflets // Slavic and East European J. Bloomington, 1962. Vol. 6. N 4. P. 334-340; idem. On Translating from Latin into Church Slavonic // American Contributions to the VI Intern. Congress of Slavists: Prague, 1968, Aug. 7-13. The Hauge; 1968. Vol. 1: Linguistic Contributions. P. 247-274; idem. K syntaxi církevnĕslovanských překladü z latiny // Studia Palaeoslovenica. Praha, 1971. S. 227-236; Večerka R. Slovanské počátky české knižní vzdĕlanosti. Praha, 1963; idem. Zur Periodisierung des Altkirchenslavischen // Methodiana: Beitr. zur Zeit und Persönlichkeit sowie zum Schicksal und Werk des hl. Method. W.; Köln; Graz, 1976. S. 92-121; idem. Das Altkirchenslavischen als Schriftsprache Großmährens // Wiener slawistischer Almanach. W., 1980. Bd. 6. S. 279-297; idem. Anmer- kungen zu den Kiever glagolitischen Blättern // Bsl. 1988. T. 49. S. 46-58; Nedeljković O. Akcenti ili neume u Kijevskim listićima? // Slovo. 1964. Br. 14. S. 25-51; Zagiba F. Der historische Umkreis der Kiever Sakramentarfragmente: Zur Frage der Priorität der Texte westlichen oder östlichen Ritus in der kirchenslavischen Übersetzungsliteratur // Ibid. S. 59-77; idem. Das slavische als Missionssprache (Lingua quarta) und das Altkirchenslavische als Lingua liturgica im 9/10 Jh.: (Eine Einführung in die Problematik des altkirchenslavischen als Lehr- und Liturgiesprache) // Studia Palaeoslovenica. 1971. S. 401-414; Stanislav J. Aus dem slowakischen Material zum Studium der Kiever Blätter // Die Welt der Slaven. Köln; W., 1966. Jg. 11. N 3. S. 221-232; idem (Станислав Я). Към въпроса за изследването на Киевските листи // Език и лит-ра. София, 1967. № 1. С. 3-24; Auty R. The Western Lexical Elements in the Kiev Missal // Slawisch-deutsche Wechselbeziehungen in Sprache: Literatur und Kultur. B., 1969. S. 3-6; Laurenčik J. K otázce slovanské liturgie sv. Petra // Studia Palaeoslovenica. 1971. S. 201-214; Vlašek J. Staroslovĕnská modlitva za vlast (Kij. 4b 8-13), její poetika, sémantická struktura a překlad // Palaeoslovenica: Sb. oddĕleni sprovnávací slovanské jazykovĕdy Ústavu jazyků a literatur ČSAV. Praha, 1971. S. 125-141; Фонкич Б. Л. О судьбе киевских глаголических листков // ССл. 1972. № 2. С. 82-83; Kurz J. Problematika prĕkládání řeckých účelových infinitivů v staroslovĕnštinĕ // Idem. Kapitoly ze syntaxe a z morfologie staroslovĕnského jazyka. Praha, 1972. S. 70-79; Birnbaum H. Noch einmal zur Lautgestalt der Kiever Blätter und zur Frage nach ihrer Herkunft // ZSP. 1975. Bd. 38. S. 335-348; idem. Wie alt ist das altertümlichste slavische Sprachdenkmal?: Weitere Erwägungen zur Herkunft der Kiewer Blätter und zu ihrem Platz in der Literatur des slavischen Mittelalters // Die Welt der Slaven. 1981. Jg. 26. N 2. S. 225-258; Hamm J. Das glagolitische Missale von Kiew. W., 1979; Kortlandt F. Zur Akzentuierung der Kiever Blätter // ZSP. 1980. Bd. 41. S. 1-14; Vrana J. Kijevski listovi nisu falsifikat // Slavia. 1981. Roč. 50. S. 322-326; Lunt H. G. On Dating Old Church Slavonic Gospel Manusripts // South Slavic and Balkan Lingustics. Amst., 1982. P. 215-231 (Studies in Slavic and General Linguistics; 2); Велчева Б. Киевските листове // Славянска филология. София, 1983. Т. 17. С. 231-236; Нiмчук В. В. Киïвськи глаголичнi листки - найдавнiша пам'ятка слов'янськоï писемностi. К., 1983; он же. Лексика Киïвських глаголичних листкiв на фонi словникового складу найдавнiших слов'янських пам'яток // Слов'янське мовознавство. К., 1988. С. 182-214; СКСРК, XI-XIII. С. 27-30; Pantelić M. О Kijevskim i Sinajskim listićima // Slovo. 1985. Br. 35. S. 5-56; Schaeken J. Die Kiever Blätter. Amst., 1987; idem. Zur Funktion der supralinearen Zeichen in den Kiever Blättern // Symposium Methodianum: Beiträge der Intern. Tagung in Regensburg (17. bis 24. April 1985) zum Gedenken an den 1100. Todestag des hl. Method. Neuried, 1988. S. 663-668; Вiлкул Т. Л., Собуцький М. А. «Киïвськi глаголичнi листки» та ïх латинський прототип: (Перекладацька праця середньовiчного книжника: погляд iз сучасностi) // Mediaevalia Ucrainica: Ментальнiсть та iсторiя iдей. К., 1995. Т. 4. С. 5-37; Загребин В. М. Периодизация употребления надстрочных знаков в средневек. серб. рукописях и надстрочные знаки Киевских глаголических листков // Проучавање средњовек. jужнослов. рукописа: Зб. радова са III Међунар. Хиландарске конференциjе. Београд, 1995. С. 469-479; он же. Исследования памятников южнослав. и древнерус. письменности. М.; СПб., 2006. С. 183-196; Минчева А. Киевски листове // КМЕ. 1995. Т. 2. С. 248-260; Кульбакин С. М. Славянская палеография. Београд, 2008. С. 87-94.
А. А. Турилов
Ключевые слова:
Рукописи древнерусские Палеография славянская Памятники письменности Рукописи «Киевские листки», один из древнейших памятников старославянского языка и глаголической письменности (X - нач. XI в.)
См.также:
АНДРОНИКОВО ЕВАНГЕЛИЕ иллюминированная рукопись, 1-я четв. XV в.
БАРСОВСКАЯ ПАЛЕЯ бумажн. кодекс новгородского происхождения нач. XV в.
«ГЕРМАНОВ СБОРНИК» среднеболг. пергаменный кодекс
ЕВГЕНИЕВСКАЯ ПСАЛТИРЬ древнерус. пергаменная кириллическая рукопись XI в.
«ЗЛАТОСТРУЙ» некалендарный четий сборник относительно устойчивого состава, содержащий Слова и поучения, к-рые преимущественно надписаны именем свт. Иоанна Златоуста
«ЗОГРАФСКИЕ ЛИСТКИ» 2 пергаменных листа XI в., один из древнейших памятников кириллической письменности
ЗОГРАФСКОЕ ЕВАНГЕЛИЕ -тетр, старослав. (древнеболг.) кодекс, одна из частей к-рого является древнейшим памятником слав. глаголической письменности
«ЗОРОВАВЕЛЯ БЛАЖЕННОГО СЛОВО» ветхозаветный апокриф, компилятивный переводной древнерус. памятник, отражающий русско-евр. лит. связи домонг. времени
«ИЗМАРАГД» древнерус. четий некалендарный дидактический сборник относительно устойчивого состава
АГАФОН (1-я пол. XVI в.), свящ. ц. Гурия, Самона и Авива при соборе Св. Софии в Новгороде