Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КАЛЕДА
Т. 29, С. 437-440 опубликовано: 9 марта 2017г.


КАЛЕДА

Глеб Александрович (2.12.1921, Петроград - 1.11.1994, Москва), прот., церковный писатель, ученый-геолог. Из семьи служащих. Отец происходил из белорусских крестьян, окончил Минскую ДС и Петроградский политехнический ин-т; мать была из дворянского рода Сульменевых. С 1922 г. семья жила в Минске, а в 1927 г. переехала в Москву, где отец К. работал в Центральном статистическом управлении. Ранее в Петрограде родители К. были близки к Александро-Невскому братству. В Москве у них установились тесные связи с бывш. участниками христианских студенческих кружков (ХСК). Первым духовником К. стал свящ. сщмч. Владимир Амбарцумов, в прошлом один из лидеров ХСК. Вместе с ним семья К. в 30-х гг. XX в. помогала родственникам репрессированных священнослужителей. К. подростком участвовал в поиске высланных из Москвы семей духовенства.

Прот. Глеб Каледа. Фотография. 1990 г.
Прот. Глеб Каледа. Фотография. 1990 г.

Прот. Глеб Каледа. Фотография. 1990 г.
В авг. 1941 г., по окончании средней школы, К. был призван в армию и направлен в школу связистов в Уральском военном округе. С дек. 1941 г. служил в действующей армии. Воевал до конца войны на различных фронтах. Служил начальником радиостанции дивизиона реактивных гвардейских минометов («катюш»). Награжден медалью «За отвагу» (1943), орденами Отечественной войны 2-й степени (1944 и 1985), Боевого Красного знамени (1945) и др. наградами.

После демобилизации в авг. 1945 г. поступил в Московский геолого-разведочный институт (МГРИ), который окончил в 1951 г. Был оставлен в МГРИ в качестве сотрудника кафедры петрографии осадочных пород. В 1954 г. стал кандидатом геолого-минералогических наук. В 1958 г. перешел на работу во Всесоюзный научно-исследовательский геологический нефтяной институт (ВНИГНИ), с 1964 г. начальник отдела литологии и коллекторов ВНИГНИ, с 1975 г. зав. сектором литологических исследований ВНИГНИ. В 1981 г. стал доктором геолого-минералогических наук, с 1982 г. профессор. К.- автор более 170 научных работ по геологии, талантливый экспериментатор (долгое время работал в лаборатории экспериментальной тектоники ВНИГНИ) и геолог-практик. В течение многих лет возглавлял геологические партии в Среднеазиатском, позднее в Урало-Поволжском регионах. К. внес существенный вклад в разработку методики разведки и освоения нефтяных и газовых месторождений.

Был женат на дочери своего первого духовника Лидии Владимировне Амбарцумовой (1922-2010, в 2009 пострижена в монашество с именем Георгия). В их семье было 6 детей. Двое из сыновей К. стали священниками, младшая дочь - настоятельницей мон-ря. В 1946 г. К. познакомился с иером. Иоанном (Вендландом; впосл. митрополит), геологом и тайным священником, незадолго до того вышедшим на открытое служение, стал его духовным сыном. В Москве члены семьи К. были прихожанами ц. во имя прор. Илии (Обыденной), в период заграничного служения митр. Иоанна обращались за духовным руководством к прот. Александру Егорову.

12 февр. 1972 г. Ярославский и Ростовский митр. Иоанн (Вендланд) рукоположил в Ярославле К. во диакона, а 19 марта того же года - во иерея. Служение К. проходило втайне от властей. Если бы он открыто заявил о своем священничестве, то не мог бы получить необходимую по советскому законодательству регистрацию у уполномоченного Совета по делам религий. С этого момента в течение 18 лет К. служил ежевоскресные и праздничные литургии, а также окормлял узкий круг духовных детей в своей квартире в районе метро «Речной вокзал». Здесь же совершались тайные венчания и крещения. На богослужениях К. поминал патриарха Московского и всея Руси и митр. Иоанна (Вендланда), т. е. с церковно-юридической т. зр. в его доме действовал незарегистрированный (нелегальный) приход РПЦ. В июне 1987 г. К. перешел на должность профессора-консультанта ВНИГНИ и стал обдумывать пути для выхода на открытое церковное служение, что стало возможным после изменения отношения советского гос-ва к Церкви.

Прот. Глеб Каледа в домашней церкви. Фотография. 1991 г.
Прот. Глеб Каледа в домашней церкви. Фотография. 1991 г.

Прот. Глеб Каледа в домашней церкви. Фотография. 1991 г.
Со 2 окт. 1990 г. по благословению патриарха Московского и всея Руси Алексия II К. открыто служил в ц. во имя прор. Илии (Обыденной) в Москве. В том же году на учредительной конференции Союза правосл. братств К. изложил свою концепцию правосл. просвещения. С 1991 г. являлся зав. сектором просвещения и катехизации Отдела религ. образования и катехизации Московского Патриархата. Был одним из основателей и первым ректором (в февр.-мае 1991) православных курсов катехизаторов (ныне Православный Свято-Тихоновский гуманитарный ун-т). В авг. 1991 г. К. был переведен на служение в храм во имя прп. Сергия Радонежского в Крапивенском пер., а с окт. 1992 г. служил в Высокопетровском во имя свт. Петра, митр. Московского, муж. монастыре (здесь с 1991 размещался Отдел религ. образования и катехизации). Был назначен ключарем трапезного монастырского храма во имя прп. Сергия Радонежского. По его благословению начался сбор материалов по истории Высокопетровского мон-ря в ХХ в., были установлены связи с последними прихожанами и тайными монахинями высокопетровской общины 1923-1935 гг., в т. ч. с схим. Игнатией (Пузик). Результатом этой деятельности стало прославление в 2000-х гг. высокопетровских преподобномучеников Игнатия (Лебедева), Германа (Полянского) и Феодора (Богоявленского). Одним из первых среди священников К. начал работать в тюрьмах. 6 окт. 1993 г. он был назначен настоятелем возрожденного по его инициативе храма в честь Покрова Пресв. Богородицы при Бутырской тюрьме. 8 июня 1994 г. К. был возведен в сан протоиерея.

Скончался после тяжелой болезни в московской Боткинской больнице. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

Важнейшей составляющей христ. служения К. было его церковно-лит. творчество, разнообразное по тематике и жанровому составу; ему принадлежат проповеди и проповеди-эссе, работы по правосл. апологетике в естественнонаучном аспекте, по христ. семейной педагогике, по миссионерской деятельности среди заключенных, церковно-исторические размышления, мемуары. В СССР работы К. получили распространение в правосл. самиздате и были опубликованы после 1991 г.

Апологетика

Главным апологетическим произведением К. является «Библия и наука о сотворении мира: Опыт естественно-научного толкования книги Бытия», работа над к-рой началась еще в 1961 г. (опубл. в 1996-1997 в ж. «Альфа и Омега»). В этой книге К. ставил перед собой задачу согласовать 1-ю главу кн. Бытия (Шестоднева) с совр. научными данными и представлениями о возникновении Вселенной, нашей планеты и жизни на ней. Для автора было важно показать принципиальную совместимость совр. научной картины мира с библейским откровением и тем самым выявить несостоятельность тезиса атеистической пропаганды об изначально существующем противоречии между религией и наукой. При этом К. выступает как последовательный правосл. эволюционист, подчеркивая, что «между дарвинизмом и эволюционными воззрениями не следует ставить знака равенства». Он находил положение об изменяемости творения полностью соответствующим правосл. мировоззрению, поскольку наблюдаемые наукой изменения природных объектов и живых существ свидетельствуют, как считает К., об участии Творца в судьбе тварного мира. «Материя,- писал К.,- не просто развивалась в результате изначально имеющихся у нее свойств, а воля Божества... выражала Себя в виде естественных законов...», «христианин-ученый должен уметь видеть разумом и чувствовать сердцем проявление Божественной воли в Природе и в истории человечества и поведать о Ней».

Подробней свой подход к научному творчеству К. изложил в проповеди-эссе «Волхвы» (распространялась в самиздате в 60-х гг. XX в., опубл. в 1991). Отталкиваясь от образа евангельских волхвов, пришедших поклониться Младенцу-Иисусу, К. размышляет о пути к вере всех ученых, исследующих «книгу природы». По его убеждению, между «книгой природы» и книгой Божественного Откровения нет противоречий, т. к. обе они даны человечеству для познания истинного Бога. В 90-х гг. К. составил курс лекций «Введение в православную апологетику», к-рый читал на занятиях с правосл. катехизаторами и студентам Православного Свято-Тихоновского богословского ин-та. Тогда же были написаны работы «История апологетики в первые века христианства», «Апологетика средних веков». Особое место среди апологетических работ К. занимает статья о Туринской плащанице (в кон. 80-х гг. было написано неск. вариантов, окончательный текст подготовлен в 1994). К. обосновывает свои сомнения в возможности применения радиоуглеродного метода датировки для определения подлинного возраста Плащаницы, указывая, что на протяжении истории святыня неоднократно подвергалась внешним воздействиям и ее возраст не может определяться при помощи подобной методики. Отношение К. к Туринской плащанице отразилось в его признании, сделанном в пасхальной проповеди «Пустая гробница Христа - колыбель христианства» (1994): «Проведя много лет в сборах материалов о Туринской плащанице, сделав небольшой вклад в познание ее, я почувствовал, что ко мне уже не относятся слова, сказанные Христом апостолу Фоме: «Блаженны невидевшие и уверовавшие». Я вложил персты мои в раны гвоздинные и руку в ребра Его».

Учение о христианском браке и педагогическая концепция

В кон. 60-х гг. К. начал работать над кн. «Домашняя церковь». Вскоре она была напечатана в самиздате под псевдонимом Г. Покоев. В дальнейшем К. дополнял этот труд вплоть до своей кончины. «Домашняя церковь» посвящена семейной аскетике, т. е. духовной жизни в браке. В ней рассматривались самые разные аспекты жизни христ. семьи: назначение семейной жизни («семья как школа любви»), смысл таинства брака и др. церковных таинств в жизни семьи, совместная молитва супругов и домашнее богослужение, воспитание детей и отношение христ. семьи и совр. общества, супружеские отношения в христ. браке и устройство христ. быта, а также особенности семьи священника. Семейному христ. воспитанию К. придавал первостепенное значение в деле передачи церковной традиции. По его мнению, все др. формы церковного образования (воскресные школы, правосл. гимназии, вероучительные факультативы и проч.) могут лишь помогать воспитанию веры в молодом поколении, главная же роль принадлежит семье. Так, в одном из дополнений, сделанном в 90-х гг., К. предлагал организовывать при храмах специальные курсы для родителей, чтобы помочь недавно пришедшим в Церковь семьям в христ. воспитании детей. Смысл домашнего воспитания К. оценивал очень высоко, называя его «домашним апостолатом».

Главная цель христ. воспитания, как ее определил К. в «Домашней церкви»,- формирование цельной личности христианина, живущего в мире, но не принимающего его зла и способного на совр. языке говорить о своей вере. Воспитание духовной стороны человеческой личности предполагает научение домашней и церковной молитве, участие в Евхаристии, духовное окормление и т. д. Волевые качества души развиваются на примере деятельной любви и заботы о близких, в процессе домашнего и общественно значимого труда. Ребенок должен воспитываться в разумной вере, получить христ. образование; необходимо научить его созерцанию правосл. иконы, привить любовь к молитве, церковному пению.

Формирование личности христианина осложняется проблемой согласования христ. и светского образования. К. считает, что «светское специализированное образование должно освящаться общим христианским образованием, органически сочетаться с ним и с христианским отношением к миру». Христ. воспитание и образование, по его мнению, создает нравственное основание для любой человеческой деятельности. Оно учит человека ответственно относиться к своей работе, воспринимать ее как служение истине и людям, быть деятелем, а не дельцом. В педагогической концепции К. отразился и его опыт занятий с детьми. С 60-х и до нач. 90-х гг. К. вел в домашних условиях христ. образовательный кружок, участниками к-рого были его дети и дети его близких.

Миссия среди заключенных

Будучи одним из первых священников РПЦ, возродивших миссионерскую работу с заключенными, К. писал об этой стороне своей деятельности в кн. «Остановитесь на путях ваших. Записки тюремного священника». Он рассмотрел самые разные вопросы, связанные с отношением Церкви и пенитенциарных учреждений: каково нравственное состояние общества и тюремного мира как среза этого общества; как организовать исповедь заключенных и катехизаторскую работу с ними; применимы ли в совр. условиях древние каноны о епитимиях; какими должны быть отношения священника с персоналом тюрем; как обустроить тюремный храм и окормлять заключенных после выхода их на свободу. К. считал, что общество утратило само понятие греха и это привело к росту преступности и нравственной деградации нации. Преступник, по мнению К.,- человек, к-рому открыта дверь покаяния, и цель священника - заронить в его сердце семя покаяния, проявив к нему христ. любовь. К. был принципиальным противником смертной казни, отстаивая христ. веру в возможность преображения личности: «Судьи приговаривают к расстрелу одного человека, а палачи расстреливают другого, правда, с той же фамилией». Это признание было выражением его опыта духовного окормления приговоренных к смертной казни.

Свидетельство о жизни Церкви в эпоху гонений

В мемуарах К. «Записки рядового» есть разделы о его предках, о детстве и отрочестве, о Великой Отечественной войне. Глава об отрочестве представляет собой воспоминания о жизни христ. семьи в 30-х гг. XX в. Вершиной же его церковно-исторических размышлений можно считать работу «Очерки жизни православного народа в годы гонений: (Воспоминания и размышления)» (опубл. в 1995), в к-рой он дает историко-богословское осмысление пути, пройденного РПЦ в ХХ в., иллюстрируя его личными воспоминаниями. Для него прошедшее столетие - «славная, героическая эпоха в истории русского Православия», поскольку Русская Церковь вышла из гонений победительницей: она «выдержала жесточайшие гонения, сохранила чистоту веры, укрепилась сонмом мучеников». При этом К. указывает, что гонения на Церковь советского периода не были отдельным, случайным эпизодом в жизни страны. Основания для антицерковного натиска закладывались, по мнению К., еще в имп. России, где государственный утилитаризм ставился выше подлинных интересов Церкви, где помимо «духоносной Руси», по выражению К., «существовали Русь обрядовая... и Русь богоборческая, Русь сатанинская»; множеством людей, примыкавших к сильному большинству, владела «религиозная теплохладность»,- главный недуг дореволюционной России. На этом фоне, по мнению К., «стали возможными гонения на Церковь в стране с подавляющим большинством православного народа».

К. считал оправданным курс митр. Сергия (Страгородского; впосл. патриарх Московский и всея Руси) на сохранение легально действующих церквей ради «малых сих», к-рых «в катакомбы не уведешь» и к-рых нельзя оставить без Евхаристии. Но К. не осуждал иерархов и священников, составивших оппозицию этому курсу, т. к. «очень сложная и мучительная была эпоха, но самое важное, что и те, и другие соблюдали каноны и чистоту православного вероучения в отличие от обновленцев». К. писал о потаенной церковной жизни как о естественной и органичной составляющей жизни всей Церкви в то время, о «катакомбных» церквах и монастырях, имея в виду нелегальные (незарегистрированные по советскому законодательству) приходы и монастыри, как поминавшие митр. Сергия, так и оппозиционные ему, о «напряженной умственной и духовной работе», которая шла в недрах Русской Церкви на протяжении всего советского периода. Он призвал помнить и осмыслять исторический опыт Русской Православной Церкви ХХ в. и хранить ей верность. К. писал, что «будущее зависит от того, окажемся ли мы достойными крови новомучеников российских, или их опыт духовный, их опыт жизни и их страдания пройдут для нас втуне. Последнее означает, что мы отрекаемся от своего духовного наследства. Да не будет этого! Наследство - это и большое богатство, и огромная ответственность».

Соч. церковной тематики: Волхвы: Рождественская проповедь. М., 1991; Поклонение волхвов: Размышления пастыря и ученого о двух путях богопознания // Правосл. беседа. 1992. № 10/12. С. 5-7; Радуйся, земле Русская // ЖМП. 1992. № 9. С. 2-3; Туринская Плащаница и ее возраст // ЖМП. 1992. № 5. С. 54-61; День Всех святых, в земле Российской просиявших, знаемых и незнаемых - праздник Рус. Правосл. Церкви // АиО. 1994. № 3. С. 104-116; Задачи, принципы и формы правосл. образования в современных условиях // ЖМП. 1994. № 7/8. С. 29-49; Туринская Плащаница - предмет пререканий // АиО. 1994. № 2. С. 61-82; Семья как школа любви // АиО. 1995. № 1(4). С. 109-113; Воспитание любви и милосердия // АиО. 1995. № 2(5). С. 131-138; Очерки жизни правосл. народа в годы гонений: (Восп. и размышления) // АиО. 1995. № 3(6). С. 127-144; Остановитесь на путях ваших...: Зап. тюремного священника. М., 1995, 2009 3; Плащаница Господа нашего Иисуса Христа. М., 1995, 1997 2; Библия и наука о сотворении мира: (Опыт естественно-науч. толкования книги Бытия) // АиО. 1996. № 2/3(9/10). С. 16-29; 1997. № 2(13). С. 34-51; Полнота жизни во Христе: Проповеди. М., 1996, 2001 2; Святая Плащаница Христова // НиР. 1996. № 8. С. 38-43; Семья освящается благодатию Святого Духа // АиО. 1996. № 1(8). С. 105-113; Домашняя церковь: Очерки духовно-нравственных основ созидания и построения семьи в современных условиях. М., 1997 (пер. на серб.: Брак и породица - домаŽ а црква. Цетинье, 1999; пер. на франц.: L'églisе au foyer. P., 2000; пер. на румын.: Biserica din casã. Bucuresti, 2006); Он всю жизнь искал Бога: (О свящ. В. Амбарцумове) // Лампада: Газ. / Ц. Иконы Божией Матери «Знамение» в Ховрине. 1997. № 27. С. 2; Апологетика Средних веков // АиО. 1998. № 3(17). С. 247-256; Библия и наука о сотворении мира // «Той повеле, и создашася»: Совр. ученые о сотворении мира. Клин, 1999. С. 8-55; Записки рядового // АиО. 2002. № 1(31). С. 267-311; № 2(32). С. 302-329; Введение в православную апологетику // АиО. 2003. № 1(35). С. 200-216; История апологетики в первые века христианства // Там же. № 3(37). С. 199-215; [Восп. о владыке Стефане (Никитине)] // Епископ Стефан (Никитин): Жизнеописание, документы, воспоминания / Сост.: диак. Д. Пономаренко. М., 2010. С. 667-676.
Лит.: Гарькавый И. Страница жизни Церкви // АиО. 1995. № 1(4). С. 114-125; Дворкин А. Об о. Глебе Каледе // Там же. С. 126-134; Мария [впосл. Иулиания] (Каледа), мон. Пути Господни неисповедимы: Встречи с матушкой Марией (Каледа) / Беседу вела М. А. Холодная // Рус. возрождение. 1995/1996. № 64/65. С. 66-111; [Журинская М. А.] Жизнь с избытком: К 80-летию со дня рождения о. Глеба Каледы // АиО. 2001. № 4(30). С. 276-277; она же. Прот. Г. Каледа как церк. писатель // Там же. 2003. № 4(38). С. 221-231; Каледа Л. Воспоминания об о. Глебе // Там же. 2002. № 2(32). С. 220-254; № 3(33). С. 226-254; С. 221-231; Свящ. Г. Каледа - ученый и пастырь. М., 2007, 2012 2; Беглов А. Л. Домашнее воспитание как апостольское служение: Концепция церк. образования прот. Г. Каледы // ЖМП. 2009. № 11. С. 77-83; Воробьев В., прот. Пастырь и учитель // Там же. С. 84-86; Кобелев К., свящ. Отец Глеб Каледа: заветы тюремного священника // Там же. С. 87-89.
А. Л. Беглов
Ключевые слова:
Протоиереи Русской Православной Церкви Церковные писатели русские Каледа Глеб Александрович (1921-1994), протоиерей, церковный писатель, ученый-геолог
См.также:
БАЗАРОВ Иоанн Иоаннович (1819 - 1895), прот., проф. словесности СПбДС, автор трудов по библ. истории
АБРЮЦКИЙ Дмитрий Степанович (1796 - 1860), протоиерей
АВРААМИЙ (Палицын Аверкий Иванович; ок. 1550–1626), келарь Троице-Сергиева монастыря, писатель
АВРААМИЙ БЕЛОКОПЫТОВСКИЙ (Щёголев Андрей Семенович; 1829 - 1902), прот.
АГГЕЕВ Константин Маркович (1896-1921), прот.
АДРИАН Александрович Троицкий (1872-1938), прот., сщмч. (пам. 3 фев. и в Соборе новомучеников и исповедников Российских)