Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ДИОНИСИЙ
Т. 15, С. 293-296 опубликовано: 26 июня 2012г.


ДИОНИСИЙ

(Прозоровский Дмитрий Дмитриевич; 9.08.1870, слобода Сок-Кармала Бугурусланского у. Самарской губ., ныне с. Северное Оренбургской обл.- 23-25.10.1937, Томск), архиеп. Ростовский-на-Дону. Из многодетной семьи священника. Детство прошло в бедности, рано лишился отца. Окончил Симбирское ДУ (1880) и Самарскую ДС (1891). Был определен на должность псаломщика при храме с. Кротовка Самарского у. с исполнением должности учителя церковноприходской школы. В 1892 г., после женитьбы рукоположен во иерея к той же церкви. Вскоре овдовел и в 1894 г. поступил в СПбДА. В период обучения в академии принял монашеский постриг с именем Дионисий. В 1898 г. окончил СПбДА со степенью канд. богословия. Определен в Рижскую ДС преподавателем Свящ. Писания. В 1900 г. по подозрению в сочувствии свободомыслию среди учеников переведен инспектором в Благовещенскую ДС.

26 нояб. 1901 г. возведен в сан архимандрита, назначен ректором Благовещенской ДС. Входил в «миссионерский кружок» Приамурского и Благовещенского еп. Никодима (Бокова), участвовал вместе с ним в диспутах с представителями сектантов; редактор «Благовещенских ЕВ» (1904). В 1905 г. в связи с напряженными отношениями губернатора и еп. Никодима Д. как сторонник архиерея был удален из Благовещенска и определен на службу при Святейшем Синоде с проживанием в Александро-Невской лавре. Служил под началом С.-Петербургского и Ладожского митр. Антония (Вадковского), к-рый возглавлял движение по возрождению в Церкви соборности и восстановлению Патриаршества. Принял активное участие в протесте духовенства против нападок со стороны крайне правых политических сил на митр. Антония.

Дионисий (Прозоровский), еп. Петровский. Фотография. 1912 г. (ГРИА)
Дионисий (Прозоровский), еп. Петровский. Фотография. 1912 г. (ГРИА)

Дионисий (Прозоровский), еп. Петровский. Фотография. 1912 г. (ГРИА)

В кон. 1906 г. назначен на должность настоятеля астраханского во имя Иоанна Предтечи муж. мон-ря. В янв. 1907 г. по поручению Астраханского и Енотаевского архиеп. Георгия (Орлова) и астраханского губернатора Д. подготовил речь перед выборами членов II Гос. думы. В ней Д. осудил левые политические силы, разрушавшие гос-во, уничтожавшие традиции и веру через распространение в обществе ложных понятий о свободе. Призвал избрать в члены Гос. думы таких людей, «которые в случае необходимости не побоялись бы мученичества за веру, Царя и Отечество» (при советской власти эта речь послужила основанием для обвинений Д. в «борьбе против революционного движения»). В то же время вопреки требованиям губернатора Д. отказался от участия в монархических орг-циях. По настоянию обер-прокурора Синода в сер. 1907 г. назначен ректором Якутской ДС. Служил в суровых условиях, отличался редкой щепетильностью в отношении казенного имущества, заботился об учащихся. За общение с политическими ссыльными и «неугождение» к местным властям попал у них в немилость и в 1911 г. по ходатайству митр. Антония (Вадковского) переведен, хотя и с понижением в должности, инспектором Архангельской ДС .

6 авг. 1912 г. хиротонисан во епископа Петровского. Хиротонию, состоявшуюся в саратовском Спасо-Преображенском мон-ре, возглавил Саратовский и Царицынский еп. Алексий (Дородницын). Д. был назначен 2-м викарием Саратовской епархии и настоятелем Спасо-Преображенского мон-ря. Поддерживал отношения с представителями левых партий (А. Ф. Керенским, В. М. Черновым и др.), покровительствовал уволенным семинаристам, принимал многочисленных просителей из простого народа, чем вызвал недовольство у губ. властей и крайне правых организаций. 16 дек. 1916 г. переведен епископом Кустанайским, 1-м викарием Оренбургской епархии. Проживал в Оренбурге, исполнял церковно-адм. обязанности по отношению к вверенным ему приходам Оренбургского и Орского уездов и Тургайской обл. Под попечением Д. находилась миссионерская деятельность в епархии, включая окормление всех единоверческих приходов. Являлся руководителем оренбургской пастырско-миссионерской школы, председателем Оренбургского епархиального комитета Православного миссионерского об-ва и Миссионерского совета. Награждался орденами св. Анны 2-й степени (1902), св. Владимира 4-й (1908) и 3-й (1913) степени.

В мае 1917 г. участвовал в заочном избрании архиереев в Предсоборный Совет, указав среди кандидатов имя Казанского и Свияжского митр. сщмч. Кирилла (Смирнова). 8 авг. в выступлении на Оренбургском епархиальном съезде по выборам членов Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. подчеркнул роль Церкви как «основы Русского государства», защищал церковную иерархию, каноны и основные установления, называя их сущностью православного вероучения. После назначения министром исповеданий Временного правительства А. В. Карташёва, товарища Д. по СПбДА, с к-рым он поддерживал переписку, получил возможность занять более видную кафедру, но уклонился от этого, по словам Д. «не имея наклонности к личному возвышению в духовном мире».

В 1918 г. Д. возглавил движение духовенства Тургайской обл. за преобразование Кустанайского вик-ства в самостоятельную епархию и после постановления Поместного Собора от 15 апр. того же года «О викарных епископах» возбудил перед Собором соответствующее ходатайство. Отдел Собора о высшем и окружном церковном управлении наметил «в миссионерских целях» преобразование Кустанайского вик-ства в «полусамостоятельное, с непременным пребыванием епископа в г. Кустанае», о чем было доложено 22 июля 1918 г. на заседании Собора (Собор, 1918. Деяния. Т. 8. С. 179). Ранее, в июне того же года, Д. получил согласие от Оренбургского и Тургайского архиеп. Мефодия (Герасимова) о перемещении своей викарной кафедры в Кустанай, что, однако, не было исполнено.

Из-за противодействия архиеп. Мефодия, считавшего нецелесообразным выделение Тургайской обл., где насчитывалось лишь ок. 100 бедных переселенческих приходов, в самостоятельную епархию, подобное решение высшей церковной властью принято не было. Однако в связи с постановлением Поместного Собора от 8 авг. 1918 г. «Об учреждении новых епархий и викариатств» кустанайское духовенство и миряне вновь поставили вопрос о самостоятельной епархии, 11 сент. того же года Оренбургским епархиальным собранием этот вопрос был решен положительно. Архиеп. Мефодий в принципе согласился с постановлением собрания, однако принял решение отложить выделение Челябинского и Кустанайского викариатств в самостоятельные епархии «до более благоприятного времени». Д. было предписано выехать в Челябинск, а затем, «по изыскании в Кустанае средств», прибыть туда.

Отъезд Д. в Челябинск не состоялся, т. к. 21 сент. на него было возложено временное управление Оренбургской епархией в связи с отъездом архиеп. Мефодия в Томск для участия в Сибирском церковном совещании. С дек. 1918 до лета 1919 г. архиеп. Мефодий находился в Челябинске и управлял как Челябинской епархией, так и той частью Оренбургской епархии, к-рая была занята белыми войсками. В это же время Д. исполнял обязанности временного управляющего Оренбургской епархией на территории, контролируемой Красной Армией. В марте 1919 г. Д. был арестован Особым отделом Реввоенсовета при штабе 1-й армии Восточного фронта, но 20 марта освобожден «за неимением данных о противодействии Советской власти».

30 сент. Д. стал епископом Челябинским и Троицким и прибыл в Челябинск 28 дек. того же года. Д. энергично занялся организацией церковной жизни в епархии, регулярно объезжал приходы. В янв. 1921 г. епископ был подвергнут обыску сотрудниками Челябинской ЧК. Ввиду реквизиции части церковных зданий в июле того же года Д. переехал в бывш. ризницу зимнего храма в честь иконы Божией Матери «Одигитрия» закрытого властями челябинского Одигитриевского Богородицкого жен. мон-ря. Под колокольней мон-ря была устроена крестовая церковь. В янв. 1922 г. в ходе очередной поездки по епархии Д. совершил неск. рукоположений и собрал 40 пудов хлеба на строительство новой церкви, на что губ. ЧК отреагировала в информационной сводке фразой «попы поднимают голову». Во время кампании по изъятию церковных ценностей Д. разрешил вслед за Патриархом св. Тихоном сдавать на цели помощи голодающим ценности, не имеющие богослужебного употребления. Д. стремился защитить храмы от разграбления и осквернения. В информационной сводке Челябинской ЧК за 21-23 апр. 1922 г. сообщалось о «контрреволюционной агитации» со стороны Д., к-рый, объезжая епархию, «призывал крестьян защищать церковь от богоотступников».

Д. решительно выступил против обновленчества и не признал обновленческое Высшее церковное управление (ВЦУ). В связи с твердой позицией Д. в местной печати против него была развернута клеветническая кампания по обвинению архиерея в нежелании помогать голодающим. Несмотря на оказываемое на него давление, Д. отказался созвать по требованию обновленцев епархиальное собрание по вопросу отношения к ВЦУ, высказался категорически против созыва Поместного Собора без участия Патриарха Тихона и Свящ. Синода. Д. был против каких бы то ни было реформ со стороны «лиц, выступивших открыто отрицателями Православной Церкви и православной иерархии, отступивших от единения со Святой Церковью».

30 июня 1922 г. Д. был вызван в Челябинский губотдел ГПУ, где от него потребовали подчиниться ВЦУ или в противном случае оставить епархию и удалиться в мон-рь. Д. отказался выполнить это требование и был арестован прямо в кабинете, где происходил допрос. Постановлением ВЦУ от 19 июля он был уволен от управления епархией «за контрреволюционную скверну». Содержался под стражей при губотделе ГПУ, затем - в челябинской тюрьме, в одиночной камере со строгой изоляцией. Д. отрицал предъявленные ему обвинения в «антисоветской деятельности» и настаивал на своей невиновности, ссылаясь на декреты о свободе совести и об отделении Церкви от гос-ва. В окт. того же года по согласованию с начальником 6-го («антицерковного») отд-ния Секретного отдела ГПУ Е. А. Тучковым препровожден в Москву, содержался в Бутырской тюрьме. На допросе заявил, что не признает ВЦУ законной церковной властью и считает каноническим Главой Церкви Патриарха Тихона. Не сумев сломить волю Д., Тучков вернул его дело на доследование в Челябинский губотдел ГПУ. С янв. 1923 г. Д. вновь содержался в челябинской тюрьме.

16 апр. того же года Челябинский губ. суд на закрытом заседании без участия защиты приговорил Д. за якобы проводимую им до революции «активную борьбу против рабочего класса и революционного движения» к расстрелу с понижением наказания до 8 лет заключения в связи с «историческим характером преступлений», а также к 3 годам заключения за «использование религиозных предрассудков масс с целью свержения рабоче-крестьянской власти». 19 июня того же года Кассационная Коллегия по уголовным делам Верховного суда сняла с Д. 1-е обвинение, но оставила в силе 2-е, поставив ему в вину призывы в проповедях к защите веры, и установила наказание в 3 года заключения со строгой изоляцией. Коллегия ходатайствовала перед ВЦИК о неприменении «ввиду тяжести содеянного» к Д. амнистии 1922 г., что было удовлетворено. С нояб. 1923 г. он отбывал наказание во Владимирском политизоляторе.

После освобождения в кон. июня 1925 г. Д. вновь был назначен на Челябинскую кафедру. По поручению Патриаршего Местоблюстителя митр. сщмч. Петра (Полянского) выезжал в г. Троицк Оренбургской губ. для исправления ошибок своего викария, Троицкого еп. Николая (Амасийского), высказывавшегося за примирение с обновленцами и участие в их «поместном» соборе. Д. смог удержать духовенство и мирян от обольщения, разъяснив недопустимость участия в раскольничьих собраниях.

В нач. 1926 г. Д. для выяснения положения церковных дел после ареста митр. Петра выехал в Н. Новгород к Заместителю Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергию (Страгородскому, впосл. Патриарх Московский и всея Руси). Присутствовал при встрече 23 янв. Заместителя Местоблюстителя с Переяславским еп. сщмч. Дамианом (Воскресенским), членом образованного инициаторами григорианского раскола Временного высшего церковного совета (ВВЦС). В ходе этой встречи митр. Сергий обосновал свои канонические права на предстоятельство в Русской Церкви. Вскоре Д. был назначен на Оренбургскую кафедру с возведением в сан архиепископа Оренбургского и Тургайского. 2 апр. 1926 г. в числе 26 архипастырей подписал «Суждение» с порицанием раздорнических действий членов ВВЦС и поддержкой канонических мер прещения, принятых против них со стороны Заместителя Патриаршего Местоблюстителя.

В Оренбурге Д. организовал епархиальное управление, не зарегистрированное властями. В окт. 1926 г. выехал из Оренбурга, не складывая с себя управления епархией. Находясь в Н. Новгороде у митр. Сергия, принял участие в попытке выборов Патриарха путем опроса архиереев. Одним из первых подписал обращение об избрании Патриархом Казанского митр. сщмч. Кирилла (Смирнова), при этом высказался за возможность и иных кандидатур. В нояб. 1926 г. назначен временным управляющим Ташкентской и Туркестанской епархией (по др. данным, был выслан в Ташкент властями), где в то время возникло разделение между сторонниками викарного Семиреченского еп. Сергия (Лаврова), которого подозревали в обновленчестве, и вернувшегося из ссылки Ташкентского еп. свт. Луки (Войно-Ясенецкого). Д. не удалось прекратить разделение, т. к. он не был принят общинами, признававшими еп. Луку. После полугодового пребывания в Ташкенте Д. вернулся в Оренбург.

Поддержал «Декларацию» 1927 г. митр. Сергия. 30 мая 1928 г. в качестве члена Временного Священного Синода при Заместителе Патриаршего Местоблюстителя подписал постановление о преодолении административного разрыва с высшей церковной властью Ярославского митр. священноисп. Агафангела (Преображенского) и группы возглавляемых им епископов. 29 нояб. 1928 г. назначен архиепископом Феодосийским, викарием и, видимо, временным управляющим Крымской епархией. С янв. 1929 г. жил в Феодосии.

25 июня 1930 г. Д. был назначен архиепископом Иркутским. Сумел частично восстановить в епархии церковную жизнь, сильно пострадавшую от гонений в предшествовавшие годы, при нек-рых храмах Иркутска были созданы правосл. сестричества, организован сбор помощи ссыльному духовенству. В февр. 1933 г. арестован вместе с 11 иркутскими священнослужителями по обвинению в «организованной контрреволюционной деятельности среди верующих масс». 16 июня в связи с арестом освобожден от управления епархией и уволен на покой. 22 авг. особое совещание при Коллегии ОГПУ, рассмотрев составленное в Постоянном представительстве ОГПУ в Восточно-Сибирском крае следственное дело, вынесло решение об освобождении Д. и др. арестованных, зачтя им в наказание предварительное заключение. По некоторым данным, в сент. был назначен на Минусинскую кафедру, но в должность, очевидно, не вступил, т. к. до дек. того же года проживал в Иркутске. С янв. 1934 г. архиепископ Ачинский, с мая того же года архиепископ Уфимский. Оставил о себе память как добрый, отзывчивый, бесхитростный человек и заботливый архипастырь.

В янв. 1936 г. назначен архиепископом Ростовским и Азовским. Посетив предварительно в Москве митр. Сергия, прибыл в епархию и поселился у сестры в пос. Батайск. Однако органы местной власти отказали Д. в прописке, и он был вынужден выехать в Москву к митр. Сергию за новым назначением. 26 февр. во время проводов в Ростове-на-Дону сообщил присутствовавшим о причинах своего отъезда из епархии и призвал отстаивать права верующих в установленном законом порядке. Вернувшись в Ростов-на-Дону, 15 марта 1936 г. был арестован органами УНКВД Азово-Черноморского края по обвинению в «активной контрреволюционной агитации и пропаганде». 16 июля того же года Специальной судебной коллегией Азово-Черноморского краевого суда приговорен к 3 годам заключения. Отбывал срок в тюрьме г. Новочеркасска, с марта 1937 г.- в лагере для инвалидов под Томском.

26 авг. того же года арестован, помещен в тюрьму г. Томска. Обвинялся в том, что как член «кадетско-монархической повстанческой организации «Союз спасения России»» по заданию митр. Сергия «активно готовился к вооруженному восстанию», «вел контрреволюционную агитацию» среди заключенных. Проходил по делу вместе с Рязанским архиеп. сщмч. Иувеналием (Масловским) и уклонившимся в григорианский раскол еп. бывш. Ранненбургским Иоанном (Киструсским), др. священнослужителями. 13 окт. Особой тройкой УНКВД по Новосибирской обл. приговорен к расстрелу. Согласно документам, казнь Д. состоялась вмежду 23 и 25 окт. 1937.

Соч.: Речь пред выборами членов Государственной Думы // Астраханские ЕВ. Отд. неофиц. 1907. № 4. С. 155-159; Речь при наречении во епископа Петровского, 2-го викария Саратовской епархии // ЦВед. Приб. 1912. № 33. С. 1310.
Арх.: РГИА. Ф. 796. Оп. 204. Отд. 1. Ст. 5. Д. 132. Л. 108; ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 263. Л. 79; ЦГА Респ. Узбекистан. Ф. Р-429. Оп. 1. Д. 58. Л. 1-14; Д. 65. Л. 6-8; ЦГИА Респ. Башкортостан. Ф. 394. Оп. 2. Д. 2860. Л. 13; Объединенный ГА Челябинской обл. Ф. Р-77. Оп. 1. Д. 344. Л. 10; Д. 499. Л. 83; Д. 504. Л. 42; Ф. Р-874. Оп. 2. Д. 11; ГА Самарской обл. Ф. 32. Оп. 18. Д. 166. Л. 64 об.-65; ЦА ФСБ. Арх.-след. дело № Р-31639. Л. 57, 66: Архив УФСБ по Челябинской обл. Д. П-24463; Архив УФСБ по Ростовской обл. Д. П-1068; Архив УФСБ по Томской обл. Д. П-9813; Архив УФСБ по Оренбургской обл. Д. 6274-п; Архив УФСБ по Иркутской обл. Д. 7461.
Лит.: Состав Свящ. Правительствующего Всерос. Синода и Рос. Церковной Иерархии на 1917 г. Пг., 1917. С. 184-185; [Сообщение о прибытии в Оренбург на кафедру еп. Кустанайского] // Оренбургские ЕВ. 1917. № 1/2. С. 1; Титлинов Б. В. Что было сделано для церк. мира // ВССПРЦ. 1926. № 7. С. 5-10; Мануил. Русские иерархи, 1893-1965. Т. 3. С. 74-75; Акты свт. Тихона. С. 430, 450, 616, 859, 971; Регельсон Л. Л. Трагедия Рус. Церкви. М., 1996. С. 535, 554; За Христа пострадавшие. Кн. 1. С. 377-378; Макарий. История РЦ. Кн. 8. Ч. 1. С. 730, 751; Цыпин. История РЦ. С. 735; Политбюро и Церковь. Кн. 1. С. 75; Боже В. С. Мат-лы к истории церк.-религ. жизни Челябинска: 1917-1937 гг. // Челябинск неизвестный: Краевед. сб. Челябинск, 1998. Вып. 2. С. 107-198; он же. У истоков Челябинской епархии: Еп. Дионисий Прозоровский // Южный Урал в судьбе России: (К 70-летию Челябинской обл.): Мат-лы науч.-практ. конф. Челябинск, 2003. С. 154-159; он же. Епископы Челябинские, викарии Оренбургской епархии (1908-1918). Челябинск, 2003; «Обновленческий» раскол. С. 249; Мат-лы по истории рус. иерархии: Статьи и док-ты. М., 2002. С. 174, 183, 194; Андреев М., прот. «Мы уйдем из храмов наших…» // Восток свыше: Духовное и лит.-ист. издание. Ташкент, 2003. Вып. 6. С. 48-55; Журавский А. В. Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и тр. сщмч. Кирилла Казанского. М., 2004. С. 131, 158, 252; Зимина Н. П. Непарадный портрет: Архиеп. Дионисий (Прозоровский) в духовной истории России ХХ в. // Уральские Бирюковские чт.: Сб. науч. и науч.-попул. статей. Челябинск, 2006. Вып. 4: Город как феномен культуры. Ч. 2. С. 356-362.
Н. П. Зимина
Ключевые слова:
Архиепископы Русской Православной Церкви Дионисий (Прозоровский Дмитрий Дмитриевич; 1870 - 1937), архиепископ Ростовский-на-Дону
См.также:
АВГУСТИН (Беляев Александр Александрович; 1886-1937), архиеп. Калужский и Боровский, сщмч. (пам. 10 нояб., в Соборе святых Ивановской митрополии и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской и в Соборе Самарских святых)
АВГУСТИН (Виноградский Алексей Васильевич; 1766 - 1819), архиеп. Московский и Коломенский
АВЕРКИЙ (Кедров Поликарп Петрович; 1879-1937), архиеп. Волынский и Житомирский
АВРААМ (Шумилин Алексей Федорович; 1761-1844), архиеп. Ярославский и Ростовский